←  Происхождение и развитие языков

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Сведения о языках и письменности в Меотиде.

Фотография Иван Александрович Иван Александрович 18.08 2009

Казачий язык.
Из книги
«Кровь и боль моя Казачество»
атамана ВБКВ Валерия Федоровича Никитина.

Русские историки не хотят признавать независимого от русских происхождения казаков, ссылаясь и на язык, утверждая, что казаки – русские люди, говорящие на одном с русскими языке. Вместе с тем, единый русский литературный язык – совсем недавнего происхождения. По словам Тургенева, только Пушкин «создал русский язык и установил литературу» (значит, только в первой половине XIX столетия, когда Казачество было кроваво подавлено, когда все казачье каленым железом уничтожалось), что до этого времени существовали только отдельные славянские наречия, а вся русская знать считала великорусское наречие языком дикарей и стыдилась говорить на этом наречии.

Для каждого станет понятным, что языком, утвердившимся в XIX веке, нельзя обосновывать спор, относящийся к VII столетию, или хотя бы даже к XVI столетию. Далеким следствием истории нельзя объяснять саму историю. От следствия выводить причину. Несчастье казаков в том, что историческая жизнь для них сложилась неблагоприятно, их наречие не могло развиться и стать, наконец, общепризнанным народным и государственным языком, как это случилось, например, с одним наречием немецкого языка, которое стало голландским народным и государственным языком. Но, от того, что у голландцев немецкий язык, голландцы не перестали быть голландцами.

Отсюда следует, что язык, как явление переменное, неустойчивое, может считаться признаком национальной принадлежности только условно.

Насколько легко и быстро изменяется речь отдельных народов видно из истории отюреченья монгольских кадров Золотой Орды. Хан Бату привел с собой из Азии в Европу несколько десятков тысяч чистокровных Монголов. Они составляли его главные кадры. Они гордились своим происхождением, гордились превосходством их расы над половиной мира. А, между тем, к пятнадцатому веку эта небольшая прослойка целиком растворилась в сплошных тюркских массах подвластной Монголам империи и монгольский язык почти совершенно вышел из употребления.

Наши предки были свидетелями подобных перемен и в Литве, где многие коренные Литвины во главе со своими князьями Гедеминовичами приняли в обиход речь Белорусов.

На многовековых казачьих путях изменения переживала и речь наших предков. Мы пользуемся теперь диалектами русского и украинского языков. Теперь это наша казачья речь, независимо от того, что она принадлежит и двум другим народам. Таково положение в настоящий момент, но это не значит, что так было всегда и что раньше у нас не было какой-то другой казачьей речи.

По своему происхождению наш народ должен был бы пользоваться особой речью Приазовских Славян, сильно уснащенной туранскими вкраплениями, но на протяжении длительного времени казакам пришлось проживать в ближайшей близости с Восточными и Западными Славянами. Тогда требования жизни заставили их приспособить свою речь к более удобным формам и отказаться от многих туранских понятий. Наши предки проживали отдельными общинами среди Славян. А большая масса, если не встречает противодействия, всегда передает свои свойства массе меньшей. Так и в нашем случае, наши предки легко поддались обрусению и украинизации. Это произошло с достаточной легкостью, потому что славянская речь была широко распространена уже и между народами Хазарии, которые по словам Араба ал Бекри «из-за смешения со Славянами говорили по-славянски наравне с другими народами севера». Тем более укоренилась она во времена Тмутаракани, при наличии славяноязычной власти и после ее раздела, когда степные племена устремились к Днепру и в землю Северскую. Переходя там к оседлости разрозненными общинами, новопоселенцы Черные Клобуки попадали в близость к среде исключительно славянской. Их говор постепенно обращался в те диалекты, которые позднее определялись, как «славяно-татарское наречие».

Оставался у казаков в употреблении и тюркский язык, который стал уходить из обихода не более чем 100-150 лет назад. Хаара Даван в книге «Чингизхан» пишет, что грамоты казакам неоднократно писались по-татарски. И.П. Буданов тоже приводит два случая, когда московские послания были писаны «татарским письмом». Татарский язык среди казаков был распространен во времена А.И. Ригельмана (средина XVIII века и позднее, когда Л.Н. Толстой служил на Кавказе и писал в повести «Казаки»: «Молодец-казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже со своим братом говорит по-татарски»).

Богатый материал для изучения донской речи дают исследования М.А. Полторацкой, которая описывает язык казаков-некрасовцев, вернувшихся из Турции на Кубань: «Здесь все приветствуют друг друга по-старому, по-казачьи: «Здорово дневали! Здорово ночевали!». Женщины приветливо обращаются друг к другу: «Ах, ты моя болезная, жаличка, кромочка!». Тут не скажут: «войдите в дом», а «влезайте в курень». Не скажут: «я нашел 3 копейки», а «налез алтын». Не «зажег огонь», а «затеплил», не «танцевать», а «плясать», не «птица», а «птаха», не «петух», а «кочет», не «низменность», а «удолье», не «круглый», а «облый» и т.п. Старики говорят: «суд рядить», «дела чинить», «много пота утереть» (т.е. много потрудиться), «на пиру пображничать – попить касильчатого меду» (т.е. меда с корицей).

Есть еще один очаг казачьей речи, совершенно обособленный от других говоров и сохранившийся лишь на Тереке в Гребенских станицах. Средний русский человек речь местных казаков понимает с трудом. Отдельные черты, подмеченные Л.Н. Толстым, не дают цельного образа, но, во всяком случае, указывают на связь говора Гребенцов, кроме татарского, еще с каким-то западно-славянским. У них, например, не «барин», а «пан», не «куда», а «кое место», не «ружье», а «флинта», не «убить», а «замордовать». В семье – «бабука», «мамука», «батяка», «нянюка» (сестра).

Казачья речь несет на себе отчетливую печать всех крупных перемен, выпавших на долю наших предков. Причин различия их говоров не удастся понять без изучения условий, в которых они появились, т.е. вне казачьей истории Средних веков. Приходится их еще раз хотя бы вкратце обозначить. Казачий народ, как единое целое, сложился из трех частей: Торков-Касаков (Черных Клобуков, Черкасов), Меото-Казаров и некоторой примеси подонской страны Касак Аланов – Танаитов. В течение нескольких веков племена трех различных наречий тесно общались на просторах нашего степного края, часто в границах одного и того же государства (Алания, Хазария, Тмутаракань). Сроки этого общения были весьма и весьма продолжительны, они измеряются целым тысячелетием. В эти эпохи сожительства все народы усиленно заимствовали друг от друга культурные навыки, черты быта, религиозные воззрения, создавали комплекс той особенной степной культуры, однородность которой проявляется во всех археологических памятниках.

Нивелировались и языки. В бассейне реки Дона и Приазовья всегда проживало большое количество племен славянского языка. Меото-Казары в державе Мстислава Храброго господствовали численно. Они положили начало славянским диалектам казачьего языка, в то время как Касаки насытили его туранскими корнями, которые слились с казачьей речью органически, приобрели славянские формы и подчинились славянским грамматическим законам.

Соответствующим образом можно проследить, как развивалось наречие украинское среди некоторых общин днепровских казаков. Судя по памятникам древнерусской письменности, нынешний украинский язык в древности широко был распространен только по западным областям Киевской Руси. Его первичные формы принадлежали Волыни, Галичине и Червоной Руси. Но киевские князья, начиная с Владимира Святославича, пополняли редкое земледельческое население вдоль степной границы принудительными выводами населения с запада. Таким образом, широкая полоса новопостроенных городов пограничья оказалась заселена людьми украинской речи, а именно с ними больше всего пришлось общаться Черным Клобукам. Тут же размещали они свои семьи и, значит, детям казаков приходилось расти в самой гуще украинских говоров. Тогда то среди них укоренилось украинское наречие, которое, однако, прошло через корректуру привычных им прежде языковых форм и обратилось в полтавский диалект Запорожцев.

***** Лично я отрицаю данную трактовку и считаю , что у казаков (предков их - хазар) одним из разговорных языков был "кипчакский язык", распространённый по всей "Степи".
Сообщение отредактировал Иван Александрович: 18.08.2009 - 20:57 PM
Ответить

Фотография maerd maerd 19.12 2010

Придерживаюсь взгляда Трубачева О.
Его монография "Индоарика"
Синды и Меоты. Их язык.
Ответить