←  Политика

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Вечная борьба Pоссии - 2

Фотография воевода воевода Вчера, 01:09 AM

 

США не боятся "разработанных вероятным противником" - коммунистическим Китаем, не говоря уж про разработанные в Японии или Корее. 

Boeing- американская корпорация, а Boeing Black выпускается на территории США.

 

Boeing Black - да.

 

судя по всему, это как раз аналог нашего «Атласа» в том смысле, что он не продается на рынке. То есть мы не знаем, сколько его цена. Его нельзя купить, если ты не чиновник, а если ты чиновник, то тебе его дают так, платит государство. То есть этот тот самый «пентагоновский молоток» за 14 тысяч долларов. Казенное бабло пилят не только в России.


 

Сам же Брызгин его покупать не собирается

А зачем он Брызгину, если он не владеет секретной информацией? 

 

Я просто не вижу смысла обсуждать  мудрствования Юлии Леонидовны по той простой причине, что  она "не ракетчик, а филолог".

 

Да, очень удобно. Когда нечего возразить по существу, то можно придраться к фамилии автора.  ;)

Ответить

Фотография Jim Jim Вчера, 01:30 AM

Да, очень удобно.Когда нечего возразить по существу, то можно придраться к фамилии автора.

Ну я ведь не эксперт в области криптозащиты, как автор, фамилию которого я не называл, кстати. 

Ответить

Фотография ddd ddd Вчера, 08:40 AM

Republic - Далекая война в далекой стране. 
Как менялось в России отношение к «афгану»?

В общественном мнении фактически реабилитированы политики, принявшие решение о вводе войск. Но война не ставится им в заслугу.

Тридцать лет назад, 15 февраля 1989-го, из Афганистана были полностью выведены советские войска. В разные времена отношение к афганской войне в СССР и России было разным, но восприятие «афганцев» – солдат и офицеров, воевавших в Афганистане, – всегда оставалось положительным. В отличие от США, где леворадикальная часть общества до сих пор считает преступниками своих соотечественников, прошедших Вьетнам, в России такой субкультуры практически нет. В разгар бурных перемен, во время президентских выборов в России в 1991 году кандидатами на пост вице-президента у обоих основных претендентов – демократа Ельцина и коммуниста Рыжкова – были герои афганской войны, соответственно Руцкой и Громов.

Перемены 1980-х

В первой половине 1980-х отношение и советской власти, и общества в РСФСР к афганской войне носило биполярный характер по принципу «мы-они» (в отличие от Прибалтики или Западной Украины мнение диссидентов в РСФСР на общество влияло слабо). «Мы» – это наши военные и афганские союзники, причем, как утверждала телепропаганда, воюют в основном вторые, а первые оказывают им помощь и сажают деревья в знак дружбы между двумя странами. «Они» – контрреволюционеры, душманы (то есть враги). Если советские люди и задумывались тогда о том, что наша армия делает в южной стране, то исходили при этом из старого принципа американского коммодора Декейтера: «Права или не права моя страна, но это моя страна». Для власти же все душманы были врагами народного афганского правительства, без серьезных попыток политической дифференциации.

Во второй половине ⁠1980-х ситуация меняется. Общество устало от войны; несмотря на усиленные попытки ⁠скрыть ⁠количество потерь, это удается все хуже. На кладбищах ⁠появляется все больше могил молодых людей. В стране перестройка ⁠и гласность, Горбачев ⁠принял политическое решение о выводе войск, которое ⁠затем и реализовал. Одновременно происходит переход от замалчивания участия армии в войне к прославлению героизма советских воинов, страна узнает имена будущих политиков – Громова, Руцкого, Аушева. Тем временем советские силовики пытаются спешно разделить моджахедов (бывших душманов) на радикалов и умеренных, с тем чтобы привлечь последних на сторону правительства, добиться компромисса под знаменем политики национального примирения. Ничего из этого не выходит – моджахеды хотят не призрачных, ничего не значащих постов типа спикера парламента и главы Верховного суда, а всей власти, а ставший президентом бывший глава госбезопасности Наджибулла для них полностью неприемлем, несмотря на свою демонстративную набожность. Да и в самом СССР не до конца определились, кто из моджахедов умеренный, а кто радикал. «Исламское общество Афганистана» во главе с Раббани относят к радикалам, хотя с его главным полевым командиром Ахмад Шахом Масудом пытаются без особого успеха вести переговоры.

Абсолютное же большинство населения считает ввод войск в Афганистан государственным преступлением – по данным ВЦИОМ, 69% в 1991 году. Несогласие с таким определением решились высказать лишь 8%. Съезд народных депутатов СССР в 1989-м осуждает афганскую войну. Называются ее главные виновники – Брежнев, Устинов, Андропов, Громыко. Все это вписывается в общий контекст политической ситуации – покаяния за прошлое, осуждения сталинизма, стремления вернуть «потерянную Россию».

Крах идеализма

Девяностые годы – время краха идеализма. Просоветскому режиму Наджибуллы новые российские власти отказывают в поддержке – и он весной 1992-го рушится под напором моджахедов. Те, в свою очередь, не могут договориться о разделе власти, в стране продолжается война, только теперь все ее участники позиционируют себя в качестве исламистов. В 1996-м самая радикальная группа – талибы (которых Россия и США до сих пор считают террористами, что не мешает обеим странам выстраивать с ними контакты) – захватывает большую часть территории Афганистана, включая Кабул. В российской политике афганская тема уходит в историю, далекая война в далекой стране воспринимается как незнаменитая и все менее интересующая население, занятое совсем другими вопросами.

Для политиков же афганская тема остается важной, но в новых аспектах. Во-первых, российская власть ухаживает за «афганцами» для того, чтобы они не выступили против нее – десятки тысяч мужчин, прошедших войну и участвующих в деятельности ветеранских организаций, воспринимаются как фактор риска. Поэтому «афганцам» дают предпринимательские льготы, их энергия направляется в коммерческое русло, что приводит к войнам между различными структурами. В междоусобных баталиях гремят взрывы и гибнут лидеры. Потенциальные бунтовщики оказываются политическими конформистами. В 1993-м «афганцы» не поддерживают Руцкого, а во второй половине девяностых многие из них остаются равнодушными к планам Рохлина. Зато в 1999-м одна из «афганских» организаций (Народно-патриотическая партия во главе с Францем Клинцевичем, остающимся в российской политике и сейчас) становится соучредителем прокремлевского блока «Единство».

Во-вторых, захват талибами Кабула создает угрозу Центральной Азии – и для ее предотвращения Россия выстраивает отношения с таджикскими командирами во главе со все тем же Ахмад Шахом Масудом. Идеология уступает место чистой прагматике – теперь Масуд для России уже не радикал-исламист, а умеренный партнер. После гибели Масуда от рук талибов и свержения американцами режима Талибана в 2001 году Россия по инерции продолжает патронировать лидеров таджикской общины, вошедших в новое руководство страны – но в Афганистане преобладающее влияние получают американцы, а таджики прагматично сотрудничают не только с Москвой, но и с Вашингтоном.

Общество против войны

Сегодня во внутриафганских раскладах Россия делает ставку не на таджиков, а на пуштунского деятеля Ханифа Атмара – персонажа весьма интересного, с не вполне ясной ранней биографией. Во всяком случае, известно, что в 1980-е годы он воевал против моджахедов на просоветской стороне, потерял ногу, а некоторые считают, что он был не просто военным, а офицером госбезопасности. Потом жил в эмиграции в Англии, а вернувшись после свержения режима талибов, занимал ряд высоких постов – был министром при первом президенте Хамиде Карзае и советником нынешнего президента Ашрафа Гани, но затем перешел в оппозицию. Летом в Афганистане президентские выборы, и Атмар, объединивший вокруг себя мощную коалицию, считается одним из фаворитов. Этот выбор напоминает ливийский, где Россия сотрудничает с не менее примечательным персонажем – маршалом Хафтаром, бывшим офицером Каддафи, ставшим его врагом, работавшим на американцев, а потом рассорившимся и с ними.

В общественном мнении, с одной стороны, произошла фактическая реабилитация политиков, принявших решение о вводе войск. Андропов – «корпоративный герой» ФСБ, Громыко – МИДа, Устинов – оборонной промышленности. Даже Брежнев воспринимается как неплохой руководитель. С другой стороны, афганская война не ставится обществом им в заслугу. В 2014 году опрос «Левада-центра» показал, что лишь 44% россиян считают ввод войск в Афганистан государственным преступлением, но только 22% придерживаются обратного мнения. Около трети респондентов (34%) не имели мнения по этому вопросу – многие из них во время войны были детьми или еще не родились. На более «мягкий» вопрос – о том, нужно ли было вводить войска в Афганистан, – только 9% ответили утвердительно, а 68% отрицательно.

Эти цифры свидетельствуют не только об оценке все более далекой войны, но и об отношении к возможным новым масштабным внешнеполитическим авантюрам. И этот фактор учитывался во время сирийской операции, где в военных действиях участвовали не призывники, как в Афганистане, а офицеры, контрактники и «вагнеровцы» из ЧВК. То есть те, кого не будут защищать солдатские матери.

В то же время у силовых элит, части ветеранского сообщества, «ястребиных» экспертов и диванных воинов из социальных сетей настроения иные – они сейчас все чаще концентрируют внимание на модной геополитике, утверждая, что СССР в Афганистане боролся с международным терроризмом. Проблема в том, что тогдашние «террористы» – это и те, кто сейчас находится у власти в Афганистане, и Масуд – один из главных национальных героев. И в окружении Атмара множество бывших моджахедов (достаточно назвать таджикского лидера Исмаил Хана – «Льва Герата»). Но «ястребов» это мало волнует – для них важно в очередной раз самоутвердиться и хотя бы виртуально попробовать переиграть историю тридцатилетней давности.
Ответить

Фотография ddd ddd Вчера, 08:54 AM

Republic - «Сучья война» Владимира Путина. Удастся ли государству победить воров?

В России будут сажать за принадлежность к воровской иерархии, но к торжеству закона это вряд ли приведет.

Президентский законопроект с поправками в УК – наказание за «высшее положение в преступной иерархии», – выглядит как трофей грузинской войны 2008 года (это есть такая популярная шутка, что наш трофей 1945 года – фашизм, мы его отвоевали и сами имеем право быть фашистами). В российском позитивном мифе о Грузии Саакашвили наряду с полицейской реформой и победами над коррупцией – разгром воровского мира, особенно сильного именно в Грузии, откуда родом самые знаменитые воры. Идея остроумная и простая – вор не может ответить «нет» на вопрос, вор ли он, и если он отвечает «да», его сажают по специальной статье для воров. «Почему у Грузии получилось», – было модно спрашивать лет десять назад в антипутинской среде, а пропутинская среда сердилась и ворчала, а теперь мы видим, что и ее мучает тот же вопрос, и она воспроизводит грузинский опыт даже не на уровне политологов-лоялистов, а сразу президентским законопроектом, то есть это персонально Путин расписывается под тем, что Саакашвили – это не только поедание галстука и обстрел Цхинвала, но и, по крайней мере, некоторые успешные реформы, которые не стыдно воспроизвести в России.

Борьба с ворами – трофей.

Нельзя сказать, что до сих пор российский силовой аппарат был безоружен перед криминальными авторитетами – когда требовалось посадить вора, его сажали, и в пресс-релизе о задержании гордо  писали , что у преступника при себе нашли сколько-то граммов наркотического вещества; особенности российского правоприменения позволяют сажать кого угодно, и конкретная статья 228 давно имеет репутацию народной – с ее помощью низовые силовики и зарабатывают, и выполняют свои корпоративные планы, и вообще сохраняют свою власть буквально над каждым прохожим на улице – чуть что не так, в кармане прохожего обнаружится пакетик с марихуаной. Но есть в этом что-то концептуально неправильное, когда утверждение власти государства над криминальным авторитетом возможно только с помощью мелкого государственного мошенничества, уравнивающего статусного вора с подростком, которому не повезло. Воровская иерархия давно заслуживает того, чтобы объявить ей войну всерьез, и, возможно, точкой невозврата стала судьба человека, известного под кличкой «Шакро Молодой» – он, думая, что все по-старому, вмешался в конфликт между конкурирующими силовиками, а силовики ему ответили – старик, ты уже не имеешь права вмешиваться, ты нам не равен, власти у тебя уже нет. То, что в Гулаге называли «сучьей войной», стало теперь войной силовых ведомств.

После путинского законопроекта ⁠журналисты принялись  звонить  за комментариями Алимжану Тохтахунову – одному из немногих ⁠героев ⁠эпохи, не стесняющемуся ни кличек, ни связей. Ветеран ⁠высказывается теперь в том духе, что воровская проблема неактуальна ⁠– классической организованной ⁠преступности не осталось, уцелевшие ушли в легальный ⁠бизнес и стали респектабельными патриотами. Над этим можно иронизировать, но едва ли он далек от истины – в образе хозяина жизни к россиянам десятых давно являются совсем не татуированные громилы, а скромные и тихие ветераны госбезопасности. Несколько лет назад, когда убили Аслана Усояна («Дед Хасан»), журналисты исследовали его подпольную империю – оказалось, покойный контролировал поставки зелени на московские рынки, вся кинза была его. И это, конечно, впечатляло, но только если не иметь в виду содержание типичного коррупционного расследования тех же лет – нефть, недвижимость, что угодно, – никаких татуировок, никаких кличек, но и размах шире, и жуть сильнее, и вред очевиднее. Арест Семена Могилевича в свое время  уничтожил  знаменитый и масштабный бизнес «Арбат-престижа» – оказалось, за крупнейшим ритейлером стоит знаменитый бандит. Сказать, что сейчас такая ситуация непредставима, все-таки нельзя, буквально на днях за сопоставимой по масштабам со старым «Арбат-престижем» торговой сетью  обнаружился  человек из тамбовской ОПГ, и это тоже много говорит про современный российский бизнес, но все же тамбовская («тамбовско-малышевская») ОПГ – это не столько «воровской ход», сколько самый качественный GR в том смысле, что ветераны петербургского криминального бизнеса девяностых всегда найдут общий язык со своими старыми друзьями из петербургской мэрии тех же лет, которым сейчас в России принадлежит примерно все. И любой «непонятно чей» крупный бизнес в сегодняшней России, если в нем покопаться, скорее будет принадлежать респектабельному отставному силовику, чем старому бандиту (недавно  разоблачили  бенефициара скандального Azino777 – какой-то парень из Татарстана; стоит ли верить, что это действительно его бизнес? Вообще-то нет). Система тайной воровской власти в ее нынешнем «дедхасановском» виде сложилась в эпоху тоталитарной плановой экономики – это даже не гангстеры при «сухом законе», это что-то вроде «Трудно быть богом», современные земляне в инопланетном средневековье. Средневековье закончилось, а дон Румата остался. Понятно, что сила его давно утрачена, и если он этого не замечает – ему же хуже.

Избавление от «воровского хода» – не революция сверху, а естественная и даже запоздалая синхронизация преступности и реальности. В авторитете теперь чиновники и силовики, и, прощаясь с ворами, кто может поручиться, что большое российское АУЕ не приобретет новые, гораздо более жуткие (потому что государственные) формы?
Ответить

Фотография shutoff shutoff Вчера, 11:35 AM

в окружении Атмара множество бывших моджахедов (достаточно назвать таджикского лидера Исмаил Хана – «Льва Герата»). Но «ястребов» это мало волнует – для них важно в очередной раз самоутвердиться и хотя бы виртуально попробовать переиграть историю тридцатилетней давности.

 

 Я свидетель как начала нашей войны в Афганистане (маршал Ахромеев ввёл войска под прикрытием спец.частей), потом её продолжения под разными коммунистическими эффимизмами о какой-то "ограниченной помощи афганскому народу" ограниченными частями нашей армией, от оказания которой в/с всячески уклонялись до такой степени, что нельзя было туда послать штатную часть (прямо как начало Чеченской войны), так и вывода их из Афганистана тогда генералом Громовым.

 

  Автор статьи просто не знает важнейших фактов той войны, планов командования пред её началом и самого её хода. Она началась, когда у афганской оппозиции были кремнёвые ружья, а с середины уже шла в условиях, когда у них были кроме всего остального Стингеры, нанёсшие большие потери нашим боевым вертолётам.

 

 Я сознательно опустил поводы для начала этой войны, которая тогда нашей прессой никогда так не называлась, и то, как они озвучивались тогдашним нашим правительством и Политбюро ЦК КПСС, как и причины решения о выводе войск из Афганистана в 1989 г. Горбачёвым в бытность его Генеральным секретарём ЦК КПСС.

 

В авторитете теперь чиновники и силовики, и, прощаясь с ворами, кто может поручиться, что большое российское АУЕ не приобретет новые, гораздо более жуткие (потому что государственные) формы?

 

 Опять та же самая история - автор статьи даже не знает значение термина "сучья война". Складывается впечатление, что он даже не знаком с лагерным жаргоном. "Сучья война" у нас в зонах началась в конце 50-х гг. и успешно  (с победой над "ворами в законе"!) закончена в 60-е гг. Она заключалась в том, что администрация взяла управление в зонах в свои руки.

 

 Сопротивлявшихся "воров в законе" действительно "чморили" пересылая на специальные зоны, где они должны были сами убирать нечистоты за собой и сокамерниками. Жизни их лишал не конвой или спец-части, а свои-же. Автор статьи чего желает? Может чтобы установление порядка в зонах опять вернули ворам?

 

 Можно не любить Путина и отдавать предпочтение Удальцову или Навальному, но зачем врать? Здесь-же форум для дискуссий, а не для публикации лживых и безграмотных заявлений соблюдая своё инкогнито.

 

 Ко всему опять обращаю Ваше внимание, ув-й г-н ddd, что автор двух последних опусов в Вашем любимом издании так для нас и остался неизвестен...

Ответить