←  Краеведение

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История Кубани

Фотография Стефан Стефан 26.06 2018

"Запорожские владения"

 

Елизавета Петровна "в начале 1750-х гг." выделила Новую Сербию и Славяносербию

Владения запорожских казаков в XVIII в. были довольно обширными. Однако в 1750-х гг. часть "Вольностей Войска Запорожского" была отделена для двух новых военных поселений: Новой Сербии и Славяносербии.

 

Въ 1751 году границы вольностей запорожскихъ козаковъ еще болѣе сократились, вслѣдствіе отдачи нѣкоторой части ихъ подъ поселенія вышедшихъ въ Россію сербовъ и румынъ. Сперва, въ 1752 году, явились въ Россію сербы съ Иваномъ Хорватомъ отъ-Куртичемъ во главѣ; они заняли сѣверозападную окраину запорожскихъ степей и образовали здѣсь такъ называемую Новую Сербію съ крѣпостью св. Елизаветы, названною въ честь имени императрицы Елизаветы Петровны, состоявшею изъ правильнаго шестиугольника и имѣвшею вмѣстѣ съ внѣшними укрѣпленіями до 6 верстъ въ окружности. Новосербамъ даны были лучшія земля теперешней херсонской губерніи по рѣчкамъ Тясьмину, Выси, Синюхѣ и верстъ 60 южнѣе степи между Бугомъ и Днѣпромъ. Цѣлью поселенія новосербовъ была охрана окраины {16} русскихъ земель отъ запорожцевъ и татаръ. Охрана эта состояла въ томъ, что новосербы строили рядъ земляныхъ шанцевъ и форпостовъ, въ которые сажали милицію, наблюдавшую за всякимъ движеніемъ козаковъ и татаръ. Такъ, въ Тресагахъ, на рѣчкѣ Выси, у польской границы, устроена была пятиугольная крѣпость, а разныя другія селенія укрѣплены были четыреугольными шанцами и названы вмѣсто русскихъ именъ именами крѣпостей австрійской военной границы: Ольховатка – Панчовымъ, Нестеровка – Вершацомъ, Стецовка – Шолмошемъ, Андрусовка – Чонградомъ, Плахтіивка – Зимунемъ и т.п. Для того, чтобы предупредить набѣги запорожцевъ и татаръ на Новосербію и дальше, поселенцы ставили на высокіе курганы обвязанные соломой шесты и, при первыхъ признакахъ опасности, зажигали ихъ огнемъ и тѣмъ самымъ ставили жителей въ оборонительное положеніе 1).

 

Въ слѣдъ за сербами Ивана Хорвата и отъ – Куртича пришли въ Россію, въ 1753 году, изъ Австро-Венгріи славяносербы съ Иваномъ Шевичемъ и Райкомъ де-Прерадовичемъ во главѣ: они заняли сѣверовосточныя окраины запорожскихъ степей и образовали здѣсь такъ называемую Славяносербію съ крѣпостью Бахмутомъ, получившею названіе отъ рѣчки Бахмута, притока Сѣвернаго Донца. Тогда отъ вольностей запорожскихъ козаковъ отошелъ съ одной стороны, въ сѣверовосточномъ углу, участокъ земли, заключенный между рѣчками Сѣвернымъ-Донцомъ, Бахмутомъ и Луганью, и съ теченіемъ времени все пространство земли почти до самой вершины лѣваго притока Днѣпра Самары; а съ другой, въ сѣверозападномъ углу, отъ вольностей запорожскихъ козаковъ отошелъ большой участокъ земли, начиная отъ устья рѣчки Кагарлыка 2) и идя далѣе прямою линіей до верховья рѣчки Турьей, а отъ верховья рѣчки Турьей по устью рѣчки Каменки, лѣваго притока рѣки Ингула; отъ устья рѣчки Каменки на устье рѣчки Березовки, лѣваго притока тогоже Ингула; отъ верховья Березовки на вершину рѣчки Омельника 3) и отсюда {17} внизъ по рѣчкѣ Омельнику до самаго устья ея, гдѣ она впадаетъ въ Днѣпръ, уступя отъ польскихъ границъ на 20 верстъ 1).

 

Въ то-же время, въ 1752 году, апрѣля 20 дня, у запорожскихъ козаковъ отдѣленъ былъ еще участокъ земли отъ рѣчки Омельника внизъ по рѣчкѣ Самоткань для поселеній тѣхъ-же новосербовъ. «Хотя къ Днѣпру на нѣкоторое небольшое разстояніе въ число тѣхъ опредѣленныхъ мѣстъ (новосербскихъ) рѣчка Самоткань и не пришла, но уже къ вѣчному поселенію тѣхъ обывателей границей ихъ владѣній, для живаго рубежа, положена по самую рѣчку Самоткань, рѣчки-же Бешка въ новосербскомъ и козачьемъ, а Верблюжка почти вся въ слободскомъ поселеніяхъ состоятъ». Въ силу этого указа всѣ запорожскіе зимовники, находившіеся по лѣвому берегу рѣки Самоткани, велѣно было, въ виду прекращенія ссоръ, воровства, грабительствъ и разбоевъ со стороны запорожскихъ гайдамакъ, перенести на другія удобныя мѣста, въ запорожскихъ-же дачахъ состоящія 2). {18}

 

 

1) Матеріалы для статистики россійской имперіи, Спб., 1839, 170.

 

2) Теперь херсонской губ., елисаветградскаго уѣзда.

 

3) Теперь херсонской губ., александрійскаго уѣзда. {17}

 

1) Карта де-Боксета 1751 года; грамота Разумовскому 1751 года.

 

2) Эварницкій, Сборникъ матеріаловъ, СПБ., 1888, 134–136. {18}

 

Эварницкий Д.И. Вольности запорожских казаков. СПб.: Типолитогр. и фот. П.И. Бабкина, 1898. С. 16–18.

 

Кроме того, в 1745 г. часть территории Запорожья ("Вольностей Войска Запорожского") было передана полкам Украинского ландмилицкого корпуса, в 1746 г. - донским казакам, в 1752 г. - Новослободскому полку.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.06 2018

Их Сечь находилась ко времени этой Русско-Турецкой войны на территории вассала ОИ Крымского ханства. За "зипунами" ходили, да горилку гнали по указу от 1720 г...

Этот бред не соответствует фактам. Никаких походов "за зипунами" запорожцы, в отличие от повстанцев-разинцев, не знали.

 

Беглые холопы своих польских господ заявляют о каких-то "своих землях"

Не понял, причём здесь предки "германскоподданного" и земли, на которые он претендует.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.06 2018

 

Воровсколесскую

 

Моровсколесскую

и какой вариант всё-таки правильный?

 

Думаю, правильное название станицы - "Воровсколесская". Так указано в большинстве известных мне источников информации.

Ответить

Фотография shutoff shutoff 27.06 2018

shutoff сказал(а) 26 Июн 2018 - 7:45 ПП: Беглые холопы своих польских господ заявляют о каких-то "своих землях"

-------------------

Не понял, причём здесь предки "германскоподданного" и земли, на которые он претендует.

 

 Извините ув-й г-н Стефан, но что Вы на этих землях делаете? Что-то не заметно, что Вы у мартена стоите или суда докером грузите/разгружаете... Даже не заметно, что Вы где-то детей мучаете своим бредом о величии т.н. "ураинского" народа, историю которого Вы ведёте с 12 века - как-бы научно, а не те, кто от скифов и жителей Междуречья.

 

 Запомните "свидомый житель ДНР" - мои предки завоевали эти земли и освободили Ваших от "обельного" рабства у литовцев и поляков. "Хлопами" они там назывались... И не предки литовцев или поляков плохие, а Ваши предки не желали служить в армии, чтобы учиться защищать свою землю - законы ВКЛР и Ж были в этом отношении очень либеральными, любой желавший иметь землю для добычи средств существования мог её получить за обязательство стать под флаг князя, но подавляющее большинство Ваших предков предпочли прятаться по лиственным лесам и степным балкам... И чего Вы там желаете сейчас? Панами стать и русскими и прочими "ватниками" в городах помыкать? Пойдите умойтесь...

Ответить

Фотография Стефан Стефан 27.06 2018

о величии т.н. "ураинского" народа

shutoff'у снова сочиняет бред сумасшедшего. Никакого "ураинского народа" (неужто предки "германскоподданного" кричали "ура"?) никогда не было.

 

историю которого Вы ведёте с 12 века

Это топорная клевета неудачливого фальсификатора, которого я постоянно ловлю на лжи и подтасовках (предыдущая страница этой ветки вполне доказывает данный факт). Точное время появления любого этноса мне неизвестно, и XII в. назвал именно невежественный пустобрёх shutoff.

 

свидомый житель

Сторонникам нацизма ("германскоподданному" мариупольцу и прочим) не место в нашей Донецкой Народной Республике. "Кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет".

 

ДНР" - мои предки завоевали эти земли

Мои же предки, воюя в советской армии, освободили Донбасс в 1943 г. от немецких соотечественников shutoff'а и судя, по всему, его предков.

 

"обельного" рабства у литовцев и поляков. "Хлопами" они там назывались...

Если предки "германскоподданного" действительно были крепостными у литовцев и поляков, то тут уже ничего не поделаешь.

 

Ваши предки не желали служить в армии

Это маразматический бред завравшегося и обнаглевшего фальсификатора-клеветника. Мои предки за службу в армии получили награды (например, советские за участие в Великой Отечественной войне).

 

Всю эту грязную "шутоффщину", не имеющую отношения к истории Кубани, нужно перенести на "Доску позора", а самого мариупольско-петербургского лгуна и его афинского товарища по троллингу отправить в группу "ветряные мельницы". Это будет справедливо, ибо их фальсификации, клевета и троллинг, равно как и нацистские нападки на целые народы, очень вредят репутации форума.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 27.06 2018

За "словесный понос" я в своё время получил месяца три бана. Любопытно будет глянуть каким изощрённым образом будет за него наказан Стефан. Неужто наконец его переведут в Ветряные мельницы, где ему и место? Вряд ли. Но это мы будем посмотреть...
Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.07 2018

IV.

 

Переселеніе Черноморскихъ казаковъ съ Днѣстра на берега Кубани. – Взглядъ на прошлое Черноморскаго войска. – Очеркъ Кубанскаго края. – Занятіе Черноморцами кордонной линіи на Кубани. – Переселеніе на Кубань Донскихъ и Екатеринославскихъ казаковъ и занятіе ими Кавказской линіи.

 

 

30 іюня 1792 года Высочайше пожалованы Императрицею Екатериною II Черноморскому казачьему войску въ вѣчное владѣніе Фанагорійскій островъ и земля по правой сторонѣ Кубани, въ границахъ – на востокъ до Кавказской губерніи, а на сѣверъ до предѣловъ Донского войска и Екатеринославской губерніи; юго-западная сторона этихъ земель омывалась рѣкой Кубанью, Чернымъ и Азовскимъ морями.

 

Пространства, дарованныя Черноморцамъ, занимали около 28-тысячъ квадратныхъ верстъ и дѣлились на двѣ несходныя въ топографическомъ отношеніи части: Таманскій островъ и Кубанскую землю.

 

Первый былъ покрытъ озерами, лиманами и непроходимыми болотами, раздвинутыми послѣдними отрогами Кавказскаго хребта, отброшенными за устье рѣки Кубани, съ песчанымъ и отчасти каменистымъ грунтомъ, а послѣдняя представляла собой безлѣсную равнину, ограниченную съ юга теченіемъ Кубани и прорѣзанную діагонально болотистыми рѣчками, стремящимися къ Азовскому морю и заросшими въ низовьяхъ камышами и иными болотными растеніями. Правый берегъ Кубани высокъ въ среднемъ ея теченіи, въ нижнемъ же низокъ, изрѣзанъ протоками, мѣстами покрытъ плавнями. Закубанскій же берегъ весь низокъ и сплошь покрытъ непроходимыми плавнями и лѣсомъ, а за ними высится величественный массивъ Кавказскаго хребта, силуэтъ котораго ясно обрисованъ съ низовой стороны Кубани и, постепенно отъ нея отдаляясь на востокъ, теряется въ туманной дали. Лѣтомъ вся Кубанская степь, съ богатой черноземной {14} почвой, покрывалась роскошнымъ ковромъ разновидныхъ травъ, цвѣтовъ и серебристой ковыли. Въ то время Кубанскій край представлялъ совершенно дѣвственное поле.

 

Исторія не знаетъ, чтобы Кубанскія степи въ прошломъ заселялись кѣмъ-либо осѣдло; здѣсь кочевали скифы, а въ послѣдніе годы нагайскія племена и калмыки. Съ присоединеніемъ же въ 1783 году Крыма и земель Сѣвернаго Кавказа къ Россіи, нагайцы откочевали за Кубань. Послѣ чего вся эта страна совершенно опустѣла и на обширныхъ ея степяхъ, кромѣ волковъ и другихъ мелкихъ звѣрей, свободно разгуливали цѣлые табуны дикихъ коней, тарпаковъ, да въ прибрежныхъ плавняхъ находили тихое и безопасное убѣжище стада оленей и свиней.

 

По берегу Кубани, обозначающей границу между Россіей и Турціей, стояли лишь одинокіе посты кордонной линіи Донскихъ казаковъ и нѣкоторыхъ частей регулярныхъ войскъ Кубанскаго корпуса.

 

Такую-то картину представляли изъ себя Фанагорійскій островъ и Кубанская земля, когда они къ 1792 году были заняты казаками Черноморскаго войска.

 

Войско это было сформировано на Днѣстрѣ въ 1787–1788 гг. изъ запорожцевъ, призванныхъ княземъ Потемкинымъ-Таврическимъ въ турецкую войну подъ русскія знамена изъ Екатеринославскаго намѣстничества и турецкихъ предѣловъ, куда они ушли послѣ уничтоженія въ 1775 году Запорожской Сѣчи.

 

Собравшись подъ команду старшинъ и устроивъ на Днѣстрѣ прежнее свое кошевое управленіе, запорожцы приняли переданное княземъ Потемкинымъ черезъ генерала Суворова войсковое знамя съ изображеніемъ Андреевской звѣзды, съ надписью: «За вѣру и вѣрность», булаву кошевого атамана, перначъ и другіе войсковые клейноды и заняли отведенную имъ для поселенія землю, завоеванную отъ турокъ между Бугомъ и Днѣстромъ, къ сторонѣ Чернаго моря. Отсюда, именуясь сначала войскомъ вѣрныхъ казаковъ, въ отличіе отъ невѣрныхъ запорожцевъ, служившихъ турецкому Султану, они и получили названіе войска Черноморскаго, подъ какимъ именованіемъ казаки и участвовали въ тогдашней турецкой войнѣ, по окончаніи которой переселены, какъ выше упомянуто, на Кубань.

 

Передовой отрядъ Черноморцевъ прибылъ Чернымъ моремъ на войсковой флотиліи, а вслѣдъ затѣмъ пришла на {15} Кубань и остальная часть войска, сухимъ путемъ, съ своимъ кошевымъ атаманомъ бригадиромъ Захаріемъ Алексѣевичемъ Чепѣгою и войсковымъ судьею полковникомъ Антономъ Андреевичемъ Головатымъ.

 

Чепѣга прибылъ осенью 1792 года въ предѣлы Черноморіи, зимовалъ на рѣкѣ Еѣ, а весной слѣдующаго года передвинулся къ Кубани и сталъ лагеремъ на Карасунскомъ кутѣ, гдѣ основалъ войсковой городъ, названный Екатеринодаромъ въ честь Императрицы Екатерины II.

 

Черноморскіе казаки, заселяя Кубань, расположили у самыхъ береговъ рѣки нѣсколько куренныхъ селеній, въ видѣ укрѣпленныхъ городковъ, защитивъ ихъ высокими плетневыми изгородями и пушками, для отраженія могущихъ случиться нападеній горцевъ, прорывавшихся чрезъ кордонную линію на русскую сторону. Городки эти не имѣли гарнизоновъ, защитниками ихъ были сами жители. Горцы хотя и не выказывали на первыхъ порахъ особенно враждебныхъ отношеній къ сосѣдямъ Черноморцамъ, но, по свойственнымъ имъ хищническимъ инстинктамъ, воровали скотъ у казаковъ, а подчасъ не прочь были захватить въ тихомолку кого-нибудь и изъ людей, отправляя послѣднихъ на продажу въ невольничество въ горы дикаго Кавказа.

 

Поселяя Черноморскихъ казаковъ на Кубани, Правительство желало этимъ обезпечить русскія границы отъ вторженія воинственныхъ черкесскихъ племенъ, замѣнивъ казаками находившіяся тамъ регулярныя воинскія части, съ трудомъ переносящія полную лишенія жизнь въ пустынномъ краѣ.

 

«Войску Черноморскому предлежитъ бдѣнія и стража пограничная отъ набѣговъ народовъ закубанскихъ» – писала Монархиня въ грамотѣ отъ 30 іюня 1792 года, въ виду чего кошевой атаманъ Чепѣга прибылъ на Кубань, смѣнивъ пограничную стражу Кубанскаго корпуса, и занялъ казаками кордонную линію, длиною до 250 верстъ, начиная отъ Тамани до урочища «Изрядный источникъ». Черноморцы устроили тамъ посты, въ видѣ небольшихъ укрѣпленій, въ которые поставлены гарнизоны отъ 20 до 50-ти человѣкъ, подъ командой особыхъ старшинъ, и только въ одномъ главномъ Орѣховатомъ кордонѣ при атаманской ставкѣ находились 7 старшинъ и 163 казака.

 

Выше Черноморскихъ постовъ расположены были шесть Донскихъ полковъ, и изъ нихъ предполагалось образовать такую же стражу, какъ и въ Черноморіи, для чего, одновременно {16} съ переселеніемъ Черноморцевъ, послѣдовало Высочайшее повеленіе объ окончательномъ водвореніи названныхъ Донскихъ полковъ на Кавказѣ, съ вызовомъ съ Дона семействъ тѣхъ казаковъ, которые должны были образовать собой казачьи поселенія и такимъ образомъ колонизировать земли Кубанскаго края до самой Моздокской линіи, подходившей къ Кубани у урочища Темижбека.

 

Но какъ только Донскіе полки узнали о намѣреніяхъ Правительства, то заявили громкій протестъ, а когда Гудовичъ приказалъ силой заставлять ихъ работать по устройству будущей осѣдлости, Донцы трехъ полковъ: Поздѣева, Луковкина и Кошкина, побросавъ свои посты, начали массами уходить на Донъ. Съ появленіемъ бѣглецовъ Донское войско заволновалось. Никакія увѣщанія не дѣйствовали, – казаки упорно отказывались идти на Кавказъ для всегдашняго тамъ жительства.

 

Войсковой атаманъ Иловайскій, озабоченный происходящимъ, лично ходатайствовалъ, въ цѣляхъ умиротворенія, о прощеніи бѣглецовъ и объ отмѣнѣ поголовнаго переселенія полковыхъ семействъ на Кубань. Императрица простила непослушныхъ и повелѣла: переселить только 3000 Донскихъ казачьихъ семействъ, отправивъ ихъ на Кавказъ по станичному назначенію. Чтобы еще болѣе облегчить исполненіе этой задачи, въ число 3000 семействъ назначено 800 семействъ зачисленныхъ въ Донское войско малороссіянъ. Но такія милости не успокоили Донцовъ, которые продолжали упорствовать.

 

Пришлось примѣнить силу къ неповинующимся и двинуть противу нихъ регулярныя войска.

 

Между тѣмъ Правительство пошло и на дальнѣйшія уступки и вмѣсто 3000 сем. назначило къ выводу только тысячу семействъ, въ которыхъ числилось до 4700 душъ обоего пола.

 

Только въ 1794 году приведены въ исполненіе желанія Правительства и Донцы разселены по Кавказской линіи въ шести станицахъ, при крѣпостяхъ: Усть-Лабинской, Кавказской, Григориполисской, при Темнолѣсскомъ ретраншаментѣ и Воровсколѣсскомъ редутѣ, на разстояніи около 300 верстъ. Переселенцы получили пособіе отъ казны, на подъемъ и первое обзаведеніе, на каждую семью по 20 рублей и по четыре четверти ржаной муки; кромѣ того въ каждую станицу на сооруженіе церкви выдано по 500 рублей.

 

Изъ вновь устроенныхъ станицъ образовался Кубанскій полкъ, занявшій кордонъ по среднему теченію Кубани. {17} Скоро на Дону узнали объ экономическомъ преуспѣяніи этихъ выходцевъ, о привольной ихъ жизни и о богатствѣ природы на новыхъ мѣстахъ. Тогда, подъ предлогомъ родства и по разнымъ другимъ причинамъ, казаки стали стремиться уже сами, въ противность прошлому, съ Дона на Кавказъ.

 

Охотниковъ селиться на Кубани цѣлыми семьями явилось такъ много, что пришлось принять административныя мѣры къ прекращенію этого уже ненужнаго передвиженія.

 

Вслѣдъ за Донцами просились на Кавказскую линію и Екатеринославскіе казаки изъ Слободско-Украинской губерніи.

 

Исторія этихъ новыхъ переселенцевъ слѣдующая:

 

Въ турецкую войну въ 1787–1791 гг. князь Потемкинъ Таврическій, желая увеличить контингентъ казачьихъ войскъ, приказалъ формировать казачьи команды въ Екатеринославскомъ намѣстничествѣ изъ однодворцевъ и раскольниковъ, жившихъ по правую сторону Днѣпра. Такимъ образомъ, новое Екатеринославское казачье войско явилось въ составѣ четырехъ полковъ, каждый въ 1250 человѣкъ. Войско это начало службу по Донскому положенію, подъ командой донского полковника Платова, при Донскихъ казачьихъ старшинахъ и нѣсколькихъ инструкторахъ, вызванныхъ изъ Донскихъ же казаковъ. Не учреждая въ Екатеринославскомъ войскѣ войскового управленія и не давая ему атамана, князь Потемкинъ призналъ, однако, нужнымъ предоставить казакамъ нѣкоторыя права и преимущества. Въ маѣ того же года Потемкинъ, осмотрѣвъ собранные Платовымъ полки Екатеринославскаго войска, нашелъ ихъ готовыми къ службѣ и хорошо усвоившими пріемы казацкаго строя.

 

Крайне довольный вновь образованнымъ войскомъ, князь Тавриды 19 мая писалъ Государынѣ, что въ виду похода за границу русскихъ войскъ, «было освѣщеніе знаменъ казацкаго прекраснаго войска», составленнаго изъ екатеринославскихъ однодворцевъ. Войско это, участвуя въ войнѣ съ турками, удостоилось называть своимъ гетманомъ свѣтлѣйшаго князя Григорія Александровича до самой его смерти, послѣдовавшей въ 1791 году.

 

По окончаніи турецкой войны войско перестало существовать. По Высочайшему повелѣнію, Екатеринославскіе казаки были отъ военной службы уволены домой.

 

Такое неопредѣленное положеніе екатеринославцевъ обратило, впослѣдствіи, на себя вниманіе Правительства и {18} въ 1796 году послѣдовало распоряженіе переименовать ихъ въ прежнее гражданское званіе, а за службу дарованъ имъ двухлѣтній льготный срокъ, во время котораго податей имъ не платить и избрать родъ жизни. По истеченіи означеннаго срока довѣренный бывшихъ Екатеринославскихъ казаковъ, Кузьма Рудовъ, просилъ въ 1800 году Правительствующій Сенатъ о переводѣ 3300 душъ мужескаго пола на Кавказскую линію, съ прежнимъ казачьимъ званіемъ, на что и получилось въ томъ же году Высочайшее соизволеніе.

 

Въ 1802 году Екатеринославскіе казаки пришли на Кавказскую линію и поселены станицами при редутахъ: Ладожскомъ, Тифлисскомъ, Казанскомъ и Темижбекскомъ. Изъ этихъ поселеній образованъ новый казачій семейный полкъ, названный Кавказскимъ, которымъ началъ командовать въ 1803 году есаулъ Гречишкинъ, назначенный инспекторомъ въ Кавказской инспекціи генераломъ Шепелевымъ.

 

Въ слѣдующемъ 1804 году переселены въ Кавказскій полкъ еще 378 душъ однодворцевъ Слободско-Украинской губерніи, служившихъ также въ Екатеринославскомъ войскѣ, которые съ приходомъ на Кубань образовали Воронежскую станицу.

 

Такимъ образомъ, правая сторона Кубани заселена казаками и, вѣрные долгу передъ Царемъ и отечествомъ, Черноморскіе и Кавказскіе линейные казаки стали крѣпкимъ оплотомъ на южной границѣ русскаго государства, противу подвластныхъ туркамъ закубанскихъ черкесскихъ племенъ, отъ устьевъ Кубани до урочища Темижбекъ. {19}

 

Двухсотлетие Кубанского казачьего войска. 1696‒1896. Исторический очерк / Сост. П.П. Короленко. Екатеринодар: Тип. Кубан. обл. правления, 1896. С. 14–19.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.07 2018

VIII.

 

Военныя дѣйствія казаковъ до переселенія ихъ на Кубань. – Высочайшія награды Черноморскимъ казакамъ при переселеніи ихъ на Кубань. – Административное устройство и строевой составъ Черноморцевъ на Кубани.

 

 

Линейные казаки Кубанскаго полка до поселенія ихъ на Кубани принадлежали къ Донскому войску, поэтому и самыя военныя дѣйствія ихъ до этого времени относятся къ исторіи Донцовъ. Хоперцы послѣ участія въ азовскомъ походѣ и шведской войнѣ, оставаясь на Хопрѣ, во внѣшнихъ войнахъ не участвовали. За это время они, какъ сообщаетъ Дебу въ своемъ сочиненіи о Кавказской линіи, участвовали лишь въ подавленіи пугачевскаго бунта, пораженіемъ мятежниковъ и изгнаніемъ ихъ изъ предѣловъ Воронежской губерніи. По переселеніи же ихъ на Моздокскую линію, содержали посты при крѣпостяхъ, выходили на Кавказскую линію и участвовали въ закубанскихъ походахъ, а въ 1786 году находились въ составѣ Каспійскаго корпуса, въ военныхъ дѣйствіяхъ съ персіанами. Кавказскій полкъ составился, какъ уже было упомянуто, изъ поселенныхъ однодворцевъ Екатеринославской губерніи, поступившихъ въ казаки во вторую турецкую войну Екатерины Великой.

 

Черноморское войско, созданное какъ выше было сказано, изъ бывшихъ Запорожскихъ казаковъ, было сформировано княземъ Потемкинымъ передъ началомъ второй турецкой войны и съ первыхъ же дней своихъ проявило въ этой войнѣ видное участіе. Войско это образовало первоначально волонтерскую команду подъ начальствомъ старшины Сидора Бѣлаго; но, съ увеличеніемъ числа прибывавшихъ запорожцевъ, князь Потемкинъ нашелъ возможнымъ сформировать изъ нихъ цѣлое войско «вѣрныхъ казаковъ» съ организаціей, существовавшей въ Запорожьѣ и ордеромъ 31-го января 1788 года утвердилъ кошевымъ атаманомъ выбраннаго {30} казаками того же старшину Сидора Бѣлаго, которому и передалъ войсковое знамя, атаманскую булаву и прочіе клейноды бывшаго запорожскаго войска.

 

Во время войны войско вѣрныхъ казаковъ, названное Черноморскимъ, дѣлилось на двѣ части: конницу, подъ командою старшины Чепѣги, бывшую въ составѣ арміи, и пѣхоту, служившую на войсковой флотиліи, сначала подъ командою кошевого Бѣлаго, а по смерти его подъ начальствомъ войскового судьи Головатаго.

 

Первоначально въ 1788 году войсковой кошъ назначилъ шесть полковниковъ, вручилъ каждому изъ нихъ, въ знакъ власти, перначъ и прапоръ и назначилъ по одному есаулу, хорунжему и писарю. Полковники командовали полками изъ казаковъ 6–7 куреней. Кромѣ этого былъ сформированъ еще одинъ пятисотенный полкъ изъ лучшихъ казаковъ къ булавѣ великаго гетмана свѣтлѣйшаго князя Потемкина. Въ 1792 году число Черноморскихъ казаковъ доходило до 12600 человѣкъ.

 

Наиболѣе видные подвиги въ турецкую войну Черноморцы оказали въ морскомъ сраженіи съ турками 7-го іюня 1788 года, близъ Очакова: въ началѣ боя поднялся противный вѣтеръ; парусныя суда нашей флотиліи не могли выдти въ море; тогда Черноморскіе казаки повели суда впередъ на буксирѣ своими лодками, работая на веслахъ, и тѣмъ способствовали принцу Нассау-Зигенъ нанести пораженіе турецкому адмиралу Гассанъ-пашѣ, три судна котораго были взорваны выстрѣлами съ нашей флотиліи.

 

За это молодецкое дѣло Черноморцы удостоились особенной похвалы отъ главнокомандующаго князя Потемкина, при чемъ кошевой Бѣлый получилъ армейскій чинъ полковника, а казаки по серебряному рублю.

 

При преслѣдованіи 17 іюня разбитой турецкой флотиліи кошевой атаманъ Бѣлый былъ смертельно раненъ и черезъ два дня умеръ.

 

На мѣсто Сидора Бѣлаго выбранъ кошевымъ атаманомъ старшина Захарій Чепѣга.

 

Послѣ этого Черноморское войско участвовало во многихъ бояхъ на сушѣ и морѣ, при штурмахъ Очакова, Измаила и другихъ крѣпостей, но самымъ замѣчательнымъ подвигомъ ихъ было взятіе турецкой крѣпости, на островѣ Березани, 7 ноября того же 1788 года.

 

За этотъ геройскій подвигъ Головатый былъ {31} награжденъ Георгіевскимъ крестомъ. Участвовавшимъ въ дѣлѣ старшинамъ князь Потемкинъ изъявилъ лично свое удовольствіе и объявилъ благодарность всему Черноморскому войску за доблестную службу казаковъ.

 

Но вотъ война кончилась; благодѣтель Черноморскаго войска, князь Потемкинъ, 5 октября 1791 года сошелъ въ могилу, а въ слѣдующемъ году Черноморцы перенесли свое оружіе на Кубань, куда по Высочайшему повеленію казаки переселились съ семьями, жившими между Бугомъ и Днѣстромъ, на отведенной Потемкинымъ войску землѣ.

 

Для поселенія Черноморскаго войска назначался собственно Фанагорійскій или Таманскій островъ, но отправленный съ прошеніемъ отъ Черноморцевъ къ царицѣ войсковой судья Головатый успѣлъ исхлопотать войску еще и Кубанскую землю, пожалованную Императрицей Екатериной II-й Высочайшею грамотою 30 іюня 1792 года. Милостивая Монархиня, отпуская Головатаго, наградила его, на новоселье, фарфоровымъ, обдѣланнымъ въ золото, кувшиномъ, съ барельефными изображеніями Ея Величества, наполненнымъ червонцами, войску пожаловала хлѣбъ и соль на серебряномъ вызолоченомъ блюдѣ съ такой же солонкою, знамя и литавры съ трубами, серебряныя, а кошевому богатую саблю.

 

Черноморское войско, прибывъ на Кубань, первоначально размѣстилось на дарованныхъ ему земляхъ 38-ю куренными селеніями съ тѣми самыми названіями, которыя существовали на Запорожьѣ, съ прибавленіемъ къ нимъ двухъ куреней: Екатериненскаго и Березанскаго, первый въ честь Императрицы, второй – въ память взятія у турокъ Черноморцами Березанской крѣпости. Въ 1794 г. въ общемъ войсковомъ собраніи было составлено положеніе объ управленіи войскомъ, названное «Порядокъ общественной пользы». За неимѣніемъ войскового положенія, Правительствомъ утвержденнаго, которымъ общее собраніе учредило войсковое правительство изъ кошевого атамана, войскового судьи, войскового писаря и канцеляріи, а войсковую территорію раздѣлило на пять округовъ и опредѣлило права и обязанности служащихъ, а также право пользованія каждаго изъ войсковыхъ жителей земельными угодьями. Въ каждомъ округѣ было окружное управленіе, состоящее изъ полковника, писаря, есаула и хорунжаго.

 

Черноморское войско формировало свои полки, по мѣрѣ надобности, по старому своему обычаю, съ ближайшихъ {32} куреней (селеній), такъ что всѣ казаки полка знали другъ друга. Послѣ роспуска полка на льготу, онъ, въ случаѣ новаго сбора, сохранилъ свой прежній составъ.

 

До 1802 года штатнаго состава полковъ въ Черноморіи не существовало; ихъ считалось въ войскѣ одиннадцать конныхъ и семь пѣшихъ, въ 500 человѣкъ; но штатъ этотъ былъ примѣрный, такъ какъ одинъ отдѣлъ куреней выставлялъ большее, а другой меньшее число казаковъ. Относительно наряда на службу казаковъ войсковое начальство держалось такого порядка, что болѣе зажиточные поступали въ конницу, а бѣдные шли въ пѣхоту.

 

Въ 1802 году въ первый разъ утвержденъ штатъ для полковъ Черноморскаго войска, которыхъ было сформировано десять конныхъ и десять пѣшихъ, по 500 человѣкъ, при опредѣленномъ числѣ офицеровъ каждаго полка. Въ 1819 году добавленъ еще одинъ конный полкъ.

 

Кромѣ конныхъ и пѣшихъ полковъ въ Черноморскомъ войскѣ существовала артиллерія, сформированная первоначально въ 1814 году въ составѣ одной пѣшей и одной конной полуроты 6-ти орудійнаго состава. {33}

 

Двухсотлетие Кубанского казачьего войска. 1696‒1896. Исторический очерк / Сост. П.П. Короленко. Екатеринодар: Тип. Кубан. обл. правления, 1896. С. 30–33.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 15.07 2018

VII.

 

Первоначальный характеръ и домашній бытъ прикубанскихъ казаковъ.

 

 

Казаки Черноморскаго казачьяго войска, переименованные въ 1860 г. въ Кубанское, рѣзко отличались отъ той части линейныхъ казаковъ, которые въ томъ году вошли въ составъ этого войска. Черноморцы были всѣ малороссы. Кромѣ запорожцевъ, въ составъ Черноморскаго войска вошли малороссійскіе казаки съ ихъ семействами, переселенные изъ Полтавской, Черниговской и частью Харьковской губерній въ 1809, 1811, 1821, 1825, 1845 и 1850 годахъ; казаки же Кавказскаго линейнаго войска составились изъ разнородныхъ элементовъ, принявшихъ, при долговременной службѣ ихъ на Кавказской линіи, общій типъ великороссовъ. По этому, при однихъ и тѣхъ же условіяхъ кавказской службы, эти двѣ части Кубанскихъ казаковъ имѣли нѣсколько разный характеръ въ нравахъ, обычаяхъ и въ домашнемъ быту; родной языкъ Черноморцевъ былъ малороссійскій, исповѣдывали они православную вѣру и очень усердны были къ церкви. По приходѣ на Кубанскую землю, устроили Екатерино-Лебяжско-Николаевскую пустынь, а послѣ и женскій Маріинскій монастырь, которые существуютъ и доселѣ; завели богадѣльни въ названномъ монастырѣ, а также и въ войсковомъ городѣ Екатеринодарѣ, для пріюта престарѣлыхъ и увѣчныхъ воиновъ. Торговлей Черноморцы сами не занимались, считая это не соотвѣтствующимъ казачьему званію; всякаго рода торговлю предоставляли иногороднимъ людямъ, ремеслами же: кузнечнымъ, плотничьимъ, сапожнымъ, портняжнымъ и проч. Черноморцы не пренебрегали. Земледѣліе въ Черноморіи было не особенно развито, но все таки казаки хлѣба у другихъ не покупали, а довольствовались своими трудами. Главное ихъ занятіе было скотоводство и рыбныя ловли. Домашняя обстановка ихъ хотя и не {27} отличалась особымъ изяществомъ и прочностью, такъ какъ дома большею частью строились турлучные и крылись камышемъ, но за то всегда были чисты и дворы огорожены; раскиданные во множествѣ но войсковой землѣ одиночные хутора красовались садами и рощами и при многихъ находились хорошія водяныя мельницы. Войсковая земля была не дѣлена и для казака былъ просторъ разводить тысячныя отары овецъ, сотни рогатаго скота и табуны сильныхъ степныхъ лошадей, славившихся на всю Россію.

 

Черноморецъ на видъ былъ суровый, но подъ суровымъ взглядомъ крылось доброе сердце. Особенная веселость у него являлась въ пріятельской бесѣдѣ, за чаркой горилки, за которой проводили не мало лишняго времени, и шинкарочка съ черными бровями и карыми очами фигурируетъ во многихъ пѣсняхъ, перенесенныхъ казаками отъ Днѣпра и Украины на Кубань.

 

Въ домашнемъ быту Черноморскій казакъ всегда любилъ показать свою власть, хотя бы и на женѣ, и ради нагляднаго выраженія этой власти въ день свадьбы клалъ три удара плетью на спину молодой своей супругѣ. Въ этомъ случаѣ казаки держались поговорки: «Люби жынку якъ душу, а тряси якъ грушу». При традиціонномъ стремленіи во всемъ къ волѣ и свободѣ, Черноморцы никогда не уживались въ большой семьѣ. Сынъ жилъ у отца только до женитьбы, а послѣ брака, какъ бы онъ бѣденъ ни былъ, непремѣнно выходилъ изъ отцовскаго дома на свое хозяйство, чтобы не быть въ подчиненности у родителей. Это ужъ былъ такой обычай самолюбивыхъ малороссовъ. Дробленіе семействъ у Черноморцевъ вело къ тому, что казакъ, уходя на службу, не рѣдко оставлялъ дома одну только жену, да малолѣтнихъ дѣтей, и этой казачкѣ приходилось въ отсутствіе мужа исполнять по хозяйству всѣ мужскія работы. Но казачка не горевала, потому что послѣ трудныхъ занятій въ полѣ и дома, она чувствовала себя полной независимой госпожей хоть грошеваго, да своего хозяйства; въ домѣ же родителей мужа, хотя бы и зажиточныхъ, она тяготилась и говорила мужу, какъ поется:

 

«Построй хату зъ лободы,

А въ чужую не веды,

Бо чужая такая,

Якъ свекруха лыхая».

. . . . . . . . . . . . . . . .

 

Не то совсѣмъ было у линейныхъ казаковъ, {28} сложившихся изъ разнородныхъ элементовъ. Тамъ каждый вносилъ въ общую казачью семью свой характеръ, свой обычай, унаслѣдованный отъ предковъ, или заимствовалъ у сосѣднихъ горцевъ то, что считалъ пригоднымъ для боевой жизни казацкой. При разнообразномъ этнографическомъ составѣ трудно прослѣдить въ частностяхъ характеръ и обычай линейныхъ казаковъ. Но въ общихъ чертахъ можно сказать, что у нихъ рѣчь преобладала великорусская; казаки держались православной вѣры, но между ними были и раскольники. Удальство въ наѣздничествѣ и прочихъ физическихъ упражненіяхъ, требовавшихъ легкости движеній, было отличительной чертой линейца; веселый характеръ и чарка водки и ему не были чужды. Семейный бытъ у линейныхъ казаковъ былъ патріархальный. Не рѣдко можно было встрѣтить въ семьѣ стараго дѣда, у котораго въ полномъ послушаніи жили сыновья, внуки и правнуки, цѣлыми десятками. Такая семья, выдѣляя изъ себя на службу казаковъ, не горевала, потому что имѣла много рабочихъ рукъ, и, въ случаѣ утраты въ бою казака, вдова находила поддержку у родныхъ общаго дома. При такомъ строѣ семейнаго быта полевое хозяйство у нихъ велось лучше, чѣмъ у Черноморцевъ. Но само войско далеко было бѣднѣе Черноморскаго, за отсутствіемъ войсковыхъ промысловъ.

 

Въ отношеніи военной службы, какъ Черноморцы, такъ и линейцы были почти въ одинаковыхъ условіяхъ. Стоя лицомъ къ лицу съ враждебными горцами, они должны были постоянно быть при оружіи, не покидая его ни на посту кордонной линіи, ни въ домѣ, потому что горецъ и тамъ являлся внезапно нежеланнымъ гостемъ. {29}

 

Двухсотлетие Кубанского казачьего войска. 1696‒1896. Исторический очерк / Сост. П.П. Короленко. Екатеринодар: Тип. Кубан. обл. правления, 1896. С. 27–29.

Ответить