←  Краеведение

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История Новороссии

Фотография L.V. L.V. 22.11 2019

Не придумал, куда. Наверное, можно сюда.

 

Из свежеполученного.
 
Зарисовка развалин татарского мавзолея на Конке, 1769 года.
 
mavzoley_konka_1769.jpg
 
Это или Конка в Запорожской области, северо-западнее города Орехов. Или Херсонская область, у Мечетной Каирки. Подробнее - по ссылке под картинкой.
 
По-татарски никто читать не умеет? Интересно, можно ли разобрать надпись над входом? Или она безнадежно искажена при зарисовке?
Ответить

Фотография Стефан Стефан 22.11 2019

Русско-турецкие войны второй половины XVIII в. Включение Крыма и Северного Причерноморья в состав России

 

Вторая половина XVIII в. ‒ один из самых значимых периодов в истории Северного Причерноморья, предопределивший дальнейшее развитие края.

 

В эпоху Екатерины Великой сложился особый исторический регион, получивший название Новороссии. Часть его и ранее входила в состав империи: в 1764‒1765 гг. на месте Славяносербии, Новой Сербии, территории Новослободского казачьего полка, казачьего Войска Запорожского Низового, Украинской укреплённой линии и Бахмутской провинции сформировалась Новороссийская губерния1. При этом обширные земли будущей Новороссии находились в 1760-х гг. за пределами Российской империи ‒ и в течение следующих тридцати лет они поэтапно включались в её состав: первый этап связан с приобретениями в ходе русско-турецкой войны 1768‒1774 гг., второй ‒ с присоединением Крымского ханства в 1783 г., третий ‒ с итогами русско-турецкой войны 1787‒1791 гг.

 

Формирование Новороссии было тесно связано с решением внешнеполитических задач, стоящих перед Россией с XVI‒XVII вв.: с получением выхода к Чёрному морю и обеспечением безопасности южных границ. Развитие края, в короткий срок интегрированного в состав государства, с одной стороны, происходило в рамках тех же тенденций, что и развитие России в целом, а другой, благодаря специфике географического положения, обстоятельств вхождения в состав империи и заселения, Новороссия приобрела ряд особых социально-экономических, демографических и духовно-культурных черт.

 

Включение в состав империи Северного Причерноморья в эпоху Екатерины II ‒ это завершение длительного процесса, начавшегося в XVII в.

 

До 1780-х гг. в Северном Причерноморье, на Кавказе и Балканах происходила борьба между тремя соперничавшими государствами: России противостояли Турция и её вассал Крымское ханство. Затем последнее выбыло с политической арены, войдя в состав России. Далее (вплоть до Первой мировой войны) происходило противостояние двух империй ‒ Российской и Османской.

 

Определённым идеологическим обоснованием русско-турецкого соперничества в указанных регионах служили лозунги, связанные с борьбой за веру (православие со стороны России либо ислам со стороны Турции и Крыма), но не следует преувеличивать их значимость ‒ в эпоху Нового времени, в отличие от Средневековья, они уже выполняли второстепенную функцию по сравнению с политическими и экономическими целями.

 

В русско-турецкое противостояние систематически вмешивалась западная дипломатия. Европейским державам эпохи колониальных приобретений не были нужны на Чёрном море ни сильная Порта, ни сильная Россия ‒ и их взаимное ослабление в постоянных войнах могло бы привести к укреплению позиций западных стран в Средиземноморье и Причерноморье. Кроме того, на русско-турецкие отношения влияли события, связанные с решением других внешнеполитических задач (например, взаимоотношения между Россией и Польшей).

 

Все русско-турецкие войны Нового времени имели общую причину ‒ борьбу двух империй, в ходе которой Россия стремилась достичь естественных {153} геополитических границ, а Порта ‒ сохранить в составе государства (или в сфере влияния) свои периферийные территории. При этом каждая из войн происходила в конкретных условиях и имела причины, характерные именно для неё.

 

Русско-турецкая война 1768‒1774 гг. и изменение границ в Новороссии

 

Война между Россией с одной стороны и Османской империей в союзе Крымским ханством с другой, начавшаяся в 1768 г., была неизбежна из-за недовольства всех её участников условиями Белградского мира 1739 г., не решившего ни одной из вызвавших предыдущий вооружённый конфликт проблем.

 

Османская империя стремилась остановить рост влияния России в Причерноморском регионе и добиться там собственной гегемонии; расширить свои причерноморские и кавказские владения, а также получить Волынь и Подолию. Российская империя надеялась на дальнейшее продвижение к Чёрному морю, получение портов на его берегах, а также на обеспечение безопасности границ от набегов Крымского ханства. В тот период Россия ещё не ставила целью его присоединение, но стремилась разрушить систему его военно-политической и религиозно-идеологической зависимости от Порты2.

 

В 1760-е гг. обе империи укрепляли оборонительные линии, возводили крепости, стягивали войска к границам ‒ при этом Екатерина II писала Вольтеру, что султан Мустафа III «был к войне так же мало подготовлен, как и мы»3.

 

Начало войны оказалось связанным с ситуацией в Речи Посполитой накануне первого раздела. Возникшая в 1768 г. для противодействия русскому влиянию Барская конфедерация пыталась опереться в борьбе против русских и правительственных польских войск на Османскую империю, пообещав той за военную помощь Подолию и Волынь4. Порта начала искать повод для вооружённого конфликта с Россией ‒ им стало нападение польских гайдамаков и запорожских казаков, преследующих разбитых конфедератов, на приграничный турецкий город Балту5. 25 сентября 1768 г. русский посол в Стамбуле А.М. Обресков был заключён в Семибашенный замок, что означало объявление войны.

 

Война велась в сложной для России внутри- и внешнеполитической обстановке. Государство пережило ряд социальных потрясений, в том числе ‒ восстание под предводительством Е.И. Пугачёва. Одновременно с русско-турецким противостоянием развивался кризис, приведший в 1772 г. к первому разделу Речи Посполитой. Российской империи не оказывали военной поддержки ведущие европейские державы, а их дипломаты чаще действовали вопреки, чем помогали.

 

Традиционный союзник России в противостоянии с Портой ‒ империя Габсбургов ‒ во время этой войны была настроена враждебно, вплоть до заключения в 1771 г. {154} военно-политического союза с Турцией против Петербурга6. Основной союзник России ‒ Пруссия ‒ был необходим при решении внешнеполитических задач европейского направления, но первоначально оказался бесполезен в борьбе с Османской империей. В 1771‒1772 гг. Пруссия сумела переориентировать Австрию со стремления вмешаться в русско-турецкое противостояние на раздел Речи Посполитой7. Великобритания (союзница России по антифранцузскому блоку) оказала дипломатическую поддержку и помощь в снабжении и укомплектовании русской эскадры, направлявшейся в Архипелаг. Франция (желавшая добиться ослабления Порты с целью подчинения себе Египта) являлась не только главным подстрекателем Османской империи к войне, но и предоставила субсидию в 3 млн ливров, помогала Турции в модернизации армии и флота, оказывала на Россию дипломатическое давление8. Военными союзниками России стали второстепенные политические игроки: отложившиеся от Крымского ханства ногайские орды, греческие повстанцы, Картли-Кахетинское и Имеретинское царства. Османская империя была в сравнимом положении: на её стороне выступили Крымское ханство и Дубровницкая республика, подстрекавшие же к войне западные государства стремилась к реализации собственных, а не турецких интересов.

 

Главный фронт русско-турецкой войны 1768‒1774 гг. протянулся от Северного Кавказа до Молдавии и Валахии. Также военные действия велись на Азовском, Чёрном и Средиземном морях и в Закавказье.

 

На южных границах находились две русские армии. Первую сначала возглавлял А.М. Голицын, а с сентября 1769 г. П.А. Румянцев ‒ она действовала в основном в районе Днестра, Прута и Дуная, в княжествах Молдавия и Валахия. Второй армией, воевавшей в Северном Причерноморье и на Кавказе, последовательно руководили П.А. Румянцев (до сентября 1769 г.), П.И. Панин (сентябрь 1769 г. ‒ ноябрь 1770 г.) и В.М. Долгоруков (с ноября 1770 г.)9.

 

Осень и зиму 1768 г. обе стороны вели подготовку к военным действиям.

 

Кампания 1769 г. началась в январе с грабительского набега крымских татар на Новороссийскую губернию ‒ это последнее в истории вторжение подобного рода. После него П.А. Румянцев занял земли в Северном Причерноморье и Приазовье, разделявшие владения России и Порты, и приступил к восстановлению крепостей Азова и Таганрога, срытых по условиям Белградского мира. В устье Дона развернулось строительство Азовской военной флотилии, а корпус М.В. Берга вторгся на материковую территорию Крымского ханства. К исходу 1769 г. некоторые беи и мурзы начали вести консультации с российскими агентами о переходе под российский протекторат, прежде всего ‒ ногайцы Едисанской орды10. В Молдавии, защищаемой войсками Османской империи и Крымского ханства, первая русская армия в сентябре заняла Хотин и столицу княжества ‒ Яссы, после чего турецкая армия {155} отступила за Дунай. Корпус под командованием Х.Ф. Штофельна в конце года совершил рейд по Молдавии и Валахии, заняв Бухарест и не позволив туркам перенести военные действия на левый берег Дуная. Летом из Кронштадта вышла направлявшаяся в Средиземноморье русская эскадра.

 

Кампания 1770 г. во многом предопределила дальнейший ход войны. Первая армия сохраняла контроль над Дунайскими княжествами. П.А. Румянцев в ходе победоносного наступления выиграл битвы у Ларги и Кагула. Турецкая армия была отброшена за Дунай и не смогла уже выбраться оттуда в следующих кампаниях. Вторая армия под командованием П.И. Панина взяла Бендеры. Корпус А.А. Прозоровского блокировал Очаков и осуществлял успешные рейды силами калмыков и запорожцев вплоть до Хаджибея (будущей Одессы), под ударами корпуса М.В. Берга татары отступили за Перекоп. Войска Крымского ханства были рассеяны и уже не представляли реальной военной силы. В Средиземноморье российская эскадра одержала победу в Чесменском сражении. Успешными были действия русских и грузинских войск в Закавказье.

 

Крымское ханство в 1770 г. находилось на грани распада и поражения. Война шла на его территории, разоряя на материке ногайские поселения и кочевья, а полуостров был блокирован с суши. Среди населения начались брожения. Произошло отделение крупнейших ногайских орд ‒ Едисанской и Буджацкой ‒ от Крыма и получение ими независимости под протекторатом России11.

 

В 1771 г. Первая армия контролировала левый берег Дуная, отразив попытки турецких войск овладеть им, но главная роль тогда принадлежала Второй армии под командованием В.М. Долгорукова, которая в течение двух недель (с 13 по 29 июня) без существенных трудностей заняла Крым. Этому способствовали не только решительные действия и преимущество российской армии перед турецкой и татарской, но также союз с ногайцами, деморализация татарского общества в результате предыдущих поражений, наличие сторонников пророссийской ориентации среди татарской элиты (приобретённых в том числе путём подкупа) и бегство хана Селим-Гирея в Стамбул при известии о вступлении русской армии на полуостров. Действия армии были поддержаны с моря: Азовская флотилия заставила турецкие корабли покинуть Азовское море.

 

Кампании 1772 и 1773 гг. были менее интенсивными, чем предыдущие, поскольку на время двух дипломатических конгрессов заключались перемирия. Обе страны устали от войны, испытывали внутри- и внешнеполитические трудности. Успехи России порождали надежду на выгодные для неё условия мира. Переговоры на Фок- шанском конгрессе (июль ‒ август 1772 г.) не увенчались успехом. Камнем преткновения стал вопрос о независимости Крымского ханства, которую отказывалась признать Турция12. В ходе Бухарестского конгресса (конец октября 1772 ‒ март 1773) Османская империя, обнадёженная очередным ухудшением русско-шведских отношений, заняла жёсткую позицию. Решений по большинству обсуждаемых вопросов принять не удалось13.

 

Для окончания войны на выгодных для России условиях были необходимы новые победы. 28 февраля 1773 г. П.А. Румянцев получил повеление императрицы «вынудить у неприятеля силою оружия то, чего доселе не могли переговорами достигнуть, и для {156} того… перешел Дунай, атаковать визиря и главную армию»14. Наступление Первой армии за Дунай в 1773 г. с попыткой овладеть Силистрией оказалось неудачным. Задачей Второй армии была защита Северного Причерноморья. В Крыму в апреле 1773 г. при поддержке турецкого десанта высадился Девлет-Гирей (бывший ханом в 1769‒1770 гг.), после чего на кубанских землях ханства началось восстание, умиротворённое Россией. Весной летом произошли первые морские столкновения Азовской флотилии и турецких кораблей в Чёрном море, удачные для русского флота.

 

Во время кампании 1774 г. в Крыму высадился турецкий десант и произошёл антироссийский мятеж, с которым русская армия справилась. На балканском театре военных действий П.А. Румянцев принудил Османскую империю к миру: Первая армия переправилась через Дунай и начала наступление, одержав ряд побед. Положение турецкой армии стало безнадёжным. 10 июля в ставке П.А. Румянцева, деревне Кючук-Кайнарджи, был подписан мирный договор.

 

Провозглашалась независимость Крымского ханства, оставшегося в ведении султана только по делам вероисповедания. Россия «возвращала» ханству города и земли, занятые ею в Крыму и на Кубани, а также территории, прилегающие к Чёрному морю с севера. Мощная крепость Очаков оставалась во владении Турции. Российская империя удерживала за собой присоединённый ранее Азов и получала Кинбурн, а также территории между Южным Бугом и Днепром в Северном Причерноморье, в Крыму ‒ крепости Керчь и Еникале; признавался её сюзеренитет над Большой и Малой Кабардой. Россия получила право иметь военный флот на Чёрном море, а её торговым кораблям в турецких водах давались те же привилегии, что английским и французским. За Россией признавалось право защиты и покровительства христиан в Дунайских княжествах, получивших значительную автономию. Порта официально признавала императорский титул российских государей (что означало признание равенства статуса российского монарха и султана)15.

 

Итогом русско-турецкой войны 1768‒1774 гг. стало начало территориального роста Новороссии ‒ но поскольку приобретённые земли не отличались обширностью, она была ещё далека от своих окончательных границ. 14 февраля 1775 г. произошло её первое административно-территориальное преобразование: из присоединённых земель, Бахмутской провинции Новороссийской губернии и земель Войска Донского была сформирована Азовская губерния16.

 

Установившаяся в результате войны граница была не самой выгодной для России: «запиравший» выход из Днепра Очаков на правом берегу Днепровско-Бугского лимана оставался источником турецкого влияния в регионе. Был получен выход к Чёрному морю ‒ но лишь в двух местах: в районе Кинбурна на левом берегу Днепровско-Бугского лимана (напротив Очакова) и в Крыму (в районе Керчи и Еникале). При этом условия мира нельзя назвать невыгодными. Исключительно важным был вывод Крымского ханства из сферы влияния Порты, а получение им независимости (фактически ‒ под российским протекторатом) стало предпосылкой для включения ханства в состав России в будущем.

 

Несмотря на благоприятный для Российской империи исход, русско-турецкая война 1768‒1774 гг. не решила до конца задач, стоявших перед ней в Причерноморье ‒ но Кючук-Кайнарджийский мир создавал условия для их окончательного решения в ближайшие годы. {157}

 

 

1 ПСЗРИ-1. Т. 16. № 12.099, 12.180, 12.236, 12.376. {153}

 

2 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 124‒125; 150‒152.

 

3 Цит. по: Павленко Н.И. Екатерина Великая. М., 1999. С. 184.

 

4 Лебедев А.А. У истоков Черноморского флота России. Азовская флотилия Екатерины II в борьбе за Крым и в создании Черноморского флота (1768‒1783 гг.). СПб. 2011. С. 12; Петров А.Н. Война России с Турцией и Польскими конфедератами с 1769‒1774 год. СПб., 1866. Т. 1. С. 56‒62.

 

5 Дейников Р.Т. Россия, Турция и Крымское ханство: геополитическая ситуация в Северном Причерноморье в период с 30-х гг. XVIII в. по 1783 г.: дис. … канд. ист. наук. М., 2013. С. 133; Мадариага И. де. Россия в эпоху Екатерины Великой. М., 2002. С. 330; Петров А.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 68‒69. {154}

 

6 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 136, 145, 156‒157, 162‒164, 179; Туполев Б.М. Фридрих II, Россия и первый раздел Польши // Новая и Новейшая история. 1997. № 5. С. 154.

 

7Мадариага И. де. Указ. соч. С. 312; Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 179‒180.

 

8 Мадариага И. де. Указ. соч. С. 331; Лебедев А.А. Указ. соч. С. 12; Петров А.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 54‒56; Черкасов П.П. Двуглавый орёл и королевские лилии. Становление русско-французских отношений в XVIII веке. 17001775. М., 1995. С. 330.

 

9 Ход русско-турецкой войны 1768‒1774 гг. изложен в трудах многих историков, наиболее подробным из которых остаётся исследование А.Н. Петрова «Война России с Турцией и Польскими конфедератами с 1769‒1774 год» (Т. 1‒5. СПб., 1866‒1874). Военные действия на территории Крымского ханства подробно рассматривает Р.Т. Дейников (Указ. соч.). При описании военных кампаний мы опирались прежде всего на эти работы.

 

10 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 148‒150. {155}

 

11 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 158‒162; Масаев М.В. Присоединение Крыма к России. Симферополь, 1997. С. 117‒121.

 

12 Дружинина Е.И. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года (его подготовка и заключение). М., 1955. С. 149‒182; Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 182‒184; Уляницкий В.А. Дарданеллы, Босфор и Чёрное море в XVIII веке. М., 1883. С. 393; Петров А.Н. Указ. соч. Т. 4. С. 187‒192.

 

13 Дружинина Е.И. Указ. соч. С. 189‒247, 338‒347; Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 190‒196. {156}

 

14 Цит. по: Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 198.

 

15 ПСЗРИ-1. Т. 19. № 14.164.

 

16 ПСЗРИ-1. Т. 20. № 14.252. {157}

 

История Новороссии / Отв. ред. В.Н. Захаров; Рос. ист. об-во; Ин-т рос. истории Рос. акад. наук. М.: Центр гуманитарных инициатив. 2017. С. 153‒157.

Ответить

Фотография L.V. L.V. 23.11 2019

Уже не смог подправить свой пост по мавзолею.

 

Это или Конка в Запорожской области, северо-западнее города Орехов. Или Херсонская область, у Мечетной Каирки. Подробнее - по ссылке под картинкой

 

Херсонская локализация изображенного мавзолея не подтвердилась. Это однозначно Конка в Запорожской области.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 23.11 2019

Включение Крымского ханства в состав России

 

Крымское ханство было для России весьма агрессивным соседом. С конца XV в. до 1768 г. татары и ногайцы систематически разоряли набегами и Северное Причерноморье, ставшее безлюдным «Диким полем», и южные земли Российского государства, терявшего большое количество подданных, оказывающихся в результате плена на невольничьих рынках Крыма и Турции. По мнению М.И. Воронцова, соседство крымских татар «несравнительно вредительнее, нежели Порты Оттоманской», поскольку они причиняют «чувствительный вред и обиды частыми набегами, пленением многих тысяч жителей, отгоном скота и грабежом имения»17.

 

Выведение Крымского ханства из-под влияния Турции и оформление над ним российского протектората стало одной из целей внешней политики России с конца XVII в. Резкое падение значения ханства как военной и политической силы произошло в результате русско-турецкой войны 1735‒1739 гг., а к началу следующей войны ханство утратило статус самостоятельной стороны конфликта и могло «либо остаться в орбите интересов Османской империи, либо попасть в орбиту интересов Российской империи. Другой геополитической альтернативы у него… не было»18. При этом до начала 1780-х гг. вопрос о включении Крыма в состав России не стоял: Петербург был готов удовлетвориться (как промежуточным этапом на пути решения черноморской проблемы) провозглашением независимости ханства и протекторатом над ним.

 

О независимости Крыма российские политики впервые заговорили на заседании Совета при Высочайшем дворе 15 марта 1770 г., постановив не прекращать войны с Турцией, пока она «не признает торжественно в своём с нами мирном договоре независимою областию Крым с принадлежащими к нему татарами»19.

 

25 июля 1771 г. (после занятия Крыма русскими войсками) татарская знать совершила переворот, избрав на ханский трон Сахиб-Гирея взамен не поддерживавшего Россию Селим-Гирея. В присяжном листе провозглашалась независимость Крымского ханства от Порты и декларировалось: «надлежит из всех крепостей выгнать турецкое войско и занять все крепости и пристани российскими гарнизонами»20 ‒ уже в момент провозглашения независимости Крымское ханство вовлекалось в сферу влияния России. 1 августа 1772 г. Российская империя официально признала его независимость, а 1 ноября 1772 г. был заключён союзный договор с ним21.

 

Османская империя признала независимость Крымского ханства по условиям Кючук-Кайнарджийского мира ‒ но сохранила рычаг влияния на него в виде религиозной зависимости татар и ногайцев от султана как от халифа всех мусульман. Рычагами влияния России стали отошедшие ей Керчь и Еникале, а также общее усиление её положения в Северном Причерноморье. Российские войска после заключения мира были выведены с территории ханства.

 

В политической элите Крыма сложились две противоборствующие партии ‒ протурецкая (во главе с Девлет-Гиреем, ханом в 1775‒1777 гг.) и пророссийская (во главе с Шагин-Гиреем, ханом в 1777‒1783 гг.).

 

Османская империя не собиралась отказываться от влияния на Крым, и уже к концу 1774 г. начала нарушать условия Кючук-Кайнарджийского договора, {158} связанные с его независимостью. Опасавшаяся нового вооружённого конфликта Россия в ответ ограничивалась лишь дипломатическими демаршами и деятельностью, направленной на отторжение ногайских орд от ханства. Политика умиротворения оказалась неудачной, поэтому во второй половине 1776 г. ‒ весной 1777 г. Россия решилась на введение в Крым войск и возведение на ханский престол своего ставленника Шагин-Гирея. Ему была предоставлена полная самостоятельность во внутренних делах, но внешняя политика Бахчисарая контролировалась Петербургом22.

 

Политическая ориентация нового хана и его образ жизни не нравились подданным: «Он в постоянных общениях с неверными… он вернейший союзник России, голосу которой внимает… не ездит верхом… а ездит в карете, ест сидя, за парадным столом, сервированным по-европейски»23.

 

Осознавая отсталость и несовершенство политического и социально-экономического строя своего государства, Шагин-Гирей решился на реформы, направленные на модернизацию и европеизацию: ввёл новую систему управления и административно-территориальное деление, попытался упорядочить финансы и создать служилое сословие, уравнять христиан с мусульманами и сформировать регулярную армию по российскому образцу24. Подобные преобразования были объективно необходимы, но проводились второпях и деспотическими методами, консервативное татарское общество было не готово к ним, а сам Шагин-Гирей оказался недостаточно талантливым реформатором.

 

«Уравнение греков и армян… в податях и прочих преимуществах с магометанами» последние считали «за наичувствительную обиду и к роду своему презрение, чрез что и возрастает между народом молва и роптание, а между чиновниками ‒ неудовольствие и огорчение»25. Опасаясь антихристианских погромов и резни, российское правительство решилось на эвакуацию единоверцев с территории ханства в Приазовье26, что способствовало освоению безлюдных земель. Около Крепости Св. Дмитрия Ростовского возник город Нахичевань-на-Дону (ныне ‒ в черте Ростова-на-Дону) и несколько крупных армянских сёл. Покинувшие Крымское ханство греки поселились в Мариуполе и его окрестностях. Новые российские подданные получили значительные финансово-экономические и гражданско-религиозные преференции27.

 

Реформирование армии вызвало восстание: как полагал П.А. Румянцев, «ханское новое войско взбунтовалось, не терпя вводимого регулярства»28. Османская империя тем временем вела подрывную работу на территории Крыма, её флот крейсировал близ полуострова, и лишь своевременные действия российских и татарских войск помешали высадке десанта. Существовала угроза разрыва дипломатических отношений двух империй29.

 

Кризис разрешился подписанием 10 марта 1779 г. разъяснительной Айналы-Кавакской конвенции, подтверждавшей условия Кючук-Кайнарджийского мира. Поскольку артикул V предполагал передачу Россией Турции земель Крымского ханства между {159} Южным Бугом и Днестром30, исследователи делают вывод не об одностороннем поглощении Россией ханства, а о его разделе между Российской и Османской империями31. Часть, отошедшая к Порте, была значительно меньше российских приобретений, а после русско-турецкой войны 1787‒1791 гг. она также окажется в составе России.

 

Порта продолжала вести подрывную деятельность на территории ханства. Нарастало недовольство Шагин-Гиреем со стороны подданных. Всеобщее возмущение вызвало получение им в октябре 1781 г. чина капитана Преображенского полка ‒ обычная для Европы практика пожалования почётных званий была воспринята в Крыму как унижение хана, недостойного далее занимать престол, поскольку он якобы поступил на русскую службу. В начале 1782 г. к Шагин-Гирею обратился с увещеваниями муфтий, призвавший бережнее относиться к традициям ислама, и тот в ответ совершил немыслимое для правителя-мусульманина преступление ‒ повесил муфтия. На Кубани уже шли волнения ногайцев, теперь же вспыхнуло восстание на Тамани во главе с братьями хана ‒ провозгласившим себя ханом Батыр-Гирем и Арслан-Гирем. В Крым вступили российские войска, практически не встретившие сопротивления, и вернули на престол Шагин-Гирея, жестоко расправившегося с противниками.

 

Именно после этого российское правительство начало подготовку к присоединению ханства32. В конце 1782 г. Г.А. Потёмкин, руководивший направленными на это мероприятиями, писал императрице: «Крым положением своим разрывает наши границы… Положите ж теперь, что Крым Ваш, и что нету уже сей бородавки на носу ‒ вот вдруг положение границ прекрасное. Приобретение Крыма… покой доставит. Удар сильный ‒ да кому? Туркам. …с Крымом достанется и господство в Чёрном море»33.

 

Видя продолжавшиеся в ханстве брожения, зная о готовности значительной части татарской элиты (уставшей от самодурства Шагин-Гирея и политической нестабильности) принять российское подданство и использовав как предлог нарушение турецкими частями границы в районе Тамани34, манифестом от 8 апреля 1783 г. Екатерина II включила Крымское ханство в состав России: «…как прежнее подчинение их (татар. ‒ Ред.) Порте было поводом к остуде и распрям между обеими Державами (Российской и Османской империями. ‒ Ред.), так и преобразование их в вольную область, при неспособности их ко вкушению плодов таковой свободы, служат ко всегдашним Нам беспокойствам, убыткам и утруждению войск Наших. <…> по долгу предлежащего Нам попечения о благе и величии отечества, стараясь пользу и безопасность его утвердить, как равно полагая средством, навсегда отдаляющим неприятные причины, возмущающие вечный мир, между Империями Всероссийской и Оттоманской заключённый… не меньше же и в замену и удовлетворение убытков Наших, решилися Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону»35.

 

Шагин-Гирей ещё в конце февраля 1783 г. согласился отречься от престола в обмен на ежегодное содержание в 200 тыс. руб. и получение в дальнейшем трона в {160} Персии36. Операция по присоединению ханства продлилась до августа 1783 г.: на территории Крыма обстановка была спокойной и новые подданные присягнули Екатерине II, но вспыхнули волнения ногайцев на Тамани и Кубани, усмирённые А.В. Суворовым37.

 

Османская империя в 1783 г. не решилась на новую войну. С одной стороны, для её предотвращения всё возможное сделала русская дипломатия, прежде всего ‒ посол в Стамбуле Я.И. Булгаков, который «боролся, сколько мог, и… приготовил его (турецкое правительство. ‒ Н.Б.) без спеси воспринять» вхождение ханства в состав России38. С другой стороны, международная обстановка была в тот момент неблагоприятной для агрессии Порты: Вена в 1781 г. заключила оборонительный союз с Петербургом, Франция искала пути сближения с Россией, а Великобритания в декабре 1782 г. официально уведомила Россию о поддержке её шагов в Крыму39. 28 декабря 1783 г. был подписан акт, которым Порта признала присоединение Крымского ханства к Российской империи40.

 

Присоединение Крыма к России многими современниками и потомками воспринималось как первый этап реализации «греческого проекта», под которым принято понимать планы по разделу европейских владений Османской империи, совместно разрабатывавшиеся Россией и Священной Римской империей в начале 1780-х гг. Целью их было полное изгнание турок из Европы, восстановление Византийской империи (на престол которой предполагалось посадить внука Екатерины II Константина Павловича), образование из Молдавии и Валахии буферного государства Дакии, передача империи Габсбургов западной части Балканского полуострова, а России ‒ Очакова и земель между Днестром и Бугом41 (территорий, которые отойдут к ней по условиям Ясского мира в 1791 г.). Основные идеи «греческого проекта» были изложены в письме Екатерины II от 10 (21) сентября 1782 г. императору Священной Римской империи Иосифу II42, с которым весной 1781 г. был заключён оборонительный союз.

 

Существуют различные оценки того, в какой степени Екатерина II стремилась реализовать «греческий проект» и как он соотносился с продвижением России в Северном Причерноморье (в частности ‒ с присоединением Крыма). По мнению советского историка О.П. Марковой, его воплощение в жизнь не предполагалось изначально, проект должен был маскировать реальные цели внешней политики императрицы и связывать руки Иосифу II накануне присоединения Крыма к России43. Современные исследователи (в частности, О.И. Елисеева) полагают, что «греческий проект» ‒ это «перспективный план, рассчитанный на долгий срок, трудную дипломатическую работу, возможные военные столкновения, но вполне осуществимый при благоприятных внешнеполитических условиях»44; что же касается включения Крымского ханства {161} в состав России, то «идея присоединения полуострова оформилась в процессе работы над черновиком послания австрийскому императору», в которой принимали участие, помимо самой императрицы, Г.А. Потёмкин и А.А. Безбородко45.

 

Присоединение Крыма ‒ самое крупное приобретение Екатерины II в Причерноморье ‒ стало ключевым этапом в продвижении к Чёрному морю: с 1783 г. Россия начала контролировать бо́льшую часть его северного побережья, почти достигнув естественных границ в этом регионе.

 

Бывшее Крымское ханство стало важной частью Новороссии, формирование пространства которой после включения полуострова и прилегающих к нему земель вступило в завершающую стадию. На бывших территориях ханства (за исключением кубанских земель) 2 февраля 1784 г. была образована Таврическая область46, а Новороссийская и Азовская губернии ещё 30 марта 1783 г. были объединены в Екатеринославское наместничество47. Через несколько лет в результате войны с Турцией граница России продвинется дальше на запад ‒ но в целом в 1783 г. Новороссия приобрела очертания, близкие к тем, в которых она будет существовать до начала XX в. В её составе оказались обширные земли с огромным потенциалом развития. Наступление войны удалось оттянуть на несколько лет, необходимых для закрепления на новых территориях ‒ и то, что эти годы были проведены плодотворно, показали путешествие Екатерины II в Новороссию и Крым и русско-турецкая война 1787‒1791 гг. {162}

 

 

17 ИТУАК. 1916. № 53.

 

18 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 130, также 58, 67, 102‒104, 123.

 

19 Архив Государственного совета. Т. 1. Ч. 1. СПб., 1869. Стб. 44‒45.

 

20 Цит. по: Мacaeв М.В. Указ. соч. С. 124.

 

21 ПСЗРИ-1. Т. 19. № 13.943. {158}

 

22 Дружинина Е.И. Указ соч. С. 324‒326; Дейников Р. Т. Указ. соч. С. 219‒235.

 

23 Лашков Ф.Ф. Шагин-Гирей, последний Крымский хан: исторический очерк. Киев, 1886 С. 26.

 

24 Там же. С. 21‒26.

 

23 Присоединение Крыма к России: рескрипты, письма, реляции и донесения / изд. Н.Ф. Дубровин. Т. 1 (1775‒1777 гг.). СПб., 1885. С. 690‒691.

 

26 РГАДА. Ф. 16. Оп. 1. Д. 800. Л. 1‒7; Присоединение Крыма к России. Т. 2. СПб., 1885. С. 317, 555‒557.

 

27 ЗООИД. Т. 1. Одесса, 1844. С. 198‒200; Т. 4. Одесса, 1860. С. 360‒362; Мадариага И. де. Указ. соч. С. 604‒605.

 

28 ЧОИДР. 1875. Кн. 4. С. 13.

 

29 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 238‒239. {159}

 

30 ПСЗРИ-1. Т. 20. № 14.851.

 

31 Третьяк А.И. Северное Причерноморье в политико-правовом пространстве Европы конца XVIII века. Одесса, 2004. URL: http://alexandre-tai.narod.ru/tai/Chl.html (дата обращения: 06.10.2016); Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 250‒251.

 

32 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 151‒156; Мадариага И. де. Указ. соч. С. 617.

 

33 Екатерина II и Г.А. Потёмкин. Личная переписка. 1769‒1791 / Изд. В.С. Лопатин. М., 1997 (далее: Екатерина ‒ Потёмкин). С. 155.

 

34 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 156‒157; Елисеева О.И. Григорий Потёмкин. М., 2005. С. 290‒291; Мадариага И. де. Указ. соч. С. 617‒618.

 

35 ПСЗРИ-1. Т. 21. № 15.708. {160}

 

36 Лашков Ф.Ф. Указ. соч. С. 33.

 

37 Дейников Р.Т. Указ. соч. С. 259; Елисеева О.И. Указ. соч. С. 294‒305; Она же. Геополитические проекты Г.А. Потёмкина. М., 2000 С. 139‒169; Ратушняк В.Н. Борьба за присоединение Крымского ханства к России на рубеже 1770‒1780-х гг. // Историческая и социально-образовательная мысль. 2013. № 3 (29). С. 39‒42.

 

38 Сб. РИО. Т. 47. СПб., 1885. С. 95.

 

39 Мадариага И. де. Указ. соч. С. 620.

 

40 Сб. РИО. Т. 47. С. 100‒101.

 

41 Елисеева О.И. Екатерина Великая. М., 2010. С. 432; Мадариага И. де. Указ. соч. С. 616.

 

42 Переписка Екатерины Великой с германским императором Иосифом // РА. 1880. Кн. 1. С. 281‒291.

 

43 Маркова О.П. О происхождении так называемого «греческого проекта» (80-е гг. XVIII в.) // История СССР. 1958. № 4. С. 52‒78.

 

44 Елисеева О.И. Указ. соч. С. 433. Стремление Екатерины II реализовать «греческий проект» отмечают и другие исследователи (см.: Стегний П.В. Ещё раз о греческом проекте Екатерины II. Новые документы из АВПРИ МИД России // Новая и Новейшая история. 2002. № 4. С. 100‒118). {161}

 

45 Елисеева О.И. Геополитические проекты Г.А. Потёмкина. С. 126; Она же. Екатерина Великая. С. 432‒433.

 

46 ПСЗРИ-1. Т. 22. № 15.920.

 

47 Там же. {162}

 

История Новороссии / Отв. ред. В.Н. Захаров; Рос. ист. об-во; Ин-т рос. истории Рос. акад. наук. М.: Центр гуманитарных инициатив. 2017. С. 158‒162.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.12 2019

Путешествие Екатерины II в Новороссию и в Крым в 1787 г.

 

Путешествие в «Полуденные земли» ‒ одна из наиболее значимых политических акций Екатерины II ‒ имело исключительное значение для развития Новороссии, оказав влияние на все стороны жизни края: внутри- и внешнеполитическую, хозяйственную и религиозную, военную и духовно-культурную48.

 

Замысел поездки, продлившейся более полугода, возник сразу после присоединения Крыма, но осуществление его требовало масштабной подготовки, поэтому стало возможным лишь в 1787 г.

 

2 января Екатерина II в сопровождении двора покинула Санкт-Петербург. В течение месяца, посетив Смоленск, Новгород-Северский и Чернигов, она доехала до Киева, где провела около трёх месяцев, ожидая освобождения Днепра ото льда, поскольку до будущего Екатеринослава планировался путь водою. Г.А. Потёмкин, встретившись с императрицей в Киеве, сопровождал её впоследствии в течение всего пребывания в Новороссии и Крыму.

 

29 апреля императорская флотилия достигла границы Екатеринославского наместничества, где была встречена его руководителем И.М. Синельниковым, представителями местной администрации и дворянства. На следующий день в Кременчуге состоялись торжества в честь монаршего визита: Екатерина II въехала в город через триумфальные ворота, под пушечную пальбу и колокольный звон, встречаемая представителями дворянства, чиновничества, духовенства и купечества. По обе {162} стороны дороги были выстроены полки, а улицы заполняли толпы народа (для которого устраивались гуляния и угощения в течение всего времени, пока императрица находилась в городе). Четырёхдневное пребывание Екатерины II в Кременчуге (30 апреля ‒ 3 мая) было чередой торжественных церемоний: она посещала богослужения; принимала представителей местного дворянства, чиновничества и офицерства; осматривала полки; в её честь устраивались парадные обеды, балы и празднества; по вечерам город иллюминировался. Подобный церемониал был характерен для встречи императрицы и её пребывания и в других городах Новороссии.

 

От Кременчуга флотилия продолжила путь по Днепру до Новых Кайдаков, где 7 июня Екатерина II сошла с галеры и встретилась с прибывшим в Россию под именем графа Фалькенштейна императором Священной Римской империи Иосифом II. 9 июня недалеко от Кайдаков был заложен город Екатеринослав ‒ будущая столица Екатеринославской губернии. На следующий день императрица в сопровождении австрийского монарха продолжила путешествие посуху, посетив 10 июня Никополь, а 11‒12 июня ‒ Берислав. Многочисленными торжествами было отмечено пребывание Екатерины II в Херсоне 12‒17 июня, где 15 мая в присутствии высоких гостей под музыку и гром пушек было спущено на воду три новых корабля: 80-пушечный «Иосиф», 66-пушечный «Владимир» и 50-пушечный «Александр».

 

18 мая, покидая Екатеринославское наместничество, императрица попрощалась с И.М. Синельниковым и была встречена правителем Таврической области В.В. Каховским, а также представителями высшей бюрократии, ногайцев и татар. В Таврической области Екатерина II провела около двух недель (с 18 мая по 1 июня). У Каменного моста перед путешественниками появилось полки казаков и ногайцев, производившие манёвры. 19 мая путешественники достигли Перекопа и продолжили путь по Крымскому полуострову, где их ожидал торжественный приём в Бахчисарае (20‒22 мая ‒ первое посещение, 24‒26 мая ‒ второе).

 

Наибольшее впечатление на участников поездки произвели торжества в Севастополе, сопровождавшиеся демонстрацией Черноморского флота. 22 мая в Инкермане состоялся обед в виду Севастопольской гавани, окруженной татарскими всадниками. Выстроившись в боевой порядок, на рейде стояли 15 линейных кораблей и фрегатов, 1 бомбардирский корабль и 10 транспортных судов. Каждый корабль салютовал 15-ю выстрелами, и путешественники при пушечной пальбе пили за здоровье Иосифа II. Потом императрица и её свита сели в шлюпки и при пушечном салюте с кораблей поплыли к Севастополю. На следующий день государыня и «граф Фалькенштейн», сев на шлюпку, осматривали окрестности Севастополя, а потом посетили корабль «Слава Екатерины». Вечером бомбардирский корабль «Страшный» обстреливал специально с этой целью сооружённую крепостцу, и с пятого выстрела зажег её.

 

Во время пребывания императрицы в Крыму произошли и другие демонстрации русских вооружённых сил (в Байдарской долине, Карасубазаре и Старом Крыме). 26 мая императрица посетила Симферополь (областной центр Таврической области), 26‒27 мая и 29‒30 мая ‒ Карасу-Базар, а самой дальней точкой её путешествия стала Феодосия (28 мая). 31 мая Екатерина II покинула Крымский полуостров, а 1 июня ‒ Таврическую область.

 

Находясь в Екатеринославском наместничестве, она вновь побывала в Бериславе (1‒2 июня), где рассталась с Иосифом II, затем посетила Кривой Рог (3 июня), Кременчуг (4‒6 июня) и Полтаву (7‒9 июня). 8 июня на Полтавском поле, при участии 50 тыс. человек и 40 орудиях полевой артиллерии, была воспроизведена победа Петра Великого над шведской армией. {163}

 

9 июня императрица покинула Екатеринославское наместничество, и посетив Харьков, Белгород, Курск, Орёл, Тулу, Москву, Тверь и Новгород, достигла Царского Села 11 июля49.

 

На территории Новороссии и Крыма, находившихся под управлением Г.А. Потёмкина, Екатерина II провела больше месяца (29 апреля ‒ 9 июня). Именно в этот период, ставший кульминацией путешествия, были реализованы многие его цели, а также его идеологическая и культурная составляющая.

 

С одной стороны, поездка в «Полуденные земли» ‒ последняя в череде путешествий Екатерины II по России (являвшихся особой формой организации политической жизни), при подготовке и проведении которой был использован накопленный ранее опыт ‒ таким образом, она органично вписывается в систему внутри- и внешнеполитических мероприятий императрицы. С другой стороны, по сравнению с семью предыдущими путешествиями поездка 1787 г. обладала рядом уникальных черт, которые предопределили её особое место в истории Северного Причерноморья ‒ и в российской истории в целом.

 

Екатерина II преследовала ряд политических целей, важнейшей из которых было стремление принести пользу России: отсюда надпись «Путь на пользу» на медали, отчеканенной в память о поездке50. Одним из инструментов этого было для императрицы знакомство со своей страной и подданными: «…я путешествую не для того только, чтобы осматривать местности, но чтобы видеть людей… Мне нужно дать народу возможность дойти до меня, выслушать жалобы и внушить лицам, которые могут употребить во зло моё доверие, ‒ опасение, что я открою… их нерадение… Вот какую пользу хочу я извлечь»51.

 

Контроль над местной администрацией был связан с желанием увидеть результаты губернской реформы, начатой в 1775 г. В Екатеринославском наместничестве А.П. Шувалов и С.Ф. Стрекалов ‒ спутники императрицы, изучавшие по её поручению положение дел на местах, «везде обрели возможную исправность», а в осмотренных присутственных местах ‒ «должное тщание и точное исполнение во всём, относящемся до управления»52.

 

Для жителей Новороссии и Крыма приезд Екатерины II стал знаковым событием, обросшим множеством легенд. При этом представители разных слоёв населения имели неодинаковые возможности для контактов с императрицей. Она регулярно общалась с дворянами, офицерами, чиновниками и духовными лицами, и изредка ‒ с купцами и простолюдинами. Екатерина II награждала тех лиц, которые своей деятельностью приносили (или должны были приносить) пользу Отечеству ‒ чиновников и офицеров, получавших ордена св. Владимира II‒IV степеней53 и подарки (табакерки, перстни, часы)54. Специальных пожалований для представителей непривилегированных сословий не производилось, но солдаты и матросы в Новороссии {164} (полезные России своей службой) получали материальное вознаграждение ‒ по рублю на человека «нижним чинам всех войск, в Тавриде находящимся»55, «не в зачёт полугодовое жалованье» экипажу на судах в Херсоне и т.п.56

 

Посещение Екатериной II присоединённых территорий утверждало право владения России ими и располагало их жителей к новому Отечеству и лично к государыне. Она показывала, что не просто считает эти земли и людей своими, но и заботится о них, непременно демонстрируя новым подданным уважение и благоволение. Чиновники и офицеры из крымских татар и ногайцев получали пожалования и подарки наравне с русскими коллегами, а одаривая церкви и православное духовенство, Екатерина II не забывала о деньгах и подарках для муфтия, мечетей и дервишей57. Новые подданные тоже получали возможность показать лояльность к России и императрице ‒ например, во время пребывания государыни в Крыму её охраняла татарская гвардия58.

 

В преддверии надвигающейся войны с Турцией исключительную важность имели демонстрации вооружённых сил Новороссии и Крыма, предпринятые Г.А. Потёмкиным ‒ ставшие и ярким театрализованным представлением, производившим на очевидцев сильнейшее впечатление, и выражением определённых идеологических установок, и показателем хорошего состояния реформированной «светлейшим» российской армии и созданного им Черноморского флота (демонстрация флота в Севастополе59, манёвры на Полтавском поле60 и др.).

 

Подобные зрелища устраивались Г.А. Потёмкиным не с развлекательной целью. Для путешествия Екатерины II в Северное Причерноморье был характерен особый мир идей, в центре которого ‒ мотивы армии, флота и цивилизации. Демонстрация армии и флота должна была убеждать в наличии у России вооружённых сил на Юге и в их боеспособности, а также путешественники должны были видеть, что вновь приобретённые земли, недавно бывшие «дикими», теперь энергично осваиваются.

 

Большое значение имели идеи преемственности Екатерины II от греков, князя Владимира Святого и от Петра I61, обосновывающие права России на Северное Причерноморье. Многие города Новороссии и Крыма, основанные в правление Екатерины II и посещённые ею во время путешествия, носят греческие названия (Херсон, Севастополь и др.), подчёркивая преемственность России от Византии. «Проезжая сии места, воображаются времена Владимира I»62, ‒ говорила Екатерина II, и один из кораблей, спущенных в Херсоне в её присутствии, получил название «Владимир» ‒ в честь князя Владимира Святого, принявшего христианство в Херсонесе (располагавшегося близ Севастополя) и крестившего Русь. {165}

 

Наконец, присоединив к России причерноморские земли, императрица завершала дело, начатое азовскими походами Петра I (преемницей которого Екатерина II считала себя), а основанный ею во время путешествия Екатеринослав, задуманный как «южная столица», соотносился с «северной столицей» Петербургом, основанной первым российским императором. Кроме того, путешествию в «Полуденные земли», как и прочим поездкам императрицы, были присущи три декларативных мотива: первый ‒ прославление лично Екатерины II, формирование образа просвещенной государыни и истинной матери подданных; второй ‒ демонстрация цветущего состояния Новороссии (и России в целом); третий ‒ стремление императрицы подвести итоги своему долгому царствованию и показать, как много она сделала для государства.

 

Важной целью путешествия Екатерина II считала оправдание Г.А. Потёмкина от возводимых на него обвинений в недобросовестном управлении Новороссией и Крымом. Её переписка этого периода полна похвал прекрасному состоянию края и подчёркиванию выдающегося вклада «светлейшего» в его освоение63. Несмотря на это, «путь на пользу» породил один из самых живучих культурных мифов ‒ до сих пор показное благополучие мы обозначаем выражением «потёмкинские деревни». Возникло оно после того, как в конце 1790-х гг. саксонский дипломат Г.А.В. Гельбиг опубликовал биографию «светлейшего», где утверждал, что большая часть селений, показанных Екатерине II, была всего лишь театральными декорациями64.

 

Это никак не подтверждается многочисленными источниками65 о подготовке к путешествию и его ходе. Г.А. Потёмкин приводил в порядок города своего наместничества так же, как это делала местная администрация всегда и везде перед приездом высоких гостей, а используемые во время празднеств обычные декорации не выдавал за что-то другое (за селения, например). Более того, подготовка к монаршему приезду способствовала развитию Новороссии и Крыма: «строительство дорог, мостов и дворцов усиливало приток населения… что повышало спрос на продовольствие и разные предметы обихода. Развитие ремесла и торговли получило дополнительный стимул»66.

 

Историки, опровергая суждение о «потёмкинских деревнях», отмечали, что слухи о декорациях вместо реальных селений возникли до начала поездки ‒ таким образом, «миф опережал событие»67. В качестве причин его возникновения можно назвать и грандиозность путешествия, и ярко выраженный театральный элемент в устраиваемых «светлейшим» праздниках (из-за которого многие очевидцы говорили о потере чувства реальности)68, и интриги придворных недоброжелателей князя, и особенно ‒ нежелание европейских держав смириться с присоединением Северного Причерноморья к России и признать реальность выдающихся достижений в его освоении. Они убеждали себя в том, что не боятся могущества России, поскольку его вообще не {166} существует… Таким образом, миф о «потёмкинских деревнях» носил не только клеветнический по отношению к «светлейшему» и Екатерине II, но и русофобский характер.

 

Имея огромное внутриполитическое значение, «путь на пользу» стал также важной внешнеполитической акцией, связанной с дальнейшим развитием русско-турецких и русско-австрийских отношений, и следовательно ‒ с судьбой Новороссии и Крыма. В ходе поездки императрица встретилась с двумя монархами ‒ королём Речи Посполитой Станиславом Августом Понятовским и императором Священной Римской империи Иосифом II. Ход переговоров с каждым из них зависел от перспектив союза с этими странами в случае войны с Портой.

 

Короля утрачивающей государственность Польши Екатерина II не рассматривала в качестве союзника, и это было одой из главных причин неудачи переговоров между двумя монархами в Каневе 24‒25 мая.

 

Иосиф II, напротив, был принят наилучшим образом, поскольку встреча с ним должна была скрепить заключённый в 1781 г. оборонительный союз России и Австрии против Порты. Австрийский монарх откликнулся на приглашение Екатерины II с большой неохотой69, поскольку понимал, что совместное путешествие с русской императрицей обяжет его к оказанию помощи союзнице, но он не был заинтересован в усилении позиций России в регионе: «Я не допущу русских утвердиться в Константинополе. Для Вены безопаснее иметь соседей в чалмах, чем в шляпах»70. Тем не менее, встретившись с Екатериной II 7 мая у Кайдаков, «граф Фалькенштейн» покинул её лишь 2 июля в Бериславе71. Сопровождая её в течение посещения территорий Новороссии и Крыма и став свидетелем многочисленных демонстраций русских вооружённых сил, Иосиф II стал поговаривать, что «позволит склонить себя к войне, если его поставить перед необходимостью содействовать императрице и потерять могущественную союзницу»72.

 

Приезд императрицы в Новороссию и Крым и особенно предпринимаемые Г.А. Потёмкиным демонстрации армии и флота возмутили Порту, которая ответила отправкой военной эскадры к Очакову73. Екатерине II вовсе не хотелось, чтобы путешествие обострило русско-турецкие отношения. Более того, Я.И. Булгаков приехал в Херсон во время пребывания там императрицы для выработки условий урегулирования противоречий между государствами74, которые были отвергнуты Портой. Война началась через два месяца после отъезда императрицы из Новороссии. Путешествие послужило катализатором, ускорившим её начало ‒ но безусловно, не являлось её причиной. {167}

 

 

48 Подробно о путешествии Екатерины в Крым см.: Бессарабова Н.В. Путешествия Екатерины Великой по России: От Ярославля до Крыма. М., 2014. {162}

 

49 Журнал высочайшего путешествия ея величества государыни императрицы Екатерины II, самодержицы Всероссийской, в Полуденные страны России в 1787 году. М., 1787 (далее: Журнал 1787); Камер-фурьерский церемониальный журнал 1787 года. СПб., 1886 (далее: КФЖ 1787). С. 1‒681.

 

50 Миранда Ф. Путешествие по Российской империи. М., 2001. С. 263; Нассау-Зиген К.Г. Императрица Екатерина II в Крыму // РС. 1893. Т. 80. № 11. С. 308; Сб. РИО. Т. 26. СПб, 1789. С. 178‒179; Т. 27. СПб., 1880. С. 417‒418; Сегюр Л.Ф. Записки графа Сегюра о пребывании его в России в царствование Екатерины II (1785‒1789). СПб., 1865. С. 325; Храповицкий А.В. Памятные записки А.В. Храповицкого, статс-секретаря императрицы Екатерины Второй. М., 1990. С. 34.

 

51 Сегюр Л.Ф. Указ. соч. С. 154‒155.

 

52 РГАДА. Ф. 16. Оп. 1. Д. 695. Л. 2 об, 6 об.

 

53 Журнал 1787. С. 5, 11, 14, 25, 85, 93‒94, 99, 104, 106, 110‒111, 131; КФЖ 1787. С. 25, 43, 498‒499, 533‒534, 555, 570, 574‒575, 587, 663‒664.

 

54 РГАДА. Ф. 10. Оп. 3. Д. 263. {164}

 

55 Журнал 1787. С. 86; также: КФЖ 1787. С. 500.

 

56 Журнал 1787. С. 70; также: КФЖ 1787. С. 440; РГА ВМФ. Ф. 172. Оп. 1. Д. 285. Л. 50, 152‒153, 186 об.

 

57 Журнал 1787. С. 86; КФЖ 1787. С. 500; РГАДА. Ф. 10. Оп. 3. Д. 263. Л. 19‒19 об.

 

58 Нассау-Зиген К.Г. Указ. соч. С. 291; Сегюр Л.Ф. Указ. соч. С. 208.

 

59 Письма императора Иосифа II к фельдмаршалу Ласси во время путешествия в Херсон и Крым в 1787 г. // РА, 1880. Т. 1 (далее: Иосиф ‒ Ласси). С. 363‒365; Журнал 1787. С. 86‒87; КФЖ 1787. С. 472‒479; Сенявин Д.Н. Записки адмирала Д.Н. Сенявина // Гончаров В. Адмирал Сенявин. М.; Л., 1945. С. 132‒135.

 

60 Журнал 1787. С. 90‒92; КФЖ 1787. С. 531‒533; Долгоруков Ю.В. Записки князя Юрия Владимировича Долгорукова // РС. 1881. Т. 63. № 9. С. 509; Самойлов А.Н. Жизнь и деяния генерал-фельдмаршала князя Григория Александровича Потёмкина-Таврического // РА. 1867. Стб. 1235; Энгельгардт Л.Н. Записки. М., 1997. С. 56.

 

61 Панченко А.М. Потёмкинские деревни как культурный миф // XVIII век. Сб. 14. Русская литература XVIII ‒ нач. XIX веков в общественно-культурном контексте. Л., 1983. С. 93‒104.

 

62 Храповицкий А.В. Указ. соч. С. 28‒29. {165}

 

63 Сочинения императрицы Екатерины II / изд. А.Ф. Смирдин. Т. 3. СПб., 1850. С. 345; Екатерина ‒ Гримм. С. 142‒143 и мн. др.

 

64 Брикнер А.Г. Потёмкин. М., 1996. С. 105; Дружинина Е.И. Северное Причерноморье в 1775‒1800 годах. М., 1959. С. 27‒30.

 

65 Архивные документы из фондов РГАДА (прежде всего ‒ Ф. 16. Оп. 1. Д. 693, 799, 962); публикации распоряжений и переписки князя и его сотрудников в ЗООИД (Т. 2, 8, 10, 12. Одесса, 1848‒1881) и «Сборнике военно-исторических материалов» (Вып. 6. СПб., 1893), многочисленные письма и мемуары очевидцев путешествия.

 

66 Дружинина Е.И. Указ. соч. С. 142.

 

67 Панченко А.М. Указ. соч. С. 95; также см.: Дружинина Е.И. Северное Причерноморье… С. 27‒30; Елисеева О.И. Григорий Потёмкин. С. 398‒402; Лопатин В.С. Потёмкин и Суворов. М., 1992. С. 113 и мн. др.

 

68 Сегюр Л.Ф. Указ. соч. С. 185; Линь Ш.Ж. Указ. соч. Ч. 1. С. 54‒55; Гарновский М.А. Записки Михаила Гарновского // РС. 1876. Т. 15. С. 33. {166}

 

69 Переписка Екатерины Великой с германским императором Иосифом // РА. 1880. Т. 1. С. 336 (Примечание. Письмо Иосифа В.А. Кауницу).

 

70 Там же. С. 226.

 

71 Журнал 1787. С. 61‒62, 88; КФЖ 1787. С. 389‒391, 512.

 

72 Сегюр Л.Ф. Указ. соч. С. 228; также: С. 203.

 

73 Екатерина ‒ Гримм. С. 143; Иосиф ‒ Ласси. С. 372.

 

74 АВПРИ. Ф. 5. Оп. 5/1. Д. 586. Л. 57‒60, 94‒97. {167}

 

История Новороссии / Отв. ред. В.Н. Захаров; Рос. ист. об-во; Ин-т рос. истории Рос. акад. наук. М.: Центр гуманитарных инициатив. 2017. С. 162‒167.

Ответить

Фотография L.V. L.V. 01.12 2019

Мне в связи с этой поездкой Екатерины в Крым вспоминается байка, которую рассказывают про Барвенково. Например, так:

 

 

 

Последним всплеском казачьей вольницы можно назвать событие 1787 годаПроездом из Крыма в Барвенково побывала Екатерина ІІОна посетила казачью церковькуда женщинам вход был запрещенНедружелюбно встреченная молящимися казакамиона быстро покинула храмА через несколько дней казаки сожгли свою святыню: «Поскольку лярва Катька ее осквернила».

 

Не знаю, какой озлобленный невежда ее сочинил, но эта байка явно не XVIII веке родилась. Во-первых, ее автор уже не знал, что в Православии отдельных церквей "только для мужчин" не существовало. Во-вторых, насколько я помню карты с планами этого путешествия, путешествие Екатерины действительно планировалось с крюком в сторону Мариуполя и потом, кажется, через Барвенково. Вот только, какая незадача, по факту она возвратилась более коротким путем, через Кременчуг - Полтаву - Харьков. Как говорится в афоризме: "Трудно найти Екатерину II  в темной барвенковской церкви, особенно если императрицы там никогда не было"...

 

И не менее забавно читать о древней казацкой истории Барвенково, типа такого:

 

 

  • Барвенково (Барвинкова Стинкавпервые упоминается в синодике Святогорского монастыря в 1653 годуВ монастырь прибыло 12 запорожцев с письмом от атамана Ивана Барвинка с просьбой освятить новое селениеАрхимандрит Иоанн с клиром выехали из монастыря и неподалеку от него встретились с самим Барвинком и более чем с тремя сотнями казаковкоторые и проводили их на местоПортрет основателя Барвенково Ивана Барвинка находится в музее города Барвенково.
  • Иоанн окрестил селокрепость и церковьКрепость располагалась на Чумацкой горесело - внизу у рекиМесто было прикрыто с юга четырьмя рукавами реки и озерамиВ грамоте Запорожского Коша Барвинку было точно указано место поселения: «В диком полена берегу Торцавозле Татарского перелаза (брода)».
  • 1653 — официальная дата основания.
  • В 1708 году в Барвинкову Стинку приехали Петр Ігетман Мазепакошевой ГордиенкоПетр І предупредил местных казаковчтобы они больше не смели выступать против негоОднако вскорости вместе с Запорожской Сечью барвенковчане поддержали Мазепу в его борьбе против Петра ІВ 1709 году Барвинкова Стинка по распоряжению царя была стерта с лица земли.
  • Восстановление Барвинковой Стинки началось в 1734 годуПервым жителем стал казак Аким ШпакВ дальнейшем была образована Барвинковостинкивська паланка Запорожской СечиСразу началось противостояние казаков и царской администрацииЗа период 1709-1734 ггземли к северу и востоку от Барвинковой Стинки были захвачены старшиной Изюмского слободского полкапомещиками и служилыми людьми Бахмутского уездаЭто противостояние продолжалось до 1775 годакогда Запорожскую Сечь ликвидировалиИзвестны имена полковников Ивана ГараджиИвана Куликаписарей Степана РоменскогоНеживогоказачьих старшин РадькаБобухаЧайкиКомиссия под руководством Орельского полковника Компака с представителями царской администрации решали спорный вопрос о границе Запорожья на востокеЗапорожцы пошли на уступкии граница определилась по речкам Курулька и Бычокчто сильно урезало казачьи земли.

 

Особенно когда четко знаешь, что почти весь текст здесь - полная чушь и фейк. А история казацкого запорожского поселения Барвенково началось только в 1770 году, до этого времени на этом месте поселения просто не было... :)

Ответить

Фотография L.V. L.V. 01.12 2019

Блин, ну до чего же здесь интерфейс неудобный! Я не знаю, почему опять цитаты получились без переносов, но вручную проставить их мне так и не удалось. Руки бы отбивать разработчикам таких платформ! 

Ответить