←  Выдающиеся личности

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Павлуновский Иван Петрович, чекист и участ...

Фотография alexeybo alexeybo 11.08 2017

            Павлуновский Иван Петрович родился 4 (16) августа 1888 года в деревне Ржавка Курской губернии в семье служащего. После переезда семьи жил в Курске. Программу обучения в гимназии сдал экстерном. Трудовую деятельность начал писцом Курской казенной палаты. В Курске начал революционную деятельность, распространяя листовки и ведя пропаганду, включая пропаганду среди солдат воинских частей. В 1905 году вступил в РСДРП(б).

            Принимал участие в революционных событиях в Курске во время революции 1905-1907 г.г., входя в состав военной организации Курского комитета РСДРП. В 1907 году был арестован и приговорен к административной высылке в Вологодскую губернию. По условно-досрочному освобождению в 1911 году переехал на жительство в Петербург. Работал письмоводителем (курьером) у адвоката, одновременно продолжая нелегальную партийную работу. В качестве вольнослушателя обучался на юридическом факультете Петербургского университета. В 1913-1914 г.г. был секретарем больничной кассы Путиловского завода.

            В 1914 году был призван в армию. По окончании Петергофской школы прапорщиков в 1917 году присвоено офицерское звание. Продолжал службу в частях Петергофского гарнизона, где вел большевистскую агитацию. С марта 1917 года являлся Председателем Петергофского Совета солдатских депутатов и членом Президиума Царскосельского Совета солдатских депутатов.

            В августе-сентябре 1917 года во главе красногвардейского отряда принимал участие в противодействии выступлению генерала Корнилова Л.Г. В октябре 1917 года Павлуновский И.П. входит в состав Петроградского Военно-Революционного комитета, органа Петроградского Совета осуществлявшего организацию и военно-техническую подготовку вооруженного выступления против Временного правительства. 29 октября (11 ноября) 1917 года Павлуновский И.П. руководил подавлением выступления юнкеров Владимирского училища в Петрограде. Сопротивление юнкеров продолжалось более 6 часов, и было подавлено с применением артиллерии. После подавления выступления юнкеров Павлуновский И.П. во главе отряда красногвардейцев выдвигается в район Гатчины, где в это время завершается подавление выступления Краснова – Керенского.

            В середине ноября 1917 года в Могилеве Павлуновский И.П. принимал участие в ликвидации Ставки Верховного главнокомандующего генерала Духонина Н.Н. в составе сил назначенного Советской властью Главковерхом Крыленко Н.В.

 

            Во второй декаде ноября 1917 года Павлуновский И.П. в качестве комиссара матросского отряда под командованием Ховрина Н.А. был направлен в район Харькова. В ходе движения к месту назначения (в Курске) были получены сведения о движении к Белгороду отряда «ударников» в количестве около 3000 человек во главе с подполковником Манакиным В.К. Отряд Ховрина упредив «ударников» 23 ноября прибыл в Белгород. 25 ноября 1917 года в районе станции Томаровка (ныне пгт в Яковлевском районе Белгородской области, 25 км до Белгорода) произошел бой моряков с «ударниками», в результате которого отряд моряков был вынужден отойти в сторону Белгорода. После этого боя отряд «ударников» стал обходить Белгород севернее, т.к. получил сведения о больших силах красных в Белгороде. После прибытия подкреплений (отряд черноморских моряков под командованием Мокроусова А.В.), сводный отряд моряков во главе с Павлуновским И.П. с 30 ноября 1917 года около десяти дней вел упорные бои с «ударниками» в районе станции Сажное (25 км севернее Белгорода). В результате ряда боев (Крапивное, Ольховка, Драгунка, Белое) отряд «ударников» был разгромлен.

            После боев под Белгородом Павлуновский И.П. в декабре 1917 – январе 1918 года командует отрядом, действующим на территории Украины и Белоруссии, в т.ч. в ходе подавления выступления корпуса польских легионеров под командованием генерал-лейтенанта Довбор-Мусницкого И.Р.    

 

            С марта 1918 года Павлуновский И.П. служит в органах ЧК. В первой половине марте 1918 года он обеспечивал переезд Советского правительства в Москву.

            В августе 1918 года Павлуновский И.П. назначается председателем ЧК 5 армии Восточного фронта, действовавшей на Казанском направлении против Чехословацкого корпуса и воинских частей КОМУЧ. По существовавшей в то время структуре, ЧК 5 армии подчинялось ЧК Восточного фронта. В сентябре 1918 года Павлуновский И.П. руководил ЧК в Казани, после ее освобождения Красной армией. В январе – марте 1919 года (в период нахождения города под контролем частей Красной армии) был председателем ЧК в Уфе.

            На армейские ЧК возлагались задачи по борьбе с контрреволюцией, а задачи борьбы с вражеским шпионажем выполнялись органами Военного контроля. Такое разделение функций было терпимо в условиях немецкой агрессии, но становилось причиной низкой эффективности в условиях гражданской войны, когда военный шпионаж был неразрывно связан с контрреволюционной деятельностью. В декабре 1918 года прикомандированный к ВЧК Кингисепп В.Э. выдвинул идею слиянию двух органов в армии ЧК и Военного контроля. Она была одобрена Дзержинским Ф.Э., а 19 декабря 1918 года этот вопрос обсуждался на Бюро ЦК РКП(б) с участием В. И. Ленина. Бюро приняло решение согласиться с предложением об объединении органов ЧК и Военного контроля Красной Армии в новый руководящий орган советской военной контрразведки — Особый отдел ВЧК при СНК РСФСР. 6 февраля 1919 года ВЦИК принял первое Положение об особых отделах. Первым начальником Особого отдела Республики был назначен Кедров М.С., опытный большевик, имевший опыт работы в военных структурах.

 

            С апреля 1919 года Павлуновский И.П. продолжает свою службу в Москве в должности заместителя начальника Особого отдела ВЧК, а с августа 1919 года – первого заместителя начальника Особого отдела ВЧК. С августа 1919 года должность начальника Особого отдела ВЧК занимал (по совместительству) Дзержинский Ф.Э. В период службы на руководящих должностях Особого отдела ВЧК Павлуновский И.П. участвовал в проведении следствия по делам об антисоветском восстании в форте «Красная горка» и батарее «Серая лошадь» (побережье Финского залива), произошедших 13-16 июня 1919 года. Восставшие перешли на сторону белогвардейских сил, осуществляли обстрел Кронштадта и кораблей Балтийского флота. Восстание было подавлено после обстрелов форта с моря кораблями Балтийского флота и атаки с суши с применением бронепоезда.            

 

            Еще одним из серьезных дел, в которых участвовал Павлуновский И.П., было раскрытие и ликвидация белогвардейского заговора в Полевом штабе Республики в июле 1919 года. По этому делу обвинялись: начальник разведывательного отделения Полевого штаба Кузнецов Б.И.; Исаев Е.И. — для поручений при Главкоме; Малышев А.К. — для поручений при начальнике Полевого штаба; Григорьев Ю.И. – преподаватель Академии Генерального штаба; а также бывший начальник штаба Западного фронта (до 28 мая 1919 г.) Доможиров Н.Н. Все они в прошлом были офицерами царской армии (все капитаны). Кроме того, под подозрение попал и находился под арестом три месяца бывший Главком Вацетис И.И.

            В своем докладе на имя Ленина В.И. заместитель начальника Особого отдела ВЧК Павлуновский И.П. указывал:

            «Арестованная в ночь с 8 на 9 июля с.г. группа лиц Полевого штаба в составе: для поручений при Главкоме Исаев, начальника разведывательного отделения Кузнецова, для поручений при начальнике штаба Малышева и преподавателя Академии Генерального штаба Григорьева, по данным следствия, ставила перед собой следующие задачи:

            а) Установление связи со штабами Деникина и Колчака.

            б) Свержение Советской власти путем внутреннего переворота.

            в) Захват аппарата управления армией в свои руки под видом воссоздания Генштаба…

            Следствием установлено, что белогвардейская группа Полевого штаба находилась в первоначальной стадии своей организации, т.е. она только что создавалась, намечала свои задачи и планы и приступила лишь к частичной их реализации, причем была еще настолько невлиятельна, что ее нахождение в Полевом штабе не отражалось на ходе операций на фронтах.

            Таковое положение могло продолжаться лишь до момента установления связи со штабами Колчака и Деникина.

            Очевидно, что установлением этой связи, которая, по словам Григорьева, имелась бы «недели через две», роль организации существенно изменилась бы и нахождение ее в Полевом штабе уже, безусловно, отражалось бы на развитии операций на фронтах; возможность этого влияния предупредил арест белогвардейской организации 9 июля сего года».

            Обвинения с Вацетиса И.И. были сняты, 13 октября 1919 года он был освобожден из-под ареста и через некоторое время он продолжил службу в РККА. С остальными участниками заговора, учитывая обстоятельства и последствия их действий, поступили очень лояльно. Дзержинским Ф.Э. и Павлуновским И.П. было подготовлено предложение о применении к фигурантам этого дела амнистии, объявленной ВЦИК ко второй годовщине Октябрьской революции. Это предложение было принято на заседании Политбюро ЦК РКП(б) 6 ноября 1919 года. 7 ноября 1919 года все обвиняемые в заговоре были амнистированы. Более того, они продолжили свою службу в Красной армии (некоторое время находясь под контролем ВЧК). 

            Правильность принятого решения об амнистии подтверждена была временем. Доможиров Н.Н. служил на различных должностях Рязанских и Курских пехотных курсов, и в 1922 году, находясь на должности инструктора военно-учебных заведений Орловского военного округа, умер от тифа. Исаев Е.И. и Григорьев Ю.И. преподавали в Академии Генерального штаба РККА. Малышев А.К. служил на различных должностях в основном по линии Управления военно-учебных заведений РККА, в 1932 году назначен на должность заместителя начальника штаба Среднеазиатского военного округа, с сентября 1937 года – начальник штаба Среднеазиатского военного округа. В апреле 1938 года выведен в распоряжение, в августе 1938 года был арестован и Военной коллегией Верховного суда СССР 8 февраля 1939 г. по обвинению в участи в военном заговоре приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 19 марта 1939 г. Определением Военной коллегии от 19 марта 1957 г. реабилитирован. Кузнецов Б.И. продолжал службу на преподавательских и штабных должностях, в 1927-1929 г.г. - военный атташе в Турции. Далее на преподавательских должностях в Военной академии им. Фрунзе. В 1940 году присвоено звание генерал-майора, с 1947 года в запасе. Был награжден орденом Ленина и двумя орденами Красного знамени. Умер в 1957 году.

 

            В ходе службы в Особом отделе ВЧК Павлуновский И.П. принимал участие в разоблачении и ликвидации белогвардейских организаций «Национальный центр» и «Добровольческая армия Московского района».

            В начале июля 1919 года на лужском направлении был замечен человек в солдатской шинели, пробиравшийся к линии фронта. В перестрелке он был убит. При убитом были документы, а в мундштуке курительной трубки нашли письмо на имя Родзянко, подписанное «Вик». За всей линией фронта на данном участке установили тщательное наблюдение. 19 июля 1919 года постом красноармейцев в районе Белоострова были задержаны два человека с документами сотрудников Сестрорецкого разведывательного пункта Красной Армии. При обыске у задержанных были обнаружены шпионские донесения, одно из которых было подписано «Вик». Арестованные дали показания о существовании и деятельности контрреволюционной шпионской организации «Национальный центр». Дальнейший след вел к фирме «Фосс и Штейнингер», за сотрудниками которой было установлено наблюдение. Одного из хозяев этой фирмы, Штейнингера, арестовали, который и имел псевдоним «Вик».

            Из его показаний следовало: он является руководителем Петроградского отделения «Национального центра». Основная часть организации расположена в Москве. Организация связана с Юденичем и ведет разведывательную деятельность в его интересах через имеющуюся агентурную сеть в военных учреждениях и штабах. Помимо шпионской деятельности в организации большое внимание уделялось формированию боевых отрядов.

            Однако информации об организации было мало, поэтому сбор ее продолжился. В засаду, оставленную на квартире Штейнингера, попался бывший генерал Махов М.М., в организации считавшийся представителем Юденича.

            Летом 1919 года Особым отделом ВЧК было установлено наблюдение за вызвавшим подозрение директором школы Алферовым. Вскоре при попытке нелегально перейти линию фронта полевым патрулем был задержан человек. У него была обнаружена шифровка, содержащая совершенно секретные данные о частях и соединениях РККА, их вооружении, политическом состоянии тыла армии и т. д. Уровень данных  свидетельствовал о доступе шпионов к сверхсекретным документам. 27 июня 1919 года милицией села Вахрушево Слободского уезда Вятской губернии был задержан подозрительный неизвестный с двумя револьверами и большой суммой денег. В Вятской губернской ЧК, задержанный стал давать показания. Признался в службе в колчаковской разведке и выполнении задания по установлению связи с членами подпольной организации в Москве, которым должен передать деньги. Однако он этих людей не знает, т.к. они сами должны были выйти на него. Чекисты специально облегчили арестованному режим пребывания в тюрьме. Задержанный попытался передать две записки по московским адресам. Одна из них адресовалась директору московской школы Алферову, другая — некоему Щепкину. О последнем навели справки и установили наблюдение. В ходе дальнейших допросов от задержанного были получены дополнительные данные об Алферове и Щепкине, других участниках организации.

            В докладной записке заместителя председателя Особого отдела ВЧК Павлуновского И.П. от 22 августа 1919 года на имя В. И. Ленина говорилось:

            «Несколько дней тому назад нами был арестован посланный Колчаком офицер с миллионом денег для Московской организации. В настоящее время выяснено, что для Московской центральной организации Колчаком направлено 25 миллионов керенскими деньгами... Одновременно с деньгами для Московской организации Колчаком через некоего Василия Васильевича направлены какие-то очень важные документы.

            Центральной организацией, признанной Антантой, является «Национальный центр». Председателем «Национального центра» состоит бывший член Государственной думы Щепкин, его помощником Черносвитов — член Государственной думы. Деньги и документы из Сибири направлялись Колчаком на имя означенных выше лиц. «Национальный центр» Москвы является центральной в общероссийском масштабе организацией, признанной и широко субсидируемой как Колчаком, так и Антантой. Этот центр объединяет кадетов, правых эсеров и меньшевиков.

            В Москве существует центральная военная организация, политически возглавляемая «Национальным центром» и имеющая уже своего главкома для руководства подготовляющимся восстанием. До сих пор мы имели дело (арестовывали) не членов центральных организаций. В настоящий момент мы имеем уже в руках нити центральной организации. Операции будут проведены с приездом тов. Дзержинского.

По прочтении возвратите.

С товарищеским приветом Павлуновский».

            Позднее Особый отдел ВЧК начал завершение операции по ликвидации заговора и аресту наиболее активных его участников. На квартирах арестованных были обнаружены материалы, имевшие большую важность для обороноспособности Республики. В ходе допросов арестованных членов организации было установлено, что всю организацию «Национальный центр» возглавлял бывший член Государственной думы Щепкин. В его квартире, являвшейся своего рода штабом организации, концентрировались все сведения, поступающие от шпионской агентуры, и передавались связникам из деникинской военной разведки. Военной силой «Национального центра» была так называемая «Добровольческая армия Московского района». Состояла она из отдельных групп бывших царских офицеров. Подавляющее большинство членов этой военной организации находились в глубоком подполье и располагались на конспиративных квартирах. Некоторые члены организации состояли на службе в советских, преимущественно в военных, учреждениях. По сигналу из-за линии фронта эти боевые группы должны были быстро совершить контрреволюционный переворот — захватить правительственные учреждения, банки, почту, телеграф, вокзалы и т. п. Открытое вооруженное выступление «Национального центра» и его «добровольческой армии» готовилось на конец сентября 1919 года. К этому времени контрреволюционеры ожидали и подход к Москве с фронта частей Деникина.

 

            В феврале 1920 года Павлуновский И.П. назначается на должность Полномочного представителя ВЧК по Сибири. На новой должности Павлуновскому И.П. предстояло в первую очередь решить задачу организационного строительства централизованной структуры органов ЧК в Сибири. Особенностью данной задачи было то, что Сибирь только недавно была освобождена от белогвардейцев. После освобождения Сибири часть местных большевиков, в том числе членов Сибревкома, придерживалась мнения о необходимости более широких полномочий местным органам, большей автономии их от центральных органов Республики. Кроме того, в освобождении Сибири принимало участие большое количество партизанских отрядов, многие из которых были не во всем солидарны с проводимой из Москвы политикой. Создаваемые в Сибири с осени 1919 года органы ВЧК были объединены под руководством Сибчека подконтрольного Сибревкому (на правах отдела).

            Дзержинский Ф.Э. предпринимал меры по включению структуры Сибчека в общую структуру ВЧК Республики. С целью возглавить Сибчека в Омск в сентябре 1919 года был направлен московский чекист Степной Ф.С. Однако, по решению Сибревкома это назначение было заблокировано, а Степной Ф.С. был назначен на должность председателя Тобольской губчека.                   

            Председатель Сибревкома Смирнов И.Н. 13 декабря 1919 года телеграммой обратился к  секретарю ЦК РКП(б) Крестинскому Н.Н.: «Нужно организовать областную Сибирскую чека, подчинённую Сибревкому. Просим Дзержинского утвердить своим уполномоченным Левитина». Позднее руководство Сибревкома сообщило Дзержинскому свое мнение: «Сибревком считает существование Сибчека необходимым. Председателем Сибчека назначен тов. Левитин, знающий Сибирь и лично известный Сибревкому как работник. Вами прислан товарищ Уралов на пост предгубчека Омской. Сибревком настаивает на утверждении кандидатуры предсибчека Левитина и сохранении Сибчека как организации областной для непосредственной организации, контроля и инструктирования чрезвычкомов Сибири…». Дзержинский Ф.Э. при поддержке ЦК РКП(б) отправил в Омск на должность председателя губчека Уралова С.Г. (занимавшего пост начальника Секретного отдела ВЧК). Тогда Сибревком вышел в ЦК РКП(б) с инициативой о назначении председателем Сибчека бывшего Заместителя председателя ВЧК Петерса Я.Х. Секреталь ЦК РКП(б) Крестинский Н.Н. в начале января 1920 г. послал Ленину В.И. записку: «Владимир Ильич! Сибревком просит в Сибирь для организации чрезвычайной комиссии и борьбы с контрреволюцией Петерса. Дзержинский предлагает послать Павлуновского…». Ленин В.И. согласовал назначение Павлуновского И.П. Решение ЦК было сообщено Сибревкому телеграммой от 4 января 1920 года. Для руководства органами ЧК в Сибири было организовано Полномочное представительство ВЧК в Сибири, которое и возглавил Павлуновский И.П.

            В Омск Павлуновский И.П. прибыл 20 марта 1920 года.

            Оперативная обстановка в Сибири была очень сложной, что определялось удаленностью региона от центра страны, слабой плотностью населения, малой долей пролетарского населения, наличием остатков отрядов белогвардейских войск и несогласных с политикой Советской власти бывших партизан (Рогов Г.Ф., Новоселов И.П., Народная повстанческая армия Степного Алтая и т.д.). По данным разведорганов РККА динамика повстанческого движения на территориях Западно-Сибирского и Восточно-Сибирского военных округов во второй половине 1920 года была следующей:

            к 15 июля         – 19 090 и 2 183 чел.;

            к 1 августа       – 21 090 и 2 183 чел.;

            к 15 августа     – 14 120 и 2 349 чел.;

            к 1 сентября    – 10 110 и 3 415 чел.;

            к 15 сентября  – 11 410 и 3 415 чел.;

            к 1 октября      – 8 250 и 3 750 чел.;

            к 15 октября   – 4 280 и 2 840 чел.;

            к 1 ноября      – 4 510 и 4 320 чел.  

            Борьба с повстанцами велась с использованием политики «кнута и пряника». Протокол заседания Сиббюро РКП(б) от 9 июля 1920 года отмечает требование Павловского И.П. по применению высшей меры наказания к повстанцам, повышения ответственности командиров частей за выполнение этой задачи. В мае 1920 года Павлуновский И.П. санкционировал расстрел Бочкаревой М.Л., как «непримиримого и злейшего врага Рабоче-Крестьянской Республики». Павлуновский И.П. являлся председателем Чрезвычайного революционного трибунала при Сибревкоме над министрами правительства Колчака, проходившего 20-30 мая 1920 года. Трибуналом обвинялось 25 человек, но в ходе подготовки к суду один подсудимый умер и один был освобожден от суда. Трибуналом четверо были приговорены к расстрелу, шесть человек осуждены на пожизненный срок, трое – на все время гражданской войны, семерых – на десять лет, двоих – на пять лет условно, один направлен на обследование в психиатрическую лечебницу.    

            Согласно протокола заседания Сиббюро РКП(б) от 6 октября 1920 года рассматривался вопрос об амнистии к очередной годовщине Октябрьской революции. Отмечалось, что в Сибири арестованными числилось более 30 000 человек, в большинстве которых рабочие и крестьяне. По предложению Павлуновского И.П. предлагалось арестованных разделить на несколько категорий: 1) участники массовых выступлений против советской власти в 1918 году; 2) члены разных организаций; 3) участники нынешнего повстанческого движения; 4) офицеры колчаковской армии; 5) каратели: а) комсостав до взводного командира включительно; б) набранные по мобилизации; 6) священослужители; 7) лица, использовавшие службу в корыстных целях; 8) мелкие должностные упущения; 9) представители обывательской спекуляции. 

            Решено было применить амнистию к различным категориям арестованных в следующем порядке:

            к первой и второй категории - применить по согласованию с губисполкомами; к третьей категории - применить условно в зависимости от возможных восстаний в связи с хлебной разверсткой; к четвертой категории - под амнистию не подводить, но снестись с ВЧК о желательности посылки их на фронт; к пятой категории - карателей: комсостав не освобождать, на мобилизованных амнистию распространить; к шестой категории - в зависимости от характера имеющегося против них обвинения, но предварительно получив у них покаянные письма для печати; к седьмой категории - не подводить под амнистию; к восьмой и девятой категории – подвести под амнистию.  

 

            Большое участие Павлуновский И.П. принял в организации разгрома сил барона Унгерна Р.Ф. Чекистам, под руководством Павлуновского И.П., удалось внедрить свою агентуру в стан войск барона. Этой агентуре получилось проникнуть не только в планы предстоящих действий противника, но и успешно дезинформировать барона Унгерна Р.Ф. относительно действий японских войск и отрядов Кайгородова А.П., с которыми стремился соединиться барон для совместного удара по Советской России.

             Начавшееся в мае 1921 года наступление Азиатской дивизии барона Унгерна Р.Ф. в направлении на Мысовск (г.Бабушкин, Кабанский район Республики Бурятия) - Татаурово (поселок в Прибайкальском районе Республики Бурятия), а также на Троицкосавск (г.Кяхта, Кяхтинский район Республики Бурятия) – Новоселенгинск (Республика Бурятия) – Верхнеудинск (г.Улан-Удэ) окончилось неудачей. После неудачного вторжения и ряда боев Азиатская дивизия в июне 1921 года отошла в Монголию под преследованием Красной армии и революционных отрядов монголов. 6 июля части Красной армии вошли в Ургу (г.Улан-Батор). 18 июля 1921 года барон предпринял вторую попытку вторжения, которая оказалась безуспешной. В начале августа войска Унгерна начали отходить с боями в Монголию. В ходе отступления в среде белогвардейцев созрел заговор против барона Унгерна и его ближайшего окружения. Покушение на барона Унгерна не удалось, однако он лишился военной силы. Азиатская дивизия стала отходить в Манчжурию. Барон Унгерн 20 августа 1920 года был захвачен монгольским отрядом, ранее подчинявшимся ему. Вскоре этот отряд был окружен красной кавалерией. Барон Унгерн Р.Ф. был доставлен в г.Новониколаевск (г.Новосибирск). Следствие по делу барона вел заместитель Павлуновского И.П. по Полномочному представительству Ошмарин М.Т.  15 сентября 1921 года состоялся суд, приговоривший барона к расстрелу.       

 

            Приказом Реввоенсовета Республики от 16 июля 1921 года № 264 Павлуновский И.П. был награжден орденом Красного Знамени. Летом 1921 года Полпредство ВЧК в Сибири переехало из Омска в Новониколаевск (Новосибирск).

            Помимо собственно чекисткой работы по борьбе с контрреволюцией, Павлуновский И.П. в Сибири занимался и рядом других задач. Постановлением Сибревкома от 28 июля 1921 года Павлуновский И.П. был назначен Председателем Сибирской чрезвычайной комиссии по улучшению жизни детей и устройству их. В этой комиссии Павлуновский И.П. занимался борьбой с детской беспризорностью. В Сибирь, которая считалась «хлебным» регионом, со всей страны стекались беспризорники.

            С января 1922 года Павлуновский И.П. становится уполномоченным Наркомата путей сообщения по Сибири. Еще в апреле 1921 года Дзержинский Ф.Э. был назначен Наркомом путей сообщения без освобождения его от обязанностей председателя ВЧК. Поэтому такое назначение Павлуновского И.П. было не случайно. От состояния железных дорого зависела способность поставок хлеба из Сибири в центральные губернии России. При этом Уполномоченным ВЦИК и СТО по вывозу хлеба и продовольствия из Сибири был тот же Дзержинский Ф.Э., находившийся в командировке в Сибири (Омск – Новониколаевск (Новосибирск)) в январе – марте 1922 года.  В 1926 году была опубликована статья Павлуновского И.П. «Перспективы железнодорожного строительства в Сибири (скан по адресу: http://www.prlib.ru/item/436843).

 

            В Сибири Павлуновский И.П. служил до февраля 1926 года, после чего 30 марта 1926 года был назначен на должность Председателя Закавказской ЧК (с 07.09.1926 г. - Полномочного представителя ОГПУ при СНК СССР по ЗСФСР). ЗСФСР являлось федерацией Азербайджанской, Армянской и Грузинской ССР. Структура ОГПУ ЗСФСР предусматривала наличие ГПУ в республиках федерации.

            В ходе службы в должности Председателя ПП ОГПУ в ЗСФСР Павлуновский И.П. сближается с Орджоникидзе Г.К. (Серго). Одновременно против Павлуновского И.П. ведет интригу его заместитель – председатель ГПУ Грузинской ССР Берия Л.П., стремившийся занять пост председателя Полномочного представительства. Берия Л.П. настраивает сотрудников представительства против Павлуновского, обвиняя того в непонимании местных условий, слабом знании оперативной работы. В 1953 году Деканозов В.Г. показывал:

            «Я помню, что Павлуновский изобличал Берию в интриганстве против него, причем Павлуновский объявил об этом Берии прямо на совещании начальников отделов, на котором присутствовал и я. За интриганскую деятельность против председателя ГПУ Закавказья решением ЦК ВКП(б) на Берию было наложено партийное взыскание. Несмотря на то, что Павлуновский был хорошим работником, он все же был отозван, и Берия был назначен председателем ГПУ Закавказской Федерации. Он добился своего. Удалось это Берии потому, что он умел втираться в доверие руководящим работникам».

            Практически аналогичную картину отношений описывал в 1953 году бывший работник Закавказского ГПУ Цатуров Г.А.:

            «С первых дней работы в аппарате Закавказского ГПУ я увидел, что между аппаратом Закавказского и Грузинского ГПУ существует скрытая вражда и подсиживание работников Закавказского ГПУ, пренебрежительное к ним отношение исходило от Берия и культивировалось им. Берия упорно добивался поста председателя Закавказского ГПУ. К Павлуновскому он относился недоброжелательно и вел против него различные интриги. По слухам я знал, что по инициативе Берия на Павлуновского было подано заявление в крайком ВКП(б), которое было подписано приближенными к Берия лицами; в заявлении указывалось, что Павлуновский не считается с местными кадрами, не знает местных условий работы. В результате интриг Берия, созданной им обстановки Павлуновский вскоре с поста председателя Закавказского ГПУ был снят».

 

            После увольнения со службы в ОГПУ Павлуновский И.П. 31 декабря 1927 года назначается на должность Заведующего Военно-морской инспекции (штат 22 чел.) в Наркомате Рабоче-Крестьянской Инспекции (Рабкрин). Несколько позднее в ходе реформирования структуры наркомата Павлуновский И.П., находясь в той же должности, занял ранг Заместителя наркома РКИ СССР. НК РКИ СССР – орган государственного контроля, осуществлявший свою деятельность во всех отраслях экономики. Наркомат осуществлял не только финансовый контроль, но и контроль эффективности деятельности, организационной целесообразности, подверженности бюрократизму, способствовал введению передовых технологий. Наркомат возглавлял с 1926 по 1930 г.г. Орджоникидзе Г.К. Наркомат имел право наложения дисциплинарных взысканий, включая увольнение, на должностных лиц государственных органов, учреждений и предприятий. Военно-морская инспекция осуществляла контроль в военно-промышленной области хозяйства страны, а не только контроль за учреждениями и войсковыми объединениями Наркомата по военным и морским делам, других центральных учреждений.

            Помимо работы в РКИ Павлуновский И.П. в период работы в ВМИ был кандидатом в члены Президиума Центральный Контрольной Комиссии ВКП(б). ЦКК ВКП(б) – высший контрольный орган партии, призванный контролировать соблюдение внутрипартийной дисциплины, обеспечивать единство партии, борясь с фракционностью, обеспечивая чистоту рядов партии и т.д.  

 

            В 1930 году Павлуновский И.П., вслед за Орджоникидзе Г.К. (стал председателем ВСНХ СССР), переходит на работу в ВСНХ СССР. Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) СССР был межотраслевым органом управления различными отраслями народного хозяйства. Как и ранее в РКИ, Павлуновский И.П., находясь на должности Члена Президиума ВСНХ СССР, занимался вопросами развития военной промышленности. Только после преимущественно контрольных функций, на новом месте ему было необходимо выполнять функцию управления важнейшим направлением экономики страны.    

            Летом 1930 года за заслуги в укреплении обороноспособности страны Павлуновский И.П. был награжден недавно учрежденным орденом Красной Звезды.

            05.01.1932 г. на базе расформированного ВСНХ, после выделения в отдельные наркоматы нескольких направлений, образуется Наркомат тяжелой промышленности (Наркомтяжпром) СССР. Народным комиссаром этого наркомата назначается Орджоникидзе Г.К. В этом же наркомате в ранге заместителя наркома продолжает работу Павлуновский И.П.   

 

            С 13.07.1930 г. по 04.02.1932 г. Павлуновский И.П. был Членом Президиума Центральный Контрольной Комиссии ВКП(б).  

            10 февраля 1934 года Павлуновский И.П. избирается кандидатом в члены ЦК ВКП(б).    

           В 1934 году Павлуновского И.П. награждают орденом Трудового Красного Знамени.                         

           В 1935-1936 г.г. Павлуновский И.П. работает начальником Главного управления военной промышленности Наркомтяжпрома СССР, а в 1936-1937 г.г. – начальником Главного управления транспортного машиностроения и затем – начальником Мобилизационного управления Наркомтяжпрома СССР.    

 

            Спустя некоторое время после смерти Орджоникидзе Г.К. (18.02.1937 г.), 28 июня 1937 года Павлуновский И.П. был арестован и практически одновременно выведен из числа кандидатов в члены ЦК ВКП(б).  

            29 октября 1937 года за участие в контрреволюционной террористической организации был приговорен Военной Коллегией Верховного суда СССР к расстрелу и на следующий день приговор был приведен к исполнению.

 

            В ноябре 1955 году Павлуновский И.П. был реабилитирован (приговор 1937 года отменен, и производство по делу прекращено за отсутствием состава преступления).


Сообщение отредактировал alexeybo: 11.08.2017 - 17:54 PM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 11.08 2017

динамика повстанческого движения на территориях Западно-Сибирского и Восточно-Сибирского военных округов во второй половине 1920 года была следующей: к 15 июля – 19 090 и 2 183 чел.;

интересно, как они определяли такие величины с точностью до человека?

 

Я помню, что Павлуновский изобличал Берию в интриганстве

можно Вас спросить: как Вы лично относитесь к фигуре Л.П. Берия?

Ответить

Фотография alexeybo alexeybo 11.08 2017

интересно, как они определяли такие величины с точностью до человека?

По донесениям с мест. Командиры различных степеней на основании разведданных писали донесения. По "лесенке" эти донесения доходили до разведки НРА ДВР, где окончательно обобщались и выдавались "на гора". Естественно это были не очень близкие к истине данные. Бывало, что "оценка противника" существенно отличалась по данным армейским и данным чекистским. 

 

можно Вас спросить: как Вы лично относитесь к фигуре Л.П. Берия?

Неоднозначно, но в целом - отрицательно.

Ответить