←  Советская Россия

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Для рожденных в СССР

Фотография stan4420 stan4420 01.08 2019

01.jpg

 

Экзюпери оставил в СССР не только свои книги, но и свой след. В 1935 году он на несколько дней приехал в Москву в качестве корреспондента газеты «Пари-Суар». В ту пору Страна Советов была для французов загадочной страной, и потому Антуан ехал туда с тревогой.

Московская святыня, в недрах которой обитал ее властелин, потрясла гостя:

«Не только стены и часовые охраняют крепость, что похожа на город и вмурована в город, – внутри Кремля, между стенами и зданиями, темными, поблескивающими золотом, зеленеют откосы-ловушки. Зеленый безмолвный пояс окружает Сталина, ни один человек не проскользнет через него незамеченным, любое появление покажется взрывом.

Тихо, пустынно. Легко вообразить, что Сталин не существует вовсе, до такой степени он незрим.

Однако спящий сейчас под охраной часовых, зеленых откосов, стен, воодушевляет незримым присутствием всю Россию, действует на нее, как бродило, как дрожжи. И если никто не видит самого вождя, сотни тысяч его портретов висят на московских улицах. Нет магазинной витрины, ресторана, театра без портрета, нет стены, с которой бы он не смотрел…»

По мнению Экзюпери, Сталин спас державу от разорения, «одарил Россию свежими помолодевшими лицами, одним махом вытащил ее из грязи…» Эти слова напоминают взгляд Лиона Фейхтвангера, который поместил свои впечатления в книгу «Москва 1937»: Он писал, что «обожествление Сталина может показаться прибывшему с Запада странным, а порой и отталкивающим, все же я нигде не находил признаков, указывающих на искусственность этого чувства… Народ благодарен Сталину за хлеб, мясо, порядок, образование и за создание армии, обеспечивающей это новое благополучие. Народ должен иметь кого-нибудь, кому он мог бы выражать благодарность за несомненное улучшение своих жизненных условий, и для этой пели он избирает не отвлеченное понятие, не абстрактный «коммунизм», а конкретного человека – Сталина.  

Экзюпери дивился всему, что видел в СССР, встречался с простыми людьми, разговаривал с писателем Булгаковым. Беседовал с французскими гувернантками, оставшимися в России после революции. Пролетел над страной на самолете-гиганте «Максим Горький». Экзюпери описал это путешествие живо, ярко, не жалея эпитетов: «Я купался в неутомимом и победительном пении моторов… В широкое окно салона проникал голубой свет, а я будто занял место на террасе дорогой гостиницы и сверху озирал землю… Я чувствовал, как струится по моему телу живая горячая вибрация…»

Экзюпери был первым и последним иностранцем, удостоившимся чести совершить полет на «Максиме Горьком».

 

«На московских улицах я видел только свежевыбритых милиционеров, солдат, официантов, прохожих… – писал Экзюпери. – Не кажется невероятным, что в один прекрасный день Сталин из глубин Кремля отдаст приказ: уважающий себя пролетарий одевается к ужину. И в этот день Россия сядет ужинать в смокингах».

Картина встречи Первомая в Москве его ошеломила. Он увидел улицу, запруженную народом. Людской поток, расцвеченный красными флагами, медленно передвигался и был похож на темную, кипящую лаву. Демонстранты двигались вперед, в этом движении гость, склонный к метафорам, узрел символ стремления к новой жизни.

Гость был поражен единением тысяч советских людей. Мужчины и женщины, услышав звуки аккордеона, «улыбаясь во весь рот, танцевали, и улица стала доброй и симпатичной, похожей на улицу парижского предместья в ночь на 14 июля (национальный праздник Франции – День взятия Бастилии – В.Б.).

Незнакомец окликнул меня и протянул сигарету, второй дал огонька: люди выглядели счастливыми…»

 

 

Валерий Бурт

Ответить