←  Обучение истории

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История как политический инструмент для шк...

Фотография ddd ddd 08.01 2008

Дебандеризация общества - насущная проблема ("Газета 2000", Украина)
Владимир Корнилов, 02 января 2008

Украинское общество продолжает разъедать тяжелая болезнь. Об этом свидетельствуют не только алогичные 'гуманитарные' указы президента, декларирующие своей целью объединение нации и с точностью до наоборот усиливающие ее раскол. Об этом свидетельствуют и настроения в обществе. Проведенное недавно исследование Центра Разумкова показало, что по сравнению с прошлым годом количество людей, понимающих под термином 'украинская нация' лишь этнических украинцев, выросло более чем на 5%.

И наоборот, количество считающих, что украинская нация формируется гражданами Украины вне зависимости от их этнической принадлежности (то есть подходящих к этому вопросу цивилизованно), снизилось на 4,5%.

Кому-то это может показаться мелочными изменениями. Но поверьте, 5% за год - очень серьезные темпы, показатель опасной тенденции, свидетельствующей о том, что болезнь прогрессирует. Эту болезнь я условно называю бандеризацией общества. Речь идет не только о прославлении воинов ОУН-УПА, отдельно взятых Бандеры или Шухевича. Речь - о глобальном насаждении государством идеологии национализма и принятии этой идеологии значительной частью украинского общества.

'Господи, это ведь еще до неандертальцев!'

Конечно, в первую очередь бандеризации подвергается трактовка украинской истории. На прошлой неделе в Москве Институтом стран СНГ была проведена уникальная научная конференция, на которой ученые, историки, методисты из постсоветских республик делились своим видением состояния школьных учебников по истории в своих странах.

Многие участники этого форума жаловались на грубейшее вмешательство государства и государственной идеологии в, казалось бы, сугубо научное дело - составление учебников. Фраза Оруэлла 'Кто контролирует прошлое - тот контролирует будущее' звучала на данном мероприятии очень часто. Конечно, многие отмечали, что некой мифологизации подвергаются официальные трактовки истории в любой стране мира. Но для бывших республик СССР это стало не просто невинным преувеличением масштаба события (как это делают, например, американцы с довольно рядовой битвой при Аламо), а настоящей болезнью, сопровождающейся замалчиванием огромных пластов своей истории и откровенными фальсификациями.

Примеров этому приводилось огромное множество. Вот хотя бы один из самых ярких, напрямую касающийся истории Украины. В учебнике по истории Эстонии приводится занятный факт: оказывается, решающую роль при взятии Константинополя киевским князем Олегом в 907 году (и как Ющенко прозевал 1100-летний юбилей сего события, не отметив его никаким указом?) сыграли... сто эстонцев, приданных дружине князя. Понятно, никаких доказательств при этом не приводится, ни один источник не указывается.

А вот кишиневские составители учебников рассказали детям трогательную историю о том, как молдавский господарь Штефан Чел Маре (он же Стефан Великий) обожал национальное блюдо - кукурузную мамалыгу. И никто не потрудился при этом объяснить, как кукуруза оказалась в Молдавии еще до того, как была привезена из Америки в Европу, то есть до XVI века. Школьники, мол, поверят на слово!

Но мой доклад о состоянии современных украинских учебников по истории вызвал шок у собравшихся похлеще любой байки об эстонских 'спартанцах' или доколумбовой кукурузе. Только первое предложение из учебника по истории Украины для 7-го класса: 'Древнейший период в истории украинского народа продолжался более 140 тысяч лет' повергло зал в шок. И в этой тишине раздался чей-то голос: 'Господи, это ведь еще до неандертальцев!' Судя по реакции, до такого 'продления рода' не додумалось пока еще ни одно из постсоветских государств.

После этого доклада представитель Грузии заявил: 'Я готовил доклад о проблемах исторических учебников в своей стране. Но послушав, что творится в Украине и в Прибалтике, я понял: наши проблемы - ничто по сравнению с их ситуацией'.

Сказ о том, как Юрия Долгорукого отца лишили

Конечно же, красной нитью через все наши учебники проходит мысль различия между Россией и Украиной, между русским и украинским народами. Отделить историю Украины от России любой ценой - вот сверхзадача, которую выполняли школьные учебники еще со времен провозглашения Украиной независимости. Например, почитайте историю Киевской Руси в разных украинских учебниках - вы там не найдете ни слова о единстве Новгорода и Киева или о том, что язык новгородских берестяных грамот почти не отличается от языка древних киевских летописей (это ведь разрушает концепцию неродственности наших народов).

Вы увидите подробные жалобы на 'московитов' (хотя в некоторых книгах есть и слово 'русские') Юрия Долгорукого и его сына Андрея Боголюбского, закабаливших 'украинский' Киев. Но почти во всех учебниках 'скромно умалчивается', откуда эти русские князья взялись. Это ж надо посвятить несколько параграфов 'великому украинскому князю' Владимиру Мономаху - и ни словом не упомянуть, что 'русский' Юрий Долгорукий является единокровным сыном этого 'великого украинца'! Ну не вписывается это родство в современные исторические концепции Украинского государства - и все тут!

Но постепенно тенденции отделения истории Украины от истории России сменяются тенденциями противопоставления двух братских народов, их истории, культуры и традиций. Чем новее учебник истории, тем сильнее чувствуется это противопоставление. А ведь пока что наши дети учатся по учебникам, выпущенным до 'оранжевой революции'. Представьте, что будет в книгах, изданных по 'методическим рекомендациям' президента Ющенко!

Уже сейчас об Украине пишут как о колонии Российской империи, любое вооруженное столкновение с участием 'московитов' и 'киевлян', российских и запорожских отрядов, советских воинов и бандеровских вояк нашим детям пытаются преподнести как извечную 'борьбу за свободную, независимую Украину'. Для этого авторы идут на любые искажения. Так, самым жестоким разграблением Киева, несомненно, является налет 'русского' Андрея Боголюбского, а не 'цивилизованные' разграбления хана Батыя и уж тем более галицко-волынского князя.

О Мазепе и говорить не приходится. Изменник, конечно же, однозначно представлен как 'борец за независимость Украины'. А тот факт, что на стороне Петра I в Полтавской битве сражалось гораздо больше запорожских казаков, чем на стороне Карла XII, вообще игнорируется. Эти казаки опять-таки не вписываются в концепцию отрыва Украины от России.

Рейхстаг под сине-желтым флагом

Ну а история ХХ века в интерпретации украинских 'историков' (тут уж я без кавычек не обойдусь) просто-таки напичкана откровенными искажениями, фальсификациями, сомнительными цитатами и цифрами, взятыми с потолка. Достаточно даже бегло просмотреть учебники 10 и 11 класса от 'столпов' современной украинской историографии С. Кульчицкого и Ю. Шаповала, чтобы убедиться в этом.

Например, среди целей России в Первой мировой войне авторы указывают планы уничтожить в отбитых у австро-венгров Галичине и Закарпатье 'все национальные организации - общественно-политические, культурные и экономические, которые создали местные украинцы'. Где раздобыты подобные 'глобальные' планы коварной России, конечно же, не указывается.

Вот еще один наглядный пример манипуляции фактами с вполне конкретной целью. Описывая жестокость советской власти в отношении пленных польских солдат в Катыни, Кульчицкий и Шаповал не преминули отметить, что среди расстрелянных 'было много украинцев'. Вот и выглядит этот факт в глазах детишек как очередная расправа жестокой России над Украиной. А о том, что в рядах Красной армии и НКВД, проводивших расстрелы, украинцев было гораздо больше, чем среди польских офицеров, авторы учебника, конечно, ни гу-гу.

О том, что авторы современных украинских учебников среди украинских героев Великой Отечественной войны выделили всего три фигуры, поставленные в один ряд, - Ковпака, Шухевича и Бандеру (Ковпак, наверное, в гробу переворачивается!), - писалось неоднократно. 'Молодая гвардия' уже даже не упоминается в учебниках. А о массе украинских маршалов, генералов в составе Красной армии, о Героях Советского Союза, имевших украинские корни, нет ни слова. Это не вписывается в образ 'закабаленной' Украины, которую 'империя' держала в подчинении только силой 'колониальной' армии.

Вот и путаются современные детишки, теряясь в понятиях, касающихся Второй мировой войны. Ведь термин 'Великая Отечественная' из учебников фактически изъят. Украина, согласно логике местных 'историков', воевала (черт ногу сломит, на чьей стороне) то ли во Второй мировой войне, то ли в советско-немецкой. Вот и бежит 9 мая на '5-м канале' целый день красная строка: '9 мая - День победы Украины во Второй мировой войне'. Оказывается, победила-то Украина, а не антигитлеровская коалиция разных стран. А уж то, что Вторая мировая закончилась почти на полгода позже, - и вовсе недоступно для понимания.

Вот и изображает донецкая девочка-отличница на конкурсе меловых рисунков, посвященном Дню Победы, рейхстаг с гордо реющим над ним... сине-желтым флагом. Родители в ужасе, но девочка-то не виновата. Откуда ей знать, под какими флагами воевал ее дед, если в учебниках об этом ни слова, а военные фильмы вытеснены боевиками? Она даже не может толком сказать, кого же победила Украина в этой войне, поскольку из учебника для 11 класса у вас сложится впечатление, что Украина воевала против СССР, а не против Германии. А значит, украинцы 9 мая празднуют день победы над Россией (это не выдумка, так действительно отвечали дети Киева и Донецка во время опроса, проведенного несколько лет назад).

Авторы учебника истории для 11 класса, появление которого в любой европейской цивилизованной стране стало бы скандалом, открывают детишкам, что украинцы ждали прихода фашистов, надеясь на 'избавление от большевицкой тирании'. Живописуя зверства фашистов и энкаведистов, Кульчицкий и Шаповал, конечно, упускают целый ряд 'неудобных' фактов - вроде того, что расстрел в Бабьем Яру проводился скорее не немцами, а украинскими полицаями, или что в 'Акте провозглашения независимой Украины' 30 июня 1941 г. восхваляется 'Великий фюрер'.

Подробно разбирая действия ОУН-УПА, 'историки' упустили из виду человеконенавистнические по сути своей нацистские лозунги ОУН периода начала Второй мировой войны. Рисуя положительный образ Степана Бандеры, Кульчицкий и Шаповал приводят трогательную цитату, которая, видимо, должна продемонстрировать 'патриотизм' лидера ОУН: 'Ненавидит как русских, так и немцев'. А потом украинские националисты делают еще удивленные глаза, когда слышат заявление российского МИД о росте русофобских настроений в Украине!

А ведь эти настроения и вызваны подобными, с позволенья сказать, 'изысканиями'. Например, описывая послевоенный период истории Кульчицкий-Шаповал пишут: 'Сталинский режим решил 'покарать' не только украинцев, но и другие народы, которые обвиняли в предательстве', после чего следует описание депортации крымских татар. Фраза 'не только украинцев' не подкреплена никакими доказательствами, но у читателя складывается устойчивое мнение: украинцев тоже 'карали' после войны только за то, что они - украинцы.

Вопиющий пример противопоставления двух братских народов содержится в этом учебнике при упоминании знаменитого тоста Сталина 'За русский народ!', сказанного им после Парада Победы. Пустяшным кажется тот факт, что авторы учебника на день перепутали дату этого события (хотя это лишний раз подчеркивает, насколько свободно они обращаются с фактами), на фоне вывода, который они делают, подводя итог войны: 'Официальное подчеркивание роли русского народа не предвещало ничего хорошего украинскому народу, которому Кремль не доверял за то, что он пребывал под немецкой оккупацией'... По логике авторов этих слов, видимо, ни один советский (российский) правитель о русских и русском народе вообще не должен был говорить ничего хорошего.

Результат исторической дискуссии - тюрьма

Я знаком со многими украинскими историками. Большинство из них, несмотря ни на что, относятся к своему предмету как к науке, а не как к инструменту обслуживания государственной идеологии. Но работая преимущественно в государственных учреждениях (к сожалению, исторических институтов, не зависящих от государства, у нас практически нет), они, как правило, лишены возможности вслух высказывать свое мнение или публиковать результаты исследований.

В минувшую пятницу Институт стран СНГ провел очередное мероприятие - научную конференцию в Киеве по гуманитарному блоку вопросов во взаимоотношениях между Россией и Украиной (история, культура, язык, вера). От украинских историков, которых я хотел пригласить на это мероприятие, неоднократно слышал одну и ту же фразу: 'Мы бы с удовольствием поучаствовали в этом. Но поймите, я работаю в государственном вузе, а потому не могу говорить на эти темы вслух'.

Это - катастрофа для украинской науки! Наши историки вновь, как и в сталинские времена, вынуждены прятаться, публиковаться под псевдонимами (например, наш институт выпускает бюллетень по событиям в Украине - и там некоторые известные люди вынуждены скрывать свои фамилии, чтобы честно высказаться). А сейчас еще собираются ввести уголовное наказание за отрицание голодомора как геноцида. Представляете, во что превратятся научные дискуссии по этому поводу после принятия такого закона!

Заместитель директора Института всеобщей истории Российской академии наук Виктор Ищенко заявил в этой связи: 'Спорные выводы украинских историков и политиков по поводу того, что голод 30-х годов был геноцидом украинского народа, не должны переноситься в школьные учебники. Как и другие спорные, не устоявшиеся в исторической науке выводы'.

Мошенники от науки

Нынче же у нас вчерашние преподаватели марксистско-ленинской философии или истории КПСС, гневно обличавшие 'мелкобуржуазный национализм' и получавшие Шевченковские премии за вскрытие преступлений бандеровцев, 'клеймят' своих коллег за попытки хотя бы критически подойти к официальной идеологии, насаждаемой в гуманитарной сфере. Недавно в кулуарах одного телешоу некий 'обличитель', в советский период преподававший партийную трактовку истории, с пафосом объяснял мне, почему я должен, живя в Украине, тупо следовать официальной пропаганде. Оказывается, из 'патриотических побуждений'.

Я вспомнил нечто похожее - меня уже однажды поучали, почему все 'демократические' журналисты обязаны поддерживать вторжение США в Ирак. Случилось это в 2003 году на Дублинском конгрессе Всемирной ассоциации прессы. Перед нами с 'наставлением' выступил газетный магнат из Канады Конрад Блэк, владевший на тот момент одной из крупнейших в мире медиакорпораций Hollinger International. Вместо рассказа о стратегии газетного бизнеса Блэк стал поучать представителей мировой прессы по поводу того, почему они обязаны отказаться от критики американских внешнеполитических шагов во имя 'укрепления демократии в мире'. Канадца с британским подданством не смущал тот факт, что в знак протеста его лекцию покинули многие издатели и редакторы.

Нынче Блэк приговорен американским судом к 6,5 года тюрьмы за мошенничество в особо крупных размерах, подделку документов, обман собственных акционеров. Слыша столь же пафосные речи о необходимости следовать какой бы то ни было государственной идеологии (американской либо украинской), я вспоминаю именно Блэка. Ничего, кроме мошенничества, за такими разговорами на самом деле нет. Только у украинских мошенников от политики и от науки масштабы, конечно, помельче...

Хорватский рецепт лечения болезни

А теперь о лечении болезни, поразившей наше общество, которую активно распространяет главный 'вирусоноситель' - государственная машина. Есть довольно показательный пример преодоления такого недуга.

Я имею в виду новоиспеченного члена Европейского Союза Хорватию. После обретения независимости эта страна переживала процессы, очень похожие на происходящие в Украине. Стоит заменить бандеровцев на усташи (фашистские коллаборационисты в Хорватии) - и мы получим полное представление о том, что происходило в Хорватии с 1990 года, когда президент Франьо Туджман впервые публично заявил о необходимости 'примирения' хорватских партизан и усташей - точь-в-точь в тех же выражениях, которые в начале своей президентской каденции использовал Виктор Ющенко.

Тогда явление, получившее название 'усташификации' Хорватии (вот почему я говорю о бандеризации Украины), обосновывалось некими 'патриотическими' целями - необходимостью иметь 'своих национальных героев'. Туджман, как сейчас Ющенко, штамповал различные 'исторические комиссии', которые должны были обосновать реабилитацию фашистских пособников. Тогда еще живой командир усташей Иво Ройница был награжден медалью и почти получил назначение на должность посла Хорватии в Аргентине. Но когда Ройница заявил: 'Все, что я делал в 1941 г., я сделал бы снова', мировое сообщество вынудило Туджмана отказаться от скандального шага.

Когда бывший офицер усташей Винко Николич вернулся в Хорватию, Туджман обеспечил тому место в парламенте страны (примерно так же случилось в Украине, когда в страну вернулась активистка ОУН-УПА Ярослава Стецько). Бывший офицер усташей Мате Сарлия по возвращении на родину был произведен в генералы хорватской армии. А в ноябре 1996 г. 13 бывших боевиков усташей получили офицерские звания. До такого в Украине пока не дошло. Но это вполне может стать следующим шагом.

В начале 90-х по городам Хорватии прокатилась волна переименований улиц в честь 'героев' усташей - тот же процесс, который сейчас переживает Западная (и частично Центральная) Украина. Например, несколько улиц в городах Хорватии были названы в честь одного из лидеров усташей Миле Будака, подписывавшего антисемитские законы оккупационного режима.

Кампания по отбеливанию усташей, сменившаяся кампанией их героизации, вполне закономерно привела к росту антифашистских настроений в Хорватии начала 90-х. В ходе этой кампании по всей стране уничтожено сотни памятников жертвам фашизма, партизанам и т. д. Власти Хорватии официально в этой кампании не участвовали, хотя и не предприняли никаких шагов по защите памятников. Примерно такую же позицию до недавнего времени занимал официальный Киев. Сотни (если не тысячи) памятников советским воинам в Западной Украине были снесены еще в начале 90-х. Этот процесс, кстати, начался еще в конце 80-х при полном попустительстве советской власти.

Как и в Хорватии начала 90-х, в современной Украине сейчас проводятся постоянные митинги в честь 'ветеранов' коллаборационистского движения. И если сначала никто не помышлял о возрождении нацистских символов, то сейчас (опять-таки - как в Хорватии 15 лет назад) на киевских и львовских митингах в честь ОУН-УПА молодежь практикует нацистские приветствия, носит свастику. Но Хорватия (не в последнюю очередь под давлением Европы) смогла остановиться у опасной черты. Устремившись в ЕС, хорваты поняли, что реабилитация усташей может помешать их планам евроинтеграции.

В начале 2000-х годов в Хорватии начался активный процесс 'деусташификации'. Особенно он усилился с приходом к власти премьер-министра Иво Санадера в 2003 г. Так, в Загребе было возвращено название площади Жертв фашизма, переименованной в начале 90-х в честь 'великих хорватов'. Постепенно вернули прежние названия улицам, названным в честь Будака. Правительство Санадера запретило публичное восхваление усташей. В мае 2003 г. президент Стипе Месич публично заявил: 'Любая реабилитация идей усташей и фашизма не может и не должна быть возможна! Нельзя реабилитировать тех, кто убивал невинных людей'.

Мы сейчас уже переступили черту, на которой остановилась в 90-е Хорватия. Уровень бандеризации украинского общества заметно превышает уровень усташификации Хорватского государства - там, к примеру, не вводились уголовные наказания за высказывание своего взгляда на отечественную историю. Поэтому насущная необходимость Украинского государства, общества в целом заключается в скорейшем начале процесса полной дзабавндеризации общества - речь идет не только о трактовках истории, нужно отказаться от навязывания государственной идеологии национализма обществу, от подчинения этой идеологии всех государственных и общественных институций. В противном случае мы можем оказаться очень далеко от Европы, в тоталитарном обществе, описанном Оруэллом.

Ответить

Фотография ddd ddd 08.01 2008

История как политический инструмент для школьников
("Газета 2000", Украина)
Ярослав Загоруй, 05 января 2008

Нынешние учебники по истории Украины все же отличаются от изданий первых годов независимости. Антироссийской риторики в них поубавилось, зато Великая Отечественная война стала именоваться советско-нацистской.

Вот несколько примеров из учебного пособия по истории нашей страны для 5 класса 'Гомiн вiкiв' авторов И. С. Гриценко и др. Выпущено оно в 1994 г. стотысячным тиражом и допущено Минобразования и науки. Учебник написан с явным антироссийским уклоном. Россиян в нем называют москалями, государство - Московщиной (в XV- XVII в. действительно еще не было России, но ведь и государство называлось Московским или Московией), русский язык - московским языком, впервые слово 'российский' вообще появляется тогда, когда говорится о Февральской революции 1917 г.

Цитат с употреблением слова 'москали' можно привести много. Например, 'мiсто спалили (говорится о разрушении Киева татаро-монголами. - Авт.) I церкви поруйнували, бо там ховалися люди, але не грабували i не нищили так, як москалi, бо татари мали одну добру прикмету: шанували кожну чужу вiру, бо жахалися помсти чужого Бога'.

Правда, к счастью, ныне этим пособием не пользуются: есть новые. '2000' выясняли, чему же они учат молодую поросль.

Без русофобии и Великой Отечественной войны

То, что история тесно связана с политикой и господствующей в государстве идеологией, известно давно. И в этом, в частности, можно убедиться, сравнивая школьные учебники разных времен. Главная задача интерпретируемой в них истории - сформировать национальное самосознание и национальную идентичность молодежи. Это касается любого государства. Важно лишь определиться: позитивную или негативную направленность несет такое толкование событий прошлого.

В Украине, где до сих пор идут жаркие дискуссии на исторические темы, попасть под жесткую критику одной из групп историков учебнику очень легко. Потому мы не будем вдаваться в толкование отдельных моментов нашего прошлого, остановимся лишь на акцентах, которые расставляют авторы одобренных Минобразования изданий.

Недавно лаборатория этнической социологии и психологии НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского госуниверситета по заказу информагентства 'Росбалт' сделала анализ учебников по истории Украины, изданных после 2002 г. (с ним можно ознакомиться на сайте агентства http://img.rosbalt.r...ch_brest_1.doc).

Согласно полученным данным объем материалов, посвященных политической истории, значительно превышает оный по истории культуры. Авторы анализа предлагают для ознакомления следующую таблицу (см. ниже).

К слову, в белорусских учебниках соотношение следующее: 7 кл. - 74,5 к 25,5%, 8 кл. - 67,5 к 32,5%, 9 кл. - 78,0 и 22,0%, 10 кл. - 50 к 50%, 11 кл. - 79,7 к 20,3% в пользу политики.

'2000' также проанализировали пособия для 5-го, 8-го, 9-го, 10-го и 11-го классов. Для этого мы посетили Киевскую среднюю специализированную музыкальную школу им. Лысенко, в библиотеке которой нам любезно предоставили наличествующие учебники по истории Украины.

'Вступ до iсторii Украiни' (авторы - Власов В. С., Данилевская О. Н., издание 2002 г.) допущен Минобразования в качестве учебника для 5 класса общеобразовательных учебных заведений, излагает предмет в интересном для детей стиле. Его вполне можно назвать художественным, так как большинство событий показано в виде диалога между историческими лицами, а сама книжка очень красочная, к тому же каждый малопонятный школьнику термин объясняется специальной вставкой на упоминающейся странице.

Однако не может не сбивать язык, на котором она написана. С одной стороны - литературный украинский, но с частым употреблением диалектизмов, без которых вполне можно было бы обойтись.

По сравнению с упомянутым в начале статьи пособием для того же класса в этом не упоминаются 'москалi', что не может не радовать. Ведь употребление уничижительных для других народов прозвищ вряд ли может считаться нормальным в учебном процессе. Тем не менее нельзя не отметить тот факт, что Великая Отечественная война в рассматриваемом да и в учебниках для старших классов называется 'радянсько-нацистською'.

К слову, учебник выиграл конкурс Минобразования и Лиги украинских меценатов. Потому вряд ли чиновники не заметили такого казуса. Неужели цель уважаемого министерства приуменьшить в глазах молодого поколения цену победы 1945 г.? Десятки миллионов погибших и пострадавших в той войне достойны иного отношения. Да и в государственных документах употребляется словосочетание 'Великая Отечественная война', нет никакого постановления о его официальном упразднении.

К слову, о самой войне сказано лишь в трех абзацах. Еще два посвящены борьбе ОУН-УПА. На с. 224-225 читаем: 'Загони УПА визволяли украiнськi мiста й села вiд фашистських окупантiв, захищали мирне населення. Одначе радянський уряд не хотiв, щоб Украiна мала свою армiю. Тому, коли 1943 р. з украiнських земель було вигнано нацистських загарбникiв, бiльшовики почали воювати з УПА'. Оставим это без комментариев, добавим лишь, что по меньшей мере неверно называть партизанские отделения армией, тем более учитывая то, что Украина и не могла иметь свою армию, так как не была отдельным государством. К сожалению, тенденция, согласно которой Советская армия изображается чужой и оккупационной, прочно закрепилась в школьных учебниках.

Далее идет рассказ о Елене Телиге на 2,5 стр., а также двустраничная 'Повстанська молитва' - небольшой художественный рассказ о том, как местное население любило воинов УПА, и о репрессиях родных повстанцев со стороны советской власти.

Жаль, что самую кровавую войну для Украины иллюстрируют именно эти эпизоды, ведь если бы не Советская армия, скорее всего, не держали бы в руках ребятишки этот учебник... Кстати, к разделу о национально-освободительной войне 1648-54 гг. удачно подобран рассказ об Иване Богуне.

Агрессор и жертва

Учебник для 8 класса 'iсторiя Украiни XVI- XVIII столiття' (автор - Швыдько Г. К., 2003 г.), безусловно, интересен для учеников, так как содержит много иллюстраций (в том числе карт) и отрывков из документов. В то же время обилие совершенно ненужных школьнику фамилий, думается, мешает ему в полной мере усвоить материал. К примеру, зачем ему знать пофамильно командующих московским и гетманским войском в битве под Конотопом в мае 1659 г.?

В общем-то, в книге много спорных моментов, которые как минимум можно двояко трактовать. Например, казацкие восстания 1620-30 гг. автор называет национально-освободительным движением, хотя оно было ярко антифеодальным. То же касается и опрышков в Галичине.

Вряд ли учащийся сможет понять, кого все-таки поддерживал польский воевода Адам Кисель, если в разделе об упомянутых выше казацких восстаниях его называют поклонником украинцев, а во время национально-освободительной войны - поклонником поляков.

Отдельная тема - украинско-российские отношения. Во время Переяславской рады подчеркивается нежелание присягать московскому царю ближайших сподвижников Богдана Хмельницкого - Ивана Сирко, Иван Богуна, братьев Гуляницких, части казаков Уманского, Полтавского, Брацлавского и Корсунского полков, митрополита Киевского. В то же время ничего не говорится о том, какова пропорция сторонников и противников этого выбора, поэтому создается впечатление, что это чуть ли не затеянная гетманом авантюра.

Россия показана как агрессор, Украина - как жертва. Отрадно лишь то, что под Россией подразумевается самодержавие, а не народ. Правда, говоря о тяжелом положении крестьян и жестокости по отношению к ним помещиков и властей (это касается и учебника для 9 класса), следовало бы добавить, что российские крестьяне чувствовали себя не лучше.

В разделе, касающемся гетманства Ивана Мазепы, автор так и не объясняет, за что его предала анафеме православная церковь, и также немного идеализирует образ гетмана. Например, говоря о том, что он надеялся спасти Украину при помощи Швеции, г-н Швыдько пишет: 'I. Мазепа знав, що так би дiяв i Б. Хмельницький'. Весьма смелый вывод в качестве аргумента действий гетмана.

Далее сказано, что в 1994 г. Украинская православная церковь сняла проклятие с Мазепы, однако не уточняет, что речь идет об УПЦ Киевского патриархата.

Учебник для 9 класса авторов Ф. Г. Турченко и В. Н. Мороко (издания 2000 г. или 2005 г. по большому счету ничем не отличаются) удобен тем, что после каждого параграфа есть словарь терминов и ключевые даты. Кроме того, он радует основательным подходом к предмету. В конце каждого параграфа отдельным пунктом даются выводы, а в конце темы - обобщающий урок.

Например, кроме отрицательных последствий для Украины после заключения союза с Россией по состоянию на первую половину XVIII в., указываются и положительные - значительное расширение ее территории (этнических земель).

Есть и спорные моменты. После тщательного изучения материала о русско-турецких войнах у ученика может сложиться впечатление, что вся их тяжесть выпала исключительно на украинский народ, как будто россияне и вовсе не принимали в них участие.

Также следует отметить факт, на который, к слову, обратили внимание и аналитики из Санкт-Петербургского госуниверситета. То, что Южная Украина (или Новороссия) первоначально была освоена украинцами - не соответствует действительности. Между Запорожьем и Причерноморьем располагалось Дикое поле, фактически никем не заселенное. А запорожские коши поселениями назвать можно лишь с большой натяжкой, так как там не было женщин и детей, да и экономических отношений.

Завершая казачью тему, отметим один момент, который авторы учебников по истории обходят. Подписывая очередной договор с поляками, казачья старшина неизменно ставила вопрос о землях и имениях, которые хотела получить во владение. Означает ли это заботу о национальных интересах или все же обеспокоенность личным благосостоянием?

Новые герои

Безусловно, самой сложной для однозначной трактовки является история Украины ХХ в. Этот вопрос неоднократно рассматривался на страницах '2000', поэтому будем лаконичны. Учебник для 10-го класса 'Новштня iсторiя Украiни. Частина перша: 1914 - 1939 рр.' (автор Ф. Г. Турченко, 2004 г.) написан по типу пособия для девятиклассников. Т. е. даты и термины даны после каждого параграфа и обобщающий урок - после темы.

В целом этот период истории изложен вполне объективно, что, кстати, подтверждают и российские аналитики. Однако Октябрьская революция называется большевистской и указывается, например, что за Центральную Раду стояло большинство населения Украины. Но это, мягко говоря, спорно, учитывая политические реалии революционного 1917 г.

Несправедливо мало внимания, как по мне, уделяется Нестору Махно и махновщине, очень узко освещена деятельность большевиков (исключительно в контексте украинско-большевистских отношений). Также прослеживается антипатия к Павлу Скоропадскому. Ему в укор ставят преобладание русского языка в правительственных учреждениях, согласие на федерацию Украины в составе 'небольшевистской России', когда его власть уже висела на волоске. Хотя за короткое его правление были открыты курсы украиноведения для учителей, образованы национальные школы, два государственных украинских университета в Киеве и Каменце-Подольском и еще один частный в Полтаве, украинизированы Киевский, Харьковский и Одесский университеты, КПИ, основано Главное управление искусства и народной культуры, Академию наук и т. п. Иными словами, преимущественно голословные обещания Центральной Рады ставятся на порядок выше конкретных действий гетманата.

'Новiтня iсторiя Украiни. Частина 2: 1939 - 2001 рр. для 11-го класса' (авторы Ф. Г. Турченко и др., 2006 г.). Российские специалисты не зря назвали это пособие 'наиболее взвешенным и наименее тенденциозным. Авторы дают много фактического материала, не оценивая его и оставляя право на оценку за самим учащимся. Скорее всего, это объясняется тем, что советская власть способствовала, во всяком случае на первых порах, украинизации территорий, включенных в состав УССР, а кроме того..., в состав УССР, благодаря национальной политике советской власти, попали и территории, исторические права на которые у УССР были сомнительны'.

В укор создателям учебника можно поставить лишь период Великой Отечественной войны, которую они, видимо, пытаются ревизовать. Она фигурирует в контексте Второй мировой и называется советско-немецкой. Большое внимание уделяется националистическому движению ОУН-УПА по сравнению с военными операциями Советской армии и партизанскому движению. Правда, отрадно, что авторы пытаются не делать однозначных выводов, перекладывая это на учителей и учеников.

Вместо того чтобы процитировать стенограмму заседания Президиума Верховного Совета СССР от 19.02.1954 г., на котором рассматривался вопрос передачи Крыма УССР и указывались его географические обоснования и политическая целесообразность (укрепление дружбы между народами), авторы выдают это за попытку переложить на Украину часть моральной ответственности за выселение крымскотатарского населения и заставить ее заниматься восстановлением на полуострове хозяйственной и культурной жизни.

Зато, как отмечают российские аналитики, значительная часть 'текста учебника посвящена диссидентскому движению на Украине в 50-60 гг. и оппозиционному движению конца 60-х - начала 70-х гг. Говорится о тех акциях, которые ими предпринимались, называются персоналии. В этой связи следует заметить, что в российском учебнике отечественной истории диссидентское движение фактически замалчивается и создается ложное впечатление всеобщего 'одобрямс'.

В целом же наши учебники по истории нацелены на формирование политической субъектности украинской нации (т. е. национального самосознания и патриотизма) с элементами некой мифологизации отечественной истории, чтобы она казалась более романтической и героической.

При этом, к сожалению, косвенно формируется враг Украины - вначале царская, а затем и советская Россия. Впрочем, если сравнивать с учебниками первых годов независимости, этой вражды поубавилось. Так что будем надеяться, что в дальнейшем они будут еще более взвешенными и менее эмоциональными.
Ответить

Фотография Play Play 08.01 2008

Вот так и воспитывается ненависть к России, а там и до войны недалеко..
Дурь какая то, в голове не укладывается. Неужели ЭТО нужно украинскому правительству, и уж тем более народу??
Ответить

Фотография ddd ddd 01.02 2008

Вождь гуннов Атилла был украинцем, а эстонцы побили Суворова

Страны СНГ кинулись переписывать Историю.

Корреспонденты
КП выяснили, что написано в их новых школьных учебниках, и сильно удивились.
Изображение
Все-таки есть что-то трогательное в том, как госчиновники относятся к учебникам по истории. Что-то милое, интимное, генетически-подсознательное...

Заметьте, любой харизматичный правитель (от главного людоеда в племени мумба-юмба до президента хоть трижды демократической страны) просто запрограммирован на превращение отечественной истории... в сказку. Светлую, гордую, патриотичную, в которой резвится былинный богатырь, разбивающий всех ворогов и зовущий к дальнейшим трудовым подвигам... Да и чем, спрашивается, добрые отцы нации хуже хороших папаш, читающих детям на ночь пусть не научные, но добрые книжки. Известно, что от сказок население становится лучше, а от мрачной правды - тоскливее...

Так-то оно так. Но иногда ученые-сказочники в стремлении облагородить прошлое так завираются, что вместо учебника получается что-то уж вовсе непотребное. Например...

Украина

Вероятно, тихое соперничество русского и украинского языков в незалежней, а также неудержимый патриотизм все-таки повредили разум некоторым ученым. И теперь многие украинские дети пребывают в счастливой уверенности, что их государственный язык - «один из древнейших языков мира», на котором «сам Овидий писал стихи». («Украинский язык для начинающих», статья Э. Гнаткевича). Другой автор учебника Сергей Плачинда («Словарь древнеукраинской мифологии») не мелочится какой-то античностью. Он берет выше и называет великий украинский язык прямо - «санскритом» и «праматерью всех индоевропейских «языков». А легендарные арийцы (чего уж там!) на самом деле древние украинцы, которых авторы скромно называют «первыми пахарями мира, приручившими коня, придумавшими колесо и плуг».

Если у въедливого школьника еще оставались мелкие сомнения в планетарной гегемонии украинской нации, следовал контрольный выстрел. Вождь гуннов Атилла, оказывается, по молодости был обыкновенным украинским парубком. А предки граждан незалежней разговаривали на мове задолго до появления неандертальцев (!). Авторы, кстати, не сообразили, что тем самым украинцы образуют отдельную, возможно, лучшую ветвь человечества... Пока не сообразили.

К сожалению, эти забавные и в общем-то безвредные «исторические» выдумки где-то с рубежа XIX -XX веков мутируют и становятся ядовитыми. Особенно когда авторы украинских учебников вспоминают про Россию.

Некоторые из них никак не могут смириться с тем, что Киевскую Русь населяли русские. И пользуются хитрой теорией - жителей России, дескать, в древности называли «московитами», а вот белорусы и украинцы назывались «русинами». И по этой железной логике настоящие русские - это (барабанная дробь) украинцы!

А жить им под властью Москвы, как уверяют украинские учебники, было страшно тяжело.

«Украинцы искренне отдавали Московии все свои силы, все свои знания, и на протяжении XVII в. они подготовили плодотворную почву для реформ Петра I и были его ближайшими помощниками, когда пришлось эти реформы проводить в жизнь. Преодолев тот мостик, которым для московского общества являлась украинская культура, Россия в XVIII в. стала способной непосредственно воспринимать все европейские новшества».

И на все эти благодеяния Москва отвечала черной неблагодарностью. Даже когда она подло отдала Украине... Крым.

«Включение Крымского полуострова в состав Украинской ССР... было попыткой переложить на плечи Украины часть моральной ответственности за выселение с полуострова крымско-татарского населения и вынудить ее взять на себя восстановление хозяйственной и культурной жизни на полуострове», - пишут авторы «Введения в историю Украины».

«Педагоги должны определиться: либо будут и в дальнейшем продолжать людей обманывать, либо будут стараться преподавать историю, которая будет людей объединять», - возмущается депутат украинской Рады Вадим Колесниченко, один из инициаторов изъятия «этих идиотских учебников». - Это уже смешная вещь - Великая Отечественная война у нас превращена в войну бойцов УПА с гитлеровскими оккупантами, а городов-героев Севастополя, Одессы, Керчи вообще нет в учебнике истории Украины».

Изображение
Венгерский художник Мор Зан в 1870 году рисовал «Триумф Атиллы» без сала и горилки. А все потому, что не читал он украинских учебников. Неуч!

Латвия

В Прибалтике педагоги обманывают детей хоть не так игриво, как на Украине, зато лаконично и точно.

«Латышские легионеры (части СС) отличались в боях особой выносливостью, умением и отвагой», - учит школьников» пособие «История Латвии: ХХ век», выпущенное при поддержке посольства США.

Концлагерь на территории оккупированной немцами Литвы создатели учебника стыдливо называют «исправительно-трудовым» (там погибли 100 тысяч человек, в том числе 12 тысяч детей). Более того, «в этих лагерях содержались преступники, дезертиры, бродяги, евреи и прочие», - бесстрашно гласит учебник, хотя само это перечисление похоже на откровенный антисемитизм.

Любопытно, что учебники благосклонно относятся и к... красным латышским стрелкам. Логика иезуитская: «Стрелки, борясь против белых, боролись против восстановления единой и неделимой России, за независимую Латвию».

Видимо, все это обобщает философская цитата из учебника для русских школ: «За 300 лет развития древнего латыша у него появился единственный настоящий друг - собака».

Эстония

А вот тут повеселее.

«Сто эстонцев были приданы к армии киевского князя Олега и сыграли ведущую роль при штурме в 907 году Константинополя», - уверяет единственный учебник по истории Марта Лаара. Весь юмор здесь не в шустрых предках спокойных эстонцев, а в том, что князю Олегу они бы помочь... не успели. Их просто еще не было (появление эстонского этноса относится к X - XI векам).

Зато эстонцы гордятся байкой, будто бы два местных крестьянина «намяли полководцу Суворову бока», когда тот потребовал освободить его карете дорогу.

«Это яркий пример несгибаемого духа эстонского народа», - гордо поясняет учебник.

Азербайджан

Официальные историки Баку учат, что первым азербайджанцем был Иафет - сын библейского Ноя, спасшего всех земных тварей в своем ковчеге (учебник Т. Мустафа-заде «Всеобщая история»). Неудивительно, что азербайджанцев боялся сам Македонский, который уклонился от войны с ними. И лишь с севера стране вредили варвары - славяне, предпринимающие грабительские набеги.

Со временем, если верить местным учебникам, ситуация изменилась мало. Варвары утвердили свое господство. Ну а далее: «Культурно-языковое угнетение закавказских народов со стороны советской власти», «армянское лобби в российском (советском) руководстве» - десятки вариаций этих простых мыслей зубрят ныне азербайджанские школьники.

Грузия

Удивительно, но, следуя логике грузинских историков, первый грузин был внуком первого... азербайджанца. Потому что грузинский прародитель легендарный Таргамос был внуком того самого библейского Иафета, который, «как известно», был, в свою очередь, азербайджанским прародителем. Первый грузин, кстати, пожил неплохо - «было племя его велико и бесчисленно, обзавелся он многодетным потомством, детьми и внуками сыновей и дочерей своих, ибо жил он шестьсот лет».

Потом, разумеется, пришли злые русские варвары. Причем, если верить учебнику истории Древнего мира, русские обидели грузин еще 1000 лет назад, когда «император Византии Василий II с многочисленным войском двинулся на Грузию, чтобы захватить большую часть наследства скончавшегося в 1001 г. царя грузин Давида Куропалата. В войске Василия II было несколько тысяч наемных воинов из Киевской Руси. Так начались взаимоотношения восточных славян и грузин».

Казахстан

Даже мирные, толерантные казахи (обычно так осторожно позиционирует себя официальная Астана) в воспитании юных патриотов без «российской угрозы» не обходятся. В учебниках (например, «История Республики Казахстан») царская Россия называется хитрой и вероломной страной, которая «специально провоцировала джунгарское нашествие, чтобы потом спасать казахов». Советская Россия - та вообще предстает в людоедском образе:

«Советское правительство конфисковало весь скот казахов, таким образом намеренно подвергнув народ голоду, и до последнего наблюдало, как гибнут люди. С помощью оно не торопилось. СССР не нужен был казахский народ со своей землей и скотом, сюда хотели переселить другие народы и разбить здесь лагеря».

Киргизия

Желание состарить свой народ так, чтобы было не стыдно перед соседями, обернулось скандалом.

«В учебниках истории написано, что кыргызы произошли от собаки и сорока девушек. Как можно учить детей по таким вредным книгам?» - возмущался президент фонда «Манас Ордо» Усупбаев и предложил свою гипотезу: «Ясно же, что кыргызы произошли от арийцев. Недаром, когда по заданию Гитлера искали потомков арийцев, исследовательская группа завершила поиски именно на территории Кыргызстана. Поэтому Гитлер и хотел захватить Среднюю Азию».

Видимо, сказочную историю Кыргызстана опять перепишут...

Россия

До недавних пор составители российских учебников хоть и приукрашивали прошлое, но большого абсурда не допускали. Правда, негласная схема «воспитать патриота можно лишь с помощью образа врага» успешно работает и у нас. В качестве «всеобъединяющих злодеев» - кочевники времен скифов, Золотой Орды и Крымского ханства. Часто именно из-за «татарского» вопроса специалисты критикуют российские учебники.

И нетрудно догадаться за что - в российских пособиях наблюдается традиционное противопоставление: злые дикари-кочевники, отвратительные на вид и жарящие пленников на костре (учебник для шестого класса «История отечества» под редакцией А. А. Преображенского и Б. А. Рыбакова), и русоголовые, мужественные, благородные и, главное, безгрешные русские богатыри. То, что потомкам «дикарей» читать такие учебники, мягко говоря, неуютно, и к дружбе российских народов это явно не располагает, составителей не волнует. Традиция...

Сейчас времена пришли интересные. Исторические книги меняются соответственно - они еще более патриотичны и еще более светлы. Нашумевший учебник по новейшей истории Филиппова, который будет, по всей видимости, главной исторической книгой в российских школах, тому пример. Грехи государства там ретушируются, достоинства окаймляются золотыми рамами. И цель автоматически оправдывает средства...

Хотя совсем недавно, в 2004 году, лучшей «Клятвой учителя» были признаны слова «Учителя года России по истории» Александра Рахно. Клятва начиналась словами: «Чему бы я ни учил - ничего от учеников своих не скрываю, не искажаю и не замалчиваю».

А вы какие «странные» учебники читали?


Владимир ВОЛОШИН, Александра САВИЧЕВА. — 31.01.2008
Ответить

Фотография Эдуард Камозин Эдуард Камозин 02.02 2008

Очень интересный и, главное, показательный материал!..
Позволю себе сделать лишь одно, но очень важное уточнение: авторы подобных нелепостей - не ученые, как говориться в статье, а, главным образом, педагоги и методисты, от науки о-о-чень далекие (за редким и приятным исключением). Утверждаются же эти "учебники" чиновниками от образования, научными знаниями тоже, как правило, не "обремененными". Единственное, что может иметь место - это "злые дикари-кочевники, отвратительные на вид и жарящие пленников на костре" в учебнике под редакцией академика Б. А. Рыбакова. А может и не иметь - авторы дают не цитату, а свой пересказ. Если же таковое есть - то зря...

Что же касается приукрашивания политики в школьных учебниках истории, то это, конечно, плохо, но, по-видимому - неизбежно... И отнюдь не только на постсоветском пространстве!.. Впрочем, на этот счет я уже несколько раз высказывался.
Ответить

Фотография ddd ddd 02.02 2008

Вот, нашел материал с постраничным указанием "казусов" федеральных учебников по истории, в том числе и Рыбакова:

История татарского народа и Татарстана в федеральных учебниках

Аналитический материал «Об освещении вопросов истории татарского народа и Татарстана в федеральных учебниках по истории России для основной и полной средней школы» (Магариф 2001-2002, № 12, 1).
Из журнала "Магариф", 2001, № 12, с. 54-56; 2002, №1, с. 63-65.

История татарского народа и Татарстана в федеральных учебниках

В выступлении первого заместителя министра образования РФ Д.Ф. Киселева на августовской конференции руководителей системы образования городов и районов РТ (август 2000 г., Азнакаево) было отмечено, что учебники по истории России вызывают в республике справедливую критику в части освещения истории Татарстана и татарского народа. Приказом министра образования РТ от 29 июня 2001 г. был создан творческий коллектив ученых и преподавателей для разработки и внесения соответствующих предложений. В состав коллектива вошли: профессор В.И. Пискарев (ИПКРО РТ); профессор Б.Ф. Султанбеков (ИПКРО РТ); доцент Ф.Г. Ислаев (ИПКРО РТ); главный специалист ИПКРО РТ И.М. Фокеева; профессор И.А. Гилязов (КГУ); профессор О.В. Синицын (КГПУ); ведущий учитель средней школы № 146 г. Казани А.М. Прокофьев; ведущий учитель истории Деушевской средней школы Апастовского района Г.А. Халиков. Коллективом подготовлен аналитический материал «Об освещении вопросов истории татарского народа и Татарстана в федеральных учебниках по истории России для основной и полной средней школы», который будет направлен в Министерство образования РФ.
Редакция

Одними из характерных черт российской цивилизации издавна являются полиэтничность, поликультурность и поликонфессиональность. Это результат сложных и длительных исторических процессов, вызванных, в том числе, многовековым расширением территории России. Известно также, что колонизация не всегда носила мирный характер, некоторые народы утратили имевшуюся у них государственность. Все это обязывает при создании учебной литературы отражать этническое, историко-культурное многообразие страны, вклад ее народов в общую материальную и духовную культуру России и вместе с тем учитывать наличие в национальном самосознании ряда болезненных моментов.

В настоящее время на уровне федеральной образовательной политики сформулирован ряд целей и задач, предусматривающих усиление роли образования как социокультурного интегратора. Так, в Национальной доктрине образования Российской Федерации отмечается, что система образования призвана обеспечить "историческую преемственность поколений, сохранение, распространение и развитие национальной культуры, воспитание бережного отношения к историческому и культурному наследию народов России", "воспитание патриотов России, ... проявляющих национальную и религиозную терпимость, уважительное отношение к языкам, традициям и культуре других народов". Принципиальные подходы к проблеме заложены и в докладе "Образовательная политика России на современном этапе", прозвучавшем на заседании Госсовета РФ. "Многонациональной российской школе, – говорится в нем, – предстоит проявить свою значимость в деле сохранения и развития национальных культур народов России, повышения ценности русского и родного языков, формирования российского самосознания и самоидентичности".

Очевидно, что особую роль здесь призваны сыграть предметы историко-обществоведческого цикла, а в их рамках – курс "История России" с соответствующим учебно-методическим сопровождением. Учитывая изложенное выше, а также предстоящую работу по созданию нового поколения учебников, мы полагали бы целесообразным высказать свои соображения по ряду моментов, касающихся освещения истории татарского народа и Татарстана в учебной литературе федерального уровня для основной и полной средней школы. Основным предметом нашего анализа в данном контексте явились учебники по истории России, вошедшие в Федеральный перечень на 2001/2002 учебный год. Главное внимание обращалось на понятийный аппарат, содержательный и аксиологический компоненты.

Предварительно заметим, что в последние годы издано большое количество учебников и учебных пособий, в которых в основном объективно, взвешенно освещаются проблемы истории России, в том числе ее народов. В ряде изданий (А.Н. Сахаров, В.И. Буганов; В.И. Буганов, П.Н. Зырянов; Н.И. Павленко, И.Л. Андреев; А.А. Данилов, Л.Г. Косулина) появились подразделы "Нерусские народы" или "Национальная политика", характеризуется этнический состав населения страны и его изменения в процессе расширения территории Российского государства. А.Н. Сахаров, В.И. Буганов подчеркивают: "Еще одной исторической особенностью России стал многонациональный состав ее населения". Они же отмечают, что некоторые народы входили в состав Российского государства "частично мирным путем, частично насильственным" (А.Н. Сахаров, В.И. Буганов. История России с древнейших времен до конца XVII в. Учеб. для 10 кл. 3-е изд. М.: Просвещение, 1997, с. 11). Это положительные тенденции, имеющие непосредственное отношение к проблеме формирования адекватного исторического сознания, российской идентичности и толерантности.

Вместе с тем до сих пор в учебной литературе нередко воспроизводятся прежние стереотипы, штампы, недостаточно корректно интерпретируется ряд событий и процессов. Зачастую сугубо периферийными являются сюжеты о поликультурных основах российской цивилизации. Все это имеет самое непосредственное отношение к истории татарского народа и Татарстана.

Известна роль понятий в системе исторического знания. Это не только его скрепы, но и средство формирования определенных исторических образов.

В учебной литературе, освещающий период с начала 30-х гг. XIII в., очень широко используются понятия "монголо-татары", "монголо-татарское нашествие", "монголо-татарское иго" (см. напр.:А.Н. Сахаров. История России с древнейших времен до конца XVI в. Учеб. для б кл. М.: Просвещение, 2001, с. 109, 124, 127–128, 129; Т.В. Черникова. История России. IX – XVI в. Учеб. для 6 кл. М.: Дрофа, 2000, с. 121, 122, 123, 124, 125, 126, 129, 135, 167, 224). В учебнике А. А. Преображенского и Б. А. Рыбакова по отечественной истории для 6–7 классов, войско Батыя характеризуется как монгольское (см.: Д.А. Преображенский, Б.А. Рыбаков. История Отечества. Учеб. для 6 – 7 кл. М.: Просвещение, 2000, с. 56), однако в последующем изложении покоряют русские города, притесняют русский народ исключительно татары (см. там же: с. 57, 58, 59, 60,61,67,70,80,81, 83). Лишь татары являются противной стороной в Куликовской битве (там же, с. 86, 87). Само иго определяется этими авторами как золотоордынское (там же, с. 96, 98). Нередко обороты "монгольское нашествие" и "татаро-монгольское нашествие", "монголы", "татаро-монголы" и "татары", "монголо-татарское иго" и "золотоордынское иго" используются как однопорядковые (см. напр.: А.Н. Сахаров. Указ. соч., с. 109, 124, 135, 142; А.Н. Сахаров, В.И. Буганов. Указ. соч., с.158, 159, 167; Н.И. Павленко, И. Л. Андреев. Россия в IX – XVII вв. Учеб. для 10 кл. М.: Просвещение, 1997, с. 92, 93). Особенно часто неадекватная замена наблюдается в учебнике Т.В. Черниковой (см. напр.: с. 123, 124, с. 126, с. 167).

Налицо, таким образом, терминологическая неупорядоченность. Но дело не только в этом. Могут возникнуть и некорректные ассоциации. Конечно, вопрос об этногенезе татарского народа чрезвычайно сложен и еще нуждается в дополнительном прочтении. Однако на сегодня можно с определенностью говорить о том, что современные поволжские татары обязаны своим происхождением не монголам. Татарский язык относится к языкам тюркской группы, монгольский – к языкам монгольской группы. Представляются неверными утверждения о том, что монголы – тюркское племя (А.Н. Сахаров. Указ. соч., с. 110. В учебнике А.Н. Сахарова и В.И. Буганова для 10 кл. пишется о том, что "собственно монголы были одним из монгольских племен", а "татары были другим здешним племенем", с. 154), что татары – монгольское племя (А.А. Преображенский, Б.А. Рыбаков. Указ. соч., с. 56; Т.В. Черникова. Указ. соч., с. 121; см. также: В.А. Ведюшкин. История средних веков. Учеб. для 6 кл.,. М.: Просвещение, 2000, с. 306).

На наш взгляд, при изложении сюжета о Монгольской империи и ее походах следовало бы говорить о монгольских племенах, монгольском войске, монгольском (иноземном) нашествии. Что же касается татар, то они были частью подчиненных монголам племен. Распространение имени "татары" было связано с тем, что именно татар монгольские военачальники ставили в первые ряды атакующих. Кроме того, все племена, покоренные монголами, по повелению Чингисхана, должны были именоваться татарами.

Представляется также более уместным употребление термина "золотоордынское иго", чем монголо-татарское иго. Тем более, что в Улусе Джучи (Золотой Орде) монголы составляли меньшинство населения. Активные ассимиляционные процессы привели к их отюречиванию. Заслуживает внимание понятие "вассальная зависимость Руси от Золотой Орды", использованное в учебнике А.Н. Сахарова и В.И. Буганова для 10 кл. (см.: А.Н. Сахаров, В.И. Буганов. Указ. соч., с. 164). Правда, далее по тексту это понятие не применяется – речь идет о Руси под владычеством монголов (с. 167), ордынском иге на Руси (с.180,184,186).

В связи с сюжетом о походах Батыя хотелось бы обратить внимание еще на ряд моментов. Известно, что перед вторжением на русские земли монгольские войска нанесли удар по Волжской Булгарии, население которой стало одним из компонентов татарского народа. Здесь они встретили долгое и героическое сопротивление. Однако ни один из авторов учебников по истории России этот факт не упоминает. Русские князья помощи булгарам не оказали, но едва ли по причине "давней вражды" между Русью и Булгарией (см.: А.Н. Сахаров. Указ. соч., с.112). Летописи свидетельствуют о том, что наряду с военными столкновениями между этими странами были и периоды мирного сотрудничества. Кроме ряда предшествовавших мирных договоров, таковой договор между булгарами и русскими был подписан в 1224, в 1228 году продлен на шесть лет мирный договор между Владимиро-суздальским княжеством и Булгарией. В учебнике Т.В. Черниковой для 6 класса вместо общепринятого написания Волжская Булгария и булгары почему-то употребляются термины "Волжская Болгария" и "болгары" (см. напр.: с. 126). Не соответствуют историческим фактам утверждения этого же автора о том, что волжские булгары ко времени монгольского нашествия являлись кочевниками. Фраза дословно звучит так: "Монголы и другие кочевники (волжские болгары, половцы), включенные в державу Батыя, не стали переселяться на Русь" (с. 135). Однако к обозначенному времени булгары давно перешли к оседлому образу жизни. К тому же, их часть после трагедии 1236 г. все-таки ушла на Русь в поисках более безопасных районов.

Очень непростым является сюжет о взаимоотношениях Руси и Золотой Орды, о последствиях золотоордынского периода. Он до сих пор вызывает дискуссии, причем не только научные. Как правило, в учебниках по российской истории для основной и полной средней школы содержится исключительно негативная характеристика этого периода. Более взвешенная оценка присутствует в учебнике А.Н. Сахарова и В.И. Буганова для 10 класса по истории России для 10 класса (см.: с. 167).

В отечественной историографии существовала и существует не только сугубо "негативистская" традиция в трактовке периода XIII-XV. Полагаем, что при интерпретации рассматриваемой проблемы можно было учесть соответствующие взгляды С.М. Соловьева, В.О. Ключевского, С.Ф. Платонова, Н.М. Карамзина.

Реальная история многомерна. Очевидно, и ее интерпретация должна стремиться к достижению этого качества. Пока же прочтению целого ряда важных страниц истории татарского народа, других народов Среднего Поволжья не присуще объемное видение.

Обратимся к освещению сюжета о Казанском взятии. Сейчас в учебниках по отечественной истории нет в прямом изложении тезиса о прогрессивном значении присоединения Казанского ханства к России. Крайне редко встречаются упоминания о действительно упорной защите Казани в октябре 1552 года. Вместе с тем эти события интерпретируются сугубо с точки зрения интересов тогдашнего Российского государства.

В основном массиве учебной литературы взятие Казани в той или иной степени представляется как акт борьбы с варварами, как отмщение за тяготы прошлого. Тем самым реанимируется стереотип, сформированный официальной русской историографией XVIII-XIX веков, а еще раньше, в XVI веке, – православной церковью. Получается, что казанцы постоянно нападали, брали сотни тысяч пленных, грабили и жгли. Но как быть с куда более мощными походами на Казань Ивана III? Чем объяснить "московский протекторат"?

Именно такое впечатление, что поход Ивана Грозного в 1552 году был справедливым возмездием, создается при чтении сюжета о Казанском взятии в учебнике Т.В. Черниковой для 6-7 кл. (см.: с. 236 – 237). По сути, подобных позиций придерживаются А.Д. Преображенский и Б.А. Рыбаков. В данном отношении характерна фраза: "Наследники Золотой Орды не отказались от мысли о восстановлении господства над Русью" (А.А. Преображенский, Б.А. Рыбаков. Указ. соч., с. 115). С традиционным объяснением казанского похода 1552 года, как в русских источниках XVI века, мы встречаемся в учебнике А.Н. Сахарова для 6 кл. Вместе с тем следует сказать, что данный автор отмечает мужество защитников Казани, пишет о том, что политика Русского государства в рамках рассматриваемого временного интервала начинает приобретать захватнический характер (А.Н. Сахаров. Указ. соч., с. 221, 224). "Весомый" аргумент в пользу взятия Казани выдвинут в учебнике Б.Г. Пашкова для 6-7 классов: "Татары владели огромным количеством плодородной земли, которую не использовали" (Б.Г. Пашков. История России с древнейших времен до конца XVII в. М.: Дрофа, 2000, с. 209). Более сдержанно описано взятие Казани в учебнике А.А. Данилова, Л.Г. Косулиной "История государства и народов России. М.: Просвещение, 2001" (см.: с. 22-25). Здесь даны также более строгие оценки, чем в других изданиях, «Казанского взятия» (там же).

Как представляется, главным при корректировке изложения данного сюжета заключается не в том, что не одни лишь казанцы совершали "опустошительные набеги", хотя данное обстоятельство должно найти отражение. Ведь в целом в отношениях Казань – Москва именно московская политика носила наступательный, более активный характер. Суть видится в другом: между двумя государствами-соседями имело место настоящее военно-политическое соперничество (и это совершенно нормальное и обычное явление для того времени!), и в этом соперничестве Москва в итоге оказалась сильнее. Таковым был и результат многовекового соперничества Москвы с другими ослабевшими прямыми наследниками Золотой Орды –Астраханью, Сибирью и Крымом.

Пострадавшая сторона конфликта, пережившая утрату своей государственности, остается за пределами содержательной части учебников. Довольно странно, что в учебнике Т.В. Черниковой для 6 класса татары вообще не упоминаются в числе народов, присоединенных к России: "В 1552 – 1557 гг. к Москве были присоединены народы Поволжья и Приуралья – удмурты, марийцы, мордва, башкиры" (с. 200). Ожесточенное сопротивление населения бывшего Казанского ханства – и об этом следовало бы сказать более определенно – имело целью восстановление государственности. В учебнике же, например, А.А. Преображенского и Б.А. Рыбакова опять звучит мотив добровольности присоединения башкир и удмуртов (см.: с. 117). Возникает вопрос: не была ли эта добровольность в условиях отсутствия централизованного государства, межгосударственного, юридически оформленного соглашения лишь нескольких предводителей, искавших, скорее всего, свою политическую выгоду?

Факт утраты государственности, а также новая ситуация национально-религиозного притеснения татар не могут быть предметом умолчания. В равной степени не следует игнорировать и определенных положительных черт включения края в состав России, которые, правда, проявились лишь со временем. В учебнике А.Н. Сахарова и В.И. Буганова для 10 кл. объемно представлены положительные и отрицательные моменты, связанные с вхождением нерусских народов в состав России (см.: А.Н. Сахаров, В.И. Буганов. Указ соч., с. 210). Но здесь требуется уточнение. Говоря о нерусских народах, вошедших в состав России применительно к периоду XVI века, указанные авторы пишут о том, что "под влиянием русских у них развиваются земледелие, сенокошение, ремесла, торговля" (там же). Такое утверждение не отражает реального уровня развития хозяйственной деятельности у татар, которые и ко времени Казанского ханства знали и развитые земледелие, и ремесла, и торговлю. Заметим также, что в учебнике А.Н. Сахарова для 6 кл. ничего не говорится о том, что означали победы России на Востоке для самих народов Поволжья.

Удивительный тезис содержится в другом учебном издании для основной школы. После Казанского взятия, пишут А.А. Преображенский и Б.А. Рыбаков, "малые народы платили ясак (термин "ясак" не объяснен) мехами, а земледельческие – чуваши, мари, мордва – продуктами земледелия" (с. 161). Возникает естественный вопрос: куда теперь отнести татар, которые здесь вообще не упомянуты, то ли к "малым", то ли к "земледельческим" народам? Кроме странной классификации, названные авторы предлагают и вычеркнуть из истории многовековую земледельческую традицию в Среднем Поволжье.

Весьма односторонне подана в ряде учебных изданий национально-религиозная политика правительства и церкви в Среднем Поволжье после 1552 г. В учебнике А.П. Богданова "История России до Петровских времен" (М., Дрофа, 1997, 10-11 кл.) говорится, что "Русская Православная Церковь мирно относилась к иноверцам и даже не думала, например, искоренять мечети, сохранившиеся не только вокруг Казани, но и в самом городе" (с. 200). В учебнике А.А. Преображенского, Б.А. Рыбакова для 6-7 классов утверждается: "Россия была страной веротерпимости. Народы, исповедовавшие ислам, буддизм и другие вероучения, не подвергались за это гонениям" (с. 247). Своего рода подтверждением этого тезиса является материал, изложенный в данном издании на с. 117, при характеристике внутренней политики царизма в XVIII веке. Применительно к указанному столетию нет сюжета о наступлении в религиозной сфере жизни народов Поволжья и жестоких гонениях на ислам и язычество в учебнике А.А. Данилова, Л.Г. Косулиной "История государства и народов России" (с. 226).

Хорошо известно, что отношения между православием и исламом на разных этапах были разными. После октября 1552 г. Казань была превращена в русский город, в котором татары не имели права жить, а их мечети были разрушены и на их месте построены православные храмы. Политика христианизации нерусских народов Среднего Поволжья проводилась последовательно и преимущественно методами принуждения до середины XVIII века. В 1773 году Синод принимает Указ о терпимости всех вероисповеданий. Этот факт также не получил отражения в учебной литературе федерального уровня для основной и полной средней школы.

В учебнике Н.И. Павленко, Л.М. Ляшенко, В.А. Твардовской для 10 класса утверждается, что первые попытки обратить иноверцев в христиан относятся к XVII в. (см. с. 93), что не соответствует действительности. Христианизация нерусских народов России началась с 1555 года, когда была создана Казанская епархия под руководством святителя Гурия. В иных же учебных изданиях политика христианизации вообще не находит никакого отражения.

И еще несколько уточнений по тексту названного (см.: Н.И. Павленко, Л.М. Ляшенко, В.А. Твардовская. Россия в конце XVII – XIX вв. Учебник для 10 кл. М.: Просвещение, 1997, с. 93) и других учебников. Миссионерское учреждение называлось Контора новокрещенских (а не новокрещеных) дел; при ее участии в православие было обращено не только большинство чувашей, удмуртов, марийцев (черемис), но и мордвы. К новой вере было склонено несколько тысяч татар. И, наконец, учитывая во многом насильственный характер деятельности Конторы, едва ли корректно писать следующее: "Христианство, по сравнению с идолопоклонством и шаманизмом, представляло более совершенную религиозную систему, и поэтому миссионерская деятельность православных священников, заслуживает положительной оценки" (там же, с. 93). Вызывает полное неприятие тон в оценках политики христианизации, который звучит на с. 305-306 учебника А.А. Преображенского и Б.А. Рыбакова. Подобные трактовки создают у школьников искаженное представление о прошлом, не формируют адекватного восприятия многообразия истории разных народов и религий. Создается представление, что татар и ислама в России вообще как будто нет. Совершенно некорректен использованный этими авторами термин "мусульманская церковь" (см.: А.А. Преображенский, Б.А. Рыбаков. Указ.соч., с. 286).

Явные неточности или умолчания обнаруживаются при прочтении других сюжетов отечественной истории. Так, в федеральных учебниках для основной школы нет упоминаний об участии чувашских, русских, татарских и марийских крестьян в "крестьянской войне" начала XVII века. В учебнике Т.В. Черниковой для 7 класса есть подразделы о сподвижниках С. Разина, Е. Пугачева (см.: Т.В. Черникова. История России. XVII-XVIII вв. Учеб. для 7 кл. М.: Дрофа, с. 66, 198), однако для их татарских сподвижников места не нашлось. Между тем во времена разинщины крупным организатором и руководителем повстанческих отрядов в Поволжье был Хасан Карачурин, а во времена пугачевщины – М. Мустафин, О. Енгалычев, К. Муратов, М. Гумеров и другие. Этот же автор пишет, что "войско Пугачева росло за счет отрядов поволжских народов – удмуртов, марийцев, чувашей" (там же, с. 200). Все верно, но лишь с учетом того, что активными участниками движения были татары, которое присоединились к нему в самом его начале.

Ни в одном учебнике федерального уровня по отечественной истории, освещающим период петровских преобразований, в том числе создание мануфактур, нет упоминаний о Казанском Адмиралтействе, даже в том случае, когда называются все другие мануфактуры по строительству судов (см.: В.И. Буганов, П.Н. Зырянов. История России. Конец XVII-XIX вв. Учеб. для 10 кл. 3-е изд. М.: Просвещение, 1997, с. 33; Б.Г. Пашков. История России. XVIII – XIX вв. Учеб. для 8 кл. М.: Дрофа, 2000, с. 24). Между тем это Адмиралтейство включало Астраханскую, Казанскую и Нижегородскую верфи. Здесь для Балтийского и Каспийского флотов было построено около 400 судов. К заготовке, обработке, вывозке корабельного леса привлекались так называемые лашманы из числа татар, мордвы, чувашей. Их количество только в казанской губернии превышало несколько десятков тысяч человек.

Особо пристального внимания заслуживает вопрос о развитии образования у татар. Н.И. Павленко, Л.М. Ляшенко, В.А. Твардовская в учебнике для 10 кл. справедливо отмечают, что в екатерининскую эпоху "наибольшего распространения просвещение достигло у татар" (с. 167). Вместе с тем из контекста может сложиться представление об отсутствии у татар собственной национальной школы: "Школы создавались и у народов Поволжья и Сибири. Они носили миссионерский характер" (там же). Однако у татар были свои школы – мектебы и медресе. В 60-е годы XIX века для детей крещеных татар и других нерусских народов открываются церковно-приходские школы и одновременно – миссионерские школы Братства св. Гурия. Несколько позднее возникают русско-татарские школы, которые открывало Министерство просвещения России. Об этом необходимо сказать и потому, что в учебнике В.И. Буганова и П.Н. Зырянова для 10 кл. можно прочитать следующее: "Во второй половине XIX в. обрели свою письменность некоторые народы Поволжья (марийцы, мордва, чуваши и др.). Важную роль в ее создании сыграли православные миссионеры. Стали выходить книги на языках народов Поволжья, открылись национальные начальные школы, появилась местная интеллигенция (выделено нами)" (В.И. Буганов, П.Н. Зырянов. Указ. соч., с. 276). По отношению к татарам последние два тезиса являются неверными. Следовало бы так внести коррективы в целом в верный тезис А.А. Данилова и Л. Г. Косулиной о том, что в начале XX века "уровень образования только 20% российского населения соответствовал общеевропейским стандартам элементарной грамотности, лишь 30% детей регулярно обучались в школе" (А.А. Данилов, Л.Г. Косулина. История России. XX век. Учеб. пособие для 9 кл. М.: Просвещение, 1997, с. 8. Аналогичная информация есть в учебнике А.А. Левандовского, Ю.А. Щетинова "Россия в XX веке". 10–11 кл. М.: Просвещение, 1999, с. 81). Дело в том, что к этому времени около 80 процентов татар Казанской губернии владело грамотой на родном языке.

Вернемся к проблеме умолчания. В федеральных учебниках по отечественной истории не отражена роль татарских купцов, в том числе казанских, во внешней торговле России, прежде всего восточной, в XVIII-XIX веках. Между тем со времен Екатерины II татарам было разрешено заниматься торговой и промышленной деятельностью. В 70-80-е годы XVIII столетия 75 процентов всего торгового оборота России со странами Средней Азии через Оренбург находилось в руках татарских купцов. В 70-80-е годы XVIII столетия три четверти всего торгового оборота России со странами Средней Азии через Оренбург находилось в руках татарских купцов.

Полным молчанием окружено участие татар, начиная со второй половины XVI века в укреплении Российского государства, формировании его дворянского сословия, вооруженных сил. Установленным фактом является то, что служилые татары участвовали в Ливонской войне, охране границ России. В начале 80-х годов XVIII века были подписаны указы о приеме на военную службу татарских мурз и чиновных людей, о позволении татарским князьям и мурзам пользоваться всеми преимуществами российского дворянства. Многие из самых известных русских фамилий (Апраксины, Аракчеевы, Ахматовы, Бибиковы, Державины, Карамзины, Нарышкины, Тимирязевы, Тургеневы и др.) имеют татарское происхождение. Среди татарских предпринимателей, купцов так же было развито меценатство, благотворительность, а не только среди русских, как можно прочитать, например, в учебнике В.А. Шестакова, М.М. Горинова, Е.Е. Вяземского для 9 кл. "История Отечества. XX век" (М.: Просвещение, 2000, с. 7).

Следует подчеркнуть, что многие авторы анализируемых учебников, даже применительно к периоду XVIII – начала XX веков, оперируют понятиями "русская культура", "русская наука", "русская интеллигенция", "русская армия", даже – "русская жизнь", (см. напр.: В.И. Буганов, П.Н. Зырянов. Указ. соч., с. 49, 51,73, 93, 135, 182, 277; А.А. Левандовский, Ю.А. Щетинов. Указ. соч., с. 81, 84, 85, 87; В.А. Шестаков, М.М. Горинов, Е.Е. Вяземский. Указ., соч., с. 15, 56-57, 60). В последнем учебнике есть следующий пассаж: "В 1914-1920-е гг. вся толща русской жизни была глубоко перепахана, взломаны пласты векового уклада, полностью перекроены взаимоотношения людей в обществе... В этот период рушились мировоззренческие основы русской жизни – православие, ислам (выделено нами), подточенные еще в дореволюционные годы" (с. 143).

Может сложиться впечатление, что другие народы России, в том числе татары, не участвовали в развитии ее экономики, науки, культуры, находились где-то за пределами российского исторического процесса. В учебнике В.П. Островского, А.И. Уткина для 11 кл. "История России. XX век" (М.: Дрофа, 1998) читаем: "Как и традиционное российское дворянство, буржуазия была многонациональной, включавшей выходцев из других стран (подчеркнуто нами). ...Активными предпринимателями были и выходцы с Кавказа" (с. 23-24). Между тем понимание того, что Россия это не только русские, существовало и в XVIII веке. В учебнике В.И. Буганова и П.Н. Зырянова для 10 кл. в параграфе "Культура, духовная жизнь и быт в XVIII веке" упоминаются повести "О российском матросе Василии", "История о Александре, российском дворянине", "История о российском купце Иоанне" (см.: с. 99).

Представляется очевидным, что в Российском государстве основную роль в историческом прогрессе играл русский народ. Разумеется, об этом необходимо говорить. Но повторимся: важно также говорить о том, что и нерусские народы внесли свой неповторимый вклад в формирование облика России, в создание ее экономического и духовного потенциала. И об этом следовало бы сказать более ярко, убедительно, в "полный голос", так, чтобы формировать у подрастающего поколения чувство взаимного уважения, более широкое видение нашего общего исторического развития.

Опыт такого прочтения истории России создается в современной учебной литературе федерального уровня. Продуктивный подход заложен уже в самом названии учебника А.А. Данилова, Л.Г. Косулиной – "История государства и народов России". Содержательным в данным издании представляется материал параграфа о пародах Среднего Поволжья во второй половине XVI века.

Однако общие подвижки трудно считать значительными. Так, при описании событий XVII века в учебнике Б.Г. Пашкова для 6-7 кл. практически не дается представление о России как стране многонациональной, о вкладе нерусских народов в общероссийское экономическое, политическое и военное строительство. Более того, и провинция в этом издании почти не присутствует, возникая лишь иногда как фон. В целом получился учебник истории русского народа и центра России. По большому счету, как страна мононациональная и моноконфессиональная предстает Россия в учебнике Н.И. Павленко и И.Л. Андреева. В нем практически нет размышлений о многонациональном характере российского социума, значимости этого фактора, хотя учащиеся 10 класса уже способные воспринимать такую "сложную" материю. Более широкий подход к этнокультурным основам российской цивилизации, достаточно корректные оценки развития нерусских народов в составе Российского государства содержатся в учебнике А.Н. Сахарова, В.И. Буганова. Однако и в данном случае история народов России не стала пока еще, к сожалению, полновесной частью российской истории.

В определенных коррективах, на наш взгляд, нуждается освещение в рассматриваемом контексте истории России в XIX столетии. Представляется, что недооценена роль Казанского университета в развитии отечественной науки. Так, в учебнике В.И. Буганова, П.Н. Зырянова для 10 кл. применительно к периоду второй половины XIX века говорится о том, что "Москва и Петербург вошли в число мировых научных центров" (с. 280).

Но разве этот тезис не применим к Казани? Ведь в Казанском университете сформировались и развивались не только упоминаемые в учебной литературе математическая, химическая, но и астрономическая, геологическая, лингвистическая, физиологическая и другие школы. Работы Е.В. Адамюка (70-е гг. XIX в.) положили начало отечественной офтальмологии, а В.М. Бехтерева (80-е гг. XIX в.) – экспериментальной психологии.

Одним из основателей Казанской астрономической, школы был И.М. Симонов, член-корреспондент Петербургской академии наук. Его имя не упоминается ни в контексте развития отечественной астрономии, ни в контексте кругосветной экспедиции Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева, открывшей Антарктиду. Между тем И.М. Симонов оказался единственным ученым, в этой экспедиции, он был и ее научным руководителем. Один из открытых участниками экспедиции островов был назван по предложению Ф. Ф. Беллинсгаузена именем И.М. Симонова.

Памятником архитектуры русского классицизма является университетский городок в Казани (арх. П.Г. Пятницкий, М.П. Коринфский). Он входит в состав архитектурного комплекса Казанского университета, который в 1996 году включен в государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ. Однако ни в одном из учебников по истории России XIX века Казанский университет как выдающийся памятник архитектуры не представлен.

Завершая анализ соответствующих сюжетов по истории России XIX века, внесем несколько уточнений. Во-первых, великий русский певец Ф.И. Шаляпин начал свои выступления не на сцене созданной С. Мамонтовым частной оперы, как это утверждается в учебнике А.А. Данилова и Л.Г. Косулиной для 8 кл. (см.: А.А. Данилов, Л.Г. Косулина. История России. XIX век. М.: Просвещение, 2000, с. 206), а в Казанском театре. В Казани начиналось его восхождение к славе великого певца. Более точен Б.Г. Пашков: "На сцене Московской частной оперы С.И. Мамонтова в полную силу раскрылся талант выдающегося русского певца и актера Ф.И. Шаляпина" (Б.Г. Пашков. История России. XIX в. 9 кл. М.: Дрофа, 2000, с. 70). Во-вторых, в упомянутом учебнике А.А. Данилова и Л.Г. Косулиной в перечне городов, в которых появилась конка, нет Казани (см.: там же, с. 244). Однако в Казани конка была пущена в октябре 1875 года, т. е. по времени в одном из первых провинциальных российских городов. В-третьих, трамвайное сообщение в Казани было открыто не в начале 1890-х годов (см.: В.И. Буганов, П.Н. Зырянов. Указ. соч., с. 253), а в ноябре 1899 года.

Материал по истории России XX века в анализируемом контексте содержит гораздо меньше спорных, вызывающих возражения или требующих уточнения моментов. Но все же они есть. Отметим, на наш взгляд, самые существенные.

В учебной литературе федерального уровня для полной средней школы (10-11 кл.) довольно часто с небольшими вариациями повторяется тезис о равноправии всех поданных Российской империи, независимо от их национальной принадлежности (речь идет о России рубежа XIX-XX вв.). Приведем соответствующие положения: "Все народы были подданными царя и законодательно пользовались одинаковыми правами с русскими" (Б.Г. Пашков. История России. XX век. 9 кл. М.: Дрофа. 2000, с. 5); "Все граждане империи, независимо от национальности или расы, пользовались одинаковыми правами" (В.А. Шестаков, М.М. Горинов, Е.Е. Вяземский. Указ. соч., с. 7, правда, авторы тут же добавляют, что "в стране продолжало сохраняться религиозное неравенство. В привилегированном положении находилось православие").

Без указания на формальный характер этого "равноправия" данные положения представляются некорректными. Предположим, что реальность и закон не расходились. Но тогда почему в марте 1917 года был принят закон "Об отмене вероисповедных и национальных ограничений", провозглашавший, например, одинаковые для всех граждан России права при поступлении на государственную службу, в учебные заведения? Какие национальные и национально-религиозные привилегии одних народов и ограничения других отменяла Декларация прав народов России? Почему в обращении Совнаркома "Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока" потребовалось объявить верования, обычаи, национальные и культурные учреждения мусульман свободными и неприкосновенными?

Практические все авторы, характеризуя столыпинскую программу, обходят стороной ее национальную часть ("политика русского национализма"). Лишь в учебнике В.А. Шестакова, М.М. Горинова, Е.Е. Вяземского можно прочитать: "Учитывая взлет русского национального капитала, Столыпин попытался опереться на зарождавшийся русский национализм. Это привело к обострению конфликта с представителями ряда национальных меньшинств, верхушка которых также усиливала свою роль в экономике" (с. 53). Сказано довольно общо и завуалировано. Между тем столыпинский курс в области национальной политики был нацелен на закрепление политического неравноправия "инородцев". В 1910 году П.А. Столыпин созвал "Особое совещание по выработке мер для противодействия татарско-мусульманскому влиянию в Поволжском крае". В журнале этого совещания конечной целью государства определялось "обрусение инородцев".

Однобоко представлена позиция большинства лидеров татарского национального движения национально-государственного устройства России в период от Февраля к Октябрю в учебнике Б.Г. Пашкова для 9 класса. В нем пишется, что в мае 1917 года I Всероссийский мусульманский съезд принял резолюцию о том, что интересам мусульман отвечает переустройство России по национально-территориальному принципу (см.: с. 156).

Это, действительно, так. Но было еще несколько съездов лета 1917 года, на которых была провозглашена национально-культурная автономия мусульман внутренней России и Сибири. На Национальном собрании (Уфа, ноябрь 1917 - январь 1918) было принято решение о территориальной автономии татарского и башкирского народов в составе РСФСР. В любом случае речь шла о федеративном устройстве России, а не о ее распаде или развале.

Полагаем важным обратить внимание также на освещение сюжетов, связанных с образованием СССР, политическими репрессиями тоталитарного режима и национально-государственным устройством постсоветской России. Известно, что одним из самых яростных и последовательных противников сталинского плана "автономизации" был член коллегии Наркомнаца РСФСР М.X. Султан-Галиев. Об этом политическом деятеле упоминается только в учебнике В.П. Дмитренко, В.Е. Есакова, В.А. Шестакова "История Отечества. XX век" и лишь в связи с работой Четвертого совещания ЦК РКП (б) (М.: Дрофа, 1998, с. 190). Однако суть взглядов М.С. Султан-Галиева по вопросам национально-государственного строительства не раскрывается. Правда, несколько ранее в этом же учебнике говорится: "В самой Российской Федерации идея союза подтолкнула общественных деятелей ряда автономий (Татария, Башкирия) к дальнейшей суверенизации своих республик. Они выступили с предложением о свободном вступлении их в состав СССР наравне с союзными республиками" (там же, с. 186). Уточним: Султан-Галиев выступал за то, чтобы все республики имели одинаковые права в новом союзе, чтобы представители автономных республик входили в состав высших союзных органов, в целом – за расширение прав автономных республик и повышение их статуса.

Лишь в учебнике В.П. Островского и А.И. Уткина для 11 класса упоминается о таком направлении политических репрессий, как борьба с "национал-уклонизмом", "султангалиевщиной" (см.: с. 194). Между тем ее жертвами стали не только партийные, государственные кадры, но и представители интеллигенции, причем не только в ТАССР.

По сути дела, воспроизводят прежние обвинения в "дезинтеграционных намерениях" характеристики позиции руководства Татарстана по вопросу национально-государственного устройства постсоветской России. Применительно к ситуации начала 90-х годов авторы учебников пишут примерно почти одно и то же: "Некоторые республики попытались взять курс на постепенный выход из РФ (Татарстан, Башкортостан, Якутия)" (А.А. Левандовский, Ю.А. Щетинов. Указ. соч., с. 343); "Татарстан, Башкортостан, Якутия, Чечня взяли курс на выход из состава Федерации" (Б.Г. Пашков. Указ. соч., с. 382). В связи с нарастанием центробежных тенденций в России упоминается и Татарстан в учебнике В.П. Дмитренко, В.Е. Есакова, В.А. Шестакова (см.: с. 596). Как представляется, в своем видении новой России руководство РТ исходит из того, что она не может быть ничем иным, как демократическим, федеративным государством, которое как истинная федерация строится снизу вверх.

Таковы основные соображения, которые вызвало у творческой группы прочтение в рассмотренном контексте федеральных учебников по истории России для основной и полной средней общеобразовательной школы. Полагаем, что их учет способствовал бы более полному использованию потенциала исторического образования для решения учебно-воспитательных и собственно воспитательных задач.

Министерство образования Республики Татарстан
Институт повышения квалификации работников образования РТ (ИПКРО РТ).
Ответить

Фотография Эдуард Камозин Эдуард Камозин 02.02 2008

Хороший, содержательный и в общем вдумчивый материал! Лично я был приятно удивлен положением дел в образовании Татарстана. Если там есть такие знающие и вдумчивые люди (хоть писали доклад явно не чиновники), то в целом можно быть спокойным :rolleyes:
Ответить

Фотография ddd ddd 10.05 2008

Миф умер. Да здравствует миф!
("Украинская правда", Украина)
К сожалению, беспристрастный подход к истории непопулярен на постсоветском пространстве. В принципе, его могла бы заменить свободная конкуренция исторических мифов
Михаил Дубинянский, для УП, 09 мая 2008
Накануне 9 мая в нашем обществе традиционно обострялась дискуссия вокруг неоднозначных страниц отечественной истории. Но сейчас четкая привязка к календарным датам постепенно утрачивает актуальность: ожесточенные исторические дебаты, умело подогреваемые политикумом, не утихают круглый год. И по-прежнему в центре внимания - эпоха Второй мировой.

Как известно, в покойном СССР история войны подвергалась тотальной мифологизации. На информацию, выходившую за рамки черно-белого эпоса, было наложено табу. Советскому гражданину не полагалось знать о тесном сотрудничестве Сталина и Гитлера после подписания советско-германского пакта.

О каннибализме и снабжении партноменклатуры в блокадном Ленинграде. О немецких женщинах и детях из Неммерсдорфа, убитых красноармейцами. О терроре НКВД на территориях, занятых Советами в 1939-1940 гг. О перипетиях советско-финской кампании: провокации в Майниле, атаке на Суоми без объявления

К сожалению, в современной России с одобрения властей предпринимаются попытки частично реанимировать и законсервировать советскую историческую мифологию. В современной Украине ситуация противоположная: многочисленные мифы с ярлыком "Made in USSR" активно критикуются и разоблачаются. Но что же движет рьяными борцами с исторической мифологией?

Если одна кривая абсолютно не похожа на другую, это еще не повод считать ее прямой. Однако многие украинские историки, пользующиеся покровительством государственных структур, придерживаются иного мнения. Усердно развенчивая старые мифы, они попросту расчищают место для новых мифов. Советских идолов низвергают, чтобы освободить пьедесталы для других вождей из эпохи развитого тоталитаризма.

Взамен красноармейцев, чья репутация подмочена служением сталинскому режиму, появились новые претенденты на роль доблестных рыцарей без страха и упрека - бойцы УПА. На смену советской мифологии в учебники истории приходит украинская мифология - столь же однобокая и примитивная.

В ход идут одни и те же испытанные приемы. Например, лицемерные призывы не судить о Сталине или Шухевиче "по меркам нашего времени" (хотя деяния того же Адольфа Гитлера почему-то рассматриваются сквозь призму современных представлений о демократии и гуманизме). Или стыдливые эвфемизмы: когда убийство безоружного гражданского человека необходимо представить как подвиг, говорят о ликвидации "врага трудящихся", "известного полонизатора" и т. п. Или бесстыдная гиперболизация: вспомним рассказы о грандиозных боях УПА с частями вермахта, выдержанные в "панфиловском" стиле.

И, разумеется, любые свидетельства, бросающие тень на Наших Героев - заведомая ложь и фальсификация. А зарубежные историки, не разделяющие нашего энтузиазма - будь-то англичанин Энтони Бивор, автор скандальной книги "Падение Берлина", или сотрудники израильского мемориала "Яд Вашем" - подло клевещут.

Еще одна характерная черта мифологизаторов от истории - непоследовательность аргументации. Неудобные факты пытаются опровергнуть и в тоже время найти им благовидное оправдание. Так, рьяный защитник Красной Армии оперирует сразу двумя утверждениями а) рассказы о преступлениях советских солдат в поверженной Германии - подлая клевета б) эти эксцессы - справедливая месть за преступления гитлеровских оккупантов в СССР.

Украинский национал-патриот, столкнувшись с подробными рассказами о зверствах УПА на Волыни, реагирует аналогично: во-первых, это гнусные измышления, а, во-вторых, поляки сами виноваты!

Адепты советской и украинской исторической мифологии недолюбливают друг друга, но мыслят одинаково: их мозг, подобно универсальному сепаратору, отсеивает любую нежелательную информацию. Конечная цель - создание героического мифа, где доблестные рыцари сражаются с отвратительными чудовищами.

Чем чревата такая героизация истории? В первую очередь появлением многочисленных "белых пятен". Как только мы начинаем лепить образ Наших Героев, с ним тут же вступает в противоречие целый ряд исторических фактов, сомнительных обстоятельств, беспощадных документов. Все это следует отмести, предать забвению, исключить из научного оборота. В советские время подобную крамолу было бесполезно искать в многотомной "Истории ВОВ", сейчас о ней пытается как можно скорее забыть пресловутый Институт национальной памяти.

Нужны примеры? Возьмем дело 370, опись 4, фонд 57 Центрального государственного архива общественных организаций Украины. Незасекреченные, доступные любому исследователю документы - агитматериалы ОУН(м) и ОУН(б). Наряду с филиппиками в адрес Сталина и НКВД тут можно встретить весьма любопытные пассажи:

"ОУН несе Тобi, украiнська молоде, визволення, свободу та ясне нацiонально-природнi життя на Твоiй землi, де не буде:
НI КАЦАПА
НI нло
НI ЛЯХА
ГЕТЬ з ЧУЖИНЦЯМИ!"

"Украiнцi Червоноармiйцi, подумайте над цим, не допустiть себе до обману. Ви подивiться тiльки на склад Ваших вiддiлiв: жиди, цигани i iнша наволоч, котрi то народи не мають навiть права на життя, про них не згадуe жадний iсторiк свiту. Украiнцi Червоноармiйцi, Ви i нащадки славних лицарiв козацьких, i як не встид Вам ходити по лiсах з нло та циганами i вбивати та грабити своiх братiв украiнцiв".

"У нас поважали тих, якi одружувались з жидiвками i цим вироджували украiнську нацiю. Жиденят - всяких Бусiв Гольдштейнiв, Давидiв Ойстрайхiв називали украiнськими музиками, iх премiювали, називали сталiнськими лауреатами, а справжня талановита украiнська молодь топталась, в'янула на пнi. В iнститутах i школах кишiли жиди, бо вони мали грошi".

"В найлютiших тортурах, якi чинили нам наiздники московсько-большевицькоi Iмперii i прокляте усiм свiтом юдове плем'я - жиди, ми зберегали чистоту i прозорiсть нашого слова, спiвучiсть нашоi славноi украiнськоi пiснi"

"УЧИТЕЛI УКРАIНЦI! Допомагаймо украiнському народовi в його нацiонально визвольнiй боротьбi! Вiтаймо нiмецьку армiю, найкультурнiшу армiю свiту, яка проганяe з наших земель жидiвсько-комунiстичну наволоч. Допомагаймо Органiзацii Украiнських Нацiоналiстiв пiд проводом Степана Бандери будувати велику Самостiйну Украiнську Державу".

Возможно, ксенофобские откровения обеих ОУН придутся по вкусу некоторым радикальным патриотам ("Молодцы ребята! Называли вещи своими именами!"). Однако интенсивный дрейф в сторону толерантной Европы заставляет нас откорректировать образ Наших Героев: они никак не могут быть агрессивными ксенофобами и антисемитами. Доказано СБУ! А посему оуновские листовки становятся такой же документальной крамолой, как в свое время - пожелтевший номер "Правды" со сталинской телеграммой Риббентропу: "Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной".

Военно-исторические мифы всегда пользовались популярностью в народе и благосклонностью политической элиты. Реальная история войны чересчур многогранна, противоречива, насыщена драматическими парадоксами и потому сложна для восприятия. Это мир, где привычные культурные стереотипы не работают. Там бесстрашный воин, насильник и мародер в одном лице - далеко не редкость. Там самопожертвование во имя Родины органично соседствует с убийством женщин и детей - во имя той же Родины. Там едва ли уместен героический пафос - его заслоняет скорбь по жертвам безжалостной эпохи. . .

А главное - из этого моря крови и грязи чертовски сложно выудить живые иконы, пригодные для политической эксплуатации. То ли дело простая и удобная историческая мифология!

Все вышесказанное касается не только истории Второй мировой. В следующем году мы будем с помпой отмечать 70-летие Карпатской Украины. И вновь - внушительная подборка неудобных фактов, о которых лучше забыть. Скажем, концентрационный лагерь Думен под Раховым - первый концлагерь для инакомыслящих в истории Закарпатья. Или ненависть карпатских националистов к многострадальной Чехословацкой республике и явные симпатии к Третьем рейху. Или Карпатская Сечь, в организационной плане копировавшая гитлеровские штурмовые отряды (СА), чего никто и не скрывал.

Если прибавить к этому мужество карпатских штурмовиков и венгерский террор, картина получится чересчур сложная и неоднозначная. Нам этого не надо! Нам нужен бодрый, понятный каждому трудящемуся официоз.

К сожалению, беспристрастный подход к истории непопулярен на постсоветском пространстве. В принципе, его могла бы заменить свободная конкуренция исторических мифов. Сопоставление противоположных, пусть и мифологизированных исторических концепций, позволяет составить более или менее объективное представление о прошлом. Однако защитники старой и создатели новой мифологии упорно не желают уживаться вместе: каждый их них претендует на монополию.

При этом соперники выступают в роли борцов за "историческую правду", усердных ниспровергателей вражеских мифов. А если в дела музы Клио будет вмешиваться государство, активно подыгрывающее одной из сторон. . . Тогда полемика украинских и российских историков рискует превратиться в состязание двух сказочников, наперебой зазывающих публику: "Граждане, вас обманывают! Гномов и эльфов не существует! Лучше послушайте меня - я расскажу вам правдивые истории о феях и гоблинах".

Историки-мифологизаторы охотно рассуждают о национальной идее, консолидации страны, патриотическом воспитании молодежи и т. п. Однако не следует упускать из виду одно важное обстоятельство. Марк Туллий Цицерон некогда назвал историю Учительницей Жизни.

В своей изначальной неоднозначности и парадоксальности история дает нам богатейшую пищу для размышлений; это действительно Magistra Vitae, помогающая расширить горизонты сознания. Но если низвести историю до уровня примитивных мифов о героях-богатырях и злобных чудищах, она сможет лишь оболванивать неокрепшие умы.

Впрочем, нужен ли политической элите мыслящий народ? С ним одни хлопоты: привередлив, капризен. . . Воодушевленные потребители исторического агитпропа намного лучше! Их очень легко построить в колонну, вручить дежурные лозунги и повести в светлое будущее.
Ответить

Фотография Эдуард Камозин Эдуард Камозин 12.05 2008

Отличная статья! Справедливо по форме и вдумчиво по сути.
Ответить

Фотография Bogdana23 Bogdana23 25.03 2009

Меня тут никто не узнает - выскажу все что думаю. Я с Украины и меня радует, что ХОТЬ КТО-ТО видит то, что у нас происходит. Это же просто ужас! Учебники напрямую фальсифицируют информацию! Ну к сравнению: пресловутая битва под Крутами - неправда как минимум на 70% (кто знает тот поймет). В учебнике этому определено страницу, учительница рассказывала как дети умирали со слезами на глазах, а я прочитала в постсоветской книге польского автора, что не такие уж и дети, и что перед битвой они проходили военную подготовку, и было их там больше, к тому же хорошо вооруженных и подготовленных. наши же сделали трагедию - прям тошно как-то! Из Деникина сделали МегоМонстра, режим стал "белым террором!". Но это-то ладно! Полистайте внимательно учебники - там еще и куча ФАКТИЧЕСКИХ ошибок. Короче говоря никогда не любила историю Украины, особенно когда учебники подрывают то понятие о событиях, которое сложилось после многодневной работы в библиотеке. Согласитесь, неприятно.
Ответить

Фотография Alisa Alisa 25.03 2009

Если честно, у меня нет возможности пролистать украинский учебник по истории. У нас таких не продают.

Поэтому крайне интересно мнение, так сказать, очевидца. Неужели реально идет такое массовое переписывание истории?
Ответить

Фотография ddd ddd 25.03 2009

может выложите (если есть) скан книжки?
чисто посмеяться :)
Ответить

Фотография Bogdana23 Bogdana23 25.03 2009

Скана нет, но я немного расскажу: понимаете, тут дело не в "поржать" тут грустновато становится за нашу культуру в конце концов, за такую власть. А скажешь что-то не то - сразу враг народа а то и хуже. У вас наверно с этим легче
Ответить

Фотография Alisa Alisa 26.03 2009

Скана нет, но я немного расскажу: понимаете, тут дело не в "поржать" тут грустновато становится за нашу культуру в конце концов, за такую власть. А скажешь что-то не то - сразу враг народа а то и хуже. У вас наверно с этим легче

Не то чтобы. Поступила "инициатива" приравнять отрицание победы СССР во второй мировой войне к преступлению.
Ответить

Фотография Bogdana23 Bogdana23 26.03 2009

Не то чтобы. Поступила "инициатива" приравнять отрицание победы СССР во второй мировой войне к преступлению.


правильно говорит моя учитель химии: "Не пошла на историка-правоведа потому что история предмет многих трений и за жизнь опасаюсь. С моими прямолинейными выражениями я была б давно уже не так здорова" =)))
Ответить

Фотография ddd ddd 10.07 2010

Грузинских школьников будут учить по новому учебнику - "200 лет российской оккупации"
Изображение
С нового учебного года в грузинских школах в дополнение к обычным учебникам истории появится пособие "200 лет российской оккупации", пишет газета "Время новостей". Согласно тбилисской газете "Версия", издание, подготовленное грузинским Фондом гуманитарных и общественных исследований, вводится в рамках реформ в сфере общего образования на ближайшие пять лет.

Еще в апреле президент Михаил Саакашвили образовал специальную комиссию, чтобы изучить все аспекты исторических взаимоотношений двух стран. Во время создания президентом Грузии комиссии и появились планы написать "учебник оккупации".

Деятельность комиссии затрагивает период с 1801 года, когда Павел I подписал указ о присоединении Картли-Кахети к Российской Империи. Этот указ был подтвержден сыном и наследником убитого Павла, императором Александром I в сентябре того же года.
Изображение
Правда, в советской историографии акцент делался на событиях 1783 года, когда в северокавказской крепости Георгиевск по просьбе Грузии был заключен трактат о покровительстве и верховной власти России с объединенным грузинским царством Картли-Кахети. Протекторат России на тот момент спасал Грузию от тогдашних внешних врагов - турок и персов, которые угрожали Грузии оккупацией. Дипломатические отношения с Россией Грузия разорвала в августе 2008 года, после трагических событий на Кавказе.

На минувшей неделе Михаил Саакашвили выразил готовность к "масштабному диалогу без предварительных условий" с Москвой: "Мы не заинтересованы в конфронтации". Однако используемый в Грузии термин "оккупация", подразумевающий нынешнюю ситуацию в Абхазии и Южной Осетии, не может не мешать таким переговорам. Теперь с ним познакомят и школьников.
Изображение
Мнения экспертов по поводу нового учебного пособия разделились. Грузинский профессор, историк Симон Масхарашвили полагает, что новое пособие необходимо, дабы "развенчать уродливый миф о том, что Россия - наш друг". По его словам, если же Россия "вернет территории" и не будет опасности новой вооруженной конфронтации, от пособия можно будет отказаться. Как это сделали американские студенты, изучавшие СССР в 1980-е годы как противника по холодной войне.

Однако президент грузинской Лиги образования Манана Николаишвили напоминает, что за свою многострадальную историю Грузия подвергалась захватам и персов, и турков, и монголов, и тогда следует написать пособия по каждой из этих оккупаций, а не следовать политической конъюнктуре. По словам госпожи Николаишвили, сейчас Азербайджану и Турции принадлежат части бывших грузинских земель.

С профессором Масхарашвили согласна джавахкская диаспора Грузии. На сайте Tert.am она разместила обращение к властям России, в котором называет решение властей Грузии "деструктивным шагом", считая, что внедрение данного учебника в школы - недопустимо, вместо этого властям Грузии следовало бы урегулировать отношения с Россией дипломатическим путем.

"Оккупация Грузии Турцией продолжается и по сей день. Если это не оккупация, тогда пусть Турция вернёт Тао-Кларджети. Также невозможно убежать от того факта, что территория Грузии Саингило ныне оккупирована Азербайджаном", - напоминает джавахкская диаспора.

Кандидат исторических наук Зураб Брагвадзе заявил, что "у властей нет определенной политики по отношению к России: то говорят, что за диалог, то вносят в школы изучение оккупации, что, конечно же, отразится негативно на двусторонних отношениях". Этот ученый полагает, что в действующих учебниках истории и так хорошо описано все хорошее и особенно плохое, что было в отношениях России и Грузии: "Тогда в чем же логика? Неужто цель - воспитать поколение, которое будет думать, что Россия монстр? Но ведь спустя годы сегодняшним школьникам нужно будет уметь выстраивать отношения с Россией". Кстати, изучение русского языка в грузинских школах обязательно.

Но грузинские учебники действительно внушают школьникам миф о "русской оккупации": по данным газеты "Комсомольская правда", уже в учебнике для 1-го класса цитируется Акт государственной независимости Грузии, который был принят 9 апреля 1991 года. Там также говорится: "...в феврале - марте 1921 года Советская Россия путем вооруженной агрессии совершила оккупацию грузинского государства, за чем последовала ее фактическая аннексия. Весь период нахождения Грузии в составе СССР был отмечен кровавым террором и репрессиями... Скрытая война против Грузии продолжается и сейчас. Ее цель - остановить движение Грузии к свободе и демократии...".

"В грузинских учебниках сказано про русскую оккупацию. Маленькая гордая Грузия, говорят авторы учебников, успешно боролась с турками, с персами и прочими поработителями, но вот с имперскими русскими войсками не справилась. И не знают грузинские дети, что Российская Империя приняла в свой состав их предков только после настойчивой - 12-й, кажется, по счету - просьбы грузинских царей. И после того, как турки и персы поставили грузинский народ на грань выживания. Нельзя делать из истории публичную девку!" - заявил в интервью изданию депутат Государственной думы, профессор МГИМО Владимир Мединский.
Ответить

Фотография Alisa Alisa 10.07 2010

Грузинский профессор, историк Симон Масхарашвили полагает, что новое пособие необходимо, дабы "развенчать уродливый миф о том, что Россия - наш друг". По его словам, если же Россия "вернет территории" и не будет опасности новой вооруженной конфронтации, от пособия можно будет отказаться.

Замечательный историк. С такими историками скоро грузинские школьники будут в полной уверенности, что грузины первыми изобрели колесо и полетели в космос.
Ответить

Фотография ddd ddd 08.03 2015

Москальские карты самостийных учебников

Иллюстрируя идеологически выверенный курс истории Украины, его авторы поневоле рисуют правду
5065.jpg
«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся…» – писал полтора века назад петербургско-имперский поэт Фёдор Тютчев, и знай львовские авторы изданной в 1936 году «Истории украинской армии (от княжеских времён до 20-х г. ХХ столетия)», что клятые москали будут читать их фундаментальное исследование как сборник анекдотов, они бы, несомненно, с ним согласились. Но что прикажете делать, когда, открыв содержание, читаешь: «Перша війна з більшовицькою Москвою... Причини военных невдач... Друга війна з большевиками... Причина невдач... Українсько-польська війна... Причини програної війни...» Ну и так далее до войны с белогвардейской Добровольческой армией, после которой от предмета исследования остались агонизирующие остатки, перебегавшие то от белых к красным, то от красных к полякам. Как ни старались будущий член Академии Наук СССР Иван Крипякевич и его соавторы приукрасить боевой путь украинского воинства, получалась трагикомическая история постоянных «невдач», прерывавшаяся лишь когда на помощь приходила армия посерьёзнее, обычно - германская.

Сплошные «невдачи» получалась и у авторов последующих трудов по военной истории Украины ХХ века. Чтобы замаскировать их, приходилось выдумывать эпические битвы, которых вообще не существовало. Особо отличился духовный наследник барона Мюнхаузена Юрий Тыс-Крохмалюк, презентовавший в 1972 году в Нью-Йорке свою «Вооруженную борьбу УПА (Украинской Повстанческой армии Степана Бандеры – Ю.Н.) на Украине». На её страницах бравые бандеровцы сперва ликвидируют гестаповского генерала Виктора Лютце, а потом громят три эсэсовских дивизии под командованием Платле и Хинцлера. Украинская эмиграция немедленно воспела эти славные победы, но радовалась она недолго. Скучные немецкие документы показали, что, если сам Тыс-Крохмалюк реально участвовал во Второй Мировой войне в чине гаупштурмфюрера дивизии СС «Галичина», то никакого штурбаннфюрера Платле и его боевого товарища Хинцлера среди высших чинов СС не значилось. Никогда не существовал и гестаповский генерал Виктор Лютце, а спившийся начальник штаба штурмовых отрядов с таким именем никак не мог погибнуть от бандеровских пуль, поскольку, ужравшись в хлам, насмерть разбился на автомобиле недалеко от Подстама... В общем, все победы от Тыс-Крохмалюка обернулись липой, а его скорбный труд обернулся всё теми же беспомощными попытками придумать уважительные «причины невдач».

Сейчас повторяется та же история. Любой бред не только издадут за государственный счёт, но и могут заставить изучать в школах, однако правда всё равно вылезает наружу. И не только в текстах, но и в тщательно нарисованных картах, иллюстрирующих историю Украину и рекомендуемых для изучения в школах. Посмотрим, как это происходит.

Открываем карту "Развёртывание движения сопротивления на Украине в 1941-1942 гг." Что мы на ней видим? Районы, заштрихованные красным и красные звёздочки, – дислокация советских партизан и подпольщиков. Районы, заштрихованные синим и жёлтые щиты с чёрными тризубами, – соответственно места базирования украинских националистов. Территории, обведённые розовым, – расположение отрядов польской Армии Крайовой.

62ab91986eb5.jpg

Теперь глядим, что они делают. Советские партизаны проводят рейды, обозначенные цветными стрелками, и уничтожают железные дороги, что показано красными крестиками. А гарные хлопцы? В их активе два жёлто-голубых флажка, символизирующих провозглашение «Украинской державы» Бандеры и «Полесской Сечи» его заклятого врага Тараса Бульбы-Боровца, три белых щита, отображающих работающие под присмотром гитлеровцев легальные «Рады» да «Комитеты», и никаких активных действий против оккупантов. Имевшие место стычки с ними, предпринимаемые, как правило, полевыми командирами на местах, зачастую вопреки воле собственного руководства, признаны настолько ничтожными, что даже недостойны изображения.

Может, на следующей карте, посвящённой событиям последних трёх лет войны в Европе, ситуация изменится? Ведь бандеровская Организация Украинских националистов на своей III конференции 17-24 февраля 1943 года всё же разрешила своим полевым командирам ограниченные боевые действия против немцев. Но, как многократно подтверждали и сами немцы, эти действия оказались столь ограниченными, что на карту не попали. Зато в её правом верхнем углу мы видим скопление зелёных квадратиков: районы польско-украинского вооружённого противостояния в 1943-1944 гг., более известного как «Волынская резня». Армия Крайова и УПА уничтожили тогда не менее 50 тысяч человек, в основном безоружных крестьян, и на этом фоне их действия против гитлеровцев действительно смотрятся мелко.

5d4efb1f1dd6.jpg

Наконец на третьей карте, иллюстрирующей главы о восстановлении Украины после освобождения её от немцев и послевоенных событий до 1953 года, среди прочих значков мы видим скопившиеся на западе зелёные трезубцы. Это, конечно, места дислокации УПА, но в условных обозначениях они описываются совсем не так, как на первой карте. Перед нами не «места базирования», а «районы активных действий» против москалей и теперь союзной им Польши.

e224325fe46a.jpg

Если же совместить изображение на всех трёх картах, приходится признать правоту и большинства российских историков, и Рейсхкомиссара Украины Эриха Коха, неоднократно отмечавшего, что УПА ведет себя не слишком активно и не представляет для немцев серьёзной угрозы. Ну а поскольку сами карты рисовали благонамеренные иллюстраторы к ещё более благонамеренным учебникам, изданным в самостийном Киеве, все гетманы которой не уставали обличать москалей и подчёркивать, что Украина - не Россия, вражеский заговор тут явно не причём. Разве что высшие силы, водившие рукой художников, испытывая отвращение к необандеровскому пропагандонству бывших коммунистических функционеров, типа члена ЦК КПСС Леонида Кравчука и секретаря Днепропетровского обкома комсомола Александра Турчинова, подложили им прелестную свинку.

Юрий Нерсесов, АПН

 

 

Ответить

Фотография ddd ddd 08.03 2015

и даже язык как инструмент может быть


Казахстан взял курс на Малайзию
и Сингапур: старшеклассников
полностью переводят на
английский
7 марта 2015 г., 15:55

Бессменный президент
Казахстана Нурсултан Назарбаев
запланировал кардинальную
прозападную реформу в
школьном образовании.

Английский язык отныне там
будут изучать с первого
класса, а в старших классах -
11-м и 12-м - все предметы
будут преподавать только на
английском, сообщает
"Еспресо.TV" .

"Теперь нам нужно учить
английский язык, начиная с
первого класса. В 11-12 классах
все предметы должны быть на
английском. Так делает
Малайзия. Когда они получили
независимость после войны,
то решили развивать
государственный малайский
язык, а его никто не знает в
мире, и перешли снова на
английский. Точно так же в
Сингапуре", - отметил
Назарбаев.

Глава казахстанского
государства добавил, что детей
надо учить трем языкам:
казахскому, русскому и
английскому.

Назарбаев уже не в первый раз
ссылается в своих
официальных заявлениях на
опыт Сингапура.

В частности, комментируя
продолжительность
собственного непрерывного
президентства, он отметил,
что Ли Куан Ю, успешный
лидер Сингапура, руководил
страной в течении 31 года.
Ответить