←  Советская Россия

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Судьба Pомановых

Фотография ddd ddd 26.08 2017

Принцесса на мотоцикле:
как последней из Романовых удалось выжить в СССР

Артем Кречетников
Русская служба Би-би-си, Москва

_97076485_tass_22202473.jpg

Мао Цзедун, при всем его радикализме, не только сохранил жизнь последнему китайскому императору Пу И, но и сделал его членом Политического консультативного комитета КНР - органа декоративного, но это как если бы Николай II при Сталине был депутатом Верховного Совета.

Большевики истребляли Романовых так же последовательно и беспощадно, как нацисты евреев. Ни один царский родственник, даже дальний, из их рук живым не вышел, хотя большинство из них были совершенно аполитичными людьми.

Кое-кому удалось спастись. В Объединение членов дома Романовых на сегодня входят 38 человек в 11 странах.

 

Надо отрубить головы по меньшей мере сотне Романовых, чтобы отучить их преемников от преступлений

Владимир Ленин, вождь большевиков


Согласно указу Александра III от 24 января 1885 года "Об Императорской Фамилии" никто из них права не великокняжеский титул не имеет, и называть их следует князьями императорской крови либо просто князьями Романовыми.

Но одна представительница династии прожила жизнь в СССР. Как выразился однажды по иному поводу Александр Солженицын, это "было подобно явлению против физических законов".

Разумеется, чудо стало возможным лишь потому, что об ее происхождении не знали. При этом она отнюдь не пряталась, а являлась довольно-таки известным человеком, можно даже сказать, знаменитостью.

Чтобы понять, кем была эта женщина, и почему ей выпала невероятная судьба, надо отправиться в далекий 1874 год.

Скандал в августейшем семействе

В России правил Царь-Освободитель Александр II.

Душой либеральных реформ считался его брат, великий князь Константин Николаевич, а оплотом "ретроградов" - государыня Мария Александровна. Говорили о "партии императрицы" и "партии Константина", или, по месту проживания последнего, "партии Мраморного дворца".

После покушения Каракозова влияние Константина упало. Тщетно напоминал он венценосному брату его собственные слова: "Ни слабости, ни реакции". Александр был вне себя: я дал свободу, а в меня пулями? При отце пикнуть не смели!

Вторым человеком в государстве стал шеф жандармов Петр Шувалов, хитрый царедворец и убежденный консерватор, которого льстецы величали Петром IV.

Еще один ключевой персонаж: 24-летний первенец Константина, нареченный в честь деда Николаем. Двухметровый красавец, светский шалопай, искатель приключений, кумир "золотой молодежи", любимец старших Романовых, которого в семье звали Николой, а в гвардии - "украшением правого фланга".
Marele_Duce_Nicolae_al_Rusiei.jpg
Участвуя в среднеазиатском походе, он хотел ночью забраться со своим адъютантом по веревочной лестнице в гарем хана Хивинского - генералы с трудом остановили.
И тут в Петербурге объявилась Фанни Лир (настоящее имя Харетт Блэкфорд) - танцовщица, если же называть вещи своими именами, кокотка высокого полета из Нью-Орлеана.

Америку она находила для себя слишком пуританской и подвизалась в Старом Свете. Насмотревшись в Ницце на русских вельмож, заключила, что в далекой северной империи водятся деньги, и отправилась на берега Невы.
 

Государь рассказал мне, как все было. Николай Константинович после разных грязных проделок в продолжение нескольких лет дошел до того, что ободрал оклад с образа у постели своей матери

Дмитрий Милютин, военный министр России

 
С Николой Фанни познакомилась на маскараде. Вскоре он хвастался перед приятелями распиской: "Клянусь никогда ни с кем не говорить и не видеться без дозволения моего августейшего повелителя. Объявляю себя душой и телом рабою русского великого князя".
Должно быть, она хохотала в душе, подписывая диковинную бумагу, поскольку покорным рабом сделался сам Николай. Вскоре события пошли по известному сценарию: слезы, расспросы, признание в крупном карточном проигрыше, угроза лечь в постель с богатым стариком, если любимый ее не выручит.

Потерявший голову молодой человек потребовал у родных денег, а получив отказ, выковырял бриллианты из оклада родительской венчальной иконы.

Как водится, заподозрили слуг, но через три дня полиция обнаружила камни в ломбарде. Заложил их адъютант Верновский, напарник Николы по несостоявшейся вылазке в гарем.
Потрясенный отец разговаривал с сыном три часа. "Никакого раскаяния, ожесточение, фанфаронство, и ни одной слезы", - записал он в своем дневнике.

Глава столичной полиции Федор Трепов (тот самый, в кого через четыре года выстрелит Вера Засулич), прямолинейный верноподданный служака, постарался замять случившееся. Но Шувалов позаботился, чтобы позорный поступок молодого повесы сделался всеобщим достоянием.
 

Государь, конечно же, понял, кто стоял за кулисами истории. Николу заманили в ловушку, чтобы покончить с его отцом

Эдвард Радзинский, историк

Специалист по истории русского терроризма и дореволюционных спецслужб Анджей Иконников-Галицкий полагает, что красотка с самого начала находилась под контролем жандармов и сознательно или втемную использовалась в интриге против великого князя Константина.

Недруги Романова-либерала уже потирали руки, приговаривая, что "человек, воспитавший вора, не может давать советы государю".

В конечном итоге Константин сохранил влияние. Шувалов уехал послом в Лондон, Фанни Лир выдворили из России.

Неугомонный изгнанник

Николу объявили душевнобольным и отправили подальше с глаз сначала в Умань, затем в Оренбург, где он отколол новую выходку - венчался "неравнородным" браком с дочерью местного полицмейстера Надеждой Дрейер.

Сослали еще дальше - в Ташкент, лишили титула великого князя и звания полковника. Но денежки - 200 тысяч рублей в год - переводили исправно.

Под именем князя Искандера он жил в особняке, где сейчас находится дом приемов МИД Узбекистана. Заказывал в Париже фраки, купил хлопкоочистительный завод, построил первый в Ташкенте кинотеатр. Занимался рытьем каналов и археологией - нашел древнее оружие и золотые украшения. До старости крутил романы, при живой жене появлялся на людях с 15-летней дочерью казачьего урядника.

От Надежды Дрейер у Николая Константиновича был сын Александр, принятый в Пажеский корпус. В свое время он женился, и в 1916 году в ташкентском особняке родилась его дочь Наталья.

Принцесса на мотоцикле
Princessnatalyaandprincekirill.jpg

Это было страшно и прекрасно, грохот мотоцикла, лицо ее бледнело, глаза расширялись, и длинные рыжеватые локоны развевались, оставляя золотой след. Она была богиня и амазонка. Все ребята с Арбата и из переулков знали ее красный с никелем "Индиан-Скаут"...

Юрий Нагибин, писатель

Николай Константинович успел послать приветственную телеграмму Временному правительству, а 4 января 1918 года умер - еще не старым, но, в свете дальнейших событий, вовремя.

Александр воевал у белых, эмигрировал, вывезти семью не сумел.

Его жена уехала в Москву, где ее никто не знал, и вышла замуж за некоего Николая Андросова, который дал свою фамилию ей и падчерице.

Бешеная кровь деда, которого та не помнила, сказалась на выборе профессии. Наталья Андросова стала мотогонщицей по вертикальной стене. Прервала спортивно-артистическую карьеру только на время войны, когда работала водителем полуторки.
В годы "оттепели", когда ей уже перевалило за 40, она продолжала блистать в Парке Горького. Там стояла огромная деревянная бочка, и Наталья Андросова каждый день совершала по 15-20 заездов - удерживаемая центробежной силой, взбиралась по спирали наверх и снова спускалась на землю.

Она жила в полуподвале на Старом Арбате, и звалась в кругах московской богемы королевой Арбата. Состарившийся, но не потерявший шарма Вертинский целовал ей руку, молодые Галич, Вознесенский, Евтушенко и Межиров посвящали стихи, сосед по дому Юрий Казаков сделал прототипом главной героини одного из рассказов.
 

Завораживая, манежа, свищет женщина по манежу! Краги красные, словно клешни, губы крашеные грешны. Мчит торпедой горизонтальною, хризантему заткнув за талию!

Андрей Вознесенский, поэт

Наталья Александровна, для пущей конспирации звавшаяся по отчиму Натальей Николаевной, была замужем за режиссером "Мосфильма" Николаем Досталем. Два ее пасынка стали известными кинодеятелями. А своих детей не имела. Возможно, сказалась профессия: ей случалось падать и получать серьезные травмы.

Встретившийся с ней в конце 1980-х годов историк и писатель Эдвард Радзинский уверял, что сразу узнал знакомые по портретам фамильные голубые глаза прапрадеда Николая I.
17 июля 1998 года 82-летняя женщина присутствовала на погребении царственных родственников в Петропавловском соборе Петербурга. А ровно через год умерла, по словам любящего символичность Радзинского, "будто отказавшись уйти из века, где была похоронена их династия".

Ответить

Фотография ddd ddd 26.08 2017

Последняя великая княгиня: любовь, опасности, сокровища
Артем Кречетников
Русская служба Би-би-си, Москва

 

_97495310_gettyimages-53344570.jpg 
Великая княгиня Ольга Александровна, как и другие женщины рода Романовых, во время мировой войны работала сестрой милосердия

Растянувшийся на год 100-летний юбилей Великой русской революции (или Великой русской катастрофы, кому как угодно) вызывает повышенный интерес к свергнутой ею династии.
Мой предыдущий блог был о "принцессе на мотоцикле" Наталье Романовой-Андросовой. А этот - о ее троюродной тете.

Недавно исполнилось 135 лет со дня ее рождения. Информационный повод так себе, да не в нем дело.[/size]Ольга Александровна Романова, младшая сестра Николая II, последняя великая княгиня в соответствии с законом "Об императорской фамилии" 1885 года, единственное порфирородное дитя Александра III (то есть появившееся на свет, когда отец был уже императором, а не наследником). Плюс одаренная художница.

Наталье Романовой-Андросовой выпала удивительная судьба, но по драматизму и количеству событий ее жизнь с жизнью Ольги Александровны, как говорится, рядом не стояла. Ну, жила в СССР, скрывая происхождение,занималась акробатикой на мотоцикле, пленяла воображение романтичных молодых поэтов. А по биографии Ольги Александровны можно написать авантюрный роман.

Причем бывают люди, мечтающие о жизни необыкновенной и притягивающие приключения. Ольга Александровна Романова всегда мечтала только о тихом семейном счастье. Приключения находили ее сами.

Дела семейные

Мать Николая II Мария Федоровна и его супруга Александра Федоровна по характерам являлись антиподами.
Александра - сухая, замкнутая, неприятная, решительно неспособная, по выражению Дейла Карнеги, приобретать друзей и оказывать влияние на людей. Зато идеальная мать и жена.

_97495313_gettyimages-2600954.jpg
Александр III и Мария Федоровна

Мария - само обаяние, всеобщая любимица. И в людях разбиралась, и в политике ее советы, в отличие от советов Александры Федоровны, были в основном здравыми. Но по отношению к самым близким нередко демонстрировала эгоизм.

Рано овдовев, вела себя так, будто мир перед ней за это в большом долгу. Не мирилась с новым положением, требовала от сына каких-то особенных почестей, часто в ущерб статусу невестки.

Например, настояла на том, чтобы остаться шефом кавалергардского полка, хотя это отличие полагалось царствующей императрице.

Николаю трения между матерью и женой причиняли душевные страдания.

Что касается дочерей, Ксении и Ольги, Мария Федоровна умом понимала необходимость их замужества, а сердцем, похоже, хотела, чтобы они подольше оставались рядом, скрашивая вдовью долю.

Когда к Ксении посватался великий князь Александр Михайлович, мать устроила форменную истерику, хотя по существу возразить ей было нечего.

Ольгу отдала за герцога Петра Ольденбургского, отличавшегося нетрадиционной сексуальной ориентацией.
В очень узком кругу высшего света Петербурга это вряд ли могло быть тайной. В целом благожелательно относящаяся к Марии Федоровне историк Елена Хорватова полагает, что она нарочно устроила брак дочери так, чтобы та меньше времени проводила с мужем и больше с ней.

_97498022_olgakulikovsky.jpg 
 ФОТО НЕИЗВЕСТНОГО АВТОРА

Ольга Александровна со вторым мужем и сыновьями (1922 год)


Ольга развлекала матушку, увлекалась рисованием. Подружилась с доживавшей век в одиночестве светлейшей княгиней Юрьевской, той самой Катенькой Долгорукой, венчаной, но не коронованной супругой ее деда Александра II. Больше делать ей было нечего.

Счастье она нашла в лице ротмистра лейб-гвардии Кирасирского полка Николая Куликовского. Развелась с герцогом и вышла замуж за любимого человека.

Мужчинам рода Романовых уже доводилось делать подобные вещи, но среди женщин Ольга Александровна первой нашла в себе волю и характер, чтобы переступить через условности.

Поскольку "неравнородный" брак автоматически влек утрату великокняжеского титула, особо въедливые историки считают, что звать Ольгу Александровну великой княгиней неправильно.

Другие призывают не придираться, напоминая, что император мог возвратить титул именным указом, как в отношении брата Михаила, дяди Павла и кузена Кирилла, и, несомненно, сделал бы это и для любимой сестры к Пасхе или ее следующему дню рождения. Просто не успел, поскольку свадьба состоялась в ноябре 1916 года.

Вихри враждебные

Напряженные отношения с невесткой спасли Марии Федоровне жизнь. Когда Николай II уехал в могилевскую ставку, и хозяйкой в Петрограде оказалась Александра Федоровна, свекровь присутствовать при этом не пожелала и проводила время в Киеве и Ливадии.

В Крым к ней приехали Ксения с Александром Михайловичем и шестью детьми и Ольга с Куликовским. В августе 1917 года у них родился сын.
 

Нас, Романовых, спасает от нашего народа наш злейший враг, кайзер! Что может быть унизительнее этого?!

великая княгиня Ольга Александровна, из воспоминаний
 

 
После октябрьского переворота два большевика, один из которых представлял севастопольский, а другой ялтинской совет, в присутствии Романовых пререкались, шлепнуть контру немедленно или ждать указаний товарища Ленина.
Ялтинец кричал, что не для того делал революцию, чтобы тянуться хотя бы и перед Лениным. Севастополец предлагал ему заткнуться, потому что делал революцию, когда ялтинец еще сидел в тюрьме за кражу.

Увлекательную дискуссию прервали немецкие войска, появившиеся в Крыму по Брестскому договору. Причем Мария Федоровна отказалась выйти и поздороваться со спасителями, считая Россию по-прежнему в состоянии войны с Германией.

Осенью 1918 года немцев сменили белые.

Как только пропала прямая угроза, Мария Федоровна и Ксения не нашли ничего лучшего, чем начать третировать "неравнородного" Куликовского и младшую дочь и сестру. Довели до того, что те уехали в Ростов к Деникину, надеясь на какую-то помощь. Но главнокомандующий вооруженными силами Юга России передал через адъютанта, что монархия закончилась. Свергнутая династия была непопулярна и среди белых.

_97495317_gettyimages-52697477.jpg
Генерал Антон Деникин

Ольга Александровна встретила знакомого казака, прежде служившего в императорском конвое. Тот предложил пожить у него в станице.

Чтобы не быть нахлебниками, супруги делали деревенскую работу. Блестящий гвардеец рубил дрова, великая княгиня ходила босиком и полола грядки. Там, не в царских условиях, она родила второго мальчика.

Горький хлеб

Осенью 1920 года все ливадийское общество воссоединилось в Копенгагене, где Марию Федоровну приютил племянник, король Христиан X.

Пожилая дама несколько утратила чувство реальности и держалась как императрица всероссийская и почетная гостья, не желая понимать, что Дания, во-первых, страна небольшая и небогатая, а во-вторых, конституционная, где монарху приходится отчитываться за каждую крону.

Содержание русских изгнанников, плюс фрейлин, слуг и казаков, которых Мария Федоровна вывезла из Крыма и категорически не желала распустить на вольные хлеба - как же ей совсем без двора! - ложилась на королевский бюджет ощутимым бременем.

Христиан выражал недовольство на грани приличий. Мог, например, прислать вечером лакея с напоминанием выключить свет.

_97495315_gettyimages-568924853.jpg
Христиан X приютил изгнанную родню, но чем дальше, тем больше ею тяготился

Тут на сцене появляется сундук с сокровищами, ибо куда же без него в приключенческой повести.
Мария Федоровна вывезла из России свою долю сказочных фамильных драгоценностей Романовых. Зимой 1918 года Ольга прятала их от "революционных реквизиций" в горных расщелинах, разложив по жестяным банкам.

Дочери говорили матери, что камни надо хотя бы частично продать, чтобы не жить из милости. Та и слышать не желала: в этой шкатулке вся моя жизнь, вот умру, тогда делайте, что хотите! На ночь прятала ларец под кровать.

В 1928 году Мария Федоровна скончалась в возрасте 82 лет, так и не поверив, что ее сын с детьми действительно погибли в Екатеринбурге.

Не успели похоронить покойную, как явился бывший министр финансов России Петр Барк, работавший в Лондоне директором коммерческого банка.
 

Мама словно предвидела, сколько неприятностей будет связано с этой шкатулкой

великая княгиня Ольга Александровна, из воспоминаний
 

Уединившись с Ксенией, он уговорил ее на сделку: коллекция целиком отправляется в Британию, сестры получают аванс в 100 тысяч фунтов (60 Ксении и 40 Ольге), затем британское правительство не спеша распродает драгоценности на международных аукционах и выплачивает владелицам остальную сумму за вычетом комиссионных.

Ольга узнала об этом задним числом. На замечание, что не худо было бы посоветоваться и с ней, сестра ответила, что она - старшая, а Ольга неправильно вышла замуж.

По прибытии в Лондон эксперты известной фирмы "Хенкель и сыновья" определили минимальную цену камней в полмиллиона фунтов.

Через год грохнула Великая депрессия. Барк заявил, что ювелирный рынок рухнул, продать драгоценности невозможно, и никаких денег сверх уже полученных 100 тысяч сестры не увидят - по кризисным временам и это много.

Ксении Александровне и ее детям британцы предоставили в бесплатное пользование коттедж в Виндзорском парке. При этом ее мужу жить там запретили на том основании, что он еще до Первой мировой войны недостойно себя вел - изменял супруге.

Сложно понять, кто их просил следить за чужой нравственностью, тем более, что собственная жена его давно простила, ездила к нему во французскую Ментону и, в конце концов, завещала похоронить себя рядом с ним.

Счастливая пора

Ольга Александровна и Куликовский оказались вообще никому не нужны. Христиан X, обиженный тем, что из ларца ему ничего не досталось, дал понять, что русских родственников больше не знает.

40 тысяч фунтов были деньги не царские, но и не такие маленькие. Их хватило на покупку молочной фермы.
 

Мы почувствовали себя словно в раю и хотели прожить в мире и покое всю оставшуюся жизнь

Великая княгиня Ольга Александровна, из воспоминаний
 

1930-е годы оказались лучшими в жизни Ольги Александровны. Буколический быт, относительный достаток, любимый муж, подрастающие сыновья.

На ферму нанимали только русских эмигрантов, давая им заработать, и жили как дружная семья.

Снова появились время и охота рисовать. Картины продавались, конечно, не по ценам Пикассо, но приносили кое-какой дополнительный доход.

Вспоминается булгаковская фраза: "Он (в данном случае она) заслужил покой". Так лих же нет! В апреле 1940 года в Данию вступил вермахт.

Новая напасть

Поскольку датчан в Берлине считали родственным нордическим народом, а датская армия не оказала сопротивления, режим был самым мягким во всей оккупированной Европе. Фактически он свелся к запрету местной компартии и использованию датских аэродромов для воздушной войны с Британией.

Один из таких аэродромов находился недалеко от русской фермы. Среди летчиков имелось много аристократов с приставкой "фон". Прознав, что по соседству живет дальняя родственница их бывшего кайзера, они зачастили с визитами.

Указывать гостям на дверь было неудобно, и отчего не пообщаться с приятными, воспитанными людьми, которые не являлись активистами НСДАП или эсэсовцами?

Имелось еще одно соображение. Сыновья Куликовских, Тихон и Гурий, успели стать датскими офицерами, и, хотя боевых действий не было, оказались в лагере для военнопленных. Мать опасалась им навредить.

Однако соседи-датчане знали одно: эти водятся с немцами!

В мае 1945 года на ферму постучали какие-то пропыленные и голодные русские. Масса людей разных национальностей и судеб в те дни двигалась кто куда по разбитой Европе.

Для Ольги Александровны и ее мужа имело значение одно: это соотечественники, и им плохо.

Накормили, оставили переночевать. А спустя некоторое время советские власти, у которых, видать, везде имелись глаза и уши, заявили, что то были власовцы, и потребовали от Дании выдать "коллаборационистов", связанных с "военными преступниками".
 

Я уверена, что ни о какой реставрации монархии не может быть и речи, даже если коммунизм потерпит крах в России

Великая княгиня Ольга Александровна, из воспоминаний
 

Датчане провели свою проверку и признаков коллаборационизма в действиях супругов не нашли. Но это ничего не значило: Вторая мировая война только что закончилась, "холодная" еще не началась, общественность западных стран источала симпатию к "дядюшке Джо", правительства гнулись перед Москвой.

Легко представить, какой судебный спектакль поставил бы Великий Режиссер, поднаторевший на Больших процессах 1937-38 годов, как освещали бы его советские газеты: "Сестра Николая Кровавого в её закономерном падении...".
Пришлось далеко на седьмом десятке лет все бросить и снова бежать, на этот раз в Канаду.

Осели в небольшой квартирке в пригороде Торонто. Жили бедно и тихо. Помогали сыновья, тоже эмигрировавшие в Канаду: старший работал в управлении дорог провинции Онтарио, младший преподавал славистику.

В 1958 году не стало Николая Куликовского. Ольга Александровна пережила его на два года.

Ее правнук Пол Эдвард Куликовский является почетным членом Объединения членов рода Романовых.

Незадолго до смерти последнюю великую княгиню разыскал канадский журналист с православными греческими корнями Йен Воррес и записал воспоминания.
От Ворреса соседи узнали, что в их доме живет родная сестра русского царя - и были очень удивлены.

Ответить