←  Культура

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Тайны рождения известных литературных перс...

Фотография Марк Марк 18.03 2021

Меня ничто не убедило в вашем рассказе.

 

Хе, зная вас с десяток лет ничуть не сомневался в подобном ответе.  :D  Да и не собирался убеждать. Просто поделился тем что нашел и разузнал.

 

Тот же Терентьич мог быть выходцем из Малороссии.

 

На Малороссии клин сошелся? Он мог быть откуда угодно родом, только в описании Авдеевой ничто не указывает на его малороссийское происхождение. Он не домочадец Полевых, его не привезли с собой в Иркутск - из местных нанят. Деду семь десятков лет было.  :)  

Ответить

Фотография Марк Марк 18.03 2021

То есть тогда, когда культурные слои Великороссии и Малороссии интенсивно перемещались по европам, знали зарубежную литературу лучше, чем отечественную, воспитывались сами и воспитывали своих детей при помощи зарубежных воспитателей и учителей.

 

Не Авдеева, ни Иван Билык (Рудченко) не выезжали в Европы и не имели иноземных учителей. Переводами занимался соавтор и брат Ивана Яковлевича - Панас Мирный. Переводил рассказы Тургенева на украинский. Занимался переводами и Иван. Гейне переводил, Байрона, Мицкевича. Только не с языка оригинала. Ни тот не другой не окончили даже гимназии - материальное положение не позволяло. Постигали азы образования у бухгалтера папеньки. Институтов тоже не кончали.  Посему подвизались в основном на чиновничьей службе в счетных палатах уездных городков украинских. Тем не менее одаренному и удачливому Ивану Яковлевичу удалось достичь умопомрачительных результатов на ниве финансов - на излете лет своих был зачислен членом совета министерства финансов в Петербурге.  

Не имела высшего образования и Авдеева.

Ответить

Фотография Яго Яго 18.03 2021

 

То есть тогда, когда культурные слои Великороссии и Малороссии интенсивно перемещались по европам, знали зарубежную литературу лучше, чем отечественную, воспитывались сами и воспитывали своих детей при помощи зарубежных воспитателей и учителей.

 

Не Авдеева, ни Иван Билык (Рудченко) не выезжали в Европы и не имели иноземных учителей. Переводами занимался соавтор и брат Ивана Яковлевича - Панас Мирный. Переводил рассказы Тургенева на украинский. Ни тот не другой не окончили даже гимназии - материальное положение не позволяло. Постигали азы образования у бухгалтера папеньки. Институтов тоже не кончали. Не имела высшего образования и Авдеева.

 

Почему вы топите за право первой руки именно Авдеевой? Переложить, например, английскую сказку мог кто угодно, и когда угодно - задолго до Авдеевой.

Рассказали ее, предположим,  Онегину мадам или месье, а тот напел ее на ушко Танюше. И пошла писать губерния.

Может статься, что Иван Мазепа прочитал или услышал сказочку во время своих путешествий по Европе.

Даже Петр Алексеевич мог способствовать перенесению английской сказки на российскую землю. Ведь, известно, сколь милы ему были европейская культура и быт, сколько всего европейского, нужного и ненужного, перетащил самодержец из Европы.

Даже Ломоносов мог сподобиться.

Те же польские шляхтичи могли через украинцев передать русским английского пряничного человечка.

 

Так что на безрыбье и рак - рыба. И Авдеева здесь не может служить окончательным авторитетом.


Сообщение отредактировал Яго: 18.03.2021 - 13:07 PM
Ответить

Фотография Марк Марк 18.03 2021

Переложить, например, английскую сказку мог кто угодно, и когда угодно - задолго до Авдеевой.

 

Надо не только переложить, но еще и в сознание народа запустить, да так что б они ее за собственную посчитали и детишкам на сон грядущий рассказывали.

Ответить

Фотография Jim Jim 18.03 2021

Я не знаю, когда была сочинена в Англии сказка о пряничном человечке, но вполне возможно, что именно эта сказка и могла быть переложена на славянский лад.

"Сказка о пряничном человечке" (The Gingerbread Man)  была впервые издана в США в 1875 г. , т.е. более чем через 30 лет после выхода сборника сказок Авдеевой. Единственной близкой по времени публикацией сказки со схожим сюжетом является норвежская сказка Pannekaken (Блин) , изданная в 1842-1844 г. в сборнике Norske Folkeeventyr. Вот ее текст на английском:

http://www.pitt.edu/...025.html#norway

Ответить

Фотография Jim Jim 18.03 2021

Переложить, например, английскую сказку мог кто угодно, и когда угодно - задолго до Авдеевой.

Joseph Jacobs published "Johnny-Cake" in his English Fairy Tales (1890), basing his tale on a version found in the American Journal of Folk-Lore, т.е. английская сказка это версия американской сказки. 

Ответить

Фотография Марк Марк 18.03 2021

Почему вы топите за право первой руки именно Авдеевой?

 

Да не топлю я вовсе за первенство Авдеевой. Я уверен, что именно Gingerbread Man (в англ. варианте Johnny-Cake) стал прообразом Колобка. Посему не понимаю почему украинские "лингвисты" приписывают пальму первенства именно себе.

P.S.

Учитывая поправку Jim'a английский прообраз Колобка предпочтительнее. Хотя уже начинаю сомневаться кому принадлежит пальма первенства. Уж не произошло ли обратного заимствования? Авдееву переводили на иностранные языки уже в то время.

Ответить

Фотография Jim Jim 18.03 2021

Учитывая поправку Jim'a английский прообраз Колобка предпочтительнее

С чего? Английский прообраз Колобка самый поздний и основан на американском. Единственный вариант по времени это норвежский, но там блин в конце сказки съедает поросенок и издан он  практически одновременно со сборником сказок Авдеевой.

Ответить

Фотография Яго Яго 18.03 2021

 

Переложить, например, английскую сказку мог кто угодно, и когда угодно - задолго до Авдеевой.

 

Надо не только переложить, но еще и в сознание народа запустить, да так что б они ее за собственную посчитали и детишкам на сон грядущий рассказывали.

 

Легче легкого. Вспомните, какой прием был обеспечен у публики  Гоголевских "Вечеров...". Да и появление сборника русских сказок Авдеевой сразу вызвал взрыв читательского интереса. За 37 лет сборник пережил восемь переизданий. То есть до Авдеевой издавались сказки, но имеено ее сборник стал для общества открытием.

Подумалось, если бы эти сказки были давно основой детского воспитания великоросов, то такой огромный интерес в безграмотной стране, вряд ли мог возникнуть столь быстро и сильно.

Вот мы с вами знаем Колобка давно и в совершенстве, и чтобы рассказать ее внукам, нам не требуется книга. Наоборот, устный живописный рассказ сильнее воздействует на детскую психику. Что чаще просят у нас внуки - прочитать или рассказать? Конечно, рассказать. Если, разумеется, рассказчик с выдумкой, как тот Терентьич Авдеевой. Что запомнил больше всего Пушкин? Рассказы няни Арины Радионовны.

Ответить

Фотография Яго Яго 18.03 2021

 

Учитывая поправку Jim'a английский прообраз Колобка предпочтительнее

С чего? Английский прообраз Колобка самый поздний и основан на американском. Единственный вариант по времени это норвежский, но там блин в конце сказки съедает поросенок и издан он  практически одновременно со сборником сказок Авдеевой.

 

Джим, вы облегчаете мне задачу! В Западной и Северной Европе существовало несколько вариантов сказки про хлебного человечка, который был съеден потому, что был хвастуном и неслухом.

То есть эта поучительная история имела свое хождение всюду, а не только в России. Может быть скандинавский эпос и является основой для этой истории? Из Скандинавии сказке было проще попасть в Англию, а затем в США, и также просто в славянские земли.


Сообщение отредактировал Яго: 18.03.2021 - 13:59 PM
Ответить

Фотография Марк Марк 18.03 2021

и издан он  практически одновременно со сборником сказок Авдеевой.

 

Сказки созданные по принципу кумуляции схожи у многих народов. В классификации их относят в разряд реликтовых. 

Ответить

Фотография Jim Jim 18.03 2021

Сказки созданные по принципу кумуляции схожи у многих народов.

Сказки про сбежавшую пищу (блины, пирожки, головки сыра) есть у многих европейских народов. Есть у норвежцев, у немцев, у англо-саксов, у венгров, у восточных славян. 

Ответить

Фотография Марк Марк 18.03 2021

Поэтому искать время заимствования ли, взаимного проникновения ли - тщетный труд. В отличии от установления первородства в среде братских народов. Особливо пересказанных слово в слово.  :)

Ответить

Фотография Jim Jim 18.03 2021

Поэтому искать время заимствования ли, взаимного проникновения ли - тщетный труд

Да, скорее всего положительного результата не будет.

Ответить

Фотография ddd ddd 03.04 2021

Хемингуэй не писал про детские ботиночки, а Холмс не говорил «Элементарно, Ватсон»
И еще несколько историй, в которые верят до сих пор: от Диккенса с Рождеством до отравительницы Бронте


Писателей часто окружают легенды, которые имеют мало общего с реальностью. Рассказываем про желание Вольтера «умирать за чужие убеждения», 38 отказов Маргарет Митчелл и другие популярные мифы.

Диккенс не был жадиной и не придумывал Рождество

Существует мнение, что романы Чарльза Диккенса были такими длинными потому, что ему платили за каждое слово. Но Диккенс вовсе не был настолько жаден — его прибыль зависела от продаж, а не от количества написанных слов. Автор действительно сделал популярными длинные романы-«сериалы», которые печатались по частям — и просто планировал их заранее согласно количеству глав. 

Другой миф, связанный с Диккенсом — о том, что писатель «придумал Рождество». Литературовед Ф. Дж. Киттон в 1903 году написал о Диккенсе статью под названием «Человек, который изобрел Рождество», и последний байопик о британском писателе с Дэном Стивенсом в главной роли назван именно в честь этой статьи. Но на самом деле Диккенс попросту привлек внимание британской аристократии к забытому и немодному празднику, который простые люди все это время продолжали отмечать. Неудивительно, что в книге «Рождественская песнь в прозе» критикуется именно богатый скряга Скрудж, забывший истинный смысл Рождества:

«Веселые святки! Веселые святки! Да провались ты со своими святками! Что такое святки для таких, как ты? Это значит, что пора платить по счетам, а денег хоть шаром покати. Пора подводить годовой баланс, а у тебя из месяца в месяц никаких прибылей, одни убытки, и хотя к твоему возрасту прибавилась единица, к капиталу не прибавилось ни единого пенни».


Эрнест Хемингуэй не писал о детских ботиночках

«For sale: baby shoes, never worn» / «Продаются детские ботинки, неношеные»

Вы все еще плачете над «самым коротким рассказом, способным растрогать любого»? Это не проблема, главное — не приписывайте его Эрнесту Хемингуэю. Легенда о том, что рассказ из шести слов принадлежал именно ему и был результатом соревнования нескольких писателей в краткости, стала популярной тридцать лет назад благодаря фантасту Артуру Кларку, который признался, что эти слова до сих пор его расстраивают.

Казалось бы, в пользу авторства Хемингуэя говорила и его знаменитая любовь к максимальной краткости. Однако впервые очень похожий заголовок газетной заметки — про трагическую историю матери, якобы потерявшей ребенка — можно встретить еще в 1910 году, когда Хэму было всего десять лет. И даже если допустить, что заметка запомнилась автору с детства, вариации этой же истории можно встретить в прессе в 1917 году. А в 1921 она уже пародировалась как излишне сентиментальная: в конце концов, детские ботиночки можно продать элементарно потому, что дети очень быстро растут.


«Элементарно, мой дорогой Ватсон» — это не Артур Конан Дойл

Благодаря популярности рассказов о Шерлоке Холмсе и их бесчисленным экранизациям большинство из нас могут считать себя знатоками детективной вселенной Конан Дойла. Но дотошный читатель ни в одной из историй о Шерлоке Холмсе не найдет фразы «Элементарно, мой дорогой Ватсон». Вы найдете фразу «Элементарно» хотя, казалось бы, все ее слышали: Холмс часто говорит и «мой дорогой Ватсон», но никогда в одном и том же предложении.

myths-2.jpeg
Клайв Брук и Мириам Джордан в фильме «Шерлок Холмс». Режиссер Уильям К. Ховард, 1932 год. Источник: imdb.com

Похоже на то, что фраза стала популярной благодаря многочисленным пародиям на рассказы о Холмсе. Впервые она появилась в 1901 году в нортгемптонской газете, в короткой пародии, где преступления расследовали персонажи по имени Шейлок Комбс и Потсон. Именно там Комбс дословно говорит: «Элементарно, мой дорогой Потсон».

Позже в таком виде (но уже с фамилией Ватсон) цитата начинает использоваться в более серьезных материалах и появляется у другого знаменитого британца, Пелама Гренвилла Вудхауса, в одном из его романов, где герои обсуждают приключения Холмса. Наконец, эти слова всплывают в экранизациях книг о Холмсе и кочуют из одной в другую по сей день — несмотря на то, что Конан Дойл их никогда не писал.


Вольтер не собирался умирать за чужие убеждения

«Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать» — этой цитатой (якобы из Вольтера) часто подкрепляются дискуссии о том, что такое истинная свобода слова. Но проблема в том, что сам Вольтер никогда не выражал намерений отдать жизнь за свободу слова — на самом деле эта фраза принадлежит американской писательнице рубежа XIX–ХХ веков Эвелин Беатрис Холл, которая публиковалась под псевдонимом Стивен Таллентайр.

Она написала несколько книг о жизни французского просветителя, в том числе «Друзья Вольтера» — и именно там эти слова произносятся Вольтером-персонажем. Сама Холл даже была вынуждена обратиться к общественности по радио и еще раз подчеркнуть, что цитату — при всей ее броскости — нельзя приписывать Вольтеру лично.


Джейн Остин не была мрачной и непопулярной

Тот факт, что Джейн Остин не могла публиковаться под своим именем и не вышла замуж, превратил ее в глазах общественности в трагическую затворницу сродни поэтессе Эмили Дикинсон, которая одно время действительно долго не выходила из своей комнаты. Также многие читатели смешивают писательницу и ее героинь. Вот что отмечает автор биографии Остин Люси Уорсли:

«Какой вклад внесла жизнь в Бате (маленький городок на юге Англии. — Прим. ред.) в творчество Джейн? Традиционно считается, что ее долгое пребывание в этом городе (куда она переехала помимо своей воли) было бесплодным и безотрадным. Многие склонны приписывать ей чувства Энн Эллиот из „Доводов рассудка“, которая „по-прежнему… решительно, хотя и молча, не любила Бата“».

Однако Остин, несмотря на небогатую семью, вела достаточно активную общественную жизнь и часто путешествовала по стране. Более того, ее анонимность не была полной — многим была известна личность писательницы, а однажды она даже удостоилась аудиенции у принца-регента. В то же время нужно признать, что прижизненную популярность Остин невозможно даже приблизительно сравнить с нынешним культом ее личности.


Франкенштейн Мэри Шелли — не тот, о ком мы думаем

Одна из наиболее распространенных ошибок, которую допускают даже читавшие роман Мэри Шелли — называть чудовища или объекты, неудачно слепленные из разных частей, словом «Франкенштейн». Но в книге у самого монстра никакого имени нет, а Франкенштейн — это фамилия его создателя.

«Я — твое создание и готов покорно служить своему господину, если и ты выполнишь свой долг передо мною. О, Франкенштейн, неужели ты будешь справедлив ко всем, исключая лишь меня одного, который более всех имеет право на твою справедливость и даже ласку? Вспомни, ведь ты создал меня».


myths-1.jpeg
Борис Карлофф в фильме «Франкенштейн». Режиссер Джеймс Уэйл, 1931 год. Источник: imbd.com

А еще благодаря классической киноадаптации 1939 года многие верят, что у Франкенштейна был напарник, горбун по имени Игорь. Но в оригинальном тексте Шелли такого персонажа просто нет. Тем не менее, Игорь в кино оказался настолько колоритным, что стал кочевать по экранизациям и пародиям вместе с доктором Франкенштейном.


Шарлотта Бронте не убивала своих родных

Семейство Бронте отличалось невиданным литературным талантом: три сестры, ШарлоттаЭмили и Энн, каждая написали по знаменитому роману — «Джейн Эйр», «Грозовой перевал» и «Агнес Грей» соответственно. Вместе с тем ранняя и трагическая смерть Эмили, Энн и их брата Бранвелла породила мрачную сплетню о том, что их отравила Шарлотта. 

Есть целая теория, согласно которой за трагедией Бронте стоял мужчина по имени Артур Николс Белл, местный священник. Предполагается, что Белл соблазнил Шарлотту и убедил ее избавиться от других претендентов на наследство — а когда их не стало, женился на ней. Подозрительным образом и сама Шарлотта вскоре умерла, оставив Белла единственным наследником.

Впрочем, у историков и литературоведов есть объяснение попроще — туберкулез (а в случае с Шарлоттой — еще и осложнение беременности). Стоит помнить, что в начале XIX века средняя продолжительность жизни составляла немногим более 25 лет, и большинство излечимых сегодня болезней становились смертным приговором. Кроме того, по словам очевидцев, недолгие отношения Шарлотты и Артура Белла были счастливыми — после ее смерти он даже ухаживал за ее отцом. Но остаток жизни был вынужден скрываться от назойливых биографов.


Маргарет Митчелл не отказывали тридцать восемь раз

Есть распространенный миф о том, что Маргарет Митчелл отказали в публикации «Унесенных ветром» целых 38 раз. Этот «факт» используется в основном для того, чтобы научить молодых писателей не сдаваться после неудач — однако его легко опровергнуть, обратившись к биографии писательницы. 

Митчелл начала писать роман, восстанавливаясь после травмы ноги, не дававшей ей вести полноценную социальную жизнь. Вдохновением ей послужили рассказы дедушки о жизни американского Юга и собственный травматичный опыт: гибель любимого во время Первой Мировой войны, смерть матери от «испанки», абьюзивный первый брак. Публиковаться она не собиралась и писала книгу тайно, с большими перерывами из-за проблем со здоровьем.

Но у Митчелл была подруга по имени Лоис Коул, которая работала в издательстве Macmillan и убедила редактора Гарольда Лэтема прочитать неоконченную рукопись. Лэтем сразу же почувствовал, что у него в руках бестселлер, и настоял на том, чтобы Митчелл закончила работу над книгой. Спустя полгода редактуры, в 1936 году, роман вышел тиражом в 10 000 экземпляров — и тут же понадобилось допечатывать еще 50 000. Таким образом, Митчелл не только не пережила ни одного отказа с «Унесенными ветром», но, можно сказать, испытала невиданное для молодого автора везение.

Ответить