←  Выдающиеся личности

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Брежнев

Фотография Ученый Ученый 06.06 2020

Брежнев в военном мундире

CS%202336.jpg

Ответить

Фотография ddd ddd 16.07 2020

В дневниках Черняева нашел объяснение знаменитой фразы Брежнева 'Афганистан - это не моя вина'.

29 сентября 1982 г.

В конце прошлой недели, Брежнев был в Баку: вручал орден республике за прошлую пятилетку.

Алиев, который превзошел все рекорды жополижества и холуйства, назвал эти дни «историческими». (Такой вульгарности и пошлости в восхвалениях не было даже при Сталине). И не поймешь — то ли он идиот персонально, то ли от наглого цинизма: мол, натека, выкусите! Я свое получу, а там посмотрим.

Но не в этом пока дело. Воскресенье, действительно, оказалось «историческим».

Еду я в машине на дачу. «Маяк» обозначает 11 часов. Прошу шофера увеличить громкость: прямая передача из Баку. Алиев открывает и предоставляет слово. начинается косноязычие, свидетельствующее о том, что наш лидер находится в плачевной фазе своего мерцающего сознания. Видно, сам не понимает и не слышит, что говорит, и вся энергия на то, чтобы прочитать каждое следующее слово (что не всегда удается). После каждой фразы — аплодисменты, бурные аплодисменты.

Проходит минут десять. Он уже вместо «Азербайджан» произносит «Афганистан» и вдруг совсем замолкает. Какое-то шуршание, потом шум и бурные аплодисменты. И вдруг из приемника его слова: «Это не моя вина». Молчание несколько секунд и еще: «Придется читать сначала». Аплодисменты.

На другой день на работе спрашиваю у тех, кто смотрел по TV, — что произошло? А в программе «Время» все, естественно, было в порядке.

А произошло следующее.

Брежнев прочитал примерно три страницы, напечатанные дюймовыми буквами и в это время на экране заметили смятение Александрова, который сидел в президиуме рядом с Алиевым и был «в створе» оратора, только над ним. Он близоруко и лихорадочно подносил к носу то один текст, то другой, всплескивая руками. Опять проделывал движения от одной папки к другой, наконец, вскочил и побежал к трибуне. Подскочил к оратору с одного бока. Тот глянул на него невидящим оком и продолжал читать. Александров подскочил с другого бока, делая знаки, но оратор отмахнулся от него и продолжал читать. Наконец, «Воробей» вынужден был взять оратора за локоть. И в этот момент камеры были переведены на зал, Алиев начал бурно аплодировать, чтоб замять неловкость и заполнить паузу.

Слова «не моя вина» были произнесены тогда, когда камера вновь была направлена на трибуну и был виден поспешно удаляющийся Александров-Агентов Андрей Михайлович. При этих словах в его сторону был брошен гневный взгляд.

Итак, он читал не тот текст и не заметил бы этого до самого конца, даже несмотря на появление в нем слова «Афганистан». Как выяснилось потом(я сам мог сличить то, что слышал в машине, с опубликованным через день текстом выступления Брежнева на встрече с руководством республики) — он читал именно этот последний текст, в котором были и конфиденциальные моменты, не предназначавшиеся для печати.

Увы! Не прошло и двух недель, как подтвердились наши с Бовиным опасения насчет того, что при таком положении можно подсунуть что угодно и это тут же становится политикой, против которой никто не осмелится пошевельнуть пальцем.

И в самом деле: его показывали много, когда возили и водили по разным «объектам» в Баку. Вид у него законченного маразматика.

Протокол его встреч там был сверстан с протокола пребывания главы государства в иностранном государстве: почетный караул, махание саблей, гимны СССР и Азербайджанской ССР, парад войск почетного караула, эскорт машин и мотоциклов… То же самое при возложении у памятников, при проводах. Не говорю уже о национальных танцах «на всем протяжении» и народных толп с флажками и транспарантами — все 30 километров от города до аэропорта.

Первая моя реакция была: так это же нарушение Конституции. Однако, по размышлении стало ясно — Алиев предложил такой протокол и никто не осмелился двинуть языком.

Сегодня Брутенц принес в кармане вырезку из газеты «Бакинский рабочий». Стихи Саляма Рустама, народного поэта Азербайджана. Напоминает Сулеймана Стальского и Джамбула, только они до таких вершин не поднимались: там и вождь, и сияние, и счастье в каждом сердце от одного взгляда, и мудрость, и источник всех благ. Словами (своими, нормальными) это не передаваемо.

Я прочел и хохочу. А Карэн мне говорит: привезли из Баку, т. е. все прекрасно всё видят. Парадокс состоит в том, что если ты сейчас велишь размножить это в десятках экземпляров, тебя привлекут за антисоветчину. Потому, что сочтут за издевательство, никто не поверит, что ты всерьез и искренне в восторге от этих стихов.
Ответить

Фотография Armat Armat 16.07 2020

Дед Леонид был неплохим человеком, но склонялся к искушениям. Я помню, ещё будучи студентом первого курса, раскрыл на случайной странице учебник по психиатрии, где освещался клинический случай паранойи с маниакальным бредом величия.Один чувак намалевал себе ксиву, где было указано, что носитель сего удостоверения является четырежды героем мира и имеет право носить все награды, а также все блестящие предметы.


Сообщение отредактировал Armat: 16.07.2020 - 02:14 AM
Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.07 2020

Он уже вместо «Азербайджан» произносит «Афганистан»

Между прочим, Горбачев, который по сравнению с другими генсеками говорил неплохо, тоже не мог произнести слово Азербайджан. Этот государственный муж, закончивший МГУ, произносил "Азибарджан".

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.07 2020

Алиев, который превзошел все рекорды жополижества и холуйства

Алиев был хорош, но по части подобострастия и восхвалений чемпионом был Шеварнадзе.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.07 2020

"Тройной Брежнев". Как умел, а главное, любил целоваться советский генсек.

 

Известный своими политическими высказываниями, которые впоследствии стали историческими крылатыми фразами, Леонид Ильич Брежнев "вошел" в историю и как безусловный "мастер поцелуя".

 
Вряд ли в 70-х годах нашелся бы хотя бы один чех, который бы не знал, что такое «тройной Брежнев» (по одному поцелую в обе щеки и финальный — в губы). Поцелуй Леонида Ильича и генерального секретаря Коммунистической партии Чехословакии Густава Гусака произвели на жителей некогда братской страны такое неизгладимое впечатление, что воспоминания об этом историческом событии живы в сердцах пожилых чехов до сих пор.

 

Однажды Брежнев предпринял попытка поцеловать румынского лидера Николае Чаушеску во время одной из официальных встреч. Однако, глава Румынии оказался единственным, кто прямо и категорично отказался от этого "ритуала", так как был от

природы крайне брезглив.

 

В 1971 году произошла еще одна неудавшаяся попытка «тройного Брежнева», на этот раз жертвой генсека должна была стать сама "железная леди" Маргарет Тэтчер. Однако мадам премьер-министру удалось таки тактично увернуться от этого широкого дружественного жеста, неприемлемого для чопорных англичан.

 
 
В 1973 году, после того, как немного приоткрылся железный занавес, в СССР приехала делегация из США. После проникновенной речи генсека к нему подошла с цветами молоденькая американка, которую любвеобильный генсек тут же расцеловал с присущей только ему страстью и самоотдачей! Неизвестная доселе никому учительница хореографии Энни Холлман в одночасье стала известной на весь мир!

Джимми Картер, 39-й президент Соединенных Штатов, был единственным американским президентом, удостоенным поцелуя знаменитого советского генсека.

Говорят, что "мощный" поцелуй Брежнева с Иосипом Броз Тито был такой силы, что, по слухам, даже повредил губу югославскому лидеру.

 

В 1968 году арабский лидер Ясир Арафат впервые посетил СССР, где ему устроили встречу с генсеком ЦК КПСС. Палестинский лидер быстро завоевал доверие Кремля, что может подтвердить знаменитый тройной брежневский поцелуй.

 

В 1974 году впервые летевший в СССР кубинский лидер уже знал о ритуале генсека целовать гостей при встрече. При этом он понимал, что станет посмешищем у себя на родине, если позволит "этому" произойти. Но бы не был "самим Фиделем", и был найден весьма оригинальный выход. По трапу Фидель Кастро сбежал с огромной дымящейся сигарой в зубах, не позволившей Брежневу опозорить кубинца перед его соотечественниками.

 

Самый известный поцелуй Леонида Ильича — с Эрихом Хоннекером, руководителем ГДР, в 1971 году. Этот акт дружбы народов был даже изображен на Берлинской стене молодым, но очень талантливым художником Дмитрием Врубелем. «Братский поцелуй» так же стал и символом падения Берлинской стены.

https://zen.yandex.r...utm_source=serp

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.07 2020

Граффити на Берлинской стене, изображающее поцелуй Брежнева и Хонеккера. 

 

IMG_6848-400x600.jpg

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.07 2020

Визит Брежнева в Ташкент в 1982 г.

 

Визит в Ташкент и правда прошел не лучшим для генсека образом.  Леонид Брежнев находился не в лучшем физическом состоянии, но повод — вручение Узбекистану ордена Ленина за достижения в народном хозяйстве — требовал присутствия главы Компартии. Программа была напряженной: перед торжественным заседанием в Ташкенте Брежневу и первому секретарю ЦК Компартии Узбекистана Шарафу Рашидову предстояло посетить несколько крупных предприятий, в том числе Авиационный завод имени Чкалова, где собирали военно-транспортные самолеты Ил-76МД.

 

В какой-то момент авиазавод из программы вычеркнули, решив, что времени не хватит. Брежнев это заметил и в ультимативной форме потребовал отвезти его на запланированную встречу с рабочими. Начальник личной охраны генерал Александр Рябенко попытался отговорить его от поездки, однако генсек настоял на своем. Руководство завода оповестило рабочих, что встреча с Брежневым все-таки состоится. В сборочный цех ринулись все кому не лень. По оценкам сотрудников охраны, в самом помещении и вокруг него собралось около 15 тысяч человек.

Неприятности начались сразу же: машина сопровождения не сумела пробиться сквозь толпу у ворот цеха. Брежнев медленно передвигался в тесном кольце рабочих, охранники пытались убедить его вернуться, но генсек неторопливо шел вперед. Леса, возведенные вдоль фюзеляжей строящихся самолетов, были переполнены людьми.

Система рухнула и придавила вождя

 

Телохранитель Брежнева Владимир Медведев описал происходившее в своих мемуарах: "Леонид Ильич почти уже вышел из-под самолета, когда раздался вдруг скрежет. Большая деревянная площадка — во всю длину самолета и шириной метра четыре — под неравномерной тяжестью перемещавшихся людей рухнула!.. Люди по наклонной покатились на нас. Леса придавили многих. Я оглянулся и не увидел ни Брежнева, ни Рашидова, вместе с сопровождавшими они были накрыты рухнувшей площадкой". 

 
 

Когда леса подняли, охранники увидели следующую картину: "Леонид Ильич лежал на спине, — вспоминал Медведев. — Рядом с ним — Володя Собаченков (один из сотрудников личной охраны Брежнева. — Прим. ТАСС). С разбитой головой. Мы с доктором Косаревым подняли Леонида Ильича. Углом металлического конуса ему здорово ободрало ухо, текла кровь. Помогли подняться Володе Собаченкову, сознания он не потерял, но голова была вся в крови... Серьезную травму, как потом оказалось, получил начальник местной "девятки", зацепило и Рашидова".

 

Доктор Косарев поинтересовался, может ли идти Брежнев, в ответ генсек пожаловался на боль в ключице. В цех вызвали машины, но проехать не давала толпа. Тогда генерал Рябенко выхватил пистолет и принялся прокладывать дорогу к автомобилю. Только так удалось эвакуировать пострадавших с авиазавода.

4461932.jpg
После инцидента на авиазаводе Леонид Брежнев не мог поднять руки даже для аплодисментов. На фото — торжественное заседание в Ташкенте, 25 марта 1982 года

Рентген показал у Брежнева перелом правой ключицы, однако генсек категорически отказался возвращаться в Москву. Ему предстояло провести еще несколько официальных мероприятий, в числе произнести длинную речь на торжественном заседании и приколоть на знамя республики орден Ленина.

 

Когда делегация все же вернулась в столицу, врачи обнаружили смещение сломанной ключицы. Операцию под общим наркозом из-за проблем с сердцем делать побоялись, и генсек надолго залег в больнице на улице Грановского. По словам опытного царедворца академика медицины Евгения Чазова, "все делали хорошую мину при плохой игре, делая вид, как будто бы ничего с Брежневым не происходит".

На самом деле после происшествия в Ташкенте Брежнев так и не оправился до самой смерти. И это его состояние обострило борьбу за власть в верхушке Компартии.

https://tass.ru/politika/4112358

Ответить