←  Новое время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Жорж-Жак Дантон - отец французской демократии

Фотография Alisa Alisa 24.05 2011

Изображение


Жоржа-Жака Дантона, одного из крупнейших лидеров Великой французской революции, можно без преувеличения и тени иронии иназвать "гигантом мысли и отцом французской демократии". Даже сейчас, через века, невозможно не поддаться обаянию личности этого большого человека, одного из самых способных политических деятелей за всю историю Франции. Впрочем, в фигуре Дантона подкупает даже не величие его неоспоримых заслуг, а его чисто человеческая притягательность. Ну как без симпатии отностися к гиганту, в котором жизнь била через край? Как устоять перед символом жизнелюбия, в котором всего было черезчур - ума, таланта, силы, открытости, щедрости, великодушия, умения любить и прощать? Как не восхищаться человеком, который один мог бы послужить Дюма моделью сразу для всех четверых мушкетеров: острый ум и энергия д'Артаньяна соединялись в нем с силой и добродушием Портоса, изворотливость и дипломатический талант Арамиса - с благородством Атоса. Франция по-праву гордится своим трибуном - таких ярких и притягательных личностей, как Дантон, в мировой истории поискать.

Правда, дружное семейство Дантонов, крестившее мальчишку, родившегося 26 октября 1759 года, даже и не подозревало о его великом будущем. За маленьким Жоржем пока закрепилась только одна слава: своим зычным голосом младенец мог поднять на ноги всю округу. Когда Жорж немного подрос, проблем стало больше. Ребенок был практически неуправляем, уцелыми днями крутился на скотном дворе, играл с ягнятами, дрался со свиньями, высасывал молоко прямо из вымени коров. Последнее обстоятельство довело до бешенства домашнего быка, и тот распорол рогом губы нахальному мальчишке. Маленький Жорж затаил обиду и через несколько лет попытался отомстить животному. Коррида закончилась для тореадора проломленым носом и твердым принципом: никому и никогда не мстить.

Когда Жоржу минуло три года, умер отец, и семья оказалась в тяжелом финансовом положении. Новый муж матери Дантона, Жан Рекорден, был человеком добрым, но неудачливым, а потому не мог толком обеспечить семью. Тем более, что пасынок создавал ему немало проблем. Жоржа с диагозом "лентяй и смутьян" с треском выгоняли из всех пансионов, куда отдавал его отчим. Дело кончилось монастырской школой, из которой Дантон вышел закоренелым атеистом. Правда, тут его уже никто не мог обвинить в недостатке знаний - "смутьян" Дантон был лучшим учеником по латыни и языкам, а его упражнения в области риторики - гневные речи против наказаний - учителей просто пугали. С горем пополам получив образование, Дантон решил попробовать себя в юриспруденции. Работу он собирался искать в Париже, где на первых порах позарез нужны были хоть какие-то деньги. Жорж мог потребовать от матери свою часть наследства - полдома и несколько тысяч ливров, оставленных ему отцом. Но эти деньги вложены в и без того не процветающее дело отчима. Чтобы не разорить его совсем, Жорж сделал первый из последующих многочисленных даров родне - отложил наследство на бесконечное "потом" и уехал в Париж с 25 ливрами в кармане.

Преуспеть в столице молодому человеку без денег и связей - было делом почти нереальным. Но Дантону это удалось. Общительный, обаятельный и талантливый, он легко находил работу, еще легче - друзей, быстро завоевывал общие симпатии. Грубоватый гигант с некрасивым лицом, изуродованным шрамами и оспой, он преображался, когда говорил. Перед его юмором, теплотой, красноречием и темпераментом устоять было невозможно. Кафе "Парнас", куда юноша захаживал каждый день, преображалось с его появлением, а молоденькая дочь хозяина Габриэль расцветала от счастья, едва завидев своего громогласного ухажера. Ее отец, г-н Шарпантье был вовсе не против устроить счастье молодых. Но при условии, что "вольный" юрист Дантон купит себе хорошую должность.

Должность вскоре нашлась: приятель Дантона, собираясь жениться, продавал свое место адвоката за 78 тысяч ливров. Родные Жоржа, вылезшие из долгов, смогли наскрести только пять тысяч. Но будущий адвокат провернул гениальную комбинацию: он разбил выплату на несколько частей, а деньги на большую часть требуемого взноса занял у... невесты продавца, понимавшей, что если продажа затянется, то замуж она может и не выйти. Вторую часть суммы - в счет будущего приданного - Жорж занял у отца Габриэль, а третью - отсрочил на четыре года. В результате, молодой адвокат получил должность, любящую жену и кучу долгов, с которыми он так до конца и не расчитался.

Но все это были уже мелочи в сравнении с тем блестящим будущим, которое ждало его впереди. Для успеха адвокатской практики демократ Дантон несколько "облагородил" свою фамилию, на время став мэтром д'Антоном. Впрочем, "дворянство" его просуществовало недолго - Жорж чувствовал приближающиеся страсти революции. Более того, уже в 1789 году он стал более чем охотно ввязываться в них. В дистрикте Кордильеров Дантона единодушно выбрали председателем и капитаном батальона. Он был безусловным авторитетом, которого слушали, поддерживали, любили, слову которого верили безоговорочно. В те времена, когда другие вожди революции еще занимались бесплодной риторикой в Национальном собрании, громовой голос трибуна уже имел огромную власть над Парижем. Даже "герой дня" Лафайет был вынужден считаться с авторитетным председателем дикстрикта Кордильеров. Еще бы: ведь такой без труда был способен повести за собой массы!

Но Дантон никогда не замыкался на политике. У него был открытый хлебосольный дом, красавица-жена и двое маленьких детей. В гостях у "любимого председателя" любой мог расчитывать на радушный прием. Не забывал Дантон навещать и родных в провинции, помогать им деньгами и влиянием. В начале 90-х рачительный хозяин отстроил в Арси просторную 17-комнатную усадьбу, постоянно жили его мать, отчим, сестры, тетки, кормилица. Заботливый родственник не забывал о них даже в критические дни своей жизни: перед восстанием 10 августа 1792 года, окончившимся свержением монархии, Дантон - душа востания - уехал на несколько дней в Арси: на вский случай он решил нотариально заверить право родных на часть его недвижимого имущества.

Но восстание закончилось победой, а Дантон стал министром юстиции и - фактически - главой правительства. Сделано это было в самое время: на революционную страну со всех сторон наступали интервенты, национальная армия была слаба, и манифест герцога Брауншвейгского, пообещавшего смести Париж с лица земли, казался более, чем реальностью. Многие в ужасе бежали из столицы. Громовым голосом Дантон подавил панику среди революционеров, и бросив легендарное "Нам нужна смелость, смелость, и еще раз смелость!", принялся за каторжную работу. Тридцатидвухлетний министр прекрасно понимал, что против превосходящих сил противника одной смелостью не обойтись, а потому тратил бешенные деньги на шпионов, агентов, и всех, кто хоть как-то мог выведать нужную информацию. Итогом закулисных игр штаба Дантона стала самая знаменитая победа французских войск - в битве при Вальми. Превосходящая по численности прусская армия почему-то не стала ввязываться в бой, а устроила артилерийскую перестрелку, а потом и вовсе отступила. Париж был спасен, а прусского командующего герцога Брауншвейгского потом долго обвиняли в том, что он был подкуплен. Подтвердилось это только после смерти герцога: в его коллекции драгоценностей был найден знаменитый бриллиант французской короны "Голубой", национализированный в период министерства Дантона, а затем куда-то бесследно исчезнувший. Страстный коллекционер драгоценностей, герцог поддался на уговоры французских шпионов и проиграл битву, от которой зависел исход революции, да и самой Франции. А Дантон выиграл не только сражение, но и авторитет талантливого государственного деятеля. На выборх в Конвент за него проголосовали 92% избирателей!

С появлением Конвента революция вступила в свою завершающую стадию: "Волки перегрызлись". Политики, вместе громившие роялистов, разделились на кучу ненавидящих друг друга партий и течений. Дантон, понимавший, к чему может привести война "всех против всех", шел на любые жертвы, чтобы примирить враждующие лагеря. Он не смог остановить массовые убийства - зато заранее предупредил многих потенциальных жертв, и даже снабдил их загранпаспортами. Он метался по фронтам, призывал к разуму политиков: страна гибнет, а вы тут демагогию разводите! В канун серьезных испытаний этого неунывающего гиганта подкосило личное горе - умерла при родах его жена Габриэль. Трагедию вдовца описать было невозможно: он никогда не был примерным мужем, и теперь горько упрекал себя за это. Политика интересовала его все меньше: Дантон нутром чувствовал, что добром это все не кончится.

Впрочем, после смерти жены Жорж утешился достаточно быстро. Этому способствовала подруга Габриэль, 17-летняя соседка Луиза Жели. Юная и прелестная, она приходила морально поддержать вдовца и сирот. Дело кончилось тем, что через несколько месяцев вдовец сам заявился к родителям Луизы - просить руки и сердца. Родителей, не симпатизировавших революции, мысль породниться с живым ее символом отнюдь не радовала. Чтобы отделаться от него, мадам Жели придумала гениальный ход: она-де отдаст дочку только тому, кто исповедается у не присягнувшего Конституции священника. Но Жели плохо знали будущего зятя! Разузнав адрес священника, прячущегося от новой власти, Дантон пришел к нему на дом и бухнулся в ноги, умоляя об отпущении грехов. Родителям невесты пришлось смириться: в июне 1793 года Луиза стала мадам Дантон.

Изображение
Минисериал “Французская революция» - Дантон (К.-М.Брандауэр)


В политике в это время творилось что-то ужасное, но Дантон не обращал на это внимания. В момент, когда все настойчиво уговаривали его взять власть и навести порядок в стране, он хотел жить частной жизнью. С денег, оставшихся у него со времен министерства, он купил для молоденькой жены поместье - настоящий феодальный замок. "Я устал спасать нацию, - говорил он друзьям, звавшим его в Париж, - оставьте меня в покое!"

Но в покое Жоржа не собирались оставлять прежде всего политические противники. Он был слишком крупной фигурой, слишком авторитетным деятелем, чтобы его просто забыли. А раз так, считал его давний недруг Максимилиан Робеспьер, Дантона надо казнить. Против уничтожения Дантона было много политических мотивов, но "за" была личная ненависть холодного, подозрительного, патологически тщеславного честолюбца к баловню судьбы, любимцу толпы и женщин, талантливому оратору, никогда не читавшему свои речи "по бумажке", смеявшемуся над абстрактной добродетелью, и громко говорившему, что ни он, ни Франция не давали обета целомудрия. Напрасно вернувшийся Дантон со свойственным ему миролюбием пытался примириться с Робеспьером, напрасно объяснял ему, что смерть его, Дантона, в скором времени повлечет за собой гибель самого Робеспьера. Друзья уговаривали Жоржа бежать, но он, бросив легендарное "Родину не унесешь на подошвах своих башмаков", легкомысленно шел навстречу своей судьбе.

Изображение

Париж. Памятник Дантону в Латинской Квартале (бывшем дикстрикте Кордильеров)


История всех расставила по своим местам. Память Дантона, впервые в истории добившегося всеобщего избирательного права и провозгласившего равенство возможностей, благодарные французы чтут уже не одно столетие. Его министерские постановления считаются основой всех будущих республиканских законодательств, его речи цитируются в учебниках истории, его легендарный лозунг "Свобода, равенство, братство" знает каждый школьник. В Париже, на улице где он когда-то жил, ныне стоит статуя Дантона. В национальном сознании этот жизнелюбец стал не только "отцом французской демократии", но и живым воплощением Гаргантюа, "самого французского" из всех персонажей мировой литературы.

Автор: Елена ЦЫМБАЛ

Ответить

Фотография Alisa Alisa 24.05 2011

Орфография и пунктуация - авторская. :)
Ответить

Фотография LeveL LeveL 25.05 2011

Мясник был ваш Дантон, мясником и помер. Не лучший пример.
Ответить

Фотография Ярослав Стебко Ярослав Стебко 26.05 2011

Мясник был ваш Дантон, мясником и помер. Не лучший пример.

Наверное Луи 16 был лучшим примером, не мясник, но на чебуреки пошёл.
Ответить

Фотография tamazss tamazss 24.09 2011

atcom , materu i drugimi rodstvenikapi francuzskoi revolucii byli ee stremlenie k svobode i gnet kotoryi byl ne vynosim kak skazal monteske kogda sushestvuet velikoe zlo vsegda poiavliaeca sila kotoraia sposobna ee ostanovit.
Ответить

Фотография Ученый Ученый 27.09 2012

Мясник был ваш Дантон, мясником и помер. Не лучший пример.

Некоторым людям он помог спастись, хотя и не бескорыстно (Талейрану, Ламету например). Пытался найти компромисс с жирондистами, образумить Робеспьера. Но в общем конечно мясник(
Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.02 2016

Левандовский А.П. Дантон

Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. – 416 с. – (След в истории).

 

Оглавление:

«Мирабо санкюлотов» или человек в интерьере эпохи. А.А. Егоров

1. Частная жизнь господина д’Антона (1759–1788)

2. Капитан гвардии Свободы (апрель – сентябрь 1789)

3. В революционном дистрикте (октябрь 1789 – март 1790)

4. Нация, закон, король (апрель 1790 – август 1791)

5. На фонари аристократов! (сентябрь 1791 – август 1792)

6. Министр революции (август – сентябрь 1792)

7. Между Горой и Жирондой (сентябрь 1792 – январь 1793)

8. Побежденный победитель (февраль – начало июня 1793)

9. Я исчерпал себя (июнь – ноябрь 1793)

10. Лицом к лицу (ноябрь 1793 – март 1794)

11. Смерть и преображение якобинца Дантона (март 1794 – апрель 1794)

 

http://rutracker.org...c.php?t=4787661

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.10 2018

436348.jpg

 

Биография Дантона, изданная в советское время в серии Жизнь замечательных людей.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.10 2018

Процесс и казнь Дантона

 

Комитет общественной безопасности арестовал дантонистов Фабра д'Эглантина, обвиненного в ажиотаже, и Базира. 25 вантоза II года (15 марта 1794) был арестован, по ложному обвинение в измене, Эро де Сешель, член Комитета общественного спасения, проводивший в нём дипломатические идеи Дантона. Робеспьер твёрдо решил покончить с Дантоном, главным своим соперником в борьбе за власть. Кровавый террорист Бийо-Варенн стал неустанно преследовать Дантона яростными нападками.

 

 

Робеспьер избегал лично выступать против главного героя событий 10 августа 1792, долговременного вождя национальной обороны. Он стал действовать против Дантона руками Сен-Жюста, которому дал материалы для полного лжи доклада. 10 жерминаля Комитеты общественного спасения и общей безопасности в соединенном заседании постановили арестовать Дантона, Камилла Демулена и ещё нескольких человек. Приказ об аресте подписали все присутствовавшие члены обоих комитетов, исключая двух или трех. Волей или неволей им пришлось сделаться орудиями честолюбия Робеспьера.

 

 

Когда на следующий день Конвент узнал об аресте Дантона, там едва не вспыхнул бунт против Робеспьера. Слышались крики: долой диктатора! Но Робеспьер высокомерной и полной угроз речью нагнал страх на оппозицию. Депутаты «болота» поддержали его, и Конвент постановил предать обвиняемых Революционному трибуналу.

Процесс дантонистов занял четыре заседания трибунала (2–5 апреля 1794). Шестнадцать обвиняемых были разделены на две категории: 1) Делакруа, Дантон, Демулен, Филиппо, Эро де Сешель и Вестерман обвинялись в «составлении заговора с целью восстановить монархию, низвергнуть национальное собрание и республиканское правительство»; 2) ещё десять дантонистов судили за взяточничество (утверждалось, что они «составили заговор с целью путем лихоимства подорвать престиж республики»). Трибунал, по якобинскому принципу «амальгамы», намеренно свалил в одну кучу деятелей, обвиняемых в политических преступлениях, и их сподвижников, обвиняемых в воровстве – чтобы запятнать первых соседством вторых.

 

 

Процесс велся с нарушением всех формальностей. Обвиняемые не могли добиться представления в суд оправдательных документов. Дантону, однако, удалось произнести громовую речь, и его красноречие произвело потрясающее впечатление на аудиторию. Дантон потребовал, чтобы выслушаны были свидетели защиты. Трибунал не мог найти поводов для отказа. Тогда Сен-Жюст убедил Конвент, что обвиняемые дантонисты бунтуют. По докладу Сен-Жюста депутаты дали право трибуналу немедленно лишать слова и права защиты всякого «заговорщика», который дерзнет оказывать сопротивление национальному правосудию или будет его оскорблять. Главный обвинитель Фукье-Тенвиль заявил, что Дантон хотел «двинуться во главе вооруженной армии на Париж, уничтожить республику и восстановить монархию». Не уверенные в исходе новой борьбы за власть судьи долго колебались вынести приговор. Говорят, что некоторые члены Комитета общественной безопасности входили в совещательную комнату и склоняли судей осудить обвиняемых во «благо республики» («Робеспьер полезнее для Республики, чем Дантон – значит, нужно гильотинировать Дантона».).

 

danton-execution.jpg

Казнь Дантона

 

Наконец, суд решился на обвинительный вердикт. Дантон и его друзья яростно протестовали, но были лишены слова; смертный приговор, произнесенный в их отсутствие (5 апреля 1794), был приведен в исполнение в тот же день. Проезжая на телеге смертников мимо дома, где жил Робеспьер, Дантон крикнул: «Максимилиан, ты последуешь за мной!» (И Робеспьер был действительно казнён через три месяца.) Перед казнью Дантон нецензурно ругался, а Камилл Демулен плакал. У подножия эшафота было слышно, как Дантон сказал себе самому: «Дантон, мужайся!» Эро де Сешелю, подошедшему обнять его, он сказал: «Наши головы встретятся там», – в корзине палача. Последние слова Дантона были обращены к палачу Самсону: «Ты покажешь мою голову народу; она стоит этого».

http://rushist.com/i...west/331-danton

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.10 2018

Жерар Депардье в роли Дантона

 

danton-5b841b58b1d19.jpg

Ответить

Фотография shutoff shutoff 17.10 2018

 По моему мнению, ВФР с Наполеоновскими войнами подорвали силы французского народа и он от последствий этих катаклизмов не может оправиться до сих пор. Во время студенчества у меня был доступ к списанным дореволюционным книгам. Эта возможность позволила сформировать широкий взгляд на происходившие тогда события. Ужас - это слово самая краткая характеристика происходившего тогда. И этот ужас базировался на глупости широких масс, которые слушали и внимали своим полоумным вождям типа Марата. Большевики в РИ взяли пример с французских санкюлотов на первых этапах переворота 1917 г. имея опыт попытки мятежа 1905 г. Лишь летом 1918 г. они переключились на пример якобинцев и их политика стала хоть чуть-чуть напоминать политическую партию.

 

 Слава Богу, что у нас этот процесс пролития крови своих сограждан не затянулся так надолго как во Франции на рубеже 18 - 19 веков. Ж.Ж. Дантон начал организованные новой властью убийства во Франции и сам от этой политики погиб вместе со своим врагом Робеспьером, который и отправил его на эшафот. Подобные примеры ничему не учат современных Че и их цепных овчарок. Всё это свидетельствует о пробелах в образовании и слабости интеллекта человека и не только европейской цивилизации, чему яркий пример события в "незалежной" и на Ближнем Востоке. Мы всё ещё одной ногой стоим в небытие...

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.10 2018

Слава Богу, что у нас этот процесс пролития крови своих сограждан не затянулся так надолго как во Франции на рубеже 18 - 19 веков.

В целом, я согласен с тем, что Вы пишете, но количество жертв русской революции было все же больше, чем у французов. Якобинский террор длился с 1792 по 94 г., а в России только гражданская война продолжалась около 2 лет, затем также следовали кампании массового террора - подавление восстаний 21 г., коллективизация, большой террор. В сущности весь период с 1917 по 1956  сопровождался вялотекущей гражданской войной.

 

Я согласен и в том, что большевики напрасно подражали якобинцам и Парижской коммуне. Если бы в своей политике они опирались на российские традиции, результат был бы лучше. Для России характерно суровое, но краткое наказание, с последующим прощением и забвением. Систематическая жестокость и мстительность, злопамятство, для русского народа не типичны. Коммунисты же преследовали "классовых врагов" (зачастую вымышленных) целыми десятилетиями.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 17.10 2018

Ж.Ж. Дантон начал организованные новой властью убийства во Франции и сам от этой политики погиб вместе со своим врагом Робеспьером, который и отправил его на эшафот.

К сожалению во время французской революции в террор были вовлечены не какие-то уголовники или безграмотные неучи, а образованные, культурные и даже успешные люди. Дантон был преуспевающим адвокатом, Фуше - учителем математики, Марат - талантливым врачом. Да и вообще французы, особенно парижане, были самыми культурными и начитанными людьми своего времени, в отличие скажем от населения России накануне революции 17 года. Тем не менее просвещение сыграло с французами злую шутку - вместо всеобщего счастья революция дала народу тиранию, голод и войну.

 

Впрочем Дантон был все же наименее кровожадных из главарей Конвента. В период якобинской диктатуры у политика был выбор - участвовать в терроре, самому стать жертвой террора или бежать за границу. Эмиграция влекла конфискацию имущества, а Дантон любил роскошь и решился убежать только в свое поместье.

Ответить

Фотография shutoff shutoff 17.10 2018

количество жертв русской революции было все же больше, чем у французов. Якобинский террор длился с 1792 по 94 г., а в России только гражданская война продолжалась около 2 лет, затем также следовали кампании массового террора - подавление восстаний 21 г., коллективизация, большой террор. В сущности весь период с 1917 по 1956 сопровождался вялотекущей гражданской войной.

 

 Позволю себе не согласится с этим Вашим, ув-й г-н Учёный, мнением. Люди погибали не только от якобинского террора, а и от обыкновенного грабежа под лозунгом "Да здравствует Король!" и войн и со своим населением, и на границах, и даже в дальних походах Наполеона. Периодическое недоедание тоже давало о себе знать.

 

 Я уже жил сначала в Мариуполе, а с 1953 г. в Москве и не могу вспомнить каких-либо примеров Гражданской войны в этот период. Мои старшие друзья после войны учились, работали, служили в армии и тоже ничего похожего не наблюдали. Смертность была высокой и ранней, но она никак не была связана с "классовой борьбой", а с общей послевоенной разрухой. Масса инвалидов без рук и ног, просто получивших тяжелейшие увечья и заболевания за годы войны, разгул бандитизма, недостаток питания - люди умирали...

Ответить

Фотография shutoff shutoff 17.10 2018

К сожалению во время французской революции в террор были вовлечены не какие-то уголовники или безграмотные неучи, а образованные, культурные и даже успешные люди. Дантон был преуспевающим адвокатом, Фуше - учителем математики, Марат - талантливым врачом. Да и вообще французы, особенно парижане, были самыми культурными и начитанными людьми своего времени, в отличие скажем от населения России накануне революции 17 года.

 

 Перечисленные Вами - это вожди и тем хуже для них, что они не понимали какой ящик Пандоры они открывают. Действующие лица в своей основной части были безграмотными и тёмными людьми. В начале ВФР они стремились помочь королю сжигая поместья своих дворян, которым король платил пенсии за их службу государству... А посмотрите на городской плебс, чем он лучше? Одно требование пекарей отменить у них ночные смены чего стоит даже в одном Париже, когда всё население привыкло с раннего утра есть свой батон.

 

 Вы напрасно так уничижительно отзываетесь о русском народе в начале 20-го века. У нас по всей стране (может быть только с пропуском в мусульманских окраинах) работали школы и если не земские, то приходские. Моя бабушка (мать моей матери) как раз перед 1917 г. закончила Ейскую гимназию будучи из семьи простого казака с 14 детьми и живя в станице, а дед (отец моей матери, сирота) 4 класса земской школы. Родители отца жили в Москве, в Сокольниках. Мой дед по этой линии был телеграфистом и, как Вы понимаете, эта специальность предусматривала образование. Об образовании бабушки Кати (матери отца) я ничего не знаю, но писать она умела, да и сложно было тогда найти москвичей безграмотных. Читать они, правда, тогда не приучились. Больше вывески разбирать по слогам, да лозунги... В СПб уровень образования был ещё выше. Именно на этом и строилась большевистская пропаганда.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 17.10 2018

Дантон был исполином среди революционеров. Никакое средство не казалось ему предосудительным, лишь бы оно было для него полезным, и, по его мнению, смелость была гарантией успеха. Дантона называли Мирабо черни, и он действительно походил на этого трибуна высших классов: такие же резкие черты лица, сильный голос, порывистые манеры, смелое красноречие, повелительный вид. Пороки их были также одинаковы, но у Мирабо и они были пороками патриция, у Дантона – демократа; все, что было смелого в замыслах Мирабо, увлекало и Дантона, но в другом виде, так как он был в революции представителем другого класса и {207} другого времени. Горячий, обремененный долгами и нуждой, распутный, отдававшийся по очереди то своим страстям, то своей партии, он был значителен в своей политике, когда стремился добиться своей цели, и делался беспечным, достигнув ее… Этот всемогущий демагог являлся как бы смешением пороков и добродетелей. Продавшись двору, он сохранил гордую смелость своих республиканских чувств даже в низости своей продажности. Он являлся истребителем людей, не будучи жестоким; он был неумолим относительно масс и человечен и великодушен к отдельным личностям*). В его собственных глазах революция являлась игрой, где победитель, если встречалась надобность, принимал на ставку даже жизнь побежденного. Спасение его партии стояло для него выше закона, даже выше человечности, – этим и объясняются его преступления, когда он счел республику утвердившейся.

 

 

*) Во время резни, устроенной Парижской коммуной 2 сентября, он спасал всех, кто ему попадался; по своему собственному побуждению он выпустил из тюрьмы Дюпона, Барнава и Шарля Ламета, бывших его личными врагами. {208}

 

Минье Ф. История Французской революции с 1789 по 1814 гг. / Пер. с фр. И.М.Дебу, К.И.Дебу; под. ред. и со вступ. ст. Ю.И.Семенова. М.: Гос. публ. ист. б-ка России, 2006. С. 207–208.

 

Ответить

Фотография Ученый Ученый 18.10 2018

Позволю себе не согласится с этим Вашим, ув-й г-н Учёный, мнением. Люди погибали не только от якобинского террора, а и от обыкновенного грабежа под лозунгом "Да здравствует Король!" и войн и со своим населением, и на границах, и даже в дальних походах Наполеона. Периодическое недоедание тоже давало о себе знать.

Значительная часть населения Франции получила материальную выгоду от революции - буржуазия и крестьяне присвоили землю и другое имущество аристократов и духовенства. По революционным законам собственность эмигрантов подлежала конфискации, а дворяне были вынуждены бежать, чтобы избежать террора. Отобранная у бывших хозяев собственность объявлялась национальным имуществом и часто за бесценок распродавалась близким к революционным властям представителям буржуазии. Этим и объясняется поддержка большинством населения режимов республики и империи. 

 

Конечно бедняки страдали от голода и лишений, но в период якобинского террора любые проявления недовольства сурово подавлялись. Если Робеспьер и его сторонники хотя бы говорили о необходимости помочь беднякам-патриотам, то Дантона эти проблемы мало волновали. И до революции не бедный, находясь у власти Дантон сказочно обогатился, и постоянно навлекал на себя обвинения в воровстве и коррупции.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 18.10 2018

В начале ВФР они стремились помочь королю сжигая поместья своих дворян, которым король платил пенсии за их службу государству... А посмотрите на городской плебс, чем он лучше? Одно требование пекарей отменить у них ночные смены чего стоит даже в одном Париже, когда всё население привыкло с раннего утра есть свой батон.

Крестьянские восстания были делом обычном, они происходили и до революции. Парижское население сильно отличалось не только от крестьян, но и от жителей провинции. В столицу стекались интеллектуалы, авантюристы и криминальные элементы чуть ли не со всего мира. О грамотности парижских низов говорит то, что все лидеры революции - Марат, Демулен, Эбер издавали газеты, которые разжигали народное недовольства и призывали к насильственным действиям. Существовали и политтехнологии организации демонстраций, беспорядков и мятежей. То есть действия революционеров были довольны близкими к политике 19-20 веков, поэтому великая французская революция и вызывала такой интерес у современников и потомков.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 18.10 2018

Вы напрасно так уничижительно отзываетесь о русском народе в начале 20-го века.

Я не хочу сказать ничего плохого о русском народе, но большинство населения составляли крестьяне, уровень сознательности которых был довольно низким. Крестьяне охотно участвовали во всех большевистских безобразиях, только потому, что им твердо пообещали землю. А политически грамотные люди сразу поняли что большевики обманщики и их обещания ничего не стоят.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 18.10 2018

он был значителен в своей политике, когда стремился добиться своей цели, и делался беспечным, достигнув ее…

Действительно, в самый решительный момент своей борьбы с Робеспьером, Дантон впал в беспечность и апатию, уехал из Парижа и не предпринимал никаких эффективных действий. А спустя несколько месяцев после его гибели куда менее значительные политики - Баррас, Тальен и Фуше свергли Робеспьера.

Ответить