←  Выдающиеся личности

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Великие медики

Фотография Castle Castle 19.01 2017

 
Андрей Везалий
(1514...1564 г.г.)
 
648px-Vesalius_Fabrica_portrait.jpg
 
В 1543 году, то есть спустя два года после смерти Парацельса, типография Иоганна Опоринуса в Базеле выпустила в свет книгу, озаглавленную «0 строении человеческого тела», автор которой утверждал, что анатомия Галена ошибочна и написана скорее на основании наблюдений животных, чем человека. Автором этого труда, смело поставившим под вопрос правильность утверждений древних ученых, был Андрей Везалий ( нидерл. Andries van Wesel, лат. Andreas Vesalius). Андрей Везалий родился в 1514 году в Брюсселе. Его отец был придворным аптекарем, а дед – врачом. Поэтому Везалий с малолетства встречался дома с проблемами медицины. Учился медицине сначала в Париже, потом вернулся в Бельгию и поступил в Лувенский университет. И в Париже, и в Лувене анатомию изучали по Галену, причем секции производились весьма редко. В Лувене Везалию удалось однажды добыть труп повешенного, из которого Везалий препарировал полный скелет человека. Это был первый анатомический препарат в Европе.
 
После получения в 1537 году докторской степени Везалий стал преподавать анатомию и хирургию в Падуанском университете. Во время чтения лекций Везалий демонстрировал анатомические таблицы, которые в следующем году были напечатаны. В своих лекциях Везалий придерживался учения Галена, но на основании собственных наблюдений все чаще приходил к выводу, что многие сведения Галена ошибочны.
 
Совершенно понятно, что исследования Везалия зависели от возможностей проведения секций. Правда, ему удавалось время от времени получать трупы казненных преступников, но их было слишком мало, для осуществления обширных научных работ, задуманных Везалием. Поэтому ему пришлось, вместе со своими учениками, тайно выкрадывать тела умерших, похороненных на кладбище в Падуе. Это угрожало ученому не только скандалом, но и побоями кладбищенских сторожей. Все же ученый добывал все больше данных о строении человеческого тела и, наконец, после пяти лет упорного труда ему удалось закончить свою большую книгу по анатомии. Книга была обильно иллюстрирована гравюрами работы художника Стефана Калькара, друга Везалия. Везалий исправил свыше двухсот ошибок Галена, в особенности в строении внутренних органов. Везалий интересовался, впрочем, не только их строением, но и функциями, причем больше всего внимания посвятил работе сердца и мозга. Везалий справедливо считается создателем современной анатомии и основателем школы анатомов, из которой вышли такие корифеи науки, как Б. Евстахио, Г. Фаллопий, Аранзий, Л. Боталло, Боэн и многие другие. Везалий пользовался успехом также в качестве врача-практика. Был назначен придворным врачом императора Карла V. Долголетние войны вынудили Везалия скитаться по всей Европе. Когда ему удалось на несколько лет обосноваться в Аугсбурге, он подготовил второе издание своей анатомии; это издание, появившееся в 1555 году, в течение двух столетий было единственным учебным пособием для студентов медицины во всей Европе.
 
После отречения Карла V от престола его место занял Филипп II, который вторично назначил Везалия придворным врачом. Это обстоятельство, однако, не помешало через несколько лет выдать Везалия в руки инквизиции за еретические убеждения, например за утверждение, что у мужчины есть 12 ребер, хотя всем хорошо известно, что одно ребро Адама бог использовал для создания Евы.
 
Благодаря ходатайству императора, Везалий не был приговорен к сожжению на костре, а отделался только приговором, по которому должен был совершить покаянное путешествие в «святую землю». В 1564 году, возвращаясь из Иерусалима, Везалий при умер на судне и похоронен на греческом острове Занте.
 
Автор - Гжегож Федоровский (1972). сайт "Мир врача".
Ответить

Фотография Castle Castle 19.01 2017

Роберт Кох
1843 - 1910.
Пожалуй, ни одно инфекционное заболевание не обладало столь романтическим ореолом, как туберкулез. Эта болезнь внесла пронзительную нотку фатальности в творчество поэта Джона Китса и сестер Бронте, Мольера и Чехова. Но в реальной жизни чахотка оказывалась совсем не романтичной, а наоборот — грязной и мучительной. Вместе с томной бледностью приходили слабость, изнурительный кашель, легочное кровотечение и смерть. Этой кошмарной для тысяч людей реальности дали имя «белой чумы», ведь она уносила не меньше жизней, чем чума «черная», бубонная, просто убивала медленно. Не удивительно, что человек, «познакомивший» мир с возбудителем туберкулеза и давший надежду на победу над ним, был награжден Нобелевской премией. Формулировка Нобелевского комитета: «за исследования и открытия, касающиеся лечения туберкулеза». А звали этого человека Роберт Кох.
 
983c5fb9b1c26324d08d2a48c237679e.jpg
Генрих Герман Роберт Кох. Родился 11 декабря 1843 г. в Клаусталь-Целлерфельде, Пруссия. Умер 27 мая 1910 г. в Баден-Бадене, Германская империя. Лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине 1905 года.
 
Говоря о туберкулезе, мы вспоминаем не только классиков викторианской эпохи, но и палочки Коха, и туберкулин (антиген в реакции Манту), тоже коховский, и постулаты Коха, а вместе с ними и имя выдающегося ученого, человека, для которого туберкулез стал триумфом и трагедией, — Роберта Коха.
 
Кох родился 11 декабря 1843 года в местечке Клаусталь-Целлерфельд в Нижней Саксонии в семье горного инженера. Роберт оказался очень одаренным ребенком — уже в пять лет он поразил своих родителей тем, что научился самостоятельно читать, рассматривая газеты. В этом же возрасте его отдали в начальную школу, а через три года он уже поступил в гимназию. Кох учился с удовольствием и выказывал явный интерес к биологии. Что, очевидно, и определило его дальнейший выбор: в 1862 году он поступил в Гёттингенский университет, где увлекся медициной. Именно здесь, в Гёттингене, в то время преподавал знаменитый анатом Якоб Генле, труды которого были первыми ласточками в области микробиологии. Возможно, именно его лекции пробудили у юного Коха интерес к исследованиям микробов как возбудителей различных заболеваний.
 
В 1866 году Роберт Кох получает степень доктора медицины и в течение полугода работает в знаменитой берлинской клинике Шарите — под руководством великого Рудольфа Вирхова. Кстати, именно Вирхов будет регулярно подвергать критике микробную теорию Коха, противиться распространению его открытий и даже мешать карьере. Поначалу Вирхов вообще прямо говорил ученику, чтобы тот не тратил попусту времени на ерунду и занимался лечением людей.
 
i_010.jpg
 
 Рудольф Людвиг Карл Вирхоф (1821–1902). Немецкий врач, гистолог, патолог и ешё много-чего-лог, а также политический деятель со склонностью к реформаторству. Дополнил клеточную теорию Шванна и Шлейдена и нанес удар по популярной тогда гипотезе самозарождения организмов великим тезисом «Omnis cellula e cellula» («Клетка происходит только от клетки»). Установил строение множества тканей и органов, описал патогенез нескольких заболеваний. Заодно вывел немецкую санитарию на совсем иной уровень, руководствуясь мыслью, что врачи — «естественные адвокаты бедных», а потому должны принимать активное участие в решении социального вопроса.
 
Но уже в следующем году Кох женится на Эмме Фрац и получает место в больнице в Гамбурге. Еще два года молодая семья переезжает из города в город, пока наконец не оседает в Раквице, где Кох устраивается в местную лечебницу для душевнобольных. Но, кажется, размеренная жизнь совсем не для него. Несмотря на сильную близорукость, Кох сдает экзамен на военного врача и отбывает в полевые госпитали начавшейся в 1870 году Франко-прусской войны, где сталкивается не столько с хирургической практикой, сколько с молниеносно распространяющимися в окопах холерой и брюшным тифом.
 
i_002.jpg
Молодой Робоерт Кох.
 
Через год Роберт демобилизуется, а в 1872 г. получает должность уездного санитарного врача в Вольштейне. Именно в этот период он получает от жены подарок на 28-летие — новый микроскоп. И скоро медицинская практика отходит на второй план: Кох все дни напролет пропадает за окуляром подарка. И вспышка сибирской язвы среди местного крупного и мелкого рогатого скота оказывается очень кстати.
 
Основываясь на опыте Пастера, который уже пытался найти возбудителя этого заболевания, Кох проводит многочисленные опыты над мышами. При помощи «прививок» крови, взятой из селезенки здоровых и умерших от сибирской язвы животных, он пытается заразить подопытных грызунов. Результаты экспериментов позволяют ему подтвердить предположение, что сибирская язва может передаваться через кровь.
 
Правда, это Коха не удовлетворило. Он хотел также проверить, может ли сибирская язва передаваться без непосредственного контакта с заболевшим скотом. Роберт получает чистые культуры бактерий и тщательно их изучает, подробно зарисовывая и описывая процесс размножения Bacillus anthracis, попутно отмечая их уникальную способность пережидать неблагоприятные условия.
 
Результатом этой кропотливой работы стал труд, который при содействии профессора ботаники университета Бреслау Фердинанда Кона, был-таки опубликован в 1876 году в передовом ботаническом журнале Beitrage zur Biologie der Pflazen, детище Кона (который, кстати, относил бактерий к растениям). Несмотря на протесты Вирхова, считавшего, что болезни имеют внутреннюю природу, а их причина — «патология клеток», Кох приобретает определенную популярность, но не расстается со своей крошечной лабораторией в Вольштейне. Еще четыре года он совершенствует методы окрашивания и фиксации микроскопических препаратов, а также изучает различные формы бактериального инфицирования ран. В 1878 году он публикует свои работы по микробиологии.
 
Известность приносит свои плоды: в 1880 году Роберта Коха назначают советником в Имперском бюро здравоохранения в Берлине. Именно здесь у ученого появляется возможность собрать лучшую в его жизни лабораторию. Исследовательская работа сразу пошла в гору. Кох изобретает новый микробиологический метод — выращивание чистых культур бактерий на твердых средах. Например, на картофеле. А также новые методы окрашивания, позволяющие легко разглядеть и идентифицировать бактерий при помощи микроскопа. Уже через год он публикует работу «Методы изучения патогенных организмов» и вступает в полемику с коллегой по микробиологическому «цеху» Луи Пастером по поводу исследований сибирской язвы. Ученые разворачивают настоящую войну на страницах научных изданий и в публичных выступлениях.
 
И именно в этой лаборатории, укомплектованной отличными кадрами, оснащенной мощными микроскопами, лучшими материалами и лабораторными животными, Кох приступает к исследованию главного «убийцы» того времени — туберкулеза. Выбор темы, однако, многим его коллегам показался странным: большинство экспертов считало чахотку наследственным заболеванием. Ведь статистика показывала, что эта болезнь чаще всего распространяется внутри семей.
 
Тем не менее доктор Кох счел туберкулез обычной «природной» инфекцией. Работая в одиночку, тайком от коллег, он заперся в лаборатории почти на полгода — до тех пор, пока не смог выделить и вырастить культуру туберкулезной палочки Mycobacterium. 
 
24 марта 1882 года Кох представил свои выводы на ежемесячной встрече Общества физиологов в Берлине (опять же, злокозненный Вирхов не дал выступить Коху на широком собрании берлинских медиков), по-настоящему ошарашив коллег, которые не могли не только аргументированно апеллировать, но и аплодировать.
 
Семнадцать дней спустя — 10 апреля 1882 года — Кох опубликовал свою лекцию «Этиология туберкулеза» , и факт открытия возбудителя смертельного заболевания не только стал новостным поводом для крупных медицинских изданий, но и облетел первые полосы ведущих газет во всему миру. В течение нескольких недель «Кох» стало буквально именем нарицательным.
 
Но Роберт Кох не остался почивать на лаврах. Он уезжает в правительственную научную экспедицию в Египет и Индию, где охотится за возбудителем холеры. И находит его — он выделяет микроб, который называет холерным вибрионом. Это открытие принесло ему не только дополнительную популярность, но и премию в 100 тысяч немецких марок.
 
Но уже довольно скоро, в 1885 году, доктор Кох возвращается к «любимому» туберкулезу, сосредоточившись теперь на поиске способов лечения этого заболевания. К тому времени он уже успел разойтись со своим учеником Эмилем Берингом : они поспорили отнюдь не по поводу одного места из Блаженного Августина, а о том, может ли человек заражаться туберкулезом от животных. Кох, к тому времени уже «забронзовевший» авторитет, считал, что не может, а молоко и мясо зараженных животных безопасно. Ученик считал, что Кох неправ. Этого «великий» не стерпел, и между ними случился разрыв (хотя время показало, что прав-то был Беринг).
 
Кох спешил открыть свое средство от туберкулеза. В 1890 году ему удалось выделить туберкулин — вещество, вырабатываемое туберкулезной палочкой в процессе жизнедеятельности. Ученый полагал, что оно способно помочь в лечении чахотки, — и 4 августа 1890 года без тщательной проверки объявил: средство от туберкулеза найдено. Короткий и бурный триумф — ведь после открытия возбудителей «сибирки», чахотки и холеры выше авторитета в медицине, чем у Коха, не было. Но триумф обернулся трагедией и волной остракизма.
 
Выяснилось, что туберкулин вызывает серьезные аллергические реакции у больных туберкулезом. Посыпались сообщения о смертях от туберкулина. А потом оказалось, что и эффективность лекарства невелика. Туберкулиновые прививки не давали иммунитета к чахотке.
 
Интересно, что семнадцать лет спустя именно этот эффект туберкулина позволил применить его для туберкулиновой пробы — теста, диагностирующего туберкулез. Его разработал австрийский педиатр, ассистент иммунолога-нобелиата Пауля Эрлиха, Клеменс Пирке.
 
pirke_klemens.JPG
Клеменс фон Пиркé (1874–1929). Австрийский аристократ, педиатр, получивший прекрасное образование в ведущих университетах Европы. В 1906 г. ввел термин «аллергия». В 1907 г. продемонстрировал медицинской общественности туберкулиновую пробу: в царапину на предплечье пациента втирался туберкулин, по реакции кожи судили об инфицированности микобактериями. Пробу Пирке позже заменило подкожное введение туберкулина — по методике Шарля Манту. Фон Пирке покончил жизнь самоубийством вместе с постоянно страдавшей депрессией женой, приняв цианистый калий. Ученого выдвигали на получение Нобелевской премии пять раз, баллотировался он и в президенты Австрии, но сейчас о нем мало кто помнит.
 
Тем не менее, карьера Коха продолжает продвигаться. Ему присуждают звание врача 1-го класса и почетного гражданина Берлина. Спустя год он становится директором вновь созданного Института гигиены в Берлине и профессором гигиены в Берлинском университете.
И снова исследовательская жилка (и чувство вины, и желание реванша) не дает жить Роберту Коху спокойно. В 1896 году он отправляется в Южную Африку, чтобы изучать происхождение чумы крупного рогатого скота. И хотя ему не удалось определить причину чумы, он смог локализовать вспышки этого заболевания, делая здоровым животным инъекции препарата желчи зараженных. Затем Кох исследует в Африке и Индии малярию, лихорадку Черной Воды, сонную болезнь у крупного рогатого скота и лошадей. Результаты своей титанической работы он публикует в 1898 году после возвращения в Германию.
 
KochInstitutAfr.jpg
Кох в Южной Африке.
Дома он продолжает исследования и в 1901 году на Международном конгрессе по туберкулезу в Лондоне делает заявление, порождающее в научных кругах много споров: бациллы человеческого и коровьего туберкулеза различаются. Ученого подвергли критике, но время показало, что он был прав (кстати, это тоже было предметом спора Коха и Беринга, и тут уже ошибался Беринг; сейчас известно, что туберкулез у животных и человека могут иногда вызывать другие, близкородственные M. tuberculosis, виды микобактерий, способные преодолевать межвидовой барьер).
В 1905 году Роберта Коха удостоили Нобелевской премии по физиологии и медицине «за исследования и открытия, касающиеся лечения туберкулеза». Но уже в 1906 году он возвращается в Центральную Африку для продолжения работ по изучению сонной болезни (трипаносомоза). Он находит, что синтезированный Эрлихом и Хата в 1905 году атоксил (на путать с современным энтеросорбентом из диоксида кремния — тогда это было органическое соединение мышьяка!) может быть эффективен при этом заболевании так же, как хинин против малярии.
 
18a20a731073c59f6d71213d274e5dc3.jpg
Кох с ассистентом препариуют крокодила.
До самого конца жизни Кох продолжал исследования по серологии и микробиологии. Он умер 27 мая 1910 года в санатории в Баден-Бадене. Смерть его тоже привела к интересным событиям. Тело Роберта Коха было кремировано, однако в Пруссии в то время законодательно не было разрешено захоранивать урны на кладбищах. В результате было принято решение создать мавзолей Коха прямо в институте его имени (рис. 6). 10 декабря 1910 года состоялась церемония захоронения праха. И поныне можно посетить этот мавзолей [4], увидеть портрет Коха, прочесть эпитафию: «Роберт Кох — работа и успехи». И просто побыть наедине с великим ученым, очень непростым человеком, без сомнения, достойным вечной памяти и благодарности человечества.
 
ko2.jpg
Институт Роберта Коха в Берлине. 

https://new.mirvrach...1,1]&total=6384


Сообщение отредактировал Castle: 20.01.2017 - 00:03 AM
Ответить

Фотография Castle Castle 20.01 2017

Парацельс
(1493...1541 г.г.)
 
f3a7b9caff64184de5e31e7de82b11a6.jpg
 
Парацельс принадлежит к числу величайших реформаторов эпохи Возрождения, который отверг все древние авторитеты и даже публично сжег знаменитый «Канон» Ибн-Сины, утверждая, что единственным источником знаний может быть только практический опыт.
Парацельс родился в Швейцарии в 1493 году. Его полное имя, напечатанное в заголовках написанных им книг, было: Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм.
Парацельс был сыном образованного врача и выдающегося алхимика, хорошо знакомого с произведениями древних мастеров. Отец преподал Парацельсу первые уроки еще тогда, когда будущий врач был в мальчишеском возрасте. В своих трудах Парацельс тепло вспоминает отца, который приохотил его к учению.
О том, где учился Парацельс, известно мало. Степень доктора медицины он получил в Ферраре, в Италии. После этого он длительное время путешествовал по свету, переходя пешком от деревни к деревне. Он посетил Польшу и Россию, некоторое время жил в Константинополе и, говорят, будто бы несколько лет провел в татарском плену. Во время походов Парацельс охотно беседовал с цирюльниками, кузнецами, пастухами, цыганами и старыми знахарками, учась у них таинственному искусству врачевания. Благодаря этому он узнал много приемов народной медицины. После возвращения на родину Парацельс быстро заслужил себе большую известность. По преданию ему удалось вылечить восемнадцать князей, от лечения которых отступились все врачи. Хотя многие считали его гениальным врачом, но были и такие, которые утверждали, что Парацельс обманщик и шарлатан.
Добившись большой известности, Парацельс поселился в Базеле. Вскоре ему удалось вылечить одного весьма влиятельного человека, и Парацельсу предложили занять должность городского врача и профессора медицины Базельского университета. Но новый профессор вместо того, чтобы, по примеру своих предшественников, учить студентов по Галену и Ибн-Сине, сразу же проявил себя непримиримым врагом древней медицины, отдавая предпочтение собственному опыту лечения больных. Больше того, свои лекции он читал не по латыни, а на разговорном немецком языке, обучал студентов непосредственно у койки больного. Вдобавок он выступил против аптекарей, составлявших сложные и дорогие лекарства, а сам применял простые, но хорошие и сильно действующие средства.
Самый знаменитый портрет Парацельса - работы Квентина Массейса .
Paracelsus.jpg
 
Среди ученых и богатых жителей Базеля у Парацельса появились враги. Хуже всего было то, что он подал в суд на влиятельного каноника за неуплату гонорара за лечение и, не удовлетворившись решением суда, оскорбил судей, которые приказали его арестовать. Парацельсу пришлось бежать из Базеля. Терпя всяческие лишения, Парацельс снова начал пешие путешествия по лицу земли, и наконец, измученный непрерывной борьбой с официальной медициной, умер в Зальцбурге в 1541 году.
Труды Парацельса были изданы не сразу. Первая его работа вышла только в 1562 году. В ней приведены основные принципы учения Парацельса о болезнях и их причинах; вторая работа – об общих принципах медицины – была издана три года спустя. Обе книги написаны на немецком языке.
Портрет Парацельса Августина Хиргифогеля (1538 г.).
Paracelsus34.gif
 
Крупнейшая заслуга Парацельса состоит в том, что он официально отрекся от древней медицины и вместо сложных и выдуманных средневековых рецептов на снадобья, стал давать больным простые лечебные средства. Он применял целебные травы, стараясь добыть из них действующее начало, которое назвал квинтэссенцией. Парацельс первый стал широко применять в лечении химические средства, в частности препараты железа, сурьмы, свинца и меди. Кроме того, он усиленно рекомендовал естественные средства лечения: свежий воздух, покой, диету и целебные минеральные воды.
Могила и череп Парацельса.
450px-Salzburg-0210.jpg
 
Anthroplogy_-_human_skull_of_a_boy.jpg
 
Ответить

Фотография Ученый Ученый 20.01 2017

Я имел любопытство видеть тот дом, в котором жил Парацельс. Сказывают, что в саду, принадлежащем к сему дому, и поныне находят еще огарки из химических или алхимических печей сего чудного человека, которому, но признанию ученых, обязана медицина многими минеральными лекарствами, и ныне с великою пользою употребляемыми, но который от страшного хвастовства своего прослыл шарлатаном в целой Европе (Пишут, что он часто лекции свои начинал так: «Знайте, о медики! что колпак мой ученее всех вас и что борода моя опытнее ваших академий! Греки, римляне, французы, италиянцы! я буду вашим царем».). - Карамзин

Ответить

Фотография Castle Castle 20.01 2017

Мигель Сервет
(1511...1553 г.г.)
 
servetus_1.jpg
 
Мигель Сервет родился в Испании в 1511 году. Изучал юриспруденцию и географию, сначала в Сарагосе, потом во Франции, в Тулузе. Некоторое время после окончания университета Сервет служил секретарем у исповедника императора Карла V.
Находясь при императорском дворе, долгое время жил в Германии, где познакомился с Мартином Лютером. Это знакомство вызвало у Сервета интерес к теологии. Хотя в этой области Сервет был самоучкой, все же он достаточно глубоко изучил теологию, чтобы не всегда и не во всем соглашаться с учением отцов церкви. Сервет не скрывал своих взглядов, поэтому с самого начала жизненного поприща встретился с враждебным отношением со стороны многих представителей духовенства. И все же, в возрасте всего лишь двадцати лет, он отважился написать теологический труд, в котором начисто отрицал догмат святой троицы. Под влиянием уговоров своего друга, придворного врача Лотарингского принца, Сервет довольно поздно стал изучать медицину в Париже. Окончив медицинский факультет, он поселился в городке Шарлье в долине Луары, где занялся медицинской практикой. Но слава еретика, идущая вслед за ним по пятам, помешала ему вести спокойную жизнь провинциального врача. Местный священник, пользовавшийся поддержкой высших церковных властей, стал преследовать Сервета на каждом шагу. В результате Сервету пришлось бежать и некоторое время скрываться в Лионе. По какому-то странному и непонятному стечению обстоятельств, он стал домашним врачом венского архиепископа. во дворце которого провел двенадцать спокойных лет, работая над решением некоторых вопросов медицины и над делами веры. Рукописи своих трудов Сервет посылал Кальвину. Однажды он послал ему свои замечания о книге Кальвина, посвященной вопросам организации христианской религии. и получил в ответ письмо исполненное гнева и возмущения.
 
Спустя несколько лет Сервет опубликовал сборник трудов под заглавием «Восстановление христианства», который вышел из печати в 1553 году. Тогда же, по дороге из Вены в Италию, он остановился в Женеве, чтобы посетить Кальвина. Наивный и простодушный Сервет воображал, что его переписка с Кальвином, на тему о вере, носит характер теоретического спора и, что гнев Кальвина, выраженный в его давнем письме, уже давно миновал. Разочарование было ужасно. Не успел Сервет расположиться в Женеве, как был по приказанию Кальвина схвачен и посажен в тюрьму. Сервета обвинили в отрицании божественности Христа, после долгих допросов "с пристрастием" судили и по приговору церковного суда сожгли на медленном огне 27 октября 1553 года, когда Сервету исполнилось всего лишь 42 года.
 
В одном из теологических сочинений Сервета есть такие слова: «...Необходимо сначала установить как возникает жизненный дух. Он берет начало в левом желудочке сердца. Своему возникновению он обязан в значительной степени работе легких, потому что воздух, входящий в них, смешивается с кровью, которая из правого желудочка поступает в левый. Однако кровь отнюдь не проникает – как это думают – через перегородку, но из правого желудочка идет по необыкновенно долгому и сложному пути в легкие. Здесь она смешивается с вдыхаемым воздухом, и от нее отделяется сажа, удаляемая из организма при выдохе. После того, как в ходе дыхания кровь опять хорошо смешается с воздухом, она поступает в левый желудочек сердца...»
 
Как Сервет дошел до такого несомненно правильного вывода, установить трудно. Но он дал прекрасное описание малого круга кровообращения, опровергнув, таким образом, теорию Галена о переходе крови из левой половины сердца в правую, через небольшие отверстия в перегородке предсердий.Опубликованное в теологическом трактате, вдобавок запрещенном инквизицией, открытие Сервета осталось неизвестно врачам.
 
Через несколько лет после смерти Сервета малый круг кровообращения был вторично открыт Реальдом Коломбо, заменившим Везалия на кафедре анатомии в Падуе.
 
Маттео Реальдо Коломбо (1515 или 1516, Кремона — 1559) — итальянский хирург и анатом эпохи Возрождения, профессор университетов Падуи, Пизы и Рима, открывший параллельно с Серветом малый круг кровообращения.
Matteocolombo.jpg
 
Уильям Харвей (1578-1675), врач, в 1628 описал большой и малый круги кровообращения в труде «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных» (Exercitatio anatomica de motu cordis et sanguinis in animalibus).
harvey.jpg
 
Памятники Сервету:
В  Женеве на Champel hill, открыт в 1903 году к 350-ой годовщине сожжения ученого, по инициативе кальвинистской церкви.
servet_3.jpg
 
Памятник в городке Annemasse (Верхняя Савойя), в 1908 год, работы Клотильды Рош (Clotilde Roch)
На одной его стороне выбита цитата Вольтера: "Арест Сервета в Женеве, где он не печатал и не пропагандировал свои мысли и, следовательно, не был подчинен женевским законам, нужно рассматривать как акт вандализма и нарушение международных прав", на другой цитата самого Сервета от 1553 года: "Я прошу Вас, ускорьте, пожалуйста, обсуждение моего дела. Ясно, что Кальвин желает сгноить меня в этой тюрьме для своего же удовольствия. Вши едят меня заживо. Моя одежда порвана, у меня нет даже рубашки, только протертый жилет"
842a0fbc31ce73ef782839c323128ba6_i-5774.
 
Похожий памятник установлен в Женеве на улице Мигеля Сервета
03251be9a605bebe8dd442899d7c0783_i-16319
 
Еще одна копия скульптуры Клотильды Рош установлена в Сарагосе (месте, где он учился), возле госпиталя им. Мигеля Сервета 27.10.2004, по случаю 450 годовщины со дня гибели. Надпись: "Killing a man is not to defend a doctrine, but to kill a man". Sebastian Castellio against Libellum Calvini (1612) – «Убийство человека – это не защита доктрины, это просто убийство» . 
546e8ca0d0d7c233e6ac67027a41a26c_i-476.j
 
Памятник Сервету в Париже. Скульптор Жан Бафье, 1908 г.
485px-Statue_Michel_Servet_Paris.jpg
 
В городе Вьенн (Дофине), скульптор И. Р. Бернард, 1911г.
servet_viena.jpg
Ответить

Фотография Castle Castle 25.01 2017

ДЖИРОЛАМО ФРАКАСТОРО

(1478 – 17.03.1553)

Fracastoro.jpg

 

 

Фракасторо , Джироламо (Girolamo Fracastoro) – итальянский врач, создатель учения о заразных болезнях, поэт, писатель и ученый, один из самых образованных людей своего времени, преуспевший в медицине, астрономии, математике, философии, литературе и поэзии. Родился в Вероне, учился в Падуанском университете. Здесь Фракасторо, по установленному в те времена порядку, сначала изучал гуманитарные науки – грамматику, диалектику, риторику, затем философию и математику и, наконец, специальные дисциплины – астрономию и медицину. Здесь, в Падуе, среди товарищей и ближайшего окружения Фракасторо были известные впоследствии деятели итальянского Возрождения – историки и писатели Наваджеро и Бембо, географ и историк Рамузио, астроном Николай Коперник.

654px-Copernicus.jpg

Николай Коперник - соученик и друг Фракасторо.

 

В двадцать лет уже преподавал там логику. Некоторое время был врачом-консультантом папы Павла III, имел обширную медицинскую практику. Автор важных научных работ: по астрономии «Homocentrica sive de stellis liber» (1538), в которой предложил модель солнечной системы, основанную на теории Коперника (кстати, именно он первым ввел термин «полюс» применительно к Земле); по медицине «De contagione et contagiosis morbis» (1546, Венеция; 1550, Лейден; есть рус. пер.: «О контагии, о контагиозных болезнях и лечении», Издательство АН СССР, 1954). Обобщив взгляды предшественников, начиная с авторов античности до современных ему врачей, он впервые сделал попытку дать общую теорию эпидемических болезней и описание целого ряда заразных недугов: оспы, кори, чумы, чахотки, бешенства, проказы и т. д. Фракасторо по праву можно считать основоположником науки эпидемиологии: он впервые заговорил об истинной природе болезни, способах ее распространения и о ее переносчиках – бактериях. По совету Фракасторо на дверях домов, где находились больные, стали красной краской писать крест, по его требованию во время эпидемии запирали лавки, учреждения, суды и даже парламенты, не впускали в церкви нищих и запрещали собрания. Дома, в которых болели люди, запирали на замок и даже сжигали вместе со всем, что было внутри. Случалось, что города, охваченные эпидемией, окружали войсками, отрезали к ним доступ, оставляя на произвол судьбы жителей. Широкую известность и распространение приобрела его поэма (и одновременно медицинский трактат) о венерической болезни «Сифилис, или Галльская болезнь» («Syphilis sive Morbus Gallicus», Верона, 1530), переведенная на основные европейские языки. Поэма не только дала название распространившемуся в то время заболеванию (герой поэмы – молодой пастух по имени Сифилус, разгневавший олимпийских богов и наказанный страшной болезнью), но и содержала описание заболевания и врачебные рекомендации по борьбе с ним, и стала важным психологическим и санитарным руководством. Круг интересов ученого-энциклопедиста был необычайно широк. В диалоге «Наугерий, или О поэзии» (1553) Фракасторо доказывает, что поэзия – не развлечение и не иллюстрация; ее предмет – прекрасное, совершенное и целесообразное «просто» (simpliciter), а высший ее жанр – героический. Его «Диалоги» («О разумении», «О душе», «О симпатиях и антипатиях») посвящены проблемам философии и психологии. Современники с интересом читали его «Суждения о виноделии» и внимали рекомендациям его трактата «О лечении охотничьих собак». Отдельным томом вышли его письма в многотомном собрании «Письма тридцати знаменитых людей» (Венеция, 1560). А затем, уже два столетия спустя, в 1739 г. были напечатаны его стихи.

 

778px-Girolamo_Fracastoro.jpg

Гравюра с портретом Д.Фракасторо работы Франческо Реденти.

 

Джироламо Фракасторо умер 27 июля 1553 года в Аффи. Прах Фракасторо был перевезен в родной город, Верону, где ему в 1555 г. был поставлен памятник. Выдающийся ученый и гуманист Средневековья Скалигер был столь высокого мнения о талантах и заслугах Фракасторо перед наукой, что сложил поэму в его честь. Арабский географ Лев Африканский писал о Фракасторо "В медицине вы открыли причины заразных болезней и наилучшие и превосходные лекарства от них, — я уже не говорю о вашей божественной поэме «De Syphilide», которая хотя и была написана вами в юности и развлечения ради, тем не менее настолько полна прекрасными философскими и медицинскими идеями, так блестяще воплощена в божественных мыслях и так украшена разнообразными поэтическими цветами, что люди нашего времени, не сомневаясь, приравнивают её к античной поэзии и относят к таким произведениям, которые достойны жизни и чтения в течение бесчисленных столетий".

 

330px-Girolamo_Fracastoro%27s_statue_in_

Памятник Фракасторо в Верроне.

 

П.С. Занятный факт - сифилис имеет  второе название – «французская болезнь», – то так называли ее итальянцы, утверждая, что в их страну сифилис занесли французы во время итальянских войн (при Карле VIII, Людовике XII и Франциске I). Французы же, в свою очередь, утверждали, что подхватили сифилис в Неаполе, и для них он был «итальянской болезнью» (на самом деле сифилис был завезен в Европу из Америки матросами Христофора Колумба).

http://www.biograpedia.ru/node/610


Сообщение отредактировал Castle: 25.01.2017 - 23:17 PM
Ответить

Фотография ddd ddd 25.01 2017

Кастл, а вы из врачей будете?
Ответить

Фотография Castle Castle 26.01 2017

Да как сказать. Имею отношение к медицине.

Ответить

Фотография Castle Castle 05.02 2017

АВИЦЕННА
(16 августа 980 года — 18 июня 1037)
 
576px-Avicenna-miniatur.jpg
Абу́ Али́ Хусе́йн ибн Абдулла́х ибн аль-Ха́сан ибн Али́ ибн Си́на - Самый известный и влиятельный учёный средневекового исламского мира. Ибн-Сина был ученым-энциклопедистом. Его научное наследие весьма обширно и охватывает все отрасли знания того времени: философию, логику, музыку, поэтику, языкознание, медицину, математику, астрономию, химию, биологию, геологию, и другие. Ибн-Сина негативно относился к астрологии, алхимии и магии.
Ибн-Сина родился в 960 году в небольшом селении Афшана близ Бухары. Ибн-Сина,  означает "Сын Сина", тем не менее, Авиценна не был сыном,  но пра-пра-внуком человека по имени Сина. Имя Хуссейн и второе имя (кунья) Абу Али (отец Али) весьма обычны в шиитской среде (но популярны и суннитов). Его отец - Абдаллах ибн Хасан – был уважаемым исмаилитом из Балха , ныне  Афганистан. Впрочем до сих пор существуют разногласия, некоторые считаю семью Авиценны шиитской, другие – суннитской.
В своей биографии Ибн-Сина писал: “Отец мой был из Балха и приехал оттуда в Бухару во дни правления саманида Нух ибн Мансура и занялся там работой в диване – канцелярии. Ему предоставили управление Хармайсаном, центром одного из бюликов (районов) в окрестностях Бухары. Из Афшаны, одного из ближайших селений, он взял себе в жены мою мать по имени Ситара – звезда. Там же и родились сначала я, а затем мой брат”.
Ибн-Сина принадлежал к населению Средней Азии, говорившему на языке фарси-дари. На этом же языке он писал короткие стихи – четверостишья “для отдохновения души.
К 10 годам ибн.Сина закончил начальную школу – мактаб, поразив учителей тем, что выучил наизусть Коран. Дальнейшее образование давали ему нанятые отцом приходящие учителя.  Математику изучал у торговца Махмуда Массоха, логику и фикх (мусульманское право) — у Исмаила Захида, медицину — у бухарского врача Абу Мансура Камари. Философии обучался у ученого Абу Абдаллаха Натили, которого вскоре превзошел в знаниях. С 15 лет начал заниматься самостоятельно и к 18 годам уже сложился как зрелый ученый; в это время он стал известен в Бухаре и как искусный врач. Если Начала Евклида и Алмагест Птолемея не доставляли юному Ибн Сине больших трудностей, то Аристотелева Метафизика потребовала от него немалых усилий. До сорока раз принимался он за чтение, но не мог постигнуть глубины ее содержания, пока не натолкнулся у книготорговца на сочинение ал-Фараби «О целях метафизики», комментария к труду Аристотеля, которое и купил за три дирхема.  «Я вернулся домой, – рассказывает Ибн Сина в Жизнеописании, – и поспешил ее прочесть, и тотчас же раскрылись для меня цели книги, так как я знал ее наизусть». Ибн Сина был так рад, что поспешил возблагодарить Аллаха и раздал милостыню нищим. В эти же годы написал первые самостоятельные трактаты и даже вступил в научную переписку-полемику с ал-Бируни.
В 999 году умер отец – Абдаллах ибн Хасан , и на плечи Ибн-Сины легла забота о близких. После взятия Бухары тюрками и падения династии Саманидов в 1002 году, он принял решение переехать в Гургандж (Ургенч), столицу Хорезма, в современном Туркменистане.  В 1002–1005 находился в Хорезме, входя в «Академию Мамуна» – сообщество прославленных ученых. Тут его стали называть «князем врачей». Аруз Самарканди описывает , что Авиценна встретил в  Хорезме  таких знаменитостей, как Аль-Бируни (известный ученый и астроном), Абу - Наср Ирака (известный математик) и Абу Сахл Масихи (уважаемый философ) . В 1008 после отказа Ибн Сины поступить на службу к султану Махмуду Газневи благополучная жизнь сменилась годами скитания по Хорасану и Табаристану. Некоторые работы он писал в седле во время своих долгих переездов. В Ургенче  визирь, позиционировавший себя в качестве друга ученых, дал ему небольшую ежемесячную стипендию, платили однако мало, так что Ибн Сина кочевал с места на место от Нишапура и Мерва до границ Хорасана, ища применеия своим талантам. Султан Кабуз , щедрый правитель Табаристана , сам поэт и ученый, у которого Ибн Сина ожидал найти убежище, потерял все в результате мятежа войск (1012г).  Сам Ибн Сина был в это время поражен тяжелой болезнью. Постоянная угроза заточения и угроза жизни вынуждали Ибн Сину менять место жительства и покровителей. Наконец, в Горгане , недалеко от Каспийского моря , Ибн Сина встретился с меценатом, который купил ему жилье возле своего собственного дома, в котором Ибн Сина читал лекции по логике и астрономии . Некоторые из трактатов Ибн Сины были написаны для этого патрона; и начало его «Канона врачебной науки» также датируется его пребыванием в Горгане (Джуржане, Гиркании) .
Ibn-Sina-bio.jpg
 
Ибн Сина впоследствии поселился в Рей, в непосредственной близости от современного Тегерана, где Мадж Ад-Даул , сын последнего Буидского эмира, был номинальным правителем при регентстве его матери ( Сейедех Хатун ). Около тридцати коротких произведений Ибн Сины, как говорят, были составлены в Рее. Постоянные распри , которые бушевали между регентом и его братом, Шамс Ад-Даулом , однако, заставили ученого бросить это место. После краткого пребывания в Казвине он пошел на юг в Хамадан , где утвердился  Шамс ад-Даула, другой Буидский эмир.  Ибн Сина поступил на службу к одной знатной даме, но эмир, узнав о его прибытии, назначил его своим врачом.  Ибн Сина впоследствии был  даже повышен до должности визиря. но нажил себе врагов в военных кругах. Эмир отклонил требование военных предать Ибн Сину казни, но принял решение сместить его с занимаемой должности и выслать за пределы своих владений.  Ибн Сина, однако, оставался скрытым в течение сорока дней в доме шейха Ахмеда Фадхеля. Через 40 дней новый приступ болезни побудил эмира восстановить его в должности.  Даже в это время волнений, Ибн Сина упорно продолжал свои исследования и преподавания.  После смерти эмира, Ибн Сина перестал быть визирем и спрятался в доме с аптекой, где, с интенсивным усердием продолжил свою работу.
В то же время, он написал Абу Яфару, главе города Исфахан , предлагая свои услуги. Новый эмир Хамадана, узнал об этой переписке и обнаружив, где скрывался Ибн Сина, заключил его на какое то время в крепость. Война между правителями Исфахана и Хамадана тем временем продолжались; в 1024 году враги на время захватили Хамадан. Когда шторм прошел, Ибн Сина вернулся с эмиром в Хамадан, и продолжил свои литературные труды. Позже, однако, в сопровождении своего брата, любимого ученика, и двух рабов, Ибн Сина бежал из города в платье в суфийского аскета. После опасного путешествия, они достигли Исфахана, получив почетный прием от местного эмира. 
Последние четырнадцать лет жизни (1023—1037) служил в Исфахане при дворе эмира   Мухаммада ибн Рустама Душманзийяра ( он же Ала ад-Даул, ибо отец Мухаммеда приходился дядей со стороны матери Буидскому эмиру Мадж ад-Даула), где для него создали благоприятные условия для научной деятельности. Он был главным врачом и советником эмира, сопровождал его даже в военных походах. В течение этих лет Ибн Сина, подстёгиваемый критикой его стиля, обратился к изучению литературы и филологии. Также продолжал плодотворную научную работу. Завершил «Канон врачебной науки». В 1030г., во время нападения на Исфахан наместника газневидского султана Масуда, дом Ибн Сины был ограблен, и многие его труды пропали, в том числе рукопись философской энциклопедии в двадцати томах «Китаб уль-инсаф» (или “Ал-Инсаф”) - «Книга справедливости» . Во время одного из военных походов правителя Исфахана, у Ибн Сины открылась тяжёлая желудочная болезнь, от которой вылечить себя он не смог. 
Серьезное колики, который схватили его на марше армии против Хамадана, были настолько сильны, что Ибн Сина едва мог стоять. По аналогичному поводу болезнь вернулась; с большим трудом он добрался до Хамадана, где, обнаружив болезнь набирает обороты, он, однако, отказался от необходимого лечебного режима, и смирился со своей судьбой.
Его друзья советовали ему, чтобы замедлился и стал жить размеренно. Он отказался -  "Я предпочитаю прожить короткую, но широкую жизнь, нежеди узкую и долгую".   
 Умер Абу Али Хусейн ибн-Сина 24 июня 1037 года. в возрасте пятьдесят восьмь лет, в месяц Рамадан, перед смертью продиктовав завещание незнакомцу.  В завещании он дал указание отпустить всех своих рабов, наградив их, и раздать всё своё имущество беднякам, и читать Коран в мечети на его средства в течении трех дней.  Его похоронили в Хамаране (Иран), возле городской стен, но по прошествии 8 месяцев прах Ибн-Сины был перевезен в Исфахан и погребен в мавзолее эмира Ала ал-Даула.
 
Реконструкция облика Авиценны работы М.М.Герасимова по фотографиям черепа ученого, сделанным при реконструкции мавзолея.
i_007.jpg
 
Авиценна был набожным мусульманином и пытался примирить философию с рациональной исламской теологией. Его цель состояла в том, чтобы доказать существование Бога и Его творение мира с точки зрения науки с помощью разума и логики.  Несмотря на многочисленные теологические труды Авиценны, неясно его собственное религиозное мировоззрение. Средневековый историк Захир аль-Дин аль-Байхакы (ум. 1169) считал Авиценну последователем тайной секты исмаилитов Ikhwan ас-Ṣafā («Братья чистоты») . С другой стороны, Димитрий Гутас вместе с Айша Ханом и Жюлем. Янссенсом считали, что Авиценна был суннитом ханафитского толка.  В XIV  cтолетии шиитский факих Нуруллах Шуштари (согласно свидетельства Сейид Хоссейн Наср),  утверждал, что он был шиитом.  С другой стороны, Шараф Хорасани, ссылаясь на отказ от приглашения суннита султана Махмуда Газневи, считает, что Авиценна был исмаилитом. 
Медициной Ибн-Сина заинтересовался очень рано. Не имея еще 12 лет от роду, Ибн-Сина, согласно традиции, занялся ее изучением по совету знаменитого врача и философа Абу Салаха ал-Масихи. “Затем я пристрастился к науке врачевания, – говорится в автобиографии, – и стал читать книги посвященные ей. А медицинская наука не из трудных наук, и, конечно, я преуспел в ней в кратчайшее время так, что известные врачи того времени стали приходить ко мне за советом. Посещал я и больных, и в результате достигнутого мною опыта открылись передо мной такие врата исцеления. что это не поддается описанию. А было мне в это время шестнадцать лет”.
Изучал медицину ибн-Сина под руководством Абу-л-Мансура Камари, известного бухарского медика, автора ряда научных трудов. Обучение у Камари продолжалось не долго, ибн-Сина быстро начинает заниматься самостоятельной практикой и вскоре становится настолько известным врачом, что его приглашают во дворец для лечения тяжело заболевшего эмира Бухары Нуха ибн-Мансура. В автобиографии Ибн-Сина вспоминает: “Однажды эмир заболел и врачи не могли определить его болезнь. Имя мое было им известно. и они рассказали эмиру обо мне и попросили вызвать меня. Я явился и участвовал вместе с ними в лечении и отличился на этой службе ему”. Чем болел эмир Бухары, и как его лечил Ибн-Сина, точно не известно. Известно лишь, что лечение помогло, и Нух ибн-Мансур благополучно правил Бухарой еще год. Известно также, что в благодарность за излечение Ибн-Сина получил доступ в знаменитое книгохранилище Саманидов. Бухарская библиотека – одно из крупнейших собраний книг того времени. Сам ибн-Сина считал работу в Бухарской библиотеке важнейшим этапом в своей жизни. Здесь завершилось его образование и началось самостоятельное творчество. Библиотекой Саманидов Ибн-Сина пользовался несколько лет. Возможно, именно во время работы в Бухарской библиотеке у него зародилась идея создать обобщающий труд по медицине, где можно было бы найти название болезни со всеми ее признаками, а также указание на то, отчего она возникает и как ее можно излечить. Для этой цели Ибн-Сина делал необходимые выписки из различных книг, а затем периодически обобщал их.
Количество работ И.С. различными авторами указывается разное. Некоторые историки называют количество 132 и еще в соавторстве с другими учеными. По другим мнениям, И.С. оставил после себя более 456 трудов на арабском языке и 23 — на фарси в самых разных областях. (В том числе работы по медицине и натурфилософии — всего около 40, 30 — было посвящено естествознанию, более 60 трудов — по логике и психологии, около 10 — по астрономии и алхимии). из всех работ до нас дошли только 274.  Первый труд И.С. «Сводная книга» был опубликован им в возрасте 21 год. 
Портрет Ибн Сины на серебряной вазе из мавзолея ученого в Хамадане.
675px-Avicenna_Portrait_on_Silver_Vase_-
 
Произведения Авиценны.
Его биография, составленная им самим (охватывает первые 30 лет жизни) и продолженная его учеником ал-Джузджани, сохранилась в трех близких редакциях. 
К кругу мистических произведений ибн Сины относятся «Книга о птицах», «Книга о любви», «Книга о сущности молитвы», «Книга о смысле паломничества», «Книга об избавлении от страха смерти», «Книга о предопределении».
Медицина.
«Канон врачебной науки» («ал-Канун фи-т-тибб»)
Первая страница рукописного «Канона…» XVI века на арабском языке.
255px-Avicenna_canon_1597.jpg
 
Точная дата завершения работы над “Каноном” не установлена. Предположительно это 1020 год. Переведенный на латынь, стал широко известен в Европе с 12 в. Явился одним из руководств, выдержавших более тридцати изданий, по нему велось преподавание медицины в университетах Европы в течение пяти веков. Когда был изобретен печатный станок , “Канон” оказался среди первых печатных книг, и по числу изданий соперничал с Библией. Это сочинение энциклопедического характера, в котором предписания античных медиков осмысленны и переработаны в соответствии с достижениями арабской медицины. В этом состоящем из 5 томов фундаментальном труде собраны сведения по фармакологии, дается детальное описание сердца (первое начало), печени (второе начало), мозга (также второе начало), опровергается мнение о том, что источником зрения является хрусталик, и доказывается, что изображение предмета дает сетчатка. Авиценна устанавливает различия между чумой и холерой, плевритом и воспалением легких, дает описание проказы, диабета, язвы желудка и т.д. В «Каноне» Ибн Сина предположил, что заболевания могут вызываться какими-то мельчайшими существами. Он первый обратил внимание на заразность оспы, отделив её от других болезней, изучил ряд других заболеваний.
Рукопись «Канона..» XII века.
330px-IbnSinaCanon1.jpg
 
Опытный хирург, ибн Сина дал подробное анатомическое описание человека, но особый его вклад состоял в исследовании и описании деятельности головного мозга.
«Лекарственные средства» («Ал-Адвият ал калбия») — написан во время первого посещения Хамадана. В произведении подробно приведены роль сердца в возникновении и проявлении пневмы, особенности диагностики и лечения заболеваний сердца.
«Удаление вреда от разных манипуляций посредством исправлений и предупреждений ошибок» («Дафъ ал-мазорр ал куллия ан ал-абдон ал инсония би-тадорик анвоъ хато ан-тадбир»).
«О пользе и вреде вина» («Сиёсат ал-бадан ва фазоил аш-шароб ва манофиъих ва мазорих») — самый короткий трактат Ибн Сины.
«Поэма о медицине» («Урджуса фит-тиб»).
«Трактат о пульсе» («Рисолайи набзийа»).
«Мероприятия для путешественников» («Фи тадбир ал-мусофирин»).
«Трактат о сексуальной силе» («Рисола фил-л-бох») — описаны диагностика, профилактика и лечение сексуальных нарушений.
«Трактат о уксусомёде» («Рисола фи-с-сиканджубин») — описаны приготовление и лечебное применение различных по составу смесей уксуса и мёда.
«Трактат о цикории» («Рисола фил-хиндабо»).
«Кровеносные сосуды для кровопускания» («Рисола фил-урук ал-мафсуда»).
«Рисола-йи жудия» — описываются лечение заболеваний уха, желудка, зубов. Кроме этого в нём описаны проблемы гигиены. Некоторые исследователи оспаривают авторство Авиценны.
«Книга исцеления» («Китаб аль-Шифа»)
Написанный на арабском энциклопедический труд посвящён логике, физике, биологии, психологии, геометрии, арифметике, музыке, астрономии, а также метафизике.
Философия.
Как философ ибн Сина принадлежал к направлению «фалсафы», восточного перипатетизма. Много сделал для выработки философского словаря на арабском и персидском языках.
На фарси свои философские взгляды ибн Сина изложил в произведении «Книга знания» («Даниш-намэ») также является энциклопедией, значительную часть которой составляет «Книга о душе». Под названием Liber de Anima она получила известность в Европе уже в середине 12 в., когда была переведена на латинский язык Домиником Гундисальви. 
Ему же принадлежат стихотворения на персидском языке, большей частью в форме рубаи.
Подводящее итоги его философских размышлений сочинение – «Указания и наставления» (ал-Ишарат ва-т-танбихат), написанно примерно в 1035–1036. Философская энциклопедия в двадцати томах “Ал-Инсаф” (“Справедливость”).
В понимании предмета метафизики ибн Сина следовал Аристотелю и сыграл большую роль в распространении и популяризации его учения и в развитии рационального мышления. 
На понимание Ибн Синой разума и форм познания оказал влияние суфизм и личный опыт «тариката» (суфийского пути к Богу). Это нашло отражение и в его чисто «суфийских» сочинениях: «Трактат о Хайе, сыне Якзана», «Послание о птицах», «Салман и Абсаль» и др.
До самой смерти Ибн-сина не смог вернуться на родину, скитаясь по чужбине из одного города в другой. Он побывал у властителей Хорезма, Абиверда, Нишапура, Туса, Гургана, Рея, Хамадана, Исфагана. Испытывал лишения и поднимался к вершинам власти, то становился визирем, то попадал в тюрьму, жил и в роскоши и в нищете, но не на один день не прекращал творческой и научной работы. 
После смерти его могила стала местом паломничества ученых, воачей и больных. В Иране и Узбекистане его почитают как  национального героя. По его книгам в Европе учились врачи вплоть до конца XVI века, а на Востоке и еще несколько столетий. 
Моглила Ибн Сины.
598px-Avicenna_Mausoleum_interior.jpg
 
Ибн-Сина является поистине величайшим учёным, воспитавшим целую плеяду одарённых философов. Он является человеком, сочетавшим в себе две социальные роли – мудреца- наставника и государственного деятеля, тем самым, воплощая в себе идеал, возникший впервые в творческом воображении Платона. Авиценна притягивал к себе многих просвещённых людей в средневековом мусульманском мире,- идеала учёного, стоящего во главе «образцового города».
 
Через 100 с небольшим лет после его смерти по приказу религиозных фанатиков в Багдаде на главной площади сожгут философские книги Ибн-Сины, а еще через несколько сотен лет в Европе после изобретения печатного станка сразу после Библии напечатают огромные пять томов “Канона врачебной науки”.
Рубаи Ибн Сины - http://www.moudrost....avicenna-6.html
Газели Ибн Сины - http://www.avicenna-....ru/gazeli.html
Поэма о медицине Ибн Сины - http://sokrnarmira.ru/index/0-3975
Ответить

Фотография Castle Castle 14.02 2017

Федор Петрович Гааз.

 

Friedrich_Joseph_Haass_Moscow_monument.j

 

http://tushinetc.liv...6257.html?media


Сообщение отредактировал Castle: 14.02.2017 - 20:48 PM
Ответить

Фотография Castle Castle 08.03 2017

Сэр Фредерик Грант Бантинг. Человек, который изобрел инсулин.

194828_900.jpg

 

Это заболевание было описано 3500 лет назад. Диабет... человечество знало о нем давным давно, но не знало, что с ним делать. 

Фредерик Грант Бантинг родился 14 ноября 1891 году в Аллистоне, Онтарио, Канада. Он был самым младшим из пяти детей. Образование получил в Университете Торонто, где сначала решил изучать богословие, но вскоре попросил, чтобы его перевели на медицинский факультет. 
В 1916 году получил степень доктора медицины и отправился воевать. Второй год на фронтах Первой мировой войны гибли люди. Бантинг служил в медицинском корпусе во Франции. В 1918 году он был тяжело ранен в битве при Камбре и был награжден "Военным крестом".
Когда война закончилась в 1919 году, Бантинг вернулся в Канаду, доучился и получил диплом хирурга-ортопеда с золотой медалью. На войне приходилось много ампутировать раненых ног и рук, и тема помощи солдатам стала для него главной в те годы. Потом работал как практикующий врач в маленьком городке Лондон в провинции Онтарио. 
Вернувшись в Торонто был хирургом в больнице для больных детей, при этом он никогда не оставлял исследовательскую работу, и, оперируя днем, находил для этого время вечером. Довольно долго работал преподавателем фармакологии в Университете Торонто, и все время тема неизлечимого диабета интересовала его больше всего. 
Когда человек долго о чем-то думает, он входит в какой-то поток, когда и вселенная начинает помогать и подкидывать решения. Однажды во время ночного дежурства Бантинга осенило, его идея была более чем оригинальна - выделить секрецию поджелудочной железы. 
В 1920 году он впервые написал статью, где изложил свою главную идею и мысль о том как должно работать лекарство от диабета. Диабетики в то время жили недолго и считалось, что помочь им невозможно. Хотя идея Бантинга считалась в ученых кругах "физиологически неверной" университет Торонто его поддержал и в 1922 году группа ученых, возглавляемая Бантингом, объявила о создании инсулина. К тому времени он уже успешно понизил уровень сахара в крови нескольких собак-диабетиков. 
Первые пациенты, участвовавшие в программе почувствовали себя здоровыми людьми. 
Бантинг был награжден Нобелевской премией, а Федеральным правительством Канады он был назначен "первым профессором медицинских исследований в университете Торонто. Его посвятил в рыцари король Великобритании Георг V в 1934 году. Произнося речь во время присуждения ему Нобелевской премии, Бантинг сказал, что теперь диабетики будут жить долго всего лишь используя инсулин и придерживаясь диеты, и из меланхолических пессимистов превратятся в жизнерадостных оптимистов, поскольку инсулин "это не устранение симптомов, это - лечение".  Всегда подчёркивал вклад своего ассистента Чарльза Беста в открытие инсулина. Бантинг отдал Бесту половину своей части Нобелевской премии в знак признательности. 
C._H._Best_and_F._G._Banting_ca._1924.pn
Бантинг и Бест в 1924г.
 
Ученый стал получать благодарственные письма со всей Канады, а вскоре и из-за границы. В ряде журнальных опросов в то время, он был признан самым знаменитым канадцем. На некоторое время Бантинг ушел с головой в живопись. Его другом и учителем был знаменитый канадский художник из группы "Семерка" Джексон. 
 
1181840189_st.jeanportjoli.jpg
Одна из работ сэра Бантинга - ST. JEAN PORT JOLI
 
Инсулин стал производиться во всем мире, а его создатель уже во всю занимался новым делом - авиационной медициной, создав отдел исследований в этой области в Англии, куда ему приходилось периодически летать на самолете. 
b223b35a0518c243f9528c2975dec05c.jpg
Бантинг в годы войны. 
 
Во время Второй мировой войны, Фредерик Бантинг служил офицером связи и регулярно летал в Великобританию, обеспечивая взаимодействие между британским и североамериканским медицинскими учреждениями. 21 февраля 1941 Бантинг трагически погиб в авиакатастрофе в районе Ньюфаундленда.
2129_1469594396.jpgМогила Фредерика Бантинга.
 

Сообщение отредактировал Castle: 08.03.2017 - 19:57 PM
Ответить

Фотография Castle Castle 08.03 2017

Франсуа Рабле
 
727px-Francois_Rabelais_-_Portrait.jpg
 
Великий французский писатель Шатобриан отмечал, что среди литераторов в мире гениев «всего 5-6»:  Гомер создал греческую литературу, Шекспир — английскую, Данте — итальянскую, Рабле — французскую. 
В 1601 году во Франции появилось интересное издание:
«Портреты многих знаменитых людей, живших с 1500 года по настоящее время». В нем под номером 99 среди 100 знаменитых врачей помещен портрет Франсуа Рабле. Если учесть, что к тому времени прошло более 50 лет со дня смерти знаменитого писателя Рабле, то еще более почетным для коллег-врачей служит выбор французских историков.
Франсуа Рабле оставил весомый след во многих областях науки и культуры, не говоря уже о том, где он поистине велик — литературе.
Загадкой по сей день, служит редкостная разносторонность и успешность Рабле во многих областях знаний, редкостная даже для человека эпохи Возрождения.
Тем более приятно, что упомянут он именно в списке 100 великих врачей, в чем, кстати, нет преувеличения!
Литература о жизни и творчестве Рабле огромна и отражает различные аспекты его деятельности. Его личность и творчество вызывают яростные споры, никого не оставляя равнодушным.
Лабрюйер в книге «Характеры или нравы нынешнего века» в 1868 году писал:«Особенно трудно понять Рабле…его произведение — неразрешимая загадка. Оно подобно химере — женщине с прекрасным лицом, но с ногами и хвостом змеи или еще более безобразного животного, это чудовищное сплетение высокой утонченной морали и грязного порока. Там, где Рабле дурен, он переходит за пределы дурного, это какая-то гнусная снедь для черни; там, где хорош, он превосходен и бесподобен, он становится изысканнейшим из возможных блюд».
Вольтер считал его буффоном (шутом) заслуживающим презрения.  А Виссарион Белинский называл Рабле «Вольтером XVI века».
Врач из Пуату Пьер Буланже писал о своем современнике Рабле: «Дело потомков допытываться, что это был за человек. Мы же его знали и понимали, и он был нам дорог как никто. Потомки, может быть, подумают, что он был шутом, скоморохом… напрасно. Он не был ни тем, ни другим. Обладая умом глубоким и редким, он высмеивал род людской, его безрассудные прихоти и тщету его надежд». 
Жизнь Франсуа Рабле изобилует зигзагами, сложными поворотами и ударами судьбы.
Он родился 4 февраля 1494 году в окрестностях Шинона или в самом Шиноне в семье …и здесь начинаются вопросы: аптекаря, торговца? Есть версия, что отец был судебным чиновником, т.е. принадлежал к просвещенному среднему сословию. Некоторые исследователи считают, что Антуану Рабле принадлежали земли в Турени неподалеку от Шинона; в одном из его поместий, Ладевиньер, и родился Франсуа. Возможно и так! Точно известно, что мальчик рано лишился матери.
В 1511 году Франсуа по настоянию отца поступает во францисканский монастырь в Пуату, отличавшийся строгими правилами даже для своего времени; например, изучение греческого языка приравнивалось к ереси. Некоторое время он жил в монастыре  де ла Бомет, после чего переехал в Кордильерское аббатство Фонтене-ле-Конт. Разумеется, Рабле с его стремлением к знанию языков, вообще наук, вызывал резкое недовольство монастырского начальства и вынужден был скрывать свои пристрастия.
Совершенно непонятно, почему эпикуреец Франсуа в 25 лет принял монашеский сан, не питая к нему никакого почтения и фактически не будучи им никогда. Вот как он об этом пишет: «В наше время идут в монастырь из женщин одни только кривоглазые, хромые, горбатые, уродливые, нескладные, помешанные, слабоумные, порченные и поврежденные, а из мужчин — сопливые, худородные, культурковатые, лишние рты…»
Еще более резко Рабле высказывается о монастырях и монахах в 21 главе первой книги: «монахи пожирают людские отбросы, то есть грехи, и, как дерьмоедам, им отводят места уединенные, а именно монастыри и аббатства, так же обособленные от внешнего мира, как отхожие места от жилых помещений».
fransua_rable_gargantua_i_pantagruel_v_1
 
И в наше время трудно представить столь резкое, бескомпромиссное мнение о церковных учреждениях. Скорее всего, причиной поступления в монастырь были чисто практические соображения:
«Вы же сами говорите, что монаха узнают не по одежде, что иной, мол, и одет монахом, а сам-то вовсе не монах».
Рабле молод, ему 25 лет. Он весел, влюбчив, полон честолюбивых надежд и, главное, хочет учиться. Ему все интересно. И, тем не менее, он продолжает жить в монастыре, не прекращая при этом серьезных занятий. Он изучает латынь, греческий и древнееврейский языки, что необходимо, по его мнению, образованному человеку.
«Ныне науки восстановлены, возрождены языки: греческий, не зная которого человек не имеет права считать себя ученым, еврейский, халдейский, латинский»— так наставлял Гаргантюа своего сына Пантагрюэля. . Согласитесь, высокая планка и для XXI века.
Постепенно в монастыре создается кружок молодых людей, в числе которых, кроме Рабле правовед Тирако и философ Амори Бушар. Они знакомятся с Гийомом Бюде, (1467— 1540), ученым — классиком, переписываются с ним, обмениваются мнениями. Первый дошедший до нас текст Рабле, его письмо Гийому Бюде от 4 марта 1524 года. Как ни парадоксально, именно в монастырях нередко создавались гуманистические группы, зарождались прогрессивные течения. Впрочем, возможно, это объясняется грамотностью служителей церкви, необходимой для чтения Священного писания.
Спустя короткое время монастырское начальство, узнало о занятиях молодых людей и сделало обыск, «действуя в лучших традициях», конфисковало найденную литературу «еретического» содержания.  Долгие 2 года Рабле добивался возвращения книг и добился своего.
В 1527 году Франсуа, очевидно незаконно, подвергаясь нешуточной опасности, с весьма скудными деньгами оставил монастырь и монашество с твердым намерением учиться. Судьба доставляла ему немало бед и в дальнейшем, но к монашеству он уже не возвращался.
Рабле достиг необыкновенных высот в философии, истории, естественных науках. Результатом пребывания в Италии явилась книга по археологии о римских ценностях. Он непревзойден в литературе, внес огромный вклад во все, к чему прикоснулся. Франсуа Рабле, как писали, был «самым доблестным собеседником на пиршестве человеческого ума».
В 1530 году Франсуа поступает в медицинскую школу в Монпелье и уже через 6 недель был готов к сдаче экзамена на степень бакалавра, т.е. совершенно очевидно, что обучался медицине раньше. Рабле провел в Монпелье около двух лет в роли студента и одновременно лектора.  В архивах университета сохранились записи от 16 сентября 1530 года, в которых значится, что «Франсуа Рабле из Шиннона поступает на факультет для изучения медицины под руководством достославного доктора медицины Широна (Schyron) и обязуется подчиняться всем статутам вышеупомянутого факультета»,  а запись от 1 ноября 1530 года отмечает, что Франсуа Рабле получил степень бакалавра. В одном из экслибрисов (1525) он называет себя « ревностно изучающий медицину», то-есть, изучает врачевание с этого времени. При получении степени бакалавра пишет: «врач, просвещенный во многих отношениях». Думается, Рабле выбрал медицинский факультет в Монпелье не случайно. Доброе имя университета не подвергалось сомнению в отличие от Сорбонны, пользовавшейся славой консервативного учебного заведения. По уставу университета  степень бакалавра по медицине присуждалась только при наличии степени бакалавра искусств.  То, что для получения диплома врача необходимо было быть бакалавром искусств, несомненно, благотворно влияло на становление медика и его работу.  Выпускниками университета Монпелье в XIII-XIV веке были знаменитые врачи: Арнольд из Виллановы (1235?-1311), автор знаменитого «Салернского кодекса здоровья», Ги де Шоллиак (1300-1368), писатель один из крупнейших хирургов Средневековья, лейб-медик Пап в Авиньоне, Анри де Мондевиль (1260—1320), преподаватель анатомии в медицинской школе, лейб-медик французских королей Филиппа IV и Людовика Х. Именно Анри де Мондевиль предложил перетягивать раненую конечность тканью, пропитанную крепким вином,  для уменьшения боли и прекращения кровотечения.
Рабле прекрасно учился и после окончания курса получил право преподавания. Он читал лекции в университете с 1530 по 1532 и с 1537 по 1539 годы. Известно, что большое влияние в этот период на Франсуа оказал Эразм Роттердамский . В письме Эразму Рабле писал: «Ты меня воспитал, ты вспоил меня чистым молоком божественного своего знания, одному тебе я обязан всем,что есть во мне ценного, всем, чего я достиг».
Сокурсником Рабле был легендарный астролог  Мишель де Нострадамус (Michel de Nostredame, 14 декабря 1503 — 2 июля 1566), впоследствии лейб-медик короля Карла IX. 
Известно, что Рабле в лекционных курсах уделял большое внимание изучению анатомии, производил на лекциях вскрытия, что было смелым и рискованным шагом. Опубликовано дружеское послание Этьена Доле (1509-1546), извест¬ного поэта и одного из издателей «Гаргантюа и Пантагрюэля», написанное якобы от имени трупа казненного, которого вскрывал Франсуа Рабле:
А в другом произведении Доле так характеризует Рабле-врача: «Он — честь и слава медицинского искусства, человек, который способен призвать и вернуть к жизни тех, кто уже стал на порог Плутона».
В 1532 году перевел с греческого на латинский язык афоризмы Гиппократа и Галена. 22 мая 1537 в Монпелье Рабле получил степень доктора медицины и все соответствующие знаки отличия — золотое кольцо, тисненный золотом кушак, панаму из черного драпа, шапочку из малинового шелка, а также экземпляр сочинений Гиппократа.
С 1532 по 1534 годы работал главным врачом госпиталя в Лионе. Условия работы были тяжелейшие. В одной палате, если помещение для 200 больных можно назвать этим словом, нередко несколько больных лежало на одной кровати. Как мог, Рабле старался облегчить условия содержания пациентов и добился существенного снижения смертности. Коллега и друг доктор Жан Канапев «Шестой книге по терапии Клавдия Галена…» приводит рисунки медицинских инструментов, указывая, что их создателем был Рабле.
Среди инструментов, в частности, аппарат для вытяжения при переломах бедра, о чем упоминал в XVI веке Амбруаз Паре и сирингтом — приспособление, применяющееся при оперативном лечении ущемленных грыж. Он ввел в медицинскую практику новые термины и анатомические обозначения: пароксизм, ангина, эпидермис, сфинктер, понятие — эфемерное. Совершенно не задумываясь, а часто и не зная, мы, произнося их, непрестанно цитируем великого врача и писателя. Существует гликозид, выделенный из Lophopetalum и описанный Рабле, впоследствии названный Раблезианом.   В медицинской литературе известен Раблезианский синдром, или синдром кишечной непроходимости.
Франсуа Рабле в бытность главным врачом в Лионе разработал организационные основы работы госпиталей.
В 1532 году во время работы в Лионе Рабле начинает главное дело жизни, то, что сделает его бессмертным — пишет книгу.
12.jpg
 
Первые две части, боясь церковных преследований, публикуются под псевдонимом «Алкофрибас Нозье», анаграмма имени и фамилии. В 1532 он напечатал «Страшные и ужасающие деяния и подвиги достославного Пантагрюэля». Ортодоксальным факультетом Сорбонны книга была осуждена. Рабле убрал несколько выражений (вроде «сорбоннского осла»), но все равно в 1534 г. выпустил в свет сатиру, не оставлявшую сомнений насчет его намерений в будущем. Это была книга о Гаргантюа, «отце Пантагрюэля». Великаны остались и в ней, как остались и многочисленные отзвуки перепалки, происходившей в 1534. Дело в том, что в Париже и других городах на стенах домов появились плакаты с нападками на католическую церковь, что вызвало волну ответных репрессий. Это был период, когда многие из друзей Рабле оказались в заточении, были изгнаны, либо их ожидала трагическая гибель.
В романе насчитано 148 упоминаний о медицине, включая рецепты, советы по лечению и, особенно, о строении тела: «…всадил ему вертел чуть повыше пупка, ближе к правому боку, и пропорол третью долю печени, а затем острие пошло вверх и проткнуло диафрагму. Вышло же оно через сердечную сумку в плечевом поясе, между позвоночником и левой лопаткой». Довольно четкий анатомический фрагмент.
 
Мы часто произносим фразы из романа, не задумываясь, кто их автор: максима «Человек стоит столько, во сколько он себя ценит», афоризмы «Деньги — мышцы войны», «Разум человека сильнее его кулаков». А знаменитая «осетрина второй свежести» явно пародирует раблезианское «вино у меня... второй степени свежести».
 
Жизнь Франсуа Рабле была полна скитаний. 15 февраля 1535 года в Гренобле у Рабле родился сын Теодюль.  Но долго в городе оставаться было небезопасно из-за преследования церковников, и Франсуа вновь был обречен скитаться.  Приезжает в Италию, ухаживает за больным папой Павлом III. Благодаря его заступничеству получает временное освобождение от наказания за бегство из монастыря. В целом Рабле удалось избежать фатальной кары благодаря помощи влиятельных друзей — королевы Маргариты Наваррской, маркизы Дианы де Пуатье — любовницы короля Генриха. Пользовавшийся большим влиянием дипломат Жан Дю Белле, кардинал и посланник в Риме несколько раз брал Рабле с собой и добился от папы полного прощения за те прегрешения против церковной дисциплины, которые его друг допускал в былые дни. ( Отпущение было дано 17 января 1536 года). Известно немало анекдотов, связанных с пребыванием писателя в Ватикане: папа Павел III спросил однажды о желаниях доктора, ответ был неожиданным:
— Отлучите меня от церкви.
— Почему?
— Это спасет меня от костра.
Какая жизнь, такие и шутки!
В 1537 году Рабле снова возвратился к медицине, практиковал в Лионе и Монпелье. Рабле занимался лечением венерических заболеваний, в 1546 году был советником и городским врачом в Меце, в 1547-1550 гг. — личным врачом кардинала дю Белле. Позже Рабле стал личным врачом брата кардинала — маршала Гийома дю Белле. Их отношения смело можно назвать дружескими.  Умирая на руках Рабле, маршал велел наследникам выплачивать Франсуа пожизненную пенсию. В 1551 году Рабле получил разрешение на приход в Медоне (чем не воспользовался) и продолжил врачевание.
Франсуа Рабле умер в 1553 году в Париже, как пишут, от болезни сердца. Похоронен в квартале Маре. Перед смертью якобы сказал:
«Я отправляюсь искать великое… закройте занавес, комедия сыграна»…
 
8.jpg
 

Сообщение отредактировал Castle: 08.03.2017 - 21:00 PM
Ответить

Фотография Castle Castle 29.03 2017

Занятный материал по "Клятве Гиппократа":

Считается, что Клятва была впервые записана Герофилом и Эрасистратом в  Александрии  ок. 300 г. до н. э., уже после смерти Гиппократа (377 г. до н.э).

hippokrat.jpg

Для начала наиболее распространенный текст клятвы:

 «Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигиеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно, и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и своё искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».
Таким образом, в документе речь идёт только об обязательствах перед учителями, коллегами и учениками, о гарантиях не причинения вреда больным, об отрицательном отношении к эвтаназии (умерщвлению больных по их желанию), абортам, об отказе медицинских работников от интимных связей с пациентами, о хранении врачебной тайны. 
Нигде в тексте не указано, что врач должен лечить бесплатно и бессловесно терпеть наплевательское и безразличное отношение общества к себе.
Тот же Гиппократ в своих "Наставлениях" советует своему ученику, когда дело идёт о гонораре за лечение, дифференцированно подходить к разным пациентам - "И я советую, чтобы ты не слишком не гуманно вёл себя, но чтобы обращал внимание и на изобилие средств (у больного) и на их умеренность, а иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы". Заметим, что даром Гиппократ советует лечить лишь иногда. 
"Если ты поведёшь сначала дело о вознаграждении, то, конечно, наведёшь больного на мысль, что, если не будет сделано договора, ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему, и не дашь ему в настоящий момент совета. Об установлении вознаграждения не следует заботиться, так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании - быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы. Лучше упрекать спасённых, чем наперёд обирать находящихся в опасности".
Существовала и такая редакция клятвы со словами «Моя первейшая задача – восстановить и сохранить здоровье моих пациентов...однако не всех, но лишь способных заплатить за свое выздоровление...»
Даже в практике самого Гиппократа были, по меньшей мере, два случая, когда он нарушил «свою» клятву. В 380 году до н.э. некий Акрахерсит начал лечиться у него от отравления пищевым ядом. Оказав больному неотложную помощь, доктор первым делом поинтересовался у родственников Акрахерсита о том, способны ли они заплатить за выздоровление больного. Услышав отрицательный ответ, он предложил...- «дать бедолаге яда, чтобы тот долго не мучался», на что родственники и согласились. Что недоделал пищевой яд, то завершил яд Гиппократа. (А как насчет «не навреди» и неучастия в эвтаназии?). 
За два года до своей смерти Гиппократ взялся пользовать некоего Цезаря Светонского, страдавшего от повышенного давления. Когда оказалось, что Цезарь не в состоянии заплатить за весь курс лечения травами, Гиппократ передал его на руки родственников, не только не излечив, но и сообщив им неверный диагноз, сказав, что больной просто страдает мигренью. Введённые в заведомое заблуждение родственники не стали обращаться к другому врачу, и вскоре 54-летий воин скончался во время очередного гипертонического криза. 
Гиппократ терпеть не мог конкуренции, считал, что чем меньше будет врачей, тем круче будут заработки. Вот Вам доказательство –слова из той же Клятвы: «...наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому». Не правда ли, очень человеколюбиво? 
В некоторых старинных трактовках  «Клятвы Гиппократа» говорится, что врач должен бесплатно оказывать помощь коллегам и их семьям, и обязан НЕ ОКАЗЫВАТЬ помощь бедным людям - дабы все не потянулись к бесплатной медицине и не сломали врачебный бизнес. 
К чему это все? Ведь сейчас не времена Гиппократа. Наверно к тому, что бесплатная медицина - это миф.

Сообщение отредактировал Castle: 29.03.2017 - 02:06 AM
Ответить

Фотография EgSt EgSt 14.04 2017

  Не великий медик, но выдающийся российский врач.
 
  Дмитрий Дмитриевич Ахшарумов (1823-1910), сын боевого генерала Д.Ахшарумова, молодой выпускник Петербургского университета, служивший в Министерстве иностранных дел, был участником кружка петрашевцев. Вот небольшой отрывок из его стихотворения,  "Гора высокая, вершина чуть видна..." (1849) :
 
                  "И вдруг глазам моим видение предстало -
                   Я женщину увидел пред собой:
                   Чудовище передо мной стояло
                   Ужасной вышины, с огромной головой,
                   И руки грязные с участьем простирало :
                   Старуха мерзкая, отжившая свой век.
                   Немытая со дня рожденья,
                   На ней болезнь, разврат и преступленье, -
                   Все, чем когда-либо был гадок человек;
                   Навешены на ней сокровища земли -
                   И жемчуг, и алмаз, и золота куски,
                   Но язвами покрыто ее тело
                   И из-под золотой блистающей парчи
                   Рубаха черная лохмотьями висела.
                   Глава косматая покровом величавым
                   Покрыта вся, как твердою броней,
                   Кругом штыки, мечи, доспехи дикой славы.
                   И там же наверху лежал закон кровавый,
                   И эшафот стоял, с отрубленной главой."
 
  Общественно-политические взгляды молодого человека достаточно ясны и определенны. Однако внезапное заключение его сломило, он написал признание, в котором наговорил на себя и своих товарищей много лишних подробностей. Всех участников тайных собраний приговорили к смертной казни... в самый последний и страшный момент было объявлено помилование от императора Николая I, казнь заменили кому каторгой, кому заключением в крепости, кому военной службой на передовой. 
 
  Д.Ахшарумов получил четыре года арестантских рот в Херсоне. Через полтора года был переведен на Кавказ, в Чечню, рядовым солдатом. Дослужился до прапорщика, в 1857 вышел в отставку. После всех испытаний, в 34 года, бывший "дипломат", потом государственный преступник, военный, отставник - решается вновь круто повернуть судьбу... он становится врачом! К сорока годам заканчивает медицинское образование (университет в Дерпте, академия в Петербурге, далее обучался в Германии), начинает работать (Херсон, Полтава), получает степень доктора медицины (1866). 
 
  БМЭ сообщает подробности карьеры "бывшего смутьяна" :
 
"Многие научные работы Д. Д. Ахшарумова посвящены эпидемиям дифтерии, холеры, оспы, чумы, распространению сифилиса. В Полтаве он основал Общество врачей и был его бессменным председателем; в 1882 г. организовал съезд врачей Полтавской губернии.
Д. Д. Ахшарумов был сторонником пропаганды санитарных знаний среди населения. 
Сочинения:
Действие аконитина на животный организм, дисс., Спб., 1866;
Болезнь злая корча или отравление спорыньей, Полтава, 1883;
Чума последних годов 19 столетия (1894—1900), Полтава, 1900;
Оспопрививание как санитарная мера, Вольск, 1901; "
 
  Вот такой неожиданный и счастливый поворот судьбы! 
 
  Прощай, немытая Россия...
 
(отрывок из соб. материала, поэтому без ссылки)
Ответить