←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Древнеримский календарь

Фотография Стефан Стефан 21.12 2015

Древнейший римский календарь (т. н. календарь Ромула) основывался на земледельческом цикле и первоначально насчитывал 10 месяцев. Согласно Варрону (116-27 гг. до Р. Х.), Цензорину (сер. III в. по Р. Х.) и Макробию (V в.), римский год состоял всего из 304 дней. Он начинался с марта (месяц был назван в честь Марса, древнего италийского бога плодородия, который затем стал также богом войны), по отношению к которому сентябрь (September) был 7-м месяцем, октябрь (October) – 8-м, ноябрь (November) – 9-м, декабрь (December) – 10-м. Многие народы древности принимали во внимание только период полевых работ, ориентируясь по звездному небу. Годичный период (от весны до весны) делился на разные промежутки – от 16 до 39 дней. Такой календарь был не только в Риме, но и во всей Древней Италии. Античные авторы приписывали 2-му царю Древнего Рима Нуме Помпилию введение 12-месячного лунного года и обычай вставлять дополнительный месяц мерцедоний из 22 дней (от лат. merces – плата за труд; в этот месяц производились расчеты арендаторов с владельцами имущества) каждый 3-й год (возможно, триэтерида была заимствована из Греции). Месяцы с марта по июнь назывались по стадиям роста зерна или скота; после декабря добавлены январь (Ianuarius – в честь Януса, двуликого бога дверей, т. е. входа и выхода, и различных начинаний) и февраль (Februarius, названный по зимней очистительной жертве). Очевидное расхождение этого календаря с солнечным годом побудило децемвиров в 450 г. до Р. Х. внести некоторые исправления, а в 191 г. до Р. Х. был принят закон Мания Ацилия Глабриона об интеркаляциях. Однако реформы оказались неэффективными, и римляне вставляли добавочный месяц произвольно, по мере необходимости. Понтифики регулировали календарь по своему усмотрению, руководствуясь главным принципом: чтобы религиозные праздники и жертвоприношения совершались в одно и то же время года. Часто интеркаляции становились орудием в политической борьбе, поскольку понтифики имели право определять продолжительность добавочных месяцев и устанавливать начало месяцев и годов. Таким образом, появлялась возможность удлинять сроки пребывания на должности для друзей и укорачивать для врагов или тех, кто отказывались давать взятку. В результате древнеримский календарь не совпадал ни с движением Солнца, ни с фазами Луны.

В сер. I в. до Р. Х. обнаружились значительные расхождения между древним календарем и годичным астрономическим циклом. В 46 г. до Р. Х. Гай Юлий Цезарь отказался от старого календаря и заменил его солнечным. Новый календарь был разработан александрийскими астрономами под руководством Сосигена. К моменту реформы календарь ушел вперед от смены времен года на 90 дней, поэтому в уходящем году между ноябрем и декабрем было добавлено 3 месяца: мерцедоний (23 дня) и 2 безымянных (33 и 34 дня), а год был назван annus confusiosus (год путаницы). Устанавливалась средняя длительность года – 365,25 дня, в каждый 4-й год добавлялся день. Поскольку он вставлялся после 24 февраля, т. е. 6-го (kextus) числа до мартовских календ, то получалось 2 (bis) шестых числа, из-за чего такой год именовался annus biskextus (дважды 6-й). На Руси это слово было заимствовано из Византии с произношением латинской b как «в», поэтому год стал называться високосным. Юлий Цезарь также установил чередование четных (30 дней) и нечетных месяцев (31 день). Февраль в обычном году состоял из 29, в високосном – из 30 дней. Новый год начинался 1 января, когда вступали в должность консулы.

Принятый в настоящее время порядковый счет дней внутри месяца установился лишь в VI в. по Р. Х. В римском календаре применялся обратный счет до одного из 3 дней внутри каждого месяца, изначально соответствовавших фазам Луны: 1-й день (новолуние) – календы (Kalendae), 5-й или 7-й – ноны (Nonae, 1-я четв. Луны), 13-й или 15-й – иды (Idus, полнолуние). В марте, мае, июле и октябре ноны приходились на 7-й, иды – на 15-й. День, предшествующий календам, нонам и идам, обозначался с прибавлением слова pridie (накануне). Так, 31 декабря – день «накануне январских календ». Остальные числа месяца отсчитывались в обратном порядке, до 3. Например, 20 мая – «день тринадцатый перед июньскими календами». Для перевода римских дат в современные (D) применяются следующие формулы. Для ид и нон: D=I (N)-r+1, где I и N – иды и ноны, r – число по римскому календарю, n – число дней в данном месяце. Для календ: D=n+2-r.

Кроме того, каждый день римского календаря обозначался одной из следующих букв или сочетанием букв: F, N, C, NP и EN. F – dies fasti, fasti, присутственные дни в суде, позже и дни праздников и игр. N – dies nefasti, запретные дни, когда нельзя было созывать совещания и проводить судебные заседания. C – dies comitialis, дни собраний, заседаний совета. NP – nefastus parte, частично запретные. EN (intercisus) считались nefasti утром и вечером и fasti в остальное время. Долгое время список дней fasti на каждый месяц провозглашался понтификами только 1-го числа, что открывало возможности для различных манипуляций. И лишь в 306 г. до Р. Х. на форуме политический деятель Гней Флавий обнародовал список dies fasti на весь год. Современные названия месяцев восходят к юлианскому календарю. Январь, февраль, март, апрель (от индоевроп. корня *apero- (задний), т. е. «2-й после марта»), май (по имени богини Майи), июнь (в честь богини Юноны), квинтилий (пятый; до 44 г. до Р. Х.) стал июль (в честь Юлия Цезаря), секстилий (шестой; до 8 г. по Р. Х.) стал августом (в честь императора Августа Октавиана), сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь. Сутки делились на 2 части по 12 часов в зависимости от восхода и захода Солнца, поэтому в разное время года продолжительность часа была разной. Ночь разделялась на 4 трехчасовые стражи (vigilia): prima, secunda, tertia, quarta.

 

Лит.: Mommsen Th. Die römische Chronologie bis auf Caesar. B., 18592; Schön G. Fasti // Pauly, Wissowa. 1909. Bd. 6. Hbd. 12. Sp. 2015–2046; Samuel A. E. Greek and Roman Chronology: Calendars and Years in Classical Antiquity. Münch., 1972.

 

Селиванова Л.Л. Древнеримский календарь // Православная энциклопедия

Ответить

Фотография RedFox RedFox 22.12 2015

Конец каждого века возвещало чудо, распознанное гаруспиками; согласно их учению, этрусский народ должен был просуществовать десять веков начиная с 968 года до Рождества Христова. http://www.k2x2.info...etruskov/p9.php

А раз время "конца игры" известно в глобальном масштабе, то и в пределах месяца счёт шёл "задом наперёд", от его окончания, что в свою очередь переняли римляне:

Так, 31 декабря – день «накануне январских календ». Остальные числа месяца отсчитывались в обратном порядке, до 3. Например, 20 мая – «день тринадцатый перед июньскими календами».

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 22.12 2015

Конец каждого века возвещало чудо, распознанное гаруспиками; согласно их учению, этрусский народ должен был просуществовать десять веков начиная с 968 года до Рождества Христова. http://www.k2x2.info...etruskov/p9.php

А раз время "конца игры" известно в глобальном масштабе, то и в пределах месяца счёт шёл "задом наперёд", от его окончания, что в свою очередь переняли римляне:

Так, 31 декабря – день «накануне январских календ». Остальные числа месяца отсчитывались в обратном порядке, до 3. Например, 20 мая – «день тринадцатый перед июньскими календами».

А в Древней Греции, где конец света или нации не был известен, последние 10 дней месяца также отсчитывались в обратном порядке.

http://centant.spbu..../lat/2/4-13.htm

Как объясните?
Ответить

Фотография RedFox RedFox 22.12 2015

Как объясните?

давайте вспомним, что длина золотого века, серебряного потом и так далее у того же Гесиода была точно известна заранее (как и у Маркандеи тоже). Так что алгоритм отношения ко времени всё тот же: в начале процесса время полноценное и сильное, его много, к концу же оно ослабляется и деградирует, постепенно исчезая. Потом происходит зачистка, катарсис и всё повторяется сызнова. Мне кажется, такое ощущение времени было у большинства древних народов. Это я опять к тому, что мышление древних коренным образом отличается от того же у современного человека. В базовых параметрах, а не по мелочам.

 

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 22.12 2015

В Индии (в том числе у Маркандеи) нет ни Золотого века, ни Железного. Так что вы не о том. И Гесиод не знает сколько времени длится каждый век из его Пяти Веков Человека. Как не знает и сколько они длятся все вместе. Вы сами выдумываете то что тут пишете? Кали-юга это не Железный Век. Буквальный перевод - "век (демона) Кали". Где тут о железе?
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 22.12 2015

Откуда ВАМ из вестно каким образом отличалось мышление доисторического первобытного человека от современного? Это знание приобретено вами посредством последовательной многолетней медитации, истязанием своей плоти, или неким иным методом?
Ответить

Фотография RedFox RedFox 22.12 2015

Буквальный перевод - "век (демона) Кали". Где тут о железе?

Но тем не менее его длина точно известна. Ну насчёт железа - злой век, злые сердца, ассоциативный переход к злому железу, из которого делается оружие для злых дел и злых людей, чья эпоха теперь и идёт вполне себе успешно. У Гесиода этот переход более явно связан с железом, у Маркандеи менее: традиция-то явно одна - не могут же такие вещи иметь разные источники, ведь истина стремится к простоте. А тут 4 эпохи у того и у другого и каждая последующая меньше предыдущей. Фигура исчезающего времени.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 22.12 2015

Календарь и часы в Риме

 

...Мы говорим: годы-завистники

Мчатся. Пользуйся днем, меньше всего веря грядущему.

 

Гораций. Оды, I, II, 7–8

 

Римляне, как и греки и другие народы, многократно (и не всегда удачно) изменяли свою систему исчисления времени, пока не выработали знаменитый римский календарь, в основном сохранившийся и до сих пор.

Согласно литературной традиции, в начальную эпоху существования Рима (датой основания города считается 753 год до н. э.) римский год, так называемый Ромулов год, делился на 10 месяцев, первым из которых был март – месяц, посвященный легендарному отцу Ромула богу Марсу и потому носивший его имя. Этот год включал в себя всего 304 дня, распределенных по месяцам неравномерно: апрель, июнь, август, сентябрь, ноябрь и декабрь имели по 30 дней, а четыре других месяца – по 31 дню. Некоторые ученые ставят под сомнение эти сведения о первом римском календаре, применявшемся в легендарный царский период истории города, однако упоминания о бытовавшем некогда десятимесячном годе мы находим у многих римских писателей, таких, например, как Овидий (Фасты, I, 27–29; III, 99, 111, 119) или Авл Геллий (Аттические ночи, III, 16, 16). Память же о том, что именно «месяц Марса» был первым месяцем в году, можно обнаружить в названиях таких месяцев, как сентябрь (от «септем» – семь), октябрь («окто» – восемь), ноябрь («новем» – девять) и декабрь («децем» – десять). Итак, наши девятый, десятый, одиннадцатый и двенадцатый месяцы считались в Риме соответственно седьмым, восьмым, девятым и десятым.

 

8a4599dc8f9b.jpg

 

Вместе с тем источники сообщают весьма разные, часто противоречащие друг другу известия об этом первом римском календаре. Так, в жизнеописании второго римского царя Нумы Помпилия Плутарх рассказывает, будто при Ромуле «в исчислении и чередовании месяцев не соблюдалось никакого порядка: в некоторых месяцах не было и двадцати дней, зато в других – целых тридцать пять, в иных – и того более» (Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Нума, XVIII). Отсутствие точной, однозначной информации делает особенно сложным изучение того, как древние римляне измеряли время.

Следует также иметь в виду, что и в Италии, хотя и в меньшей степени, чем в Греции, существовали календарные различия регионального характера. Римский грамматик III в. н. э. Цензорин в своем обстоятельном трактате «О дне рождения» (X, 22, 5–6) утверждает, что в городе Альба март состоял из 36 дней, а сентябрь – только из 16; в Тускуле месяц квинтилий (июль) насчитывал 36 дней, а октябрь – 32; в Арретии же этот месяц имел целых 39 дней.

Первоначально, сообщает Плутарх, «римляне понятия не имели о различии в обращении луны и солнца» (Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Нума, XVIII). По преданию, царь Нума, приняв во внимание разницу между лунным и солнечным годом, ввел в римский календарь еще два месяца – январь и февраль. Об этой реформе мы узнаем и из сочинения Тита Ливия (От основания города, I, 19, 6), который говорит, что царь разделил год на двенадцать месяцев в соответствии с движением Луны. Таким образом, в основе раннеримского календаря лежал лунный год. Согласно Макробию (Сатурналии, I, 13), в календаре Нумы семь месяцев – январь, апрель, июнь, август, сентябрь, ноябрь и декабрь – имели по 29 дней, четыре: март, май, июль и октябрь – по 31, и лишь февраль – 28 дней. Такое распределение дней по месяцам объясняют суеверием римлян, избегавших четных чисел как «неблагоприятных».

В середине V в. до н. э. особая комиссия из 10 видных граждан (децемвиров), задачей которой была выработка законов, попыталась осуществить еще некоторые реформы календаря. С введением дополнительных месяцев (это предусматривала еще реформа царя Нумы), повторявшихся через определенные промежутки лет, тогдашний римский календарь должен был приблизиться к солнечному циклу. Сведения об этой реформе приводит в своем труде Макробий (Сатурналии, I, 13, 21), ссылаясь на анналистов II в. до н. э. Современные исследователи склонны, напротив, полагать, что эта многовековая традиция не во всем достоверна и что «Ромулов год» длился гораздо дольше. Возможно, что двенадцатимесячный цикл был введен лишь триста лет спустя после смерти славного царя Нумы и что именно это событие связано с деятельностью упомянутых римских децемвиров.

Но независимо от того, когда год был разделен на 12 месяцев, основой системы исчисления времени оставался лунный год, а введение дополнительных дней не устранило всех проблем упорядочения календаря. С 191 г. до н. э. жрецы – понтифики – в силу закона Глабриона имели право вводить дополнительные месяцы по собственному усмотрению (а не так, как в Греции – со строго определенной периодичностью). Подобная деятельность жрецов не опиралась на какие-либо научные представления или расчеты: так, через два года на третий вводили дополнительный месяц, насчитывавший то 22, то 23 дня. Произвольное обращение с календарем привело к совершенному хаосу и неразберихе. Примером этому может служить ситуация, сложившаяся в 46 г. до н. э., когда разница между номинальным и фактическим моментом годичного цикла составила уже 90 дней, поскольку с 59 до 46 г. до н. э. вообще не было «високосных» лет. Времена года перестали совпадать с соответствующими им месяцами, и потому Макробий имел полное право назвать 46 год до н. э. «годом замешательства». Об этом же напоминает своим читателям Светоний: «Из-за нерадивости жрецов, произвольно вставлявших месяцы и дни, календарь был в таком беспорядке, что уже праздник жатвы приходился не на лето, а праздник сбора винограда – не на осень» (Светоний. Божественный Юлий, 40).

Почему понтифики так долго не вводили дополнительных месяцев, сказать трудно. Некоторые ученые видят причины такого невнимания к календарю в эти годы в том, что жрецы испытывали политическое давление со стороны влиятельных лиц, занятых именно в эти десятилетия взаимной борьбой и интригами. Так, например, в 50 г. до н. э., рассказывает Дион Кассий (Римская история, XL, 62), трибун Курион, будучи одним из понтификов, старался склонить членов жреческой коллегии к тому, чтобы ввести дополнительный месяц и тем самым продлить год, а с ним и время его магистратуры как трибуна. Когда предложение это было в конце концов отклонено, Курион перешел на сторону Цезаря и, очевидно, возложил вину за неупорядоченность календаря на приверженцев антицезарианской «партии». Напротив, Цицерон, бывший тогда наместником в Сицилии, в очередном письме к Аттику просит его употребить все свое влияние и добиться, чтобы в текущем году никаких изменений в календарь не вносилось и чтобы прежде всего не вводили дополнительного месяца (Письма Марка Туллия Цицерона, CXCV, 2). В этом случае также имели значение личные интересы и расчеты Цицерона: он уже не хотел больше исполнять свои обязанности на далеком острове, стремясь как можно скорее вернуться в Рим.

Устранить произвол и беспорядки в системе исчисления времени, исправить календарь выпало на долю самого Цезаря. Его реформа календаря, который в память о нем стал называться юлианским, не только придала более или менее окончательную форму римскому календарю, но и заложила важнейшие основы того, каким мы пользуемся сегодня. В 46 г. до н. э., по поручению Цезаря, александрийский математик и астроном Созиген установил годичный цикл, состоящий из 365,25 дня, и определил число дней, приходящихся на каждый из месяцев. Чтобы свести год к целому числу дней – 365, пришлось удлинить февраль, так что раз в четыре года этот месяц получал дополнительный день. При этом не прибавляли 29 февраля, как это теперь делаем мы, а просто повторяли день 24 февраля. Так как римляне, как мы увидим в дальнейшем, определяли то или иное число месяца исходя из того, каким по счету был этот день от ближайшего к нему предстоящего дня, называемого «календы», «ноны» или «иды» (при этом считали и сам день календ, нон или ид), то 24 февраля выступало как шестой день перед мартовскими календами (1 марта), а дополнительный день после него, также 24 февраля, приходилось уже называть «дважды шестым» (биссекстилис). Отсюда и весь этот удлиненный на один день год стали называть «биссекстус», от чего и произошло наше слово «високосный». Цезарь установил, пишет Светоний, «применительно к движению солнца, год из 365 дней и вместо вставного месяца ввел один вставной день через каждые четыре года». Желая сделать началом любого нового года 1 января, диктатор вынужден был в том же памятном римлянам 46 году до н. э. поступить так: «Чтобы правильный счет времени велся впредь с очередных январских календ, он вставил между ноябрем и декабрем два лишних месяца, так что год, когда делались эти преобразования, оказался состоящим из пятнадцати месяцев, считая и обычный вставной, также пришедшийся на этот год» (Светоний. Божественный Юлий, 40). Итак, новый, юлианский календарь вступил в силу 1 января 45 г. до н. э. и Европа пользовалась им еще многие века спустя.

Если в греческом календаре названия месяцев происходили от названий важнейших празднеств и религиозных обрядов, приходившихся на тот или иной месяц, то в Риме первые шесть месяцев носили названия, связанные с именами богов (за исключением февраля), а остальные шесть, как уже говорилось, обозначались просто по их порядковому номеру: квинтилий (от «квинкве» – пять), т. е. июль, секстилий (от «секс» – шесть), т. е. август и т. д., – считая по-прежнему от марта и, таким образом, не нарушая традиций древнейшего римского календаря. Первый месяц – январь – был посвящен Янусу, богу всякого начала, и потому назван в его честь. Февраль был месяцем «очищения» (фебруум), избавления от всяческой скверны, совершавшегося во время праздника Луперкалий (15 февраля). Март был связан с богом Марсом, покровителем города, а апрель – с Венерой (греческой Афродитой). Название месяца мая происходило или от имени местной италийской богини Майи, дочери Фавна, или же от имени Майи, матери бога Меркурия. Наконец, июнь – месяц, посвященный Юноне, супруге всемогущего Юпитера.

Названия месяцев римского календаря сохранились в большинстве европейских языков, отразивших, однако, те изменения в римской календарной номенклатуре, которые произошли уже в первые десятилетия после цезаревой реформы. Среди безмерных почестей, оказанных Цезарю в Риме, Светоний упоминает и «наименование месяца в его честь» (Там же, 76). Квинтилий должен был отныне называться «месяцем Юлия», т. е. июлем. Спустя некоторое время таких же почестей удостоил сам себя Октавиан Август: «Календарь, введенный божественным Юлием, но затем по небрежению пришедший в расстройство и беспорядок, он восстановил в прежнем виде; при этом преобразовании он предпочел назвать своим именем не сентябрь, месяц своего рождения, а секстилий, месяц своего первого консульства и славнейших побед» (Светоний. Божественный Август, 30). Так возник привычный для нас месяц август. Подобные переименования месяцев в честь высших властителей угрожали превратиться в обычную практику, когда следующему императору – Тиберию предложили назвать своим именем сентябрь, а октябрь наречь «Ливием» в честь своей матери, жены Августа (Светоний. Тиберий, 26). Но император решительно отказался, рассчитывая произвести на римский народ хорошее впечатление своей непривычной скромностью. Согласно Диону Кассию, Тиберий ответил льстецам-сенаторам: «А что вы будете делать, если у вас будет тринадцать цезарей?» (Римская история, LVII, 18). Продолжись такая практика переименований – и скоро бы действительно не хватило в римском календаре месяцев для увековечения памяти тщеславных императоров. Но не все преемники Тиберия проявляли подобную сдержанность и здравый смысл. Так, Домициан, который, по словам Светония, «с молодых лет не отличался скромностью», не упустил случая внести в календарь свое имя, точнее – оба своих имени: приняв после победы над германским племенем хаттов прозвище Германик, он переименовал в свою честь сентябрь и октябрь в «Германик» и «Домициан», так как в одном из этих месяцев он родился, а в другом стал императором (Светоний. Домициан, 12–13). Понятно, что после убийства Домициана заговорщиками сентябрь и октябрь снова получили свои прежние наименования.

И все же пример ненавистного римлянам императора не остался без подражания. В конце II в. н. э. император Луций Элий Аврелий Коммод Антонин проявил в этом отношении инициативу, идущую намного дальше тщеславных замыслов его предшественников. По свидетельству историка Геродиана (История римской империи, I, 14, 9), он задумал переиначить весь календарь так, чтобы не один или два, а все месяцы напоминали о нем и его царствовании. Впрочем, его биограф Лампридий в III в. н. э. писал, что подобная идея исходила не от самого императора, а от его льстецов и прихлебателей (Лампридий. Жизнеописание Коммода, 12). Отныне римский год должен был включать в себя такие месяцы: «амазоний», (Коммод любил, когда его наложницу Марцию изображали в виде воинственной амазонки), «инвикт» (непобежденный), «феликс» (счастливый), «пий» (благочестивый), «луций», «элий», «аврелий», «коммод», «август», «геркулес» (Геркулес, или Геракл, воплощение силы и храбрости, был любимым героем императора, который желал даже внешне походить на его изображения), «роман» (римский) и «экссуперантий» (выделяющийся). Есть все основания полагать, что такой календарь, введенный в Риме фантазией Коммода, сохранялся лишь до конца его правления.

Внутреннее деление римского месяца было довольно сложным. Обычно месяц делился на три восьмидневных периода; последний день каждого из них называли нундинами (от «новем» – девять: римлянам было свойственно при измерении определенного промежутка времени считать и завершающий день предыдущего периода, так что восьмой день римской недели назывался девятым). Однако на такие восьмидневные отрезки был разделен не отдельный месяц, а весь год в целом, так что хронологические рамки римских недель и месяцев не совпадали. В календаре до реформы Цезаря год насчитывал 44 восьмидневные недели и еще три дня, а в календаре юлианском год состоял из 45 восьмидневок и 5 дней. Семь дней недели считались рабочими (речь шла здесь прежде всего об исполнении служебных обязанностей), а на восьмой день в городах устраивали большие рынки, на которые сходились люди из окрестных деревень и которые также назывались нундинами. Неизвестно, как появился обычай отмечать рыночным днем конец недели, ведь уже сами древние не могли решить, был ли этот день праздничным или просто нерабочим. Во всяком случае для римских крестьян, являвшихся в нундины в город со своим товаром, этот день поистине был праздничным. В эпоху империи характер нундин значительно изменился: право устраивать рынок стало широко распространенной привилегией, предоставлявшейся городским общинам или даже частным лицам, которым император или сенат считали возможным дать разрешение на организацию торгов два раза в месяц. Так, в Помпеях, в доме купца Зосима, археологи обнаружили исписанные таблички с обозначением сроков проведения ярмарок – нундин в различных городах в течение одной недели: в субботу – в Помпеях, в воскресенье – в Нуцерии, во вторник – в Ноле, в среду – в Кумах, в четверг – в Путеолах, в пятницу – в Риме. Из письма Плиния Младшего сенатору Юлию Валериану явствует, что нундины устраивались не только в городах, но и в частных имениях, однако для этого нужно было добиться специального разрешения. Не всегда это было просто, и если кто-либо в сенате противился этому, дело могло затянуться надолго. Например, когда знакомый Плиния, сенатор Соллерт, пожелал устроить рынок у себя в имении и обратился за разрешением в сенат, жители города Вицетия (нынешняя Виченца) направили в сенат свою делегацию с протестом, боясь, что перемещение торгов из города в частное владение уменьшит их доходы. В результате дело было отложено, и надежды на его положительное решение оставалось мало. «В большинстве случаев, – замечает Плиний, – стоит только тронуть, пошевелить – и пошло, пошло ползти все дальше и дальше» (Письма Плиния Младшего, V, 4). Даже император Клавдий, желая держаться скромно, как простой гражданин, вынужден был испрашивать у должностных лиц разрешения, чтобы открыть рынок в своих имениях (Светоний. Божественный Клавдий, 12).

Со временем в римском календаре произошли очередные перемены, и неделя стала включать в себя семь дней. Под влиянием христианских обычаев император Константин Великий в законодательном порядке провозгласил воскресенье («день Солнца») днем, свободным от работы.

Античные названия дней недели, как и названия некоторых месяцев, были связаны с именами богов и также вошли в современные европейские языки – английский, французский, немецкий, итальянский, испанский. Римская неделя состояла из таких дней:

понедельник – «день Луны»;

вторник – «день Марса»;

среда – «день Меркурия»;

четверг – «день Юпитера»;

пятница – «день Венеры»;

суббота – «день Сатурна»;

воскресенье – «день Солнца».

Сутки в Риме делились на день – от восхода до захода солнца – и ночь. Обе эти части суток в свою очередь делились на четыре промежутка времени, в среднем по три часа каждый. Естественно, эти промежутки имели зимой и летом разную продолжительность, ибо и само время дня и ночи менялось. Представление о суточном цикле древних римлян и о его сезонных колебаниях может дать следующая таблица:

 

f4fc1f914eb5.jpg

 

Ночь также делилась на четыре части по 3 часа в каждой, от захода до восхода солнца. По принятой для этого военной терминологии, эти трехчасовые промежутки римляне называли «вигилиями» («стражами»).

Помимо календаря официального существовали и календари народные, основанные на повседневных наблюдениях за явлениями природы, движением небесных светил и т. п. Не будучи плодом каких-либо научных изысканий, народные календари находили себе, однако, успешное применение в сельском хозяйстве, в деревенском быту населения Италии. Календари, изготовляемые крестьянами для собственного обихода, были очень просты и выглядели примерно так: на каменной плите высекали римские цифры, обозначавшие числа дней месяца, наверху изображали богов, давших имена семи дням недели, а посередине располагали знаки зодиака, соответствующие двенадцати месяцам: Козерог, Водолей, Рыбы, Овен, Телец, Близнецы, Рак, Лев, Дева, Весы, Скорпион, Стрелец. Передвигая какой-нибудь камешек в пределах этой простейшей таблицы, римские крестьяне отмечали им любую дату.

Иной характер имел календарь религиозный, фасты, определявшие, в какой день можно проводить собрания и осуществлять необходимые правовые формальности. Долгое время сведения эти были доступны лишь патрициям, входившим в жреческие коллегии, благодаря чему римские патрицианские семьи с их связями с посвященными в тайны государственного управления жрецами обладали большим влиянием в делах Римской республики. Публичными, доступными для всех фасты сделал только Гней Флавий (возможно, секретарь знаменитого римского цензора Аппия Клавдия), и это было одной из причин ослабления влияния патрициев на государственные дела. Достоверно ли это предание, мы не знаем. Во всяком случае уже Цицерон высказывался о нем с большой осторожностью: «Есть немало таких, которые полагают, будто первым обнародовал фасты и изложил правила применения законов писец Гней Флавий. Не приписывай этой выдумки мне...» (Письма Марка Туллия Цицерона, CCLI, 8). Как бы то ни было, Цицерон также отмечает, что монопольное право определять, в какие дни какими делами можно было заниматься, давало большую власть.

Плиний Старший ссылается на некий труд по астрономии, принадлежавший, по его словам, Цезарю. Этот трактат мог служить и как календарь земледельца: в нем определялись сроки, когда в небе появлялись различные звезды, но еще важнее были многочисленные указания для земледельцев, какие работы в какое время года следует предпринимать. Так, из книги можно было узнать, что 25 января утром «заходит звезда Регул... находящаяся на груди Льва», а 4 февраля вечером заходит Лира. Сразу после этого необходимо, как советует автор трактата, начать перекапывать землю под саженцы роз и винограда, если, конечно, атмосферные условия позволяют это. Нужно также очистить канавы и проложить новые, перед рассветом заточить сельскохозяйственные инструменты, приспособить к ним рукоятки, починить прохудившиеся бочки, подобрать попону для овец и дочиста вычесать их шерсть (Плиний Старший. Естественная история, XVIII, 234–237). Очевидно, это сочинение, приписываемое Цезарю, возникло как раз в связи с его реформой календаря (впрочем, Светоний, описывая жизнь Цезаря, не упоминает о таком его трактате).

Как уже говорилось, у римлян была весьма сложная система исчисления и обозначения дней месяца. Дни определялись по их положению относительно трех строго установленных дней в каждом месяце, соответствовавших трем фазам движения Луны:

1. Первая фаза – появление нового месяца на небе, новолуние: первый день каждого месяца, называвшийся в Риме календами (название происходит, вероятно, от слова «кало» – созываю; ведь в этот день жрец официально оповещал граждан о начале нового месяца). «Календы января» – 1 января, «мартовские календы» – 1 марта.

2. Вторая фаза – Луна в первой четверти: пятый или седьмой день месяца, называвшийся нонами. День, на который приходились ноны в том или ином месяце, зависел от того, когда в этом месяце наступало полнолуние.

3. Третья фаза – полнолуние: тринадцатый или пятнадцатый день месяца, называвшийся идами. На 15-й день иды, а на 7-й – ноны приходились в марте, мае, в квинтилии (июле) и октябре. В остальные месяцы они приходились соответственно на 13-е и 5-е число.

Дни месяца отсчитывали от каждого из этих трех определенных дней назад, так что, например, 14 мая обозначали как «день в канун майских ид», а 13 мая – как «третий день перед майскими идами» (об особенностях римского счета дней речь уже шла выше). После того как иды проходили, счет дней начинали вести от ближайших предстоящих календ: скажем, 30 марта – «третий день перед апрельскими календами».

Возможно, стоит привести здесь римский календарь целиком (см. стр. 135).

В календы один из жрецов-понтификов наблюдал Луну и после жертвоприношений публично провозглашал, на какой день приходятся ноны и иды в этом месяце.

Год в Риме, как и в Греции, обозначали по именам высших должностных лиц, обычно консулов, например: «В консульство Марка Мессалы и Марка Пизона». Такая система датировки применялась и в официальных документах, и в литературе.

Начальной точкой летосчисления был для римлян год основания их великого города. Отнюдь не сразу римские историки условились между собой, какую дату следует официально считать исходной. Лишь в I в. до н. э. возобладало мнение ученого-энциклопедиста Марка Теренция Варрона, предложившего считать годом основания Рима 753 год до н. э. (в принятой у нас системе хронологии). В соответствии с этой датировкой изгнание из Рима царей следовало отнести к 510/509 г. до н. э. Со времени установления республики и вплоть до эпохи правления принцепса Октавиана Августа счет лет в Риме вели при помощи консульских списков, и только тогда, когда с упадком республиканского строя власть консулов стала терять реальное значение, в исторической хронологии фундаментом летосчисления стала эра «от основания города» (не случайно именно это название получил обширный исторический труд Тита Ливия). В VI в. н. э. христианский писатель Дионисий Малый впервые начал датировать события годами, прошедшими «от рождества Христова», введя тем самым понятие новой, христианской эры.

 

16178b5bc736.jpg

 

Для определения времени в течение суток римляне пользовались теми же самыми приспособлениями, что и греки: знали и солнечные часы, и водяные – клепсидры, ибо и в этом случае, как и во многих других, они успешно перенимали опыт и достижения греческой науки. В самом деле, сведения о различных типах приборов, показывающих время, мы находим у римского ученого Витрувия, однако говорит он о часах, изобретенных греками. Первые солнечные часы римляне увидели в 293 г. до н. э., если верить Плинию Старшему, или в 263 г. до н. э., как утверждает Варрон. Последняя дата представляется более вероятной, так как часы эти были доставлены в Вечный город из Катины (ныне Катания) на острове Сицилия как трофей во время 1-й Пунической войны (264–241 гг. до н. э.). Этими солнечными часами, установленными на холме Квиринал, римляне пользовались почти сто лет, не догадываясь, что часы показывают время неправильно из-за разницы в географической широте: Сицилия расположена гораздо южнее Рима. Солнечные часы, приспособленные к римским условиям, устроил в 164 г. до н. э. Квинт Марций Филипп. Но и после этого римляне могли узнать время лишь в ясный, безоблачный день. Наконец, спустя еще пять лет цензор Публий Сципион Назика помог согражданам преодолеть и это препятствие, познакомив их с хронометром, им еще не известным, – с клепсидрой. Установленные под крышей водяные часы показывали время в любую погоду как днем, так и ночью (Плиний Старший. Естественная история, VII, 212–215). Первоначально в Риме часы были только на Форуме, так что рабы должны были каждый раз бегать туда и докладывать своим господам, который час. В дальнейшем приспособление это стало распространяться все шире, появилось больше часов для общественного пользования, а в самых богатых домах солнечные или водяные часы служили теперь и для удобства частных лиц: при определении времени, как и в других областях жизни, устройства неодушевленные все чаще вытесняли собой «живое орудие» – раба.

Водяные часы охотно применяли ораторы, поэтому регламент их выступлений стали измерять клепсидрами, а выражение «просить клепсидру» значило просить предоставить слово для выступления. Плиний Младший, рассказывая в одном из своих писем о ходе судебного разбирательства по делу Мария Приска, обвиненного в Африке в каких-то должностных преступлениях, упоминает и о своей собственной речи на суде в защиту жителей провинции. В Риме было принято, что все выступающие в суде располагают для своих речей строго определенным временем (обычно тремя часами). Образцовой, заслуживающей одобрения считалась краткая речь, длившаяся не более получаса. Однако иногда дело требовало пространного изложения аргументов, и оратор мог просить судью прибавить ему клепсидр. Говорить дольше положенного позволили тогда и Плинию: «Я говорил почти пять часов: к двенадцати клепсидрам – а я получил объемистые – добавили еще четыре» (Письма Плиния Младшего, II, 11, 2–14). Выражение «двенадцать клепсидр» означало, что в водяных часах вода перетекла из одного сосуда в другой 12 раз. Четыре клепсидры составляли примерно 1 час. Таким образом, речь Плиния, длившаяся, по его сообщению, шестнадцать клепсидр, заняла внимание слушателей на целых 4 часа. Вполне вероятно, что судьи имели право регулировать скорость движения воды в часах, дабы вода вытекала быстрее или медленнее, в зависимости от того, хотели ли судьи сократить или продлить речь того или иного оратора.

С какими трудностями сталкивались римляне при исчислении времени, показывает в своей «Естественной истории» Плиний Старший. Он вспоминает, что в римских «Законах XII таблиц» упоминались только два момента суток – восход и заход солнца. Несколько лет спустя прибавился полдень, о наступлении которого торжественно объявлял особый посыльный, состоявший на службе у консулов и следивший с кровли сенатской курии (курия Гостилия на Форуме), когда солнце окажется между ростральной трибуной и Грекостасом – резиденцией иностранных (в первую очередь греческих) послов, ожидающих приема в Риме. Когда же солнце от колонны, воздвигнутой в честь Гая Мения, победителя латинов в 338 г. до н. э., склонялось к Туллианской тюрьме на Форуме, тот же вестник провозглашал наступление последнего часа дня. Все это, разумеется, было возможно лишь в ясные, солнечные дни.

 

Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима. М., 1988. С. 126–137.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 22.12 2015

Буквальный перевод - "век (демона) Кали". Где тут о железе?

Но тем не менее его длина точно известна. Ну насчёт железа - злой век, злые сердца, ассоциативный переход к злому железу, из которого делается оружие для злых дел и злых людей, чья эпоха теперь и идёт вполне себе успешно. У Гесиода этот переход более явно связан с железом, у Маркандеи менее: традиция-то явно одна - не могут же такие вещи иметь разные источники, ведь истина стремится к простоте. А тут 4 эпохи у того и у другого и каждая последующая меньше предыдущей. Фигура исчезающего времени.
Опять искажаете. У Гесиода не 4 эпохи, а 5. И не факт что Гесиод отражает те же изначальные идеи, что и у индусов. Кроме веков металлов (золотой, серебрянный, бронзовый и железный) у Гесиода есть также Век Героев. У индусов вообще нет веков металлов. Крита-юга это "эра праведности (правды, истины)", кали-юга - "эра зла", трета-юга - "третья эра" (хотя если считать первой крита-югу то она вторая, в хронологическом порядке).
Ответить

Фотография RedFox RedFox 23.12 2015

Опять искажаете.

И ощущение сотворчества пропадает и вообще не хочется ничего говорить: с вашим участием результат заранее известен. Когда за мелкими фактиками вы научитесь видеть нечто, что их объединяет? И почему попытки увидеть это (тенденцию к исчезающему времени у Гесиода и Маркандеи) с моей стороны так бурно пресекаются? Загадка, имхо...

Ответить

Фотография RedFox RedFox 23.12 2015

И не факт что Гесиод отражает те же изначальные идеи, что и у индусов.

Это задачка на здравый смысл в истории. Фут факт внутри нашего современника: чувствует ли он поток истории, или относится к нему как к развлечению от неча делать.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 23.12 2015

И не факт что Гесиод отражает те же изначальные идеи, что и у индусов.

Это задачка на здравый смысл в истории. Фут факт внутри нашего современника: чувствует ли он поток истории, или относится к нему как к развлечению от неча делать.
И что подсказывает ваш здравый смысл вам?

И кто вам сказал, что то что вам подсказывает ваш здравый смысл это истина в последней инстанции?

Вы полагаете что история для вас это занятие от нефиг делать? (Лично я именно так и считаю, но хотелось бы услышать ваше мнение).

Вы считаете что взгляд на историю через рационализированную изобретённым вами методом мифологию целесообразен для чего бы то ни было?

О Четырёх Веках пишет не Гесиод (у которого их пять), а Овидий. Последний пишет о тех же четырёх веках металлов, что и Гесиод, но опускает Век Героев, по Гесиоду предшествовавший нашему, Железному Веку. Согласно Гесиоду Золотой Век -время когда на земле правил Крон, люди тогда свободно общались с богами, которые жили среди них, а земля давала всего в изобили и кормила людей. Интересную версию высказал Платон в Кратиле, где в уста Сократа вложена попытка интерпретировать текст Гесиода. По ней люди Золотого Века умирая становились защищающими людей (поколения жившие после них, вплоть до сегодняшнего) всеведающими духами - демонами. Сравните с тем что известно о людях индийской Критаюги. Они тоже после смерти становились богами? В греческом Золотом Веке и в индийской Крита-юге человек не должен был работать, чтобы прокормиться. Земля сама его кормила. Люди никогда не болели. Индийцы акцентируют на духовной чистоте людей Золотого Века в отношении Вед и религии. Во времена Крита-юги человек жил до 100.000 лет. Никто не умирал в детском возрасте, и не женился до достижения совершеннолетия.

http://www.bharatiya...ata/mbh1_1.html

Во времена греческого Серебряного Века человек жил первые сто лет со своими матерями, а зрелость его была краткой. Зевс, который теперь царил, сократил длину весны. Люди того времени должны были работать. Началась вражда между людьми. Люди Серебряного Века были непочтительны к богам, и за это уничтожены Зевсом. После смерти люди Серебряного Века становились благостными хтоническими духами. В индийской Трета-юге теряется четверть праведности. Появляется сельское хозяйство, и человек должен работать чтобы прокормить себя. Человек Трета-юги жил до 10.000 лет. Из четырёх брахманских добродетелей люди утрачивают аскетизм.

В Двапара-югу из четырёх брахманических добродетелей в полной мере соблюдаются только две. Человек живёт теперь тысячу лет. Веды делятся на 4 части. Брахманы знают хорошо только две, максимум три Веды - и почти никогда все четыре. Греческий Бронзовый Век Гесиода - эра людей любящих войну и живущих ею. Их оружие и предметы обихода - всё из бронзы.

Люди гесиодовского Века Героев тоже живут войной. В те времена была Троянская война и походы на Фивы. Люди этой эпохи после смерти попадали на Елисейские поля.

Современный век - Век Железа, по Гесиоду. Правила поведения и взаимоуважения забываются. Над миром царит право сильного, а не справедливость. В индийской Кали-юге человек живёт до ста лет. От добродетели остаётся только четверть. Общество всё больше деградирует и приходит в упадок. Когда зло окончательно заполняет весь мир, то наступает для индусов конец света.

Напоминаю. До стоиков о конце света в Греции не существовало концепции.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 23.12 2015

Опять искажаете.

И ощущение сотворчества пропадает и вообще не хочется ничего говорить: с вашим участием результат заранее известен. Когда за мелкими фактиками вы научитесь видеть нечто, что их объединяет? И почему попытки увидеть это (тенденцию к исчезающему времени у Гесиода и Маркандеи) с моей стороны так бурно пресекаются? Загадка, имхо...
Вовсе не загадка. Отвечаю.

1. Факты это главное. Ваши выводы должны базироваться на них, а не на собственных фантазиях построенных на непонятно откуда почерпнутых мировоззренческих взглядах.

2. Наука это не вдохновение. Вдохновение - из области искусства. Вы что то путаете. Наука это знание. Знание и вдохновение понятия противоречащие друг другу и редко уживающиеся. Вдохновение ближе к интуиции, столь вами любимой, чем к знанию.

3. Я как раз таки вижу то что объединяет факты. Но объединяет их не миф и его непонятно с какого перепугу признанная верной ваша его интерпретация. Во главе угла стоят факты, а не мифы.

4. У Гесиода не замечаю тенденции к исчезновению времени. О конце света он не пишет. Веков человека у него пять, а не четыре. Концепция о Времени присущая индийской религии и философии грекам не присуща.

Говоря коротко, у меня с вами концептуальное разногласие. Я за строго научные и научно обоснованные построения. Вы за интуицию и вдохновение как научные методы. ИМХО тут как раз всё вполне ясно.
Ответить

Фотография ddd ddd 24.12 2015

Господа, про древнеримский календарь здесь тема, не флудим индиями/грециями.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 24.12 2015

А вы следите за ходом дискусси? Господин РедФокс высказал мысль, что обратный отсчёт дней присущий римскому календарю это результат воззрений о мифологическом времени и о "конце света" в... Индии! Когда я ему указал, что в Греции и в Риме подобных воззрений до стоиков не было, он ответил мне, что я ничего не знаю о том как функционируют исторические процессы (!), и что у меня не хватает ни фантазии, ни вдохновения. И ещё он высказал мысль, будто аналогичные индийским взглядам воззрения вообще были присущи всем первичным обществам. Я ещё не спросил его: а почему тогда в иных календарях нет обратного отсчёта дней месяцов? Так что пока всё вполне в тему. Правда с привлечением мифологических и религиозных взглядов, но в тему. Кстати помянутый Овидий это чистейший римлянин. Так что кроме Гесиода и Индии здесь в дискуссии о мифологических воззрениях и Рим присутствовал.

Это вам не в теме про Гальбу Плутархово Жизнеописание Тесея выкладывать.
Ответить