←  История войн

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Версии Цусимской катастрофы

Фотография Болингброк Болингброк 23.08 2012

Хочется верить, что данная книга рассеет существующее мнение о том, что в Русско-японской войне один из флотов был сборищем технически отсталых броненосцев с матросами-анархистами и офицерами-идиотами, а другой — триумфом британского судостроения с командой — сплошным совершенством под управлением самого Нельсона. Это лишь четверть правды, и вера в непобедимость японцев на море, возникшая в результате этой войны, была необоснованна и потому опасна. Многое, связанное с Цусимой, останется тайной, и предлагаемая книга, хоть и привнесет кое-какие новые факты, не сможет решить всех загадок
Самая большая из них — характер и намерения адмирала Рожественского. Предшествующие авторы изображали его либо бездарным самодуром, пользовавшимся расположением царя, либо трагической жертвой неспособной царской администрации. Вот почему в этой книге дается несколько совершенно разных взглядов на личность русского адмирала. Читатель на их основе может прийти к собственному выводу или (и это, пожалуй, более мудро) так и оставить Рожественского загадкой.
Используя свидетельства очевидцев, в книге была сделана попытка понять причины поражения русского флота. В предшествующих работах давался длинный перечень этих причин, однако в них не указывалось, какие из них стали решающими, а какие побочными, второстепенными, случайными. Единственный вывод, к которому приходишь: ни русская артиллерия, ни конструкция русских кораблей не были так плохи, как принято думать.
Не были беспомощны и русские офицеры. Тактически решающим фактором явилась более высокая скорость боевой линии японских кораблей, стратегически — тот факт, что флот, посланный на войну русским правительством, был откровенно слабее, чем флот, с которым ему предстояло столкнуться.

Джон Н. Вествуд
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 24.08 2012

Что до Зиновия Петровича, то он действительно был не Нельсон… Конечно он не был ни д у раком, ни трусом. Он был хорошим организатором и очень работоспособным человеком. Был хорошим моряком и храбрым офицером. Но был ли он стратегом и тактиком? «Странное дело – война. Я воюю, столько лет, но не знаю сейчас ничего нового по сравнению с тем, что знал перед Тулоном», – так, или примерно так, говорил Наполеон. Позволю себе усомниться в искренности этого утверждения императора. Бонапарт был на острове Святой Елены заинтересован в создании собственной легенды. Показать, что такой гений как он всегда находит правильное тактическое решение и не нуждается в опытности. Думаю, что к моменту Ватерлоо он знал неизмеримо больше чем под Тулоном. (Правда, это не спасло его от разгрома).
За плечами Ушакова и Нельсона стояли многие десятилетия, технически современного им, парусного флота. И десятки сражений их предшественников, при одинаковом техническом уровне. Линейные корабли появились во время Англо-Голландских войн. Много ли с тех пор было технических усовершенствований? «Виктори» Нельсона была построена за несколько десятилетий до Трафальгара. Рожественский жил в эпоху быстрого развития военной техники. А сражений между броненосными флотами было не так много. И при этом каждое новое сражение было уже во многом на другом техническом уровне. Выводы при этом делались не всегда правильные. В сражении при Лисе (1866 г.), например, был случай удачного тарана, и после этого, все корабли, чуть ли не до «Дредноута» включительно имели (как в античности!) таран. Кажется и опыт Цусимы не все кораблестроители интерпретировали как «all-big-guns», кто то считал что нужно, по прежнему, уповать не на главный, а на средний калибр. Генералы готовятся к прошедшей войне. (Гения не всегда можно найти). Рожественский пришёл к выводу о практической неуязвимости броненосцев от артиллерийского огня. К этому подводил, казалось, весь предыдущий опыт Русско-японской войны.
Джелико (о котором Фишер отзывался чуть не ни как о гении) в Ютлансдком бою, тоже «готовился к минувшей войне», и сумел, подобно Того, поставить «Crossing the T». Да что толку! Конечно, «за ошибки лидеров расплачивается нация». Но кто действует безошибочно?
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 24.08 2012

Сколько раз и раньше приходилось удивляться тому, насколько наш русский крестьянин плохо прививается к морю и морской службе. Едва ли три человека из ста судовой команды чувствуют себя на палубе так же хорошо, как и на земле, любят свой корабль и море и, охотно работая, представляют из себя настоящий желательный тип моряка; остальные смотрят на свою службу как на несчастную долю, на корабль – как на тюрьму, к морю не приучаются и в продолжение всей своей службы мечтают только о том дне, когда срок ее будет окончен и их уволят домой. Эта категория людей работает вяло, кое-как, так как труд на судне, лишенный для них всякого смысла, им ненавистен; если же отдельные личности этой категории и стараются, то из страха наказаний или с единственной целью достичь повышений, избавляющих их от тяжелой работы. В случае свежей погоды это стадо с постоянной мыслью о смерти делается совершенно ни к чему не способным и ютится где-нибудь в темных углах корабля. Голодные, зеленые, немытые, готовые просидеть в своем углу несколько суток подряд без всякого желания посмотреть, что делается кругом, они трусят всякого размаха корабля, всякой волны, вкатывающейся через борт.
Б. К. Шуберт, старший артиллерийский офицер крейсера «Олег»

Нередко, облокотясь о решетку борта, мы по часам спорили, что ожидает нашу эскадру. Я был убежден, что мы в силе не уступаем японцам. У нас нет только беззаветного желания отдать себя в жертву отечеству. Все мы идем не с пламенным желанием во что бы ни стало победить, а потому что не идти нельзя, что нас “посылают” и тому подобные отговорки, которые если не высказываются, то ясно подразумеваются. Это все я и высказал моему собеседнику. Я смело ему говорил, потому что он сам, по-видимому, был из настоящих вояк, со мной не соглашался и горячо доказывал “боевыми коэффициентами”, что мы слабее японцев. “Бросьте вы эти коэффициенты, – возражал я, – на войне все дело удачи. …А удача дается храбрым. Еще Сенека сказал: “Кто не дорожит своей жизнью, то владеет твоей”. Японцы обладают таким качеством, а у нас его нет. Я упорно стоял на своем: будь у нее беззаветное желание отдать жизнь за жизнь – победа за нами – у нее больше броненосцев, а мелкие суда значения не имеют.
Отец Зиновий (Дроздов), судовой священник крейсера «Аврора»
Сообщение отредактировал Болингброк: 24.08.2012 - 12:54 PM
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 24.08 2012

В. Ю. Грибовский отмечает, что качество подготовки матросов и унтер-офицеров в начале ХХ в. было достаточно высоким. Однако достижение его обеспечивалось экстенсивным путем – за счет увеличения сроков обучения. Неоправданно много времени тратилось на теоретический курс и строевую подготовку. В практическом обучении артиллеристов не применялись береговые тренажеры, зато во время практических плаваний стремились к освоению всех систем артиллерийского вооружения, количество которых год от года возрастало. В кампанию 1900 г., например, ученики комендора старшего класса имели 21 урок стрельбы как из новейших нарезных орудий, так и из совершенно устаревших образцов 1867 г. К сожалению, командование учебных отрядов, которое в разное время осуществляли в том числе «цусимские» адмиралы З. П. Рожественский, Д. Г. Фелькерзам и Н. И. Небогатов, не смогло оценить значения специализации в обучении артиллеристов. Характерно, что многие выпускники учебных отрядов, успешно освоив весь курс подготовки, при назначении на корабли флота вновь сталкивались с совершенно незнакомыми им новыми артиллерийскими установками.
И еще один немаловажный фактор, сыгравший свою роль: специальности комендора и сигнальщика оставались крайне непопулярными среди нижних чинов. Русские матросы очень прагматично подходили к выбору своих военных специальностей, предпочитая те из них, которые могли им пригодиться в дальнейшей «гражданской» жизни, например специальности механика или галь-ванера (электрика). Однако командование не придало должного значения этому обстоятельству и не разработало систему стимулов и поощрений, с помощью которой можно было бы привлечь к артиллерийскому делу наиболее способных матросов.
Лихарев Д.; Тамура А.

«В то же самое время нельзя согласиться с отдельными заявлениями о том, что русский матрос заведомо тяготился службой, “тянул лямку” как придется и по натуре был ленив и глуп. События войны показали, что при обеспечении грамотного управления и личной примерности офицеров нижние чины были вполне на уровне требований, предъявляемых боевой обстановкой».
В. Ю. Грибовский
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 24.08 2012

Длительный мирный период исключал внеочередные производства в чины «за отличие в делах против неприятеля». На первый план выдвигались такие качества, как хорошая выправка, умение поставить строевое обучение и личная преданность начальству. Изучив послужные списки офицерского состава, В. Ю. Грибовский пришел к выводу, что до капитана 1 ранга, то есть до командира большого корабля, мог дослужиться практически каждый выпускник Морского кадетского корпуса. Залогом успешного продвижения по служебной лестнице являлось отсутствие несчастных случаев и всевозможных ЧП во вверенных офицерам подразделениях и на боевых кораблях. Поэтому они стремились всячески избежать сложных маневров и учений в условиях, максимально приближенных к боевым, справедливо считая их опасными. В результате на флоте сложился тип «миролюбивого командира», теряющегося в боевой обстановке и мало способного не только к активным действиям, но даже неуверенного в простом маневрировании.
Лихарев Д.; Тамура А.
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 24.08 2012

Инициативы не было и быть не могло, потому что нас так воспитали. …За восемь месяцев не переделать людей. О всяком пустяке адмирал думал сам, а не подумай он, никто бы не подумал.
Рихтер О. О., командира миноносца «Быстрый»
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 24.08 2012

Так, например, один из пунктов обвинения гласил, что представшие перед судом офицеры, «…будучи настигнуты и окружены в Японском море, без боя спустили флаг, не исполнив обязанностей своих по долгу присяги и в противоположность требованиям воинской чести и морского устава» (Отчет… 1907: 37). И. М. Кокцинский справедливо указывает, что такая формулировка отнюдь не бесспорна. Прежде чем андреевский флаг был спущен, броненосец «Орел» успел сделать три выстрела, «Генерал-адмирал Апраксин» – один. Открыли огонь и японские корабли. Уже в течение первых 10 минут завязавшегося боя «Император Николай I» получил до шести пробоин. Взрыв неприятельского снаряда разрушил на броненосце мостик, ранив флагманского штурмана подполковника Д. Н. Федотьева и старшего штурманского офицера лейтенанта Н. Н. Макарова. «Неужели в глазах обвинения все это не являлось боем?» – вопрошает И. М. Кокцинский.
Далее возникает вопрос: что же все-таки считать боем? Только ли кратковременный огневой контакт кораблей Небогатова с японской эскадрой, непосредственно предшествовавший сдаче? Ведь событиям 15 мая предшествовал многочасовой дневной бой 14 мая, в ходе которого броненосец «Орел» был превращен буквально в груду искореженного металла, а затем длившиеся всю ночь атаки японских миноносцев, после которых на небогатовских кораблях практически не осталось снарядов. Защита настаивала на том, чтобы все это считать одним боем. Здравомыслящему человеку трудно что-либо против этого возразить.
Лихарев Д.; Тамура А.
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 24.08 2012

И я уже говорил - не надо недооценивать болванку.

Ладно, поставим вопрос по-другому. Не будем решать, что лучше русский бронебойный, или японский фугасный снаряды. Можно ли верить В. Семёнову, что японские фугасные снаряды морской артиллерии в конце войны были лучше своих аналогов в её начале?
P.S.
Если верить А. С. Новикову-Прибою «со товарищи», русские снаряды в конце войны были хуже чем в начале из-за переувлажнённости пироксилина.
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 24.08 2012

ПРАПРАВНУК АДМИРАЛА РОЖЕСТВЕНСКОГО СЕЙЧАС РАБОТАЕТ В ЯПОНИИ
Зиновий Петрович Рожественский - одно из знаковых имен русско-японской войны. Адмирал Рожественский возглавлял русскую эскадру при Цусиме и после страшного разгроВ сражении Рожественский получил пять ранений, потом пережил плен, мучительное возвращение домой, в Петербурге потребовал суда над собой (хотел отмыться от обвинений), судом был оправдан, правда - юридическая казуистика! - формально из уважения к пролитой в бою крови. Умер в 1909 году. Сегодня все больше исследователей считает, что Рожественский был скорее заложником ситуации, причины Цусимской драмы не только и не столько в личности командующего.
Зиновий Дмитриевич Спечинский - правнук
адмирала, имя получил в его честь.
- Зиновий Дмитриевич, вы "Цусиму" Новикова-Прибоя читали?
- Конечно.
- Рожественский там выведен... не очень...
- Мама говорила, что впервые "Цусиму" прочла в эмиграции, в тридцатые. Потом всю ночь плакала: почему автор про ее деда пишет с такой злобой? Мне кажется, в нелюбви Новикова к адмиралу было что-то личное. Моя тетя Оля, ее фамилия Павловская (в книге она тоже упоминается, прошла весь поход на госпитальном судне "Орел", потому Рожественский на "Орле" часто бывал - а не оттого, что, как намекает Новиков-Прибой, тетина начальница была его любовницей, это все матросские сплетни), так вот, тетя Оля рассказывала: кто-то из матросов, служивших по интендантской линии, совершил серьезный проступок - то ли проворовался, то ли чего-то не обеспечил... Рожественский приказал этого матроса выпороть перед всем экипажем. А Новиков ведь как раз из интендантов? Не знаю, он ли попал тогда Рожественскому под горячую руку или кто-то из его товарищей, только эта история могла повлиять на отношение.
- Но о том, что Рожественский был сложной фигурой, пишут многие. С одной стороны - личное мужество, талант моряка, дар организатора. С другой - деспотичость, неуравновешенность, самодурство. Говорят о его роковых просчетах на посту командующего...
- Представьте, что маршал Жуков двадцать сражений выиграл, а двадцать первое - решающее - по каким-то причинам проиграл. Я думаю, что тогда тоже первым делом припомнили бы: самодур, неуравновешен, деспотичен. И тоже выискивали бы просчеты, ошибки. Задним числом легко судить. Рожественский вышел в поход с наскоро собранной эскадрой, где экипажи кораблей были не подготовлены, без близких людей в офицерском корпусе. Учились на ходу, в такой ситуации срывы неизбежны. Что в действительности стало причиной Цусимского поражения? Плохой уголь? Техническая отсталость кораблей? Неудачный маневр? Неверно исполненные команды? Преимущество японской артиллерии? Знаете, есть целая литература, и каждый исследователь называет свои причины.
- В вашей семье Рожественского вспоминали часто?
- В семье - не совсем точное выражение. Семья после революции оказалась разорванной. Те, кто остался в СССР, естественно, помалкивали. Один из родственников был, например, начальником отдела кадров в "почтовом ящике" - что, он будет на каждом углу кричать: "Я внук царского адмирала!"? А наша ветвь, эмигрантская, память берегла. Я помню, как мама читала нам вслух письма прадеда родным откуда-то с островов Зеленого Мыса, он писал их во время похода. Письма были печальные: мы идем на поражение, никаких шансов нет... С самого начала все понимал. Еще дома хранилась семейная реликвия - андреевский флаг, которым в 1909-м был накрыт гроб Зиновия Петровича. Помню, мама разыскивала немецкого писателя Франка Тисса - Тисс во время похода был военным корреспондентом на сопровождавших русскую эскадру германских кораблях и в 1939 году написал книгу "Цусима". Очень объективно разбирает причины поражения, пишет о наших моряках с большой симпатией, восхищается их мужеством, такое чувство, что накануне Второй мировой намекал соотечественникам: "Не связывайтесь с Россией!" Мама, когда была в Германии, пыталась через издательство найти Тисса, поблагодарить. Еще в доме были две вазы - африканская и японская, японские серебряные монеты с драконами, какие-то мелочи-сувениры - то, что Рожественский привез из плена.
- А где эти вещи сейчас?
- Вазы и сувениры уже не найти. А остальные реликвии... Где-то в конце 60-х к маме пришел какой-то человек в форме морского офицера. Сказал, что из музея, занимается Рожественским, хочет поставить вопрос о его моральной реабилитации. Они долго говорили, и мама отдала этому человеку и письма, и флаг... Мы с сестрами ее потом ругали, говорили, что так не делается, нужно было все оформить документально, чтобы знать - какой музей, как фамилия забравшего. Но в любом случае больше мы этих вещей не видели. Может, действительно был научный сотрудник, может, аферист - не знаю.
- Где находится могила Рожественского?
- Она не сохранилась. Адмирала похоронили в Александро-Невской лавре. Тетя Оля говорила, что после войны могилу разорили мародеры. Обычная уголовщина - раскопали, вскрыли гроб, видимо, искали ордена, кортик. Тетя Оля все обещала показать место, где могила находилась, да так и не собрались - когда мы приехали, ей было уже за восемьдесят. Мама следы искала, но не нашла. А потом строился Александро-Невский мост, и вели дорогу к Обводному каналу; тогда весь этот кусок кладбища, насколько я знаю, снесли.
- Из потомков Рожественского сегодня живы вы, ваши сестры...
- В Петербурге есть еще ветвь Антиповых - это родственники по жене адмирала. (В 1875 г., не думая о карьере, блестящий морской офицер женился по любви на сироте и бесприданнице О. Антиповой. - "Известия"). Моя бабушка - дочь Зиновия Петровича - в тридцатые с дедом, бывшим деникинским генералом, из Франции уехала в Аргентину, там и умерли. С ними уехал мой дядя Коля - внук Рожественского. Я недавно отыскал его детей. Они живут в США, в Рочестере. Про остальных мне неизвестно. Из младшего поколения есть еще мой сын, Кирилл. Он музыкант и, кстати, сейчас в Японии, работает по контракту.
Столетие Цусимского сражения будет в следующем году. Было бы здорово свести вместе нас, потомков Рожественского, и потомков адмирала Того, который командовал японской эскадрой. Интересно, как их судьба сложилась. Только кто бы за эту идею взялся?
ма нашего флота был признан общественным мнением виновником трагедии.
6 февраля 2004. Известия
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 25.08 2012

"Принято думать, - пишет американский автор Н.Буш, что первым кораблем, который в Цусимском сражении вынужденно покинул боевой строй, был русский броненосец "Ослябя"... Но это не так! Сомнительная честь быть первым "выбитым из линии" принадлежала японскому кораблю - крейсеру "Асама"... Едва лишь "Асама" закончил поворот, как тут же попал под интенсивный огонь хвоста русской колонны, 12-дюймовый снаряд с "Николая I" буквально смел его рулевое устройство, вынудив крейсер покинуть линию практически до конца дня".
Значит, хоть и не потопить, но течение уже первых 15 минут "выбит из строя" одного все же удалось! Жаль только, что штатный историограф эскадры этого не заметил... Но, если речь зашла о русских попаданиях, то их получал не только "Асама", который, если уточнить, был поражен в общей сложности 12-ю русскими снарядами. Отнюдь! На протяжении все той же четверти часа досталось практически всем японским кораблям, и серьезнее всех потерпел адмиральский "Микаса". По свидетельству Вествуда, "шестидюймовая броня "Микасы" была дважды пробита русскими снарядами с дистанции 8000 метров, и примерно в это же время (т.е. во время поворота "последовательно" - Б.Ч.) 12-дюймовый снаряд разорвался на правом крыле мостика, едва не задев осколками самого Того".

Японское официальное "Описание боевых действий на море в 37-38 гг. Мейдзи" также подтверждает, что для флагманского корабля Того русский "первый удар" оказался весьма чувствителен:

"...У нас тоже были потери; так, например, в "Микаса" попало 10 крупных снарядов, на других судах были также большие или меньшие повреждения".

Попадания снарядов в броненосцы "Орел" и "Микаса"

Десять! И не каких-нибудь, а крупных. То есть, калибра не менее 10 дюймов, и все получены только лишь за 15 минут! Заметим для сравнения, что русский броненосец "Орел", который держался в линии весь день и который, по словам донесения, "подвергся усиленному обстреливанию", получил в общей сложности порядка 30 попаданий, но крупными калибрами - только три.
А тут - десять. И не за день, а всего лишь за четверть часа!
Н-да... Что-то не слишком это похоже на пресловутую "скверную" стрельбу... Кажется, настала пора всерьез обратиться к точным цифрам.

Если версия Лаура - "курсовой 34°" верна, то в 1.49 на "Микасу" могли быть направлены только 7 носовых башен, то есть в общей сложности 14 "эффективных" орудий. Но если баталер Новиков тоже прав, и если в начальный момент "Орел" и "Бородино" действительно были вытеснены за линию, то, как нетрудно вычислить, по японскому флагману могли стрелять уже не 14 "эффективных" орудий, а всего лишь десять. Определим теперь точность их огня. По данным лейтенанта М.Смирнова скорострельность наших основных калибров оценивалась тогда следующими величинами:

- новые 12" орудия ("Суворов", "Александр" и "Сисой") - 0,3 выстрела в минуту;

- старые 12" орудия ("Наварин") -0,25 выстрела в минуту;

- новые 10" орудия ("Ослябя") -0,25 выстрела в минуту.

Следовательно, в течение 15 минут японского поворота 10 "эффективных" орудий могли дать по "Микасе" максимум 46 выстрелов, из которых 10 (!) легли попаданиями. Поделим теперь последнее на первое и получим окончательно:
10:46 = 0,21
Двадцать один процент!
Невероятно!
Вячеслав Чистяков
Сообщение отредактировал Болингброк: 25.08.2012 - 13:08 PM
Ответить

Фотография Болингброк Болингброк 25.08 2012

Вот, по моему мнению, самое логичное объяснение произошедшего...

ЦУСИМА - ВАРИАНТЫ БЕЗ ВАРИАНТОВ

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН

Цусимы погребальные дымы
Из памяти изгладились едва ли
Почти что век все бередит нам умы
Легенда о бездарном адмирале...
А.Городницкий

Цусимское сражение стало не только заключительным аккордом русско-японской войны - оно оказало решающее влияние на всю последующую военно-морскую историю. Одновременно оно стало классическим примером, на котором как любители, так и професионалы от военно-морской истории упражняются в исследовании вечной проблемы: "что было бы, если?..", пытаясь если не переиграть события столетней давности, то хотя бы выяснить - почему все произошло именно так, и имелся ли шанс на другой исход.
Если не рассматривать весь ход русско-японской войны в целом, а также причины, обусловившие посылку 2-й Тихоокеанской эскадры именно в это время и в таком составе, то точкой выбора для командующих морскими силами обеих сторон стал день 10 мая 1905 г. В этот день русские корабли в последний раз грузили уголь, а командующий должен был принять важнейшее оперативное решение - выбрать маршрут для прорыва во Владивосток.
Исходные данные
РУССКАЯ ЭСКАДРА
ЭБР 8
БРБО 3
КРБ 1 (в боевой линии)
Кораблей в линии баталии 12
12" орудий 26
10" орудий 15
9" орудий 4
И т о г о орудий крупного калибра 45
Приведенный импульс: 62.844
8" орудий 8
6" орудий 91 (в боевой линии)
И т о г о орудий среднего калибра 99
Приведенный импульс 23.752
Эскадренная скорость 14
Вне боевой линии КР - 8, ЭМ - 9
Вспомогательных судов, кораблей резерва нет

ЯПОНСКАЯ ЭСКАДРА
ЭБР 4
КРБ 8
Кораблей в боевой линии 12
12" орудий 16
10" орудий 1
9" орудий 0
И т о г о орудий крупного калибра 17
Приведенный импульс: 44.686
8" орудий 30
6" орудий 0
И т о г о орудий среднего калибра 177
Приведенный импульс 75.264
Эскадренная скорость 18
Вне боевой линии КР - 12, ЭМ - 20
Вспомогательных судов 28
Кораблей резерва 5
Таким образом, можно увидеть, что русская боевая линия превосходит японскую по крупному калибру, значительно уступает ей в среднем калибре. В целом, возможности ударных сил эскадр сравнимы. Однако японская эскадра имеет резерв из двух старых броненосцев - китайского "Чин-Иен" и еще больше древнего "Фусо", а также трех старых бронепалубных крейсеров типа "Мацусима". Боеспособность этих кораблей ни в коем случае нельзя преувеличивать, тем не менее приходится помнить о том, что русские суда аналогичного возраста и класса (три БРБО серии "Адмирал Ушаков", КРБ "Адмирал Нахимов", устаревшие броненосцы состарой артиллерией "Наварин" и "Николай I") включены в боевую линию.
Японские легкие и крейсерские силы превосходят русские вдвое.
Вспомогательных кораблей русская эскадра не имеет вообще.
I
Обстановка с точки зрения адмирала Рожественского представлялась следующим образом:
1. Целью операции является скорейшее прибытие эскадры во Владивосток.
2. Потери эскадры должны быть сведены к минимуму.
Промежуточный вывод: бой с японским флотом нежелателен.
3. Личный состав эскадры после непрерывного семимесячного похода в условиях "приближенных к боевым" находится в состоянии крайнего утомления. Корабли требуют ремонта.
4. Боевая подготовка эскадры недостаточна.
5. Русская эскадра превосходит эскадру противника по числу броненосцев. Общее количество кораблей в боевой линии одинаково.
6. Русская эскадра значительно уступает неприятельской по легким силам.
Промежуточный вывод: если бой с японским флотом неизбежен, желательно принять его как можно дальше от японских военно-морских баз, чтобы лишить противника возможности испльзовать резерв, а также явное преимущество во вспомогательных силах флота.
Из всего вышеизложенного следует, что эскадра должна обойти Японию с востока и прорываться во Владивосток Курильскими проливами, либо - в крайнем случае Лаперузовым проливом. Даже маршрут через Сангарский пролив приходится признать неприемлимым. Вариант же с Корейским проливом вообще не подлежит рассмотрению.
Тем не менее, Рождественский выбрал именно его, и мы вправе диагностировать это решение, как формальную ошибку. Тем не менее, если было принято именно такое решение, наверное, на это были какие-то основания? Однако прежде, чем их выяснить, следует рассмотреть оперативную обстановку с точки зрения адмирала Того:
1. После всех одержанных побед, после взятия Порт-Артура и уничтожения 1-й Тихоокеанской эскадры положение Японии не может считаться прочным.
Возможноти Империи продолжать войну практически исчерпаны. Соответственно: основной целью всех операций, как проводимых армией, так и организуемых флотом, должно быть заключение мира. Можно высказать и более сильную форму этого утверждения: Империи, если она хочет существовать и дальше, необходимо любой ценой заключить победоносный мир. Именно так: любой ценой - победоносный.
2. Давно посеянные семена соперничества между армией и флотом, четко осознаваемая Того приоритетность скорейшего развития флота для Островной Империи - все это приводит его к мысли, что решающий вклад в достижение этого победоносного мира должен внести флот.
Промежуточный вывод: Флот должен одержать над 2-й Тихоокеанской эскадрой победу. Победу настолько громкую, чтобы Россия под действием психологического шока немедленно пошла на мирные переговоры. Победу настолько впечатляющую, чтобы у высшего руководства страны не осталось никаких сомнений в решающем вкладе флота в выигранную войну.
Итак, первый вывод, не вполне согласующийся с классическим описанием русско-японской войны на море: Рожественского вполне устраивала ничья, Того была нужна только победа.
3. Опыт борьбы с 1-й Тихоокеанской эскадрой не давал Того никаких оснований считать боевую подготовку русских моряков недостаточной. Авторитет Рожественского, как артиллериста, был в военно-морских кругах достаточно высок. Что касается разочаровывающих результатов стрельб 2-й эскадры у Мадагаскара, то сомнительно, чтобы Того вообще знал об этом. (А если и знал, то должен был считать эти сведения дезинформацией).
Русская артиллерия всегда вызывала уважение противников: русские бронебойные снаряды справедливо считались лучшими в мире. О "высокой влажности пироксилина" на кораблях Рожественского Того, понятно, не знал (да у нас и сейчас нет ни малейших оснований считать, что процент неразорвавшихся русских бронебойных снарядов в Цусимском бою был аномально высок) (? - Г.Б.).
Иными словами, Того следовало спланировать победоносный бой против эскадры, которая по своим боевым возможностям была сравнима с его флотом.
Промежуточные выводы: 1) Решительная победа в такой ситуации возможна лишь если удастся использовать все свои боевые возможности и не дать противнику сделать этого. 2) Крайне желательно навязать бой противнику до прихода 2-й эскадры во Владивосток.
(Очень интересно, но каким образом перехватить эскадру, у которой есть по меньшей мере четыре возможных маршрута? Для того, чтобы произошел бой, Того надлежало проникнуть в мысли Рожественского. Сделал ли он это? Разумеется, нет.)
4. Возможные действия Того: а) сконцентрировать эскадру в месте вероятного появления противника, б) разбить эскадру на боевые отряды, преградив все возможные пути к Владивостоку, в) сконцентрировать эскадру в "центре позиции", с помощью вспомогательных судов и судов-разведчиков вскрыть маршрут движения русских и перехватить их. Второй вариант непрофессионален и не подлежит рассмотрению. Третий на деле малореален.
Май на Тихоокеанском побережье Японии отличается неустойчивой погодой с дождями и туманами. Надежда, что вспомогательные суда найдут противника (причем, главные силы, а не какой-нибудь "Урал", усиленно прикидывающийся целой эскдрой), немного. Разница в ходе - 5 узлов - существенна в эскадренном сражении, но для перехвата ее могло и не хватить. Даже скорее всего не хватило бы.
Во всяком случае, на этот вариант, столь соблазнительный для подавляющего большинства флотоводцев, Того не пошел. Осталась схема "а" - изначально сконцентрировать флот там, где пройдет противник. И молиться, чтобы он пошел именно там.
Где? Сангарский, Лаперузов, Курильские проливы - примерно равновероятны (с точки зрения Того). Но "ловить" корабли там очень неудобно - прежде всего, исходя из погодных условий, и, во-вторых, потому, что из-за тех же погодных условий в операции может принять участие только ядро флота: ни старые миноноски, ни вспомогательные крейсера, ни, наконец, "Фусо" с "Чин-Иеном" в Курильские проливы не потащишь.
Цусимский пролив по вероятности явон выделяется из других. Со всех точек зрения он идеален для перехвата противника: расположен вблизи главной базы флота (то есть все корабли, даже самые устаревшие и немореходные, могут быть использованы), широк, предоставляет возможности для эскадренного маневра, отличается сравнительно терпимой погодой.
Если русская эскадра придет сюда - все шансы на стороне японцев. Если же нет, с точки зрения интересов Флота и Империи лучше "по халатности" пропустить эскадру противника в базу (после чего начать по новому кругу блокадные действия), нежели продемонстрировать всему миру неспособность Флота осуществить перехват и разгром противника. Есть разница, между: "Ну, прозевали..." и "Попытались, но не смогли".
Окончательный вывод: Флот концентрируется для действий в Корейском проливе.
А теперь вернемся к адмиралу Рожественскому:
1. Японский флот может перехватить нас в любом из проливов, через которые мы пойдем, либо - непосредственно на подходе к Владивостоку. Последний вариант представляется наиболее реальным.
Промежуточный вывод: таким образом, шансы встретить японскую эскадру примерно равны при любом выборе маршрута.
(Здесь важно понять, что Рожественский, будучи русским, представлял войну, как сплошную цепь ошибок и неудач русского оружия. Он не был в состоянии понять всю тяжесть состояния Японии и всю необходимость для нее громкой морской победы. Поэтому он ошибочно исходил из того, что Того достаточно ничьей.)
2. Но всякий маршрут, кроме пути через Корейский пролив, потребует дополнительной угольной погрузки, притом в море, и лишних дней пути. С учетом того, что и команды, и офицерский состав устали от длительного нахождения в море (почему-то никто из описывающих поход 2-й эскадры не счел нужным обратить внимание на то, что одно только половое воздержание в течение семи месяцев должно было привести личный состав эскадры в невротическое состояние), всякая отсрочка с приходом в базу будет воспринята людьми крайне негативно и, вероятно, интерпретирована как трусость командующего.
Несомненно, так оно и было бы. Небогатов, чьи отношения с личным составом были нормальными, мог бы, не вызывая острого недовольства, отправить эскадру вокруг Японии. Имидж, который создал себе Рожественский, требовал от него вести эскадру во Владивосток кратчайшим путем. Но этот анализ может быть продолжен. Посылая на Тихоокеанский ТВД явно неадекватную своим задачам эскадру, командование обязано было поставить во главе адмирала стиля Рожественского. Иными словами, движение через Корейский пролив было предопределено еще в октябре 1904 г. в Санкт-Петербурге. Если бы Того знал особенности личности З.П.Рожественского, он мог бы оценить, с каким уровнем невротизации команд эскадра войдет в Тихий океан. В этом случае принять решение о развертывании всего флота в Корейском проливе ему было бы значительно легче...
Отступление: психологи на войне
Влияние психологических особенностей личности на механизм принятия решений почему-то хорошо изучены только в приложении к спорту, в частности - к шахматам. На психологическое состояние ответственных командиров - уровень усталости, степень развития неврозов, конфликтность - принято не обращать внимание. Пожалуй, только в прекрасном фильме "Красная палатка" У.Нобиле говорит на проходящем в его воображении суде: "Мне было больно" и получает отповедь от Линдберга: "Мне плевать на твою боль! Там у вас, кажется, механик ногу сломал в трех местах..."
Но человек - даже в адмиральском мундире - остается всего лишь человеком. Многие поступки Рожественского, возмущавшие офицеров и матросов эскадры - от корабельного инженера Костенко до баталера Новикова - являются просто сигналами полнейшего психологического неблагополучия. По-хорошему, адмирала нужно было списывать с эскадры по болезни. Ну, не хватило человеку запаса нервной энергии! Пусть его осудят те, кому скждено было дойти до такого же полного истощения психики.
Впрочем, и позиция Линдберга тоже является правильной, не так ли? Тысячи русских моряков своими жизнями заплатили за то, что их адмирал (существовавший в весьма комфортабельных условиях) не сумел справиться со своими нервами.
Хотелось бы заметить, что вопросы психологического обеспечения операций до сих пор в достаточной степени не разработаны. Если в "штабе", сопровождающем на ответственных соревнованиях шахматиста, достигшего уровня всего лишь международного мастера, обязательно будет профессиональный психолог, массажист-"мануальщик" (а может быть, и экстрасенс-биоэнергетик), если на том же соревновании спортсмена сопровождает жена - или, если это необходимо для обеспечения комфортного состояния - несовершеннолетняя любовница, то ответственный командир, решающий на поле боя судьбу Империи, должен справляться со всеми проблемами сам [Хотя, заметим, обществом слабого пола Рожественский, известный ловелас, не пренебрегал и в походе - при этом стремясь строго ограничить общение офицеров эскадры с женским персоналом госпитальных судов и тем самым серьезно настраивая против себя младший офицерский состав.]. Иногда трудно понять логику человечества...)
3. Конечно, путь через Корейский пролив проходит в непосредственной близости от основных японских баз, вследствие чего усиливается опасность минных атак. Однако опыт боев 1-й Тихоокеанской эскадры показал, что опасность таких атак невелика. (В обоих флотах ни один корабль не получил ни одного торпедного попадания в открытом море. "Севастополь" перед падением Порт-Артура, стоя на якоре, отбил несколько атак десятков японских миноносцев, повредив восемь из них. Из 180 выпущенных по нему торпед попали только две, причем броненосец остался на плаву.)
4. Возможности старых и тихоходных японских миноносок можно оценить как близкие к нулю.
5. Бой с линейными кораблями противника в Корейском проливе не более вероятен и не более опасен, чем в любом другом месте.
Рожественский, несомненно, учитывал, что за все предшествующие месяцы войны ни один броненосец не был потоплен артиллерийским огнем в морском бою. Из русских кораблей: "Петропавловск" подорвался на мине, остальные броненосцы были затоплены командами при сдаче Порт-Артура. Японцы потеряли оба свои броненосца от мин. Более-менее понятно, что Рожественский старался выбрать такой маршрут, при котором минимальна была бы минная опасность, и глубокий Корейский пролив отвечал этому требованию.
Окончательный вывод: флот идет через Корейский пролив - кратчайшим путем во Владивосток.
II
Итак, на первом - стратегическом этапе Того добился всего, чего хотел: эскадренный бой становился неизбежностью. Дело было за малым - выиграть этот бой. Это при том, что до сих пор японцы, вигрывая все столкновения кораблей стратегически, тактически не выиграли ни одного боя. В актив себе они могли записать разве что потопление "Рюрика".
Есть все основания считать, что Рожественский спокойно относился к перспективе морского боя. С практической сточки зрения бой только способствовал бы созданию определенной спайки в командах (японцы, преградившие путь во Владивосток, были бы более ненавистны матросам, нежели собственные офицеры и даже сам адмирал). С теоретической точки зрения он должен был повторять бой 28 июля.
Рожественский учел уроки этого боя, отдав свой единственный приказ: "следовать курсом NO23, в случае выхода из строя "Суворова" эскадру ведет следующий мателот". Тем самым ситуация боя в Желтом море, когда выход из строя флагманского корабля привел к тому, что фактически удавшийся прорыв флота сорвался, эскадра распалась на части и рассыпалась по всем близлежащим нейтральным портам, исключалась.
Рожественский, вероятно, оценивал потери в один броненосец и один-два крейсера при практически эквивалентных потерях японцев. Это была вполне приемлемая цена за скорейший приход во Владивосток.
Еще раз подчеркну: отсутствие всякого плана боя, нежелание что-либо обсуждать с флагманами и командирами кораблей были следствием:
1. Усталости адмирала и других командиров (для них всех бой был не более чем досадной помехой перед родным берегом);
2. Глубокой уверенности адмирала в том, что современный морской бой не выигрывается вообще, и во всяком случае не выигрывается маневром.
Того - на основании всего предшествующего опыта - должен был прийти к тем же выводам, но они его явно не устраивали - ему была нужна только победа.
Чудес, однако, не бывает, а граничные условия принятия решения требовали от Того придумать чудо.
Сражаться должны были корабли равных классов. в общем, в равных по силе эскадрах. Вся война до сих пор наглядно демонстрировала величайшую живучесть современных кораблей.
Единственным козырем Того было преимущество в эскадренной скорости. При правильном руководстве боем это преимущество позволяло навязать противнику дистанцию боя.
На первый взгляд Того следовало стремиться к бою на минимальных дистанциях (тем более, что на этих дистанциях сказалось бы его явное преимущество в промежуточном калибре артиллерии). Я убежден, что девять из десяти игровиков поступили бы на месте Того именно так: бой на малых дистанциях, беспорядочная свалка, надежда на самурайский дух и высшие силы.
Но Того исходил из того, что гораздо легче выиграть равную позицию, нежели проигранную. К тому же подставлять свои корабли на дистанции пистолетного выстрела под облегченные русские снаряды повышенной бронебойности ему совершенно не хотелось. И он предложил фантастический принцип (фантастический, исходя из поставленной цели - полной и громкой победы) боя на сверхбольших дистанциях.
При этом, разумеется, бронебойные снаряды теряли всякий смысл: броня на таких дистанциях не пробивалась. И Того возложил свои надежды на тонкостенные фугасные снаряды, бессильные против брони, но легко сокрушающие небронированные части кораблей и вызывающие пожары.
Идею следует признать хорошей, но недостаточной. При существующей технике стрельбы вероятность попадания на больших дистанциях была минимальной. Между тем фугасные снаряды, не пробивающие брони, могли произвести сколько-нибудь значительный эффект лишь при массовых попаданиях. И Того решает использовать преимущество в эскадренной скорости для того, чтобы добиться осуществления классического маневра "кроссинг Т".
Собственно, "кроссинг Т" (и это принципиально важно для нашего дальнейшего анализа) является основной и едва ли не единственной формой использования преимущества в эскадренной скорости. Суть маневра сводится к тому, что головной корабль противника оказывается под концентрическим огнем всей эскадры, в то время как последующие мателоты практически вообще лишены возможности участвовать в бою.
Но! Сосредоточение огня даже двух кораблей по одному кораблю противника требует приборов управления стрельбой, которые начисто отсутствовали у обоих противников. И действительно, приказ Рожественского "сконцентрировать огонь по головному кораблю неприятеля" привел к тому, что море вокруг "Микасы" кипело от ударов снарядов, и различить на этом фоне всплески от падений снарядов конкретного корабля было невозможно. Тем самым невозможной оказалась пристрелка и вообще какое-либо управление стрельбой.
Идея Того сводилась к поражению кораблей неприятеля вообще без пристрелки. Эскадра вела огонь на определенную дистанцию в определенном направлении - снаряды "фокусировались" (подобно тому, как фокусирует лучи сферическое зеркало). Если корабль противника пытался выйти из фокуса, смещалась вся охватывающая эскадра, добиваясь сохранения фокусного расстояния.
(Военный анекдот:
Экзаменатор: А что вы будете делать, если ваше орудие даст перелет?
Молодой офицер: Прикажу передвинуть орудие назад).
Таким образом действий Того мог обойтись без пристрелки, без выделения залпов отдельных кораблей, без управления стрельбой. Таким образом действий он смог концентрировать огонь всей эскадры на одном корабле и добиваться тяжелых разрушений фугасными снарядами на больших дистанциях. Таким образом Того получил шанс выиграть бой. Рассуждая на абстрактно-теоретическом уровне, можно сказать, что Того попытался применить инновацию против традиции. Возможно, эта формула и представляет собой главный секрет успеха в морском сражении.
Встреча эскадр произошла 14 мая 1905 года в 13:30. К этому моменту Того уже знал курс, скорость и построение русской эскадры. (В любом бою кроме возвышенных оперативно-стратегических элементов есть и простая "технология". Не будет преувеличением сказать, что огромную роль в успехе Того сыграла надежная и осмысленная работа его разведываетльных крейсеров).
В морском сражении момент завязки боя имеет решающее значение. И здесь, как пишут практически все исследователи, Того совершил серьезную ошибку. Он не рассчитал маневра и был вынужден совершить поворот последовательно на 16 румбов в непосредственной близости от русской эскадры. В многочисленных описаниях Цусимского сражения указывается, что этим маневром японский флот был поставлен в опасное положение, и русские корабли имели возможность едва ли не нанести ему решительное поражение, открыв огонь по неподвижной точке поворота.
Сразу же заметим, что если Того и совершил ошибку, то ошибка эта ни в коей мере не могла быть связана с просчетом или ошибочным маневром. Еще раз напомню: от своих разведчиков он совершенно точно знал курс и скорость русской эскадры. Поэтому не подлежит сомнению, что двигаясь навстречу русским на юг, командующий японским флотом знал, что ему придется совершать на глазах у русских кораблей поворот на 16 румбов. Иными словами, "ошибка" Того была "домашней заготовкой".
А в самом деле, какие еще можно предложить варианты? Начало боя следовало ускорить, ситуацию - форсировать. Поэтому эскадра Того должна была идти на юг. Альтернативой маневру Того был краткий (и, очевидно, безрезультатный) бой на встречных курсах. После этого японская эскадра проскакивала на юг и, милях в десяти от русских кораблей (чтобы не подвергнуть себя опасности!), поворачивала на север. При разности скорости хода в 4 узла, Того догнал бы противника в 16 часов, и лишь к 16:30 ему удалось бы закончить "кроссинг Т", то есть навязать противнику ту структуру боя, к которой он стремился с самого начала. При этом в дело могли вмешаться любые случайности, например, полоса тумана.
Своим поворотом Того сразу рисовал "кроссинг Т", добиваясь правильного построения в 13:45. Он выигрывал три часа светлого времени суток. Выигрыш стоил риска.
Кстати: так ли риск был велик? Время поворота составляло 15 минут. Это в лучшем случае 30 залпов. При этом противник сам совершал перестроение, и прервать его не мог.Строй русской эскадры не лучшим образом соответствовал организации огня по точке поворота. С учетом времени принятия решения (такой маневр Того явно не был предусмотрен Рожественским, раз уж и в наши дни большинство исследователей считают его из рада вон выходящим и не соответствующим "требованиям хорошей морской практики"), времени пристрелки, количества башен, котрые реально могли вести огонь по точке поворота, мы получим, что японская эскадра могла получить за время поворота около 400 снарядов. Приняв вероятность попадания за 5% (что скорее завышено, чем занижено), получим 20 попаданий, равномерно распределенных между 12 кораблями японской колонны. Если учесть, что за время боя "Микаса" получил 30 попаданий и остался в строю, то эти 20 вероятных попаданий можно смело оценить как несущественные. (Одиннадцатью годами позже английская 5-я эскадра линейных кораблей совершала последовательный поворот в виду всего немецкого "Флота Открытого моря", который по "точке поворота" стрелял. Результаты не носили решающего характера).
К 13:45 Того закончил свой в меру рискованный и точно рассчитанный маневр, поставив флагманов русской эскадры "Суворова" и "Ослябю" в фокус концентрированного огня 12 фугасных снарядов. Уже в 14:25 эти корабли вышли из строя, утратив боеспособность.
В мою задачу не входит описывать все перипетии Цусимского боя. Суть дела состояла в том, что русская эскадра судорожно и, скорее, инстинктивно, нежели осмысленно, пыталась выйти из зоны поражения , а японская прилагала все усилия для того, чтобы сохранить достигнутое выгодное положение, последовательно сосредотачивая огонь на головном русском корабле.
План Того был выполнен полностью: русская эскадра утратила управление, корабли получили тяжелые повреждения в небронированном борту, лишились вспомогательной артиллерии, потеряли много личного состава. Тушение многочисленных пожаров водой привело к образованию свободных поверхностей и резкому снижению устойчивости кораблей. В этих условиях не столь уж важно, что японцы успели потопить к исходу дневного боя не только полностью утратившие боеспособность "Ослябю" и "Суворова" (последний минной атакой), но и два следующих корабля в русской колонне: "Александра III" и "Бородино". Никуда бы они не ушли! Дневной бой создал идеальные условия для ночных действий миноносцев.
Миноносцы утопили "Сисой Великий", "Наварин", "Адмирал Нахимов" и разбросали эскадру на боевые отряды, растянувшиеся по всему Японскому морю. Капитуляция отряда Небогатова была достойным завершением оперативного плана адмирала Того.
III
В данном случае можно говорить не столько о поражении Рожественского, сколько о победе Того. Генерал-адъютант (как любят называть Рожественского благожелательно настроенные к нему историки) не сделал в этом сражении ни одной непростительной ошибки (правда, ничего умного он тоже не сделал). Путь через Корейский пролив, отсутствие плана боя, приказ "NO23" - все это, по сути, было предопределено еще в августе 1904 г., в Санкт-Петербурге. Рожественскому можно было поставить в вину только то, что он не попытался вырваться из "круга событий", но кто из адмиралов русского флота того времени был на это способен? Россия вела войну без всякого энтузиазма, вела ее плохо и неумело. Она столкнулась с находящейся на взлете великой Империей, и не могла ей ничего противопоставить прежде всего психологически.
Того вложил в Цусимский бой не только ум и талант прирожденного флотоводца, но и прежде всего - неистовое желание победить во что бы то ни стало.
С технической точки зрения победа в войне была обусловлена последовательно осуществленной блокадой Порт-Артура. Успех этой блокады в первую очередь основывался не на дерзком набеге японских миноносцев на русские корабли, а на совсем негероическом создании временной передовой базы флота на островах Элиот. Доведенная до конца блокада привела к последовательному уничтожению как реальной боевой силы 1-й Тихоокеанской эскадры и Владивостокского отряда крейсеров (хотя ни одного из этих соединений не было разбито в открытом бою). Таким образом действий Того создал благоприятные условия для разгрома эскадры Рожественского.
Сам этот разгром был осуществлен рискованным маневром флота (поворотом в виду противника), приведшим к чистому кроссингу. В дальнейшем маневры Того сводились только к сохранению возникшего выгодного для взаимного положения эскадр. Использование фугасных снарядов на больших дистанциях привело к тяжелым повреждениям русских кораблей и сделало русскую эскадру беззащитной перед ночными минными атаками.


ИСТОЧНИК:
Русско-японская война. - М.: Изд-во Эксмо, Изографус; СПб.: Terra Fantastica, 2003.
Ответить

Фотография Котик Котик 04.03 2013

Великолепный материал. Очень познавательно. Немного дополню его. По приказу адмирала Рождественского корабли были загружены углём сверх меры, что вызвало значительный крен. В результате, броневая обшивка ниже ватерлинии была погружена под воду, что превратило мощные корабли в обычные пароходы. 

Ответить