←  Российская Федерация

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Воспоминания разведчика о боях в Грозном 1...

Фотография Alisa Alisa 24.09 2017

Сундук на Чердаке https://t.me/syndy4ok September 23, 2017

Рассказ бойца разведроты 136 ОМСБр

ebd8dfc0670cf3e83c79c.png

История этой фотографии началась в феврале 1995 года, на ней мы все молодые, дерзкие и весёлые, опьянённые войной. Я решил написать эту историю для моих братов из моей родной разведроты, чтобы новое поколение разведчиков не забывало тех, кто был «первыми» и чей горький боевой опыт, заработанный потом, ссадинами и кровью не канул в небытие и мы больше не наступали на старые грабли. Вам, молодым, дерзким и весёлым!!!

19 февраля 1995 года нашей роте была поставлена задача не допустить прорыва боевиков Дудаева к президентскому дворцу, в котором сам Джохар обещал в своём личном кабинете попить чая (23 февраля – день выселения чеченцев), что, конечно же, всерьёз восприняло командование нашей группировки в ЧРИ. Мы расположились в перпендикулярно расположенном пятиэтажном здании вблизи дворца, выходящим во двор с четырьмя похожими домами, арками на площадь перед дворцом пионеров, наискось от краеведческого музея и углом на саму дворцовую площадь с СовМином. Очистив подвальное помещение от трупов боевиков, мы разожгли на этих местах небольшие костры, чтобы не было трупного запаха, открыв тушёнку поставили на угли и стали оборудовать свои новые позиции, используя подручные материалы, потому как вокруг были одни развалины. Надо было успеть до темноты и мы послали бойцов за дровами, они же притащили обломки досок красного дерева от сломанного рояля и стали кидать их в огонь. На моих глазах боец хотел сломать о колено скрипку и кинуть её в костёр, я окриком остановил его и взяв её в руки потёр её о рукав, стирая толстый слой пыли - она заиграла всеми янтарными красками своего лака! Заглянув внутрь я обнаружил золотую пластинку, на которой вензелями была надпись «Nikolaus Amatti 16…г», я вспомнил, что наш прапорщик просил скрипку для дочки и отложил её в сторону. Впоследствии когда маленькая девочка пришла в музыкальную школу с этим инструментом, она вызвала шок учительницы, которая тут же доложила в республиканское ФСБ и у нашего прапорщика были очень большие проблемы, как и у меня! Скрипку изъяли, за неё целый год отдел получал очередные звания и ордена, а нас с прапорщиком 12 часов промурыжили в подвальных кабинетах допросами с угрозами за наше «светлое будущее». 

6b7fa405881997c8341dd.png

С наступлением сумерек город замер и послышались отдельные одиночные хлопки выстрелов и ответная трескотня автоматных очередей. Тактика у боевиков была интересная и в своём роде оригинальная, - они просачивались между нашими позициями используя подземные коммуникации и переходы между зданиями, открывали беспокоящий огонь по нам и по соседям, вызывая огонь на себя, соседи были, либо армейцы, либо ОМОН, которые с энтузиазмом принимали эту игру и начинали по сути долбить по нам, на что мы не оставаясь в долгу, долбили по ним! Группы же, в основном тройки, состоящие из снайпера, гранатомётчика и пулемётчика, беспрепятственно без потерь ускользали в темноту, а наша «какофония» могла продолжаться до самого утра, и даже с потерями с обеих сторон…

Первая ночь так и прошла, в «ожесточённых» боях с «соседями» по несчастью. С нами тогда вместе были казаки-добровольцы из волчьей сотни им.Шкуро, которые напросились на совместные рейды и спецоперации. У многих из них тогда были за плечами Югославия, Приднестровье, Абхазия и Осетино-Ингушский конфликт, в общем вояки что надо, а у нас и так проблемы с личным составом и каждый ствол на счету, вот и согласились в нарушение всех законов и правил. А кто бы нам чего сказал, когда большие чины сидели в аэропорту «Северный», с оперативным штабом в Моздоке и делили меж собой «боевые» награды, звания и чины, развивая алкоголем так называемый «чеченский синдром». Я до сих пор часто встречаю этих чудиков с «иконостасом» на груди в ресторанах на какой ни будь военный праздник, размазывающих сопли по лицу под песню Газманова «Господа Офицеры». Ну да ладно, Бог им судья, и как я часто говорю, - Бог простит, я никогда!!!

896cbb3c675c5909eb778.png
Танкисты 133 ОТБ у Т-80БВ №550, после попадания РПГ. Февраль 1995.

 

Итак, ночь была позади, днем мы рассматривали выбоины от пуль и осколков вблизи своих укрытий и латали прорехи в своей обороне. Как всегда по своей привычке делали вылазки по округе с целью разведать укрытия и коммуникации, которые может использовать противник в своих интересах. Заглянув на территорию краеведческого музея мы обнаружили сложную сеть подвалов, пролегающих по кругу под всеми зданиями. Перед глазами предстала печальная картина разрушенной истории… на пороге стоял портрет императора Александра III истыканный ножами и простреленный со всех сторон, помещения верхних этажей были разбиты и провалены в результате авианалётов и артобстрела, лишь часть первых этажей и полуподвалов выглядывала из под руин. Я зашёл в чудом сохранившейся флигель-пристройку и с удивлением обнаружил громадную старинную библиотеку, книги стояли на полках до потолка высотой метра в четыре, они лежали в стопках, связанные бичевой и валялись просто горой посреди помещения, так что ногой некуда было ступить. Первое что попалось в руку, был томик прижизненного издания стихов А.С. Пушкина, датированный 1813 годом, подняв его и полистав, я с благоговением положил его обратно на кучу других книг. В это время в помещение библиотеки забежал какой-то молодой лейтенант с бойцами и дико вращая глазами крикнул, - Сжечь всё! Я взяв его за воротник потряс и выкинул из помещения, сказав, - Ты что дурак, совсем охренел, нашу историю жечь! Он как бешеный пёс дико захохотал и развернувшись побежал дальше, а под утро следующей ночи в это помещение попал осколочно-фугасный снаряд и вся сокровищница человеческих знаний сгорела дотла… Также поднявшись этажом выше я обнаружил хранилище за сейфовой дверью с проломом сбоку кирпичной стены от выстрела РПГ. Строители повесили громадные толстые тяжёлые сейфовые двери на помещение со стеной с обычной кирпичной кладкой, чем и воспользовались искатели трофеев. Вот только одного они не предусмотрели, внутри всё было чёрным от пожара, возникшего вследствие выстрела РПГ, всё что находилось внутри должно было сгореть. Я залез в проём и в куче золы на полке обнаружил одиноко стоящий большой портрет имама Шамиля в полный рост рисованный маслом. Он стоял одиноко играя всеми красками, а вокруг было всё чёрным от пожара, ничего не сохранилось, остался только он, одинокий и гордый Шамиль с орлиным профилем в белой черкеске и высокой папахе с белым шарфом, при оружии на фоне гор. Я покрутил его в руках и уважительно поставил обратно, так как эта история этого народа, а не моего и я не имею никакого права распоряжаться реликвиями. Мы, проверив все коммуникации, тихо ушли обратно.

94014cf73503a1a43d125.png
Эвакуация раненных российских солдат из Грозного. Февраль 1995-го.

 

У казаков на всю братию была одна трофейная БМП-2, СВД без оптики, ПКМ и пара АКСУ, и это всё было нажито непосильными трудами за время их здесь пребывания, так как прибыли они с гуманитарной колонной без ничего, всё оружие было добыто на месте. Интересно было наблюдать за ними, как они прилежно раскладывали свои сумки с черкесками и чистым белоснежным бельём, на случай ежели погибнут, то чтобы сразу их переодели в чистое не обременяя родню и близких. Их иерархия, как и традиции в корне отличались от нашей армейской системы. Была одновременно вольница, часто переходящая в анархию (по нашему мнению), и в тоже время была жёсткая дисциплина и беспрекословное повиновение старшему (походному атаману), замешанная на адатах обычного права. Младшие, как по чину, так и по возрасту чётко знали своё место и рот без повода не раскрывали, не роптали, а на любую ситуацию реагировали зло и весело с каким то диким первобытным азартом. Мы стали свидетелями телесного наказания урядника плетью, за то, что он без разрешения забрал пулемёт из места их базирования и основной части пришлось ночью не сладко. С БМП лихо спрыгнул походный атаман лет 60-ти в галифе, сапогах и лихо заломленной папахе, и ничего не говоря с перекошенным лицом, двинулся к улыбающейся толпе казаков, на ходу выхватывая плеть из-за голенища сапога. У молодого казака в чине урядника сошла улыбка с лица, так как поток бранных слов был направлен в его адрес, и после фразы, - Задирай рубаху сучий потрох! Он молча задрал грязный китель и безропотно подставил спину, по которой раз пять со свистом прошлась нагайка. Опосля он тихо процедил сквозь зубы, - Благодарю за науку, батя! Мы все молча стояли пораженные увиденным, так как этого даже в книжках не читали и в кино почти не видели. Особенно надо было видеть лица бойцов-срочников, которые потом подходили к казаку и спрашивали, - Больно? За что он тебя так? На что тот весело отвечал, - Нисколько! За дело получил, за дело! Казаки-добровольцы проявили себя в этой операции и не подвели нас ни разу, вызывались сами на самые горячие направления, своим пулемётом они отбили несколько вылазок боевиков, поливая их очередями я слышал их весёлую брань и переклички с боевиками, с перебором всей домовой родовой и тейповой книги.

0a421bf33a480e79065d6.png
Российские солдаты в Грозном, февраль 1995.

 

На следующую ночь всё повторилось и устав от этой возни я ушёл спать в БТР. Два БТРа стояли посреди двора с работающими двигателями, экипажи были внутри в готовности выдвинуться на исходные позиции, проёмы в арках занимали БМД-шки. Весь путь до БТРов пришлось петлять как зайцу, так как неугомонные ребята в зелёных повязках обсыпали двор из подствольников и АГСов, и те ложились хаотично со стороны напоминая праздничный фейерверк из петард. Нырнув в люк, поставив СВД и положив под себя охотничий нож, я моментально заснул на боковой седушке под ровное урчание двигателя, несмотря на загазованность выхлопными газами всего салона, отчего экипаж сидел в какой-то пьяняющей медитации. Часа в три ночи раздался грохот, верхняя крышка бокового люка откинулась и чья-то рука стала шарить в темноте… я напрягся, схватил нож и сполз в дальний угол, решив дорого отдать свою жизнь. Но тут раздался голос нашего командира взвода войсковой разведки лейтенанта Жени Кудрявцева, - Жора, ты где…?! Я с матом высунул голову, обвиняя его во всех смертных грехах, на что он удивлённо улыбаясь попытался оправдаться, - Там снайпер-вражина всех достал, иди разберись, а! Недовольно ворча я взял винтовку и мы вприпрыжку под весёлую канонаду наших оппонентов помчались по двору, нырнув в проём подвала. В подвале и вправду было оживлённо, все наши основные наблюдательные посты были сняты, а огневые точки вынуждены были молчать. Вся братия собралась посреди подвала и оживлённо обсуждала обнаглевшего снайпера, который уже почти вплотную из соседнего здания лупил по нашим позициям. При моём появлении все повернулись ко мне, как при появлении хирурга в операционной или ветеринара в хлеву… Я молча выслушал все доводы, ничего толком не прояснив для себя, взял с собой напарника Диму Минеева и мы полезли в нишу подвального помещения выходящего бетонной чашкой наружу здания. Благо, что он был закрыт от ветра одним слоем кирпича и накрыт листом старого ржавого железа, как домик Ниф-Нифа и Наф-Нафа. От спецразведки нас было двое, я и Дима, мой кум, друг, напарник по снайперской паре. От войсковой разведки был Женя с бойцами первого призыва разведроты и двумя молодыми сержантами после учебки, но уже проявившими себя, как настоящие РЭКСы! Засев в нише, где и одному не развернуться, мы долго сидели не подавая признаков жизни. Наш снайпер как будто почуяв неладное вдруг затих и тоже взял музыкальную паузу. Мы уже заскучали, как вдруг вдали послышался приглушенный хлопок выстрела и пуля взвизгнула невдалеке отрекашетив от кирпичной кладки. Привычка сидеть с кумом на засидках в охоте на дикого кабана нас не подвела, кабанчик похрюкивая стал подавать признаки своего присутствия! У Димы на АК-74М на приливе стоял ночной прицел, - вещь громоздкая, но в стационаре и в засадах полезная, у меня же на СВД стоял стандартный ПСО-4 с подсветкой от таблеточной батареи. Вообще с батареями на оптику были сплошные проблемы, во первых они были страшным дефицитом, во вторых зарядных устройств к ним не было, да и подзарядиться во время уличных боёв не представлялось возможным. Это намного позже у ОМОНовского снайпера я увидел самодельный переходник-стакан для пальчиковой батареи, который позже модернизировали конструкторы из Тульского и Ижевского КБ. Так вот подсветки в моём прицеле не было, так как батарея давно сдохла, но я визуально по памяти знал наизусть положение своей прицельной сетки. Вражина вконец обнаглевши, так как по нашей просьбе ему не отвечали, стал подходить ближе и ближе теряя бдительность. Но пока мы только слышали одиночные хлопки, которые даже не маскировал ПКМ. Так продолжалось довольно продолжительное время пока не стал накрапывать дождик, временное наше убежище стало протекать и мы прижавшись и накрывшись плащ-палаткой колотили зубами фокстрот. Но вот вдали как надежда, вспыхнула одиночная вспышка выстрела! Видал? – спросил Дима, - Видал, ответил я, - Засекай частоту, звук выстрела и интервалы. Дима напрягся, мускулы его жилистого тела налились свинцом, он всегда был лучшим как на маршбросках, так и на тренировках по РБ, мог в один момент сжаться в жилистый комок и выкинуть натурально пушечный удар с таким криком-выдохом, что становилось не по себе от силы его Духа, тела и Силы! В нём не было большой мышечной массы, как в наших братах штурмовиках из ГСН, но он был худым и жилистым, выносливым и вёртким, как и подобает настоящему РЭКСу. Бойся враг худых и жилистых! 

ca0835eb9f21ba0478535.png
Уцелевшие солдаты 131 мотострелковой бригады в Грозном, февраль 1995.

 

Чуть ли не криком он сообщил мне, - Справа по прямой на два часа от дороги в развалинах под скошенной стеной…! Вижу! – ответил я, когда засёк одиночную вспышку, - Подстрахуй меня Дим парой очередей. Добро! – ответил напарник. Теперь я напрягся, обмотал ремень вокруг плеча, положил цевьё на скатанный бушлат и вперился глазом в чёрный окуляр прицела, выставив ствол в направлении вспышки, прицел выставлен был на обычную постоянную величину, т.е. на «троечку». Вдруг в прицеле вспыхнула вспышка выстрела, такая далёкая, но чёткая и хорошо различимая. Я сделал дуплет (двойной выстрел), Дима следом всадил две очереди из АК и вдруг наступила зловещая тишина… Пауза длилась столько, что никто из нас не смог её чётко засечь по времени, но потом началась такая какофония, что мы поспешили убраться обратно в подвал. Дуплет был моей коронкой, ещё на базе я вводил в свой боевой арсенал новшества, а иногда забытое доброе старое из охотничьего опыта. Если стрелять дуплетом из СВД, нажимая курок с равным интервалом – раз-два – в доли секунды, то получается ровно два выстрела. Пули ложатся строго вертикально, на дистанции 100-150м – в разбросе 12-15см, на дистанции в 250-300м – в 45-50см, что значительно упрощает головоломку в выставлении прицела на дистанцию и дополняет первый выстрел вторым контрольным, ну а про ночную стрельбу и говорить нечего. Внизу нас ждала горячая тушёнка разогретая на углях и оживлённые расспросы братвы, что да как. Наутро мы чуть ли не первыми лучами солнца рванули к развалинам и к своему удовлетворению обнаружили под скошенной стеной лежанку, следы волочения с окровавленным следом и кровавый веер с мозгами на стене… война странная штука, или ты, или тебя! Мы не испытывали ненависти к этому парню или девушке, мы просто были удовлетворены своей работой, мы остались живы, мы были молоды и энергичны и с гордостью получали заслуженные похвалы от братов-казаков и братов разведчиков и спецназовцев. Они же забирали тела своих, чтобы похоронить до заката, это потом они стали бросать тела наёмников и арабов. Так мы почувствовали свою силу на ночных улицах Грозного, до цели по прямой было метров 350, но какие это были метры!

5edd62a2d83ccbb963704.png
Грозный, февраль 1995

 

На углу площади пионеров стояли ребята из нашего ГСН, ребята отчаянные, боевые ребята. Так вот они додумались из старого зимнего бушлата и штанов соорудить, набив его соломой и тряпьём Иван Иваныча, а для пущей убедительности надели на него солдатскую каску и в руки вложили раздолбанный трофейный автомат. Выставив Иван Иваныча на самом горячем направлении, а именно на углу здания первого этажа, выходящего на краеведческий музей, они стали свидетелями интересных событий. Сначала по Иванычу вели отдельный прицельный одиночный огонь, затем когда его пошевелили за привязанные верёвки, по нему открыли шквальный с остервенением огонь, а для пущей убедительности подползли поближе и саданули из РПГ. Тут уже обида взяла всех спецназовцев и за Иван Иваныча дали такой отпор, которого наверное те и не ожидали! 

В дальнейшем нами с кумом на ходу была разработана и применена тактика, которая до сих пор с успехом используется спецподразделениями. Снайперской парой, т.е. нами, вычисляется огневая точка противника, в основном это временная точка, так как стационарных они не использовали, передвигаясь по улицам и зданиям, так как были у себя дома. Допустим в глубине комнаты видимый через оконный проём, в той же пробитой стене ванной комнаты, что зачастую использовалось в старых сталинках, хрущёвках и брежневках (квартирах), расположился снайпер или автоматчик и ведёт прицельный огонь по нашим позициям. В свою очередь мы, заранее согласовав со всеми огневыми силами нашего боевого состава, включая бронетехнику, делаем паузу, и вяло огрызаемся с ним, заигрывая и таким образом ослабляя его внимание. Когда огневая точка определена, мы вдвоём трассерами делаем короткую серию выстрелов, чётко в оконный проём, либо укрытие, блиндаж, щель, окоп, показывая остальным направление и давая целеуказание, и следом вся огневая мощь подключается к нам. Это надо видеть, как со всех сторон трассера, БЗТ, ОФС, снаряды и гранаты летят веером от нас сходясь в этой точке, внутри этого проёма образуется натуральная паровозная топка, горелка адской кухни, в которой шансов выжить практически нет!

23 февраля во второй половине дня к нам приехала смена, привезли новые свежие силы, которые сменили нас. В марте мы были в Аргуне, в апреле брали Гудермес, затем бригаду перекинули на Бамут где и начались основные потери. В мае на Урус-Мартановском направлении погибла практически вся наша разведгруппа. Погиб командир взвода войсковой разведки Женя Кудрявцев и наши ребята, в 1996-м возле Старого Ачхоя погибли мой кум Дима Минеев и боец Миша Баранов, закрыв меня своими спинами и приняв на себя основную часть осколков от ПТУРСа. В 2000-м на направленном фугасе подорвался весельчак и балагур, душа нашей роты Женя Герасимов, потом были ещё потери, и «двухсотые» и «трёхсотые»…

Вечная память Вам наши дорогие ребята! Всевышний забирает лучших, а Вы были лучшими из лучших! Я знаю, что по окончании своего жизненного Пути я встречусь с Вами и Вы весело с шумом как всегда окружите меня с расспросами, что да как, и мы пойдём с Вами обнявшись навстречу Солнцу!!!

Автор - Георг Ким.

Ответить

Фотография Alisa Alisa 05.01 2018

2f5c0ad0f745b406bf313902bac566f3.jpg

Грозный, февраль 95. Русский мальчик, раненый во время штурма города. С ножом.

 

До тоста Путина оставалось 4 года

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 07.01 2018

Мёртвый город. Битва за Грозный: как это было (ФОТО)
07.01.2018 - 3:30
groznyy_1.jpg

Новогодние праздники для всей страны — время незамутнённого гедонизма. Однако по мрачной иронии судьбы на них же падает одна из крупнейших трагедий современной российской истории. 31 декабря 1994 года — момент апофеоза первой войны в Чечне. В этот день начался штурм Грозного.

О том, что происходило в то время — в материале Life.

Чеченская война начиналась неудачно для российских войск. Операцию изначально плохо спланировали, а Объединённая группировка столкнулась с неожиданным сопротивлением, причём даже за пределами Чечни.

Первые бои и первые потери войска несли ещё в Дагестане и Ингушетии. Однако равнинная часть Чечни, в центре которой стоит Грозный, сама по себе невелика. К концу декабря войска сосредоточились вокруг столицы Чечни. Тогда ещё никто не мог предсказать, чем обернется её штурм.

Обороной Грозного руководил бывший кадровый офицер Советской армии Аслан Масхадов. Серьёзную проблему для него составляла анархия в рядах боевиков. Самые боеспособные группы — отряды Гелаева и Басаева — подчинялись скорее своим атаманам, а многие отряды представляли собой группы родственников и друзей по несколько человек, и их невозможно было даже толком подсчитать.

Планирование операции несло на себе печать спешки и хаоса. Окончательное решение о штурме приняли только 26 декабря 1994 года. Буквально через несколько дней армии предстояло идти в наступление.

 

Однако боевики сумели нарезать сектора обороны хотя бы для самых крупных и устойчивых групп, создать множество захоронок с боеприпасами для гранатомётов и миномётов, а также приспособить свои отряды для малой войны в городе. Огромное количество оружия, захваченного ранее в арсеналах бывшей Советской армии, позволяло дудаевцам в бою давить огнём, стреляя даже по отдельным солдатам из гранатомётов.

c9d20e4f88ec227ed79b6154580181d2__1300x.
Фото: © РИА Новости

Важное отличие отрядов боевиков от последующих кампаний — в Грозном они располагали некоторым количеством бронетехники и даже артиллерии. Грозный — единственное место, откуда регулярно сообщали о применении дудаевцами танков. Зато, вопреки популярному стереотипу, почти не было иностранных наёмников.

Если план обороны дудаевцев имел слабые места, то план наступления только из слабых мест и состоял. Разведка обороны противника практически не велась, а уровень боеспособности боевиков хронически недооценивался. Более того, группировка, которой предстояло штурмовать город, была очень слаба численно.

Но имелась такая «экзотика», как русские наёмники, приехавшие подзаработать. При встрече с соотечественниками такой «родной крови» на милосердие рассчитывать не приходилось.

 

Этот тезис может удивить при взгляде на длинный перечень полков, бригад и батальонов, участвовавших в штурме. Однако Объединенную группировку на скорую руку собрали из подразделений «глубинных округов» бывшей Советской армии. Её основу составляли «кадрированные» части, имевшие лишь минимум людей, необходимый для обслуживания техники.

Этот контингент располагал впечатляющей огневой мощью, но ему фатально не хватало людей, способных идти во дворы и подъезды, вести зачистку, контролировать территорию.

В результате в Грозный пошло огромное количество бронетехники и множество солдат, которые должны были её обслуживать, от водителей до ремонтников.

 

Тем более что огромный процент солдат составляли юноши 18 лет, не успевшие получить даже самую необходимую боевую подготовку. Трудно сказать, почему этого не учли командовавшие операцией министр обороны Павел Грачёв и начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин, но факт состоит в том, что в город пошли силы, не готовые к серьёзному сражению. Судя по всему, предполагалось, что чеченцев ошеломит вид многочисленной бронетехники и они не окажут серьёзного сопротивления. Беспечность стоила дорого.

Чистилище

05122cc7e07c980b827008fe81c2af5c__1300x.
Фото: © РИА Новости/Юрий Тутов

31 декабря колонны втягивались в Грозный с четырёх сторон — востока, запада, севера и северо-востока. Общим пунктом назначения был Президентский дворец — крупное здание в центре города.

Поначалу город выглядел вымершим, но в первые же часы стало ясно, что сопротивление будет жестоким. Группы «Запад» и «Восток» сразу втянулись в тяжёлое сражение. Западникам удалось прорваться в город, но вскоре отряды забуксовали под огнём. Восточная группа тоже вступила в тяжёлое сражение, но вскоре получила тяжелейший удар от собственной авиации.

ВВС работали катастрофически плохо в течение всего сражения и часто наносили удары по своим. Налёт имел катастрофические последствия: сразу до полусотни человек выбыли из строя убитыми или ранеными, а наступление Востока фактически сорвалось.

 

На этом фоне по-настоящему отрадно выглядят действия северо-восточной группировки генерала Льва Рохлина. Тот действовал разумно и быстро. Изначальный план предполагал атаку через промзону. Однако генерал — в отличие от коллег — тщательно провёл разведку и выяснил, что на основном маршруте его ждут засады.

Поэтому отряд Рохлина сманеврировал и проник в город по неожиданному маршруту, ломая боевикам планы. Отряду Рохлина быстро и без катастрофических потерь удалось захватить консервный завод и больничный комплекс.

Словом, здесь солдаты могли поздравить себя с успехом.

На востоке наступление захлебнулось, на северо-востоке — удалось, а на западе войска медленно вгрызались в глубину Грозного. Однако самые драматичные события происходили с группой «Север» генерала Пуликовского.

Основную ударную силу группы составляли отряды 131-й майкопской бригады и 81-го самарского полка. Уместно назвать их именно отрядами бригады и полка, до штатной численности они откровенно недотягивали. Как бы то ни было, оба подразделения начали втягиваться на улицы.

Первоначально задачи группировки ставились на не очень большую глубину. Уже во время выдвижения «Север» начал вести тяжёлый бой. Летучие отряды дудаевцев обстреливали технику из засад. За недостатком нормально обученной пехоты зачистку толком не вели. Танк в городе куда менее уязвим, чем может показаться, но он нуждается в прикрытии пехотой.

Дудаевцы несли какие-то потери, но об успехе наступления говорить было сложно, требовался правильный штурм. И, однако, около 11 часов Майкопская бригада полковника Савина получает неожиданный приказ: выдвинуться к железнодорожному вокзалу. Для этого ей предстояло прорваться далеко в глубину города.

Танкисты и наводчики БМП не видели целей или не могли задрать ствол достаточно, чтобы попасть в те цели, которые видели. В бою быстро получил тяжёлое ранение командир самарцев, и полк возглавил замполит, который и провёл полк через ад сражения.

 

dda132e549824076747c1d6d2bcc4c4f__1300x.
Фото: © РИА Новости

Это был странный и явно не отвечающий обстановке приказ. Однако командование пребывало в самом оптимистичном настроении. Предполагалось, что бригада станет ломом, который расшатает оборону дудаевцев. Как бы то ни было, майкопцы вышли на площадь перед вокзалом и заняли сам вокзал. Их тыл толком не был прикрыт, неподалёку находились только самарцы, которые уже вели свой отчаянный бой.

С вокзала Майкопская бригада не могла контролировать частный сектор и даже ближайшие пятиэтажки. Почему их не заняли, уже не спросишь, но, скорее всего, банально не хватило людей. Однако теперь бригада находилась фактически в окружении. Около пяти вечера, когда стемнело, позиции майкопцев атаковали со всех сторон.

Техника горела на площади, подожжённая огнём гранатомётов. Боевики стреляли из пятиэтажек и частного сектора. Одновременно рядом шёл бой за товарную станцию. Многие молодые призывники впали в ступор. Офицеры и не потерявшие головы солдаты сражались за всех сразу.

Чеченские отряды имели возможность менять людей перед позициями майкопцев. Те даже не имели возможности вывезти раненых, которых в итоге вытащили только благодаря танкам капитана Игоря Вечканова. Пробиться снаружи не удавалось никому: все войска были связаны боем, свободных сил не было.

Преимущество боевиков в огневой мощи оказалось подавляющим. Более того, для обстрела вокзала дудаевцы привели даже бронегруппу. Полковник Савин непрерывно запрашивал по радио помощь — и не получал её. Комбриг уже сам был ранен осколком гранаты.

 

В конце концов, поняв, что помощь не придёт, Савин решил вытаскивать себя сам. Окруженцы сумели отойти и с вокзала, и с товарной станции рядом, но Савин в ходе боя погиб, когда лично пошёл забрасывать огневую точку гранатами. Это было чудовищное поражение: за двое суток боёв майкопцы потеряли 162 человека погибшими.

Как и к майкопцам, так и к окружённым на западе Грозного десантникам являлись делегации боевиков во главе с депутатом и правозащитником Сергеем Ковалёвым, предлагавшие капитуляцию. Однако майкопцы на сдачу не пошли, а десантники вообще решили, что над ними издеваются.

Дравшиеся по соседству самарцы сообщили о 63 убитых и 75 пропавших без вести. В плен в результате новогоднего штурма попало около 80 человек. Число пленных могло быть и выше.

 

Новогодний штурм закончился чудовищным провалом. Группировка «Север» была фактически разгромлена. Однако никто не отменял главной задачи: предстояло всё-таки взять Грозный.

Встань и дерись

67a643fd3eab9a72359b55b3291c9331__1300x.
Фото: © РИА Новости

Остатки группировки «Север» присоединили к группе Рохлина. Именно объединённому «Север» предстояло сыграть главную роль в штурме Грозного. Русские находились в ситуации поистине катастрофической. Однако теперь пришло понимание, что происходит и как действовать.

Рохлин сначала сосредоточился на очистке своих коммуникаций от летучих отрядов боевиков. В этом деле главную роль сыграл 45-й полк ВДВ. Десантники за несколько дней разбили рейдовые отряды чеченцев в своем тылу. Одновременно в городе кипел бой перед рекой Сунжей.

Тяжёлые потери несли обе стороны. Однако у боевиков запас прочности был ниже. Кроме того, русские получили подкрепление: в город вступили части морской пехоты. На фоне общего развала армии боеспособные батальоны приходилось набирать буквально повсюду. Именно так в Грозном появились морпехи с Северного флота, Балтики и даже с Тихого океана.

На сей раз Грозный подвергся правильному штурму без попыток кавалерийского наскока. Тактические приёмы вырабатывались на лету. В новогоднем штурме было потеряно множество танков и БМП, теперь уцелевшие действовали по-новому.

Например, одним из приёмов было использование танка, сопровождавшегося пехотой — и самоходной зениткой, которая из автоматических пушек чистила чердаки и верхние этажи. Недостатки боевой подготовки никуда не девались, но теперь их смягчали не столько кровью, сколько железом: цели, подававшие признаки жизни, безжалостно расстреливались из всего имеющегося оружия.

В середине января с нескольких сторон войска прорвались к центру Грозного и комплексу правительственных зданий. Упорная оборона Президентского дворца выглядит странно для обычно тактически гибких дудаевцев. Однако этот подарок вовсю использовали российские войска.

Именно в это время на стороне боевиков появились первые признаки паники. Радиоперехват зафиксировал, в частности, такой пассаж: «Появились трусы. Их надо расстрелять».

Такой стиль войны вёл к тяжёлым потерям среди жителей. Однако общее настроение выразил один из взводных командиров: «У меня 18 человек, я отвечаю за их жизни, за жизни всех остальных людей на планете я отвечать не собираюсь».

 

Благодаря попыткам боевиков удержать статичный фронт, их позиции стали куда лучше известны наступающим, и теперь уже артиллерия российских войск находила жертвы. 19 января дудаевцы после тяжёлых потерь оставили дворец. После этого эпицентр сражения переместился за Сунжу, в район площади Минутка.

К этому моменту начало сказываться истощение боевиков. Их отряды вели долгое тяжёлое сражение, а российские войска на лету учились эффективно действовать в городе. Сам Дудаев уже покинул Грозный, понимая, что удержать город не удастся.

Это запоздалое решение имело успех: именно в начале февраля боевики начали отступать из Грозного. Угроза тылу подействовала. «Абхазский батальон» Басаева — один из главных противников рохлинцев — во время этого отступления попал в засаду и понес тяжёлый урон.

Как ни странно, только в этот период, в конце января и начале февраля, военные приняли решение окружить Грозный и блокировать поступление подкреплений боевикам. В начале февраля боевиков в городе начали отсекать от остальной Чечни.

 

bff7a6542c0ab9d59dd5b159858b7b89__1300x.
Фото: © РИА Новости/Игорь Михалев

Отход заметной части товарищей привёл к надлому боевиков в Грозном. Во второй половине февраля город был окончательно блокирован. Российским войскам катастрофически не хватало людей, поэтому малые отряды дудаевцев могли благополучно проскользнуть среди руин. Однако крупные группы выходили с огромным трудом, их блокировали и наносили тяжёлый урон.

Правда, уже тогда проявилась скверная черта российских политиков — устраивать переговоры по малейшему поводу. 16 февраля вступило в действие трёхдневное перемирие для обмена пленными. Фактически передышку боевики использовали, чтобы отвести основную часть своих потрёпанных отрядов на юг, к горам.

К концу февраля сопротивление было сломлено окончательно. В начале марта от дудаевцев очистили последние микрорайоны чеченской столицы.

В условиях чудовищной нехватки снабжения, неразберихи, ужасающих потерь российская армия на голом характере выиграла битву.

Штурм Грозного стал чудовищным огненным крещением для современной Российской армии. Преступно плохо подготовленный и проведённый штурм стоил войскам более тысячи погибших, из которых едва ли не половина приходится на самые первые дни.

Потери боевиков оценить крайне сложно из-за иррегулярного характера их отрядов. Кроме отвратительной подготовки самого штурма сказалось отсутствие опыта. Так, было сделано очень мало для спасения жителей города.

Эти несчастные, и русские и чеченцы, были предоставлены сами себе. При этом боевики, желавшие получить побольше мирных жертв для демонстрации прессы, даже иногда блокировали выход жителей, когда те пытались выбраться из города самостоятельно. Словом, жители Грозного попали между жерновов свирепой и бескомпромиссной войны.

Жертвы и накал боёв в Грозном были беспрецедентными. Увы, штурм города стал не концом военных ужасов, а лишь завершением одной из первых глав в этой книге скорби.

                                                                           Евгений Норин

Ответить