←  Позднее Средневековье, или эпоха Возрождения

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Cредневековые проститутки

Фотография Шторм Шторм 26.05 2017

Торговля телом являлась для женщин одним из дозволенных и широко распространенных занятий. Даже города с населением в 500—1000 жителей имели свои публичные дома (Блох, c. 471). В городах побольше этим промыслом занимались многие. Например, в XV веке в Дижоне, столице графства Бургундия с населением около 10 000 человек, имелось более сотни проституток, большая часть из которых работала в публичных домах и в общественных банях (Labarge, p. 199).

Отношение к проституции в средние века не было однозначным. С одной стороны, она, разумеется, осуждалась в христианстве как тяжкий грех. Более того, в силу специфики средневекового отношения к сексуальной сфере, к женской природе вообще негодование, традиционно направляемое обществом против жриц любви, распространялось на многих других женщин. К III веку получил широкое распространение взгляд, согласно которому проститутками считались все женщины, которые вступали в интимные отношения, не имея цели зачать ребенка (Cleugh, p. 132). C другой стороны, церковь видела в грешницах-проститутках потенциальных святых; она неоднократно канонизировала бывших проституток, обращенных в истинную веру, подчеркивая величие подвига женщин, осознавших бездну своего падения и сумевших стать на путь истинный; среди таких женщин — святые Мария Магдалина, Мария Египетская, Пелагея. Образы бывших проституток, ставших святыми, и слова Писания "Кто сам без греха..." заставляли общество быть более благожелательным к падшей женщине.

Не случайно появляется взгляд на проституцию как на ремесло, которое при определенных условиях следует оправдать. Автор одного трактата XIII века указывает, что публичные женщины трудятся как купцы; только продают они не товар, а свое тело — поэтому по стандартам мирской справедливости они не грешат, получая плату. Вот если проститутка получает удовольствие от своего труда, тогда и она сама, и прибыль ее бесстыдны (Shaher, p. 209).

Первоначально проституция была локализована при дворах, усадьбах аристократов, а с XIII века оформляется, как и прочие ремесла — по цеховому образцу. Она регулировалась уставами и статутами; нередко жрицы любви имели своих покровителей-святых. Такие цеха существовали в виде института публичных домов уже в XII веке в Италии, Франции, Германии, а со следующего века также в Англии и Испании. Замаскированными борделями были бани, а зачастую и цирюльни. Продолжала существовать и так называемая "вольная", внецеховая проституция, которая подвергалась постоянным гонениям со стороны властей.

Центрами проституции были крупные города, в которых скапливалось большое количество неженатых или надолго оторванных от дома мужчин: морские и речные гавани, где было множество торгового люда, купцов, прибывших издалека и часто надолго; места паломничества, куда стекались пилигримы (например, Рим); университетские центры, поскольку студентам было запрещено жениться в период обучения, — не случайно университетское начальство вело постоянную борьбу с проститутками, периодически изгоняя их из домов и приютов, расположенных рядом со студенческими бурсами. Так, в Кельне в 1392 году студентам и магистрам было запрещено "шататься по ночам", "предаваться разврату" и часто посещать кабаки. Управляющий бурсой должен был следить, чтобы студент не выходил из нее ночью без разрешения магистра (Блох, c. 475). Часто посещали "веселые дома" подмастерья, также лишенные возможности заводить семью на период своего ученичества; услуги же проституток стоили недорого. Наконец, постоянными клиентами борделей являлись лица духовного звания, и то, что церковь вела постоянную борьбу с визитами священнослужителей в публичные дома, говорит о том, что подобная практика не была редкостью (Блох, c. 474). Проститутки искали клиентов в трактирах, харчевнях, банях, цирюльнях. Девиц легкого поведения было множество на праздниках, куда их часто приглашала городская администрация для увеселения публики (Фукс, c. 399). Они обычно сопровождали армию в военных походах. Когда Карл Смелый в 1474—1475 годах осаждал Нейс, в его армии находилось несколько сот публичных женщин (Блох, c. 486).

В городах ремесло проституток существовало под строгим контролем и надзором со стороны администрации. Бордели являлись собственностью города или князя, которые сдавали их в аренду и часто предоставляли своим публичным домам привилегии. Частные бордели были исключением, они становились объектом преследования со стороны властей.

Такая регуляция имела несколько причин. Во-первых, проституция приносила постоянный доход городской казне. Например, парижские проститутки в конце XIV века облагались налогом в 58 су в год, маркитантки, следующие за армией, — 28 су в неделю; заработок служанки, для сравнения, в это время составлял 30 су в год (Labarge, p. 198). Доход от домов терпимости, сданных городом в аренду, поступал не только в городскую, но и в княжескую казну или в церковную кассу (Фукс, с. 393).

Во-вторых, власть не могла не держать это ремесло под жестким контролем, поскольку проституция часто шла рука об руку с преступностью. Городской совет часто проводил проверки в борделях. За нарушение норм цехового устава (например, если в бордель привели женатого мужчину) хозяйку публичного дома или саму проститутку наказывали денежным штрафом, кнутом, клеймением, отрезанием носа, выставлением у позорного столба (Блох, с. 531—532). Чтобы этот контроль был эффективным, городской совет предписывал "жрицам любви" жить компактно, в одном месте, часто под стенами города (в Лондоне, например, место проживания проституток было локализовано "по ту сторону Темзы") (Women's Lives, p. 212—213). Во многих городах (Страсбург, Париж, Гамбург, Неаполь) существовали целые "веселые" улицы и кварталы (Блох, c. 500). В 1311 году консул Венеции настаивал, чтобы проституток не было рядом с курией и с резиденцией прелатов (Labarge, p. 199). Власти обязывали проституток носить особый знак, чтобы отличить их от лиц других профессий (что, кстати, вызывало постоянные протесты со стороны публичных женщин). В Авиньоне XIV века, например, это была красная тесьма или лента на плече (Labarge, p. 200), в Берне и Цюрихе — красная шапочка, в Аугсбурге — зеленая вуаль, в Вене — желтый шарф на плече (Блох, с. 534).

Права и обязанности проституток регулировались специальными статутами. Среди обязанностей была своевременная и точная уплата налогов в городскую казну и всех выплат владельцу заведения. Публичным женщинам запрещалось иметь любовника, принуждать клиентов, приводить их в свои спальни во время церковной службы или заседаний парламента (Labarge, p. 200—201). Вместе с тем статуты отразили и заботу средневекового общества о падших женщинах: об их здоровье, о покое в доме, отдыхе, честном вознаграждении, о возможности возврата к праведной жизни после уплаты хозяину соответствующих выплат (Блох, с. 506—507). Правила включали санитарные предосторожности. Кстати, и церковь, осуждая проституток за грех, постоянно провозглашала, что нельзя препятствовать им посещать службу по воскресеньям или по праздникам (Shaher, p. 208); во многих дидактических произведениях церковных авторов утверждалось, что проститутки имеют право сохранить свои деньги, нажитые неправедным трудом.

Прием в публичный дом регулировался статутами, обращенными к его содержателю или содержательнице. Так, запрещалось брать замужних, больных, беременных, несовершеннолетних, а также одиноких женщин без их желания (Labarge, p. 201). Предпочтение следовало отдавать иногородним и одиноким девушкам.

Основная причина обращения к такому виду ремесла была традиционной — бедность; не случайно, среди проституток преобладали cлужанки и бедные вдовы, оставшиеся с маленькими детьми. В поисках дополнительного источника существования проституцией занимались и замужние женщины. Нередко женщин подталкивало к проституции и мужское насилие (Labarge, p. 202). В редких случаях в бордель отдавали своих дочерей и жен за долги (Блох, с. 506). В XIV веке к этому промыслу пришлось прибегнуть тем женщинам, которые были вынуждены покинуть совершенно обедневшие дома бегинок (Блох, c. 473).

Жизненный путь публичных женщин был разным. Одни после тридцати лет выходили замуж с приданым, заработанным своим ремеслом. Другие продолжали дело, нередко становясь хозяйками борделей. Третьи осуждались за различные преступления — в условиях определенных ограничений проституток в правах их было легче обвинить в воровстве, убийстве, колдовстве, притом что сами они не имели права обвинять других в совершении преступления; лишенные защиты закона, они чаще других становились жертвами насильников и убийц.

Т.Б.Рябова

 

Vq4rVbJSz-0.jpg

Ответить

Фотография Sumi Sumi 27.05 2017

Сходили в баньку, заодно и помылись :D

Как тогда предотвращали распространение венерических болезней? 

Точно ли сифилис  был занесён из Нового Света?

Какова была продолжительность рабочей карьеры и что ждало тружениц после? (выйти замуж для 95% было, как выиграть миллион в лотерею).

Такие безрадостные вопросы возникают на эту тему.

 

Вот пример немецкого борделя  начала 16 века из Ейльской Галлереи. Там тоже пьют и закусывают.

 

уь_DSC1663-2.jpg


Сообщение отредактировал Sumi: 27.05.2017 - 17:04 PM
Ответить

Фотография Sumi Sumi 27.05 2017

Быт свободных художниц секса хорошо, хотя и утрировано, описан в плутовском испанском романе 16 века "Приключения заезжей андалузийки".

Ответить

Фотография Castle Castle 27.05 2017

Как тогда предотвращали распространение венерических болезней?  Точно ли сифилис  был занесён из Нового Света?

Как первый же в истории отпуск на Карибах обернулся эпидемией сифилиса.

Сифилис — это ужасающий удар по счастливому гедонизму, которым славилась Европа до эпохи пуританства. Кто бы мог подумать, что секс-туризм на Карибах и грандиозная оргия с несколькими тысячами проституток в Неаполе обернутся таким провалом? Провалом носов, в том числе. Но ведь с чего-то все начиналось. Однажды мир очнулся после очередной ночи любви и понял: никакого больше беззаботного веселья, теперь от секса можно умереть или, хуже того, превратиться в зомби.

4e8c-bf63a0-6920bf.jpg

 

В 1493 году Колумб и его друзья вернулись из первого в мире тура по Карибам и привезли гостинцы: новый путь в Индию (на самом деле нет), земельные приобретения для короны, табак, кокосы, сифилис и тропические плоды. Разумеется, сифилис был незапланированным подарком. Хотя не исключено, что индейцы-араваки намеренно подсовывали белокожим подпорченный товар.
Вернувшись из путешествия, зараженные, но все еще верящие в то, что «почешется и пройдет» моряки и солдаты принялись делать то, что подобает морякам и солдатам. Они начали прожигать полученные дублоны в борделях и быстро пришли к банкротству. После этого беднягам (и тем, кто заразился посредством них) не оставалось ничего, кроме как снова пойти работать наемниками.
Если верить кастильскому доктору Раю Диасу де Исле, первым в мире пациентом с сифилисом стал Винсент Пинзон, который, если что, был капитаном «Ниньи» — одного из трех кораблей, на котором команда Колумба открыла Америку.
 
Карл VIII пытается оттяпать Неаполь, а сифилис готовится оттяпать нос Карлу VIII
В Европе как раз разгорелась очередная серьезная буча, так что наемники были в цене. Французский король Карл VIII, женившийся на 15-летней Марии Анжуйской, мечтал завоевать ее сердце и заодно прославиться как великий завоеватель. Однако ничего из этого не вышло, все получилось даже хуже, чем «хуже не бывает».
У Карла VIII было не только смешное лицо, но и некие права на итальянские земли, поэтому он снарядил поход и отправился завоевывать Неаполитанское королевство и все, что попадется по дороге. Кроме армии солдат, состоявшей из 30 тысяч человек, он снарядил армию полковых проституток, которых было не меньше восьми сотен. Позаботившись о своих бойцах, Его Величество не забыл и про себя, забрав с собой целый гарем фрейлин, которые должны были «помогать по хозяйству». Хозяйство великого полководца не оставалось бездеятельным, так что он подавал заразительный пример войскам.
4461-e96540-747f83.jpg
 
Сначала кампания шла преотлично. Неаполь быстро пал к ногам Карла, и он провозгласил себя королем Неаполитанского и Иерусалимского королевств, а также императором Востока. Чего еще желать мужчине в 24 года? По случаю невероятной победы король и его войска устроили грандиозную двухмесячную оргию, на которую стеклись тысячи проституток со всей Италии. В такой обстановке даже пары больных сифилисом маркитанток и солдат хватило бы, чтобы устроить эпидемию. Зараженных было явно больше и вскоре едва ли не каждый третий боец в славной армии был покрыт язвами.
Причиной сифилиса посчитали каннибализм и секс с конями
Поветрие грянуло как гром среди ясного неба. Это была словно чума, но гораздо уродливее и ужаснее. Она распространялась неведомым образом и немедленно породила массу кривотолков.
Современники этого поветрия рассуждали так: если чуму Господь послал за смертные грехи, то новую, еще более подлую болезнь, — за что-то намного более отвратительное. Отсюда пошли две первых теории происхождения сифилиса. Первая гласила, что это — кара за каннибализм, которым занимались солдаты Карла. Вторая говорила о том, что причиной стали массовые сношения с лошадьми. Хотя мы-то понимаем: кому нужны лошади, если Его Величество позвал на вечеринку тысячи самых горячих итальянских дев?
 
Карл VIII терпит поражение и умирает как подобает королю-неудачнику
Удача отвернулась от французов, объединенные силы итальянцев и испанцев выгнали армию сифилитиков обратно во Францию. Карл был посрамлен и в довершение переболел оспой, которая изуродовала его лицо. Было бы логично и иронично, если бы на самом деле это был сифилис, но, скорее всего, это не так. Приехав домой, король настрогал потомство, и ни у кого не было проблем с венерической болезнью, так что ему действительно хватило ума уберечься от этой хвори.
Карл, потерпевший унизительное поражение, распустил войска, а вместе с ними и наемников, которые хлынули во все уголки Европы, разнося «любовную чуму». Цунами эпидемии было таким мощным, что всего за полтора десятка лет сифилис разнесся по всей Евразии и Севрной Африке. В 1512 году с ней столкнулись даже японцы, которые, казалось бы, всеми силами пытались отгородиться от остального мира.
Как сказал Вольтер: «В своем легковерном походе на Италию французы приобрели Геную, Неаполь и сифилис. Потом они были отброшены и потеряли Неаполь и Геную, но сифилис остался при них».
Кстати, король Карл VIII вскоре после провальной экспедиции в Италию погиб слегка неестественной смертью: нечаянно ударился головой об косяк двери и разбил голову, словно перезрелую тыкву. Видимо, придворные были настолько недовольны тем, что с подачи их монарха сифилис стали называть «французской болезнью», что даже не стали придумывать ему смерть с фантазией, как, например, в случае с тезкой короля, Карлом Злым.
 
Сифилис изменил ход истории
4ce2-bf8ed6-27cf73.jpg
 
Сифилис изменил мир гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Это была не просто очередная инфекция — он стал рычагом, который сдвинул горы истории. Во многом благодаря сифилису состоялся раскол церкви и к успеху пришли протестанты. Пуританство не нашло бы такого отклика в сердцах паствы, если бы у нее не было живого (а иногда уже и нет) подтверждения того, как Господь карает за разгульную жизнь.
Именно из-за того, что сифилис, прежде всего, пагубным образом влияет на волосы, появились парики, ставшие визитной карточкой Нового времени. Неудивительно и то, что человечество вспомнило и начало активно использовать еще одно прекрасное изобретение — презервативы.
486d-853962-a208f1.jpg
Точно также необходимость лечить провалившиеся носы дала толчок европейской хирургии. Операция по восстановлению носа делалась причудливым образом: у пациента вырезался кусок кожи с руки, но не полностью — должен был оставаться лоскут, соединенный с телом, чтобы кровеносные сосуды продолжали снабжать этот кусок кожи кровью. Затем лоскут прикладывали к носу, и пациент был вынужден ходить с привязанной к голове рукой до тех пор, пока кусок кожи не приживется на месте носа. Человек, который придумал это, был или гением или безумцем.
4abc-52a254-e534d7.jpg
 
Именно сифилис помог Нидерландам обрести независимость от Испании. Болезнь была одной из основ антииспанской пропаганды: голландские протестанты утверждали, что источником заразы являются католики и, избавившись от их гнета, можно будет победить и болезнь.
Как бы там ни было, ни религиозная пропаганда, ни страх перед ужасающей болезнью не победили сифилис. Люди продолжали блудить направо и налево, несмотря ни на что. Достаточно сказать, что в Европе эпохи Возрождения он вообще стал основной причиной смерти. Грубо говоря, у среднестатистического европейца было больше шансов умереть от сифилиса, чем от войн, голода, иных болезней и уж тем более старости. На этом фоне тот факт, что у трех из Римских Пап предположительно была эта постыдная хворь, не кажется таким уж удивительным.
 
Эвфемизмы для сифилиса
Слово «Сифилис» имеет любопытную (и довольно скабрезную) историю происхождения. Его придумал врач и поэт Джироламо Фракасторо, который дал имя «Сифилус» (то есть «друг свиней») герою своей поэмы. В ней автор иносказательно рассказывал о симптомах болезни и представил свою версию ее происхождения: пастух Сифилус, истосковавшийся по женщинам, возлежал со своими свиньями и за это был наказан брезгливыми богами.
История всем понравилась и заразу начали называть «Сифилис». Хотя до этого у нее было много других звучных прозвищ: Черный Лев, Купидонова болезнь, Великая оспа, Венерическая чума, а шотландцы дали ей суровое название Грандгор, которое больше подходит этой болезни, чем легкомысленный «Сифилис».
 
 
П.С. Говорят, именно эпидемия сифилиса отучила европейцев от бань. Видимо баня без "жриц любви" была для них просто немыслима.

Сообщение отредактировал Castle: 27.05.2017 - 18:20 PM
Ответить

Фотография Daand Daand 04.10 2017

даже в средние века понимали, что лучше проституцию узаконить. Очень интересно и познавательно, спасибо за статью

Ответить