←  История религий, мифология

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Маздак и маздакизм

Фотография Бероэс Бероэс 07.12 2012

Зардушт (Заратустра) и его последователи объявили, что битва добра и зла закончилась победой доброго бога. Необходимо было активное участие человека в уничтожении остатков зла на земле. Знамя широкого народного восстания в Иране в конце V века поднял Маздак. Он не проповедовал религиозно-философскую и морально-этическую стороны манихейства. Маздак атаковал государство.

Происходивший из семьи персидских жрецов Маздак родился на реке Тигр в 450 году. Став жрецом одного из храмов огня, Маздак возглавил народное движение против персидской знати. Кучка вельмож, во главе с Зармихром, намного сильнее правящего шаха Кавада I, распоряжалась в стране как в своих поместьях.

Маздак проповедовал, что носители зла на персидской земле – это неправедные представители государства, а злое начало, которое люди должны уничтожить – социальное и имущественное неравенство людей. Это неравенство нужно ликвидировать в первую очередь. Персидское крестьянство пошло за своим вождем, которого стали называть «апостолом простого народа».

Персидскому шаху нужно было выбирать между Зармихром и Маздаком, и Кавад I выступил против знати. Маздак стал верховным жрецом Ирана. Шах искренне хотел ослабить родовую знать, ее связи и могущество. При его тайном участии Зармихр был убит. Этого было мало для победы и Кавад объявил войну своим противникам. Маздакитское движение с начала 90-х годов V века охватило всю Месопотамию и Закавказье. Шах начал конфискации недвижимости и имущества у вельмож. Перешедших на его сторону князей он не трогал. Не выполнял он и радикальные требования маздакитов.

В 496 году губернаторы свергли Кавада, казнить не решились и заточили его в «замок забвения». Шахом князья назначили брата Кавада. С помощью сестры и преданного ему князя Сиявуша Кавад бежал в государство эфталитов, у которых еще в детстве жил долгое время. Царь эфталитов выдал за Кавада свою дочь и за большой займ оказал полную поддержку. В 499 году шах Кавад с эфталитским войском пошел на мятежных губернаторов. По всему Ирану восстали маздакиты, брат Кавада отрекся от престола и Кавад вернул власть в государстве.

Шах стал намного осмотрительнее и казней почти не было. Разобраться с положением в стране Каваду не удалось. В 502 году началась война Ирана и Византийской империи. Персы побеждали, но византийцы успели нанять кочевников, которые атаковали Иран с тыла. Война закончилась подписанием мира, но конфликты Ирана, Византии и кочевников продолжались еще десятилетия.

Борьба Маздака и народа за свое светлое будущее в условиях внешней агрессии больше не была нужна Каваду. Маздакиты захватывали имущество знати и раздавали его народу. Это приняло очень большие размеры и от Маздака отошла большая часть среднего дворянства, опасавшегося за свои земли. Маздакитское движение за треть столетия народной борьбы вытащило все каштаны из огня для Кавада, нанеся сильнейший удар могуществу персидской элиты, больше не бывшей грозной монолитной силой. Кавад мог безбоязненно усилить свою власть. Шах по надуманному предлогу казнил своего спасителя Сиявуша, сторонника Маздака. Политическая игра Кавада закончилась разрывом с маздакитами и примирением со знатью.

Воспользовавшись начавшейся в 527 году войной с Византией Кавад решил покончить с Маздаком. Восьмидесятилетний народный апостол был приглашен на инсценированный шахом религиозный диспут с зороастрийскими жрецами. Маздака тут же объявили еретиком и казнили со всеми присутствовавшими на диспуте представителями народного движения. Начавшаяся резня маздакитов все же не смогла уничтожить само учение Маздака. Под его лозунгами шло восстание Муканны в конце VIII века в Средней Азии, восстание Бабека в начале IX века на Кавказе. Маздакиты не смогли победить средневековую феодальную систему.

Источник
Сообщение отредактировал Бероэс: 07.12.2012 - 23:36 PM
Ответить

Фотография Бероэс Бероэс 07.12 2012

Так изображают маздакизм и маздакитов средневековые зороастрийские источники, написанные через несколько веков после правления Кавада.
Источники же современные (в том числе Прокофий Кесарийский) ни о каком Маздаке и слыхом не слыхали.
Вероятнее всего роль его движения была сильно преувеличена зороастрийскими хронистами.
Неясно только с какой целью.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.09 2018

Маздакитское движение

 

Это народное движение, охватившее Иран между 491 и 529 гг., скудно и отчасти противоречиво освещено в источниках, и ход событий можно себе представить лишь в самой общей форме.

 

Идеологической оболочкой движения было учение возникшей в середине III в. секты зарадуштакан, позже названной маздакитской, по имени вождя движения конца V в. Маздака. Учение маздакитов часто выводят из манихейства, но общим у маздакитов с манихеями было, по-видимому, лишь признание дуализма Света (добра) и Тьмы: (зла). В остальном как религиозное, так и социальное учение маздакитов было отлично от манихейского. По учению маздакитов, деятельность царства Света справедлива, разумна и целесообразна, тогда как действия царства Тьмы случайны, хаотичны и неразумны. Отсюда вытекала идея о возможности при помощи царя небесного (бога) и сил Света освободить смешанные в мире с Тьмою частицы Света и посредством переворота, одновременно космического и земного, социального, создать на земле разумно организованное и справедливое общество. Существо социальной идеи маздакитов в одном из источников изложено так: «Бог дал людям их имущество, дабы они разделяли его между собой поровну. Но люди при этом причиняли друг другу тяжкие несправедливости. Они (маздакиты) утверждали, что хотели взять у богатых, дабы отдать бедным и таким образом вернуть им их собственность за счет богатых. Ибо у того, у кого много денег, женщин и прочего имущества, на это нет большего права, чем у всякого другого». Требование общности имущества и жен было взято маздакитами из некоторых социальных утопий античного мира. На практике «общность жен» означала разрушение гаремов аристократии, в которых томились сотни и тысячи женщин, что обрекало на безбрачие многих мужчин-бедняков. В идее «общности жен» отразились также пережитки архаических форм брака у иранских народностей, каковы групповой брак, кровнородственный брак, полиандрия (многомужество), гетеризм гостеприимства. В общем, идеалом было социальное равенство и восстановление старинной иранской свободной сельской общины. Говоря о маздакитах, более поздние источники называют их «чернью», «простонародьем», «бедняками», «толпою». Это было движение социальных низов, в основном крестьян.

 

Восстание началось во время голода. Народ, во главе которого стоял Маздак – «муж красноречивый и мудрый», требовал открытия казенных амбаров с зерном. Царь Кавад (488–531) исполнил это требование и сделал Маздака своим советником. В Иране происходила стихийная массовая экспроприация знатных и богатых; бедняки «отнимали жилища, женщин, имущество». Источники не упоминают о переделе земли. Это, видимо, объясняется тем, что земли и прежде находились во владении сельских общин, и последним нужно было только отменить власть феодалов и феодальную ренту.

 

Около пяти лет Кавад поддерживал маздакитов. Иногда полагают, что Кавад искренне принял их учение; более правдоподобно иное объяснение – что Кавад рассчитывал при помощи маздакитов {114} ослабить и обуздать военную знать и жречество. Но возможно, что царь просто боялся массового движения маздакитов и, чтобы усидеть на троне, не решался противиться им. В 496 г. заговорщики из знати свергли Кавада, заключили его в Замок Забвения, а на престол возвели его брата Джамаспа. Каваду удалось бежать к царю эфталитов Ахшунвару, породниться с ним и, получив от него войско, вернуться в Иран и в 498/499 г. вновь овладеть троном. Он примирился со знатью и больше уже не поддерживал маздакитов. Однако только в 529 г. Кавад решился на расправу с ними, которую и осуществил его сын Хосров: он заманил вождей маздакитов в Ктесифон и всех их перебил, после чего повсеместно последовали жестокие репрессии, массовые аресты и казни маздакитов на местах. {115}

 

История Ирана / Отв. ред. М.С. Иванов. М.: Изд-во МГУ, 1977. С. 114–115.

 

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 08.09 2018

Прокофий

Может Прочай? Или Прокакавий?

 

Прокопий Кесарийский, История войны с персами, кн. 1:

 

 
Глава V

Впоследствии Кавад, помимо того, что правил, прибегая к насилию, ввел в государственную жизнь свои новшества и, между прочим, издал закон, предписывающий, чтобы женщины у персов были общими35. Это многим пришлось совсем не по душе. Поэтому они восстали против него, отрешили его от власти и, заключив в оковы, держали под стражей. (2) Царем они избрали себе брата Пероза Власа36

 

35

Речь идет о маздакитском движении, на которое решил опереться Кавад, с тем чтобы укрепить шахскую власть и ослабить мощь крупной знати и зороастрийского духовенства. Утверждение об общности жен у маздакитов, хотя, наряду с Прокопием, об этом говорят почти все без исключения историки того времени (Ср.: Josh. Styl. Ch. 20), является некоторым преувеличением, если не сказать, искажением сущности маздакитского движения. Скорее всего, его приверженцы выступали против новых форм семьи, пришедших на смену старым родовым отношениям. См.: Christensen A.Le règne du roi Kawādh I et le cominunisme mazdakite. Kǿbenhavn, 1925. P. 105 – 106; Дьяконов М. М. Указ соч С. 303 – 305; 410 – 411.

 

 

 

https://azbyka.ru/ot...jna-s-persami/1

 

Также Прокопий упоминает Сеоса (отождествляемого с Сиявушем). Элементы маздакизма из византийских современников описывает также Иешуа Стилит. В 10 веке Маздака упоминает христианский автор из Египта, патриарх Александрии Евтихий, в своей Летописи. Упоминают Маздака и описывают маздакизм ("Дабистан-и Мазахиб"; "Китаб ал-Фихрист", Ан-Надима) и многие арабские авторы. Также он упоминается в Шахнамэ Фирдоуси.

 

 

 

Пехлевийские тексты, в которых упоминается ересь Маздака, содержатся в комментарии к Авесте, в «Вендидаде», в пророческом трактате «Бахман яшт» (ок. XII в.) и в «Денкарте». Более полное отражение маздакизм получил в полуофициальной пехлевийской исторической хронике «Хвадай намаг» («Книга владык»), которую знаменитый поэт Фирдоуси использовал при написании своей поэмы «Шахнаме». «Книга владык» не дошла до нашего времени ни на пехлеви, ни в существовавшем арабском переводе под названием «Сияр ул-Мулук». Содержание этой книги известно из более поздних произведений арабских и арабо-язычных авторов. Обзор этих произведений находится в трудах известных европейских ученых Т. Нёльдеке и А. Кристенсена. Учение Маздака изложено арабским ученым аш Шахристани, о движении Маздака сообщали такие историки, как Табари, Таалиби, Масуди и др.

 

http://www.zoroastri...xport/html/1304

 

 

 

Согласно сведениям арабских и персидских авторов (Табари, Ибн Кутайбы, Талиби, Динавари и Исфахани) , маздакиты призывали к общности имущества и жен.

 

http://www.stanradar...zbekistana.html

 

Элементы маздакизма и имя Маздака упомянуты в двух надписях из Кирены:

 

 

I. Общность всего имущества и женщин есть источник бо­жественной справедливости; совершенный мир2 избранным из слепого множества превосходным мужам, которые, как понимали Зороастр3 и Пифагор, лучшие из иерофантов, должны жить вместе сообща.

II. [Сверху надписи изображен крест с именем Осириса.] Симон Киренейский, Тот, Кронос, Зороастр, Пифагор, Эпи­кур, Маздак4, Иоанн, Христос и наши руководители кире-наики5 в согласии приказали нам ничего не присваивать себе, поддерживать законы и ополчаться на беззаконие. Ведь это – источник справедливости, это – жизнь счастливая в общности.

 

На маздакитов опирался восставший против Халифата Бабек.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.09 2018

6. МАЗДАКИТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ И ЦАРЬ КАВАД

 

С маздакитским движением152 и пришлось столкнуться Каваду. Он с первых же дней царствования оказался в очень тяжелом положении. С одной стороны, в стране распоряжалась кучка представителей знати во главе с Зармихром, с другой – ширилось и принимало все более и более грозные размеры народное движение, причем основным требованием восставшего народа было уничтожение имущественного неравенства, разрушение новых форм семьи, пришедшим на смену старым родовым отношениям и нормам153. Каваду нужно было выбирать, и он поддержал народное движение. Мотивы, заставившие Кавада принять такое решение, давно интересовали историков. Еще арабские и персидские писатели средневековья пытались решить этот вопрос. В современной {304} науке существуют разные точки зрения. Так, один из наиболее известных исследователей сасанидского периода, А. Кристенсен, полагает, что Кавад искренне перешел на сторону маздакитов, так как был их идейным сторонником. Эту точку зрения он отчетливо проводит в специальной работе, посвященной маздакитскому движению154; ее же, хотя и с некоторыми оговорками, он отстаивает и в своем последнем большом труде по истории и культуре сасанидского Ирана. Он пишет: «…Ни один из современных или квазисовременных источников не приписывает Каваду макиавеллических черт – ни Прокопий, который им восхищается, ни Агафий, который его не любит, ни Иешу Стилит, который его ненавидит. С другой стороны, в наших источниках есть много намеков, которые как будто указывают, что обращение Кавада было искренним»155. Другую точку зрения высказал еще в 1879 г., опираясь на авторитет такого крупного исследователя, как А. Гутшмид, Т. Нельдеке, который в своих замечательных комментариях к переводу сасанидской части арабской хроники Табари писал156: «…Удивительна его (Кавада) связь с маздакитами; во всяком случае (как сказал мне Гутшмид) она может быть объяснена лишь стремлением разорить знать…» – и далее157: «…Союз Кавада с новой сектой, как уже сказано, вряд ли может быть объяснен иначе, как желанием нанести чувствительный удар могущественной знати, ее родовой чести, родовым связям и ее имуществу. Кроме того, при помощи народного учения он выбивал почву из-под ног теснейшим образом связанного со знатью духовенства». Анализ всех событий царствования Кавада полностью подтверждает толкование А. Гутшмида и Т. Нельдеке как исторически более правильное.

 

Кавад первым долгом решил избавиться от тягостной опеки Зармихра. Царь воспользовался распрями среди знати, и по его наущению Зармихр был убит своим соперником Шапуром из рода Михран. Однако вскоре и Шапур, вероятно, разделил участь Зармихра, потому что о нем больше ничего неизвестно. Но разгромить знать, только разжигая вражду между отдельными родами, было невозможно, поэтому Кавад идет дальше и вступает в союз с маздакитами. Политические требования маздакитов наносили удар главным образом землевладельческой знати. Изъятие имущества знатных родов, разрушение их семейных и родовых связей входило в планы царя. Как далеко пошел Кавад в своей поддержке маздакитов, мы не знаем. Однако есть все основания предполагать, что царь не пошел на полное проведение в жизнь всех требований маздакитов, а, вступив с ними в союз, стремился ограничить это движение и направить его против тех элементов {305} общества, которые были враждебны царю и опасны для него. Известно, что часть знати, ставшая на сторону царя, сохранила свои привилегии.

 

Во всяком случае, борьба была ожесточенной, и через восемь лет правления, в 496 г. н.э., вельможи сместили Кавада и заточили его в «замок забвения». Раздавались даже голоса (правитель Хорасана Гушнаспдад)158, требовавшие убийства неугодного царя. Однако большинство вельмож не решалось на этот шаг. Царем был посажен брат Кавада – Замасп.

 

Каваду удалось бежать из тюрьмы с помощью сестры (или жены) и преданного смещенному царю знатного юноши Сиявуша. Кавад отправился к эфталитам, ко двору их царя, где он в свое время жил в качестве заложника и, несомненно, имел связи159. Он попросил помощи у царя эфталитов против брата. Царь эфталитов принял Кавада очень хорошо, выдал за него свою дочь (от брака с дочерью Пероза, следовательно, племянницу Кавада) и, получив от Кавада обещание выплачивать эфталитам дань, оказал поддержку. Политический расчет эфталитов в данном случае был тот же, что и в то время, когда они поддерживали Пероза против Ормизда III160.

 

При приближении Кавада с эфталитским войском (499 г.) Замасп отрекся от престола, и Кавад снова стал царем. По почти единогласному утверждению источников, Кавад поступил милосердно со своими противниками, приказав казнить только Гушнаспдада, требовавшего в свое время его смерти161. Однако здесь уже обнаружились признаки перемены в политике Кавада: так как должность правителя Хорасана (канаранга) была наследственной, то царь не решился отнять ее у семьи Гушнаспдада и передал родственнику казненного – Атургундаду. В первые годы после возвращения из страны эфталитов несомненная перемена политики Кавада еще не давала себя чувствовать. Маздакиты продолжали, по-видимому, пользоваться свободой в государстве. Однако Кавад стал осторожнее со знатью и духовенством.

 

В самом начале VI в. н.э. Каваду пришлось столкнуться с целым рядом внешнеполитических трудностей. В Армении еще не были ликвидированы последствия восстания 484 г. Хотя это восстание и было подавлено Зармихром и Валаршем, но персам было ясно, что позиции их в Армении недостаточно крепки и необходим ряд уступок знати и христианскому духовенству.

 

К 501–502 гг. относится указ Кавада, утверждавший самостоятельность армянской монофизитской церкви. Этим самым, с одной стороны, Армения противопоставлялась Византии, где господствующим было другое направление {306} христианства – диофизитство (халкедонитство), с другой стороны, отделялась и от христиан Ирана, исповедовавших в большинстве своем несторианство, которое пытался поддерживать в Армении отец Кавада – Пероз.

 

В 502 г. вспыхнула война между Ираном и Византией. Поводом к войне был отказ императора Анастасия предоставить Ирану заем для уплаты дани эфталитам162. Византийцы, по-видимому, надеялись на осложнения на восточной границе Ирана в случае неуплаты Кавадом дани. Война шла удачно для персов, и Каваду удалось занять важную крепость Амиду163. Однако вторжение кочевников через кавказские перевалы на иранскую территорию заставило Кавада заключить мир с Византией.

 

В 515 г. в Закавказье проникают родственные хазарам савиры, которые проходят через Армению в Малую Азию. Каваду приходится предпринять ряд оборонительных мер против савиров, в частности укрепить города Байлакан, Партав (араб. Бердаа)164 и другие. Но савиры, по-видимому, утвердились в Албании (северная часть Азербайджанской ССР и юг Дагестана), севернее оборонительной линии иранцев. Каваду приписывается и возведение укреплений Дербента, однако вероятнее, что они были созданы только его преемником – Хосровом165. Византийцы пытались в это время и позднее использовать савиров в борьбе с Сасанидами, что было очень опасно для иранцев: при войне с Византией они получали от савиров удар по флангу.

 

Около 519 г. снова произошел конфликт между Ираном и Арменией. Этот конфликт был связан с создавшимся очень тяжелым внутриполитическим положением в Сасанидской державе.

 

Борьба знати, царя и народа продолжалась. Кавад все больше и больше отходил от маздакитов. Их дальнейшее усиление было опасно для царя. Они сыграли уже свою роль в политической игре Кавада против знати, а дальнейшее проведение в жизнь требований маздакитов и разрушение государства вовсе не входило в план царя. Внешним поводом для борьбы стал вопрос о престолонаследии. В этот период царь задумал, по-видимому, широкие реформы, которые должны были повести к усилению царской власти. В этом деле он опирался на своего младшего сына Хосрова, казавшегося и знати, с которой Кавад теперь хотел примириться, наиболее желательным наследником ввиду его сильных антимаздакитских настроений и тесных связей с зороастрийским духовенством. Маздакиты же держали сторону воспитанного ими старшего сына Кавада, Кауса. Третий сын царя – Зам был кривой, поэтому о нем не могло быть и речи, как о претенденте на {307} престол166. Кавад, желая обеспечить престол Хосрову, обратился к византийскому императору Юстину с предложением «усыновить» Хосрова, т.е., иными словами, гарантировать ему престол отца. Прецеденты такого рода имелись уже в истории обеих великих держав: таким же образом в свое время Ездегерд I гарантировал престол малолетнему царевичу, будущему императору Феодосию II. Юстин колебался, он предлагал вместо письменного только устные обязательства, а так как во время переговоров иранские послы, известные уже нам Сиявуш и Махбод из рода Сурен, повели также речь о передаче Ирану области Лазики на Кавказе, то переговоры были прерваны, и царевич Хосров, уже отправившийся было в Византию, должен был вернуться167.

 

Махбод, вернувшись в Иран, заявил, что виновником срыва переговоров является Сиявуш. По-видимому, Сиявуш, сторонник и близкий друг царя в первый период его деятельности, вероятно связанный с маздакитами, был неугоден знати, решившей придраться к случаю и погубить его. Над Сиявушем был учинен суд на собрании знати, обвинившей его также и в вероотступничестве. Сиявуш был лишен должности артештарансалара, которую он занимал со времени возвращения Кавада от эфталитов, и приговорен к смерти. Кавад предал своего спасителя и друга и подтвердил приговор. Сиявуш был казнен168. Это лишний раз показывает, что союз царя с маздакитами был только политической игрой и что к 20-м годам VI в. был решен разрыв не только с маздакитами, но и с прежними приверженцами царя, проводившими когда-то угодную ему политику заигрывания с маздакитами.

 

В дальнейшем Кавад пытался укрепить свои позиции в Иберии и захватить Лазику и начал военные действия на Кавказе. Поводом для этой войны было требование принять зороастризм, предъявленное Кавадом царю иберов. Византия, не желавшая терять Лазику, оказала помощь иберам, что повлекло за собой новую большую войну между Ираном и Византией (527 г.)169.

 

Следующим шагом после примирения с ослабленной знатью и духовенством, а также устранения прежних помощников и друзей было подавление маздакитов. Этого настоятельно требовали, помимо общей линии политики Кавада, и тяжелые условия большой войны с Византией. В 528 или 529 г. началось преследование и массовое избиение маздакитов170. Сигналом к этому послужил инсценированный царем диспут между учеными зороастрийскими жрецами и главой маздакитов (вероятно, самим Маздаком) в присутствии царя, царевича Хосрова, главы зороастрийского духовенства – мобедан-мобеда – и христианского епископа. Маздак был {308} признан еретиком, схвачен и казнен вместе со всеми присутствовавшими на диспуте вожаками движения. Предание приписывает избиение маздакитов влиянию царевича Хосрова, однако есть все основания думать, что Кавад и сам бы расправился с маздакитами, так как это являлось логическим концом всей многолетней политики Кавада.

 

Маздакизм не мог быть истреблен окончательно; несмотря на разгром, он долго еще был популярен в народе. Маздакитские лозунги надолго остались знаменем борьбы против угнетателей, и такие движения, как восстание Муканны в Средней Азии (конец VIII в. н.э.) и восстание Бабека на Кавказе (начало IX в. н.э.), несомненно, несли в себе элементы маздакизма. Слабость движения маздакитов заключалась в том, что они ничего не могли противопоставить феодальной системе. Выдвигавшееся маздакитами требование справедливого раздела имущества на основе равных прав на него всех людей ни в коей мере не обусловливало уничтожения частной собственности – основы эксплуатации человека человеком. Поворот назад к институтам родового строя был максимумом того, что могли предложить маздакиты. Мужественная борьба маздакитов с угнетателями при естественном тогда отсутствии правильного понимания причин социального неравенства и перспектив общественного развития не могла привести к созданию нового общественного строя.

 

Поражение маздакитов определило победу феодального строя в Иране. Процесс феодализации, начавшийся, как мы видели, еще в парфянский период и все время развивавшийся в течение сасанидского периода, был значительно ускорен благодаря разгрому маздакитов. Дальнейшее укрепление феодального уклада было зафиксировано реформами преемника Кавада – Хосрова I. {309}

 

 

152 О маздакизме см. O. Klíma, Mazdak, Geschichte einer sozialen Bewegung im sasanidischen Persien, Praha, 1957, где имеется детальный разбор источников и указания на литературу.

 

153 Вопрос об общности жен у маздакитов и о разрушении ими семьи часто вставал перед занимавшимися этим движением. На это обстоятельство обратили внимание и средневековые писатели, писавшие о маздакитах, и современные нам ученые.

 

По-видимому, здесь налицо некоторое недоразумение. Почти все без исключения современники событий и средневековые авторы утверждают, что маздакиты вводили общность жен. Европейские ученые в этом вопросе далеко не единодушны.

 

Наивной и прямолинейной можно назвать точку зрения, ярким представителем которой является историк еврейства Г. Гретц [История евреев (русск. пер. Гаркави), т. V, СПб., 1902, стр. 10]. Говоря о восстании вавилонских евреев под предводительством Мар-Зутры, которое он считает направленным против маздакизма, Г. Гретц пишет: «Они (т.е. евреи) не могли допустить, чтобы их жены и дочери подвергались каждую минуту опасности быть опозоренными и чтобы чистота их семейной жизни, оберегаемая ими, как зеница ока, была запятнана…».

 

Другие, как Т. Нельдеке (Nöldeke-Tabari, Ss. 458–459) и А. Кристенсен (A. Christensen, Iran…, pp. 339–340), стремятся приуменьшить значение этого факта, доказать, что даже если эта тенденция у маздакитов и была, то во всяком случае она полностью никогда не была проведена в жизнь.

 

Третьи – это направление особенно заметно в советской литературе последних лет, – стремясь обелить Маздака, вовсе отрицают наличие у маздакитов таких тенденций, приписывая эти рассказы враждебной настроенности наших источников. Для этой точки зрения характерно высказывание Ю.А. Солодухо в его интересной статье «Движение Маздака и восстание еврейского населения Ирака в первой половине VI в. н.э.» (ВДИ, 1940, № 3–4, стр. 136). Он пишет об «общности жен» следующее: «…Это утверждение признается теперь лишь вымыслом историков, враждебно относившихся к маздакитскому революционному движению, так как нет никаких данных, которые бы подтвердили в какой-либо мере это обвинение, неизменно появлявшееся на свет божий против тех, кто осмеливался покушаться на институт частной собственности».

 

Нам кажется, что и те, и другие, и третьи рассматривают этот вопрос с неправильных позиций. Когда они говорят о разрушении семьи, об общности жен, то они представляют себе европейскую буржуазную семью и европейские формы брака. Насколько это неправильно, можно судить, ознакомившись хотя бы вкратце с иранской семьей, как она представлена в судебнике и нравоучительных пехлевийских сочинениях.

 

В сасанидский период семья несла в себе еще значительные пережитки родовых отношений, наряду с которыми возникали новые, типичные для новых производственных отношений формы брака, сложные системы адаптации; появляются новые формы брачных и семейных отношений.

 

Сасанидское право насчитывает до пяти различных форм брака, но основными, по-видимому, являлись два. Так, судебник различает zan-i pātixšāyīhā – полноправную жену, получающую свою долю в большой {410} семье (dūt) после смерти мужа, и жену-служанку – zan-i čakarīhā, не имеющую таких прав. Pater familias (katak-x̌vatāy) может иметь не только несколько жен-служанок, но и несколько (во всяком случае двух) привилегированных, полноправных жен. Однако он может уступать любую из своих жен другому, нуждающемуся в женском труде. Использование женского труда, разумеется, подразумевало и сожительство с женщиной. Дети, родившиеся в этом случае, принадлежали первому мужу и входили в состав его «дыма» (dūt). От глубокой древности в Иране сохранялся, хотя применялся, по-видимому, только в среде высшей знати, обычай жениться на ближайших родственницах – матери, сестре. Здесь мы имеем дело, по-видимому, со стремлением сохранить имущество женщины в роде и, может быть, с пережитками матрилинейного наследования.

 

Наряду с этими древними пережитками семейной жизни, с увеличением значения patria potestas – главы семьи, появлением новых имущественных отношений, сложных правил наследования, связанных с новыми формами собственности, намечался и переход к другим формам отношений.

 

Маздакиты, стремясь к потребительскому коммунизму и возврату к старым родовым отношениям и нормам, боролись с феодализирующими тенденциями в семейных, а следовательно, и в имущественных отношениях, которые приводили к единоличной власти главы дома над женщинами и ограничивали использование труда всей домовой общиной. Возможно, именно так нужно понимать слова Табари о том, что в результате деятельности маздакитов «не знал муж своего дитяти и дитя не знало своего отца» (Nöldeke-Tabari, S. 142). Шахрестани подтверждает, что маздакиты боролись против нарождающихся феодальных форм собственности и стремились вернуться к формам общинно-родового строя. У него сказано, что имущество и женщины, по мнению маздакитов, должны быть общими, как вода, огонь, пастбища.

 

154 A. Christensen, Le règne du roi Kawadh I et le communisme mazdakite, Copenhague, 1925.

 

155 A. Christensen, Iran…, p. 245.

 

156 Nölideke-Tabari, Ss. 142, 143, Anm. 3.

 

157 Nöldeke-Tabari, S. 461. Точка зрения Гутшмида – Нельдеке проводится в последнее время и в ряде работ Ф. Альтхейма и Р. Штиль (ср., например, упоминавшуюся статью в «La Nouvelle Klio», V, № 5–6, 1953, pp. 267–321 и книгу F. Altheim, R. Stiehl, Ein asiatischer Staat. Feudalismus unter den Sasaniden und ihren Nachbarn, Wiesbaden, 1954), а также H.В. Пигулевской (см.: «Маздакитское движение», – ИАН, Серия истории и философии, 1, 1944, № 4, стр. 171–181; «Города Ирана в раннем средневековье», 1956, стр. 217, 292–310).

 

158 Прокопий Кесарийский, Персидская война, I, 5.

 

159 По поводу бегства Кавада источники сообщают ряд легенд. В одной из них освобождение Кавада приписывается Сиявушу, согласно другой – Кавад бежал, переодевшись в платье своей жены. Имеется также легенда о том, как сестра (или жена) Кавада вызволила своего брата (или мужа) из «замка забвения», вынеся его оттуда завернутым в ковер, и некоторые другие варианты этой легенды. Одна легенда рассказывает, что по дороге к эфталитам Кавад встретил дочь одного дехкана и взял ее в жены. На обратном пути, заехав к ней, он увидел мальчика, родившегося в его отсутствие. Кавад, плененный красотой ребенка, взял с собой и мать, и сына. Этот мальчик, говорит легенда, и был преемником Кавада – Хосровом. Эта легенда, рассказанная Фирдоуси и Динавери, вряд ли соответствует действительности. Матерью Хосрова была, по-видимому, сестра важного вельможи из рода Испахпат (см. Прокопий, I, 23). {411}

 

160 См. Прокопий, I, 6; Иешу Стилит, § 24.

 

161 Прокопий, I, 6.

 

162 Иешу Стилит, § 19, 20; Прокопий, I, 7.

 

163 См. красочное описание осады Амиды у Прокопия, I, 7.

 

164 Байлакан – сейчас развалины Орен-кала при слиянии Куры и Аракса. В настоящее время там производятся археологические раскопки. Партав – средневековая Берда’а – сейчас развалины около ст. Евлах в Азербайджане.

 

165 См. Е.А. Пахомов, Пехлевийские надписи Дербента, – «Известия Общества обследования и изучения Азербайджана», № 8, вып. 5, Баку, 1929, стр. 3–22; Г.С. Нюберг, Материалы по истолкованию пехлевийских надписей Дербента, – там же, стр. 26–32.

 

166 О борьбе за престол между сыновьями Кавада см. Прокопий I, 21.

 

167 О неудачной попытке добиться от византийского императора гарантий престола Хосрову и о переговорах Сиявуша и Махбода см. Прокопий, I, 11.

 

168 Прокопий, I, 11.

 

169 Прокопий, I, 12.

 

170 Nöldeke-Tabari, S. 465, где приведен детальный разбор свидетельств источников об этом событии. {412}

 

Дьяконов М.М. Очерк истории древнего Ирана / Под ред. И.М. Дьяконова, А.Г. Периханян. Академия наук СССР; Ин-т народов Азии. М.: Изд-во вост. лит, 1961. С. 304–309, 410–412.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 15.09 2018

7. Из «Дабистан-и Мазахиб»

 

Маздак был муж воздержанный и мудрый в эпоху шахиншаха Кобада1. Вера его распространилась, и убил его Нуширван2.

 

И он говорит: от начала и без начала в мире существуют два творца: двигатель добра, Йаздан, и это есть свет, и двигатель зла, Ахриман, и это есть тьма. Вышний бог есть двигатель добра, и от него не исходит ничего, кроме благого. Несомненно, силы разума и духовные сущности, небеса и {185} светила созданы Йазданом, – и над этим Ахриман совершенно не имеет власти. Элементы и их соединения также суть проявления справедливого. Так огонь согревает замерзшего, и дыхание ветра охлаждает и освежает охваченного зноем; вода утоляет жаждущего, и земля является местом передвижения. Точно так же их соединения, как, например, из металлов золото и серебро, из растений плодовые деревья, из животных корова, овца, лошадь и верблюд, и среди [людей] добродетельный, воздержанный человек, – все созданы Йазданом. Но поглощение живого существа огнем, умерщвление обладающего душой горячим ветром, потопление корабля водой, рассечение тела железом и пронзание тела шипом, хищные и вредные существа, лев, барс, скорпион, змея и подобные этому – все это есть проявление Ахримана. Так как у Ахримана нет власти над небесной сферой, ее называют «Бихишт»1. Но так как в мире элементов2 у Ахримана имеется совладение, неизбежно возникает антагонизм, и ни одна форма этого мира не является постоянной, подобно тому как Справедливый дарует жизнь, Ахриман убивает. Бог создал жизнь, Ахриман – смерть, Йаздан произвел здоровье, Ахриман породил боль и болезнь, податель благ сотворил «Бихишт», Ахриман – преисподнюю. И почитания достоин Йаздан, ибо его царство пространно, а у Ахримана нет власти, кроме как в мире элементов; и еще то, что душа каждого, кто привержен Йаздану, достигнет вышнего мира, а приверженный злому духу останется в преисподней. Поэтому условие разума таково, чтобы разумный удерживал себя от этого злого, сколько бы ни мучил его Ахриман; и когда освободится от тела, его душа уйдет в небесную сферу, а Ахриман не восходит на божественную небесную сферу.

 

В одном месте из книги «Диснад» Маздак говорит: «Бытие имеет два начала: шид и тар, то есть свет и тьма, и истолковывает их как Йаздан и Ахриман. И еще говорит: «Действия света осуществляются по свободной воле, а действия тьмы – случайно. Свет – знающий и чувствующий, тьма безрассудна. Соединение света и тьмы случайно, и освобождение света от тьмы также [будет] случайно, не по свободной воле. Все это, что есть в мире доброго, исходит от света, а зло и порок – от тьмы. Когда частицы света отделятся от тьмы, соединение распадется, – это и есть «воскресение»».

 

Еще в той же книге Маздак говорит:

 

«Начальных стихий и основ три: вода, земля и огонь; и когда они смешиваются вместе, из их смешения появляется {186} двигатель добра и зла: то, что возникает из его чистоты, есть двигатель добра, а то, что поднимается из его нечистоты, есть двигатель зла».

 

В той книге Маздак также говорит:

 

«Йаздан сидит на престоле в начальном мире так же, как государи сидят на троне страны в нижнем мире. И перед ним четыре силы: Базгуша1, то есть сила различия; Йаддих2, то есть сила памяти; Дана3, то есть сила разума; Сура4, то есть радость; подобно тому, как делами государя руководят четыре человека: мубад-и мубадан, хирбад-и хирбадан, спахбад и рамишкар5. Эти четверо управляют миром посредством семи других, которые ниже их: салар, пишкар, банвар, дирван, кардан, даствар и кудак6, и эти семеро вращаются по [кругу] двенадцати действий, т.е. духовных сущностей: хвананда (произносящий), диханда (дающий), сатананда (берущий), баранда (несущий), хуранда (питающийся), даванда (бегущий), чаранда (пасущий), кишанда (сеющий), зананда (бьющий), айанда (приходящий), шаванда (уходящий), пайанда (пребывающий твердым). Каждый человек из людей, в котором соединяются эти четыре силы с «семью», и те с «двенадцатью» на этом свете, то есть в нижнем мире, пребывает в положении творца и господина, и снимается с него ответственность.

 

В той же книге Маздак говорит также:

 

«То, что не согласуется со светом, и все то, что согласно с тьмой, есть ненависть, борьба и распря. И большей частью причиной к столкновениям у людей бывает имущество и женщины: следует сделать женщин свободными от запрета и имущество доступным, и всех людей сделать сотоварищами в отношении богатства и женщин, подобно тому как они являются сотоварищами в отношении огня, воды и травы».

 

В той же книге Маздак также сказал:

 

«Большая несправедливость, что жена одного прекрасна, а супруга другого безобразна: условие справедливости и {187} благочестия, следовательно, таково, что муж должен давать на несколько дней свою красивую жену тому человеку, супруга которого некрасива, и брать на некоторое время себе его некрасивую жену».

 

Маздак сказал:

 

«Это недостойно и несправедливо, что один обладает высоким саном, а другой неимущ и беден: является обязательным для благочестивого мужа разделить свое богатство (деньги, золото) поровну с единоверцем и – а также считает и обычай Зардушта1 – послать ему свою жену, чтобы он не остался без участия в удовлетворении чувственного желания. Но если единоверец окажется неспособным в накоплении богатства и расточительным, злодеем или помешанным, его следует заключить в доме и уделять ему необходимое из еды, одежды и постельных принадлежностей.

 

Каждый человек, не согласный с этим положением, является, следовательно, носителем зла: следует, чтобы они брали у него силой».

 

Фархад, Шираб, Айин-Хуш Пуйаи принадлежали к его вере, и еще Мухаммед-кули Курд, Исмаил-бек Караджи и Ахмад Тирани присоединились к их вере (а Тиран – селение из округов Исфагана), и от них пошло то, что теперь маздакиты не одеваются в платье гябров2, но скрываясь среди людей ислама, проходят по дороге своей веры. Они показывали автору сочинения книгу Маздака, именуемую «Диснад», на староперсидском3 языке, а дед Айин-Хуша Айин-Шакиб перевел ее также на обычный персидский язык. Фархад был человек мудрый и среди людей ислама именовал себя {188} Мухаммед Саид, Шираб-Хуша называли Шир-Мухаммед, и Айин-Хуш называл себя Мухаммед Акил. И так как они были лучшими в своем учении, они также хранили книгу «Диснад».

 

«Дабистан-и Мазахиб», Бомбей, 1861, литография,

стр. 103–105, «Дабистан-и Мазахиб», 1851,

литография, л. 516–526 (перс.). {189}

 

 

1 Кавад I (488–531 гг.).

 

2 Хосров I Ануширван (531–579 гг.). {185}

 

1 «Лучший (мир)», лучшее бытие, рай.

 

2 Т.е. в окружающей действительности. {186}

 

1 Буквально: различающий, проницательный.

 

2 Помнящий, вспоминающий.

 

3 Знающий, осведомленный, мудрый.

 

4 Радостный, веселый.

 

5 Верховные чины Сасанидского государства: мубедан мобед и хирбедан хирбед – главы духовенства, спахбад – начальник войска, рамишгар – ведающий царскими развлечениями.

 

6 Среднеперсидские термины сасанидского времени: салар – глава, начальник; пишкар – руководитель, управитель; банвар, очевидно, вместо барвар – носитель; дирван – искаженное вместо парван – выполняющий миссию, исполнитель; кардан – деятель, действующий разумно, сведущий; даствар – советник, судья; кудак – дитя, ребенок (или служитель). {187}

 

1 Т.е. Зороастра. Имеется в виду существовавший в правоверной зороастрийской среде обычай, отраженный, в частности, уже в Авесте, предоставлять во временное пользование жену единоверцу. О достаточно широком распространении этого обычая в Иране еще в VI в. и его официальном характере свидетельствует сасанидский судебник «Матикан-и хазар Датастан», причем судебник поясняет, что согласия жены для этого не требуется. Специально интересовавшийся этим вопросом арабский автор X в. Макдиси сообщает, что среди последователей маздакизма в его время были такие, которые допускали подобный обычай, но на условии согласия жены. Таким образом, указанное положение маздакитского учения отнюдь не было «аморальным» с точки зрения существовавших в сасанидском Иране обычаев, в том числе официальных правовых норм.

 

Официальные источники, отражавшие точку зрения господствующих классов сасанидского общества, искажали учение и политику маздакитов, обвиняя последних в распущенности и разврате. (См. документы № 5, 6.) В действительности политика маздакитов была направлена против концентрации женской рабочей силы в знатных и богатых семьях и против традиционной кастовой замкнутости аристократических семей.

 

2 Т.е. зороастрийцев.

 

3 Т.е. среднеперсидском, пехлеви. {188}

 

Из «Дабистан-и Мазахиб» // Хрестоматия по истории средних веков: В 3 т. Т. 1: Раннее Средневековье / Под ред. С.Д. Сказкина. М.: Изд-во соц.-экон. лит., 1961. С. 185–189.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 07.10 2018

8. Секта хурамитов1 и маздакитов (Из «Китаб ал-Фихрист» Ан-Надима)

 

Говорит Мухаммед ибн Исхак: существует два вида хурамитов. Первые хурамиты; они называются мухаммира2, и рассеяны они в горных областях, между Азербайджаном, Арменией, землями Дайлема, Хамаданом и Динавером, и между Исфаганом и землями Ахваза. Они по происхождению последователи магизма; затем обновилось их учение, и они из тех, которые известны как «ал-луктату»3. Их патрон Маздак «Старший»4 приказал им получать удовольствия, усердно заниматься достижением предметов желаний, едой и питьем, взаимной поддержкой и общением. Он отказался от притеснения [некоторыми из них] других и предписал им сотоварищество в женах и семье, так чтобы ни одному из них не была запретна жена другого, и тот не препятствовал бы ему, и чтобы при этих обстоятельствах проявляли добрые дела; он отказался от убийств и причинения страданий людям и указал им путь гостеприимства, которого нет ни у одного из народов: когда они оказывают гостеприимство человеку, не отказывают ему ни в чем, чего бы он ни пожелал, что бы это ни было.

 

И к этой секте принадлежал Маздак «Младший»5, который появился в дни Кубада, сына Фируза6 и убил его Ануширван и убил сподвижников его. Рассказ о нем знаменит и общеизвестен, и ал-Балхи исследовал известия о хурамитах, об их учениях и их делах относительно их питья, удовольствий и {189} поклонения в книге «Уйун ал-масаил ва-л-джавабат» («Источники вопросов и ответов»)1, и нет для нас необходимости в упоминании того, в чем опередил нас другой.

 

Известия о хурамитах-бабакитах

 

Что же касается хурамитов-бабакитов, то патрон их Бабак ал-Хурами, и говаривал он тому, кого склонял на свою сторону, что он бог. Он впервые ввел в учение хурамитов убийство, насильственный захват, войны и наказание, а ранее хурамиты не знали этого.

 

«Kitāb al-Fihrist», hrsg. von G. Flügel,

Bd. I, Leipzig, 1871, S. 342 (арабск.).

 

 

9. Две греческие надписи из Кирены2, относящиеся к маздакитскому учению

 

I. Общность всего имущества и женщин есть источник божественной справедливости; совершенный мир3 избранным из слепого множества превосходным мужам, которые, как понимали Зороастр4 и Пифагор5, лучшие из иерофантов, должны жить вместе сообща.

 

II. [Сверху надписи изображен крест с именем Осириса.]

 

Симон Киренейский, Тот, Кронос, Зороастр, Пифагор, Эпикур, Маздак6, Иоанн, Христос и наши руководители киренаики7 в согласии приказали нам ничего не присваивать себе, поддерживать законы и ополчаться на беззаконие. Ведь это – источник справедливости, это – жизнь счастливая в общности.

 

M. Gesenius, De inscriptione Phaenico-graeca

in Cyrenaica nuper reperta ad

Carpocratianorum haeresin pertinente

commentatio, Halle a., S., 1825, p. 13–14

(греческ.). {190}

 

 

10. Начало маздакитского движения и проповедь маздакитов во время движения (Из «Летописи» Евтихия)

 

Что касается Кубада, сына Фируза, царя Персии, то люди не одобряли его приказов и помышляли убить его, но опасались его вазира Сохру и не переставали вводить его [Кубада] в заблуждение против его вазира Сохры, чтобы убил его, и убил его. Подступил к нему муж – а звали его Маздак1 – и его сподвижники и сказали ему:

 

«Подлинно, бог создал жизненные блага на земле для того, чтобы разделить их между людьми поровну, так чтобы ни у одного не было бы излишка перед его ближним. Однако люди причиняли несправедливость друг другу, и каждый из них старался отобрать у своего брата для себя. И мы видим это положение вещей и возьмем у богатых для бедных и возвратим имеющим недостаточно от имеющих избыток; у кого имеется излишек в имуществе, женщинах, рабах и вещах, – отнимем то у него и сравняем между ним и другими, так чтобы никто не имел бы более, чем другой, прав в отношении чего бы то ни было».

 

Они стали захватывать у человека его дом, женщин и имущество, и их повеление приобрело силу…

 

«Eutichii Patriarchae Alexandrini Annales».

Ed. L. Cheikho S.J., t. I, Berytim, 1906,

p. 206 (арабск.). {191}

 

 

1 Хурамиты – последователи религиозно-философского учения, развивавшего идеи маздакизма и ставшего идеологией ряда народных движений, в том числе восстания Бабека. По одному из преданий, название этой секты происходит от имени жены Маздака Хурамэ, бежавшей после подавления маздакитского движения в горные области северного Ирана.

 

2 «Одетые в красное». Красный цвет был символом ряда народных движений в Средней Азии и в Иране в раннее средневековье.

 

3 «Ал-луктату», буквально подкидыши, найденные, те, кто не знает своих родителей.

 

4 Или древний, прежний, т.е. живший в более отдаленное время.

 

5 Или последний, недавний, т.е. более близкий к нам по времени.

 

6 Фируз – сасанидский шах Пероз (459–484 гг.), отец Кавада I. {189}

 

1 Сочинение ал-Балхи не сохранилось.

 

2 Перед первой греческой надписью имеется еще надпись на семитском языке: «Мир [или: благополучие, счастье]! Общность – источник справедливости. Мир! справедливость – благо закона. Мир! закон – узы мира».

 

3 Или: спокойствие, благополучие, счастье.

 

4 В оригинале Зарадес, обычная в позднеантичное время передача имени Зороастра.

 

5 Ср. примечание 7.

 

6 Вполне возможно, что здесь следует иметь в виду не Маздака, действовавшего в конце V – начале VI в., а основателя секты – Маздака «Старшего», см. док. № 8.

 

7 Ссылки на названные здесь имена богов, пророков и философов древнего мира характерны для ряда гностических сект вне зависимости от соответствия их учений религиозным и философским системам, связанным с этими именами. {190}

 

1 У Евтихия Маздик, Марзик. {191}

 

Хрестоматия по истории средних веков: В 3 т. Т. 1: Раннее Средневековье / Под ред. С.Д. Сказкина. М.: Изд-во соц.-экон. лит., 1961. С. 189–191.

Ответить