←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Диоклетиан и время его правления (284-305...

Фотография andy4675 andy4675 20.07 2014

Лактанций, Письмо к исповеднику Донату о смертях гонителей 7.1-19.6:

VII

1. Диоклетиан, мастер злодейств и виновник бедствий, после того, как сокрушил все, не смог удержать руку даже от Бога. 2. Он опрокинул круг земной как алчностью, так и робостью своей. Он назначил даже трех соучастников своего правления, поделив мир на четыре части и увеличив войско, так как каждый из них стремился иметь значительно больше воинов, чем было у прежних принцепсов, руководивших государством в одиночку. 3. Число взимающих настолько стало превышать число дающих, что колоны, разоренные непомерными повинностями, забрасывали поля, и хозяйства превращались в леса. 4. А чтобы разоренные были исполнены страхом, провинции также были без толку разрезаны на куски. Множество чиновников и должностных лиц стали править в отдельных областях и чуть ли не в городах так же, как и многочисленные казначеи, магистры и викарии префектур. Из-за них всех частные дела стали чрезвычайно редкими, а частыми только лишь штрафы и проскрипции, бесчисленные же повинностные дела даже не частыми, а постоянными, и в том, что касалось податей, (царило) невыносимое беззаконие. 5. Нестерпимо было и то, что полагалось для содержания солдат. Он никогда не стремился приуменьшить свою ненасытную жадность к сокровищам, но всегда копил экстраординарные средства и дары, чтобы то, что он уже утаил, сохранить в неприкосновенности и безопасности. 6. Устроив, посредством различных ухищрений, немыслимое повышение цен, он попытался установить закон о ценах на товары. 7. Тогда из-за скудости и нищеты пролилось много крови, так что даже непричастные к торговле были охвачены страхом, а дороговизна свирепствовала все сильнее, пока тот закон после многих смертей не сошел на нет сам собой. 8. Сюда же надо добавить и неуемную жажду строительства, ставшую для провинций не меньшей обузой по доставке работников, мастеров и телег, сколь бы ни было необходимо строительство всех этих зданий. 9. Вот здесь - базилики, там - цирк, тут - монетный двор, там - оружейная палата, здесь - дворец супруги, там - дочери. Внезапно большая часть города обрушилась. Все переселялись с женами и детьми, как будто город был захвачен врагами. 10. И хотя эта деятельность была гибельна для провинций, он говорил, что "это построено не так, как надо" и что "надо было сделать по-другому". И вновь возникала необходимость разрушать и изменять то, что могло обрушиться вторично. Так он и безумствовал, стремясь сровнять Никомедию с Римом. 11. Я уже не упоминаю о том, что многие погибли из-за своего имущества или богатств. То же касается и привычных и почти дозволенных в обыденности преступлений. 12. Но у него была та особенная черта, что, увидев где-либо хозяйство или ухоженное здание, он уже был готов устраивать козни и страдания владельцу, как будто нельзя было ограбить каким-либо иным способом, без кровопролития.

VIII

1. А что представлял собой брат его, Максимиан, по прозванию Геркулий? Он не отличался от него, ведь не могли же они завязать крепкую дружбу, если бы в них не было одного рассудка, одних намерений, равных желаний, одинаковых суждений. 2. Отличались они только в том, что в одном было больше алчности, но больше и робости, в другом же меньше алчности, но больше духа, правда, не на благие дела, а на плохие. 3. Ведь так как сфера его власти распространялась на Италию, и ему подчинялись такие богатейшие провинции, как Африка и Испания, он не был обеспокоен сохранностью казны, поскольку средств из провинций для нее было достаточно. 4. А когда было нужно, не было недостатка в состоятельных сенаторах, которые на основании доносов обвинялись в стремлении к захвату власти, так что цвет сената постоянно подвергали конфискациям. Кровожаднейшая казна пополнялась бессовестно добытыми средствами. 5. Страсть же в этом пагубном человеке была направлена не только на совращение мужчин, что противно и мерзко, но и на осквернение дочерей знати. Ведь куда бы он ни держал путь, к его услугам всегда были готовы девушки, лишенные родительской опеки. 6. Из-за всего этого он считал, что благополучие его власти останется неизменным, если ничто не помешает его страсти и жажде зла. 7. Я не касаюсь Констанция, так как он отличался от других и один был достоин владеть миром.

IX

1.Другой же Максимиан, которого Диоклетиан сделал своим родственником, превзошел в злодействах не только этих двоих, (правление) которых испытали на себе наши бедственные времена, но и всех прочих, уже ушедших. 2. Этой твари были присущи врожденное варварство и дикость, чуждая римской крови. И это не удивительно, ведь мать его бежала от враждебных карпов из задунайских областей в Новую Дакию, перебравшись через реку. 3. Даже тело его соответствовало нравам. Он был статен, с дородным телом, ужасно тучным и отекшим. 4. Наконец, словами, поступками и страшным взглядом он был пугалом для всех. Тесть тоже чрезвычайно боялся его, и страху его была следующая причина.

5. Нарсей, царь персов, вдохновленный подвигами предка своего рода Сапора, возжаждал с огромным войском захватить Восток. 6. Тогда Диоклетиан, будучи охвачен страшным смятением и пав духом, а также страшась участи Валериана, не осмелился выступить навстречу, а послал через Армению (Цезаря), оставаясь сам в Азии и ожидая исхода событий. 7. Тот, устроив засаду на варваров, когда они, по своему обыкновению, отправились на войну со всеми своими (домочадцами) и были отягощены многочисленными обозами и захваченным добром, разбил их без труда и обратил в бегство царя Нарсея. Вернувшись с огромной добычей и трофеями, он добавил себе высокомерия, а Диоклетиану - страха. 8. Ведь после той победы он настолько вознесся в своей спеси, что даже стал пренебрегать титулом Цезаря. Когда он слышал его в адресованных ему письмах, то с диким взором восклицал: "доколе Цезарь?" 9. С того времени он начал вести себя все высокомернее, желая, чтобы на него смотрели и говорили о нем так, словно он происходит от Марса, как древний Ромул, и предпочел покрыть мать свою Ромулу позором ради того, чтобы в нем видели богорожденного. 10. Но я воздержусь от рассказа о его поступках, чтобы не путать времена. Ведь именно после того, как он принял титул императора, отстранив тестя, он и начал безумствовать и презирать всех. 11. Диокл - так звали того до прихода к власти - хотя и разорил государство такими мероприятиями и таким окружением, хотя злодеяниями своими он ничего не навлек на себя, правил, однако, в целом успешно до тех пор, пока не запятнал рук своих кровью праведников. 12. Какова же была причина у него для гонений, я сейчас изложу.

X

1. Когда он находился в восточных областях, то, чтобы изучить из страха будущие события, он приносил в жертву скот и по их печени старался узнать грядущее. 2. Тогда некоторые из служителей, знавшие Господа, когда присутствовали среди приносящих жертвы, стали осенять чела свои бессмертным знаком, от действия которого из-за бегства демонов таинства нарушались. Гаруспики заволновались, так как не видели во внутренностях привычных знаков и, как бы получив недоброе предзнаменование, приносили жертвы вторично. 3. Но закланные жертвенные животные ничего не показывали, пока глава гаруспиков Таг, то ли по подозрению, то ли разглядев что, не сказал, что жертвы не отвечают потому, что в священнодействиях участвуют непосвященные. 4. Взбешенный (император) приказал тогда, чтобы не только те, что прислуживали при обрядах, но и все бывшие во дворце принесли жертвы, а если кто откажется, наказывать тех плетьми. Отдав письменные приказы препозитам, он предписал и солдат принуждать к выполнению нечестивых обрядов, а тех, кто не явится, освобождать от воинской службы. 5. Свирепость и гнев его достигли (на этом) апогея (hactenus), и ничего сверх того против закона и религии он не сделал. 6. После этого, спустя некоторое время, он приехал в Вифинию на зимовку. Тогда же туда приехал и Цезарь Максимиан, распаленный преступными желаниями подстрекать пустого старика к преследованию христиан, начало чему он уже положил. Я узнал, какова была причина его ярости.

XI

1. Его мать была почитательницей богов гор, женщина весьма суеверная. Будучи [...], она почти ежедневно готовила жертвенные яства, и жителям своей деревни выставляла блюда. Христиане воздерживались, а когда она с родственниками кормила голодных, ревностно принимались молиться. 2. Из-за этого она прониклась ненавистью к ним, и сына своего, не менее суеверного, побуждала женскими жалобами к уничтожению тех людей.

3. Итак, они совещались между собой в течение всей зимы. К ним никого не допускали, поэтому все считали, что они обсуждают важные государственные дела. Старик долго противоборствовал ярости (Цезаря), показывая, что было бы опасно беспокоить державу, проливая кровь многих людей, ведь обычно они охотно идут на смерть; будет достаточно того, что он оградит от той религии только дворцовых служащих и воинов. 4. Однако он не смог отвести безумие этого буйного человека и поэтому решил предоставить решить это дело народу. 5. Ведь таков был его подлый характер, что если он решал совершить что-либо хорошее, то делал это, не советуясь, чтобы хвалили его одного; и приглашал многих на совет, чтобы присовокупить вину других к собственным прегрешениям. 6. И вот, допустив нескольких судей и группу воинов высоких рангов, он подверг их расспросам. Некоторые, из ненависти к христианам, как врагам богов и соперникам официальным религиям, высказывались за то, чтобы их уничтожить. Кто считал по-другому, зная о настроениях товарищей, по боязни ли, или желая угодить, высказывались в соответствующих выражениях. 7. Но даже в этом случае император не склонился к тому, чтобы вынести окончательное решение, но решил посоветоваться с могущественным богом, послав гаруспика к Аполлону Милетскому. Тот ответил, как враг божественной религии. 8. Итак, было проведено так, как задумывалось, поскольку ни придворным, ни Цезарю, ни Аполлону он противиться не мог. (И все же) он попытался проявить сдержанность, приказав провести это предприятие без кровопролития, когда как Цезарь хотел сжигать живьем тех, кто противился жертвоприношениям.

XII

1. Подыскивается удачный день, подходящий для выполнения дела и, как наиболее подходящий, выбирают Терминалии, приходящиеся на седьмой день до мартовских календ (23.02.303), чтобы как бы положить предел (terminus) этой религии.

Этот первый погибели день стал первой причиною бедствий (Verg. Aen. IV. 169-170),

так как они привели к падению и себя самих, и всю землю. 2. Когда этот день наступил, в консульства седьмое и восьмое обоих старцев, неожиданно, еще на рассвете, к церкви подошел префект с военачальниками, трибунами и казначеями и, открыв двери, стал искать образ божий, сжигая найденные писания и раздавая всем добычу. Началось разграбление, поднялись суета и смятение. 3. Сами же (принцепсы) наблюдали - ведь церковь, основанная на холме, видна из дворца - и долго спорили между собой, с какой стороны следует подложить огонь. 4. Победило мнение Диоклетиана, который опасался, что если устроить большой пожар, можно спалить другой район города. Ведь множество больших домов окружало церковь со всех сторон. 5. И вот прибыли преторианцы; построившись и наступая отовсюду с секирами и другим оружием, в течение нескольких часов они сравняли ту величественную святыню с землей.

XIII

1. На следующий день был издан эдикт, согласно которому людей, исповедовавших эту религию, следовало лишить всякого почета и достоинства, подвергнуть пыткам и, к каким бы рангам или сословиям они не принадлежали, все они подлежали судебному преследованию. Сами же они не могли высказываться ни о несправедливостях, ни о прелюбодеянии, ни о грабежах, в конце концов, они лишались и свободы слова. 2. Некий человек, несмотря на то, что это было небезопасно, с большим мужеством сорвал (со стены) и разорвал на куски этот эдикт, говоря с издевкой, что он представляет победы готов и сарматов. 3. Он был немедленно доставлен, и его подвергли не просто мучениям, но положенным пыткам жаровней (coctus), после чего он с поразительным терпением принял смерть на костре.

XIV

1. Но Цезарь не был доволен статьями эдикта; он готовился склонить Диоклетиана к иным мерам. 2. А именно, чтобы подвигнуть его к объявлению более жестоких гонений, он тайно подговорил слуг поджечь дворец. Когда же какая-то часть его сгорела, христиан обвинили как врагов народа, и имя христианское горело вместе с дворцом из-за великой ненависти: якобы те имели сговор с евнухами с намерением убить принцепсов - так что оба императора, подожженные в собственном дворце, едва остались в живых. 3. Диоклетиан же, который всегда хотел выглядеть хитрым и сведущим, ничего не мог заподозрить, но, воспламенившись гневом, начал тотчас же истреблять всех своих приближенных. 4. Он сам заседал в суде и пытал огнем невинных. Также и все судьи, наконец, магистры, все, бывшие во дворце, данной властью подвергались допросам. 5. Были служаки (certantes), у которых он сразу кое-что разведал; но ничего нигде не нашел, ведь никто, естественно, не допрашивал челядинцев Цезаря. 6. Сам он присутствовал, стараясь не допустить угасания гнева безрассудного старца. Спустя 15 дней был предпринят новый поджог. Однако, хотя он был быстро обнаружен, его устроителя не выявили. 7. Тогда Цезарь, хотя и планировал отъезд к середине зимы, вырвался в тот же день, убеждая, что бежит, чтобы не сгореть заживо.

XV

1. Император же начал свирепствовать уже не только против придворных, но и против всех; прежде всего, он принудил дочь (свою) Валерию и жену Приску оскверниться жертвоприношениями. 2. Могущественных некогда евнухов, благодаря которым и дворец, и сам он прежде были в порядке, убивали; схваченных и осужденных без всяких доказательств или признаний пресвитеров и священников вели (на казнь) со всей их (паствой). 3. Всех людей, (без различия) пола и возраста, сгоняли на костер; причем их было такое множество, что их окружали не по одиночке, а толпами, и предавали огню; прислугу (же) топили в море, привязав каждому к шее жернов. 4. Не менее дикое гонение коснулось и прочего народа, ведь судьи, рассеявшись по всем храмам, гнали всех на жертвоприношения. 5. Застенки были полны, выдумывались неслыханные виды пыток, и, по какому бы делу не вершился суд, в уединенных местах и перед трибуналом были расположены алтари, чтобы участвующие в тяжбе прежде приносили жертвы и при таких обстоятельствах высказывались о своих делах. Поэтому к судьям прибегали, словно к богам. 6. Были отправлены и письма к Максимиану и Констанцию, чтобы они делали то же самое, их же (собственное) мнение в таких делах не принималось во внимание. И конечно, старый Максимиан, человек не особо кроткий, в Италии охотно подчинился. 7. Однако Констанций, видимо, чтобы не противоречить приказам старших, допустил разрушение собраний (т. е. стен, которые можно восстановить), истинный же храм божий, что находится внутри людей, оставил в целости.

XVI

1. Так угнеталась вся земля, за исключением Галлий, и от Запада до Востока свирепствовали жестокие твари.

Даже имея сто языков, столько же уст и голос железный

я бы не в силах назвать был все виды злодейств

и кар имена изложить (Verg. Aen. VI. 625-627),


которые причиняли судьи праведникам и безвинным людям. 3. Но зачем рассказывать об этом, особенно тебе, дражайший Донат, что испытал на себе, помимо прочего, (и эту) бурю неистовых гонений? 4. Ведь когда это происходило при префекте Флакцине, страшном человекоубийце, а затем при наместнике Гиерокле, бывшем викарии (ex vicario praeses), который был зачинщиком и советником в устройстве гонений, наконец, при его преемнике Присциллиане, ты подавал всем пример непоколебимого мужества. 5. Ведь подвергнутый 9 раз различным пыткам и мучениям, 9 раз ты побеждал противников славной исповедью. В девяти сражениях повергал ты дьявола с его сообщниками, в девяти победах ты торжествовал над веком с его кошмарами. 6. Как же приятно Богу было то зрелище, когда он видел тебя победителем, впрягающем в свою колесницу не белых коней и ни огромных слонов, но более того - самих триумфаторов! 7. Это и есть истинный триумф, когда владычествуют над властителями. Ведь они побеждены и покорены твоим мужеством, поскольку ты, презрев все нечестивые повеления, сокрушил все приготовления и кошмары тиранической власти твердой верой и крепостью духа. 8. Ничто не сломило тебя: ни плети, ни когти, ни огонь, ни железо, ни какие другие истязания; никакой силой нельзя было отнять у тебя веру и преданность. 9. Таким и должен быть последователь Бога, таков воин Христа. Никакой враг не одолеет его, никакой волк не украдет его из небесных кущ, никакие козни не введут в заблуждение, никакая боль не победит, никакая мука не ослабит. 10. Наконец, после девяти этих славнейших битв, в которых ты победил дьявола, он уже более не осмелился состязаться с тобой - с тем, кого он столько раз испытывал в сражениях, да так и не смог одолеть. 11. А когда тебе был готов мученический венец, он не стал больше вызывать тебя на бой, дабы ты не принял его тотчас же. Пусть невозможно получить его сейчас, однако он во всей красе (integra) обеспечен тебе в царстве Господа по заслугам за подвиги твои. Но вернемся к порядку событий.

XVII

1. Между тем Диоклетиан прекратил злодейства, ибо от него уже отвернулось счастье, и немедленно отправился в Рим, чтобы там отметить 20-летнюю годовщину своего правления, приходившуюся на 12 день до декабрьских календ (20.11.303) . 2. Торжественно отметив ее, он не смог вынести свободу римского народа и бежал из города в нетерпении и тревоге накануне январских календ (1.01.304) , когда ему в девятый раз предложили консульство. 3. Будучи не в состоянии вытерпеть и 13 дней, консул покинул Рим, предпочтя ему Равенну. Однако поскольку он продвигался суровой зимой, то из-за ударившего мороза и сильных дождей его охватила хотя и легкая, но затяжная болезнь. На протяжении всего пути его, измученного, несли большей частью на носилках. 4. При таких обстоятельствах, сделав крюк по берегам Истра, он прибыл на исходе лета (08.304) в Никомедию, уже оправившись от тяжкой болезни. Он казался подавленным ею, и все же отправился почтить основанный им цирк ровно через год после (repleto) двадцатилетней годовщины правления (304) . 5. После этого он был так поражен слабостью, что за его жизнь просили у всех богов, пока в декабрьские иды (13.12.304) по дворцу не стал распространяться траур, среди судей - тоска и рыдания, а по всему городу - суматоха и безмолвие. 6. Поговаривали уже, что он не только умер, но уже и погребен, когда вдруг утром следующего дня не стал расползаться слух, что он жив, и угрюмость у дворцовых слуг и судей сменилась ликованием. 7. Было немало таких, кто подозревал, что смерть его будут скрывать до тех пор, пока не прибудет Цезарь, чтобы солдаты случайно чего не затеяли. 8. Это подозрение настолько усилилось, что никто не верил в то, что он жив, пока он сам не появился в мартовские календы (1.03.305) , едва узнаваемый, ведь почти весь год он был снедаем болезнью. 9. И вот этот усопший воспрянул духом в декабрьские иды (13.12.304) , хотя и ненадолго. Ведь он помешался настолько, что иногда (вовсе) вел себя сумасбродно, а иногда приходил в себя.

XVIII

1. Через несколько дней прибыл Цезарь, но не затем, чтобы почтить отца, а чтобы заставить его уступить власть. Недавно он уже столкнулся со стариком Максимианом и напугал его, угрожая гражданской войной. 2. Теперь же он подступил к Диоклетиану, сначала кротко и дружелюбно, говоря, что тот уже стар, не особо крепок здоровьем, не способен к управлению государством и что ему нужно отдохнуть от трудов. Кроме того, он приводил в пример Нерву, который передал власть Траяну. 3. Тот же утверждал, что будет и непристойным, если он спустится с сияющих высот (власти) в сумерки ничтожной жизни, и небезопасным, ведь в течение столь долгого правления он навлек на себя ненависть многих. 4. Что до Нервы, так он правил всего год до тех пор, пока уже не смог нести бремя и заботу о стольких делах и по возрасту, и по неопытности. Он снял с себя обязанности по управлению государством и вернулся к частной жизни, где и состарился. Однако если он жаждет получить императорский титул, нет ничего проще, чем всех объявить Августами. 5. И тот, кто уже надеялся владеть всем миром, увидев, что добавит себе или ничего кроме титула, или, по крайней мере, ничего сверх того, ответил, что сложившееся положение следует оставить в неизменности. (А именно), в государстве должно быть двое старших правителей, обладающих верховной властью, и двое младших, в качестве (их) помощников; двоим легче будет хранить согласие, четырем равным - никоим образом. 6. Если же тот не захочет уступать, то он (лично) о себе позаботится сам, чтобы не быть больше младшим и крайним. Уже минуло 15 лет с того времени, как он был отправлен в Иллирик, на берег Дуная, сражаться с варварскими племенами, в то время как другие счастливо правили в более обширных и спокойных землях! 7. Услышав это, ослабленный болезнью старик, который уже получил и письма от Максимиана старшего, в которых тот описывал все их разговоры, и узнал (из них), что (Цезарь) увеличил войско, со слезами ответил: "Пусть будет так, если им так хочется. 8. Всех Цезарей надлежит выбирать общим собранием".

"Зачем собранием, когда те двое будут вынуждены принять все, что бы мы ни сделали?"

"Это ясно, ведь нам придется выбрать их сыновей".

9. У Максимиана же был сын, Максенций, зять другого Максимиана, человек вредного и дурного характера и до такой степени высокомерный и упрямый, что не почитать отца и тестя у него было в обычае, за что его оба и ненавидели. 10. У Констанция также был сын - Константин, юноша в высшей степени благочестивый и достойный этого звания, который был и любим солдатами, и желанен для простых людей из-за приметного и красивого облика, воинской активности, крутого нрава и исключительной обходительности. Он присутствовал тогда (при дворе) и не так давно был утвержден Диоклетианом в ранге первого трибуна.

11. "Итак, кто будет?"

"Первый не достоин. Ведь он меня презирает, еще будучи частным лицом, а что будет, когда он примет власть?"

"Но другой то и почтителен и будет так править, что его будут считать еще более добрым и милостивым, чем его отец".

"Будет так, чтобы я сам мог делать, что хочу! Поэтому надо выбрать тех, кто были бы в моей власти, которые бы боялись и которые ничего бы не делали, кроме как по моему приказу".

12. "Тогда кого сделаем?"

"Севера".

(Д.) "Не того ли плясуна и пьяницу, которому ночь за день, а день за ночь?"

(Г.) "Он достоин, так как уже надлежащим образом проявил себя среди солдат, и я послал его к Максимиану, чтобы тот облек его властью".

13. (Д.) "Пусть будет так. Кого вторым предложишь?"

(Г.) "Этого", - показывая на Даю, некоего молодого полуварвара, которого он недавно приказал именовать по своему имени Максимианом. Впоследствии уже сам Диоклетиан частично изменил ему имя приметы (omen) ради, потому что Максимиан соблюдал веру с величайшим благочестием.

14. (Д.) "Кто он - тот, кого ты мне предлагаешь?"

(Г.) "Мой свойственник".

А тот со стоном: "Не годных людей ты мне предлагаешь для охраны государства".

(Г.) "Я проверил их".

(Д.) " Ты увидишь, какое управление империей ты намереваешься поддерживать. 15. Я поработал достаточно, и принял меры, чтобы в мое правление государство хранилось в целости. И если что случится противное тому, моей вины в том не будет".

XIX

1. Когда все было решено, (Диоклетиан) в майские календы (1.05.305) появляется (на людях). Все прочили (власть) Константину, и в том не было никаких сомнений; все присутствовавшие воины - и отборные старшие воины и приглашенные из легионов - ликовали, с нетерпением вызывая и желая его одного. 2. Примерно за 3 мили от города находилось высокое место, на вершине которого и сам Максимиан (некогда) принял пурпур, и где находилась высокая колонна с символом Юпитера. К ней все и направились. 3. Созвали солдатское собрание, на котором старец с плачем обратился к воинам, говоря, что он уже нездоров, после трудов нуждается в отдыхе, передает власть более крепким и выбирает других Цезарей. Все с нетерпением ожидали, кого он выберет. 4. Тогда он неожиданно объявляет Севера и Максимина Цезарями. Все были ошеломлены. Наверху, на трибунале, стоял Константин. Все недоумевали, неужели Константину сменили имя, когда (вдруг) Максимиан, протянув руку назад и оттолкнув Константина, вывел на всеобщее обозрение Даю. Сняв с того одежду частного лица, он поставил его в центре. Все удивлялись - откуда он взялся? 5. Никто, впрочем, смутившись, не осмелился громко возражать, придя в замешательство от неожиданной новости. Диоклетиан набросил на него свой пурпур, сбросив его с себя, и вновь стал Диоклом. 6. Затем он спустился, его провезли (как) старого царя через весь город на повозке и отпустили на родину. Дая же, (появившись) некогда из зверей и лесов, возвысился сначала до щитоносца, затем до телохранителя, вскоре после этого до трибуна, а на следующий день до Цезаря, и получил на попрание и изнурение Восток. Так, не будучи сведущим ни в военных, ни в государственных делах, он стал пастырем уже не скота, а воинов
.

 

http://krotov.info/a...nzy_o_gonit.htm

 

Следует указать, что Галерий у Лактанция редко указывается под этим именем. В основном он, как и Максимиан, именуется Максимианом. Хотя иногда Лактанций именует Максимиана Геркулием.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 20.07 2014

Евсевий, Жизнь Константина 12-18:

 

Глава 12.
О том, что Константин, подобно Моисею,
воспитан при дворе тиранов

Есть древнее сказание, что еврейский народ страдал под жестокой династией тиранов, и что Бог, удостоив страдальцев своего благоволения, через действие промысла, дал случай пророку Моисею[44], бывшему еще младенцем, получить воспитание в самых чертогах, на груди тиранов, и научиться у них мудрости. Когда с течением времени он достиг мужского возраста и небесный суд потребовал от притеснителей отчета в их неправдах, тогда пророк Божий, выйдя из дома тиранов, сделался служителем воли Высочайшего и, отказавшись словом и делом от воспитателей, признал близкими истинных своих братьев и сродников. После того Бог поставил его вождем всего народа, и евреев освободил от рабского служения врагам, а на поколение тиранов навел через него посланные свыше казни. Это древнее сказание, передаваемое многими в виде поучительного рассказа, дошло до слуха всех. Но ныне тот же Бог даровал и нам осязательное для чистых очей и вернейшее всякого слуха зрелище гораздо больших чудес, чем то, о которых повествуется в сказаниях. Тираны, восстававшие на нас воздвигали войну против Бога и подвергали мучениям его Церковь[45]. А между тем среди них был уже Константин, впоследствии бич тиранов, но тогда еще юноша ранних лет, нежный, украшенный едва пробивавшейся бородой. Подобно тому слуге Божьему он сидел во внутренних, принадлежавших тиранам, покоях[46], и, однако же, несмотря на свою молодость, не унаследовал ничего свойственного нравам этих безбожников. Добрая природа, силой Духа Божьего, и в то уже время влекла его к благочестивой и богоугодной жизни, да и само соревнование с отцом призывало сына к подражанию ему в доблестях, потому что отец Константина (при настоящем случае нельзя не воскресить его в памяти), Констанций[47] был одним из славнейших наших автократоров. Мы считаем нужным кратко сказать о нем все то, что относится к похвале его сыну.


Глава 13.
О том, что отец его Констанций
не хотел преследовать христиан,
как было при Диоклетиане[48],
Максимиане[49] и Максентии[50]

Когда самодержавная власть над Римом разделена была между четырьмя лицами, — один только Констанций чуждался безнравственной жизни своих товарищей[51] и стремился выражать любовь к Богу всячески. Те нападали на церкви Божьи и разрушали их сверху донизу[52], а дома молитвы истребляли до самого основания, напротив, он сохранил свои руки чистыми от такого гибельного нечестия и никогда ни в чем не уподоблялся им. Те осквернили подчиненные себе области домашними убийствами благочестивых мужей и жен[53], а он соблюл свою душу не запятнанной таким преступлением. Те, вдавшись во всякое зло беззаконного идолослужения, поработили коварству лукавых демонов сперва самих себя, а потом и всех подданных, напротив, он, блюститель совершеннейшего мира между своими подданными, предоставил им безбедно исповедывать веру в Бога. Другие, стесняя всех людей самыми тяжкими обстоятельствами, делали их жизнь трудной, хуже смерти[54], один только Констанций умел в своей власти явить подданным источник безопасности и спокойствия, потому что заботливость его о них ни в чем не уступала отеческому попечению. Впрочем, так как добродетелей этого мужа бесчисленное множество, и их все прославляют, то, приведя на память один или другой его подвиг, в смысле основания для заключения к тем, о которых умолчу, я перехожу к предполагаемой цели своего сочинения.


Глава 14
О том, как отец его Констанций,
выслушав от Диоклетиана упрек в бедности,
наполнил свои сокровищницы
и потом возвратил деньги людям,
которые принесли их

Когда разнеслась громкая молва о кротости, доброте, боголюбивых качествах сего василевса и о том, что, до крайности щадя подданных, он даже не собирает денег в казнохранилища, другой василевс[55], занимавший тогда первую степень власти, через своих послов укорял его в небрежении в делах общественных и упрекал бедностью, подтверждая свои слова тем, что в его казнохранилищах ничего нет. Констанций попросил пришедших от василевса погостить у себя, а между тем из всех подвластных себе народов созвав людей, владевших огромным богатством, объявил им, что он имеет нужду в деньгах, и что теперь представился случай, в котором каждый из них должен доказать свободную преданность василевсу. Слышавшие уже давно желали этого, чтобы выразить доброе свое усердие, и потому скоро и живо наполнили царские казнохранилища золотом, серебром и другими драгоценностями, стараясь превзойти друг друга в своих пожертвованиях и делая это с веселыми и улыбающимися лицами. Как скоро все было кончено, Констанций попросил послов великого василевса лично взглянуть на его богатство, и о том, что они увидят, приказал донести василевсу. "Все это собрал я теперь к себе, — говорил он, — а прежде хранил деньги у их владельцев, как у верных казначеев". Такое дивное дело поразило зрителей. По отъезде их, человеколюбивейший василевс, говорят, призвал владельцев собранных денег и, похвалив их за доверие и доброе к себе расположение, приказал взять обратно каждому свое и возвратиться домой. Один уже этот поступок служит доказательством его человеколюбия, но мы приведем и другой, ясно свидетельствующий о его набожности.


Глава 15.
О гонении, воздвигнутом другими

Правители областей, по предписанию императоров, преследовали христиан во всех странах земли[56]. Боголюбивые мученики прежде всего выходили из царских дворцов и, вступая на поприще подвигов за благочестие, мужественно выдерживали силу огня и железа, погружались в глубины моря и принимали все роды смерти, так что за короткое время нигде в царских дворцах не оставалось мужей боголюбивых[57]. Это-то особенно и отвратило взор Божий от гонителей, потому что, преследуя христиан, они вместе с тем отгоняли и их молитвы за себя.


Глава 16.
О том, как отец его Констанций,
притворяясь идолопоклонником,
отвергал людей, желавших приносить жертвы,
и содержал а своем дворе
исповедников христианской веры

Только в ум одного Констанция вселилась какая-то мудрость. Он совершает такое дело, что и слышать о нем дивно, а видеть его исполнение еще удивительнее. Всем своим архонтам[58] предоставив право стремиться даже к власти правителей[59], он предписывает им следующее условие: кто станет приносить жертву демонам[60], тот может оставаться у него и пользоваться обыкновенными почестями, а не делающие этого не будут иметь к нему доступа, получат приказание выйти вон и лишатся знакомства и короткого с ним обращения. Между тем, как придворные делились на две партии, и одни присоединялись к той, другие к другой, нрав каждого из них более и более обнаруживался. Тогда дивный государь, открыв тайную сторону своей мысли, одних осудил за малодушие и самолюбие, других очень похвалил за преданность Богу. Первых как предателей Бога он признал недостойными и самого василевса, ибо как соблюсти им верность василевсу, когда они оказались вероломными в отношении к Высочайшему? Поэтому повелел прогнать их далеко от царского дворца. Напротив, последних, по свидетельству истины, оказавшихся достойными Бога, следовательно, достойными и государя, обещал сделать своими телохранителями и блюстителями самого царства. Таких людей, говорил он, надобно почитать первыми и необходимыми друзьями и ценить их гораздо выше сокровищниц с величайшими богатствами.


Глава 17.
О христолюбивом его расположении

Отец Константина был именно таков, каким мы кратко описали его. Но, показав себя таким в отношении к Богу, как он умер? Как отличил его чтимый им Бог от прочих соучастников царствования? Это узнает всякий, кто обратит внимание на свойство самого дела. Давая подданным в течение долгого времени испытывать доказательства царской своей добродетели, признавая одного над всеми Бога, и презирая образ жизни безбожников, он оградил свой дом молитвами святых мужей и остальное время жизни провел приятно и спокойно. В том-то и полагают счастье, чтобы и самому не терпеть огорчений, и другому не причинять их. Таким образом, на всем протяжении ровного и безмятежного царствования он весь свой дом, вместе с детьми, женой и домашними, посвящал одному Царю Богу, так что общество собравшегося в его дворце народа ничем не отличалось от Церкви Божьей. В этом обществе находились и служители Бога, которые непрестанно возносили молитвы о василевсе своем, тогда как обыкновенно нельзя было произнести и одного слова о роде благочестивых[61].


Глава 18.
О том, что, по отречении
Диоклетиана и Максимиана,
Констаницй сделался первым Августом
и украшался благочадием

Вскоре за сим послана была ему награда от Бога, так что он вступил на высшую степень самодержавной власти[62]. Старшие по времени государи, не знаю почему, отказались от престола[63]. Эта неожиданная перемена произошла по истечении первого года[64] стеснительной осады церквей. И тогда-то Констанций провозглашен первым августом и кесарем. Сначала был он украшен диадемой[65] кесарей-автократоров и занял первое между ними место, а потом, отличившись в этом сане, облечен высочайшей у римлян властью, — наименован первым из четырех избранных впоследствии кесарей[66]. Притом он превосходил многих автократоров даже благочадием и был окружен большим обществом детей мужского и женского пола[67]. Когда же, наконец, обремененный дряхлой старостью, готовился он отдать долг общей природе и собирался оставить жизнь, — Бог и тут опять явился для него творцом дивных дел. Отцу, находившемуся при смерти, он приготовил в преемники царству старшего сына его, Константина
.

 

Глава 19.
О сыне его Константине,
когда он в юности жил вместе с Диоклетианом,
прежде чем прибыл в Палестину

Константин находился у сотоварищей своего отца по царствованию и жил среди них, как мы сказали, подобно тому древнему пророку Божьему. Перейдя из отрочества в возраст юношеский, он уже удостоился от них первой чести[68]. Таким знали его и мы, когда он со старейшим из царей[69] проезжал через Палестину. Стоя с правой стороны василевса, людям, желавшим видеть его, он казался величественным и уже в то время обнаруживал в себе знаки царского высокомудрия[70]. По красоте тела и высоте роста не было подобного ему, а телесной силой до того превосходил он сверстников, что они боялись его. Но еще более чем совершенствами тела, украшался он добродетелями души и прежде всего отличался скромностью, а потом — ученостью, врожденным умом и дарованной от Бога мудростью.


Глава 20.
Возвращение Константина к отцу,
по случаю умысла Диоклетиана

Тогдашние государи, видя, что этот юноша бодр, силен, велик и богат умом, исполнились зависти и страха и начали выжидать удобного случая, как бы подстеречь его и запятнать каким-нибудь бесчестьем. Но юноша, заметив это (подобные умыслы, по мановению Божьему, не раз уже обнажались перед ним[71]), искал спасения в бегстве, чем опять уподобился великому пророку Моисею. Во всем этом помогал ему Бог, приготовляя в нем преемника отцу его[72].


Глава 21.
Смерть Констанция
и завещание царства сыну его Константину

Избегнув задуманных козней, Константин поспешно отправился к отцу, хотя прибыл к нему не скоро. Между тем жизнь его отца в то самое время находилась уже на краю могилы[73]. Но сверх всякого чаяния увидев перед собой сына, Констанций вскочил с постели, принял его в свои объятия и, сказав, что, собираясь оставить жизнь, он стряхивает теперь с души и последнюю скорбь — отсутствие сына, вознес благодарственную молитву Богу: отныне смерть для меня лучше бессмертия, произнес он. Потом, устроив свои дела, и в присутствии сыновей и дочерей, которые окружали его в виде хора[74], в самом дворце, с царского одра, передав жребий царствования, по закону природы, старшему сыну, он скончался[75]
.

 

[44] См. Исх.1-3.

[45] Евсевий имеет в виду гонение Диоклетиана, открытое им в 303 г. и подписанное именами всех тогдашних тетрархов — Диоклетиана, Максимиана Геркулия, Констанция Хлора и Максимиана Галерия. Гонение это было одним из самых страшных, как по всеобщности, так и по последовательности, с которой оно проводилось. После отречения от власти Диоклетиана и Максимиана Геркулия, с 1 мая 305 г., августом на Востоке стал Максимин Галерий, а на Западе Констанций Хлор. После этого на Западе гонение прекратилось, а на Востоке вспыхнуло с новой силой. Евсевий подробно описывает это гонение в IX книге своей "Церковной истории". Очень любопытно то обстоятельство, что на протяжении почти всего своего труда, он называет императоров-гонителей тиранами. Термин "тиран" во времена поздней империи имел вполне определенное значение — государь, правящий не по праву, захвативший власть силой, как вариант — жестокий и несправедливый правитель. С чисто юридической точки зрения — все эти правители законные императоры. Словоупотребление же Евсевия указывает на то, что тиранами их делает не сомнительный приход к власти и даже не безнравственное или жестокое поведение, о котором он часто не упоминает, а совершенно конкретный признак — отношение к Церкви. Так, Лициния он называет императором во время его борьбы против Максимина Даза и тираном при открытии гонения.

[46] По сообщению Секста Аврелия Виктора (О цезарях. XL.2), "...Галерий держал его как заложника под предлогом отеческого о нем попечения". До этого он состоял при дворе Диоклетиана, который, по сообщению Лактанция (О смерти гонителей, XVIII), возвел его в чин трибуна первого разряда за участие в компании в Палестине и Египте, где Евсевий видел Константина еще в молодым.

[47] Констанций Хлор (ок. 250 — 25.07.306 г.), цезарь с 1.03.293 г., август с 1.05.305 г. Этот правитель равно восхищал языческих авторов, вот как характеризует его Евтропий (Краткая история от основания Города. Х.1.З.): "Был он мужем великим и доброжелательности величайшей, усердствовал в обогащении провинциалов и частных лиц, не стремясь к такому же увеличению государственной казны, и говорил, что лучше общественное богатство держать у частных лиц, чем хранить его в одном сундуке. Жил он столь скромно, что, в праздничные дни, когда желал устроить пир для своих многочисленных друзей, брал взаймы у частных лиц серебряную посуду для украшения стола своего. Он был не только любим, но в Галлии даже почитался наравне с богами и особенно за то, что в его правление избавились, наконец, от Диоклетианова опасного безумия и от Максимиановой кровожадной безрассудности".

[48] Гай Аврелий Валерий Диоклетиан (245 — 03.12.316), римский император.

[49] Марк Аврелий Валерий Максимиан (Геркулий), ок. 250 — 310 гг., с 285 г. цезарь, с 286 г. — август и соправитель Диоклетиана.

[50] Марк Аврелий Максентий (ок. 280 — 28.10.312), сын Максимиана Геркулия, захватил власть в Риме и провозгласил себя августом (28.10.306) через некоторое время после отречения отца. Евсевий упоминает его в качестве товарища Констанция Хлора не исторически, так как они не правили одновременно: Констанций умер за три месяца до того, как Максентий провозгласил себя императором. Кроме того, он не упоминает, например, Галерия, игравшего значительно бóльшую роль и долго бывшего соправителем Констанция, еще когда оба они были цезарями. Его противопоставление императоров, покровительствующих христианам, с борющимися против них не опирается ни на порядок старшинства, ни на хронологию, хотя, конечно, связан рамками определенного периода. Поэтому в список, противопоставляемых Констанцию, не попал и Галерий как написавший указ, прекращающий гонение.

[51] Товарищи Констанция до 305 г. — августы Диоклетиан и Максимиан и цезарь Галерий. С 305 г. — Констанций и Галерий стали августами, а Флавий Север, Константин и Максимин Даза цезарями. О нравственных пороках соправителей Констанция свидетельствуют и языческие авторы. Так, Виктор (Секст Аврелий Виктор. Извлечения о жизни и нравах римских императоров. XL.18-19) говорит о пьянстве Максимина Дазы, о Максимиане Геркулий пишет, что он "...был необузданного нрава, пылал сластолюбием, был тупоумен..." (там же, XL.10) Евтропий пишет о Диоклетиане, что он был "хитрым, но проницательным, очень острого ума, и суровостью своей пытался подавить чужую злобу" (Краткая история от основания города. IX.26.)

[52] Одним из отличительных признаком именно гонения Диоклетиана было разрушение или конфискация христианских храмов. Возможно также, что Евсевий намекает на разрушение храма в Никомидии в самом начале гонения Диоклетиана. Храм действительно был разрушен "сверху донизу", так как Диоклетиан опасался его сжигать, боясь пожаров в городе (Лактанций. de Mort. Pers., 12). По сообщению Лактанция, также не причисляющего Констанция к гонителям, тот позволил разрушить несколько храмов в Галлии, которые легко можно было со временем выстроить, но не потерпел гибели ни одного из христиан (там же, XV). В. В. Болотов, правда, полагает, что в его правление, но, возможно, без его ведома пострадал в это гонение знаменитый Осий Кордовский, но Лактанций со всей определенностью сообщает, что Испания относилась к территории, управляемой Геркулием, а не Констанцием.

[53] Под домашними убийствами Евсевий, видимо, подразумевает жестокую казнь придворных: св. Горгония, Дорофея, Петра и многих других, о чем он рассказывает в своей "Церковной истории" (VIII, 2,4-6; также см. Лактанция. de Mort. Pers., 13, 14, 15). Последний подробно описывает многочисленные случаи казни именно среди придворных. Относительно гибели жен известна, например, св. мученица Юлиания, мученическая кончина которой относится к 304 г., она была обручена с эпархом города Никомидии.

[54] По сообщению Лактанция, указы Диоклетиана и Галерия предписывали жертвоприношения при любом контакте жителей и властей, любом судебном и юридическом действии, что фактически ставило христиан в положение вне закона.

[55] Имеется в виду Диоклетиан.

[56] 23 февраля 303 г. произошло разрушение церкви в Никомидии, а на следующий день был обнародован эдикт о всеобщем гонении.

[57] Лактанций сообщает (О гибели гонителей, XV), что в силу огромного количества христиан, подлежащих смерти, кроме массовых сожжений, казнили и иными способами: "Других бросали в море, привязав им камень на шею".

[58] Евсевий обозначает этим словом начальников вообще — так как он пишет панегирик и не ставит своей целью точное описание титулов и рангов, предпочитая украшать свое сочинение широким использованием архаичных терминов.

[59] Не совсем понятно, что имеет в виду Евсевий, ведь гражданские должности обычно были доступны людям высших классов, закрытой для службы была только армия, да и то только для сенаторов.

[60] Обычная форма проверки для христиан — требование принести жертву богам или гению императора.

[61] То есть о христианах.

[62] То есть стал августом (1 мая 305 г.).

[63] Евтропий (Краткая история от основания Города IX.27.1) так рассказывает об этом: "Но когда Диоклетиан под тяжестью лет почувствовал невозможность управлять Империей, он уговорил Геркулия уйти в частную жизнь, а дела государственные передать более молодым". Виктор (Секст Аврелий Виктор. О цезарях. XXXIX.46-48) называет другую причину: "Несмотря на такое управление, правители все же не остались незапятнанными пороками. Геркулия обуревало такое сластолюбие, что он не мог сдерживаться от посягательства даже на тела заложников. Галерий недостаточно был верен даже по отношении к друзьям, несомненно, из-за боязни ссор, поскольку его соучастники в управлении полагали, что разоблачения могут нарушить их общее согласие. Итак, силы города Рима были как бы подрублены: сокращено было число когорт преторианцев и число солдат под оружием, и большинство полагает, что именно по этой причине, он (Диоклетиан — Ред.) сложил с себя власть. Он хорошо понимал окружающие опасности и когда увидел, что сама судьба готовит внутренние бедствия и как бы крушение римского государства, он отпраздновал двадцатилетие своей власти и, будучи в добром здоровье, сложил с себя заботу об управлении государством". Лактанций же рассказывает, что Галерий вынудил тяжело заболевшего Диоклетиана и Геркулия отказаться от верховной власти, причем последнему пригрозил войной в случае отказа (О смерти гонителей, XVII, XVIII).

[64] Евсевий ошибается, Диоклетиан отрекся в 305 г., почти через два года после начала гонения. Это тем более странно, так как в своей "Церковной истории" он указывает правильный промежуток — два года (VIII, 13, 11).

[65] Диадема — головное украшение императоров, первоначально персидских царей, от них было заимствовано эллинистическими правителями. Как царское украшение использовалось уже Элагабалом (218 — 222 гг.), затем Диоклетианом, который ввел для императоров шелковое одеяние, расшитое золотом, диадему и сандалии, украшенные драгоценными камнями.

[66] Констанций был провозглашен все-таки не первым августом, так, август Галерий проигнорировал его назначение Константина цезарем и назначил на его место Севера. Любопытно, что Гиббон (Закат и падение Римской империи. ч. 1 гл. XIV) также называет Констанция Хлора главным августом, не замечая при этом, что это противоречит всем дальнейшим событиям — Галерий назначает Севера в Италию и Африку, а Максимина на Восток без воли на то Констанция и собирается назначить Лициния после смерти Констанция в Галлию, Британию и Испанию. То есть ведет себя как вполне полноправный август, который выше Констанция по праву. Маловероятно при этом даже предположение, что при номинальном главенстве Констанция Галерий обладал большими силами и поэтому имел возможность пренебрегать этим главенством, это предположение также противоречит дальнейшим событиям: рейнская армия была традиционно весьма сильна и управление одной Галлией и Британией не помешало впоследствии ни Константину завоевать остальную империю, ни Юлиану решиться на узурпацию. Наконец, вряд ли можно объяснить такое поведение Констанция его мягкостью, нежеланием гражданской войны и т. д. Назначение Севера в этом случае было бы столь вопиющем нарушением субординации и настолько явным пренебрежением прав Констанция, что вряд ли можно предположить такую бесхребетность у цезаря и августа, состарившегося в походах. Поэтому гораздо более близким к истине выглядит сообщение Лактанция (de Mort,, Pers., XVIII-XX), по рассказу которого Галерий представил Диоклетиану будущих цезарей — Севера и Максимина и вынудил того признать их, несмотря на предупреждение Диоклетиана, что эти люди неспособны к управлению государством. При этом очевидные кандидатуры Максентия и Константина были отвергнуты Галерием, о первом Галерий сказал, что он слишком непочтителен и непослушен, а о втором, что он слишком хорош и Галерий будет им стеснен. Он же сообщает, что "по отречении от престола Диоклетиана и Максимиана Старшего, Галерий счел себя властителем Ойкумены. Хотя Констанций и должен был занять первое место; но он его не уважал по причине его кротости и слабого здоровья".

[67] У Констанция было две жены — Елена, сыном которой был Константин и Феодора, дочь Максимина Геркулия, от которой у него было три сына: Юлий Констанций, Аннабаллиан и Далмации и дочери — Евтропия, Анастасия и Констанция. У Диоклетиана была только одна дочь — Валерия, у Максимиана Геркулия — сын Максентий и дочь Фауста.

 

[68] См. прим. 44.

[69] То есть Диоклетианом.

[70] Хорошее образование Константина подтверждает его "Слово...", и в связи с этим весьма странными выглядят многочисленные утверждения Э. Гиббона об отсутствии у Константина хоть какого-то образования. Видимо, Гиббон либо просто игнорирует существование этого текста, либо не верит в то, что Константин был его автором. Хейкель высказывает мысль только о частичном авторстве Константина. По его мысли комментарий к Вергилию принадлежит перу секретаря (см. комм. к Сл. Коне). Правда, Хейкель не выражает сомнений в образовании императора, скорее, наоборот, подчеркивает его основательность.

[71] Лактанций (de Mort., Pers., 24) подробно рассказывает об этих кознях, правда, приписывая их Галерию: "Он (Галерий — Ред.) строил ему различные козни, не смея напасть на него явно из опасения навлечь на себя междоусобную войну и возбудить к себе ненависть войска, которого страшился более всего. Однажды под предлогом увеселения навел он его на льва, над которым, однако же, Константин восторжествовал".

[72] Судя по всему, бегство Константина от Галерия совпало с назначением его цезарем Констанцием и назначением Галерием Севера на то же место. Очевидно, в такой двусмысленной ситуации оставаться при дворе Галерия было смертельно опасно. Так, Феофан в Хронографии под 293 г. говорит о том, что Галерий замышлял убийство Константина. Виктор же не упоминает о грозящей Константину опасности и так объясняет побег: "Не желая мириться с этим (с назначением Севера. — Ред.), Константин, при своем сильном и неукротимом характере, тогда уже, с юных лет охваченный страстным стремлением к власти, решил бежать и, чтобы сбить со следа преследователей, повсюду, где пролегал его путь, убивал казенный вьючный скот и добрался до Британии" (Секст Аврелий Виктор. О цезарях. XL.2). Но сам характер его сообщения противоречит его оценке этих действий Константина, во-первых, наличие преследователей указывает на действительную опасность, которая ему угрожала, во-вторых, так как Виктору известно назначение Константина цезарем и вследствие этого его двусмысленное положение при Галерий, назначившем для Италии другого цезаря, эту оценку можно объяснить очевидной неприязнью язычника Виктора к Константину. Кроме того, Фотий (Краткое изложение Церковной истории Филосторгия. I.5), например, говорит о происках против Константина со стороны Диоклетиана. Но если указанные события произошли до отречения Диоклетиана, то непонятно, почему после этого отношения между ними были столь хороши, что Константин приглашал его на свадьбу Лициния со своей сестрой Констанцией (Секст Аврелий Виктор. Извлечения о жизни и нравах римских императоров. XXXIX.7). И почему Диоклетиан, уходящий на покой, мог бы считать себя спокойным, делая августом отца убитого Константина. Наконец, существует подробный рассказ Лактанция (de Mort., Pers., 24) об этих событиях: "Между тем, как эти жестокости им (Галерием — Ред.) производимы были, он не помышлял о свержении Констанция, выжидая его смерти и полагая ее близкою. Этот государь, опасно заболев, потребовал к себе для утешения сына своего Константина. Не в первый раз он о том просил. Галерий ничего так не боялся, как отъезда Константина... Употребив бесполезно многие извороты против него, Галерий, наконец, отпустил его и подписал его отпуск своей рукой при закате солнца, дозволив ему отправиться в путь завтра поутру, по получении его приказания. Он имел намерение или удержать его опять под каким-либо предлогом или послать курьера к Северу с повелением задержать его в Италии. Константин, предвидя это намерение, в ту же ночь после ужина садится на лошадь и уезжает". Он же сообщает об ужасном бешенстве Галерия при этом известии и о подрезании жил у почтовых лошадей Константином во избежание преследования.

[73] Анон., стр. 710. и Panegyr. Veter., VII, 4 утверждают, что Константин прибыл к Констанцию в порт еще перед отплытием в Британию. Мнение Евсевия подтверждают Зосим, кн. 2, с. 79; и Лактанций, de Mort. Pers., гл. 24.

[74] Имеется в виду хор античной трагедии или комедии, по законам жанра не вмешивавшийся в разворачивающиеся события, и лишь комментирующий происходящее.

[75] О назначении Констанцием своим преемником Константина говорят также Лактанций (de Mort. Pers., 25) и Либаний (Oration. 1). Констанций умер в Эбораке (Йорк), резиденции правителя Британии, поэтому Евсевий говорит о царском дворце.

 

http://khazarzar.ske...s/vc/index.html

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 21.07 2014

Михаил Сириец, Хроника 61:
 

[61] ... Then Diocletian ruled and here began dating according [g123] to [Diocletian's] era, which began in 594 of the Syrian Era [A.D. 283]. After Diocletian, there ruled Maximianus, whose sister was Diocletian's wife and Maxindes, who was Maximian's son ruled in Rome while Constantine ruled in Gaul. Both reigned at the same time [in the West]. Diocletian and Maximian ruled jointly in the East. In these times Egypt rebelled. The Romans went to subdue it and many were slain. In the 11th year of Diocletian, Narseh ruled in Persia for seven years. He was followed by his son Hurmazd [II, 302-309] for five years. Now in the 19th year of Diocletian churches were demolished, persecutions increased, and with this came a severe famine to the point that one modi of grain cost 2,5000 drams. And then, because of [g124] Diocletian's wickedness God struck him. He gave up the kingdom to Maximian who was no less evil. As for Diocletian himself, he was troubled by various pains and he festered. [Diocletian] knew that this blow was from God and wrote a letter of peace for the Church and [permitting Church] building.

 

http://rbedrosian.com/Msyr/msyr05.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 21.07 2014

Евсевий Кесарийский, Церковная история 7.30.22-8.5.1:

30

(22) После шестилетнего царствования Аврелиана на престол вступил Проб, правивший приблизительно столько же лет; его сменил Кар с сыновьями Карином и Нумерианом; они оставались у власти неполных три года; она перешла к Диоклетиану и его соправителям. При них совершилось современное нам гонение, когда разрушаемы были и церкви. (23) Незадолго до этого Римского епископа Дионисия, после девятилетнего управления Церковью, сменил Феликс.



31



В это время безумец Манес, давший свое имя демонской ереси, собирался торжествовать победу над разумом. Демон, сам сатана, восставший на Бога, выдвинул этого человека на погибель многих. Варвар по языку и нраву, он имел в природе своей нечто демоническое и безумное. Действия его соответствовали этим качествам; он пытался представить себя Христом; ослепленный гордостью, объявлял себя то утешителем и Самим Духом Святым, то Христом; нашел двенадцать учеников, последователей его нового учения. (2) Лживое и богохульное учение свое он составил из множества богохульных, давно исчезнувших ересей, привез его из Персии и разлил этот смертельный яд по нашей земле. От него нечестивое имя манихеев и доныне удержалось за многими. Такова сущность этого лжеименного знания, появившегося в то время, о котором мы говорим.



32



Преемником Феликса, пять лет управлявшего Римской Церковью, стал Евтихиан. Он не прожил и десяти полных месяцев и оставил свое место Гаю, нашему современнику. Он управлял Церковью около пятнадцати лет: преемником его стал Марцеллин — тот самый, которого настигло гонение.



(2) В это время епископство в Антиохии после Домна получил Тимей; преемником его стал наш современник Кирилл. В ото же время жил и Дорофей (мы его знали), удостоенный в Антиохии священнического сана, муж красноречивый и полюбивший красоту богословия; он занялся изучением еврейского языка, чтобы читать Священное Писание по-еврейски со знанием дела. (3) Не был он чужд и эллинского образования и его "свободных искусств"; скопец по природе от самого рождения своего, он, по причине этой удивительной особенности, заслужил доверие императора и был назначен смотрителем пурпурных красилен в Тирс. (4) Я слышал, как умело объяснял он в Церкви Писание. После Кирилла управление Антиохийской епархией получил Тиранн, при нем разрушение церквей особенно усилилось.



(5) Лаодикийской епархией управлял после Сократа Евсевий, уроженец Александрии. Причиной его переселения было дело Павла, по которому Евсевий и отправился в Сирию; тамошние ревнители благочестия удержали его от возвращения домой. Для моих современников он был дорог как образец благочестивого человека; это легко увидеть в приведенных выше словах Дионисия.



(6) Преемником его был Анатолий — "хороший к хорошему", по пословице. Он был тоже александриец родом, за свое красноречие и знание греческой философии слыл первым среди наиболее известных современников наших, ибо в совершенстве изучил арифметику, геометрию, астрономию, а также другие науки: диалектику, физику, риторику. Поэтому, говорят, александрийцы сочли, что он может открыть в Александрии школу Аристотелевых последователей.



(7) Вспоминают о множестве его подвигов в Александрии во время осады Брухия, когда из магистратов он был всеми почтен председательством. Примера ради я вспомню только об одном его деле. (8) У осажденных не хватило пшеницы; голод был страшнее врага, находившегося за стенами, и человек, о котором идет речь, все устроил таким образом: одна часть горожан сражалась вместе с римским войском и, следовательно, осаждена не была. Евсевий (он находился еще там до своего переселения в Сирию) был среди этих последних и во всем лагере, вплоть до римского военачальника, был известен и пользовался доброй славой; Анатолий послал к нему известие об осажденных и страдающих от голода. (9) Евсевий, узнав об этом, выпрашивает у римского военачальника, как величайшую милость, обещание оставить в живых перебежчиков и сообщает об этом Анатолию. Анатолии, получив эти сведения, созывает Александрийский совет и прежде всего предлагает протянуть римлянам дружескую руку; видя, что от его слов они пришли в неистовство, он говорит: "Думаю, вы не будете противоречить мне, если я посоветую вам разрешить выйти из города всем лишним и совершенно для вас бесполезным людям: старухам, детям, старикам — пусть идут куда хотят. Зачем понапрасну держать при себе этих почти уже мертвецов? Зачем изводим мы голодом больных и увечных, когда кормить нужно только мужчин и юношей и беречь пшеницу для тех, кто необходим для охраны города?"



(10) Такими рассуждениями он убедил Совет и, встав, первый внес предложение: выпустить из города всех — мужчин ли, женщин ли, кто не нужен войску, ибо если они останутся и будут жить в городе, не принося ему никакой пользы, то надежды на спасение им нет: они погибнут от голода. (11) Все остальные члены Совета подали голос за это же предложение, и Анатолий спас почти всех осажденных: позаботился прежде всего о принадлежащих к Церкви, а затем и о людях всякого возраста, бывших в городе, а не только о тех, кто был назван декретом. Под видом их множество людей, переодетых благодаря его заботливости в женскую одежду, вышло из города и устремилось к римскому войску, где всех принимал Евсевий и, как отец и врач, лечением и заботой восстанавливал силы измученных длительной осадой.



(12) Таких-то двух пастырей, непосредственно следовавших один за другим, удостоилась Церковь в Лаодикии. После только что упомянутой войны они, по Божьему Промыслу, переселились туда из Александрии.



(13) Анатолий написал очень много; до нас дошло достаточно, чтобы судить о его красноречии и обширных знаниях. Особенно важны его мнения о праздновании Пасхи; необходимо, пожалуй, тут же их напомнить:



Из Анатолиевых правил о Пасхе.



(14) "В первом году новолуние первого месяца, являющееся началом девятнадцатилстнсго периода, приходится для египтян на 26-е число месяца фаменота, для македонян — на 22-е число месяца дистра, или, как сказали бы римляне, на 11-е число до апрельских календ. (15) 26-го числа упомянутого месяца фаменота солнце не только вступает в первое созвездие, но идет по нему уже четвертый день. Это созвездие (Овен) обычно называют первым из двенадцати, равноденственным, началом года, исходной точкой движения планет; предшествующее же ему — последним месяцем, двенадцатым созвездием, последней, двенадцатой частью, концом года. Поэтому мы утверждаем, что весьма ошибаются те, кто относят к нему первый месяц и назначают 14-е число его для праздника Пасхи.



(16) Этот расчет принадлежит не нам: иудеи знали его давно, еще до Христа, и весьма с ним считались. Это видно из слов Филона, Иосифа, Мусея, и не только их, но и более старых писателей: двух Агатовулов, прозванных учителями, славного Аристовула, который был в числе переводивших для Птоломея Филадсльфа и его отца священные книги евреев и посвятил этим царям свои книги толкований Моисеева Закона. (17) Эти писатели, разрешая вопросы, касающиеся Исхода, говорят, что равным образом все должны приносить пасхальные жертвы после весеннего равноденствия, в середине первого месяца, т.е. когда солнце проходит первую часть эклиптики, или, как некоторые называют, зодиака. Аристовул добавляет, что для праздника пасхальных жертв необходимо, чтобы не только солнце, но и луна проходила через равноденственный знак.



(18) А так как есть два равноденственных знака, противоположных один другому,— весенний и осенний, а пасхальные жертвы приносятся вечером 14-го числа, то луна окажется диаметрально противоположной солнцу, как это можно видеть в дни полнолуния; солнце будет в знаке весеннего равноденствия, а луна, естественно, в знаке осеннего равноденствия.



(19) Я знаю, что ими сказано еще много другого; кое-что только вероятно, другое подтверждено вескими доказательствами, с помощью которых они стараются убедить, что праздник Пасхи и опресноков необходимо справлять вообще после равноденствия. Я оставляю в стороне предмет этих доказательств и прошу тех, для кого покров с Закона Моисеева снят, всегда взирать открыто на лик Христа, на Его учение и страдания. Что первый месяц бывает у евреев около равноденствия, об этом говорится и в книге Еноха".



(20) Анатолий оставил целых десять книг "Введения в арифметику", а также и другие произведения, свидетельствующие о его занятиях Священным Писанием и большой в нем осведомленности.



(21) Его рукоположил Феотекн, первый епископ Кесарии Палестинской, предназначая его преемником для своей епархии; в течение короткого времени они оба управляли этой Церковью, но когда Собор пригласил Анатолия в Антиохию по делу Павла и он проезжал через Лаодикию, тамошние братья удержали его у себя; Евсевия уже не было в живых.



(22) После преставления Анатолия последним епископом тамошней епархии перед гонением был Стефан, восхищавший многих своими познаниями в философии и других эллинских науках. Вопросы веры интересовали его меньше. Разраставшееся гонение обнаружило в нем скорее лицемера и труса, чем истинного, мужественного философа. (23) Церковь от этого не погибла; положениееевыправилось волею Господа, Спасителя всех, как только епископом этой епархии был назначен Фсодот, на деле оправдавший свое имя и свое епископство. Он слыл первым в искусстве врачевания тела, но никто не мог сравниться с ним и в заботе о душе; он любил людей, искренне им сочувствовал, ревностно оказывал помощь нуждавшимся в ней; очень был сведущ и в науках богословских.



(24) Таков был Феодот. В Кесарии Палестинской преемником Феотекна, ревностно исполнявшего свои епископские обязанности, был Агапий. Мы знаем, как он потрудился, искренне заботясь об управлении народом, и щедро помогал всем, особенно беднякам.



(25) В то же время я познакомился с Памфилом, человеком весьма уважаемым, истинным философом по своей жизни; в здешней епархии его удостоили священнического сана. Кто он был? Откуда родом? Ответить на это трудно, но о его жизни во всех ее подробностях, о школе, им основанной, о борьбе, выдержанной им при исповеданиях во время гонения, и о его мученическом венце я рассказал в особом сочинении, о нем написанном. (26) Он был один из замечательнейших людей нашего города; я знаю, что среди моих современников были люди редкие, например Пиерий, один из александрийских священников, Мелетий, епископ понтийских церквей. (27) Первый прославился своей нестяжательностью и своими философскими познаниями, размышлениями о делах Божиих, толкованием их и превосходными проповедями в Церкви на эту тему. О Мелетии (люди образованные называют его "аттическим медом") можно было бы написать, что в своих речах он достиг совершенства. Невозможно по достоинству оценить силу его риторики. Кто-нибудь скажет: это даровано ему от природы, но кто превзошел его богатством опыта и обширностью познаний? Во всем, что требует рассуждения и красноречия, он был самым искусным и одаренным: только испытай его, и ты скажешь: благородство его жизни соответствовало остальному. Я знаю, что во время гонения он целых семь лет скитался по Палестине. (29) Управление Иерусалимской Церковью после недавно упомянутого нами епископа Именея принял Замвда. Он вскоре скончался; Ермон, последний перед современным нам гонением, получил апостольский престол, доныне сохраняемый.



(30) В Александрии преемником Максима, восемнадцать лет управлявшего Церковью после Дионисия, стал Феона. При нем в Александрии известен был Ахилла, удостоенный священнического сана одновременно с Пиерием. Он управлял Училищем святой веры, закончил труд, редкий и не уступавший другим в философской значимости, и явил образ жизни, истинно соответствующий Евангелию. (31) После Феоны, прослужившего девятнадцать лет, епископство получил Петр, в течение двенадцати лет со славой несший это служение; до гонения он неполных три года руководил Церковью, остальное время жизни провел в тяжелых подвигах, открыто заботясь об общем благе Церкви. На девятом году гонения он был обезглавлен и украсился венцом мученичества.



(32) В предшествующих книгах мы установили порядок преемств от рождения Спасителя нашего и до разрушения молитвенных домов, т.е. за 305 лет. Оставим же потомкам нашим труд, из которого они узнают о современных нам мужественных борцах за веру, о том, кто они были и сколько их было.






КНИГА ВОСЬМАЯ

Рассказав в целых семи книгах о преемстве от апостолов, мы решили в этой восьмой описать современные события, заслуживающие особого внимания; познакомить с ними и наших потомков весьма и весьма необходимо. Рассказ наш начнется вот с чего.



1



У нас не хватит сил достойно рассказать о том, каким уважением пользовалась до нынешнего гонения вера в Бога Вседержителя, возвещенная Христом всем людям, эллинам и варварам, и как свободно ее проповедовали. (2) Об этом свидетельствуют и благосклонные к нам указы императоров, и поручения нам управлять провинциями, и избавление нас от мучительной необходимости приносить жертвы: императоры очень расположились к нашей вере. (3) Что сказать о лицах, живших при дворе, и о самих государях? Своим близким, женам и детям, их близким они разрешали свободно в их присутствии говорить о Боге, разрешали держаться в жизни христианских обычаев; им почти разрешали хвалиться свободным исповеданием веры; служителей-христиан предпочитали другим. (4) В числе их был и знаменитый Дорофей, самый преданный, самый верный слуга, за это особенно чтимый людьми, стоящими у власти. Таким же уважением за свою веру в Бога пользовались известный Горгоний и другие. (5) С каким доброжелательством относились к предстоятелям Церквей прокураторы и правители! Как описать эти многотысячные собрания в каждом городе, эти удивительные толпы людей, стекающиеся в дома молитвы! Старых зданий было мало; по всем городам воздвигали новые обширные церкви. (6) Так шли в то время наши дела: с каждым днем наше благополучие росло и умножалось; ничья зависть нам не мешала, и злобный демон не мог ни очернить нас, ни подстроить людские козни, пока над нами была рука Божия, охранявшая народ, этого достойный.



(7) И вот эта полная свобода изменила течение наших дел: все пошло кое-как, само по себе, мы стали завидовать друг другу, осыпать друг друга оскорблениями и только что, при случае, не хвататься за оружие; предстоятели Церквей — ломать друг о друга словесные копья, миряне восставать на мирян; невыразимые лицемерие и притворство дошли до предела гнусности. Божий суд, по обыкновению, щадил нас (собрания еще устраивались) и направлял нас, без крайних мер, к кротости. Гонение началось с братьев, находившихся в войсках. (8) Словно лишившись всякого разумения, мы не беспокоились о том, как нам умилостивить Бога; будто безбожники, полагая, что дела наши не являются предметом заботы и попечения, творили мы зло за злом, а наши мнимые пастыри, отбросив заповедь благочестия, со всем пылом и неистовством ввязывались в ссоры друг с другом, умножали только одно — зависть, взаимную вражду и ненависть, раздоры и угрозы, к власти стремились так же жадно, как и к тирании тираны. Тогда, да, тогда исполнилось слово Иеремии: "Омрачил Господь в гневе Своем дочь Сиона, сверг с небес на землю славу Израиля и не вспомнил о подножии ног Своих в день гнева Своего. Потопил Господь всю красу Израиля и уничтожил все ограждения его". И в псалмах предсказано: "Уничтожал завет с рабом Своим и поверг на землю — через разрушение церквей — Свое святилище, уничтожил все ограды его v исполнил страха его крепости. Расхищали его толпы народа — все, идущие путем своим, и, сверх того, стал он посмешищем у соседей своих. Возвысил Господь десницу врагов его и удалил помощь от меча его и не поддержал его в битве. Он лишил его чистоты и престол его поверг на землю; сократил дни времени его и покрыл стыдом всех людей".



2



Всё это действительно исполнилось в наши дни. Своими глазами видели мы, как молитвенные дома рушили от верха и до самого основания, а Божественные святые книги посередине площади предавали огню; как церковные пастыри постыдно прятались то здесь, то там, как их грубо хватали и как над ними издевались враги. Тогда сбылось другое пророческое слово: "Пролился позор на вождей, и бродили они не по дороге, а по местам нехоженым". (2) Не наше дело, однако, описывать постигшие их мрачные бедствия; в мою задачу не входит сообщать потомству об их раздорах и безумствах перед гонением. Мы решили ничего больше не говорить о них, кроме того, что оправдывает суд Божий. (3) Меня не увлекает желание увековечить память ни тех, кто впал в искушение по случаю гонения, ни тех, кто потерпел крушение всякой надежды на спасение и по собственному выбору был низвергнут в кипящую пучину. Я расскажу в этой, касающейся всех, истории только о том, что может послужить на пользу, во-первых, нам самим, а затем и нашим потомкам.



Отправимся же в путь и вкратце расскажем о священных подвигах мучеников за слово Божие.



(4) Шел девятнадцатый год правления Диоклитиана, когда в месяце дистре (у римлян это март), накануне праздника Страстей Господних, повсюду был развешан императорский указ, повелевавший разрушать церкви до основания, а Писание сжигать и объявлявший людей, державшихся христианства, лишенными почетных должностей; домашняя прислуга лишалась свободы.



(5) Таков был первый указ против христиан; вскоре за ним последовали и другие распоряжения: предписывалось всех епископов повсеместно сначала заключить в тюрьму, а затем всякими средствами заставить их принести жертву.



3



Тогда, именно тогда многие предстоятели Церквей мужественно претерпели жестокие мучения; многое можно рассказать об этих великих подвигах. Тысячи других, не помнивших себя от трусости, при первом же натиске сразу лишились всех сил. Из числа же первых каждый выдержал попеременно разные виды пыток: одного мучили бичеванием, другой терпел невыносимые страдания от дыбы и "когтей"; некоторые тут и обрели горестный конец жизни. (2) Состязания иного рода ожидали других: одного толкали и, силой подведя к гнусным, нечистым жертвам, отпускали как принесшего жертву, хотя он ее и не приносил; другой вовсе и не подходил к жертвеннику и не прикасался ни к чему нечистому, но люди утверждали, что он принес жертву, и человек молча уходил оклеветанным; полумертвого выбрасывали как мертвеца; (3) лежавшего на земле долго волочили за ноги и причисляли к принесшим жертву. Кто-то громко выкрикивал свое отречение от жертвоприношения; кто-то во всеуслышание провозглашал, что он христианин, и хвалился исповеданием имени Спасителя; кто-то настаивал, что он не приносил жертвы и никогда ее не принесет.



(4) Этих людей били по зубам, лицу и щекам, и затем солдаты из отряда, с этой целью поставленного, с силой выталкивали их. Враги веры придавали большое значение этой кажущейся победе. Эти меры были безуспешны по отношению к святым мученикам. Хватит ли у нас слов в точности рассказать о них?



4



Можно было бы рассказать о тысячах христиан, показавших изумительное мужество в исповедании веры в Бога Вседержителя, и не только во времена, когда поднималось гонение, а значительно раньше, когда все наслаждались миром. (2) Недавно, совсем недавно, словно от глубокого сна, пробудился получивший власть и тайком, скрытно, после Деция и Валериана, пошел на Церковь, но объявил войну не всем нам сразу, а испытал свои силы сначала только на войске (он думал, что ему будет легко уловить и остальных, если он сначала одолеет сопротивление военных). Стало, однако, явно, что большинство военных радостно соглашаются жить жизнью простых граждан, лишь бы не отрекаться от веры в Творца вселенной. (3) Военачальник — кто бы им тогда ни был — сразу же начал преследование в войсках; он перебрал людей и кое-кого удалил, предлагая на выбор: или повиноваться, пребывая и дальше в своем звании, или, наоборот, лишиться его, если они будут противиться приказу. Весьма многие воины рати Царства Христова исповедание Его немедленно и безусловно предпочли своей мнимой известности и своему мнимому благополучию. (4) Случалось, что один-два человека за свое крепкое стояние в вере платили не только потерей звания, но и жизнью, ибо тот, кто осуществлял свой замысел, крутых мер не применял и осмеливался проливать кровь лишь немногих, боясь, по-видимому, большого числа верных и не решаясь пойти войной сразу на всех.



(5) Наконец, он открыто напал на нас, и нет слов рассказать, скольких мучеников — и каких! — жители каждого города и селения могли своими глазами видеть повсюду.



5



Сразу же, как только в Никомидии был обнародован указ о Церквах, некий человек, не безызвестный, но самого высокого, по мирским представлениям, звания, движимый горячей ревностью по Боге и побуждаемый верой, схватил указ, прибитый на виду в общественном месте, и разорвал его на куски, как безбожный и нечестивейший. В городе находилось два властителя: один — самый старший и другой, занимавший после него четвертую ступень в управлении. Тот же человек, местный житель, прославившийся таким образом, выдержал всё, что полагалось за такую дерзость, сохраняя до последнего вздоха ясный ум и спокойствие
.

 

http://www.vehi.net/...st/history.html

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 27.07 2014

Евсевий Кесарийский, Жизнеописание Константина 1.5:

 

Глава 5.
О том, что Константин
самодержавно царствовал более тридцати лет,
а жил более шестидесяти

Время его царствования Бог почтил тремя полными десятилетиями, даже немного более; а жизнь его как человека сохранил вдвое долее всей жизни царской.


http://khazarzar.ske...s/vc/index.html

там же, 1.11-25:

Глава 11.
О том, что Евсевий[40] будет повествовать
только о богоугодных делах Константина

Итак, если кому, то именно нам следует проповедовать о великой славе добродетелей и возвестить о них всем тем, в ком через подражание прекрасным подвигам возбуждается жажда божественной любви. Иные, руководствуясь чувством благорасположения или ненависти, а нередко подстрекаемые просто желанием показать свою ученость, пышно и высокопарно, хотя совсем без нужды, излагают повествования о делах постыдных, описывают жизнь мужей, не заслуживающий уважения, и поступки, для улучшения нравов бесполезные, через что в отношении к людям, по милости Божьей, еще не испытавшим зла, становятся учителями дел не только не добрых, но стоящих того, чтобы оставлять их в забвении и мраке. Напротив, моя речь, для описания великих событии, конечно слабая, будет, однако же, украшаться даже и сухим рассказом о добрых делах, — тем более что припоминание богоугодных подвигов на души хорошо настроенные производит не бесполезное, а весьма благотворное влияние[41]... Сообразно с предположенной целью сего сочинения мы будем говорить и писать только то, что относится к жизни богоугодной. А поелику и таких предметов представляется великое множество, то, из всех дошедших до нас выбрав наиболее приличные и достойные нашего воспоминания, я изложу сказание о них с возможной краткостью. Теперь уже самое время позволяет прославлять поистине блаженного василевса различными родами речи, потому что делать это прежде было невозможно, — не велено ублажать человека до его смерти, ибо неизвестно, каким превратностям подвергнется жизнь его[43]. Призовем же на помощь Бога, да вдохновится в нас содействующее намерению нашему Небесное Слово, и мы начнем таким образом описывать мужа с самого раннего его возраста.


Глава 12.
О том, что Константин, подобно Моисею,
воспитан при дворе тиранов

Есть древнее сказание, что еврейский народ страдал под жестокой династией тиранов, и что Бог, удостоив страдальцев своего благоволения, через действие промысла, дал случай пророку Моисею[44], бывшему еще младенцем, получить воспитание в самых чертогах, на груди тиранов, и научиться у них мудрости. Когда с течением времени он достиг мужского возраста и небесный суд потребовал от притеснителей отчета в их неправдах, тогда пророк Божий, выйдя из дома тиранов, сделался служителем воли Высочайшего и, отказавшись словом и делом от воспитателей, признал близкими истинных своих братьев и сродников. После того Бог поставил его вождем всего народа, и евреев освободил от рабского служения врагам, а на поколение тиранов навел через него посланные свыше казни. Это древнее сказание, передаваемое многими в виде поучительного рассказа, дошло до слуха всех. Но ныне тот же Бог даровал и нам осязательное для чистых очей и вернейшее всякого слуха зрелище гораздо больших чудес, чем то, о которых повествуется в сказаниях. Тираны, восстававшие на нас воздвигали войну против Бога и подвергали мучениям его Церковь[45]. А между тем среди них был уже Константин, впоследствии бич тиранов, но тогда еще юноша ранних лет, нежный, украшенный едва пробивавшейся бородой. Подобно тому слуге Божьему он сидел во внутренних, принадлежавших тиранам, покоях[46], и, однако же, несмотря на свою молодость, не унаследовал ничего свойственного нравам этих безбожников. Добрая природа, силой Духа Божьего, и в то уже время влекла его к благочестивой и богоугодной жизни, да и само соревнование с отцом призывало сына к подражанию ему в доблестях, потому что отец Константина (при настоящем случае нельзя не воскресить его в памяти), Констанций[47] был одним из славнейших наших автократоров. Мы считаем нужным кратко сказать о нем все то, что относится к похвале его сыну.


Глава 13.
О том, что отец его Констанций
не хотел преследовать христиан,
как было при Диоклетиане[48],
Максимиане[49] и Максентии[50]

Когда самодержавная власть над Римом разделена была между четырьмя лицами, — один только Констанций чуждался безнравственной жизни своих товарищей[51] и стремился выражать любовь к Богу всячески. Те нападали на церкви Божьи и разрушали их сверху донизу[52], а дома молитвы истребляли до самого основания, напротив, он сохранил свои руки чистыми от такого гибельного нечестия и никогда ни в чем не уподоблялся им. Те осквернили подчиненные себе области домашними убийствами благочестивых мужей и жен[53], а он соблюл свою душу не запятнанной таким преступлением. Те, вдавшись во всякое зло беззаконного идолослужения, поработили коварству лукавых демонов сперва самих себя, а потом и всех подданных, напротив, он, блюститель совершеннейшего мира между своими подданными, предоставил им безбедно исповедывать веру в Бога. Другие, стесняя всех людей самыми тяжкими обстоятельствами, делали их жизнь трудной, хуже смерти[54], один только Констанций умел в своей власти явить подданным источник безопасности и спокойствия, потому что заботливость его о них ни в чем не уступала отеческому попечению. Впрочем, так как добродетелей этого мужа бесчисленное множество, и их все прославляют, то, приведя на память один или другой его подвиг, в смысле основания для заключения к тем, о которых умолчу, я перехожу к предполагаемой цели своего сочинения.


Глава 14
О том, как отец его Констанций,
выслушав от Диоклетиана упрек в бедности,
наполнил свои сокровищницы
и потом возвратил деньги людям,
которые принесли их

Когда разнеслась громкая молва о кротости, доброте, боголюбивых качествах сего василевса и о том, что, до крайности щадя подданных, он даже не собирает денег в казнохранилища, другой василевс[55], занимавший тогда первую степень власти, через своих послов укорял его в небрежении в делах общественных и упрекал бедностью, подтверждая свои слова тем, что в его казнохранилищах ничего нет. Констанций попросил пришедших от василевса погостить у себя, а между тем из всех подвластных себе народов созвав людей, владевших огромным богатством, объявил им, что он имеет нужду в деньгах, и что теперь представился случай, в котором каждый из них должен доказать свободную преданность василевсу. Слышавшие уже давно желали этого, чтобы выразить доброе свое усердие, и потому скоро и живо наполнили царские казнохранилища золотом, серебром и другими драгоценностями, стараясь превзойти друг друга в своих пожертвованиях и делая это с веселыми и улыбающимися лицами. Как скоро все было кончено, Констанций попросил послов великого василевса лично взглянуть на его богатство, и о том, что они увидят, приказал донести василевсу. "Все это собрал я теперь к себе, — говорил он, — а прежде хранил деньги у их владельцев, как у верных казначеев". Такое дивное дело поразило зрителей. По отъезде их, человеколюбивейший василевс, говорят, призвал владельцев собранных денег и, похвалив их за доверие и доброе к себе расположение, приказал взять обратно каждому свое и возвратиться домой. Один уже этот поступок служит доказательством его человеколюбия, но мы приведем и другой, ясно свидетельствующий о его набожности.


Глава 15.
О гонении, воздвигнутом другими

Правители областей, по предписанию императоров, преследовали христиан во всех странах земли[56]. Боголюбивые мученики прежде всего выходили из царских дворцов и, вступая на поприще подвигов за благочестие, мужественно выдерживали силу огня и железа, погружались в глубины моря и принимали все роды смерти, так что за короткое время нигде в царских дворцах не оставалось мужей боголюбивых[57]. Это-то особенно и отвратило взор Божий от гонителей, потому что, преследуя христиан, они вместе с тем отгоняли и их молитвы за себя.


Глава 16.
О том, как отец его Констанций,
притворяясь идолопоклонником,
отвергал людей, желавших приносить жертвы,
и содержал а своем дворе
исповедников христианской веры

Только в ум одного Констанция вселилась какая-то мудрость. Он совершает такое дело, что и слышать о нем дивно, а видеть его исполнение еще удивительнее. Всем своим архонтам[58] предоставив право стремиться даже к власти правителей[59], он предписывает им следующее условие: кто станет приносить жертву демонам[60], тот может оставаться у него и пользоваться обыкновенными почестями, а не делающие этого не будут иметь к нему доступа, получат приказание выйти вон и лишатся знакомства и короткого с ним обращения. Между тем, как придворные делились на две партии, и одни присоединялись к той, другие к другой, нрав каждого из них более и более обнаруживался. Тогда дивный государь, открыв тайную сторону своей мысли, одних осудил за малодушие и самолюбие, других очень похвалил за преданность Богу. Первых как предателей Бога он признал недостойными и самого василевса, ибо как соблюсти им верность василевсу, когда они оказались вероломными в отношении к Высочайшему? Поэтому повелел прогнать их далеко от царского дворца. Напротив, последних, по свидетельству истины, оказавшихся достойными Бога, следовательно, достойными и государя, обещал сделать своими телохранителями и блюстителями самого царства. Таких людей, говорил он, надобно почитать первыми и необходимыми друзьями и ценить их гораздо выше сокровищниц с величайшими богатствами.


Глава 17.
О христолюбивом его расположении

Отец Константина был именно таков, каким мы кратко описали его. Но, показав себя таким в отношении к Богу, как он умер? Как отличил его чтимый им Бог от прочих соучастников царствования? Это узнает всякий, кто обратит внимание на свойство самого дела. Давая подданным в течение долгого времени испытывать доказательства царской своей добродетели, признавая одного над всеми Бога, и презирая образ жизни безбожников, он оградил свой дом молитвами святых мужей и остальное время жизни провел приятно и спокойно. В том-то и полагают счастье, чтобы и самому не терпеть огорчений, и другому не причинять их. Таким образом, на всем протяжении ровного и безмятежного царствования он весь свой дом, вместе с детьми, женой и домашними, посвящал одному Царю Богу, так что общество собравшегося в его дворце народа ничем не отличалось от Церкви Божьей. В этом обществе находились и служители Бога, которые непрестанно возносили молитвы о василевсе своем, тогда как обыкновенно нельзя было произнести и одного слова о роде благочестивых[61].


Глава 18.
О том, что, по отречении
Диоклетиана и Максимиана,
Констаницй сделался первым Августом
и украшался благочадием

Вскоре за сим послана была ему награда от Бога, так что он вступил на высшую степень самодержавной власти[62]. Старшие по времени государи, не знаю почему, отказались от престола[63]. Эта неожиданная перемена произошла по истечении первого года[64] стеснительной осады церквей...

Глава 19.
О сыне его Константине,
когда он в юности жил вместе с Диоклетианом,
прежде чем прибыл в Палестину

Константин находился у сотоварищей своего отца по царствованию и жил среди них, как мы сказали, подобно тому древнему пророку Божьему. Перейдя из отрочества в возраст юношеский, он уже удостоился от них первой чести[68]. Таким знали его и мы, когда он со старейшим из царей[69] проезжал через Палестину. Стоя с правой стороны василевса, людям, желавшим видеть его, он казался величественным и уже в то время обнаруживал в себе знаки царского высокомудрия[70]. По красоте тела и высоте роста не было подобного ему, а телесной силой до того превосходил он сверстников, что они боялись его. Но еще более чем совершенствами тела, украшался он добродетелями души и прежде всего отличался скромностью, а потом — ученостью, врожденным умом и дарованной от Бога мудростью.


[41] Все это рассуждение Евсевия по ходу мысли тождественно рассуждению Платона в "Государстве" о пользе и вреде мифов (Государство. II. 337-338).

 

[43] Евсевий вспоминает широко известный в древности рассказ о Солоне, обратившемся с этими словами к Крезу, который, в свою очередь, пересказал их своему победителю — Киру (Геродот. История. I.29-33; Плутарх. Солон. 37-38.).

 

[44] См. Исх.1-3.

[45] Евсевий имеет в виду гонение Диоклетиана, открытое им в 303 г. и подписанное именами всех тогдашних тетрархов — Диоклетиана, Максимиана Геркулия, Констанция Хлора и Максимиана Галерия. Гонение это было одним из самых страшных, как по всеобщности, так и по последовательности, с которой оно проводилось. После отречения от власти Диоклетиана и Максимиана Геркулия, с 1 мая 305 г., августом на Востоке стал Максимин Галерий, а на Западе Констанций Хлор. После этого на Западе гонение прекратилось, а на Востоке вспыхнуло с новой силой. Евсевий подробно описывает это гонение в IX книге своей "Церковной истории". Очень любопытно то обстоятельство, что на протяжении почти всего своего труда, он называет императоров-гонителей тиранами. Термин "тиран" во времена поздней империи имел вполне определенное значение — государь, правящий не по праву, захвативший власть силой, как вариант — жестокий и несправедливый правитель. С чисто юридической точки зрения — все эти правители законные императоры. Словоупотребление же Евсевия указывает на то, что тиранами их делает не сомнительный приход к власти и даже не безнравственное или жестокое поведение, о котором он часто не упоминает, а совершенно конкретный признак — отношение к Церкви. Так, Лициния он называет императором во время его борьбы против Максимина Даза и тираном при открытии гонения.

[46] По сообщению Секста Аврелия Виктора (О цезарях. XL.2), "...Галерий держал его как заложника под предлогом отеческого о нем попечения". До этого он состоял при дворе Диоклетиана, который, по сообщению Лактанция (О смерти гонителей, XVIII), возвел его в чин трибуна первого разряда за участие в компании в Палестине и Египте, где Евсевий видел Константина еще в молодым.

[47] Констанций Хлор (ок. 250 — 25.07.306 г.), цезарь с 1.03.293 г., август с 1.05.305 г. Этот правитель равно восхищал языческих авторов, вот как характеризует его Евтропий (Краткая история от основания Города. Х.1.З.): "Был он мужем великим и доброжелательности величайшей, усердствовал в обогащении провинциалов и частных лиц, не стремясь к такому же увеличению государственной казны, и говорил, что лучше общественное богатство держать у частных лиц, чем хранить его в одном сундуке. Жил он столь скромно, что, в праздничные дни, когда желал устроить пир для своих многочисленных друзей, брал взаймы у частных лиц серебряную посуду для украшения стола своего. Он был не только любим, но в Галлии даже почитался наравне с богами и особенно за то, что в его правление избавились, наконец, от Диоклетианова опасного безумия и от Максимиановой кровожадной безрассудности".

[48] Гай Аврелий Валерий Диоклетиан (245 — 03.12.316), римский император.

[49] Марк Аврелий Валерий Максимиан (Геркулий), ок. 250 — 310 гг., с 285 г. цезарь, с 286 г. — август и соправитель Диоклетиана.

[50] Марк Аврелий Максентий (ок. 280 — 28.10.312), сын Максимиана Геркулия, захватил власть в Риме и провозгласил себя августом (28.10.306) через некоторое время после отречения отца. Евсевий упоминает его в качестве товарища Констанция Хлора не исторически, так как они не правили одновременно: Констанций умер за три месяца до того, как Максентий провозгласил себя императором. Кроме того, он не упоминает, например, Галерия, игравшего значительно бóльшую роль и долго бывшего соправителем Констанция, еще когда оба они были цезарями. Его противопоставление императоров, покровительствующих христианам, с борющимися против них не опирается ни на порядок старшинства, ни на хронологию, хотя, конечно, связан рамками определенного периода. Поэтому в список, противопоставляемых Констанцию, не попал и Галерий как написавший указ, прекращающий гонение.

[51] Товарищи Констанция до 305 г. — августы Диоклетиан и Максимиан и цезарь Галерий. С 305 г. — Констанций и Галерий стали августами, а Флавий Север, Константин и Максимин Даза цезарями. О нравственных пороках соправителей Констанция свидетельствуют и языческие авторы. Так, Виктор (Секст Аврелий Виктор. Извлечения о жизни и нравах римских императоров. XL.18-19) говорит о пьянстве Максимина Дазы, о Максимиане Геркулий пишет, что он "...был необузданного нрава, пылал сластолюбием, был тупоумен..." (там же, XL.10) Евтропий пишет о Диоклетиане, что он был "хитрым, но проницательным, очень острого ума, и суровостью своей пытался подавить чужую злобу" (Краткая история от основания города. IX.26.)

[52] Одним из отличительных признаком именно гонения Диоклетиана было разрушение или конфискация христианских храмов. Возможно также, что Евсевий намекает на разрушение храма в Никомидии в самом начале гонения Диоклетиана. Храм действительно был разрушен "сверху донизу", так как Диоклетиан опасался его сжигать, боясь пожаров в городе (Лактанций. de Mort. Pers., 12). По сообщению Лактанция, также не причисляющего Констанция к гонителям, тот позволил разрушить несколько храмов в Галлии, которые легко можно было со временем выстроить, но не потерпел гибели ни одного из христиан (там же, XV). В. В. Болотов, правда, полагает, что в его правление, но, возможно, без его ведома пострадал в это гонение знаменитый Осий Кордовский, но Лактанций со всей определенностью сообщает, что Испания относилась к территории, управляемой Геркулием, а не Констанцием.

[53] Под домашними убийствами Евсевий, видимо, подразумевает жестокую казнь придворных: св. Горгония, Дорофея, Петра и многих других, о чем он рассказывает в своей "Церковной истории" (VIII, 2,4-6; также см. Лактанция. de Mort. Pers., 13, 14, 15). Последний подробно описывает многочисленные случаи казни именно среди придворных. Относительно гибели жен известна, например, св. мученица Юлиания, мученическая кончина которой относится к 304 г., она была обручена с эпархом города Никомидии.

[54] По сообщению Лактанция, указы Диоклетиана и Галерия предписывали жертвоприношения при любом контакте жителей и властей, любом судебном и юридическом действии, что фактически ставило христиан в положение вне закона.

[55] Имеется в виду Диоклетиан.

[56] 23 февраля 303 г. произошло разрушение церкви в Никомидии, а на следующий день был обнародован эдикт о всеобщем гонении.

[57] Лактанций сообщает (О гибели гонителей, XV), что в силу огромного количества христиан, подлежащих смерти, кроме массовых сожжений, казнили и иными способами: "Других бросали в море, привязав им камень на шею".

[58] Евсевий обозначает этим словом начальников вообще — так как он пишет панегирик и не ставит своей целью точное описание титулов и рангов, предпочитая украшать свое сочинение широким использованием архаичных терминов.

[59] Не совсем понятно, что имеет в виду Евсевий, ведь гражданские должности обычно были доступны людям высших классов, закрытой для службы была только армия, да и то только для сенаторов.

[60] Обычная форма проверки для христиан — требование принести жертву богам или гению императора.

[61] То есть о христианах.

[62] То есть стал августом (1 мая 305 г.).

[63] Евтропий (Краткая история от основания Города IX.27.1) так рассказывает об этом: "Но когда Диоклетиан под тяжестью лет почувствовал невозможность управлять Империей, он уговорил Геркулия уйти в частную жизнь, а дела государственные передать более молодым". Виктор (Секст Аврелий Виктор. О цезарях. XXXIX.46-48) называет другую причину: "Несмотря на такое управление, правители все же не остались незапятнанными пороками. Геркулия обуревало такое сластолюбие, что он не мог сдерживаться от посягательства даже на тела заложников. Галерий недостаточно был верен даже по отношении к друзьям, несомненно, из-за боязни ссор, поскольку его соучастники в управлении полагали, что разоблачения могут нарушить их общее согласие. Итак, силы города Рима были как бы подрублены: сокращено было число когорт преторианцев и число солдат под оружием, и большинство полагает, что именно по этой причине, он (Диоклетиан — Ред.) сложил с себя власть. Он хорошо понимал окружающие опасности и когда увидел, что сама судьба готовит внутренние бедствия и как бы крушение римского государства, он отпраздновал двадцатилетие своей власти и, будучи в добром здоровье, сложил с себя заботу об управлении государством". Лактанций же рассказывает, что Галерий вынудил тяжело заболевшего Диоклетиана и Геркулия отказаться от верховной власти, причем последнему пригрозил войной в случае отказа (О смерти гонителей, XVII, XVIII).

[64] Евсевий ошибается, Диоклетиан отрекся в 305 г., почти через два года после начала гонения. Это тем более странно, так как в своей "Церковной истории" он указывает правильный промежуток — два года (VIII, 13, 11).

 

[68] См. прим. 44.


[69] То есть Диоклетианом.

[70] Хорошее образование Константина подтверждает его "Слово...", и в связи с этим весьма странными выглядят многочисленные утверждения Э. Гиббона об отсутствии у Константина хоть какого-то образования. Видимо, Гиббон либо просто игнорирует существование этого текста, либо не верит в то, что Константин был его автором. Хейкель высказывает мысль только о частичном авторстве Константина. По его мысли комментарий к Вергилию принадлежит перу секретаря (см. комм. к Сл. Коне). Правда, Хейкель не выражает сомнений в образовании императора, скорее, наоборот, подчеркивает его основательность.

 

http://khazarzar.ske...s/vc/index.html

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 30.07 2014

Евтропий, Бревиарий от основания города 9.19.1-10.1-2:

 

19.1. Между тем Карин, которого Кар, идя против парфян, оставил управлять Иллирией, Галлией и Италией, опозорил себя всевозможными пороками: многих невинных убил за вымышленные преступления, обесчестил многих знатных женщин, уничтожил также всех своих сверстников, с которыми когда‑то вместе учился, за то, что они пытались публично и частным образом ему прекословить. 2. По этой причине, ненавидимый всеми, был он убит спустя некоторое время. Ибо победоносное войско, возвращаясь из Персии, после того, как император Кар был убит молнией, а сын его Нумериан погиб из‑за козней Апра, избрало императором Диоклетиана (284–305 гг.), родом из Далмации, мужа происхождения настолько незнатного, что многие считали его сыном простого писца, а другие утверждали, что он был вольноотпущенником сенатора Ануллина.

20.1. На первой же сходке воинов он поклялся, что никакого отношения к убийству Нумериана не имеет[24] и, поскольку рядом с ним стоял Апр, который злодейски убил Нумериана, Диоклетиан на виду всего войска поразил его своим мечом. 2. После этого он победил ненавистного и гнусного Карина в большом сражении у Марги. У Карина было больше войск, но оно оставило его между Виминацием и горой Ауреей. 3. Таким образом Диоклетиан получил власть. В Галлии тем временем крестьяне учинили бунт и свои шайки назвали «багаудами»[25]. Избрали они себе и вождей – Аманда и Элиана. Для подавления этого восстания был послан Цезарь Максимиан Геркулий, который после нескольких сражений умиротворил Галлию[26].

21. Одновременно с этим Каравзий[27], муж весьма незнатного рода, но обретший великую славу у воинов, был направлен из Бононии отвоевать приморские области Бельгики и Арморику, которые беспокоили своими набегами франки и саксы[28]. Часто беря в плен многих варваров и не возвращая захваченную добычу провинциалам, в то же время и не отправляя ее императорам, навлек он на себя подозрение в том, что подбивает варваров на вторжение, дабы их схватить и через это обогатиться. Максимиан приказал убить Каравзия, но тот, облачившись в пурпур, укрылся в Британии.

22.1. В то время во всем мире было неспокойно: Каравзий взбунтовался в Британии, Ахилл – в Египте, в Африке – пентаполитанцы[29], Нарсес[30] вел войну на Востоке. Диоклетиан возвел в сан Августа Максимиана Геркулия (286 г.), Констанция и Максимиана[31] сделал Цезарями (293 г.). Из них Констанций, говорят, приходился внуком Клавдию по дочери, Максимиан Галерий же родился в Дакии, недалеко от Сердики. И чтобы они еще более сблизились между собой, Констанций взял в жены Феодору, падчерицу Геркулия, от которой у него позже было 6 детей, братьев Константина[32]. Галерий же женился на дочери Диоклетиана Валерии, поэтому оба были вынуждены развестись со своими прежними женами. 2. После нескольких неудачных стычек с Каравзием, мужем искусным в военном деле, они заключили с ним мир. Семь лет спустя Каравзия убил его сообщник Аллект[33](294 г.), который после этого в течении 3 лет сам управлял Британией (294–296 гг.). Он в свою очередь был убит при появлении на острове констанциева префекта претория[34] Асклепиодота. Так, спустя 10 лет Британия вновь стала римской провинцией.

23. Тем временем Цезарь Констанций успешно сражался в Галлии. У лингонов[35] в один и тот же день испытал он превратности судьбы. Ибо при внезапном набеге варваров столь быстро был вынужден бежать в город, что, поскольку ворота его уже были закрыты, пришлось втаскивать его на стену при помощи веревки. Но не прошло и 5 часов, как с подходом его войска он уничтожил около 60 тыс. алеманнов. Также и Август Максимиан закончил войну в Африке, покорив Пентаполис и принудив его к миру. Диоклетиан, осадив Ахилла в Александрии, взял ее 8 месяцев спустя, а Ахилла убил. Одержав победу, он поступил сурово: весь Египет опустошил проскрипциями и убийствами. Однако через это мудро устроил и установил многое из того, что и поныне сохраняется.

24. Галерий Максимиан провел первое сражение против Нарсеса между Каллиником и Каррами неудачно, проиграв более по неосторожности, чем по малодушию, ибо вступил в сражение с небольшим войском против многочисленного противника. И вот, разбитый, направился он к Диоклетиану. И когда последний встретился ему по дороге, то, говорят, Галерий был так нелюбезно принят, что несколько миль бежал в императорском одеянии за колесницей Диоклетиана.

25.1. Но вскоре, собрав войска в Иллирии и Мезии, снова воевал Максимиан Галерий с Нарсесом, дедом Хормизда и Сапора[36], в Великой Армении, на этот раз с большим успехом, но все с тем же малым благоразумием, хотя и храбро, ибо сам лично ходил в разведку всего с двумя или тремя всадниками. Прогнав Нарсеса, он захватил его лагерь, взял в плен его жен, сестер и детей. Также захватил он бесчисленное множество персидской знати и богатейшую казну. Самого же Нарсеса загнал в пустынные пределы его царства. Потому, когда Галерий, еле сдерживая торжество, вернулся к Диоклетиану, находившемуся в Месопотамии с резервами, он был принят с великими почестями. 2. После этого они вели разные войны вместе и порознь; подчинили персов и бастарнов [37], победили сарматов, расселив великое множество пленных из этих народов в пределах римских.

26. Диоклетиан был хитрым, но проницательным, очень острого ума и суровостью своей пытался подавить чужую злобу. Он был весьма умелым и рачительным государем и первым в Риме ввел царские обычаи вместо прежней римской свободы. Приказал ему кланяться, в то время как раньше его просто приветствовали, носил одежду и обувь, украшенную драгоценными камнями. Прежде императорское отличие в одежде заключалось только в пурпурном плаще, остальное же ничем не выделялось.

27.1. Геркулий был явно жесток и нелюбезного нрава, даже лицо его выражало свирепость. Следуя своей природе, он во всем поддерживал Диоклетиана самыми суровыми советами. Но когда Диоклетиан под тяжестью лет почувствовал невозможность управлять Империей, он уговорил Геркулия уйти в частную жизнь, а дела государственные передать более молодым. 2. Неохотно последовал Геркулий его совету. Однако оба они в один день сменили знаки императорского достоинства на частную жизнь – Диоклетиан в Никомедии, Геркулий в Медиолане, после славного триумфа, который они совместно отпраздновали в Риме. Во время этого триумфа вели перед их колесницами жен, сестер и детей Нарсеса. Диоклетиан поселился в Салоне, Геркулий – в Лукании.

28. Диоклетиан состарился в славном покое, будучи частным лицом на своей вилле, находившейся недалеко от Салоны. Мужественно поступил он, ибо единственный из всех правителей после основания римского государства добровольно покинул столь высокий пост и ушел в частную жизнь[38]Итак, сделал он то, чего никогда не было от сотворения людей, добровольно ушел в частную жизнь. Был причислен к Богам.

 

Книга X
1.1. Итак, с их уходом Августами стали Констанций (305–306 гг.) и Галерий (305–311 гг.). И поделили они между собой римский мир таким образом, что Констанцию досталась Галлия, Италия и Африка, а Галерию – Иллирия, Азия и Восток. Выбрали они также и двух Цезарей. 2. Но Констанций, удовольствовавшись титулом Августа, совсем отказался от управления Италией и Африкой.

 

[24] Такие подозрения имели место потому, что Диоклетиан в то время был начальником императорской охраны.



[25] Т. е. «мятежники».



[26] Но на этом с багаудами не было покончено, ибо их отряды перебрались в Испанию и там еще долгое время вели борьбу против римских властей.



[27] Каравзий – галл из племени менапиев, правил Британией с 287 по 293 г.



[28] Франки – впервые это название упоминается в 291 г. Сначала это имя служило для обозначения морских и прибрежных пиратов, живших в устье Рейна, но начиная с последней трети IV в. франки несомненно германское племя. Саксы – германский союз племен, живший по берегам нижнего Рейна и Эльбы.



[29] Жители городов Киренаики.



[30] Нарсес, царь Ирана (299–302).



[31] Больше известен под именем Галерия.



[32] Неточность. У Константина было 3 сестры и 3 брата.



[33] Возможно, его казначей.



[34] Префект претория – начальник императорской гвардии. Учитывая огромное влияние преторианцев на избрание и смещение императоров в III в., эта должность была очень почетной и влиятельной.



[35] Лингоны – галльское племя, жило по соседству с секванами.



[36] Нарсес – см. прим. 250; Гормизд II (302–309) и Шапур II (309–379) его преемники.



[37] Бастарны – племя, происхождение которого точно не установлено. Жили в нижнем течении Прута и Дуная.



[38] Это не совсем так, ибо до Диоклетиана Луций Корнелий Сулла также добровольно сложил с себя диктаторские полномочия в 79 г. до н. э. и ушел на покой.

 

https://sites.google...ondita/kniga-ix

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 30.07 2014

Феофан Исповедник, Хроника годы от основания мира по Антиохийскому счёту 5780-5796:

л. м. 5780, р. х. 280.

Первый год правления Варана, царя Персидского.

В это время Диоклетиан, на четвертом году своего царствования, провозгласил товарищем своим Максимиана Геркулия.

л. м. 5781, р. х. 281.

Первый год правления Нарса, царя Персидского.

В сем году Диоклетиан и Максимиан Геркулий срыли до основания Овузирис и коптские городища в Фивах Египетских, за отложение их от Римской империи. {5}

л. м. 5785, р. х. 285.

В сем году Диоклетиан и Максимиан Геркулий избрали в кесари Констанция и Максимиана Галерия. Диоклетиан выдал дочь свою за Галерия, а Максимиан Геркулий дочь свою, Феодору, за Констанция; хотя тот и другой имели уже жен, но оба развелись с ними, ради угождения царям.

л. м. 5786, р. х. 286.

Первый год епископства Маркелла в Риме и св. мученика Петра, епископа Александрийского.

В сем году Александрия и Египет возбуждены были Ахиллесом к возмущению, но не устояли против наступления римлян, причем многие погибли и виновные наказаны.

л. м. 5787, р. х. 287.

В сем году Диоклетиан и Максимиан Геркулий воздвигли великое и страшное гонение на христиан, произвели многие тьмы мучеников, вымышляя неслыханные роды мучений и причиняя великие бедствия: об этом читатель может узнать из восьмикнижия ** церковной истории Евсевия Памфилийского.

л. м. 5788, р. х. 288.

Первый год епископства Евсевия в Риме.

В сем году Максимиан Геркулий истребил одним походом Амонда и Элиана, возмутившихся было в Галлиях. Тогда же поднялся Красс, занял Британию, пятеро Генцианов захватили Африку, а Ахиллес овладел Египтом. Красс владел Британиею три года, но префект Асклипиод истребил его в Галлиях. Между тем случилось с кесарем Констанцием, сверх всякого чаяния, следующая изменчивость судьбы: в продолжении шести часов в один и тот же день видели его и побежденным и победителем; именно: сначала аланы бурным потоком напали на войско Констанция и гнали его до самых стен города; сам он сзади следовал за бе-{6}гущим войском; ворота были заперты и ему невозможно было войти внутрь стен; уже враги простерли руки схватить его. Как вдруг с одной стены спустили веревки, на которых и подняли его. Очутившись на стенах, он ободрил войско, вышел против алан и одержал над ними блистательную победу. Так что шесть тысяч положил их на месте. Максимиан Геркулий в то же время в Африке одолел пятерых Генцианов, а в Александрии Диоклетиан поразил Ахиллеса. При Диоклетиане находился и Константин, сын Констанция, который уже в ранней молодости отличался своим мужеством. Видя это, Диоклетиан позавидовал ему и хотел было коварным образом истребить его, но Бог чудесно спас его и возвратил отцу невредимым.

л. м. 5789, р. х. 289.

Первый год Персидского царя Ормизда, Римского епископа Милтиада, Иерусалимского Завда, Антиохийского Виталия.

В сем году военачальник Ветерий умеренно преследовал христиан в войске своем, между тем как везде против них свирепствовало жестокое гонение.

л. м. 5793, р. х. 293.

Первый год правления в Риме епископа Сильвестра.

В сем году Максимиан Галерий послан был Диоклетианом против Нарса, персидского царя, который тогда вторгнулся в Сирию и опустошал ее. Сошедшись с ним, он был в первом сражении побежден при Каллинике и Каррасе. На обратном пути в бегстве встретился он с Диоклетианом, ехавшим на колеснице, который, однако кесаря во всем облачении его сана, заставил очень долго бежать за своею колесницею. Но после того кесарь Максимиан Галерий, собравши великую силу, опять отправился на войну против Нарса и получил великий успех отважностью и подвигами, каких никто другой не оказал: он преследовал Нарса до самой внутренней Персии, истребил все его войско, взял жен его, детей и сестер, овладел всеми сокровищами, которые тот имел с собою, и захватил в плен благороднейших из персов; Диоклетиан, находившийся в ту пору в Месопотамии, встретил кесаря с этою добычею на возвратном пути его с честью и торжеством. Итак они, порознь каждый и все вместе, воюя против многих из вар-{7}варов, прославились великими подвигами. Ослепленный множеством успехов, Диоклетиан требовал уже от сенаторов, чтобы они поклонялись ему, а не просто приветствовали по прежнему обряду и сапоги свои украсил золотом, жемчугом и другими драгоценными камнями. Увидев Константина, сына Констанциева, жившего в то время на Востоке, и в Палестине, и державшего сторону христиан, Галерий Максимиан, заметил в нем необыкновенный разум, телесные силы и большие способности к наукам, а потому, узнав также от прорицателей, что он уничтожит могущество его и учение, решился коварным образом убить его. Но Константин, промыслом Божьим узнав о таком коварном намерении, подобно Давиду, ищет спасения в бегстве, которое и находит у отца своего и, вместе с ним, приносит многие благодарения Христу, сохранившему его.

л. м. 5794, р. х. 294.

В сем году какой-то волшебник, Феотокл, уговорил Галерия Максимиана приносить жертвы демонам и принимать прорицания, а сам, скрывшись в пещере, сделал ему прорицание, в котором возбуждал его к гонению на христиан. Галерий же повествования о Христе исказил и разослал везде для поругания, учителям приказал учить детей так, чтоб внушить им презренье к таинству нашей веры.

л. м. 5795, р. х. 295.

Первый год правления Савора, царя Персидского.

В сем году изданы были царские повеления разрушать до основания храмы Христовы, божественные книги сжечь, священников и всех христиан предавать мучениям и насильно заставлять приносить жертвы идолам. Это гонение, самое ужаснейшее из всех, произвело бесчисленных мучеников.

л. м. 5796, р. х. 296.

В сем году Диоклетиан и Максимиан Геркулий, по безумию, сложили с себя царскую власть и начали вести частный образ жизни. Диоклетиан поселился в Салоне, родном своем городе, в Далматии, Геркулий же Максимиан в Ликаонии. Но, еще прежде они совершили торжественный въезд в Рим, в котором везены были впереди множество колесниц Нарса, его жены, дети и сестры. После того каждый отправился в свою сторону, поставив, вместо себя, царями, на Востоке Галерия Максимиана, а на Западе Констан-{8}ция, который, довольствуясь умеренною властью, был очень кроток, в обращении весьма добр и к собиранию сокровищ не жаден, но более желал обогатить своих подданных, притом столько нелюбостяжателен, что давал всенародные праздники, многих друзей своих угощал пиршествами и весьма любим был галлами, помнившими суровый нрав Диоклетиана и кровожадность Максимиана Геркулия. От чего они при Констанции совершенно избавились. Он умер в Британии на одиннадцатом году своего правления. Еще при жизни своей Констанций провозгласил вместо себя царем старшего своего сына, Константина, в присутствии всего народа и прочих детей, одноотчих с Константином, именно, при Констанции, Анаваллине и Далмации, родившихся от Феодоры, дочери Геркулия. Константин, же родился от Елены, первой жены Констанция, который был внук императора Клавдия по дочери, а Галерий был женат на дочери Диоклетиана, Валерии. Тогда Галерий Максимиан, отправясь в Италию, поставил двух кесарей, над Востоком сына своего *, Максимина, а над Италией Севера.


** Восьмикнижие, — о подвигах и хвалах мучеников, — сочинение отдельное от Церковной истории.

* Не родного, а усыновленного.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 30.07 2014

Аноним Валезия 1(1)-2(4):

 

I (1) Диоклетиан в течение двадцати лет правил вместе с Максимианом Геркулием. Констанций, внучатый племянник славного императора Божественного Клавдия, был сначала протектором, затем трибуном, после чего стал президом Далмации. Диоклетиан провозгласил его, как и Галерия, цезарем. Тогда Констанций оставил первую жену Елену и взял в супруги дочь Максимиана Феодору, от которой обрел впоследствии шестерых детей, братьев [и сестер] Константина. Ведь еще от первой жены Елены он имел сына Константина, который позже стал могущественнейшим императором. [177]

II (2) Этот Константин, рожденный матерью-простолюдинкой Еленой в крепости Наиссе 1 и там выросший (позже по этой причине он был весьма щедр в отношении этого городка), не слишком сведущий в науках, был заложником у Диоклетиана и Галерия и под их началом храбро сражался в Азии. После отречения от власти Диоклетиана и Геркулия Констанций потребовал от Галерия возвращения [сына]. Однако Галерий подверг того прежде многочисленным испытаниям.

(3) Однажды во время войны с сарматами [Константин], будучи молодым всадником, привел к ногам императора Галерия захваченного [в бою] дикого варвара, держа того за волосы. Позже, отправленный Галерием, он, продвигаясь на своем коне через болото, проложил остальным [воинам] дорогу на сарматов; когда же многие из тех [варваров] были повержены, он принес победу Галерию.

(4) Тогда Галерий отпустил его к отцу.

 

1. Совр. Ниш.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 31.07 2014

Аврелий Виктор, Извлечения о жизни и нравах римских императоров 39:

 

Глава XXXIX

Диоклетиан и Максимиан Геркулий

Диоклетиан был далматинцем, вольноотпущенником сенатора Анулина; по имени своей матери и своего (родного) города Диоклеи он до принятия власти назывался Диоклом; а когда получил власть над всем римским миром, переделал свое греческое имя на римский лад; правил он двадцать пять лет. (2) Он сделал Максимиана августом, Констанция и Галерия Максимиана, по прозвищу Арментарий, объявил цезарями и выдал за Констанция падчерицу Геркулия Максимиана Феодору, разорвав его брак с прежней женой. (3) В то же время императорами объявили себя в Галлиях — Караузион, в Египте — Ахилл, в Италии — Юлиан, но все погибли при разных обстоятельствах. (4) Из них Юлиан, пронзив себя мечом, бросился в огонь. (5) Диоклетиан же добровольно сложил с себя в Никомедии знаки императорской власти и провел старость в собственном поместье. (6) Когда Геркулий и Галерий звали его вернуться к власти, он, точно отстраняясь от какой-то чумы, ответил им: "О, если бы вы могли посмотреть на выращенные моими руками в Салоне овощи, вы бы сказали, что (мне) этого никогда не следовало бы делать!" (7) Он прожил шестьдесят восемь лет; из них на положении частного лица [последние] девять. Как стало достаточно (всем) известно, он покончил с жизнью добровольно из чувства страха. Действительно, когда он получил от Константина и Лициния приглашение на свадебный пир и отказался, извинившись, что из-за старости не имеет сил участвовать в празднестве, он получил угрожающее письмо, в котором обвинялся в том, что раньше благоволил к Максенцию, а теперь к Максимину. Подозревая, что ему готовится позорная насильственная смерть, он, как говорят, принял яд.

 

http://www.ancientro...t/epitoma-f.htm

 

Аврелий Виктор, О цезарях 39:

 

Глава XXXIX

 

Валерий Диоклетиан

Но после того как запах разлагающихся членов выдал преступление, решением вождей и трибунов избирается [императором] за свою мудрость начальник дворцовых войск Валерий Диоклетиан245, муж выдающийся, однако обладавший такими нравами: (2) он первый стал надевать одежды, сотканные из золота, и пожелал даже для своих ног употреблять шелк, пурпур и драгоценные камни. (3) Все это, хоть и было более пышно, чем гражданская одежда и служило признаком высокомерия и чванства, однако сравнительно с другим было незначительно. (4) Ведь он первый из всех, если не считать Калигулы и Домициана, позволил открыто называть себя господином, поклоняться себе и обращаться к себе как к богу246. (5) Значение всего этого, насколько я знаю, таково, что, когда люди самого низкого происхождения достигнут некоторой высоты, они не знают меры в чванстве и высокомерии. (6) Таков был Марий на памяти наших предков, таков и этот на нашей памяти: возвысившись над общим уровнем, пока душа еще не вкусила власти, они потом, точно после голодовки, становятся к ней ненасытными. (7) Поэтому мне кажется удивительным, что некоторые упрекают знать в гордости; ведь она помнит о своем патрицианском происхождении и для облегчения тягот, которые ее угнетают, придает большое значение тому, чтобы хоть несколько возвышаться над другими. (8) Такой порок был и у Валерия наряду с другими хорошими качествами; поэтому, хоть он и хотел быть для всех господином, но был отцом родным; достоверно установлено, что этот мудрый человек хотел доказать, что грозные дела тяготят гораздо больше, чем ненавистные имена. (9) Между тем, Карин247, узнав о происшедшем, в надежде на то, что явные мятежные движения успокаиваются легче, поспешил в Иллирик в обход Италии. (10) Там он разбил войско Юлиана и обезглавил его, (11) потому что тот, будучи правителем венетов248, узнав о смерти Кара, стремясь захватить власть, выступил навстречу подходившему неприятелю. (12) А Карин, достигнув Мезии, сейчас же столкнулся близ Марга249 с Диоклетианом и, в то время как преследовал побежденных, погиб от [руки] своих же солдат. Дело в том, что он, не в силах совладать со своим сластолюбием, отнимал у солдат их жен; особенно раздраженные их мужья сдерживали свой гнев и свое горе до окончания войны; но так как она проходила удачно, они отомстили, наконец, за себя, опасаясь, что победа сделает их вождя еще более заносчивым. (13) Таков был конец Кара и его сыновей; родиной его была Нарбонна250, власть продолжалась два года. (14) Итак, Валерий на первой же сходке солдат, обнажив меч и глядя на солнце, покаялся, что не знал о гибели Нумериана и не стремился к власти, и тут же зарубил стоявшего поблизости Апра, от козней которого, как выше было сказано, погиб прекрасный и образованный юноша, к тому же его зять. (15) Остальным дано было прощение, и почти все его враги были оставлены на своих должностях, в том числе выдающийся муж Аристобул, префект претория. (16) Это обстоятельство было, насколько люди помнят, новым и неожиданным, ибо в гражданской войне ни у кого не было отнято ни имущества, ни славы, ни достоинства, ведь нас радует, когда нами правят кротко и мягко и когда установлен бывает предел изгнаниям, проскрипциям, а также пыткам и казням.

(17) К чему вспоминать, как ради укрепления и распространения римского права обладание им было предоставлено многим чужеземцам? В самом деле, когда он узнал, что в Галлии после отъезда Карина некие Элиан и Аманд, набрав шайку разбойников среди поселян, которых местные жители называют багаудами251, опустошили много полей и пытались захватить многие города, он сейчас же направил туда с неограниченной военной властью своего друга Максимиана252, человека хоть и малообразованного, но зато хорошего и умного воина. (18) Впоследствии ему, ввиду его преклонения перед Геркулесом, было дано прозвище Геркулий, как Валерию — прозвище Иовий; отсюда же произошло и название вспомогательных отрядов, особенно отличавшихся среди других войск. (19) Итак, Геркулий, отправившись в Галлию, частью рассеял врагов, частью захватил [в плен] и в скором времени всех усмирил. (20) В этой войне отличился отвагой гражданин из Менапии Караузий; на этом основании, а также и потому, что он умел управлять кораблями — он в юности упражнялся в этом искусстве за плату — его поставили во главе флота, набиравшегося для отражения германцев, разбойничавших на море. (21) Зазнавшись от такого своего положения, он одержал не очень много побед и, так как не сдавал полностью в казну своей добычи, стал бояться Геркулия; узнав, что тот приказал его убить, он, захватив власть, бежал в Британию253. (22) В то же время Восток сильно разоряли персы, Африку — Юлиан и народы пяти племен254. (23) К тому же в Египте, близ Александрии, присвоил себе знаки власти некто по имени Ахилл. (24) В силу этих обстоятельств они назначили цезарями Юлия Констанция255 и Галерия Максимиана по прозвищу Арментарий256 и породнились с ними. (25) Первому досталась падчерица Геркулия, другому — дочь Диоклетиана; прежние свои браки они разорвали, как это сделал когда-то Август ради брака Нерона Тиберия и дочери своей, Юлии. (26) Все они происходили из Иллирика и хотя были малообразованными людьми, но хорошо знали нищету сельской жизни и военной службы и были в достаточной мере прекрасными деятелями республики [государства]. (27) Поэтому, всеми признано, что скорее становятся мудрыми и беспорочными познавшие [в своей жизни] беду и, наоборот, кто не знает невзгод жизни и всех расценивает по их богатствам, тот менее пригоден для совета. (28) Согласие этих людей лучше всего доказало, что прирожденных качеств и опыта военной деятельности, какой они получили под руководством Аврелиана и Проба, пожалуй, достаточно для доблестного управления. (29) На Валерия они смотрели с уважением, как на отца или даже как на великого бога; насколько это прекрасно и какое имеет значение для нас, доказывается на примерах братоубийств, начиная с основателя города257 и до наших дней. (30) И так как тягость войн, о чем было упомянуто выше, давила все больше, они как бы разделили власть; и все Галльские земли, лежащие за Альпами, были поручены Констанцию, Африка и Италия — Геркулию, побережье Иллирии вплоть до Понтийского пролива — Галерию; все остальное удержал в своих руках Валерий. (31) Отсюда в конце концов на часть Италии налегла большая тягота податей. (32) Ведь в то время как каждая (провинция) прежде вносила одинаковые и притом умеренные платежи, чтобы на эти средства могли кормиться войско и император, которые всегда или большей частью находились (именно в Италии), был введен новый закон относительно жалованья солдатам. При скромных потребностях того времени это было вполне выносимо, но в наше тяжелое время стало разорительным. (33) Между тем, когда Иовий отправился в Александрию, управление провинцией было передано Максимиану-цезарю с тем, чтобы тот, выступив за пределы государства, отправился в Месопотамию258 и там отразил натиск персов. (34) Сначала он потерпел от них сильное поражение, но потом, быстро набрав войско из ветеранов и новобранцев, пошел на врагов через Армению: это был единственный и более легкий путь к победе259. (35) Там он, наконец, привел к покорности царя Нарсея260 и вместе с тем захватил его жен, детей и дворец. (36) Он одержал столько побед, что если бы Валерий, — а все делалось с его одобрения, — неизвестно по какой причине не запретил, то римские знамена (фасцы) были бы внесены в новую провинцию. (37) Однако все же часть земель, для нас более полезных, была приобретена; когда их упорно пытались у нас отнять, разгорелась новая война, тяжелая и очень опасная261. (38) В Египте же Ахилл был с легкостью отражен и понес наказание262.

(39) В Африке дело было проведено таким же образом263; за одним только Караузием осталась его власть на острове [Британии], после того как он особенно удачно отразил — по требованию жителей оградить их — натиск воинственных племен. (40) Но его, спустя шесть лет, опутал своими кознями некто по имени Аллект264. (41) Он, заняв с разрешения [Караузия] самую высокую должность, стал бояться злоумышлении и казни и потому преступно отнял у того власть. (42) Но пользовался ею недолго, потому что Констанций уничтожил его, выслав против него с частью флота и легионов стоявшего во главе преторианцев Асклепиодота. (43) Между тем были перебиты и маркоманны, и племя карпов265 все было переселено на наши земли; часть их, однако, была переведена уже Аврелианом. (44) С неменьшей заботой была урегулирована справедливейшими законами и гражданская служба: отменена была разорительная [для народа] должность фрументариев266, весьма похожих на теперешних agentes rerum. (45) Они, по-видимому, были введены для выведывания и доноса о том, какие имеются в провинциях волнения, и составляли бессовестные обвинения, наводили на всех страх, особенно в наиболее отдаленных землях, и всех позорно ограбляли. Наряду с этим, много внимания и забот было уделено снабжению столицы продовольствием и благосостоянию плательщиков податей; повышению нравственности содействовали продвижение вперед людей честных и наказания, налагаемые на преступников. Древнейшие религии свято соблюдались. Столица Рим и другие города, особенно Карфаген, Медиолан и Никомедия, были украшены новыми замечательными постройками. (46) Несмотря на такое управление, правители все же не остались незапятнанными пороками. Геркулия обуревало такое сластолюбие, что он не мог сдерживаться от посягательства даже на тела заложников. Валерий недостаточно был верен по отношению к друзьям, несомненно, из-за боязни ссор, поскольку его соучастники в управлении полагали, что разоблачения могут нарушить их общее согласие. (47) Итак, силы города [Рима] были как бы подрублены: сокращено было число когорт преторианцев и число солдат под оружием, и большинство полагает, что именно по этой причине он сложил с себя власть. (48) Он хорошо понимал угрожающие опасности и когда увидел, что сама судьба готовит внутренние бедствия и как бы крушение римского государства, он отпраздновал двадцатилетие своей власти и, будучи в добром здоровье, сложил с себя заботу об управлении государством267. К этому же решению он с трудом склонил и Геркулия, который был у власти на год меньше. И хотя люди судят об этом по-разному, и правду нам узнать невозможно, нам все же кажется, что его возвращение к частной жизни и отказ от честолюбия свидетельствуют о выдающемся характере [этого человека].

 

245. Гай Аврелий Валерий Диоклетиан (245 г. — 3 декабря 316 г.). Происходил из Далмации, сын вольноотпущенника. Носил имя Диокл. При Каре был командиром дворцовых войск. Провозглашен римским императором 17 ноября 284 г. Став императором, Диокл изменил свое имя на римский манер — Диоклетиан. Впоследствии, поощряя культ Юпитера, он сам назвался Иовием (т.е. происходящий от Юпитера).

246. Первым официально стал именоваться господином и богом Аврелиан.


247. Марк Аврелий Карин, римский император с июля 283 г. до лета 285 г.; был провозглашен Каром в 282 г. цезарем и регентом западных провинций. После смерти Кара и Нумериана Карин выступил против Диоклетиана, одержал над ним победу в Мезии, но в решительной битве при Марге был разбит и убит.

248. Венеты — группа племен, населявших северное побережье Адриатического моря, к северо-востоку от р. По.

249. Марг — река в Иллирии (совр. Морава).

250. Нарбонна — римская провинция Галлия Нарбонская (совр. Южная Франция).

251. Багауды — кельт, "мятежные"; восстание началось в 283 г. при Карине; в 286 г. их возглавили Элиан и Аманд. Несмотря на поражение от Максимиана, движение продолжало развиваться, и продолжалось в течение более 150 лет.

252. Марк Аврелий Валерий Максимиан (ок. 250-310 гг.), римский император (1 апреля 286 г. — 1 мая 305 г.), по происхождению иллириец. В 285 г. своим другом Диоклетианом провозглашен цезарем, в 286 г. получил титул августа и полномочия соправителя. Максимиан управлял западной частью империи из резиденции в Медиолане. В 286 г. он подавил восстание багаудов.

253. В 286 г.

254. "Народы пяти племен" (квинквегентаны) — жители Северной Африки — киренцы.

255. Флавий Валерий Констанций I Хлор (ок. 250 г. — 25 июля 306 г.). Сын романизированного иллирийца; он был сначала наместником в Далмации, затем 1 марта 293 г. усыновлен Максимианом, провозглашен цезарем и соправителем, получил в удел Галлию, и основал свою резиденцию в Трире. Во фрагменте Аврелий Виктор спутал его с Юлием Констанцием — Флавием Юлием Констанцием II, римским императором в 337-361 гг.

256. Гай Валерий Максимиан Галерий (250-311 гг.). Был человеком простого происхождения из местности Сердика (София), служил офицером при Диоклетиане, который усыновил его 1 марта 293 г., назначил цезарем и выдал за него свою дочь Валерию. В качестве соправителя проживал в Сирмии на Саве. В сферу его деятельности входила охрана границ на Дунае и управление балканскими провинциями.

257. Т.е. Ромула, основателя Рима, который убил своего брата Рема.

258. В Месопотами и Армении воевал не Максимиан, а Галерий в 296-298 гг.

259. Война началась с того, что из Армении был изгнан царь Тиридат III, который пользовался поддержкой римлян. В результате вспыхнувшей войны, персы были разгромлены под Нисибом, и был заключен договор, по которому Армения, на престоле которой был восстановлен Тиридат III, и пять провинций северной Месопотамии отошли к Риму.

260. Царь Персии Нарсес (293-302 гг.).

261. Речь идет, по-видимому, о войнах с персами Констанция II в 338-350 и 359-361 гг.

262. В 298-299 гг. войсками под командованием Диоклетиана.

263. В 297-298 гг. войсками под командованием Максимиана.

264. Караузий правил до 293 г., а Аллект с 293 г. по 296 г., когда его сверг Констанций Хлор; Британия вошла в состав удела Констанция.

265. Карпы — дакийское или славянское племя, размещалось юго-восточнее Буковины, вдоль Прута, до его впадения в Дунай. Диоклетиан временами предпринимал походы для защиты границ у Рейна и Дуная: в 288 г. успешно воевал с аламаннами, в 289 и 292 гг. — с сарматами.

266. Фрументарии добывали продовольствие для армии; agentes rerum — чиновники полицейской службы в провинциях.

267. 1 мая 305 г., одновременно с Максимианом.

 

http://www.ancientro...ct/caesar-f.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 04.08 2014

Зосим, Новая история кн. 1:

 

(The remainder of this book and the beginning of the next are lost, to supply that deficiency in the narrative we have collected from other authors this short account;) "Probus was succeeded by Carus, who marched against the Persians as far as Ctesiphon, where he received the appellation of the Persian emperor, but soon afterwards died, according to some, of a disease, though others state, that he was killed by lightning. He had two sons, Numerianus a very promising youth, from whom the state might have expected all possible happiness and good, had he not been murdered by Aper; and Carinus, a person abandoned to all kinds of vice, who was killed by Diocletian."

 

http://www.tertullia...mus01_book1.htm

 

Зосим, Новая история кн. 2:

 

And after them Severus in the hundred and tenth year restored the same game, with his two sons Antoninus and Geta, when Chilo and Libo were consuls. This is said to be the manner in which these games were observed. The beadles went round at the time, and invited all the people to a spectacle, such as they had never witnessed and never would again. The Quindecimviri, in the summer season, a little before the games began, sat in the Capitol, and in the Palatine, temple, upon a tribunal, from which they distributed to the people a kind of purifying |38 preparations, called lustralia, which consisted of torches, brimstone and pitch, of which none but freemen are allowed to participate. And when the people assembled in the above mentioned places and in the temple of Diana, which is on mount Aventine, each person brought wheat, barley, and beans, and kept vigils to the fatal sisters. The time of the festival being arrived, which was celebrated three successive days and nights in the Campus Martins, the victims were consecrated near the bank of the Tiber at Tarentum. There they sacrificed to several deities; to Jupiter, Juno, Apollo, Latona, and to the Parcae, Lucinae, Ceres, Pluto, and Proserpine, which was performed in this order. The first night that the spectacles were exhibited, the emperor with the Quindecimviri sacrificed three lambs on as many altars purposely placed on the side of the river, where having sprinkled the altars with blood he offered up the victims whole. Then, having prepared a scene without a theatre, they placed a great number of lights, and made a large fire, by which they sang a new hymn, to render the games more solemn. They who performed these ceremonies were rewarded for their labour with the first fruits of their wheat, barley, and beans. For these were as I stated distributed among the people. The following day they went up to the Capitol, where the usual sacrifices were offered, and going from thence to the appointed place, celebrated games in honour of Apollo and Diana. On the next day, the principal ladies entered the Capitol at the hour appointed by the oracle, where they conducted themselves with due reverence : and at the third hour, in the temple of Apollo near the palace, twenty-seven children of each sex, whose parents were all living, sang hymns, and spoke in Greek and Latin ; by which the Roman empire was preserved. Besides these, however, there were other rites observed by the divine command, which as long as they were kept up preserved the Roman empire. And in confirmation of what I have stated, I will add the oracle of the Sibyl, which has been mentioned by others before my time ;

But when a hundred years and ten are past
Which is the longest time man's age doth last,
Romans ! be sure (it is fatal to mistake
In any point) due offerings to make
To heaven, and see you bring the sacrifice
Into that field which on the Tiber lies:
And do it, in that season, when the night
Deprives men least of the diurnal light.
After sun set; Then to the Parcae pay
Your homage; and upon their altars lay |39
Young sheep and goats : next the Lucinae please
With decent rites, who childing women ease,
Those finished offer a black hog and sow
To Tellus, for the product of the plow,
But to Jove's altar bring the bulls milk-while
For victims, in the day-time, not by night:
(For heavenly deities accept of none
But what are offer'd in the day alone.)
And next to Juno sacrifice a cow
Spotless all o'er, and pure as fulling snow,
Then let Apollo, whom they call the sun,
And Phoebus, have his equal honours done.
Whilst in the temple Latin girls and boys
In sacred hymns make a triumphant noise.
But let them be apart, the girls to stand
And sing on this, the boys on t'other hand;
Besides this caution I must farther give
That all the parents of them be alive.
As for the married women, let them pray
To Juno on their knees, that each one may
Have their desire, both men and women too,
But chiefly women. Then, let all of you
Bring from your houses what is fit to bring,
(As the first-fruits of every useful thing)
To the immortal gods an offering.
And let all that upon your altars lie,
Whence you may men and women both supply.
But to attend the gods be sure there be
Both night and day a numerous company
Of votaries both serious and free.
These laws observ'd not Latium alone
But Italy's extent your sway shall own.

Experience assures us, that while these ceremonies were duly performed, according to the direction of the oracles, the empire was secure, and likely to retain its sovereignty over almost all the known world ; and on the other hand, when they were neglected, about the time when Dioclesian laid down the imperial dignity, it fell to decay, and degenerated insensibly into barbarism. That I state nothing but truth I will prove from chronology. From the consulate of Chilo and Libo, in which Severus celebrated the secular games, or rites, to the ninth consulate of Dioclesian, and eighth of Maximianus, was a hundred and one years. Then Dioclesian from an emperor became a private individual, and Maximianus followed his example. But when Constantine and Licinius were in their third consulship, the 110 years were completed, and the festival ought to have been kept |40 according to custom; but it was neglected, and affairs consequently declined to their present unfortunate condition.

Three years after Dioclesian died, and the reigning emperors, Constantius and Maximianus Gallerius declared Severus and Maximinus (who was nephew to Gallerius), the Caesars, giving all Italy to Severus, and the eastern provinces to Maximinus.

 

http://www.tertullia...mus02_book2.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 09.09 2014

Латинские панегирики
ПАНЕГИРИК МАМЕРТИНА, ПРОИЗНЕСЁННЫЙ В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ АВГУСТА МАКСИМИАНА
(Pan. Lat. III)1

 

Произнесен 21 июля 291 года в г. Августа Треверов.

 

http://ancientrome.r...i/transl3-f.htm

 

 

Латинские панегирики
ПАНЕГИРИК ИМПЕРАТОРУ КОНСТАНЦИЮ ЦЕЗАРЮ
(Pan. Lat. IV)1

 

Произнесен неизвестным оратором 1 марта 297 г. в г. Августа Треверов.

 

http://ancientrome.r...i/transl4-f.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 10.09 2014

Пётр Патрикий, фр. 12-13:

Отрывок 12

Ibid.

(297 г. по Р. Х., 14 г. Диоклетиана). Аффарван, большой любимец персидского царя Нарсея, был отправлен им в звании посланника к Галерию с просьбой. Он был представлен императору и, получив позволение говорить, сказал: «Известно роду человеческому, что царства Римское и Персидское суть как бы два светила. Подобно очам, каждое из них должно красо-{301}ваться сиянием другого, а не враждовать до конца к взаимной гибели. Это показывает не мужество, а легкомыслие или слабость. Они как будто думают, что потомство их не будет в состоянии помочь самому себе, и спешат уничтожить своих противников. Не должно римлянам думать, что Нарсей других царей слабее, но что Галерий до того превышает всех других царей, что ему одному по справедливости уступает царь персидский, хотя он нимало не ниже своих предков в достоинстве». Сверх того, прибавил Аффарван, ему поручено сказать, что по свойственной римлянам справедливости Нарсей предает их человеколюбию права своего царства и по сей-то причине он не принес с собой условий, на которых следовало бы заключить мир, а предоставляет все благоусмотрению царя. Нарсей просит только о возвращении ему детей и жен; оказав ему такое благодеяние, Галерий свяжет его более, нежели когда бы победил оружием; что Нарсей и теперь не может достойно изъявить свою благодарность Галерию за то, что жены и дети его, быв в полону, не потерпели никакого оскорбления, но с ними поступлено так, как бы им вскоре следовало возвратиться к прежнему высокому званию. Между тем напоминал он о непостоянстве человеческого счастья. Галерий в ярости, от которой все тело его пришло в движение, отвечал: «Некстати персы напоминают другим о превратности дел человеческих, когда сами, пользуясь обстоятельствами, {302} не перестают угнетать в несчастии других. Прекрасно вы при Валериане,— продолжал он,— сохранили умеренность в победе. Обманув его ухищрениями, вы поймали его и не освободили его до поздней старости и до бесславной смерти. Да и после смерти каким-то отвратительным способом сохранили его кожу и на смертные останки его обратили вечное поругание». После того Галерий смягчился не потому, говорил он, что персы напоминали своим посольством, что должно обращать внимание на превратность человеческого счастья (воспоминание о прежних поступках их более должно было возбудить негодования против них), но потому, что он идет по следам своих предков, у которых в обычае щадить покорных и поборать сопостатов. Он велел посланнику объявить своему царю о снисхождении римлян, которых мужество он испытал, и обнадежить его, что по его желанию скоро будут отпущены к нему и пленники.
Отрывок 13

Ехс. De leg. Rom. P. 29. — B. 134.

(297 г. по Р. X., 14 г. Диоклетиана). Галерий и Диоклетиан съехались в Нисивии и здесь с общего согласия отправили в Персию посланником Сикория Прова, секретаря по составлению записок 12. Нарсей принял Сикория благосклон-{303}но, надеясь на получение обещанного, однако он отлагал свой ответ. Как бы желая склонить к уступчивости посланников, утомленных дорогой, он вез за собой Сикория, понимавшего его намерения, до реки Аспрудия в Мидии, пока собрались воины, рассеянные по разным местам войной. Наконец Нарсей, приказав удалиться всем другим из внутренних покоев дворца, довольствовался присутствием Аффарвы, Архапета и Варсаворса, из которых один был ипарх преториев, а другой имел достоинство симия, велел Прову объявить цель посольства. Главные предложения посольства были следующие: римлянам владеть на востоке Интилиной с Софиной, Арзаниной вместе с Кардуинами и Завдикиной; реке Тигр быть границей обоих государств; замку Зинфе, лежащему на границе Мидии, быть пределом Армении; царю ивирийскому получать знаки своей верховной власти от римлян; месту для торговли быть Нисивии, городу, лежащему на Тигре. Нарсей, услыхав об этих предложениях, принял их, потому что настоящее его положение не позволяло ему отказываться ни от одного. Но чтобы не казалось, что все принимает по необходимости, он отвергал одну только статью о том, чтобы Нисивия была местом торговли. Сикорий сказал: «Должно и на это согласиться; посольство не снабже-{304}но полномочием, а императоры не дали мне по этому предмету никакого повеления». Когда это было улажено, Нарсею возвращены дети и жены, которых целомудрие сохранено во всей чистоте по благородному образу мыслей императоров 13
.

12 ’Αντιγραφες τς μνήμης — по переводу Валезия, magister memoriae. Менандр в 6 кн. «Истории», с. 98, говорит, что под ντιγραφεΐς должно разуметь τος βασιλικος διαιτητς, proximos sacrarum largitionum (бон. 532).

13 С этим торжеством римского оружия по верхнему Тигру наступил мир между Римской империей и персами, которым воспользовался Григорий Просветитель для водворения в Армении христианства, ибо в Армении, уже отделенной от влияния персов сасанидов, не так настойчиво шло противодействие введению христианства.

http://krotov.info/a.../ist_viz_05.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 11.09 2014

Филосторгий, Церковная история кн. 1:

Констанций14, отец Константина Великого15, по словам Филосторгия, за доблесть был провозглашен правителем Верхней Галатии, где расположены так называемые Альпы. Местность сия труднодоступна и непроходима. Ныне Верхнюю Галатию римляне называют Галлией16.

http://krotov.info/a...istoriki_07.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 11.09 2014

Галльская хроника 511 года

 

442 Диоклетиан [правил] 25 лет. Он родился сыном незнатного писца-далматинца. [94]

443 Он делает соправителем Максимиана Геркулия, который самым первым раздавил в Галльских землях деревенщину, называвшую себя именем багаудов.

444 Он также делает цезарями Константина, племянника от дочери Клавдия, и Галерия Максимиана, происходившего из Сард в Дакии.

445 Из них Диоклетиан за Галерия выдал свою дочь, а Константину Геркулий дал в супруги свою падчерицу Теодору. Из 6 ее детей он возвысил братьев Константина, который родился от конкубины Елены, – после того, однако, как был дан развод их прежним женам.

446 На 16-м году Диоклетиана Галерий, посланный против Нарсея, царя персов, был побежден им и, бежав назад к Диоклетиану, явился одетым в пурпурную ткань, [идя] перед своей двуколкой. Однако позднее он был принят с честью, [будучи] победителем.

447 На 18-м году [его] было начато преследование христиан при помощи Викта, магистра армий.

448 Диоклетиан приказал почитать себя как бога и самым первым поместил драгоценные камни на одежде и обуви, – в то время как прежде императоры величались как и судьи, надевавшие такую пурпурную хламиду в большей степени из-за [своей] простой одежды.

449 После Гая Марцеллиан [стал] 29-м [папой].

450 После 20 лет правления Диоклетиан в Никомедии, Максимиан – в Медиолане сложили пурпур.

 

http://www.vostlit.i...1/frametext.htm



Фотий, Мириобиблос 62:

62. [Praxagoras of Athens, History of Constantine the Great]

Read the History of Constantine the Great by Praxagoras of Athens,1 in two books. In this he tells us that Constantine's father, Constantius, was governor of Britain and Spain; Maximin2 of Rome, the rest of Italy, and Sicily; the other Maximin 3 of Greece, Asia Minor, and Thrace; Diocletian, as the eldest, governed Bithynia, Arabia, Lybia, and that part of Egypt that is watered by the Nile. Constantine was sent by his father to Diocletian in Nicomedia to be educated
.

 

1 Flourished in the fourth century B.C. Both works mentioned by Photius are entirely lost.
2 Should be Maximian (Marcus Aurelius Valerius Maximianus).
3 Should also be Maximian (Galerius Valerius Maximianus).

 

http://www.tertullia...liotheca.htm#62

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 11.09 2014

Сульпиций Север 32.4-6:

4. После него спустя почти 50 лет, в правление Диоклетиана и Максимиана началось жесточайшее гонение, которое непрерывно 10 лет опустошало народ Божий. В то время почти весь мир был залит кровью святых мучеников, ибо устремились тогда многие к славному состязанию и так жаждали славной мученической смерти, как ныне домогаются с дурными помыслами епископата. И никакими более великими войнами не был тогда столь разорен мир, и никогда не праздновали мы более великого триумфа, чем тогда, когда 10 лет резни не смогли нас сломить. 6. Имеются широко известные описания страстей мучеников того времени, которые, я полагаю, нет необходимости сюда присовокуплять, дабы не выходить за рамки своего труда.

http://www.ancientro...chronika2-f.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 12.09 2014

Хронография 354 года:

Diocletian and Maximian ruled 21 years, 11 months, 12 days. They gave a largess of 1,550 denarii. While they were ruling many public works were (re)built: the senate, the forum of Caesar, the basilica Julia, the stage of the theatre of Pompey, 2 porticos, 3 nymphaea, 2 temples, the temple of Isis and Serapis, the new arch, and the baths of Diocletian. They scattered in the circus gold and silver coins. The wall which formed the base of the seating for the boxes in the circus collapsed and crushed 13,000 people; and a woman named Irene gave birth to three boys and a girl. They placed the king of the Persians with all nations and their tunics of pearl in number 32 around the temples of the Lord. They brought 13 elephants, 6 drivers and 250 horsemen into the city. Diocletian died at Salonas, Maximian in Gaul.


http://www.tertullia...ity_of_rome.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 12.09 2014

Там же - Part 8: Consular feasts from the fall of the kings to AD 354. MGH Chronica Minora I (1892), pp.50-61:

 

284 b. Potito II et Mamerco Sol. XI
285 Caelimontiano II et Prisco Mar. XXII
286 Barbato II et Volsco Mer. III
287 Mamerco II et Vivulano Iov. XIII
288 b. Rigelliense et Prisco II Ven. XXV
(p.51) 289 Vivulano II et Capitolino Sol. VI
290 Religiense et Medullino III Lun. XVII
291 Prisco et Helva Mar. XXVIII
292 b. Tricipitino et Cicurino Mer. VIIII
293 Amentino et Cornuto Ven. XX
294 Publicula II et Inreligiense Sat. I
295 Vivullano et Malluginense Sol. XII
296 b. Rutullo et Carbeto Lun. XXIII
297 Pulvillo et Augurino Mer. IIII
298 Maximo et Celemontino Iov. XV
299 Vaticano et Cicurino Ven. XVI
300 b. Capitolano et Fontinalae Sat. VII
301 Vero et Trigemino Lun. XIIX
302 Vaticano et Lanato Mar. XXIX
303 Sabino II et Augurino Mer. X
304 b. Sabino III et Vivullano Iov. XXI
305 Barbato et Potito Sat. II

 

http://www.tertullia...54_08_fasti.htm

 

там же, Part 13: Bishops of Rome. MGH Chronica Minora I (1892), pp.73-6:

Marcellinus 8 years, 3 months, 25 days. He was in the times of Diocletian and Maximian from the day before the kalends of July from the consulate of Diocletian for the 6th time and Constantius for the 2nd [296] to the consulate of Diocletian for the 9th time and Maximian for the 8th [304]. In which time there was a persecution and the episcopate ceased for 7 years, 6 months and 25 days.

http://www.tertullia...ops_of_rome.htm

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 03.10 2014

Хроника Георгия Амартола (Монаха) 9.39.1-9.40.2 (Троицкий список):

 

Глава 39
А после Проба и Флориана царствовали Кар (282-283), и Карин, и
[Ну]мериан, 2 года. Этот Кар в третий раз пленил Персиду и Ктесифон

до Кара это было /199r при царствовавшихпрежде в Риме Траяне, [Вере]
и Севере. После того, как Кар умер от красной немочи, а Карин ослеплен
был, Карина убил некий Anp римлянин,и воцарился Нумериан. При нем
мучены были святой Георгий и святой Вавила в Антиохии. Этого
Нумериана убил Диоклетиан, бывший в сане дуки Мисийскоro.
Глава 40
А после Кара, и Карина, и Б477 Нумериана царствовали <одновременно>
Диоклетиан и Максимиан Гер?Сулий, зять его, 22 года (285-305).
Ф-При них воздвиглось великое <и> страшное гонение на христиан. Ведь
они повелели (304г.) по всем городам и странам Христовы церкви
разрушить, и божественные писания их сжечь, /200а и, обнаружив
христиан, принуждать приносить жертву бесам. И из-за этого многие
приняли страстотерпческий венец: среди них Петр Александрийский, и
Анфим Никомидийский, И Прокопий, И Георгий - ДОСТОчтимые
мученики.-Ф И Савватий, ереси* четыренадесятников* властитель*,
известен был. Б478
1. Е-И одна женщина, именитая, и богатая, <и разумная>, и прекрасная
телом, с двумя дочерьми-девицами долгое время скрывавшаяся, схвачена
была. Боясь, что растлят девственность их, они в воду речную себя
ввергли.- Е О них И327 следует искать, не причтены ли к мученикам
.месяца января, в 19-й день.
И другая святая и удивительная женщина при Ma1CCU.Мuaнe царе м:учена
был.а. Святая .мученица Евфросиния, девственной жизни и /2006
прекраснаясобой, схвачена была, и после того, как многими ухищрениями
мучителипринуждалиее к жертвами не была побеждена,повелелиотдать
ее воину для сквернойсвязи, а если этого не сделает - голову ей отрубить.
Она же, воспротивившись* этому, вопросила Анфима Никомидийского<
это было еще до того, как> он скончался В мученичестве - посоветовать
ей, что ей сказать*. А тот поистине благой муж, рассудительный и верный
в суждениях, храня слова Господни, сказал:
.- доброе и благолепное дело, дитя, чистота, выше же - о вере заповедь,
ведь она - основание доброго благочестия. Так что не предпочти лучшему
второстепенное. Ведь как в скорби лучше лишиться одежды, чем тела,
так и в печалях* лучше сохранить душу /200в безмятежной, передав
плоть желающим всячески оскорбить, чем погубить душевное
благородство".
Она же, выслушав <это>, ушла, размышляя в уме, так как противилась*
обоим благам. <Но> истинная* милость, предоставляющая* помощь
под неизреченными предлогами, сохранила тогда с помощью мудрого
замысла целомудрие отроковицы в безопасности. Будучи заперта в одном
из домов, она перехитрила воина, сказав:

- Не делай со мною ничего плохого, человек, <и> я дам тебе плату,
достойную <такого> благодеяния. Ведь я целительница, поэтому дам
тебе Б479 зелье, бессмертие дающее. Намазав им все тело, будешь
неуязвим в бранях. Если хочешь сразу проверить действие, позволь мне
это сделать.
Когда же он с большой радостью позволил, блаженная, взяв воск и с
маслом смешав, долго руками /200г разминала и, помазав себе шею,
сказала ему:
- Ударь посильнее и увидишь силу мази, потому что не ранишь и не
убьешь меня.
И он, подняв кверху меч и ударив ее, тут же отсек честную голову ее.
И, победив таким образом коварство мерзких, она двойной венец
приняла - мученичества и чистоты.
П-Так же и еще одна красивая собой отроковица, украшенная
девственностью, схвачена* была - за то, что хулила И328 царей и идолов.
Ее схватили и много ран нанесли ей, и не покорилась нечестивости их, и
продали ее на прелюбодеяние, приказав пастырю <их> принять ее и
приносить за нее каждый день три золотника. И он, желая получить
золото, отдал ее желающим. Узнав об этом, беснующиеся о женах
приходили к /201а мастерской беззаконной, к ней врываясь, и серебро
наперед предлагая. Она же, умоляя их, говорила:
- У меня смердящий гнойник <в потаенном месте>, и стыжусь*, чтобы
он не передался вам. Но подождите несколько дней, пока я исцелюсь, и
будете иметь всю власть надо мной.
Таким Б480 вот образом обманув их, она молила Бога молением, прося
избавить от такого осквернения и нетронутым девство ее сохранить. И
услыIалл Господь Бог мольбу ее, и поэтому nодм nо.м.ощь в таком деле.
Пришел один юноша, знатный и очень благочестивый, <поздним вечером>
к пастырю блудниц и дал ему пять золотников, говоря:
- Оставь мне эту отроковицу до утра.
И, войдя в сокровенное место, сказал ей:
- Встань <и> иди с миром.
И одел ее в свою о[де]жду, /2016 и покрыл голову ее, и 'Неожида'Н:но
спасенная им женщина вышла нерастленной <и нетронутоЙ>. Когда же
настал день и происшествиеобнаружилось,осужденбыл юноша на смерть.
И когда это произошло, исполнилось Господнее слово, гласящее: "Нет
любви большей, как если кто душу свою положит за друга своего"
(ИНI5.13).-П
Так же и некий монах в другом месте* схвачен был теми 6езбожными
и нечестивыми. И после множества [истязаний] и побоев напоследок
придумалидля растления целомудрияправедного следующуюнечестивость.
Постелив в одном саду ложе и святого на нем привязав, оставили
с ним блудницу, чтобы в приятном и уединенном Б481 месте, (где) он
никак не сможет избежать домоганий блудницы, против его воли [вовлечь]
в беззаконное [деяние]. Но божественный муж, женщину обнимая·,
лобзаньем и словами непристойныIи и действием наслаждение /2018
разжигающую, свой язык откусив, выплюнул ей в лицо и боль и себе
страданияИ329 и плач вместо удовольствияпричинил, ее же очень удивил
и стьща исполнил· текущей кровью. Эллины же, уведав об этом, дивились
истовому целомудрию монаха.
Е-НечестивыемучителиДиоклетиани Максимиан,побежденныеcu.л.oй
и стойкостью множества убитых, записали решение (306 г.), чтобы У
обнаруженных христиан вырьшать у 'Них правый глаз - не только ради
боли, но и бесчестья ради, чтобы считали их отчужденными от римской
жизни. Божественный суд, заслуженно наступивший, их справедливо
уничтожил·. Один убит был в боярском собрании, а у другого вытекли
внутренности. :Е
2. А после Диоклетиана и Максимиана у римлян· в <одно> время
царствовали Б482 Констанций*, и Север, /201г и Максимин·, и Максентий.
И <Констанций> <и> Константин, сын его, Галлией и Британией владели.
Север же и Максентий - Римом, а Максимин - Востоком (308-311)
.

 

И326

ЕРЕСИ род. ед. - так в греч.: 't~v aipEO'tV вин. ед. Б477. В Тр порча: IшЖЕрЕС .... И3262~
(сп2 "Н"Н*РЕС'Ь, н НЖЕрЕС'Ь, ННЖЕрЕС'Ь) ....... *НЖЕ t€pECЬ. Лет "ЖЕ t€pECE."ь ЛМ2070б· 2н·
ЧЕТЫРЕНАДЕСЯТНИКОВ. Четыренадесятники (квартодецимане) стояли на том,
чтобы праздновать пасху 14 нисана, независимо от дня недели, как это принято у
евреев. Одно из самых древних отклонений от ортодоксального христианства.
ВЛАСТИТЕЛЬ: 8ЛАД-k8'Ь И326 25 в соот. С Kpa't',Uva~ прич. аор. Б47719 "укрепившииw"
(каузатив Kpa't1>vro "укреплять"). Ср. однокоренное Kpa'tEro "владеть".
И327
ВОСПРОТИВИВШИСЬ: 8'ЬСТРОПТН8ШНСА\ И327 6 на месте 1tЕрtО''tа't"оЕюа прич. аор. пасс.
Б478 "оказавшись в трудном положении" (1tEpt-{О''t11!it "окружать со всех сторон"). Ср.
OДHo~~peHHoe <Xv-(0''t11llat мед. "подниматься, восставать (против)". Неучет приставк,и.,
СКАЗАТЬ: рСть на месте ау аiрчО'оt'tо опт. кед. буд. Б478 1з "(что) выбрать" (atpe(O
"выбирать"). Ср. еiРЧО'Оt'tо опт. пасс. буд. (ЛЕ'УЮ "говорить").
В ПЕЧАЛЯХ: 8'Ь ПЕЧААЕ)('Ь на месте ЕУ 'tЩ 1tEцxx~o'\C; "в испытаниях, в искушениях". Пер.
свободный вызваШIЫЙ предшествующим 8'Ь скорви. В греч. сопоставлены обстоятельства "в
печали" (;ела) - "в испытаниях" (души): Ev 1tEj)1.craXcrEt - ЕУ 1tEЦХХЩ.LOtс;; в пер. эта очень
хрупкая антитеза заменена синонимами 8'Ь СКОРВ" - 8.... ПЕЧААЕ)('Ь. С местом не справился и
автор Лет: 8'Ь WGbCТOAItЫ (первое значение сущ. ntptO"tащс;) - 8"1. НАПАСТЕ)('Ь ЛМ208.
452
ICОММЕНТАРИЙ. К КНИГЕ 9
ПРОТИВИЛАСЬ: npo'ntRA\ЦJ"CA\ И327 на месте <Xv'tt1totO'U~EVl1 прич. наст. жен. ед. Б478
зд. "стремилась". Переведено доминиру15ющее значение гл. "aV'tt-1tОtЕЮ, в котором и "стре2-4
миться" сильно окрашено в противодействие: "стремиться" значит делать против, чтото
преодолевать.
НО ИСТИННАЯ: НСТ"Н"'Н....." И327 16 на месте <ХЛЛ'~ Ве(а Б47824 "но Божья". Ср. ом0фон
<Хл~еЕlа "истина".
ПРЕДОСТАВЛЯЮЩАЯ:1tapixo'UO'a (1taP-ЕХЮ "предоставлять") переведено по корню:
H'''()\(ЦJH, так как ЕХЮ = "иметь". В результате пострадала диатеза: вм. "божественная
милость, дающая помощь" получилось "истинный дар имела помощником (П()SОРЬ"НКА)".
СХВАЧЕНА БЫЛА: "'ТА s'Ъji' И327 29 на месте БtЕf3лчВ" аор. пасс. Б479 14 "была оклеветана"
(Бtal3аллro "клеветать"). Переводчик принял этот аор. за форму от &lала~Раvю
"схватывать". На его выбор повлияло и то, что в двух предыдущих рассказах девушки
действительно были "схвачены": Ka'taO'XEOe1O'at и О'ООХЕ8е\О'а. Был схвачен-оклеветан
и Ориген (см. комм. к И313).
И328
СТЫЖУСЬ: с1"'ы IoсА\ на месте &ЕБОtка перф. "боюсь" (&Е{&ro "бояться"). Принято за
форму от ai&E0lJ.at в т. ч. "стыдиться"
В ДРУГОМ МЕСТЕ: "HA-k И32819 на месте а.ЛЛо~ прил. Б4801~ "другой" (монах). Ср.
аллахо\> "в другом месте".
ОБНИМАЯ: ОВ.... Н."А'" - в пер. смысл перестроен так, что активным в Этом сюжете
оказался божественный муж: это он обнимал женщину, разжигающую его страсть, а
потом отвратил кровью, откусив свой язык; в греч. женщина обнимала монаха.
И329
СТЫДА ИСПОЛНИЛ: СТ()\(ДА НСПОЛН" на месте <X113tac; ЕVЕ1tЛ'!1О'Е "отвращения исполнил".
Ср. аiБro~ "стыд". В пер. реакция женщины перенесена в план христианской
морали. В Лет активизировано значение корня: вЕСААСТН'" НАПАЬНЫ ЛМ2090б. р,
УНИЧТОЖИЛ: E~EKO'JIEV, в пер. O\(C'kKHO\( аор. - по букв. значению основы: EK-КО1t'tЮ
букв. "отрубать", далее вообще "уничтожать".
ВЫТЕКЛИ ВНУТРЕННОСТИ - так в пер. на месте а1tчу~а'tо Б481 10 "был задушен". В
Лет ()\(ДАВЛЕНЬ высть ЛМ209.
.у РИМЛЯН: ProlJ.a{rov - в слав. пер. ромеи римского периода все равно греки: РЮ!iаt(Оv
~ rpbK(),"OЬ. См. И362 и др.
КОНСТАНЦИЙ. Констанций Хлор и Галерий сменили Диоклетиана в воет. части империи,
Север и Максимин Даза были назначены цезарями в западной (Бu'lCeрмак, 297].
ПРИТЧА: ПР"1"'ЪЧА на месте 1tpoot~ta мн. "начало". Ср. 1tapOt~(a "притча". Вполне
возможна вариативность в греч. кодексах.
ОСЛЕПЛЕН БЫЛ: OCA-kпл'kН.... вь.Jc на месте ЕКtUq>лоutаt наст. пасс., ЗД. скорее мед. значение
"ослеп".
ГУБИТЕЛЬСТВО: го\(в"ТЕЛЬСТ8"t€."ь. в соот. с ЛОt~ос; "чума". То же на ИЗЗО 10.
ИСТИННО НАЗЫВАЕМЫЙ: "СТННЬНО "."EHO\(tE.".... в СООТ с q>ep(OwJ!(OC; "переносно называемый".
В Лет по" AW"."EMO ЛМ2110б'2~'

Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 03.10 2014

Ну что же это Вы так подставляетесь? Сами же, помнится, любите разного рода примечания, а тут не только выложили сомнительный отрывок, но даже и не снабдили его надлежащими пояснениями! 

Ну вот например - 

 

 

Глава 39
А после Проба и Флориана царствовали Кар (282-283), и Карин, и
[Ну]мериан, 2 года. Этот Кар в третий раз пленил Персиду и Ктесифон

до Кара это было /199r при царствовавшихпрежде в Риме Траяне, [Вере]
и Севере. После того, как Кар умер от красной немочи, а Карин ослеплен
был, Карина убил некий Anp римлянин,и воцарился Нумериан. 

 

 

На самом деле в оригинале правление данных императоров разбито на несколько, пусть и самых мелких, но отдельных глав третьей книги - 169-я, 170-я и 171-я. 

 

 

Этот Кар в третий раз пленил Персиду и Ктесифон

до Кара это было /199r при царствовавшихпрежде в Риме Траяне, [Вере]
и Севере. 

 

Это как? Траян, Вер и Север уже трижды брали Ктесифон - и все это для того, чтобы его в 3-й же раз взял и Кар???

Ответ прост - в оригинале читаем - 

Этот Кар взял в Персиде город Ктесифонт, уже прежде четырежды взятый Траяном, Вером, Севером и Каром. (τούτων δη τέταρτον λωθέντων π Τραϊανο (κα) π Οήρου, Σευήρου κα Κάρου.)

 

Далее - 

После того, как Кар умер от красной немочи, а Карин ослеплен
был
, Карина убил некий Anp римлянин,и воцарился Нумериан.

Кар умер просто "от чумы, заразы" (π λοιμικς), тогда как Карин не был ослеплен и убит Апром, а страдавшего болезнью глаз Нумериана убил Апр...

 

А после Кара, и Карина, и Б477 Нумериана царствовали <одновременно>
Диоклетиан и Максимиан Гер?Сулий, зять его, 22 года (285-305).

Поскольку Диоклетиан был "сыном Сатаны", то 

неспособный управлять делами, он назначает императором Максимиана....

 

Один убит был в боярском собрании, а у другого вытекли
внутренности.

Ну здесь у Амартола конечно и без Ваших цитирований ошибочное изложение - 

Итак, когда один был охвачен страшной болезнью, он скончался от опухолей членов. Другой же сам удавился в петле. Диоклетиана после этого, говорят, отправившегося в Далмацию, поразило посланное богом безумие и раздувшееся его тело было мучимо во многих частях: его же святотатствовавший язык, сгнив в его глотке, источал множество червей, и таким образом этот муж умер жалким образом. Геркулий же Максимиан окончил жизнь в Тарсе Киликийском. (III, 176)

 

И <Констанций> <и> Константин, сын его, Галлией и Британией владели.
Север же и Максентий - Римом, а Максимин - Востоком (308-311)
.

Не совсем так - 

Константин и Север удерживали Галлию и Бриттанию, Максенций же и МаксиминРим, Максимиан же ГалерийВосток... (III, 176)

 

:pardon: 

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 03.10 2014

Ну что же это Вы так подставляетесь? Сами же, помнится, любите разного рода примечания, а тут не только выложили сомнительный отрывок, но даже и не снабдили его надлежащими пояснениями! 

Ну вот например - 

 

На самом деле в оригинале правление данных императоров разбито на несколько, пусть и самых мелких, но отдельных глав третьей книги - 169-я, 170-я и 171-я. 

 

Это как? Траян, Вер и Север уже трижды брали Ктесифон - и все это для того, чтобы его в 3-й же раз взял и Кар???

Ответ прост - в оригинале читаем - 

Этот Кар взял в Персиде город Ктесифонт, уже прежде четырежды взятый Траяном, Вером, Севером и Каром. (τούτων δη τέταρτον λωθέντων π Τραϊανο (κα) π Οήρου, Σευήρου κα Κάρου.)

 

Далее - 

Кар умер просто "от чумы, заразы" (π λοιμικς), тогда как Карин не был ослеплен и убит Апром, а страдавшего болезнью глаз Нумериана убил Апр...

 

Поскольку Диоклетиан был "сыном Сатаны", то 

неспособный управлять делами, он назначает императором Максимиана....

 

Ну здесь у Амартола конечно и без Ваших цитирований ошибочное изложение - 

Итак, когда один был охвачен страшной болезнью, он скончался от опухолей членов. Другой же сам удавился в петле. Диоклетиана после этого, говорят, отправившегося в Далмацию, поразило посланное богом безумие и раздувшееся его тело было мучимо во многих частях: его же святотатствовавший язык, сгнив в его глотке, источал множество червей, и таким образом этот муж умер жалким образом. Геркулий же Максимиан окончил жизнь в Тарсе Киликийском. (III, 176)

 

Не совсем так - 

Константин и Север удерживали Галлию и Бриттанию, Максенций же и МаксиминРим, Максимиан же ГалерийВосток... (III, 176)

 

:pardon: 

Это - перевод с церковнославянского текста Троицкого списка. Все претензии - к славянам переписчикам. Вашим предкам... Текст же взят отсюда:

 

КНИГЫ КрЕМЕИЬИЫIa И WSр"ЗИЫIa ГЕWрГИIa МИИХ"

Вера Матвеенко, Людмила Щеголева
ВРЕМЕННИК
ГЕОРГИЯ МОНАХА
(ХРОНИКА ГЕОРГИЯ АМАРтаЛА)
Русский текст,
комментарий, указатели
Москва
Издательство «Богородский печатник»
2000

Ответить