←  Краеведение

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История Кубани

Фотография Виталич Виталич 11.01 2017

 

Даже поэзия имелась:

Это - явно не греческий.

Понятное дело. Спрашивали об урумском, а не о ромейском.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.01 2017

К началу XX в. соотношение традиций и инноваций в культуре славян Кубани находилось в состоянии неустойчивого равновесия (Чурсина 2003: 35). Дело в том, что при заселении родственными восточнославянскими этносами новых территорий межэтническое перегородки имеют тенденцию стираться. Население нередко становилось двуязычным (Кубанские станицы 1967: 40). В фольклоре наблюдаются смешанные формы. Например, русско-украинские песни (вступление – русское, припев и окончание – украинские и наоборот) (Слепов, Еременко 2005: 12). {176}

 

В фольклорный репертуар станицы Васюринской, как и других черноморских станиц, входили русские песни раннего и позднего происхождения. Украинские песни, в том числе и обрядовые, наблюдались и в нечерноморских станицах, таких как Воровсколесская, Воронежская, Родниковская и др. (Бондарь 2008: 132). Складывается благоприятная ситуация для принятия наиболее распространённых форм культуры, господствующей моды (Матвеев 2006: 33). Например, в одной из черноморских станиц пели такие популярные в начале XX в. русские песни, как «Ехал с ярмарки ухарь-купец», «Мил уехал – меня бросил» (Малохович 1912: 3). В начале XX в. в Черномории практически полностью вышел из употребления такой знаковый украинский музыкальный инструмент, как бандура (до 1913 г., когда традицию игры на бандуре стали восстанавливать энтузиасты: Емец 2001: 40). Он просто хранился в домах некоторых казаков как реликвия (Чёрный 1999: 117). Значительная степень интеграции украинской и русской фольклорных традиций характерно и для свадебной обрядности кубанцев (Жиганова 2008: 24).

 

В первой половине XX в. сложился общий для украинцев и русских Кубани образ жизни. Он подразумевал энергичность, аккуратность, хозяйственность (Барка 2002: 62). К концу XIX в. складывается единое кубанское казачество как субэтнос русского народа (Бондарь 2008: 141). Этничность украинцев из числа черноморских казаков эволюционирует по схеме «украинцы – кубанские казаки – кубанские казаки, русские» (Бондарь 2008: 140). Дело в том, что для казачества с самого начала была характерна склонность к социокультурному синтезу. Уже их далёкие предки-запорожцы проявляли склонность к нему. Для примера возьмём нераспространённые на Украине и типичные для России кулачные бои «стенка на стенку», которые были весьма популярны в Сечи (Панченко 1997: 324). Среди жителей черноморских станиц бытовало представление о неразрывной связи Запорожской Сечи с русским государством и народом. «Суворов, когда его Запорижску Сечь выселять послали, сказал: «Видит Бог, я не виноват, что меня заставили на своих идти». Не Украину выселили – Запорижску Сечь» – рассказывали в станице Вышестеблиевской (КФЭЭ 3052).

 

Уже на самом раннем этапе существования Черноморского войска в нём числилось немало великороссов, поляков, сербов и болгар (Фролов 2005: 80). Ярко выраженный целенаправленный интерес к русской культуре черноморская старшина проявляла уже в средине XIX столетия. Этот процесс нашел отражение в произведениях таких известных писателей как В. Мова (Лиманский) (Чумаченко 2006: 137). Уклад жизни кубанских казаков объединяла с великорусским и передельно-паевая система общинного землепользования. Последняя не без сопротивления, но утвердилась в последней четверти XIX в. и в Черномории. Тогда как для Украины земельные переделы были нехарактерны (Армстронг 2008: 7).

 

Существовали значимые отличия и в религиозности кубанских казаков и украинцев. Даже если речь идёт о черноморцах. Известный историк церкви протоиерей Г.В. Флоровский отмечал такие черты национальной православной религиозности украинцев, как мечтательность, чувственность, романтизм. Эти черты держались и сохранялись благодаря окатоличенной украинской церковной {177} книжности (Флоровский). Последняя была слабо развита в Черномории. Казачьи священники не были связаны с украинскими духовными учебными заведениями. Первоначально они поставлялись из числа самих казаков. Большинство из них были малограмотными (Горожанина 2005: 54). Впоследствие этого кубанские священники выходили из среды выпускников Ставропольской, Тамбовской и Воронежской духовных семинарий, которые прививали казакам общероссийский уклад церковной жизни. Выпускников же Киевской и Полтавской семинарий, среди которых было сильно украинофильство, на Кубани были считанные единицы (Царинный 1998: 202-203). По мнению специалиста по истории кубанского православия И.А. Кузнецовой, сам быт пограничной окраины способствовал упрощению религиозных преставлений, их «окрестьяниванию». «В понятиях религиозных черноморцы недалёки. По характеру своему черноморец набожен, усерден к религии, но набожность его довольно груба. Если поставил богу свечку, справил молебны всем святым, то он уже и себя считает святым» – писал современник (Бондарь 1999: 8).

 

Украинская культура в кубанских станицах постепенно консервировалась и переставала развиваться. Большая часть потомков украинцев уже более ста лет были оторваны от основного языкового массива и жили по соседству или вперемежку с русским населением. Тогда как русские говоры постоянно соприкасались с русским литературным языком (Кубанские станицы 1967: 44). Многие населенные пункты, первоначально основанные украинцами, такие как село Львовское, становясь полиэтничными, быстро теряли украинскую культурную специфику (Криводед 2002: 46). Другие, по преимуществу вначале украинские, становились смешанными в языковом отношении (такие, как станица Суздальская) (КФЭЭ 3948). Исследователь 20-х гг. XX в. О. Бежкович отмечал, что, например, в станице Величковской при преобладании в станичном фольклоре украинских песен, новых среди них крайне мало (Бежкович 2004: 72). Сами потомки черноморских казаков оценивали украинский язык как родственный, но отличный от кубанского диалекта (КФЭЭ 96/1).

 

«Балачка от украинского намного различается. Её и сейчас много употребляет. Не много, а половина» – говорит житель станицы Бакинской А.Д. Петько (КФЭЭ 3904). Последний иногда воспринимался носителями как некий «казачий язык» (Кубанские станицы 1967: 53). Сословная принадлежность в представлении кубанцев зачастую значила больше, чем этническая. «Как называть себя, не знаю. Раньше иногородними мы были. А русский или украинец – этого не знали», – рассказал в 1958 г. житель станицы Кирпильской Л.П. Сухоруков, 1866 года рождения. «У меня мама была украинка, а папа – кубанец, казак», – рассказывала старожилка станицы Гривенской Н.В. Короткая (КФЭЭ 681). «Кацапами называли иногородних, а местных – казаками», – объясняла уроженка станицы Нижнебаканской М.В. Коломацкая (КФЭЭ 923). «Казаки, воны кубанцы», – ответил на вопрос украинцы или русские его одностаничники житель Челбасской П.И. Беда (КФЭЭ 2327).

 

Многие кубанцы считали и себя, и своих украинских предков русскими людьми, при этом отделяя себя от «москалей» – жителей центральных районов. «Козакы вони рускы. Но нэ московськы», – уточнил Г.Ф. Шинкаренко из станицы {178} Челбасской (КФЭЭ 2328). В целом, до начала украинизации этнонимы «русский» и «украинец» на Кубани сравнительно мало употреблялись. По этой причине во время переписи 1926 г. национальность жителей Кубани определялась переписчиками в достаточной мере условно, по происхождению, месту рождения. «Украинство» огульно присваивалось иногородним черноморских станиц, приезжим с Украины. Так, поселок, основанный в 1927 г. иногородними станицы Сергиевской, был назван Украинским (Сохоцкий 1928: 4).

 

de73b0367723.jpg

Фрагмент английской карты 1808 года с землями черноморских казаков на Кубани

 

На языковую ситуацию влияли и такие факторы, как военная служба казаков. Уже в конце XIX в. один из корреспондентов «Кубанских областных ведомостей» сетовал, что в бывшей Черномории уже почти не слышно старинных песен о Морозенко и Сагайдачном. Молодые казаки в полковом строю пели разухабистые песни про какую-то «молодку» (Бондарь 2008: 132). Влияла длительная традиция официального делопроизводства на русском языке, русскоязычная школа.

 

Огромное значение для национальной самоидентификации человека, является то, на каком языке он впервые научился читать и писать (Миллер 2005: 34, 36). Очевидцы постоянно отмечали относительно высокий уровень кубанских станичных школ. Система образования в Кубанской области быстро развивалась. В 1896 г. появилось 14 училищ, подотчётных директору народных училищ (Отчет 1897: 41). В 1905 г. – 25 (Отчет 1906: 55). К числу школ, подведомственных управлению епархиальных училищ, в 1896 г. прибавилось ещё 27 (Отчет 1897: 41). В 1898-ом – 78. Всего в этом году появилось 96 новых школ (Отчет 1899: 48). В 1903 г. четверть кубанских казаков была грамотной (Отчет 1904: 72). В 1909 – около трети (Отчет 1910: 75). {179}

 

Исследователю А.Н. Забазнову удалось обнаружить интересный документ. Это записка инспектора народных училищ второго района Кубанской области Е. Григорьева. В ней он ёмко характеризует школьное образование на Кубани. «Кубанская дирекция народных училищ по размаху организации всего школьного дела и должной постановке учебно-воспитательной части занимает одно из первых почётных мест в Российской империи», – писал инспектор (ГАКК 470: Оп. 2. Д. 1450а. Л. 2). Конечно же, практически все училища преподавали на русском языке.

 

Поэтому украиноязычное делопроизводство казалось населению крайне неудобным (ГАКК 470: Оп. 2. Д. 1450а. Л. 2). Тот же комплекс причин вызывал недостаток спроса в кубанских станицах на украинскую книгу (ЦДНИКК 8: Оп 1. Д. 410. Л.1). Например, ученики 6-ой краснодарской школы хорошо понимали, что на украинском языке можно петь, рассказывать сказки, разыгрывать сценки. Однако они не воспринимали украинский как язык письменной культуры (ГАКК 883: Оп. 1. Д. 28. Л. 1об). Тем более, что он до 1928 г. не имел четко закреплённой правилами грамматики (Борисёнок 2006: 139, 191). В 1928 г. молодёжь станицы Ново-Дмитриевской связывала получение образования именно со знанием русского языка (Хмурый 1928: 3).

 

По наблюдению В. Барки, в 20-х гг. XX в. мужчины в станицах разговаривали на балачке – диалекте русского языка, включающем в себя множество украинизмов. Тогда как женщины пользовались диалектом украинского языка, близким к полтавскому (Барка 2002: 64). Этот диалект фиксируется ещё в дореволюционный период. «Малорусское наречие подверглось значительному изменению, и нельзя почти определить, малоросс говорит или великоросс. Получается какое-то особое наречие, которое можно назвать «кубанским»», – писал очевидец (Что осталось 1911: 3). Поэтому зачастую население не видело разницы между украинским и русским языками (ЦДНИКК 8: Оп 1. Д. 410. Л. 20). Многие украинцы считали своим родным языком русский. Таких уже в 1926 г. было около 32%. В Армавирском округе родным считали украинский язык только 8% украинцев (Ракачёв, Ракачёва 2007: 51). Наблюдатели неоднократно фиксировали у украинцев этого округа отсутствие стремления к сохранению родного языка (ЦДНИКК 12: Оп. 1. Д. 56. Л. 77). Недаром нарком просвещения А.В. Луночарский во время своего приезда на Кубань в 1926 г. советовал вести обучение в начальных классах не на украинском, а на «материнском» языке. В Ейском районе органы управления не раз фиксировали всевозможные «извращения» украинского литературного языка. Они имели место в районной газете, на украинских вывесках, в штампах и бланках.

 

Иногда черноморские казаки, зачастую сохранявшие интерес к украинскому фольклору и традициям, уже считали себя русскими по национальности. Так, в доме старожилки станицы Гривенской потомственной казачки М.И. Похитон висела картина «Казак Мамай», цитаты из украинских народных песен. При этом она говорила, что считает себя русской, а не украинкой (КФЭЭ 688). Казаки-черноморцы переставали отделять Украину от России. «Там русские жили, славяне. Это окраина была рубежей», – говорил об Украине черноморский казак Г.Д. Слюсаренко (КФЭЭ 929). {180}

 

К 1939 г. численность украинцев по сравнению с периодом 1926 г. сократилась на 89,2%. Одновременно численность русских выросла на 86,5%. Наблюдалась активная смена этнического самосознания с украинского на русское. Около двух миллионов украинцев сменило свою этничность. Если по переписи 1926 г. украинцы составляли 50,3% населения Кубани, то русские всего 41,6%. В 1939 г. русских было уже 88,1%, а украинцев – 4,9% (Ракачёв, Ракачёва 2007: 115–116).

 

Этому способствовало множество причин. Живя за пределами исторической территории Украины рядом с русскими, многие украинцы сами начинали осознавать себя русскими. «Я родом из Полтавской губернии. Отец привёз меня на Кубань восьми лет. По паспорту я сейчас пишусь русским. Я не считаю себя украинцем, так как много лет живу на Кубани» – рассказал Г.М. Губенко, житель г. Кореновск 1883 года рождения. «Мой отец и мать родом с Украины, а я считаю себя русским, так как родился я на Кубани; ещё называю себя кубанцем; сыны мои русские», – рассказывал И.К. Литвинов, 1874 года рождения из станицы Кирпильской (Цит. по: Кубанские станицы. 1967: 33). Во многих станицах приезжие украинцы попадали в коренную русскоязычную среду. Иногородних в станице Темиргоевской называли хохлами. «Русские жили, казаки. Казачья станица была», – сообщил старожил станицы П.Е. Кролёв (КФЭЭ 1244).

 

В определённой степени имело место и особое самосознание украинцев Кубани. «Мы не украинцы, мы кубанские хохлы» – воспринимали себя некоторые из них (Бершадская 2000: 124). Так же «хохлами» называли себя жители черноморских станиц, которые определяли свою этничность как промежуточную между русской и украинской. «Мы усе хохлы. Не то русские, не то украинцы» (КФЭЭ 3124).

 

Всё это способствовало постепенному «обрусению» Кубани. Кубанский диалект сохранил некоторые элементы украинского языка, но стал неотъемлемой частью русского. Подавляющее большинство коренных жителей Кубани в 1939 г. во время всесоюзной переписи населения заявило об устойчивом русском самосознании.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Армстронг 2008 - Армстронг Дж. Украинский национализм. Факты и исследования. М., 2008. Барка 2002 - Барка В. Кубанский холокост // Родная Кубань. 2002. № 3.

 

Бежкович 2004 - Бежкович О. Передел старой жизни // Родная Кубань. 2004. № 2.

 

Бершадская 2000 - Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в период 1925–1932 гг. // Вторые кубанские литературно-исторические чтения. Краснодар, 2000.

 

Бондарь 1999 - Бондарь Н.И. К вопросу о традиционной системе ценностей Кубанского казачества // Из культурного наследия славянского населения Кубани. Краснодар, 1999.

 

Бондарь 2008 - Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани // Кубань – Украина: историко-культурные связи. Краснодар, 2008.

 

Борисёнок 2006 - Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. М., 2006.

 

ГАКК 883 - Государственный архив Краснодарского края. Ф. Р – 883. Оп. 1. Д. 28. Л. 1об. ГАКК 470 – Государственный архив Краснодарского края. Ф. 470. Оп. 2. Д. 1450а. Л. 2.

 

Горожанина 2005 - Горожанина М.Ю. Просветитель Черномории Кирилл Россинский. Краснодар, 2005. {181}

 

Емец 2001 - Емец В. Казаки-бандурники нового времени // Кубань: проблемы культуры и информатизации. 2001. № 3.

 

Жиганова 2008 - Жиганова С.А. Кубанская свадьба как музыкально-этнографическая традиция позднего происхождения. Автореферат кандидатской диссертации. М., 2008.

 

Криводед 2002 - Криводед В.В. История села Львовского на Кубани. Краснодар, 2002.

 

КФЭЭ 681 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 1995 года. Аудиокассета № 681. Краснодарский край, Калининский район, станица Гривенская, информатор – Короткая Н.В. (1908 г.р. казачка), исследователь – Мануйлов А.Н.

 

КФЭЭ 688 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 1995 года. Аудиокассета № 688. Краснодарский край, Калиниский район, станица Гривенская, информаторы – Ильченко М.Д.; Похитон М.И. (1927 г.р.), исследователь – Зуб Е.В.

 

КФЭЭ 923 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 1995 года. Аудиокассета № 923. Краснодарский край, Крымский район, станица Нижнебаканская, информатор – Коломацкая М.В. (1919 г.р.), исследователь – Мануйлов А.Н.

 

КФЭЭ 929 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 1995 года. Аудиокассета № 929. Краснодарский край, Приморско-Ахтарский район, хутор Новонекрасовский, информатор – Слюсаренко Г.Д., исследователи – Мануйлов А.Н., Сень Д.В.

 

КФЭЭ 1244 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 1997 года. Аудиокассета № 1244. Краснодарский край, Курганинский район, станица Темиргоевская, информатор – Кролёв П.Е. (1904 г.р.), исследователи – Матвеев О.В., Мартынюк Л.С.

 

КФЭЭ 96/1 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 2001 года. Видеокассета №96/1. Краснодарский край, Каневской район, станица Каневская, информатор – Святка Н.П., исследователь – Матвеев О.В.

 

КФЭЭ 2327 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 2001 года. Аудиокассета № 2327. Краснодарский край, станица Челбасская, информатор – Беда П.И., исследователь – Матвеев О.В.

 

КФЭЭ 2328 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 2001 года. Аудиокассета № 2328. Краснодарский край, станица Челбасская, информатор – Кабан Н.Е. (1925 г.р.); Кабан Т.Н. (1921 г.р.); Шинкаренко Г.Ф. (1913 г.р.), исследователь – Матвеев О.В.

 

КФЭЭ 3052 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 2004 года. Аудиокассета № 3052. Краснодарский край, Красноармейский район, станица Староджерелиевская, информатор – Задорожний П.В. (1938 г.р.), исследователи – Рыбко С.Н., Кузнецова И.А.

 

КФЭЭ 3124 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 2004 года. Аудиокассета № 3124. Краснодарский край, Темрюкский район, станица Вышестеблиевская, информатор – Черненко М.Я., исследователь – Матвеев О.В.

 

КФЭЭ 3904 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 2008 года. Аудиокассета № 3904. Краснодарский край, Горячеключевской район, станица Бакинская, информатор – Петько А.Д., исследователь – Матвеев О.В.

 

КФЭЭ 3948 - Кубанская фольклорно-этнографическая экспедиция 2008 года. Аудиокассета № 3948. Краснодарский край, Горячеключевской район, станица Суздальская, информатор – Петенко И.Г., Зукемян А.Н. (1932 г.р.), исследователь – Матвеев О.В.

 

Кубанские станицы 1967 - Кубанские станицы. Этнические и культурно-бытовые процессы на Кубани. М., 1967.

 

Малохович 1912 - Малохович И. Ст. Б-ская // Кубанские областные ведомости. 1912. 7 ноября.

 

Матвеев 2006 - Матвеев В.А. ...Единая Русь «разметнулась на полсвета»: особенности этнополитических процессов в зонах смешанной восточнославянской колонизации на Юге России // Кубань – Украина. Вопросы историко-культурного взаимодействия. Краснодар, 2006. Вып. 1.

 

Миллер 2005 - Миллер С. Национализм и империя. М., 2005.

 

Отчет 1897 - Отчет начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска о состоянии области и войска за 1896 год. Екатеринодар, 1897.

 

Отчет 1899 - Отчет начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска о состоянии области и войска за 1898 год. Екатеринодар, 1899. {182}

 

Отчет 1904 - Отчет начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска о состоянии области и войска за 1903 год. Екатеринодар, 1904.

 

Отчет 1906 - Отчет начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска о состоянии области и войска за 1905 год. Екатеринодар, 1906.

 

Отчет 1910 - Отчет начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска о состоянии области и войска за 1909 год. Екатеринодар, 1910.

 

Панченко 1997 - Панченко Г.К. Нетрадиционные боевые искусства. От Америки до Руси. Харьков; Ростов-на-Дону, 1997.

 

Ракачёв, Ракачёва 2007 - Ракачёв В.Н., Ракачёва Я.В. Народонаселение Кубани в XX веке. Историко-демографическое исследование. Краснодар, 2007. Т. 2.

 

Слепов, Еременко 2005 - Слепов А.А., Еременко С.И. Музыка и музыканты Екатеринодара. Краснодар, 2005.

 

Сохоцкий 1928 - Сохоцкий Ю. Строим новую жизнь // Красное знамя. 1928. № 33.

 

Флоровский - Флоровский Г.В. Пути русского богословия / Электронный ресурс: www/vehi.net/florovsky/ (дата обращения – 18.04.2015).

 

Фролов 2005 - Фролов Б.Е. Переселение Черноморского казачьего войска на Кубань. Краснодар, 2005.

 

Хмурый 1928 - Хмурый. Учись, чему заставляют // Красное знамя. 1928. № 33.

 

Царинный 1998 - Царинный А. Украинское движение // Украинский сепаратизм в России. М., 1998.

 

ЦДНИКК 8 - Центр хранения документации новейшей истории Краснодарского края. Ф. 8. Оп. 1. Д. 410. Л. 4.

 

ЦДНИКК 12 - Центр хранения документации новейшей истории Краснодарского края. Ф. 12. Оп. 1. Д. 56. Л. 77.

 

Чёрный 1999 - Чёрный А. История бандуры на Кубани // Родная Кубань. 1999. № 4.

 

Что осталось 1911 - Что осталось от Запорожья в Кубанской области? // Кубанские областные ведомости. 1911. № 158.

 

Чумаченко 2006 - Чумаченко В.К. «Сердце тихо плачет...» // Родная Кубань. 2006. № 1.

 

Чурсина 2003 - Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани // Культурная жизнь Юга Россия. 2003. №3 (5).

 

 

REFERENCES

 

Armstrong 2008 - Armstrong Dzh. Ukrainskij nacionalizm. Fakty i issledovanija [Ukrainian nationalism. Facts and researches], Moscow, 2008 [in Russian].

 

Barka 2002 - Barka V. Kubanskij holokost [Kuban Holocaust], in: Rodnaja Kuban' [Native Kuban], 2002, № 3 [in Russian].

 

Bezhkovich 2004 - Bezhkovich O. Peredel staroj zhizni [Repartition of old life], in: Rodnaja Kuban' [Native Kuban], 2004, № 2 [in Russian].

 

Bershadskaja 2000 - Bershadskaja O.V. Osushhestvlenie politiki ukrainizacii na Kubani v period 1925–1932 gg. [Implementation of policy of an Ukrainization in Kuban in the period of 1925–1932], in: Vtorye kubanskie literaturno-istoricheskie chtenija [Second Kuban literary and historical readings], Krasnodar, 2000 [in Russian].

 

Bondar' 1999 - Bondar' N.I. K voprosu o tradicionnoj sisteme cennostej Kubanskogo kazachestva [To a question of traditional system of values of the Kuban Cossacks], in: Iz kul'turnogo nasledija slavjanskogo naselenija Kubani [From cultural heritage of the Slavic population of Kuban], Krasnodar, 1999 [in Russian].

 

Bondar' 2008 - Bondar' N.I. Nekotorye formy vzaimodejstvija russkoj i ukrainskoj tradicii v uslovijah Kubani [Some forms of interaction of the Russian and Ukrainian tradition in the conditions of Kuban], in: Kuban' – Ukraina: istoriko-kul'turnye svjazi [Kuban – Ukraine: historical and cultural communications], Krasnodar, 2008 [in Russian].

 

Borisjonok 2006 - Borisjonok E.Ju. Fenomen sovetskoj ukrainizacii [Phenomenon of the Soviet Ukrainization], Moscow, 2006 [in Russian]. {183}

 

Carinnyj 1998 - Carinnyj A. Ukrainskoe dvizhenie [Ukrainian movement], in: Ukrainskij separatizm v Rossii [The Ukrainian separatism in Russia], Moscow, 1998 [in Russian].

 

CDNIKK 8 - Centr hranenija dokumentacii novejshej istorii Krasnodarskogo kraja [Center of storage of documentation of the contemporary history of Krasnodar Krai], F. 8, Op 1, D. 410, L. 4 [in Russian].

 

CDNIKK 12 - Centr hranenija dokumentacii novejshej istorii Krasnodarskogo kraja [Center of storage of documentation of the contemporary history of Krasnodar Krai], F. 12, Op. 1, D. 56, L. 77 [in Russian].

 

Chjornyj 1999 - Chjornyj A. Istorija bandury na Kubani [Bandura history in Kuban], in: Rodnaja Kuban' [Native Kuban], 1999, № 4 [in Russian].

 

Chto ostalos' 1911 - Chto ostalos' ot Zaporozh'ja v Kubanskoj oblasti? [What remained from Zaporozhye in the Kuban area?], in: Kubanskie oblastnye vedomosti [Kuban regional sheets], 1911, № 158 [in Russian].

 

Chumachenko 2006 - Chumachenko V.K. «Serdce tiho plachet...» [«Heart silently cries ...»], in: Rodnaja Kuban' [Native Kuban], 2006, № 1 [in Russian].

 

Chursina 2003 - Chursina V.I. Jevoljucionnye izmenenija v fol'klore slavjan Kubani [Evolutionary changes in folklore of Slavs of Kuban], in: Kul'turnaja zhizn' Juga Rossija [Cultural life of the South Russia], 2003, №3 (5) [in Russian].

 

Emec 2001 - Emec V. Kazaki-bandurniki novogo vremeni [Kazaki-bandurniki modern times], in: Kuban': problemy kul'tury i informatizacii [Kuban: problems of culture and informatization], 2001, № 3 [in Russian].

 

Florovskij - Florovskij G.V. Puti russkogo bogoslovija [Ways of the Russian divinity], Jelektronnyj resurs: www/vehi.net/florovsky/ (data obrashhenija – 18.04.2015) [in Russian].

 

Frolov 2005 - Frolov B.E. Pereselenie Chernomorskogo kazach'ego vojska na Kuban' [Resettlement of the Black Sea Cossack army into Kuban], Krasnodar, 2005 [in Russian].

 

GAKK 883 - Gosudarstvennyj arhiv Krasnodarskogo kraja [State archive of Krasnodar Krai], F. R – 883, Op. 1, D. 28, L. 1ob [in Russian].

 

GAKK 470 - Gosudarstvennyj arhiv Krasnodarskogo kraja [State archive of Krasnodar Krai], F. 470, Op. 2, D. 1450a, L. 2 [in Russian].

 

Gorozhanina 2005 - Gorozhanina M.Ju. Prosvetitel' Chernomorii Kirill Rossinskij [Chernomoriya's educator Kirill Rossinsky], Krasnodar, 2005 [in Russian].

 

Hmuryj 1928 - Hmuryj. Uchis', chemu zastavljajut [Study to that force], in: Krasnoe znamja [Red banner], 1928, № 33 [in Russian].

 

Krivoded 2002 - Krivoded V.V. Istorija sela L'vovskogo na Kubani [The history sat down Lvov in Kuban], Krasnodar, 2002 [in Russian].

 

KFJeJe 681 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 1995 goda. Audiokasseta № 681 [Kuban folklore and ethnographic expedition 1995 years. № audio cassette 681], Krasnodarskij kraj, Kalininskij rajon, stanica Grivenskaja, informator – Korotkaja N.V. (1908 g.r. kazachka), issledovatel' – Manujlov A.N. [in Russian].

 

KFJeJe 688 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 1995 goda. Audiokasseta № 688 [Kuban folklore and ethnographic expedition 1995 years. № audio cassette 688], Krasnodarskij kraj, Kaliniskij rajon, stanica Grivenskaja, informatory – Il'chenko M.D.; Pohiton M.I. (1927 g.r.), issledovatel' – Zub E.V. [in Russian].

 

KFJeJe 923 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 1995 goda. Audiokasseta № 923 [Kuban folklore and ethnographic expedition 1995 years. № audio cassette 923], Krasnodarskij kraj, Krymskij rajon, stanica Nizhnebakanskaja, informator – Kolomackaja M.V. (1919 g.r.), issledovatel' – Manujlov A.N. [in Russian].

 

KFJeJe 929 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 1995 goda. Audiokasseta № 929 [Kuban folklore and ethnographic expedition 1995 years. № audio cassette 929], Krasnodarskij kraj, Primorsko-Ahtarskij rajon, hutor Novonekrasovskij, informator – Sljusarenko G.D., issledovateli – Manujlov A.N., Sen' D.V. [in Russian].

 

KFJeJe 1244 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 1997 goda. Audiokasseta № 1244 [Kuban folklore and ethnographic expedition 1997 years. № audio cassette 1244], Krasnodarskij kraj, {184} Kurganinskij rajon, stanica Temirgoevskaja, informator – Kroljov P.E. (1904 g.r.), issledovateli – Matveev O.V., Martynjuk L.S. [in Russian].

 

KFJeJe 96/1 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 2001 goda. Videokasseta №96/1 [Kuban folklore and ethnographic expedition 2001 years. Videotape № 96/1], Krasnodarskij kraj, Kanevskoj rajon, stanica Kanevskaja, informator – Svjatka N.P., issledovatel' – Matveev O.V. [in Russian].

 

KFJeJe 2327 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 2001 goda. Audiokasseta № 2327 [Kuban folklore and ethnographic expedition 2001 years. № audio cassette 2327], Krasnodarskij kraj, stanica Chelbasskaja, informator – Beda P.I., issledovatel' – Matveev O.V. [in Russian].

 

KFJeJe 2328 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 2001 goda. Audiokasseta № 2328 [Kuban folklore and ethnographic expedition 2001 years. № audio cassette 2328], Krasnodarskij kraj, stanica Chelbasskaja, informator – Kaban N.E. (1925 g.r.); Kaban T.N. (1921 g.r.); Shinkarenko G.F. (1913 g.r.), issledovatel' – Matveev O.V. [in Russian].

 

KFJeJe 3052 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 2004 goda. Audiokasseta № 3052 [Kuban folklore and ethnographic expedition of 2004. Audio cassette № 3052], Krasnodarskij kraj, Krasnoarmejskij rajon, stanica Starodzherelievskaja, informator – Zadorozhnij P.V. (1938 g.r.), issledovateli – Rybko S.N., Kuznecova I.A. [in Russian].

 

KFJeJe 3124 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 2004 goda. Audiokasseta № 3124 [Kuban folklore and ethnographic expedition 2004 years. № audio cassette 3124], Krasnodarskij kraj, Temrjukskij rajon, stanica Vyshesteblievskaja, informator – Chernenko M.Ja., issledovatel' – Matveev O.V. [in Russian].

 

KFJeJe 3904 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 2008 goda. Audiokasseta № 3904 [Kuban folklore and ethnographic expedition 2008 years. № audio cassette 3904], Krasnodarskij kraj, Gorjachekljuchevskoj rajon, stanica Bakinskaja, informator – Pet'ko A.D., issledovatel' – Matveev O.V. [in Russian].

 

KFJeJe 3948 - Kubanskaja fol'klorno-jetnograficheskaja jekspedicija 2008 goda. Audiokasseta № 3948 [Kuban folklore and ethnographic expedition 2008 years. № audio cassette 3948], Krasnodarskij kraj, Gorjachekljuchevskoj rajon, stanica Suzdal'skaja, informator – Petenko I.G., Zukemjan A.N. (1932 g.r.), issledovatel' – Matveev O.V. [in Russian].

 

Kubanskie stanicy 1967 - Kubanskie stanicy. Jetnicheskie i kul'turno-bytovye processy na Kubani [Kuban villages. Ethnic and cultural and community processes in Kuban], Moscow, 1967 [in Russian].

 

Malohovich 1912 - Malohovich I. St. B-skaja [Art. of B-Skye], in: Kubanskie oblastnye vedomosti [Kuban regional sheets], 1912, 7 nojabrja [in Russian].

 

Matveev 2006 - Matveev V.A. ...Edinaja Rus' «razmetnulas' na polsveta»: osobennosti jetnopoliticheskih processov v zonah smeshannoj vostochno-slavjanskoj kolonizacii na Juge Rossii [...Uniform Russia «razmetnutsya on a half world»: features of ethnopolitical processes in zones of the mixed East Slavic colonization in the south of Russia], in: Kuban' – Ukraina. Voprosy istoriko-kul'turnogo vzaimodejstvija [Kuban – Ukraine. Questions of historical and cultural interaction], Krasnodar, 2006, Vyp. 1 [in Russian].

 

Miller 2005 - Miller S. Nacionalizm i imperija [Nationalism and empire], Moscow, 2005 [in Russian].

 

Otchet 1897 - Otchet nachal'nika Kubanskoj oblasti i nakaznogo atamana Kubanskogo kazach'ego vojska o sostojanii oblasti i vojska za 1896 god [The report of the chief of the Kuban area and the nakazny ataman of the Kuban Cossack army on a condition of area and army for 1896], Ekaterinodar, 1897 [in Russian].

 

Otchet 1899 - Otchet nachal'nika Kubanskoj oblasti i nakaznogo atamana Kubanskogo kazach'ego vojska o sostojanii oblasti i vojska za 1898 god [The report of the chief of the Kuban area and the nakazny ataman of the Kuban Cossack army on a condition of area and army for 1898], Ekaterinodar, 1899 [in Russian].

 

Otchet 1904 - Otchet nachal'nika Kubanskoj oblasti i nakaznogo atamana Kubanskogo kazach'ego vojska o sostojanii oblasti i vojska za 1903 god [The report of the chief of the Kuban area and the nakazny ataman of the Kuban Cossack army on a condition of area and army for 1903], Ekaterinodar, 1904 [in Russian]. {185}

 

Otchet 1906 - Otchet nachal'nika Kubanskoj oblasti i nakaznogo atamana Kubanskogo kazach'ego vojska o sostojanii oblasti i vojska za 1905 god [The report of the chief of the Kuban area and the nakazny ataman of the Kuban Cossack army on a condition of area and army for 1905], Ekaterinodar, 1906 [in Russian].

 

Otchet 1910 - Otchet nachal'nika Kubanskoj oblasti i nakaznogo atamana Kubanskogo kazach'ego vojska o sostojanii oblasti i vojska za 1909 god [The report of the chief of the Kuban area and the nakazny ataman of the Kuban Cossack army on a condition of area and army for 1909], Ekaterinodar, 1910 [in Russian].

 

Panchenko 1997 - Panchenko G.K. Netradicionnye boevye iskusstva. Ot Ameriki do Rusi [Nonconventional martial arts. From America to Russia], Har'kov; Rostov-na-Donu, 1997 [in Russian].

 

Rakachjov, Rakachjova 2007 - Rakachjov V.N., Rakachjova Ja.V. Narodonaselenie Kubani v XX veke. Istoriko-demograficheskoe issledovanie [The population of Kuban in XX eyelid. Historical and demographic research], Krasnodar, 2007, T. 2 [in Russian].

 

Slepov, Eremenko 2005 - Slepov A.A., Eremenko S.I. Muzyka i muzykanty Ekaterinodara [Music and Ekaterinodar's musicians], Krasnodar, 2005 [in Russian].

 

Sohockij 1928 - Sohockij Ju. Stroim novuju zhizn' [We build new life], in: Krasnoe znamja [Red banner], 1928, № 33 [in Russian].

 

Zhiganova 2008 - Zhiganova S.A. Kubanskaja svad'ba kak muzykal'no-jetnograficheskaja tradicija pozdnego proishozhdenija. Avtoreferat kandidatskoj dissertacii [Kuban wedding as musical and ethnographic tradition of a late origin. Abstract edgingidatsky dissertation], Moscow, 2008 [in Russian].

 

 

Васильев Игорь Юрьевич – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского центра традиционной культуры «Кубанский казачий хор».

Vasilyev Igor – Candidate of historical sciences, senior research associate of the Research center of traditional culture «The Kuban Cossack chorus».

 

E-mail: [email protected] {186}

 

Васильев И.Ю. Эволюция этнического самосознания жителей бывшей Черномории в XX веке // Исторический формат. 2015. № 2. С. 176‒186.

Ответить

Фотография Castle Castle 11.01 2017

На старославянском, так как урумы сходу попали в РПЦ.

А есть данные, как было до переселения? Ходили в ромейские церкви и слушали пение и службу на греческом? Или...

Ответить

Фотография Стефан Стефан 05.03 2017

Исторический очерк

 

Древнейшие следы человеческой деятельности на территории К. к. относятся к дошелльскому периоду. В урочище Богатыри на Таманском п-ове исследовался переотложенный слой стоянки, с галечными орудиями и фаунистич. комплексом, датированным 1–1,5 млн. лет назад. Присутствие человека в регионе устойчиво фиксируется с Ашеля. Неск. памятников с архаичными находками не имеют стратиграфич. привязки и их датировка спорная, большинство (ок. 50) – позднеашельские (не ранее 140–130 тыс. лет назад), ближайшие аналогии им известны на территории Абхазии и Юж. Осетии. К Мустье относится ок. 80 памятников (Ильская стоянка и др.), в т. ч. пещерные; большинство выделяют в группу, соотносимую с вост.-европ. Микоком. Для памятников в Сочинском р-не (их концентрация – на р. Хоста) показательна индустрия Мустье с техникой раскалывания Леваллуа. В Мезмайской пещере (долина р. Курджипс) открыты погребение младенца (неандертальца), датированное ок. 45 тыс. лет назад, останки ребёнка 1–2 лет (ок. 32 тыс. лет назад). Памятников верхнего палеолита меньше. В группе на р. Губс представлены все периоды этой эпохи, но преемственность традиций прослеживается слабо, позднейшие из них выделяют в губскую культуру; здесь же известны отпечатки ладоней, сделанные охрой, разрушенное погребение Homo sapiens (навес Сатанай). На стоянках между Туапсе и Адлером присутствует и микролитический инвентарь.

 

Мезолитич. стоянки единичны; по материалам Ацинской пещеры в Сочинском р-не прослежены истребление пещерного медведя, ведущая роль рыболовства и собирательства; в верховьях р. Уруп отмечено продолжение губcских традиций. Неолитич. памятники также малочисленны (предполагают, что это отражает и сравнительную непродолжительность этой эпохи на территории К. к.), они имеют аналогии на территории Абхазии и в Крыму; на некоторых поселениях отмечены признаки земледелия, на других – лишь животноводства. Для памятников энеолита в Сочинском р-не показательны мотыжки из расколотых галек «сочи-адлерского» типа; вероятно, население этого региона – потомки местных земледельцев, рыболовов и собирателей неолита. В степном Прикубанье и Вост. Закубанье известны в осн. погребения ямной культуры или близкие им. Выделяют и особую закубанскую энеолитич. культуру. На материалах поселения Свободное (4-е тыс. до н. э.) на левобережье нижнего течения р. Кубань отмечают как местные традиции, так и принесённые с северо-запада, связываемые со среднестоговской культурой и трипольской культурой; это поселение имело вал и ров шириной до 6, глубиной до 5 м, но существовал он недолго, был засыпан и застроен.

 

Начало бронзового века связано с майкопской культурой, в ареал которой входила вся территория К. к., где расположены Майкопский и Новосвободненский курганы, давшие назв. культуре и её позднему этапу или, по другой точке зрения, особой группе памятников. Прослежены связи майкопской культуры с культурами Передней Азии (керамич. и бронзолитейное произ-во, иконография ювелирных изделий). В степном Прикубанье эти древности сменяет новотитаровская культура (ок. 2700–2200), для которой характерны погребения с повозками (ими часто накрывали могильную яму). Предполагают её связь с майкопскими традициями, по др. версии, она относится к особой «кубано-днепровской» группе, сформировавшейся под влиянием культур Подунавья. Вдоль Черноморского побережья по обеим сторонам Главного, или Водораздельного, хребта Большого Кавказа распространилась дольменная культура. В среднем бронзовом веке степная зона входила в ареал предкавказской катакомбной культуры, Закубанье – в ареал северокавказской культуры, хотя и здесь известны погребения катакомбной культуры. Продвижение в кубанскую степь и в отд. районы Закубанья носителей срубной культуры привело к сложению её локального варианта и к вытеснению местного населения в предгорья. К концу бронзового века в зап. части К. к. относятся неск. поселений кобяковской культуры (см. в ст. Кобяково), в вост. районах распространяется кобанская культура.

 

В начале раннего железного века степные территории К. к. входили в зону памятников «киммерийского периода», затем скифской археологической культуры; к памятникам их элиты относятся Келермес, Костромские курганы, Ульские курганы и др. На значит. части совр. территории К. к. развивалась меотская археологическая культура. С 6 в. на Таманском п-ове (в то время на островах в низовьях Кубани) появились греч. колонии, вскоре объединённые в рамках Боспорского государства. В его «азиатской» части, включавшей в периоды расцвета земли от устья Кубани до совр. г. Новороссийск, располагались Фанагория, Гермонасса, Горгиппия, Патрей, Кепы, Киммерик, Корокондама, Тирамба и др. Эмпории боспорцев находились и восточнее, среди них – Елизаветинский комплекс, Семибратние курганы и городище. По др.-греч. письм. памятникам известны древнейшие названия народов, проживавших в прошлом на территории К. к.: киммерийцы, скифы, меоты; к меотам или близким им народам относятся синды, дандарии, керкеты, тореты, псессы, фатеи, досхи, многие из которых были в подчинении или в зависимости от Боспора. С 4 в. до н. э. в кубанских степях распространяются сарматские археологические культуры, среди их носителей – савроматы, сираки, аорсы, аланы. Новые пришельцы активно взаимодействовали с Боспором и меотами, некоторые селились среди оседлого населения, и в результате все эти культуры приобрели новые черты; с элитой сарматских или меотских группировок связывают зубовско-воздвиженскую группу, сильное рим. влияние прослеживается также по материалам Золотого кладбища и др. памятникам.

 

Новый этап в истории К. к. начинается с сер. 3 в. н. э. В это время гибнут ряд городов, сельские поселения (и складывавшаяся веками их структура) Азиатского Боспора, прекращается жизнь почти на всех меотских городищах и поселениях в Приазовье и на правом берегу Кубани. По-видимому, эти события связаны со Скифскими войнами и др. войнами этого времени (предполагают экспансию алан и др.). За пределами Боспора памятников 2-й пол. 3–4 вв. известны единицы. Один из опорных памятников для изучения истории сер. 3–7 вв. – могильник Бжид под Туапсе, на материалах которого прослежены своеобразные традиции, наряду с влиянием Боспора, цебельдинской культуры и др. На территории от Лазаревского до Геленджика локализуют объединение зихов, усиливавшееся с сер. 1-го тыс. Памятники 4–7 вв. в районе Сочи и Адлера принадлежат особой группе, наиболее близкой древностям, известным на территории Абхазии.

 

Гунны, продвинувшиеся во 2-й пол. 4 в. к Сев. Кавказу, контролировали население степей и прилегающих земель; об их присутствии свидетельствует находка в низовьях Кубани характерного литого котла. Крушение в 450–460-х гг. гуннской державы вызвало ряд миграций; среди них – и переселение готов-тетракситов, археологич. отражение которого видят в материалах могильника Дюрсо. Для 5–6 вв. на нижней Кубани отмечено боспоро-тетракситское влияние, вероятно даже наличие выходцев из Причерноморья. Степные и прилегающие районы продолжали контролировать кочевники, в числе которых были группы, относимые к протоболгарам. Со 2-й пол. 5 в. на Кавказе возрастает визант. влияние (не позднее нач. 6 в. достоверно фиксируется присутствие в зап. районах совр. К. к. христиан), а в 530-х гг. Юстиниан I Великий оккупирует Боспор. Одним из опорных пунктов византийцев на Тамани была крепость у совр. пос. Ильич. В 560-е гг. Сев. Кавказ вошёл в сферу влияния Первого Тюркского каганата, который сначала был дружественен византийцам. Однако в ходе конфликта, повлёкшего поход Тюрксанфа в Крым в 576, визант. база на Тамани была разгромлена, что ускорило угасание в регионе античных традиций. Ослабление Тюркского каганата привело к тому, что ведущую роль в Приазовье, кубанских степях и на прилегающих землях стали играть местные объединения кочевников, в т. ч. Великая Болгария. В треугольнике между современными Краснодаром, Туапсе и Новороссийском для 6–7 вв. прослеживается ряд общих черт материальной культуры оседлого населения (см. также в ст. Борисовский могильник).

 

В последней трети 7 в. ведущей воен.-политич. силой на юге Вост. Европы стал Хазарский каганат, власть которого распространилась и на значит. часть территории совр. К. к. По-видимому, для укрепления контроля над этим важным для каганата приграничным регионом на землях от устья р. Псекупс до района совр. г. Геленджик расселяются новые группы населения, оставившие т. н. кубано-черноморскую группу кремаций, связываемую с касогами. Восточнее несомненно присутствие алан (их наиболее зап. могильники известны до среднего и правобережья нижнего течения р. Кубань), зависимых союзников хазар в период их могущества. За пределами Хазарского каганата осн. силой были зихи, продвинувшиеся к 10 в. до востока Тамани, начав ассимиляцию касогов (результатом этих и др. процессов стало формирование адыгов). К кон. 1-го тыс. относятся памятники в районе совр. г. Анапа (Уташское поселение и др.), свидетельствующие о наличии здесь значит. христианского центра. После гибели Хазарского каганата осн. силой в степи стали печенеги, которых сменили половцы (на Кубани их могильники и каменные бабы датируют не ранее 12 в.); отмечается проникновение кочевников и на более юж. земли. Тамань вошла в состав Тмутараканского княжества. На территории совр. Сочинского р-на к последней четв. 1-го тыс. – 1-й четв. 2-го тыс. относится ряд христианских храмов, крепостей, поселений и могильников, некоторые материалы из которых имеют аналогии в Абхазии. С 10 в. юго-вост. территории К. к. являлись частью гос-ва Алания. Здесь открыты христианские храмы, склепы, поселения, крепости и города, принадлежавшие кавказским аланам и местному городскому населению.

 

В 1230-х гг. осн. часть территории совр. К. к. была завоёвана монголо-татарами, с сер. 13 в. она находилась в составе Золотой Орды (с сер. 15 в. – Крымского ханства). Очаги сопротивления монголо-тат. войскам, напр. группы адыгов в плавнях нижнего течения р. Кубань, сохранялись неск. десятилетий. В кон. 13 в. в дельте Кубани возникает значит. торгово-адм. центр, вероятно, эмирский город (поселение Ангелинское). С верхушкой местного населения связывают материалы Белореченских курганов. С 13 в. Причерноморье и Приазовье стали зонами воен.-торговых интересов Генуи. Генуэзцы основали фактории Мапа (ныне в черте Анапы), Батарио (Бату; ныне в черте г. Новороссийск), Копа (близ совр. г. Славянск-на-Кубани) и др., на Тамани – крепость Матрега (Таманское городище), принадлежавшую роду Гизольфи с 1419. В позднесредневековый период отмечается мощный импульс христианизации адыгов. В горной части совр. К. к. выявлено значит. количество каменных надгробий с христианскими крестами и греческими эпитафиями. Часть адыгской знати приняла католичество. В 1475 генуэзские колонии были захвачены войсками Османской империи, на побережье Чёрного и Азовского морей, а также в Прикубанье начались работы по обновлению старых и возведению новых укреплений (Таманская крепость, 1501; крепости Темрюк, Ачу и Агджа, 1515). Т. о., влияние Османской империи было распространено на побережье от Азова до Анапы. Её вост. граница проходила по плавням р. Кубань, за которыми начинались владения Крымского ханства, простиравшиеся от низовий р. Дон до правобережья Кубани и далее на юг до границ с Абхазией, где, помимо крымских татар и адыгов, располагались многочисл. кочевья ногаев. Владения Крымского ханства на Кубани подчинялись кубанскому сераскиру, резиденция которого располагалась в Копыле, Северо-Вост. Причерноморье относилось к Кафинскому эялету (провинции) Османской империи.

 

Адыги (в рус. источниках – черкесы) предпринимали набеги для захвата пленников, скота и др. добычи. Черкесская феодальная знать была тесно связана с Османской империей, где находились центры работорговли. Под влиянием турок и татар адыги постепенно приняли ислам. В 1552 и 1555–57 в Рус. гос-во были посланы первые посольства из представителей адыг. племён с просьбой к царю Ивану IV Васильевичу Грозному о покровительстве и антикрымском воен. союзе. В 1561 русско-черкесское войско вторглось в Крымское ханство и достигло Кефе (Каффы). В 16–18 вв. некоторые представители адыгской знати (напр., князья Черкасские) переходили на постоянную службу к рус. монархам, развивались рус.-адыг. торговые связи. В 17 в. на Кубани появились поселения старообрядцев – донских казаков С. Пахомова и казаков Л. Маныцкого, бежавших туда с р. Аграхань; после подавления Булавина восстания 1707–09 на Кубани обосновалась группа участников восстания, включившая в свой состав прежнее казачье население региона и получившая назв. некрасовцы.

 

В результате рус.-тур. войны 1768–74 Крымское ханство вышло из-под вассальной зависимости Османской империи и попало под влияние России. После строительства вдоль р. Кубань рос. регулярными войсками под рук. А. В. Суворова Кубанской пограничной линии (1778) в состав России перешло правобережье Кубани [закреплено Манифестом имп. Екатерины II от 8(19).4.1783 о присоединении территории Крымского ханства к Рос. империи]. Ногаи после ряда кровопролитных столкновений были выселены из Закубанья на Терек и в прикаспийские степи (1783). При поддержке Османской империи (с 1830-х гг. также Великобритании) адыги регулярно нападали на рос. укреплённую линию. Рос. командование неоднократно заключало мирные соглашения с адыг. племенами, однако они не выполнялись адыгами, в связи с чем рос. войсками предпринимались многочисл. карательные экспедиции на их территорию. Для укрепления рус.-тур. границы по р. Кубань активно использовалось казачество. В 1792–93 на территорию от Тамани до устья р. Лаба по правобережью р. Кубань переселено Черноморское казачье войско, основан его новый адм. центр – Екатеринодар (1793; ныне Краснодар). Казаки вновь соорудили укреплённую линию вдоль р. Кубань (получила назв. Черноморская кордонная линия, позднее входила в состав Кавк. укреплённой линии). Для пограничной службы на Кубань переселялись также казаки Донского казачьего войска, в 1794 они основали станицы Воровсколесская, Григориполисская, Кавказская, Прочноокопская, Темнолесская и Усть-Лабинская (составили Кубанский казачий полк). В 1802–1803 на Черноморской кордонной линии основаны станицы Воронежская, Казанская, Ладожская, Темижбекская и Тифлисская, население которых было набрано из однодворцев Юга Европ. России и составило Кавк. казачий полк. В 1826–1827 на наиболее опасный участок линии переселены донские казаки Хопёрского полка, основавшие в 1827 станицы Барсуковская, Баталпашинская, Бекешевская, Беломечётская, Карантинная, Невинномысская.

 

По условиям Адрианопольского мира 1829, завершившего рус.-тур. войну 1828–29, к Рос. империи присоединено Черноморское побережье Кавказа – от устья р. Кубань до сев. границы Аджарии (в 1830-е гг. вдоль побережья возведена Черноморская береговая линия). В ходе Кавказской войны 1817–64 к Рос. империи присоединено Закубанье. В 1832 отд. линейные казачьи полки объединены в Кавказское линейное казачье войско, занимавшее Кавк. укреплённую линию между устьями рек Лаба и Терек. В 1840 началось устройство Новой, или Лабинской, кордонной линии от устья р. Белая вверх по её течению до Майкопского ущелья. Б. ч. переселенцев, водворённых на этой линии, – жители т. н. старолинейных станиц, донские и малороссийские казаки, женатые солдаты регулярных полков, крестьяне, семьи быв. дезертиров и пленных солдат рос. армии, ранее составлявших в Персии особый батальон охраны шаха. Из казаков станиц новой линии был сформирован Лабинский линейный казачий полк. Затем в Закубанье возведены Урупская (1850, вдоль р. Уруп) и Белореченская (1860, вдоль р. Белая) линии. В 1844/45 Кубань включена в состав Кавказского наместничества. В 1860 началось методичное наступление рос. войск в Закубанье, которое завершилось в 1864. Значит. часть адыгов переселилась в Османскую империю (мухаджирство), другая, согласившаяся перейти в рос. подданство, была переселена к рекам Кубань и Лаба. В результате вхождения адыгов в состав Рос. империи прекратились межплеменные столкновения, рос. правительством уничтожены работорговля и крепостное право, адыги вовлекались в более развитую систему экономич. и социальных отношений.

 

В 1860 Черноморское казачье войско объединено с 1–6-й бригадами Кавк. линейного казачьего войска во вновь образованное Кубанское казачье войско. Тогда же территория совр. К. к. включена в состав Кубанской области, из которой в 1896 выделена Черноморская губерния, включавшая Черноморское побережье Кавказа. С кон. 19 в. территория совр. К. к. стала одним из главных с.-х. районов Рос. империи. В ходе Гражд. войны 1917–22 она вошла в состав Кубано-Черноморской советской республики (30.5.1918), которая затем включена в Северо-Кавказскую советскую республику (7.7.1918). Во 2-й пол. 1918 занята Добровольческой армией, в 1920 – РККА.

 

Территория совр. К. к. входила в состав Кубано-Черноморской области (1920–24; в её составе в 1922 образована Адыгейская АО, см. в ст. Адыгея), затем – Юго-Вост. обл. (февр. – окт. 1924), Северо-Кавказского края (1924–34) и Азово-Черноморского края (1934–37). На территории совр. К. к. построены ж.-д. линии Туапсе – Адлер с ветвью на Мацесту (1927), Майкоп – Хаджох (1931), Адлер – Бзыбь (1942). 13.7.1937 образован К. к. В его состав вошли 14 городов, 71 район, Адыгейская АО (выделена в 1991 как Сов. Социалистич. Республика Адыгея, с 1992 Республика Адыгея). В крае развивались разработка нефтяных и газовых месторождений, цементная (ок. 24% от общего объёма выпуска в СССР), металлообрабатывающая пром-сть, виноделие (крупнейшее предприятие – комбинат «Абрау-Дюрсо» близ Новороссийска, произ-во вин с 1877). В авг. – сент. 1942, в ходе Вел. Отеч. войны, герм. войска оккупировали 92% территории К. к., незанятыми остались некоторые районы Черноморского побережья. К. к. был освобождён в результате ряда наступательных операций, проведённых Красной Армией в 1943 в ходе Битвы за Кавказ 1942–43. В период оккупации К. к. было убито св. 61,5 тыс. жит., за пределы края насильственно вывезено св. 130,5 тыс. чел., разрушены все наиболее крупные и капитальные здания и объекты инфраструктуры. Постановлением СМ СССР от 1.11.1945 в список городов, подлежавших приоритетному восстановлению, были включены Краснодар и Новороссийск. В 1952 восстановление разрушенного хозяйства завершено, тогда же открыто Шапсугское водохранилище в левобережной пойме р. Кубань, в устьевой части р. Афипс (0,117 км3 воды). Интенсивно развивалось с. х-во (в 1978 валовой сбор зерна в К. к. составил 8,8 млн. т). Для развития рисоводства и борьбы с сезонными паводками в низовьях Кубани в 1973–1975 наполнено крупнейшее на Сев. Кавказе Краснодарское водохранилище с регулируемым объёмом 2–3,1 км3 («Кубанское море»). Построены ж.-д. линии Крымская – Тамань – Кавказ и Черноморская – Старотитаровка (1944), Лабинская – Шедок (1950), Батайск – Староминская (1965), Крымская – Грушевая (1971), Энем – Кривенковская, Анапа – Юровский (1977) и Краснодар – Туапсе (1978). С кон. 1980-х гг. в качестве обществ. организации на территории К. к. действует Кубанское казачье войско.

 

Краснодарский край // Большая российская энциклопедия

 

http://bigenc.ru/geo...hy/text/2106860

Ответить

Фотография nvd5 nvd5 06.03 2017

Наблюдалась активная смена этнического самосознания с украинского на русское. 

 

Это всё выверты. Надо сначала показать, что у кубанцев украинское самосознание было до того. До 1913 года.

А то пишут чёрти что, громоздят конструкции, высосанные из пальца. А начинаешь конкретные вопросы задавать - в ответ опять же фантазии приводят либо большевистские, либо националистические. 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 06.03 2017

Надо сначала показать, что у кубанцев украинское самосознание было до того. До 1913 года.

Ищите и показывайте. Источники информации в статье уже приведены. Вы, националисты, разводите пустословие вместо признания исторических фактов, а от исторических источников и научной литературы бежите, как чёрт от ладана.

Ответить

Фотография nvd5 nvd5 07.03 2017

Ищите и показывайте

 

Я?

Как можно найти то, чего нет и не было в природе?

Это Вы пишете об украинском самосознании кубанцев - Вы и ищите.

Вы же  примитивной пропагандой занимаетесь. 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.03 2017

Я?

Разумеется. Во-первых, читать антинаучный националистический бред мне очень неприятно. Во-вторых, должен же быть от вас хоть какой-нибудь толк. Почитаете источники и заодно отвлечётесь от вашей шовинистической антинаучной пропаганды межнациональной ненависти. И ещё одно: ваш обыкновенный троллинг, будто "нигде ничего нет", не принимается.

Ответить