←  Доисторические времена

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Почему человек стал разумным

Фотография Gundir Gundir 30.01 2018

Изучение древних черепов показало, что важен не только размер мозга, но и его форма

http://elementy.ru/n...ego_<br />forma

evolution_of_modern_human_brain_shape_fi

 

Мозг современных людей имеет округлую форму, нетипичную для других Homo. Анализ эндокранов сапиенсов из разных эпох, а также неандертальцев, гейдельбергских людей и эректусов показал, что у сапиенсов мозг эволюционировал не так, как у других людей. Объем мозга достиг современных значений еще 300 000 лет назад и больше не рос. Форма мозга у наших предков в то время была еще архаичной, промежуточной между поздними эректусами и неандертальцами. Потом мозг начал постепенно округляться, а полностью современной его форма стала лишь в промежутке от 100 000 до 35 000 лет назад. Тогда же, судя по археологическим данным, резко ускорился культурный прогресс. Полученные результаты, наряду с данными палеогенетики, говорят о том, что в строении и функции мозга сапиенсов после их отделения от предков неандертальцев произошли важные изменения, которые, возможно, и позволили нашему виду захватить планету, вытеснив все прочие человеческие популяции.

Мозг современных людей приобретает свою характерную округлую форму в последние месяцы внутриутробного развития и в первый год после рождения. В развитии нашего мозга есть особая «фаза глобуляризации», которой нет у человекообразных обезьян и неандертальцев. Глобуляризация сопровождается быстрым ростом объема мозга и ускоренным формированием нейронных связей. По-видимому, именно в это время формируются важнейшие структурные и функциональные особенности мозга, определяющие наши отличия от других гоминид (см.: Мозг у неандертальцев рос иначе, чем у сапиенсов, «Элементы», 17.11.2010). Поэтому для понимания эволюции нашего вида важно разобраться в том, как и когда мозг наших предков приобрел свою округлую форму.

Данный вопрос стал особенно актуальным, когда удалось датировать находки из местонахождения Джебель Ирхуд в Марокко (см.: Люди из Джебель Ирхуд — ранние представители эволюционной линии Homo sapiens, «Элементы», 13.06.2017). Черепа из Джебель Ирхуда оказались чрезвычайно древними (300 000 лет), хотя по своей морфологии они мало отличаются от современных, особенно в своей лицевой части. Главное отличие затрагивает как раз форму мозга: у людей из Джебель Ирхуда мозг не глобулярный, а вытянутый в передне-заднем направлении, примерно как у неандертальцев и других архаичных Homo. В итоге этих людей интерпретировали как ранних представителей сапиентной эволюционной линии, у которых лицевая часть черепа уже приобрела современный вид, а черепная коробка еще сохраняла архаичные черты. Считать ли их уже «настоящими сапиенсами» или только «предками сапиенсов» — вопрос договоренности, интересный только узким специалистам.

Ученые из Института эволюционной антропологии Общества Макса Планка в Лейпциге — авторы упомянутых выше статей по Джебель Ирхуду и по росту мозга у сапиенсов и неандертальцев — решили поподробнее разобраться в последовательности эволюционных событий, которые привели к становлению современных пропорций мозговой коробки у Homo sapiens.

Помимо новых данных по Джебель Ирхуду, особую актуальность этой теме придают недавние открытия сотрудников того же института — палеогенетиков во главе со Сванте Пэабо. Изучение неандертальских и денисовских геномов показало, что в сапиентной эволюционной линии (после ее отделения от предков неандертальцев и денисовцев более 500 000 лет назад) под действием отбора изменились многие гены, влияющие на развитие и работу мозга (подробнее см. в новостях: Геном неандертальцев прочтен: неандертальцы оставили след в генах современных людей, «Элементы», 10.05.2010; Геном денисовского человека отсеквенирован с высокой точностью, «Элементы», 06.09.2012; Между сапиенсами и неандертальцами существовала частичная репродуктивная изоляция, «Элементы», 03.02.2014). В частности, у сапиенсов закрепились мутации в генах NOVA1, SLITRK1, KATNA1, LUZP1, ARHGAP32, ADSL, HTR2B и CNTNAP2. Функции этих генов связаны с ростом аксонов и дендритов и с передачей сигналов в синапсах. Кроме того, у сапиенсов под действием отбора изменился важный регуляторный элемент в интроне знаменитого «гена речи» FOXP2 (T. Maricic et al., 2013. A recent evolutionary change affects a regulatory element in the human FOXP2 gene). По-видимому, это значит, что у сапиенсов после их отделения от предков неандертальцев и денисовцев произошли какие-то важные эволюционные изменения, связанные с развитием и работой мозга. На анатомическом уровне это вполне могло проявиться в изменении формы мозга.

Авторы детально изучили форму эндокрана (слепка мозговой полости) у 20 хорошо сохранившихся разновозрастных черепов, относящихся к сапиентной эволюционной линии (сапиенсы и «пресапиенсы», начиная от Джебель Ирхуда и Омо-II (см. 195 000 лет назад в Эфиопии жили «анатомически современные» люди, «Элементы», 24.09.2008), восьми неандертальцев, двух гейдельбергских людей и восьми эректусов (рис. 2). Для сравнения были взяты 89 современных черепов со всего мира. От прежних подобных исследований данная работа отличается, во-первых, большим размером выборки, во-вторых, намного большим числом «опорных точек» на поверхности эндокрана, что позволяет более детально охарактеризовать форму мозга.

Рис. 2. Список исследованных черепов. Для каждого черепа указано местонахождение, возраст в тысячах лет (ky) и объем эндокрана в миллилитрах. Таблица из обсуждаемой статьи в Science Advances

Основные результаты проведенного анализа отражены на рис. 3.

Рис. 3. Анализ формы эндокрана древних и современных людей при помощи метода главных компонент. Треугольники и оранжевая область — эректусы, ромбы — гейдельбергские люди, квадраты и красная область — неандертальцы, голубая область — современные люди, синие круги и области — древние сапиенсы (1 — древнейшие представители сапиентной линии, жившие в Африке 300–200 тысяч лет назад; 2 — сапиенсы из Восточной Африки и Леванта, жившие 130–100 тысяч лет назад, 3 — верхнепалеолитические сапиенсы возрастом 35–10 тысяч лет). Расплывчатые границы областей отражают неопределенности в реконструкциях деформированных черепов. Стрелки показывают направленность эволюционных изменений (временные тренды). Рисунок из обсуждаемой статьи в Science Advances

Форма мозга менялась направленно в ряду «древние эректусы — поздние эректусы — неандертальцы». Черепа гейдельбергских людей (ромбы на рис. 3) укладываются в этот тренд, обозначенный черной стрелкой и сопряженный с постепенным увеличением объема мозга. Можно сказать, что неандертальцы продолжили эволюционную тенденцию, заданную еще эректусами: если изменения мозга, происходившие у эректусов, экстраполировать в будущее, то получим как раз мозг неандертальца.

В сапиентной линии эволюция мозга пошла в другую сторону. Древнейшие представители сапиентной линии по форме мозга занимали промежуточное положение между эректусами и неандертальцами (синяя область 1 на рис. 3). Что логично, поскольку эти «пресапиенсы» не успели еще далеко уйти от общих предков сапиенсов и неандертальцев. Второй четкий хронологический тренд (темно-синяя стрелка) связывает древнейших сапиенсов («пресапиенсов») с более поздними (синие области 2 и 3) и с современными людьми (голубая область). В этом ряду форма мозга тоже менялась направленно, но направление было иным. Кроме того, в данном случае изменение формы не было сопряжено с увеличением объема (по объему мозга древнейшие представители сапиентной линии не уступают поздним).

Как показывает рисунок, древнейшие сапиенсы или «пресапиенсы» (синие области 1 и 2) по форме мозга отличаются от современных людей, и только позднепалеолитические сапиенсы, жившие 35–10 тысяч лет назад (синяя область 3), полностью укладываются в диапазон современной изменчивости. Это значит, что мозг наших предков приобрел свои нынешние очертания в период от 100 до 35 тысяч лет назад.

Эволюционный переход от исходного (условно говоря, джебель-ирхудского) состояния к современному был постепенным. Хронологический тренд, показанный темно-синей стрелкой на рис. 3, соответствует постепенной глобуляризации мозга: лобная часть становилась более вертикальной, теменная — более выпуклой, боковые поверхности — более параллельными, затылочная область — округлой и менее «нависающей», мозжечок увеличивался. Все эти тенденции характерны только для сапиентной линии. Они мало связаны с географией: одновозрастные сапиенсы из разных регионов более сходны друг с другом по форме мозга, чем обитатели одного региона, жившие в разные эпохи.

Получается, что у ранних представителей сапиентной линии мозг был уже современного объема, но форму имел архаичную — не глобулярную, а удлиненную, примерно как у поздних эректусов и неандертальцев. Это справедливо не только для двух черепов из Джебель Ирхуда, но и для более молодого (195 000 лет) черепа Омо II (череп Омо I, по словам авторов, недостаточно хорошо сохранился, а до черепа из Херто возрастом 160 000 лет они не смогли добраться).

Около 100 000 лет назад мозг наших предков имел форму, промежуточную между исходным и нынешним состоянием, а 35 000 лет назад — уже вполне современную, глобулярную. Таким образом, глобулярная форма мозга — недавнее эволюционное приобретение, уникальное для поздних сапиенсов. Или просто для сапиенсов, если считать ранних представителей сапиентной линии не настоящими сапиенсами, а «пресапиенсами» — суть дела от этого не меняется. Кроме того, исследование показало, что глобуляризация шла постепенно: особи, промежуточные по геологическому возрасту, форму мозга имели тоже промежуточную.

По мнению авторов, характер и последовательность изменений формы мозга в сапиентной линии не согласуются с предположением о том, что эти изменения были побочным результатом перестроек других частей черепа (например, лица или челюстей). Исследователи убеждены, что форма мозга, особенно на ранних этапах глобуляризации, менялась не потому, что перекраивались другие части головы, а потому, что сам мозг подвергался реорганизации.

Округлые очертания мозга, характерные для поздних сапиенсов, в индивидуальном развитии формируются во время «фазы глобуляризации». Как говорилось выше, эта фаза приурочена к последним месяцам внутриутробного развития и первому году после рождения. Следовательно, эволюционные изменения мозга взрослых особей, прослеженные в ряду от Джебель Ирхуда до современности, отражают перестройку перинатальных этапов развития мозга, когда закладываются его важнейшие структурные и функциональные характеристики. Мозг не просто изменил свою форму у взрослых людей: он стал по-другому расти у младенцев, а это уже серьезно.

В свете новых данных предположение о том, что поздние сапиенсы приобрели какие-то важные когнитивные отличия от других Homo, становится более правдоподобным. Особенно если вспомнить о результатах, полученных палеогенетиками, а также о том, что приблизительно очерченный авторами временной интервал «окончательной глобуляризации» (100–35 тысяч лет назад) совпадает с периодом становления подлинно человеческой культуры — от ранних, эфемерных проблесков «современного поведения» в Африке (см.: Зарождение человеческой культуры в Африке проходило в два этапа, «Элементы», 05.11.2008) до «позднепалеолитической революции» (см.: В Германии найдена самая древняя в мире скульптура, «Элементы», 15.05.2009). Оба процесса шли постепенно и параллельно: по мере того как мозг приобретал всё более округлые очертания, поведение наших предков становилось всё более «современным». Возможно, в этот же период последовательно закреплялись под действием отбора и те интересные мутации в генах, влияющих на развитие мозга, о которых говорилось выше.

С какими когнитивными изменениями могла быть связана глобуляризация? Авторы пытаются немного порассуждать на эту тему, отталкиваясь от того, что два самых заметных изменения в ходе глобуляризации — это выступание теменной области и рост мозжечка.

Теменные доли неокортекса в чем только не задействованы: от ориентации, внимания, орудийной деятельности и разных аспектов чувственного восприятия до интеграции сенсорной информации в целостную картину мира и себя в нем1, самосознания, рабочей и долговременной памяти и операций с количествами (см.: Можно ли вылечить дискалькулию?, «Элементы», 03.06.2011). Впрочем, выпячивание теменной области скорее было связано с увеличением не поверхностных зон коры, а скрытых в глубине — таких, например, как предклинье (см. Precuneus). Это может иметь отношение опять-таки к самосознанию, эпизодической памяти, цельной картине окружающего мира и другим интереснейшим вещам.

Что касается мозжечка, то его функции у человека, как теперь известно, не ограничиваются координацией движений, равновесием и мышечным тонусом (хотя это, вероятно, его первичные функции). Мозжечок, возможно, стал у нас чем-то вроде многофункционального бортового компьютера, специализирующегося на коррекции всевозможных ошибок (когда то, что было задумано, не совпадает с тем, что получилось). Мозжечок задействован в рабочей памяти, эмоциях, речи и социальном поведении. Авторы сообщают, что в первые три месяца после рождения мозжечок у человеческих детей растет быстрее всех остальных частей мозга и за 90 дней удваивается в объеме. Наверное, это что-нибудь да значит.

В целом можно заметить, что новые данные генетики и археологии постепенно укрепляют позиции тех исследователей, которые считают, что преимущества, позволившие поздним сапиенсам вытеснить всех прочих людей и стать хозяевами планеты, были отнюдь не только культурными, но и грубо биологическими. Похоже, наши предки к началу позднего палеолита действительно стали «высшей расой», с приходом которой у всех остальных людей — с их архаичным удлиненным мозгом и без правильных регуляторных элементов в гене FOXP2 — просто не осталось шансов.

Источник: Simon Neubauer, Jean-Jacques Hublin, Philipp Gunz. The evolution of modern human brain shape // Science Advances. 24 Jan 2018. DOI: 10.1126/sciadv.aao5961.

Ответить

Фотография lisek lisek 05.02 2018

Хорошая статья)

 

Но не устраивает формулировка "форма - следствие реорганизации мозга". - что-то туманное, даже мистическое. И как-то далёкое от законов физики.

 

Мне кажется, тут всё просто и ясно: первоначально мозг был всего-лишь утолщением на нервной трубке, поэтому удлинённая форма для него естественна.

 

Но в конце эволюции мозг разместился в голове, почти единолично, поскольку челюсти уменьшились из-за наружного измельчения пищи орудиями труда и наружного переваривания на огне. Такая ситуация, в целях наилучшей теплоизоляции приводит к сферичной форме головы и, соответственно, сферичной форме мозга.

 

У неандертальцев челюсти всё ещё были достаточно большими, в результате чего мозг у них вынужден был потесниться, обтекая челюсти, что мешало приобретению сферической формы.

 

Тогда почему же авторы статьи отвергают эти простые аргументы?) Наверное, из-за унаследованного престижного животного инстинкта, называемого среди людей "антропоцентризм". Антропоцентризм - это инстинктивное стремление обожествить себя и свой вид, желание творить произвол и не подчиняться законам природы. Для них мозг - это вместилище некоего суеверного "сознания", которое мимо законов физики "почему-то" захотело стать сферичным.

 

"Почему" - они, естественно, объяснить не могут, ибо инстинкт - не самый лучший инструмент исследователя)

Ответить

Фотография lisek lisek 05.02 2018

Почему кроманьонцы захватили мир, вытеснив, в том числе, неандертальцев? -

 

Мне кажется, причина в том, что ранние волны заселения планеты из тёплой Африки происходили на фоне очень низких технологий, которые не могли достаточно защитить первых переселенцев. В результате с ними начинали происходить отрицательные биологические изменения, тормозящие эволюцию. Это примерно как берёзы, забравшись в холодную тундру, становятся карликовыми. 

 

Первые волны переселенцев из Африки (в основном, человек прямоходящий, т.е. "хомо эректус"), попав в относительно прохладный климат Европы и Передней Азии частично заморозили свою эволюцию. Мозг у них рос, но не защищённый технологиями, рос, в основном, за счёт увеличения животных двигательных, обонятельных и прочих "неинтеллектуальных" отделов. Нейроны мозга, как у современных африканских аборигенов были (?) крупными, имели толстые ударопрочные оболочки. Анатомия тела, голосового аппарата, кисти руки тоже отставала.

 

Процессы "прогибания" под холодный климат у неандертальцев напоминал более поздний процесс образования кроманьонской (?) монголоидной расы в резко континентальном климате восточной Азии.

 

 

То есть, пока слишком ранние эмигранты Африки тормозились чрезмерным холодом, человекообразные жители нежаркой нагорной Эфиопии и Палестины эволюционировали с максимальной эффективностью. Эволюция сопровождалась ростом технологий, которые почти безболезненно (кроме суровой восточной Азии) вынесли их за пределы Африки и окрестностей.

 

)

Ответить

Фотография Castle Castle 07.02 2018

Так вроде не нашли - ни заметного  эволюционирования хомо в Африке, ни роста  там технологий. По большому счету "люди анатомически современного типа" анатомически почти так же далеки от классических сапиенсов, как и неандеры (в пору моей молодости их так и называли - "африканские неандертальцы", и технология та же самая в основном - мустье.

П.С. Если не ошибаюсь, кроманьонцы - собирательное название первых европейских сапиенсов. Антропологически они очень разные,  это не единая раса, м тем более не обозначение всех первых сапиенсов ойкумены,а именно первые европейцы.

Ответить

Фотография Логик Логик 08.02 2018

По идее, в Европу из Африки пошли слабейшие племена кроманьонцев. Из места под солнцем их вышибли сильнейшие. Сильнейшие физически.
Проклиная судьбу, слабейшие Кроманьоны побрели в прохладную Европу, - бить Неандертальцев.
Ответить

Фотография Логик Логик 08.02 2018

Так вроде не нашли - ни заметного  эволюционирования хомо в Африке, ни роста  там технологий. ......


Технология добычи бананов и фиников с пальмы и сейчас не на много эволюционировала с тех пор. Видимо, это технологическая вершина.
Ответить

Фотография Gundir Gundir 09.02 2018

По идее, в Европу из Африки пошли слабейшие племена кроманьонцев. Из места под солнцем их вышибли сильнейшие. Сильнейшие физически.
Проклиная судьбу, слабейшие Кроманьоны побрели в прохладную Европу, - бить Неандертальцев.

А завоевывать Нормандию уехали самые никчемные викинги. Их вышибли могучие

Ответить

Фотография Логик Логик 09.02 2018

Не.

Викинги, завоёвывали тех, кто загнал их , слабейших,  тыщщщу лет назад,  за 101 километр.

Когда-то  сильнейшие,  франки ( галлы)  расслабились и стали слабейшими.  

 

.


Сообщение отредактировал Логик: 09.02.2018 - 10:39 AM
Ответить

Фотография Castle Castle 28.05 2018

Очередная выносящая мозг гипотеза британских ученых - 

"Приблизительно 30 тыс. лет назад реалистическое искусство внезапно начало бурно развиваться на территории нынешней Европы. На стенах пещер, сегодня ставших местами археологических раскопок, появились необычайно аккуратные изображения медведей, бизонов, лошадей и львов. Как же вышло, что на смену очень простым картинкам, характерным для более ранних периодов развития человечества, пришли точные и реалистичные рисунки?

Группа ученых из Йоркского университета утверждает, что реалистическое искусство создали люди с аутизмом.

Некоторые эксперты полагали, что секрет такого «расцвета реализма» — в использовании психоактивных веществ. Гипотеза, согласно которой наркотики способны улучшить творческие способности человека, привела к проведению в 1960-х гг. целого ряда сомнительных с этической точки зрения экспериментов, участникам которых выдавались материалы для творчества и доза ЛСД.

Авторы нового исследования отказались от этой теории. Ведущий автор работы, доктор Пенни Спикинс (Penny Spikins) из отделения археологии Йоркского университета, говорит: "Мы рассмотрели исследования, авторы которых пытались обнаружить связь между художественными способностями и употреблением психоактивных веществ, и пришли к выводу, что препараты могут только «снять блок» тем, у кого такие способности имелись изначально. Гипотеза, согласно которой люди с высоким уровнем внимания к деталям, зачастую с аутистическими чертами, стали основоположниками истинного реализма, звучит более убедительно. Способность сфокусироваться на деталях — это то, что определяет вашу способность рисовать реалистично, это качество необходимо вам, чтобы быть талантливым художником-реалистом. Это качество очень часто встречается у людей с расстройствами аутической сферы, но редко — у людей без аутистических черт. Индивидуумы, которым была присуща эта черта — вне зависимости от того, получили ли бы они сегодня диагноз «аутизм» или нет — с большой вероятностью внесли значимый вклад в эволюцию человека и сыграли важную роль в выживании нашего вида во время колонизации Европы.

Люди с повышенным вниманием к деталям, необходимым для создания реалистичных картин, по-видимому, не только внесли свой вклад в развитие ранней культуры, но и способствовали созданию сложных инструментов из таких материалов, как кость, камень и дерево."

 

Рисунок лошади, выполненный шестилетней Надей, девочкой с аутизмом (слева), и рисунок лошади, сделанный обычным ребёнком того же возраста (справа)

 

4e39-d80bc7-4c6a06.jpg

 

https://www.scienced...80514095522.htm

Ответить

Фотография Gundir Gundir 06.07 2018

Зарождение творчества

http://elementy.ru/n...nie_tvorchestva

 

Человечество «возникло» не тогда, когда у наших предков окончательно сформировались черты Homo sapiens, а когда они обрели способность творить второй, виртуальный мир. Ученые называют его по-разному: например, действительностью-2 [1] или собственным выражением бытия [2]. В англоязычной литературе процесс активного формирования гоминидами среды своего обитания, физической и духовной, именуется конструированием ниши [3]. Сначала это были мифы, потом религия, далее — философия, наука, а одновременно со всем этим — произведения искусства. Как могли быть сделаны первые шаги в этом направлении? И как на этой почве формировалась и развивалась культура?

С чего все началось

Уже при первом знакомстве с самыми ранними этапами становления культуры видно, насколько неблагодарна задача по разделению усилий, направленных на изготовление вещей, необходимых для выживания, и на придание им вида, отвечающего эстетическому восприятию. Сначала это попытка создания отточенной формы, радующей глаз, затем — стремление украсить изделие (рис. 1). Утилитарный компонент творчества становится неотделим от изобразительного: если первый можно назвать «вещью в себе», то второй — социальным явлением. Осознано это субъектом деятельности или не осознано, в любом случае это сигнал, адресованный своему социальному окружению. Он приобретает самостоятельное звучание, когда вычленяется из единства, воплощенного в предмете быта, и выступает уже в форме произведения искусства. Это может быть миниатюрная скульптура (как, например, так называемые палеолитические венеры), выполненная с помощью тех же приемов, которые раньше применялись при изготовлении, скажем, наконечника копья.

zarozhdenie_tvorchestva_01_645.jpg

Рис. 1. Каменная плитка, раскрашенная охрой около 115 тыс. лет назад, из пещеры Вади Солдмейн в Египте [4]

Затем, если выстраивать гипотетическую схему эволюции первобытного искусства, появляются абстракции в форме изображения, перенесенного на плоскость. Движение здесь идет от так называемых малых форм (насечки на каменной плитке или на бивне мамонта) к монументальным полотнам пещерной живописи. Понятно, что это возможно лишь тогда, когда отпадает необходимость постоянно решать проблемы выживания и можно отстраниться на время от повседневных забот, связанных с добычей пропитания и обустройством быта. В верхнем палеолите это оказалось осуществимым в силу того, что за прошедшие тысячелетия культурной эволюции материальное оснащение гоминид уже позволяло им тратить меньше времени и усилий на обеспечение жизненного комфорта. Побочным результатом совершенствования орудий труда стало укрепление интеллекта. А главное, произошло увеличение численности общин и усиление сплоченности их членов.

Все перечисленное привело к формированию такой социальной обстановки, в которой отношения между индивидами существенно усложняются. Появляется необходимость в формулировании неких норм общежития, находящихся под контролем всего того, что можно условно назвать коллективным разумом. Данные этнографии показывают, что сюда относится в первую очередь самоидентификация общины, выбор ею собственного тотема. Это уже начатки верований, которые постепенно обрастают мифами. Теперь предметом изобразительного творчества, наряду с беспристрастным копированием увиденного (своих соплеменников и животных), становятся мысленные образы мифических существ, а также картины сцен из жизни коллектива, отражающие, например, выполнение обрядов. Постепенно все большим содержанием наполняется виртуальный мир действительности-2, формируемой сознанием субъектов. Таков умозрительный, в целом, сценарий тех процессов, которые, как полагают многие, должны были проходить на первых этапах становления духовной культуры.

Наиболее интересное, как мне кажется, состоит в том, чтобы уловить самые первые ростки того сложнейшего, многослойного спектра явлений, который принято называть сегодня символическим поведением. А затем проследить, как именно оно развивалось шаг за шагом, обогащаясь все новыми компонентами, — на самых первых этапах отделения от природы существ, одаренных сознанием и самосознанием. Вспомним слова Э. З. Фромма: «Человек отделился от природы; став „индивидом“, он сделал первый шаг к тому, чтобы стать человеком».

Сюрпризы пещеры Бломбос

В начале 1990-х годов внимание археологов привлекла небольшая пещера на горном склоне южноафриканского побережья Индийского океана, неподалеку от Кейптауна. Вход располагался на 30 м выше приливной линии, примерно в 100 м от нее. Я думаю, что запоздавший интерес местных ученых к этой пещере как месту возможных раскопок можно объяснить ее скромными размерами (около 25 м2) и очень низким потолком (от метра до полутора). Инициатором первой попытки исследовать ее стал К. Хеншилвуд из Университета Бергена (Норвегия). Проведенные им в 1991 г. работы скорее разочаровали ученых. Артефакты, обнаруженные тогда, оказались очень «молодыми», возрастом всего лишь около 4 тыс. лет.

Это, к счастью, не смогло притупить интерес археологов к пещере, и в период между 1992 и 1999 гг. раскопки повторялись четыре раза. В статье, где описаны предварительные результаты проведенных изысканий, сказано, что они «позволили узнать о поведении человека в среднем каменном веке так много, как не удавалось никогда раньше» [5].

Чем жили наши предки почти 100 тыс. лет назад

Непосредственно под уровнем первых раскопок шли отложения без каких-либо артефактов, а еще на 70 см ниже ученые открыли культурный слой возрастом никак не меньше (а скорее древнее) 70 тыс. лет. Какие именно гоминиды жили здесь тогда, выяснить не удалось. Костных их останков не нашли, обнаружили только четыре зуба. Но их состояние оказалось таким, что не позволило представить себе, принадлежали ли они людям современного анатомического типа. Ответ напрашивался скорее отрицательный. Но поскольку считается, что в соответствующий период времени в Африке шло становление вида Homo sapiens, предположили, что обнаруженная культура принадлежит популяции архаичных его представителей, так называемых пресапиенсов. Каменные орудия относились к известной ранее индустрии стилбей. Она имеет много общего с технологией мустье, практиковавшейся в это время в Евразии неандертальцами. Но найдены также шиловидные инструменты, изготовленные из кости (рис. 2).

zarozhdenie_tvorchestva_02_646.jpg

Рис. 2. Орудия обитателей пещеры Бломбос, каменные и костяные [5]

Вместе с тем сведения о том, как именно обитатели пещеры поддерживали свое существование, выглядели чуть ли не исчерпывающими. Во всяком случае, вегетарианцами назвать их было трудно. Изобилие костей разных видов животных свидетельствовало о том, насколько разнообразным был рацион этих гоминид. Меня больше всего удивило то, что среди трофеев их охоты очень большое (если не первое) место занимал житель подземелья — капский пескорой (Bathyergus suillus). Этот грызун из семейства землекоповых, по образу жизни напоминающий крота, вредит полям для гольфа, газонам для игры в кегли, теннисным кортам и посевам пшеницы. Животное небольшое, но и миниатюрным его не назовешь: длина тела взрослого 30 см или чуть больше, масса — до 750 г. Ныне в Южной Африке мясо его считают деликатесом. Вопрос лишь в том, как наловить землекопов в таком количестве, чтобы не остаться ненароком голодными. Видимо, обитатели пещеры выработали надежные способы отлова этих скрытных грызунов. В одном из слоев другой пещеры, где население придерживалось тех же традиций, были найдены костные останки 2518 землекопов.

Были эти пресапиенсы, вероятно, и неплохими рыболовами. Среди кухонных отбросов ученые насчитали кости 11 видов рыб, в том числе и акульи. Еще более многочисленными оказались раковины восьми видов морских моллюсков, мясо которых, как полагают, составляли значительную долю рациона обитателей пещеры. Расширение рациона гоминид за счет использования таких даров моря началось на побережье Южной Африки много раньше. Первые находки раковин в кухонных отбросах пещеры Пиннакл Пойнт датируются 164 тыс. лет до н. э. Немалое место в питании жителей занимала местная черепаха Hersonia angulata. Этих рептилий готовили на огне прямо в панцире, опрокинутыми на спину [6].

Помимо рыбы и моллюсков, море дарило общине и более существенные приношения, а именно выброшенные волнами трупы крупных млекопитающих, таких как тюлени и дельфины. Но это не значит, однако, что пресапиенсы довольствовались такого рода неожиданными подачками судьбы, оставаясь в другое время пассивными собирателями моллюсков и ловцами медлительных черепах. Они охотились на всех тех животных, которые жили в окрестностях пещеры. Основными охотничьими трофеями были копытные небольших размеров, такие как антилопы-газели. При случае удавалось добыть с помощью дротиков и более крупных травоядных, например, антилопу гну или массивную канну.

Среди артефактов, найденных в пещере, внимание исследователей привлекли фрагменты охры, одна сторона которых была изрезана вдоль и поперек прямыми линиями (рис. 3, аб[7, 8]. Особый интерес вызвал фрагмент длиной около 6 см, одна сторона которого исчерчена вроде бы без какой-либо очевидной системы (рис. 3, а, вверху). Но когда позже восстановили ложбинки, нанесенные в первую очередь, оказалось, что прорезы складываются в нечто похожее на примитивный геометрический узор из пересекающихся прямых линий (рис. 3, а, внизу). Похожим образом выглядела гравировка, нанесенная на обломок кости (рис. 3, в[9]. Вероятно, здесь мы имеем дело с самыми первыми попытками наносить изображение на плоскости. К этому вопросу я еще вернусь позже, а сейчас важно упомянуть об артефакте из другой южноафриканской пещеры — под названием Клейн Клифиус. На плоской стороне куска охры площадью примерно 0,2×0,2 см был процарапан рисунок, весьма сходный по характеру с обнаруженном в пещере Бломбос (рис. 3, г). Орудия из пещеры Клейн Клифиус были отнесены к культуре ховисонс пурт [10]. Она сменила индустрию стилбей, практиковавшуюся жителями Бломбоса, около 65 тыс. лет назад.

 

Рис. 3. Геометрические орнаменты на фрагментах охры из пещер Бломбос (аб[7, 8] и Клейн Клифиус (г[10], а также на осколке кости (в[9]

Изготовление краски

В культурных слоях пещеры Бломбос, приуроченных к разным, последовательным этапам проживания пресапиенсов, в изобилии присутствовали фрагменты минералов алеврита и глинистого сланца с большой примесью красных и желтых пигментов. Ближайшее место залегания этих пород находится в 32 км от пещеры. Только за два последних сезона раскопок в ней обнаружили чуть менее восьми тысяч кусочков этих минералов (почти 6 кг в общей сложности), сильно обогащенных пигментами. Из них 24, длиной более 10 см, которые имели удлиненную форму с одним концом более узким, первоначально были условно названы карандашами (crayons).

Уже в лаборатории провели детальнейшие исследования всех фрагментов охры. На многих из них были явственно видны бороздки разной длины и формы, процарапанные твердыми инструментами. В большинстве случаев следы воздействия говорили о том, что материал долго скоблили — вероятно, чтобы получить в результате цветной порошок. Подсчеты показали, что чем ярче фрагменты были окрашены в красный цвет, тем чаще их использовали таким образом.

Спустя почти 10 лет после того, как были сделаны эти первые находки, при раскопках в сезон 2008 г., ученые убедились в справедливости этих первоначальных предположений. Им посчастливилось найти в одном из нижних отделов культурного слоя ни много ни мало — рабочее место изготовителя красной краски.

Как-то раз, отгребая песок от стены пещеры, чтобы расчистить очередной плацдарм раскопок, ученые наткнулись, к своему восторгу, на две раковины моллюска Haliotis midae, относящегося к разряду так называемых морских ушек (рис. 4) [11]. Раковины диаметром около 15 см каждая лежали вогнутой стороной кверху неподалеку друг от друга. Ликование вызвала сразу же мелькнувшая догадка, что раковины едва ли могли служить чем-то иным, чем резервуарами для сбора порошка охры. Предположение полностью подтвердилось, как только находку рассмотрели более тщательно и сфотографировали во всех возможных ракурсах. Нашли лежащие рядом с раковинами красные кусочки минералов и несколько каменных орудий типа микролитов со следами их использования в качестве пестиков для дробления фрагментов породы и терками для дальнейшего ее измельчения в порошок. Какая-то часть его находилась уже внутри раковин.

zarozhdenie_tvorchestva_04_644.jpg

Рис. 4. Раковины моллюска Haliotis midae из пещеры Бломбос [11]

Найденную здесь же кость ноги животного из семейства собачьих, один из концов которой был красным от охры, посчитали инструментом для перемешивания содержимого раковин. Позже возник вопрос: с чем же могли смешивать порошок охры, чтобы его можно было употреблять затем в качестве краски? Анализ содержимого раковин показал, что в нем присутствует также измельченный древесный уголь и, возможно, животный жир. На последнее обстоятельство указывал найденный здесь же позвонок крупной антилопы, раздробленный каменным молотком. Его перед этим подогревали на огне, чтобы, как считают авторы, растопить жир костного мозга.

Но самое поразительное во всей этой истории выяснилось позже. Когда ученые установили с помощью нескольких наиболее современных методов археологический возраст находки, была названа цифра, которой никто не ожидал. Оказалось, что все эти непростые последовательности операций наши предки выполняли 100 тыс. лет назад (точная датировка — 101±4 тыс. лет). Подготовка к ним началась много ранее. Я уже упоминал о том, что охру обитатели пещеры приносили сюда с расстояния в 32 км. Кварцит, из которого изготовляли инструменты для размельчения породы, тоже доставляли издалека. Благо хоть раковины морских ушек можно было собрать, спустившись со склона к линии прибоя.

Для чего же краска? Поскольку в пещере не нашли никаких предметов, намеренно окрашенных, ученые предположили, что охру использовали как макияж. Предположение достаточно правдоподобное, если вспомнить, что такой обычай широко распространен во многих, если не во всех традиционных обществах.

Вот, в частности, что сказано по этому поводу об австралийских аборигенах. Они «...отличались особой изощренностью в разрисовывании и раскрашивании тела. Почти все труды, написанные о них, содержат по крайней мере по нескольку описаний такой раскраски. Чаще всего разрисовывают лицо, грудь, бедра, плечи и спину. Раскраска тела у разных групп аборигенов сильно различается по стилю выполнения и степени сложности — от примитивных рисунков или простого обмазывания до весьма тонких и сложных узоров, как, например, в Северо-Восточном Арнемленде. Тело вначале моют, снимают с него волосяной покров, затем натирают красной охрой и на нее уже наносят сам рисунок. Для этого требуется несколько часов. Все это происходит под соответствующие песни и пересказывание мифов, и после этого начинается обряд.

Иногда к рисунку приклеивают пух, перья, дикий хлопок. Основные цвета рисунков — белый и красный. Узор обычно начинается от бедер, затем переходит на грудь, плечи, спину и часто до шеи и как бы сливается с искусно сделанным головным убором, раскрашенным точно так же. Тело разрисовывают перед проведением священных тотемических обрядов; разрисованные мужчины символизируют великих мифических существ Времен сновидений. Аборигены уделяют большое внимание раскрашиванию лица. Рисунки и орнаменты, наносившиеся на лицо, весьма разнообразны.

Украшение тела пухом и перьями и разрисовывание охрой у аборигенов Арнемленда почти полностью прерогатива мужчин. Но женщины также раскрашивают себя красной, белой, желтой и черной краской для своих собственных религиозно-магических обрядов, и хотя их рисунки в значительной степени менее сложны, они выполнены с большим вкусом. В основном мужчины раскрашивают тело для священных обрядов или церемоний, но нередко аборигены разрисовывают себя и в других случаях, например для обычных танцев на стоянке, для представлений и развлечений, для обрядов любовной магии или просто для украшения. Для каждого случая предназначены соответствующие типы рисунков; одними украшают себя люди, присутствующие на похоронах, другими расписывают тело покойника, и даже грудным детям и подросткам полагаются особые рисунки» [12].

Высказывалось также предположение, что охру могли использовать как средство от солнечных ожогов. Это ее свойство подтверждено экспериментально в одном из недавних исследований [13]. Ясно, что эта гипотеза никак не противоречит первой — что раскрашивание тела могло служить проявлением стремления субъекта зафиксировать свою индивидуальность и, следовательно, простейшим способом невербальной коммуникации.

Можно усомниться в весомости параллелей между поведением пресапиенсов и обычаями современных охотников-собирателей (например, австралийских аборигенов), сказав, что когнитивный уровень последних, скорее всего, несопоставим с мыслительными и социальными характеристиками гоминид, живших 100 тысяч лет назад. Но в ответ можно привести немало доводов в пользу поразительной устойчивости ряда традиций, пришедших со времен палеолита в быт современных этносов, материальная культура которых во многом оставалась на уровне каменного века до контактов их с европейцами. Известно, например, что порошком красной охры иногда посыпали тела покойников в позднем каменном веке Южной Африки примерно 10 тыс. лет назад [14]. А уже в историческое время красную краску, наносимую на кожу, использовали бушмены этноса кунг в Ботсване при инициации девочек и в брачных ритуалах [15]. Еще и сегодня красная маслянистая смесь с примесью гематита служит обязательной принадлежностью туалета женщин племени мухимба в Анголе. Они объясняют, что покрывают ею торс, груди и предплечья для защиты от солнца. Но очевидно, что благодаря контрасту красного с черной мазью, которой окрашивается шея под бусами, эти операции, в традициях племени, необходимы, чтобы женщину считали красивой.

Еще один показательный пример: наконечники стрел бушменов еще в XIX в. были удивительным образом сходны с полированными костяными остриями, найденными археологами в пещере Сибуду (Южная Африка) и датируемыми примерно 60 тыс. лет до нашего времени (рис. 5). Авторы статьи подчеркивают, что стилистика их формы оставалась достаточно постоянной на протяжении последующих позднего каменного и железного веков и в таком виде сохранилась в культуре бушменов [16].

Рис. 5. Костяные наконечники из пещеры Бломбос (три крайних слева) и других пещер Южной Африки, а также три типа наконечников стрел, используемых в историческое время бушменами [16]

А если это не краска? В статье Хеншилвуда с соавторами, где описана находка двух раковин с охрой внутри них, есть краткая ремарка: «Мы не обнаружили смолы или воска, что могло бы указывать на использование смеси в раковинах для крепления каменных наконечников к рукояткам» [11, с. 222]. Что же имели в виду исследователи?

Пещера Бломбос далеко не единственная в Южной Африке, жители которой интересовались охрой. Вот что писала Лин Водли, профессор археологии Университета Йоханнесбурга, за несколько лет до выхода статьи, о которой идет речь: «Мое исследование основывается на материалах, полученных в пещерах Роуз Коттедж и Сибуду. В обеих на многих каменных орудиях среднего каменного века были обнаружены мазки охры. На некоторых артефактах ее присутствие легко объяснить тем, что их использовали для дробления и измельчения этого минерала. На других, достаточно многочисленных, охра сосредоточена не на рабочих поверхностях инструмента, а на противоположном его конце. Моя рабочая гипотеза состоит в том, что их крепили к рукояткам с помощь клейкого состава, в который охра входит составной частью» [17, с. 587].

Клеящие свойства охры известны издавна. В этом качестве ее использовали аборигены Австралии и Новой Гвинеи в смеси с другими ингредиентами при изготовлении масок и головных украшений (см., например, [18]), а в Австралии также для крепления перьев к тыльным концам стрел.

Водли решила проверить экспериментально, насколько надежным может быть крепление каменного наконечника к рукоятке посредством той или иной смеси, содержащей охру. Она испытывала несколько вариантов клея разного состава. Смолу акации кару (Acacia karroo), широко распространенной в Южной Африке, без примеси охры; смолу с добавление порошка охры в том или ином количестве; одну из этих смесей с добавлением воска или нескольких капель воды. Соединив тыльную часть наконечника с рукояткой, исследовательница покрывала стык смесью и удерживала орудие при семи разных режимах нагревания вблизи кострища с тлеющими углями. Она пришла к заключению, что, в принципе, неплохой результат может быть получен с использованием одной только смолы, но смесь ее с порошком охры облегчает и ускоряет работу. Не вдаваясь во множество деталей, скажу лишь, что смесь быстрее сохнет и не становится нежелательно хрупкой под действием нагревания.

Оценить весомость всех этих заключений поставила своей целью другая исследовательница предыстории Африки, профессор археологии Мерлиц Ломбард. Она решила исследовать более тщательно, с использованием новейших методов микроскопии и химического анализа, артефакты из пещеры Сибуду. Были взяты 53 каменных наконечника, относящихся к культуре ховисонс пурт возрастом от 60 до 40 тыс. лет и 24 — из более молодого слоя. Предположения, выдвинутые Водли на основе имитации поведения обитателей пещеры при изготовлении ими составных орудий, подтвердились полностью. Например, в первой, большей выборке на тыльной стороне наконечников, где в большинстве случаев (80%) присутствуют мазки охры, удалось обнаружить также следы смолы (87%) и даже волокна растительных материалов. Очевидно, это были фрагменты эластичных побегов вроде лиан, которыми обматывали для прочности место крепления острия к древку, как это делали в историческое время бушмены [19].

Ни Водли, ни Ломбард не отрицают, что сам факт использования охры в чисто утилитарных целях никак не противоречит идее, что она могла одновременно служить элементом духовной культуры, будучи используемой в качестве макияжа и для раскраски предметов в целях украшения. Да и нелегко было бы отрицать эти ее функции в свете множества известных сегодня фактов. Например, было установлено, что за тысячи километров к северу красную охру использовали неандертальцы для подкрашивания раковин моллюсков, из которых они изготовляли бусы [20], и, как предполагают многие, для нанесения на кожу. Но об этом я расскажу более подробно немного позже.

Бусы вдобавок к макияжу

За время многолетних раскопок в пещере Бломбос исследователям удалось собрать коллекцию из 68 продырявленных раковин морского моллюска Nassarius kraussianus. Характер отверстий не оставлял сомнений в том, что они были пробуравлены намеренно и с большой аккуратностью. Артефакты величиной примерно в сантиметр-полтора каждый не могли быть ничем иным, как бусинами, которые жители пещеры нанизывали на какую-то гибкую основу и носили на шее или, возможно, в виде браслетов на руках или ногах [21].

Пятьдесят шесть бусин нашли не поодиночке, а лежащими неподалеку одна от другой (обычно «группами» по 2–7 штук) в семи секторах пещеры площадью не более 2 м2 каждый, хотя и в слоях разного возраста. Большой удачей стала находка из 24 раковин, положение которых в момент их обнаружения позволило предположить, что это могут быть фрагменты одного конкретного ожерелья.

Так у археологов возникла мысль пытаться реконструировать это украшение и какие-либо другие, чтобы выяснить, насколько искусными дизайнерами и ювелирами были обитатели пещеры. Но можно ли вообще восстановить относительное положение бусин внутри изделия? Было решено сделать это, сосредоточив внимание на потертостях, которые явственно видны на глянцевой поверхности всех раковин. Эти матовые участки возникали за счет трения соседних бусин друг о друга за все то время, когда ожерелье находилось в использовании.

Процесс решили повторить с самого начала. Собрали живых моллюсков на побережье вокруг пещеры, раковины препарировали и высушили. К компоновке бус приступили после того, как по специальным руководствам ознакомились со всеми способами комбинирования бусин при изготовлении ожерелий, которые известны этнографам, изучавшим культуры современных охотников-собирателей. В результате остановились на шести вариантах сочетаний, три из которых показаны на рис. 6.

zarozhdenie_tvorchestva_06_645.jpg

Рис. 6. Три гипотетических варианта крепления раковин в нитке бус [21]

По каждой из этих шести схем изготовили по три нитки бус. Далее каждую помещали в аппарат-вибратор и запускали его в разных режимах (всего 6×3 = 18 версий обработки). После длительных испытаний раковин усиленным трением места образовавшихся потертостей стали сопоставлять с тем, как они выглядели на экземплярах археологической коллекции.

Что же удалось узнать в конечном итоге? Во-первых, что изготовлением бус в пещере занимались весьма длительное время, возможно, несколько тысячелетий кряду. Во-вторых, что мода на бусы того или иного вида не оставалась постоянной. Вероятно, первоначально предпочтение отдавали дизайну, изображенному на рис. 6, а позже нитки бус стали более короткими, плотнее прилегающими к телу. Это, как полагают авторы исследования, обеспечивало большие удобства тем, кто пользовался украшениями. А методика их изготовления состояла теперь в следующем. После того, как две очередные раковины помещали на место, нить завязывали узлом и обматывали вокруг места их крепления. Если все эти заключения исследователей справедливы, то они должны заставить нас изумиться изобретательности пресапиенсов, живших и творивших ни много ни мало 72 тыс. лет назад.

Впрочем, это внушительное число, как выяснилось недавно, нельзя считать рекордным. Далеко к северу от Бломбоса, на противоположном краю Африки, нашли раковины-бусины возрастом 82 тыс. лет [22]. Эта коллекция, собранная в пещере Голубей на территории современного Марокко, оказалась гораздо более скромной — всего 13 раковин. Все они располагались в момент находки на площади около 6 м2. Примечательно, что выглядели они почти так же, как те, которые служили украшениями обитателям южного побережья континента. И там и тут пресапиенсы собирали на берегу моллюсков одного и того же рода Nassarius: N. kraussianus на юге и N. gibbosulus на севере. Но жителям Бломбоса до прибойной полосы было рукой подать, а в северную пещеру их доставляли с расстояния около 40 км. Так что здесь это была, вероятно, большая ценность.

Исследователи, описавшие эту находку, потратили немало времени, чтобы убедиться самим и убедить читателей своей статьи в том, что отверстия в раковинах были просверлены намеренно, а не стали результатом посторонних причин, как это часто случается с раковинами моллюсков. Наиболее веский аргумент в пользу того, что раковины использовали в качестве бусин, — это присутствие потертостей на десяти продырявленных экземплярах и отсутствие их на двух интактных, которые почему-то не были пущены в дело. Мы помним, что именно такие потертости от трения бусин друг о друга позволили восстановить внешний вид ожерелий в пещере Бломбос.

На девяти продырявленных раковинах и на одной интактной обнаружили следы красного пигмента — окиси железа. Однако из статьи следует, что никакой уверенности в том, что артефакты раскрашивали намеренно, у ее авторов нет. В качестве косвенного свидетельства, что могло быть так, они ссылаются на аналогичные сведения из пещеры Бломбос. Такие ссылки можно найти и в других источниках. Но беда в том, что в весомости этой информации не были уверены и те, от кого она поступила впервые [23]. Сказано буквально следующее: «На четырех раковинах есть микроскопические следы красной охры, как внутри их, так и на поверхности. Она могла оказаться здесь, если инструмент, которым сверлили отверстие, был испачкан охрой. Могло быть и так, что раковины соприкасались с другими объектами того же характера или же их покрасили намеренно. Следы охры не найдены на раковинах других видов моллюсков в пещере»* [23, с. 16].

По другую сторону Средиземного моря

Здесь, в Западной Европе и немного юго-восточнее, на территории современного Израиля, в тот же период селились популяции неандертальцев. Об их образе жизни мы сегодня знаем, пожалуй, даже больше, чем о быте наших непосредственных предков, обитавших одновременно в Африке.

Причина вот в чем. Археология — это наука по происхождению европейская, можно даже сказать, французская. Отсюда и большинство ее терминов: ашель, леваллуа, мустье, солютре и т. д. И занималась она первоначально в основном тем видом гоминид, который господствовал в Европе на большей части среднего палеолита, т. е. неандертальцами. В Африке же целью раскопок археологов долгое время оставалось преимущественно всестороннее изучение каменных индустрий. А поиски сведений о прочих сторонах прогресса культуры отходили в это время скорее на второй план и активизировались лишь в самые последние десятилетия. Как бы то ни было, наиболее детальной археологической летописью, рисующей разные начальные стадии эволюции социального поведения гоминид, ученые располагают сегодня как раз в отношении неандертальцев. Все то, что удалось узнать за десятилетия, на основе материалов многочисленных раскопок во многих точках их ареала, позволяет судить не только об особенностях их материальной культуры. Ученые решаются уже делать предположения о динамике их численности, структуре групп и о взаимоотношениях индивидов внутри коллектива. Но обо всем этом речь пойдет во второй части статьи.

Ответить

Фотография Gundir Gundir 12.07 2018

Вторая часть статьи

http://elementy.ru/n..._neandertaltsev

 

В этой части статьи речь пойдет о европейских популяциях неандертальца (Homo neanderthalensis), образ жизни которых десятилетиями реконструировали антропологи и археологи разных стран Европы. Мне придется оставить в стороне так называемых азиатских неандертальцев, к изучению которых ученые из Института археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск) приступили в 1982 г. В Денисовской пещере на Алтае были обнаружены многочисленные следы присутствия гоминид, названных «денисовцами». Считается, что они представляют собой популяцию, сестринскую европейским неандертальцам. Разделение этих двух эволюционных ветвей произошло около 400 тыс. лет назад*.

Основные сведения о быте и обычаях неандертальцев, а также о причинах их исчезновения с лица нашей планеты наиболее полно обобщены в статье британского археолога У. Девиса [1], которую я взял за основу дальнейшего рассказа.

По мнению палеоантропологов и генетиков, первые люди с чертами неандертальцев появились в Европе около 600 тыс. лет назад [2], но расцвета они достигли много позже — примерно между 115 и 35 тыс. лет назад, в период последнего оледенения (считается, что многие особенности H. neanderthalensis сформировались именно под влиянием тяжелейших условий среды). Ближе к концу этой эпохи, начиная с 70 тыс. лет назад, общая численность неандертальцев, по анализу митохондриальной ДНК (мтДНК), оставалась низкой. Их репродуктивный потенциал оценивался по числу женщин детородного возраста — всего лишь от 3 тыс. до 12 тыс. на весь огромный ареал вида. Предполагается, что популяция состояла из пространственно разобщенных групп и что в Западной Европе их было примерно 12. Эти разреженные субпопуляции невысокой численности находились под устойчивой угрозой вымирания, и некоторые, действительно, терпели крах. А такая демографическая ущербность, вкупе с давлением со стороны неблагоприятных условий среды, заставляла неандертальцев все время быть начеку и проявлять максимальную, как принято ныне говорить, креативность. Об этом ясно свидетельствуют успехи, которых им удалось достичь около 40 тыс. лет назад, к моменту появления конкурентов — архаичных Н. sapiens. Приведу несколько примеров.

Охотничье мастерство

В отличие от обитателей пещеры Бломбос, чей рацион, напомню, отличался богатым разнообразием, неандертальцы были охотниками, которые специализировались на добыче крупного зверя. Разумеется, на стол шло все, что так или иначе пригодно в пищу, — и животного, и растительного происхождения [3, 4]. Но спектр главных жертв ограничивался всего лишь двумя видами травоядных — северным оленем (Rangifer tarandus) и бизоном (Bison priscus). Это значит, что при поисках добычи промысловику приходилось преодолевать значительные расстояния, а затем переносить тушу убитого зверя за километры к постоянному месту жительства. И лишь изредка ее разделывали на месте удачной охоты.

Основным методом изготовления орудий повсеместно в ареале неандертальцев была технология мустье (М). Снабжать каменные изделия рукоятками они научились около 200 тыс. лет назад на Ближнем Востоке и, вероятно, ненамного позже в Европе. Близ Бонна (Западная Германия) была найдена открытая стоянка неандертальцев возрастом более 120 тыс. лет. Обнаружено место, где располагался очаг и временное укрытие типа вигвама. На тыльных поверхностях каменных орудий, найденных здесь в изобилии, присутствовали следы березового дегтя — смолистого вещества, покрывающего почки березы (пчелы используют его для приготовления прополиса). У археологов не вызывает сомнения, что он использовался обитателями лагеря для крепления деревянных рукояток к каменным изделиям. Другие подобные артефакты среднеплейстоценового возраста обнаружены в заброшенных карьерах Кампителло (Центральная Италия) и Кенигсо (Германия) [5, 6].

Уже в среднем палеолите, на разных его временных отрезках, в отдельных локальных популяциях осваивались приемы, очень похожие на те, которые археологи считают характерными для гораздо более поздних индустрий — М4 и даже М5 (рис. 1). Первую из них (М4), названную по преобладанию артефактов типа «ножей» и «ножичков», долгое время рассматривали как инновационный шаг вперед, предпринятый людьми современного типа только в верхнем палеолите. Но сейчас накапливается все больше свидетельств того, что такого рода орудия умели мастерить и неандертальцы. Как пишет Девис, в среднем палеолите техника обработки камня при изготовлении артефактов этого типа не всегда приводила к высокой степени отточенности их форм, но некоторые наборы таких орудий выполнены в «верхнепалеолитическом стиле» клинков, концевых скребков и резцов. Напомню, что резцы характерны как раз для наиболее продвинутой технологии М5. Среди изделий, принадлежащих неандертальцам, обнаружены «наноостроконечники» (длиной менее сантиметра) — явное, по мнению автора, свидетельство того, что эти гоминиды обладали немалой сноровкой и точностью мастерства.

Рис. 1. Хронология появления инноваций в сфере материальной культуры в разных регионах Старого Света (по: [7], с изм.)

Особенно продвинутыми считают такие региональные варианты мустьерских технокомплексов, как шательперон, практиковавшийся обитателями пещер на юго-западе Франции и прилежащих территориях нынешней Испании, и уллуцо, характерный для неандертальцев Аппенинского п-ова.

К инновациям в материальной культуре неандертальцев следует отнести также использование ими кости как материала для изготовления инструментов. Не все исследователи разделяют эту точку зрения. Сторонники ее утверждают, что такие орудия принадлежат первым пресапиенсам, селившимся в пещерах, которые ранее служили местами обитания неандертальцев. Противники такой трактовки находятся сегодня в большинстве и утверждают, что костяные шилья появились в инвентаре европейских H. neanderthalensis в самом конце среднего палеолита (около 40 тыс. лет назад). О том, чем и как аргументирована эта позиция, будет сказано далее.

Немаловажно и то, что подобные прорывы в технологии зачастую оказывались «короткоживущими», словно бы их изготовители не отдавали себе ясного отчета в полезности такого рода инноваций. Во всех аналогичных случаях происходил довольно быстрый возврат к наиболее устойчивой, традиционной индустрии мустье. На поздних этапах существования неандертальцев она выступала в том ее варианте, который археологи именуют шательпероном. Эта ограниченность в способности удержать и развить собственные новоприобретения материальной культуры Девис называет стеклянным потолком неандертальцев. А другой видный исследователь, американский археолог Н. Конард, уверен в том, что именно это обстоятельство оказалось одним из важнейших факторов, которые привели в конечном итоге к неспособности H. neanderthalensis выдержать конкуренцию с пришлыми H. sapiens [7].

Уклад повседневной жизни

О том, из каких ячеек могла состоять локальная популяция неандертальцев, говорит уникальная находка в пещере Эль-Сидрон (север Испании). В ней обнаружили останки сразу 12 индивидов: трех мужского пола, стольких же женского, трех подростков и трех детей в возрасте 2–3, 5–6 и 8–9 лет. Одна гипотеза состоит в том, что все они погибли одномоментно в результате катастрофы, например, обвала каменной глыбы с крыши убежища. Произошло это примерно 41–37 тыс. лет назад. Согласно другому предположению, все члены коллектива были убиты снаружи компанией каннибалов, которые унесли трупы в пещеру, где и съели их. На счастье генетиков, условия в месте упокоения этих неандертальцев были чрезвычайно благоприятны для сохранения некоторых тканей тела. Из них извлекли образцы мтДНК, что позволило прийти к следующим выводам. Мужчины имели сходные гаплотипы и были, вероятно, братьями. Женщины же оказались неродственными друг другу. Дети принадлежали разным матерям. Иными словами, предполагается, что у неандертальцев система социосексуальных связей была патрилокальной, т. е. основой ячейки была группа самцов, а самки перемещались сюда из коллективов, где они родились (так происходит у многих видов млекопитающих, и у шимпанзе в частности) [8]. Таким образом, можно предположить, что локальная популяция складывалась из групп численностью 10–20 особей, живших большую часть времени изолированно друг от друга, но составлявших звенья разветвленной социальной сети.

Археологи пытались выяснить, как такая группировка могла использовать площадь своего жилища. Ученые основывались на данных, полученных при тщательном изучении большого числа пещер: одна на территории современной Португалии, две в Испании, свыше десяти во Франции, две в Украине и одна в Израиле.

Организация жилого пространства, как оказалось, подчинялась в общем принципу «центробежного» использования. Суть его в том, что обитатели пещеры расчищали ее центральную зону, так что все ненужное оказывалось на периферии. В этом отношении здесь есть немало общего с поведением многих из нас, у кого балкон квартиры оказывается со временем буквально забитым всяким хламом, который, может быть, «понадобится когда-нибудь потом». Поэтому напрашивается мысль, что расчистка центра жилища не преследовала у неандертальцев задачу сделать помещение более комфортным, но была следствием подсознательного желания не наступать все время на осколки камня и прочие отбросы.

Раскопки в пещере Кебара (Израиль), где найден наиболее хорошо сохранившийся скелет неандертальца, отчетливо свидетельствуют о том, что в период между 60 и 44 тыс. лет до нашего времени неандертальцы интенсивно пользовались огнем для обогрева и освещения жилища, а также для готовки. Толщина культурного слоя с большим количеством древесного угля и пепла составляет здесь около 4 м. Иногда (вероятно, в хорошую погоду) костер для приготовления пищи разжигали у самого входа в пещеру [4, 10]. По мнению К. Харди, активность, связанная с использованием огня, очень сильно сократилась в период от 36 до 32 тыс. лет [4].

Захоронения

К 2005 г. палеоантропологи располагали останками 134 европейских и ближневосточных неандертальцев разного пола и возраста [11]. (Двадцатью годами ранее речь шла о 206 находках: 40 скелетах и 166 отдельных фрагментах [12].)

В 1908 г. в пещере Ля-Шапель-о-Сен во Франции был обнаружен один из первых полных скелетов. Это навело ученых на мысль, что у неандертальцев уже в период между 56 и 47 тыс. лет назад существовали специальные похоронные ритуалы. Старый беззубый индивид покоился на спине в продолговатой ямке глубиной около 30 см. Ноги согнуты и колени подтянуты к груди. Эту позу некоторые истолковали так, что ее сознательно придали покойнику, имитировав тем самым положение эмбриона в утробе матери.

Действительно ли неандертальцы хоронили умерших, исполняя некие ритуалы? Интерес к этому вопросу вспыхнул с новой силой в два последних десятилетия прошлого века. К тому времени множество новых находок свидетельствовали как будто бы в пользу такой возможности. Например, вместе с останками ребенка было обнаружено большое количество цветочной пыльцы [13]. Авторы находки утверждали, что тело покойного осыпали цветами, а один из наиболее упорных скептиков, американский археолог Дж. Соммер, настаивал на том, что цветущие растения скорее могли натаскать сюда грызуны — персидские песчанки (Meriones persicus[14]. Противники идеи поставили под сомнение также и намеренность захоронения в Ля-Шаппель-о-Сен, а защитники гипотезы в ответ вновь изучили это место, намереваясь доказать, что углубление, в котором покоились кости, было не естественным, а выкопано силами соплеменников умершего [15].

Лишь в самые последние годы отношение научного сообщества палеоантропологов к теме захоронений у неандертальцев изменилось коренным образом. Все больше ученых оказывается на стороне нескольких энтузиастов, которые изначально пришли к выводу, что похороны умерших у этих гоминид представляли собой значимую социальную традицию. Среди тех, кому удалось переломить устойчивый скепсис противников гипотезы, назову профессоров университетов, Барселонского и Джорджа Вашингтона, — Ж. Зилхао и Ф. д'Эррико. Им и их коллегам принадлежит основная заслуга в формировании новой парадигмы, стирающей качественные грани между когнитивными способностями пресапиенсов Африки и неандертальцев Евразии [7, 16].

Археолог из Лейденского университета Д. Коутаманис обобщила сведения о 29 захоронениях возрастом от 130 до 28 тыс. лет. Из них в 15 обнаружены останки одиночек, в прочих похоронены от двух до 30 индивидов разного пола и возраста [17]. Автор четко оговаривает те особенности мест погребения, которые могли бы указывать на то, что соплеменники умершего намеренно осуществляли здесь похороны.

В этом отношении особенно интересные результаты дали раскопки на юго-западе Франции, в департаменте Дордонь. Здесь в обширной нише (площадью примерно 10×6 м) под навесом скалы было найдено коллективное захоронение, датированное 70–60 тыс. лет до н. э. Оно получило у археологов название Ла-Ферраси. В трех разных местах на удалении 2–3 м друг от друга находились останки шести индивидов, уложенных по двое рядом, а в стороне от них — еще одного.

Все скелеты, кроме одного, покоились в углублениях, соответствующих по величине размерам скелетов, которые принадлежали особям разного возраста. Одна из могил выглядела как почти правильной формы четырехугольник, и все они были ориентированы по длине в направлении восток—запад.

Рис. 2. Артефакты из захоронений Ла-Ферраси: «узор» из углублений на камне (вверху), прикрывающем могилу, и кусок кости с «гравировкой» в виде параллельных линий [16]

Останки, лежавшие параллельно в полуметре друг от друга под нависающей стеной в дальнем левом углу укрытия, принадлежали взрослым мужчине и женщине. Положение их тел одинаково, головы сближены. Под головой одного индивида лежал большой плоский камень, а два других таких же — по бокам верхней части туловища. Под этим скелетом нашли кусок кости с «гравировкой» в виде параллельных линий (рис. 2).

В двух овальных могилах почти одинаковых очертаний, расположенных ближе к середине укрытия, лежали останки 10-летнего ребенка и новорожденного. Неподалеку были подготовлены еще две пустовавшие могилы. В них нашли кости животных и несколько каменных орудий, искусно обработанных. Третья пара останков в соседних углублениях (в 3 м от предыдущих) принадлежала двухлетнему ребенку и другому, недоношенному. Около второго археологи обнаружили три каменных скребка.

В 3 м от этих захоронений располагались шесть углублений неправильной треугольной формы. В одном из них, размером 1,4×0,3 м покоились останки трехлетнего ребенка. Рядом лежали три хорошо выполненных орудия мустьерского типа, а прикрыта могила была плоским камнем, на нижней стороне которого выбиты 18 попарно расположенных углублений.

Я столь подробно описываю это первобытное кладбище, чтобы читатель не усомнился в том, что захоронения были выполнены намеренно и с очевидным пиететом в отношении умерших. Особенно трогательно, как мне кажется, бережное отношение к телам не только взрослых и юных членов общины, но и к ребенку, погибшему во время родов. Это, несомненно, указывает на очень высокий уровень социальных связей и солидарности между членами группировки и на существование похоронных обрядов. Предполагается, что все покойники находились в родственных связях, а дети были потомками взрослой пары. Это дает основание допустить возможность существования у неандертальцев нуклеарной семьи [15]. Впрочем, и сам автор публикации не уверен в том, что похоронена именно семейная группа.

Рис. 3. Динамика смертности у неандертальцев, построенная на материалах различных захоронений, а также у современных охотников-собирателей (хадза) и у шимпанзе: 1 — новорожденные, 2 — грудные, 3 — дети, 4 — подростки, 5 — взрослые, 6 — старики (по: [18], с изм.)

Коутаманис проводит четкую грань между такими понятиями, как «захоронение вообще» и «персональная усыпальница», и убедительно показывает, что все семь могил в Ла-Ферраси следует отнести именно ко второй категории. Другие авторы сосредоточились на деликатно-уважительном отношении неандертальцев к детям [18]. Эти авторы пишут: «Детальное изучение детских захоронений показало, что неандертальцы могли с особым вниманием относиться к похоронам юных членов общества. Более трети всех захоронений содержат останки детей младше четырех лет». Но, как считает Дж. Зилхао, эта пропорция заметно уменьшилась в последующие эпохи, например в верхнем палеолите [11].

Большое количество захоронений маленьких детей у неандертальцев может создать неверное представление о высокой смертности в их популяциях. Можно было бы предположить, что два пика смертности приходились здесь на периоды раннего детства и возмужания (рис. 3). Однако такой вывод противоречит данным, основанным на частоте находок скелетов индивидов разного возраста. Анализ этих материалов подтверждает лишь существование второго пика. Преобладание в выборках индивидов на ранних стадиях взрослости объясняют факторами повышенного «демографического стресса», а малое число старых индивидов — тем, что они, как полагают, редко умирали естественной смертью в своих жилищах [12]. В общем, создается впечатление, что имеющихся данных по динамике смертности у неандертальцев недостаточно, чтобы делать какие-либо окончательные заключения.

Красители и амулеты

Исследования последних лет рассеяли сомнения если не всех, то большинства скептиков, в том, что неандертальцы все же хоронили умерших, причем вне зависимости от их возраста и социального статуса. Даже ребенка, погибшего до или во время родов, считали равноправным членом коллектива, который должен быть предан земле в соответствии с традиционными обрядами, требующими непременного выполнения. Эти открытия заметно усилили позиции тех ученых, которые и раньше настаивали на существовании у неандертальцев таких проявлений, которые казалось невозможным объяснить чисто утилитарными потребностями выживания.

Напрашивается мысль, что в той социальной обстановке, которую рисуют нам традиции захоронения умерших, немаловажное значение приобретает потребность субъекта в самоидентификации. Оставаясь членом коллектива, индивид подсознательно стремится выделиться на фоне других его членов. Простейшим способом самовыражения личности оказываются все те проявления ее активности, которые так или иначе подпадают под понятие «творчество». В современном обществе примером тому может служить формирование собственного имиджа посредством выбора одежды (в самом широком смысле этого слова), прически и макияжа. У неандертальцев аналогом всего этого могли быть раскраска тела и/или лица, а также использование украшений.

Именно с этих позиций археологи-новаторы трактуют присутствие в пещерах неандертальцев запасов минеральных красителей и таких артефактов, как продырявленные клыки крупных млекопитающих и просверленные раковины моллюсков. Первые использовались в качестве подвесов-амулетов, а из вторых изготовляли бусы. Итак, здесь мы видим полную аналогию с многочисленными находками такого рода в пещере Бломбос и в других подобных ей убежищах Южной Африки. С той лишь существенной разницей, что все тамошние артефакты были продуктами деятельности не «диких» неандертальцев, но архаических представителей нашего вида H. sapiens (рис. 4).

zagadki_tvorchestva_2_04_703.jpg

Рис. 4. Хронология появления инноваций символического характера в разных регионах Старого Света (по: [7], с изм.)

Точка зрения, согласно которой нет принципиальной разницы между уровнем духовности и когнитивных возможностей двух разных популяций гоминид, живших одновременно на разных континентах, не встречает однозначной поддержки у всех без исключения палеоантропологов. Среди них пока еще немало таких, кто не склонен отказываться от убеждения, сложившегося на ранних этапах становления этой науки. Суть его в бесспорной «примитивности» неандертальцев по сравнению с теми гоминидами, имя которых «звучит гордо». Вот как названа статья одного из таких консерваторов: «Символизм и персональные орнаменты у неандертальцев: надувание мыльного пузыря?» [19]. О том, как сторонники противоположной, новаторской, позиции пытаются отстаивать ее достоверность, речь пойдет ниже, после того как мы познакомимся с конкретными фактами, работающими в пользу выдвинутых представлений.

И снова охра!

Недавние раскопки в Нидерландах (Маастрихт-Бельведер) показали, что еще около 250–200 тыc. лет назад неандертальцы выискивали кусочки породы, содержащие оксид железа (Fe2O3) за десятки километров от своих жилищ и доставляли находки туда. Было это в то самое время, к которому относятся наиболее ранние свидетельства того же самого образа действий у пресапиенсов Южной Африки. Европейские гоминиды собирали помимо охры минералы с окислами марганца, которые могли использоваться для выделки черного пигмента и разных оттенков коричневого [20].

Запасы веществ, пригодных для изготовления красителей, обнаружены археологами более чем в 40 прибежищах неандертальцев в Европе, где те жили в период между 60 и 40 тыс. лет назад, т. е. до самого конца среднего палеолита. Например, на стоянке Пеш-дель-Азе во Франции нашли более 500 небольших фрагментов диоксида марганца общим весом около 750 г. На половине из них видны следы практического использования, и, кроме того, обнаружен камень, которым скребли эти минералы [21].

Вообще говоря, неандертальцев больше привлекали черные пигменты. Красные же обычны в культурных слоях нескольких пещер на севере Испании (Куэва де лос Авионес и Куэва Антон). Обитатели пещеры Куэва де лос Авионес добывали охру в 3–5 км от жилья, а за минералом натроярозитом с содержанием желтого пигмента они отправлялись еще дальше (7 км). Все варианты красителей оказались особенно обильными в убежище Грот-дю-Ренн (Франция). Здесь археологи собрали 18 кг таких материалов для изготовления краски.

Охру использовали для окрашивания раковин моллюсков, которые шли на изготовление бус, и, как предполагается, в качестве макияжа на неандертальских стоянках Южной Европы (Испания, Франция и Италия). То же самое практиковали обитатели пещер Схул и Кавзех на территории современного Израиля. Палеонтологический возраст гоминид, живших в этих пещерах, определяют сегодня как 130–90 тыс. лет. Вопрос состоит в том, использовались ли названные традиции употребления красителей только пресапиенсами, пришедшими сюда из Африки, или же аналогичное поведение было ранее свойственно также неандертальцам, жившим здесь до их появления. В пользу первого предположения свидетельствуют останки гоминид, обнаруженные в этих убежищах. С другой стороны, индустрия каменных орудий (мустье-леваллуа), найденных здесь же, соответствует той, что практиковалась в этот период неандертальцами в Западной Европе [22]. Раковины моллюсков со следами охры из пещеры Кавзех датируются 92 тыс. лет. Эти ранние сроки заставляют ученых задуматься, успели ли к этому времени заселить Ближний Восток выходцы с африканского континента.

В общем, создается впечатление, что сегодня нет достаточных оснований отвергать вторую гипотезу. Проще предположить, что обе популяции какое-то время жили совместно, гибридизировали и вели примерно одинаковый образ жизни. Замечу кстати, что существует точка зрения, согласно которой гибридизация могла быть интенсивной, что сыграло важную роль в уходе с эволюционной сцены неандертальцев, чья генетическая идентичность была утрачена в результате их «поглощения» пресапиенсами [11].

Раковины для бус

Оказывается, что и в стремлении предстать в наилучшем виде перед соплеменниками неандертальцы едва ли уступали обитателям пещеры Бломбос и других подобных ей на юге и на севере Африки. Разница, пожалуй, лишь в том, что в Европе и на Ближнем Востоке материалом для бус служили раковины других видов моллюсков — двустворчатых, а не брюхоногих.

К сожалению, коллекции раковин, собранных археологами в пещерах неандертальцев, сильно уступают по количеству экземпляров африканским находкам. Так, в культурном слое пещеры Куэва де лос Авионес раковин было множество, но 97,5% (785 штук) из них принадлежали четырем видам моллюсков, которых местные жители употребляли в пищу. Так что все это было кухонными отбросами. И только 35 раковин, относящихся к 12 съедобным видам, могли использоваться в качестве украшений. Собирая их недалеко (в 1,5–7,0 км) от пещеры, искатели не были особенно привередливыми: брали все, что попадалось под руку. В выборке присутствуют по 1–3 раковины 11 видов, и только моллюск Glycymeris insubrica представлен 18 экземплярами. Замечательно то, что раковины только этого вида входят в коллекцию (всего лишь 10 штук), собранную археологами в пещере Кавзех в Израиле, за многие сотни километров от Куэва де лос Авионес. Можно предположить, что этот вид был тогда наиболее многочисленным в прибрежных водах как на северо-западе, так и на востоке Средиземного моря. И там и тут отверстия, предназначенные для протягивания через них нитки, расположены на раковинах в одном и том же месте — на выпуклости выше точки соединения двух створок.

Среди артефактов, собранных в Грот-дю-Ренн, наряду с пятью костяными инструментами вроде шильев и одиннадцатью подвесками из продырявленных клыков крупных млекопитающих, присутствует только одна раковина вымершего вида Rhynchonella sp., но обработанная так, чтобы служить не фрагментом бус, а чем-то вроде амулета. В разных местах пещеры нашли также два фрагмента домика морского гребешка, которые оказались половинками общей раковины. Одна из них была частично окрашена охрой. Это натолкнуло Зилхао на мысль, что такие раковины могли играть какую-то роль в ритуальном поведении обитателей убежища [16]. Понятно, однако, что при таком количестве раковин в трех упомянутых местах раскопок не стоило и пытаться реконструировать внешний вид бус или иных украшений, как это было сделано на материалах из пещеры Бломбос.

Неандертальцы ли были изготовителями артефактов в Грот-дю-Ренн? Здесь перед палеоантропологами встала непростая задача точно того же характера, как и в попытках выяснить, какие именно гоминиды раскрашивали раковины в пещере Кавзех в Израиле. Тот бесспорный факт, что пресапиенсы, эмигрировавшие из Африки, стали селиться в тех же местах, где жили неандертальцы, а зачастую и бок о бок с ними, неизбежно приводит к спорам о принадлежности артефактов. Дискуссии становятся особенно ожесточенными, когда на этой почве сталкиваются взгляды консерваторов, сомневающихся в интеллектуальных способностях неандертальцев, и тех, кто отстаивает противоположную точку зрения. Именно такая ситуация сложилась вокруг артефактов, добытых при раскопках в пещере Гротдю-Ренн.

Эта коллекция находок служит одним из наиболее весомых аргументов сторонников гипотезы о существовании у неандертальцев поведения, которое именуются символическим. Возражения, выдвинутые международным коллективом археологов во главе с британским профессором Т. Хайгхемом, сводились к утверждению, что при прежних раскопках в пещере была нарушена первоначальная последовательность археологических слоев [23]. Что же критики имели в виду? Хорошо известно, что в конце среднего палеолита пещеру заселили кроманьонцы, ранние представители людей современного типа. Понятно, что следы их пребывания, а именно материальная культура протоориньяк, сохранились в культурном слое, лежащем выше того, где должны быть сосредоточены останки неандертальцев и артефакты, изготовленные ими. Каменные орудия этой более ранней эпохи относятся к индустрии шательперон, которая может служить визитной карточкой популяции неандертальцев, населявших территории юго-запада современной Франции и крайнего востока Пиренейского п-ова. А если при раскопках были допущены ошибки, то все, что можно было бы считать делом их рук, могло оказаться в слое ориньяка и, таким образом, быть в действительности продуктом деятельности кроманьонцев [23].

Используя радиоуглеродный метод датирования, Хайгхем с коллегами повторно проанализировали возраст всех костных останков животных в разрезе от верхнего слоя VII (протоориньяк) до нижележащего X (шательперон). Ученые пришли к выводу, что возраст этих объектов из слоя Х слишком мал, чтобы их можно было считать относящимися к тому времени, когда в пещере жили неандертальцы. Таким образом, по мнению этих исследователей, кости могли быть перемещены сюда из более молодого, протоориньякского слоя. На этом основании было сделано заключение, что и предметы материальной культуры, приписываемые неандертальцам, также могли претерпеть перемещения по вертикали и принадлежать периоду пребывания здесь кроманьонцев.

Другая группа ученых, с участием двух энтузиастов идеи «очеловечивания» неандертальцев (Зилхао и д'Эррико), выступила с резкими возражениями против сделанных выводов [24]. Они подчеркивают, что, сосредоточившись на анализе возраста костей, скептики проигнорировали сведения о деталях размещения в слоях шательперонских каменных орудий, локализация которых как раз наиболее важна при проведении границ между слоями. Диагностическим компонентом слоя Х с самого начала служили зубы, определенные как принадлежащие неандертальцам (помимо них в пещере была найдена еще височная кость). Из 34 зубов 25 (73,5%) найдены в этом слое и только девять — в ниже- и вышележащем. Важно то, что именно в том же слое Х располагалась основная масса шательперонских орудий (например, 74,2% остроконечников и 72,9% скребков, характерных для этой технологии). К тому же уровню была приурочена большая часть предметов украшений (70,7%) и фрагментов минералов, содержащих пигменты (71,1%) [24].

Аргументация этих авторов выглядит весьма убедительной, а сами они абсолютно убеждены в справедливости своей позиции. Они, в частности, не вполне уверены в корректности оценки возраста костей животных из шательперонского слоя Х, проведенной их оппонентами [24]. Датировки этих объектов варьируют очень широко: от 46 до 21 тыс. лет, но для 9 из 15 — от 39 до 34 тыс. [23, с. 20237].

Преграда для окончательных суждений о том, кто же прав в этом споре, состоит в следующем. По данным других исследователей, расселяющиеся с востока люди современного типа достигли Юго-Западной Европы как раз в названное время. По мнению израильского археолога О. Бар-Йозефа и его коллег, это произошло между 38 и 33 тыc. лет назад (рис. 5) [25]. Авторы считают, что все те объекты «символического» характера, которые найдены в пещерах Франции, есть дело рук людей современного типа, а не неандертальцев. Вопрос опять-таки упирается в то, насколько надежны датировки костных останков, полученные в 2010 г. в пещере Грот-дю-Ренн. Поскольку, как уже было сказано, пришлые гоминиды и неандертальцы несколько тысяч лет жили бок о бок и скрещивались друг с другом, вероятно, не имеют особого смысла попытки провести четкую разделительную линию между культурами тех и других. Несомненно, имела место взаимная ассимиляция как технических навыков, так и традиционных обычаев. Как считают некоторые исследователи, достижения неандертальцев в духовной сфере были заимствованы ими от пришельцев. Но тогда следует отдать должное первым, ибо если так, то они были достаточно интеллектуально развитыми, чтобы усвоить передовой опыт более продвинутых кроманьонцев [26].

zagadki_tvorchestva_2_05_645.jpg

Рис. 5. Хронология расселения архаического Homo sapiens в Европе и Западной Азии (по: [25], с изм.). Цифрами показан возраст находок в тыс. лет назад

Почему же исчезли неандертальцы?

Политическая история человечества предстает со страниц учебников как почти непрерывная цепь кровопролитных войн между народами и между государствами. Неудивительно поэтому, что долгое время господствовало представление, согласно которому «дикие неандертальцы» были физически истреблены людьми современного типа, вторгнувшимися в их владения. Многое из того, о чем шла речь, позволяет усомниться в верности такого сценария.

Сегодня ученые склоняются к иным объяснениям, видя две разные, хотя и тесно взаимосвязанные причины ухода неандертальцев с эволюционной сцены. Первая основана на закономерностях общебиологического характера. Я упоминал о том, что локальные популяции этого вида гоминид отличались невысокой численностью и состояли из небольших пространственно изолированных группировок. Одно лишь это позволяет отнести неандертальцев к числу так называемых угрожаемых видов — по современным критериям тех, кто занимается вопросами охраны природы. По мнению Девиса, отдельные локальные популяции могли вымирать еще до прихода людей современного типа [1].

При такой изначально невысокой степени сопротивляемости среде дальнейшие перспективы существования локальных популяций и вида в целом не могли не ухудшиться с появлением конкурентов. Тем более что пришельцы полагались на те же самые ресурсы среды, которые первоначально находились в полном распоряжении неандертальцев. Группировки тех и других могли соперничать не только из-за убежищ и мест охоты, но даже на почве доступа к источникам оптимальных материалов для производства каменных орудий.

В результате, под напором движущихся с востока иммигрантов, неандертальцы отступали далее и далее к юго-западу. Последним их прибежищем оказалась часть Пиренейского п-ова западнее р. Эбро. Здесь они, как предполагают, просуществовали до 25,5–22,5 тыс. лет назад. К этому времени изменения климата привели к формированию здесь полупустынь, что отчасти замедлило проникновение в этот регион новых поселенцев, не успевших приспособиться к таким условиям [27]. Когда же те со временем проникли и сюда, началась интенсивная гибридизация, результатом которой стало «растворение» неандертальцев в более устойчивых популяциях кроманьонцев [11].

***

Основная идея исследований, результаты которых я постарался обобщить, состоит в следующем. Недавние успехи в реконструкции образа жизни африканских пресапиенсов и европейских неандертальцев заставляют поставить под сомнение основные идеи относительно переломных точек интеллектуального прогресса: «выход из Африки» и «сапиенсная революция». В свете новых идей господствовавшие представления о существовании тесной функциональной связи между анатомическими и когнитивными характеристиками у разных видов гоминид палеолита оказываются далеко не столь очевидными. Приходится также отодвинуть появление способностей к символическому мышлению по крайней мере на 30 тыс. лет назад, с отметки в 40 тыс. лет до 70 тыс. [28].

Ответить

Фотография Центурион Центурион 17.08 2018

Думаю у пращура возникла искра разума, когда его в очередной раз прогнала природа через "бутылочное горлышко". Резкое сокращение кормовой базы, вызвало каннибализм, что стало толчком к расселению вида ,миграции и зарождению первых примитивных обществ а в последствии как первая сигнальная система и языков. 

Ответить