←  Высокое Средневековье

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Крестовые походы

Фотография Ученый Ученый 22.07 2021

а как им себя было вести? Это император их попросил же помощи, соответственно они исходили из того что император слабее их. А у европейцев только перед папой можно было лебезить или перед тем кто тебя сильнее. Император ни папа, и слабее их, соответственно можно отобрать что хочешь

Западные феодалы вообще не имели культуры раболепия и подобострастия, характерных для Византии.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 22.07 2021

Мы опять убеждаемся в том, что статус крестоносца мало чем отличался от статуса пилигрима

 

Термин

 

«крестовые походы» стал использоваться в нач. XIII в.; широкое распространение он получил лишь в Новое время. В средневековых источниках по отношению к К. п., как правило, употреблялись слова, обозначавшие путешествие или паломничество: via Hierosolymitana, iter Hierosolymitanum (путь в Иерусалим), peregrinatio (паломничество), passagium (путешествие), expeditio (поход), iter in Terram Sanctam (путь на Святую землю). Использовались также понятия, которые подчеркивали божественное происхождение К. п.: bellum sacrum (священная война), opus Dei (дело Божие), negotium Jesu Christi (предприятие Иисуса Христа). Позднее стали употребляться термины auxilium Terrae Sanctae (помощь Святой земле), transitio (переход) и другие. Участников К. п. называли peregrini (паломники), christiani (христиане), pauperes (бедняки), milites Christi (рыцари Христовы), Hierosolymitani (иерусалимляне), а с XIII в. также cruciferi (крестоносцы) и crucesignati (отмеченные знаком креста) (Constable G. The Historiography of the Crusades // The Crusades from the Perspective of Byzantium and the Muslim World. 2001. P. 11-12).

http://www.pravenc.r...xt/2459033.html
 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 23.07 2021

Это император их попросил же помощи, соответственно они исходили из того что император слабее их.

Император Алексей I Комнин всё же принудил предводителей крестоносных армий принести ему клятву верности и дать обязательство вернуть византийцам земли, которые будут отвоёваны у турок. Таким образом, пребывая в Византии, вожди крестоносцев стали вассалами византийского императора.

Ответить

Фотография kmet kmet 24.07 2021

В сохранившихся до наших дней средневековых грамотах зафиксированы многочисленные случаи актов насилия в отношении членов семей крестоносцев, особенно женщин и детей, попыток завладеть родовым фьефом. Разумеется, участники крестоносных экспедиций не могли не испытывать тревогу за судьбу своих близких.

Для избежания того, благородные рыцари, уходя в Крестовые походы, часто передавали свои земли и имущество в купе с семьями, под защиту и "ответственное управление" настоятелям близлежащих монастырей, епископам и другим прелатам.

 

Кстати, сохранившиеся в церковных архивах документы о таких передачах, в более поздние времена часто служили доказательствами древности и благородного происхождения того или иного дворянского рода.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 24.07 2021

 

В сохранившихся до наших дней средневековых грамотах зафиксированы многочисленные случаи актов насилия в отношении членов семей крестоносцев, особенно женщин и детей, попыток завладеть родовым фьефом. Разумеется, участники крестоносных экспедиций не могли не испытывать тревогу за судьбу своих близких.

Для избежания того, благородные рыцари, уходя в Крестовые походы, часто передавали свои земли и имущество в купе с семьями, под защиту и "ответственное управление" настоятелям близлежащих монастырей, епископам и другим прелатам.

 

Кстати, сохранившиеся в церковных архивах документы о таких передачах, в более поздние времена часто служили доказательствами древности и благородного происхождения того или иного дворянского рода.

 

Я когда-то читал, что церковь нажилась на имуществе крестоносцев, присваивая собственность рыцарей, не вернувшихся из похода. Но сейчас не нашел подтверждений в источниках.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 24.07 2021

Здесь между прочими рыцарями был и Готфрид Бульонский - имя, которое по неизвестной мнемонической причине остается в памяти русского интеллигента даже тогда, когда все прочие имена и цифры древней, средней и новой истории им давно забыты. Собственно говоря, одним этим и замечателен благочестивый герцог. Но популярность его в среде русской интеллигенции огромна.

 

Всеобщая история, обработанная Сатириконом

 

http://averchenko.li...ovye-pohody.htm

Ответить

Фотография Ученый Ученый 24.07 2021

Памятник Готфриду Бульонскому в Брюсселе

 

depositphotos_39818509-stock-photo-godfr

Ответить

Фотография kmet kmet 24.07 2021

Здесь между прочими рыцарями был и Готфрид Бульонский

он же Годфруа де Бульон, он же Готфрид ван Булен, он же Годфрид IV Лотарингский. Он был очень знатного рода, вел свою родословную от Каролингов.

 

Я когда-то читал, что церковь нажилась на имуществе крестоносцев, присваивая собственность рыцарей, не вернувшихся из похода.

может и не всегда присваивали - в документах могло указываться, что в случае гибели церковники получали на "помин души" суммы и земли.

Да и занимали у церкви деньги на поход, под залог имущества - крестоносцев погибло много, расплачиваться было нечем и залог оставался церкви.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 24.07 2021

Франкские государства на Востоке

 

Иерусалимское королевство. Основание христианских княжеств в Сирии. Организация христианских владений на Востоке. Иерусалимские ассизы. Рыцарские ордена.

 

Иерусалимское королевство. Крестовый поход продолжался три года. Последствием его было то, что четыре христианских князя утвердились в четырех пунктах Азии: Балдуин в Эдессе, Боэмунд – в Антиохии, Раймонд – в Триполи, Готфрид – в Иерусалиме. Это еще не были государства: христиане занимали лишь несколько укрепленных мест; но каждое из этих укреплений сделалось центром завоевания.

 

Иерусалимское королевство было вначале беднейшим из всех христианских государств Востока. Исполнив свой обет, крестоносцы вернулись на родину; остался только Готфрид с 200 рыцарей. В июне 1100 г., когда к Яффе пристало несколько венецианских кораблей, он отправился просить у них помощи; венецианцы согласились помогать ему в течение двух месяцев с тем условием, чтобы им была предоставлена треть городов, какие будут завоеваны. Готфрид умер в 1100 г. Его брат Балдуин покинул Эдессу и явился в Иерусалим, чтобы взять в руки власть над королевством. Он привел с собой 200 рыцарей и ровно столько пехотинцев, сколько было достаточно, чтобы занять те четыре города, из которых состояло тогда королевство: Иерусалим, Рамлу, Кайфу и Яффу. {363}

 

Яффа была единственной гаванью, через которую королевство могло сноситься с Европой. Один паломник, посетивший св. места в 1102 г., говорит, что дорога из Яффы в Иерусалим покрыта трупами, которых не успели похоронить, путнику на всем пути грозят нападения сарацинских всадников и всюду встречаются разрушенные деревни. «Мы погибли бы, – говорит капеллан Балдуина, – если бы мусульмане напали на нас. Бог помешал им сделать это». Королевство было настолько бедно, что пришлось уничтожить часть древних епископств, так что при христианских князьях было меньше епископств, чем во времена мусульманского владычества.

 

Настоящим основателем королевства был Балдуин (1100–1118). Он окончательно отразил нападения египетских армий и с помощью венецианских и генуэзских купцов постепенно завоевал все города побережья (Арсуф, Цезарею, Сен-Жан д’Акру, или Птолемаиду, Сидон и Бейрут). Тир был взят лишь в 1124 г., Аскалон – в 1153 г. Только тогда и было закончено образование Иерусалимского королевства; оно охватывало все побережье от Аскалона до Бейрута, то есть всю древнюю Финикию и часть Палестины.

 

Основание христианских княжеств в Сирии. В Сирии остались сначала только норманны Боэмунда, утвердившегося в Антиохии. Чтобы расширить свои владения, он осадил было Халеб, но по приглашению одного армянского князя пошел в глубь Малой Азии, был застигнут врасплох отрядом туркменских всадников, побежден и взят в плен (1100). Танкред, после тщетных попыток воцариться в Иерусалиме, отправился защищать Антиохию, на которую напали турки, и освободил ее от осады (1101).

 

К этому времени на Восток прибыло новое крестоносное войско. Оно образовалось под влиянием известий о победах над неверными; здесь были отряды из всех христианских стран: 50 тысяч воинов из Северной Италии с архиепископом Миланским во главе; аквитанский герцог с 50 тысяч человек; графы Бургундский, Блуаский, Неверский, епископы Ланский, Суассонский и Парижский, герцог Баварский, архиепископ Зальцбургский и маркграфиня Австрийская. За войском следовало множество женщин. {364}

 

Первыми прибыли в Константинополь ломбардцы (март 1101 г.). Император хотел отправить их в Азию; они отказались и взяли приступом укрепленный монастырь в предместье Константинополя. Весной к ним присоединились французы и немцы, которые спустились вдоль Дуная и в Болгарии отразили несколько нападений печенегов, находившихся на службе императора. Крестоносцы разделились на три армии.

 

Первая (около 260 тысяч человек), состоявшая преимущественно из ломбардцев и французов, выступила в поход в июне вместе с Раймондом Тулузским и отрядом византийских солдат, чтобы, пройдя Малую Азию, освободить {365} Боэмунда и затем двинуться на Багдад. Она дошла до Анциры, взяла ее и отдала грекам, затем пошла вдоль реки Галиса по стране, опустошенной мусульманами. Истощенное голодом, изнуренное и расстроенное крестоносное войско не было в состоянии отразить мусульман, когда они напали на него на берегах Галиса; в конце второго дня сражения крестоносцы рассеялись и в беспорядке пустились бежать к берегу Черного моря; конница достигла Синопа, откуда затем переправилась в Константинополь; пехотинцы, священники и женщины были перебиты или взяты в плен.

 

Вторая армия под предводительством графа Неверского двинулась в путь несколько недель спустя, чтобы присоединиться к ломбардцам, но уже не застала их в Анкире и повернула на юг, направляясь в Сирию; но беспрестанно подвергаясь нападениям сельджуков и мучимая жаждой, она была рассеяна и истреблена у подножья Тавра.

 

Третья армия (аквитанцы и немцы), состоявшая, по преданию, из 100 тысяч человек, переправилась в Малую Азию, ожесточенная против императора, которого обвиняли в желании предать латинян туркам. Тысячи крестоносцев отказались вступить в Малую Азию; одни переправились в Сирию, другие вернулись домой; остальные пошли тем же путем, которым шло первое крестоносное войско, – на Никею и Иконий. В конце августа, изнуренные жаждой и усталостью, они наткнулись близ Гераклеи на мусульманское войско, бежали без сопротивления и почти все были перебиты. Вильгельм Аквитанский и Вельф Баварский спаслись. Архиепископ Зальцбургский погиб; маркграфиня Ида и множество знатных дам исчезли без следа (по одной из легенд, Ида была взята в плен турецким эмиром и сделалась матерью знаменитого позже Имад эд-Дина Зенки).

 

Так потерпел крушение крестовый поход 1101 г. Три громадные армии были уничтожены. Остатки бежали в Антиохию, в том числе и Раймонд Тулузский. Танкред арестовал его и освободил лишь тогда, когда Раймонд поклялся, что не овладеет ни одним городом между Антиохией и Сен-Жан д’Акрой. Раймонд уехал из Антиохии и с помощью небольшого генуэзского флота овладел Тортозой. Здесь провансальцами было основано новое княжество. Позже Раймонд {366} утвердился близ Триполи и построил крепость перед самым городом.

 

Норманны потеряли своего вождя Боэмунда, попавшего в плен к туркам. Танкред не торопился освобождать своего дядю, предпочитая править на его месте. Выкуп за Боэмунда уплатил один армянский князь (1103). Тотчас по своем освобождении он заключил союз с армянами, с Балдуином Эдесским и своим вассалом Жосленом де Куртне, смелым рыцарем, который в 1101 г. получил в лен несколько крепостей на запад от Евфрата; целью союза была экспедиция против города Харрана, господствующего над дорогой из Месопотамии в Сирию. План Боэмунда состоял в том, чтобы изолировать сирийских мусульман. Мусульманские князья с десятитысячным войском поспешили на выручку к Харрану. Христиане напали на них и обратили в бегство; но эдесские рыцари, погнавшись за ними, забрались слишком далеко и были частью рассеяны, частью взяты в плен; после этого мусульмане бросились на остальную часть христианского войска, на которую с другой стороны, сделав вылазку, напал харранский гарнизон; христиане потерпели полное поражение. Результатом этой битвы было уничтожение норманнского владычества на Востоке. Мусульмане осадили Эдессу и овладели окрестностями Антиохии; греки заняли киликийские города. Раймонд Тулузский продолжал свои завоевания.

 

Боэмунд отправился в Европу искать помощи (1104). В течение трех лет ему удалось собрать армию в 35 тысяч человек. Он отплыл с ней из Брундизия на 230 кораблях (1107); но вместо того, чтобы везти ее в Сирию, он предпринял завоевание Греческой империи. Он осадил Диррахий, разломал свои корабли, чтобы построить осадные машины, был отрезан византийским флотом от всяких сношений с Европой и вследствие недостатка съестных припасов принужден просить мира (1108). Он признал себя вассалом Алексея, который оставил Антиохию только как пожизненный лен. Он вернулся в Италию и умер там в 1111 г.

 

Балдуин Эдесский и Жослен, находившиеся в плену у мусульман, были освобождены одним из двух эмиров, оспаривавших друг у друга власть над Мосулом, при том {367} условии, что они помогут ему одолеть его соперника; но когда они захотели вернуться в свои города, которыми во время их отсутствия правил Танкред, то последний отказался вернуть им их владения. Он заключил союз против них с халебским эмиром Ризваном, и в 1108 г. можно было видеть странное зрелище, как крестоносец Танкред в союзе с неверным ведет войну против крестоносцев Балдуина и Жослена, которым помогают армяне и мусульманин1.

 

После смерти Боэмунда император потребовал, чтобы Танкред вернул ему Антиохию. Танкред отказался. Алексей обратился к провансальцам и иерусалимскому королю с просьбой о помощи против норманнов. Но в эту минуту ему пришлось идти в Малую Азию против нового иконийского султана, который в 1110 г. возобновил войну с греками и опустошил Фригию почти до самого Геллеспонта. Алексей принужден был отказаться от Антиохийского княжества, которое осталось независимым государством под властью норманнских князей.

 

В Триполи Раймонду Тулузскому, умершему в 1105 г., наследовал его сын Бертран, который в 1109 г. прибыл на Восток с провансальской армией, взял Триполи и присягнул на верность иерусалимскому королю как граф Триполи.

 

 

1Около этого времени появляются в Сирии знаменитые ассасины, составлявшие особую исмаилитскую секту. Их вождь, которого христиане называли Горным Старцем, а мусульмане – Горным Князем, владел несколькими укреплениями в горах между Анамеей и Тортозой. Самый известный из вождей этой секты, Синан, живший в конце XII в., играл видную роль, не вследствие обширности своих владений, которые всегда были незначительны, а благодаря страху, который внушали его ассасины христианским и мусульманским князьям; многие из последних были убиты по его приказанию. {368}

 

Эпоха крестовых походов / Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. СПб.: ООО “Издательство Полигон”; М.: ООО “Фирма “Издательство ACT”, 1999. С. 363–368.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 24.07 2021

может и не всегда присваивали - в документах могло указываться, что в случае гибели церковники получали на "помин души" суммы и земли. Да и занимали у церкви деньги на поход, под залог имущества - крестоносцев погибло много, расплачиваться было нечем и залог оставался церкви.

Поскольку наличные деньги в средние века были в большом дефиците, то не только простым рыцарям, но и знатным феодалам приходилось закладывать свои владения, чтобы снарядиться в крестовый поход.

 

собираясь в Святую Землю, Готфрид взял да и отказался от уже имевшихся у него владений и титулов, словно бы и не собирался обратно. Графство Бульонское он, по сути, продал епископу Льежскому, получив за него около полутора тысяч мер серебра и три меры золота. Титул герцога Нижней Нормандии был заложен, после смерти Готфрида герцогство стало причиной кровопролитной войны между Лимбургским и Лувенским домами.

https://www.liveinte...d/post329899459

 

Ответить

Фотография Ученый Ученый 24.07 2021

Первые крестоносцы самостоятельно покрывали все свои расходы. Это оставалось правилом и в XII веке. Однако большинство крестоносцев могли получить необходимые им средства лишь через продажу или залог принадлежавшего им имущества: земли, домов, своих постоянных натуральных и денежных доходов, частично даже людей. На денежные суммы, полученные отдельно взятыми крестоносцами под залог своего имущества, проценты не начислялись. Но поскольку кредитор получал доходы от заложенного имущества в течение длительного периода времени, практически до тех пор, пока не погашался весь долг, эти займы могли стать для него весьма прибыльными. Тем более что заложенное имущество зачастую вообще не выкупалось. Нередко в договор включалось условие о том, что срок действия договора о залоге вообще истекает в случае смерти или невозвращения крестоносца.

 

Такого рода сделки не могли не влечь за собой социальных и экономических последствий. В то время как семьи многих крестоносцев доходили до сумы, росло богатство церковных институтов, выступавших во многих случаях кредиторами. Одновременно повышалась также денежная ликвидность, из чего извлекали солидную выгоду рынки как на Западе, так и на Востоке.

https://economy-ru.c...rbyi-35591.html

Ответить

Фотография Ученый Ученый 24.07 2021

Флаг и герб Иерусалимского королевства

 

1280px-Vexillum_Regni_Hierosolymae.svg.p

 

 

800px-Arms_of_the_Kingdom_of_Jerusalem.s

Ответить

Фотография Стефан Стефан 24.07 2021

Организация христианских владений на Востоке. Таким образом, христиане основали четыре независимых государства: королевство Иерусалимское, княжество Антиохийское, графства Эдессу и Триполи; каждое из них имело своего государя, часто находившегося во вражде с остальными. Князья часто признавали себя вассалами иерусалимского короля, но он всегда имел за пределами своего королевства только моральное первенство, лишенное всякой реальной силы. {368}

 

Когда явились сюда крестоносцы, страна была населена христианами – потомками прежнего греческого населения, которым мусульмане, по своему обычаю, оставили их веру и законы при условии уплаты податей. Эти туземцы имели своих епископов и патриархов, но, как и все греческие христиане, не признавали над собой власти папы. Они составляли основную часть населения, класс земледельцев и ремесленников; латиняне, которые презирали их как схизматиков, продолжали обходиться с ними как с подданными. Католики, пришедшие с Запада, составили высшие классы и удержали власть в своих руках. Они всегда были очень малочисленны, потому что большинство крестоносцев, исполнив свой обет, тотчас возвращалось на родину. На Востоке оставались лишь те, которые являлись сюда искать счастья: рыцари, образовавшие класс сеньоров, и купцы, которые составили население городов.

 

Рыцари почти все были французы: все княжеские фамилии в Сирии были французского происхождения, французский язык сделался господствующим языком всех западных пришельцев в Леванте. Купцы почти все были итальянцы. Три итальянских города – Венеция, Генуя и Пиза – имели тогда военные корабли и вели торговлю на Востоке. Как только они узнали об успехах крестоносцев, они стали посылать в сирийские порты небольшие эскадры, чтобы принять участие в завоеваниях. Эти итальянцы помогали князьям овладевать укреплениями и заставляли дорого платить себе за свои услуги. В каждом из этих городов итальянская нация, помогавшая при осаде его, получала в полную собственность квартал (иногда треть города), рынок, церковь, баню, пекарню, часть набережной, магазин и право выгружать и продавать свои товары без уплаты пошлины. Этот квартал был подчинен правительству итальянской метрополии: оно присылало сюда губернатора, жившего во дворце. В городах Иерусалимского королевства господствовала Венеция, в городах графства Триполи и Антиохийского княжества – Генуя; Пиза имела меньше поселений, чем оба ее соперника (Марсель владел огороженным кварталом в Иерусалиме).

 

Завоеватели-христиане ежеминутно находились под страхом нападений. Почти каждый год мусульманская конница {369} опустошала окрестности городов. Христиане, слишком малочисленные, чтобы заселить страну, скучились отчасти в укрепленных прибрежных городах, отчасти в замках, расположенных на крутых горах внутри страны до границ пустыни по ту сторону Иордана1.

 

Жители городов обогащались благодаря торговле: они закупали индийские товары, которые доставляли им мусульмане, – шелк, пряности, мускус, алоэ, камфору, слоновую кость, жемчуг, и перепродавали их итальянским, марсельским и барселонским купцам. Они торговали также сырыми продуктами Сирии – апельсинами, винной ягодой, миндалем, сахаром, вином, оливковым маслом и произведениями туземной промышленности – триполийскими шелковыми тканями и тирийскими стеклянными изделиями.

 

Рыцари, жившие в замках, были землевладельцами. Они взимали подати с сирийских крестьян и грабили мусульманские караваны. На Востоке, как и на Западе, война была источником наживы; рыцари предпринимали разбойничьи экспедиции в мусульманские области, грабили поселения, {370} забирали в плен жителей и заставляли их платить выкупы. Вначале пленникам после битвы отрубали головы, но уже вскоре как христиане, так и мусульмане начали отпускать их на волю за известный выкуп. Усама рассказывает, что в 1119 г. один французский сеньор, будучи взят в плен мусульманами, предложил 10 тысяч золотых, чтобы его отпустили на волю. Эмир сказал: «Отведите его к Атабеку; может быть Атабек, настращав его, заставит его уплатить больший выкуп». Атабек пил в своей палатке. Увидев приближавшегося к нему пленника, он встал, заткнул за пояс полы своего платья, взмахнул своей саблей, подошел к христианину и отрубил ему голову. При встрече эмир стал упрекать Атабека: «У нас нет ни гроша денег, чтобы уплатить жалование туркменам. Пленник предлагает нам десять тысяч золотых, я посылаю его к тебе, чтобы ты выжал из него еще большую сумму, а ты убиваешь его!..»

 

Туземцы называли всех этих иностранцев франками – название, усвоенное ими со времен Карла Великого, когда Франкская монархия заключала в себе всех западных христиан. Эту привычку мусульмане сохранили и до сих пор: в Константинополе и Леванте всякого европейца называют франком1.

 

Иерусалимские ассизы. Рыцари и горожане, поселившиеся на Востоке, не усвоили арабской культуры: они сохранили свои обычаи и законы. Вожди, завоевавшие страну, приняли титулы королей, князей и графов; рыцари, помогавшие им, сделались баронами или сирами (некоторые – графами). По мере того, как страна завоевывалась, князь делил ее на большие поместья, которые раздавал в лен рыцарям при условии военной службы. Таким образом, феодальный строй был перенесен в Сирию. Мы встречаем здесь сиров Тивериады, Яффы и т.п.; мало того, феодальный строй был здесь организован правильнее, чем в какой-либо из европейских стран. Даже иерусалимский король считался только «высшим сеньором» {371} (сюзереном) и его власть была ограничена этим званием. Всякое владение было феодом, каждый рыцарь – вассалом.

 

В Сирии, как и в Европе, права и обязанности князя и рыцарей не были определены никаким писаным законом: ассизы, то есть собрания рыцарей для решения судебных дел, руководствовались феодальным обычным правом. Около конца XII в. несколько частных лиц решили собрать и записать обычаи, применявшиеся в ассизах Иерусалимского королевства. Составленный ими сборник получил название «Иерусалимских ассиз». {372}

 

Так как существовали двоякого рода суды, то сборник состоит из двух частей. Рыцарские ассизы – обычное право рыцарского суда; они основаны на феодальном праве. Ассизы суда горожан содержат в себе обычное право, применявшееся в судах горожан; они представляют собой переработку обычаев, которыми руководились суды провансальских городов по торговым делам. Лишь в XIII в. этот сборник был признан обязательным, и в Кипрском королевстве ассизы господствовали до конца его существования.

 

Долгое время думали, что эти сборники – воспроизведение более древних законов, которые называли Письмами св. Гроба; они были составлены будто бы по приказанию Готфрида Бульонского тотчас после взятия Иерусалима, но погибли в 1187 г., когда св. город снова был взят турками. Эта легенда была придумана гораздо позже, чтобы поднять авторитет ассиз.

 

Такие же ассизы существовали и в Антиохии; до нас дошел отрывок из них в армянском переводе1. {373}

 

 

1 До сих пор сохранились развалины некоторых из этих замков. {370}

 

1 Ошибочно переводить слово «франк» словом «француз»; несмотря на то, что французы составляли особую часть крестоносных армий, мусульмане плохо отличали их от других христиан. {371}

 

1 См. ниже, глава 15, об ассизах Романии. {373}

 

Эпоха крестовых походов / Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. СПб.: ООО “Издательство Полигон”; М.: ООО “Фирма “Издательство ACT”, 1999. С. 368–373.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.07 2021

Рыцарские ордена. Паломники приходили в св. землю истощенными путешествием; многие заболевали и оставались без призрения. Тотчас после того, как Иерусалим был взят крестоносцами (1099), несколько французских рыцарей соединились, чтобы основать странноприимный дом, в котором могли бы находить приют паломники. Они образовали религиозную конгрегацию, члены которой обязывались посвящать себя уходу за бедными и больными, жить хлебом и водой и носить простое платье, «как бедные, их господа». Они жили милостыней, которую рассылаемые ими люди собирали во всех христианских странах и которую они потом складывали в комнате для больных. Их госпиталь назывался «Странноприимным домом иерусалимского госпиталя» или госпиталем св. Иоанна. Позже он изменил свой характер. Кроме рыцарей, здесь были и послушники, то есть слуги, ходившие за больными. В больнице находило приют до 2 тысяч больных и ежедневно раздавалась милостыня; рассказывают даже, что султан Саладин переоделся нищим, чтобы ознакомиться с благотворительной деятельностью {373} госпитальеров. Орден сохранил свое название госпитальеров св. Иоанна и свою печать, на которой был изображен простертый на ложе больной с крестом в головах и светильником в ногах. Но рыцари, вступавшие в орден, образовали военное сообщество, задачей которого была борьба с неверными. В него допускались уже только рыцари благородного происхождения или побочные сыновья князей; каждый новый член должен был приносить с собой полное вооружение или вносить в арсенал ордена 2 тысячи турских су. Во всех государствах Сирии князья предоставили госпитальерам право строить замки вне городов и укрепленные дома – в городах. Их главные поселения находились в областях Антиохии и Триполи, вокруг Тивериадского озера и на египетской границе. Их Маркабский замок, построенный в 1186 г., занимал всю площадь плоскогорья, круто спускавшегося в долину, имел церковь и деревню, в нем находился гарнизон в тысячу человек и припасы на 5 лет; здесь нашел убежище епископ Валении. Во всех странах Европы госпитальеры приобрели владения; в XIII в. они имели, по преданию, 19 тысяч обителей. В каждой из них жило несколько рыцарей с командором; многие деревни, носящие имя св. Иоанна (Saint-Jean), суть древние госпитальерские командорства. {374}

 

Прежде чем орден изменил свой характер, несколько рыцарей, которым наскучил уход за больными, захотели найти занятие, более соответствовавшее бы их вкусам. В 1123 г. восемь французских рыцарей составили братство, члены которого обязались сопровождать паломников по дороге в Иерусалим, чтобы защищать их против неверных; великим магистром ордена они избрали Гуго de Payens. Король Балдуин предоставил им часть своего дворца, так называемый Temple, построенный на месте древнего Соломонова храма; они приняли название Бедных братьев Иерусалимского храма, или тамплиеров. Св. Бернард покровительствовал им и принимал участие в составлении их устава, который частью воспроизводил цистерцианский устав. Устав тамплиеров был утвержден на соборе в Труа (1128). Орден состоял из членов троякого рода; монашеские обеты бедности, послушания и целомудрия были обязательны для всех. Рыцарями были люди благородного происхождения; они одни могли быть начальниками монастырей и занимать должности в ордене. Служителями были богатые горожане, которые отдали свое имущество ордену и занимали место либо оруженосцев, либо управителей; они руководили финансовыми делами ордена; береговой {375} командор, который наблюдал за посадкой на корабли и за высадкой богомольцев, был служителем. Священники исполняли духовные обязанности в ордене. Папы, которые покровительствовали тамплиерам, позволили им иметь собственные капеллы и кладбища и выбирать себе священников для отправления божественной службы в их монастырях. Они постановили, что все духовные лица, находящиеся на {376} службе ордена, должны подчиняться не своему епископу, а великому магистру тамплиеров (булла 1162 г.). Таким образом, орден тамплиеров сделался в недрах Римской церкви независимой церковью, подчиненной одному только папе. Светские князья, особенно французские, из уважения к этим рыцарям, которые посвящали себя беспрерывной крестовой войне, делали им крупные подарки. Позже орден владел 10 тысячами обителей в Европе, флотом, банками и такой богатой казной, что мог предложить за остров Кипр 100 тысяч золотых.

 

Как госпитальеры, так и тамплиеры были французскими орденами. Когда немцы начали являться в св. землю в большем количестве, они также почувствовали необходимость иметь странноприимный дом, в котором говорили бы на их языке. В Иерусалиме существовало убежище для немецких паломников, но оно зависело от ордена госпитальеров. Во время осады крестоносцами Сен-Жан д’Акры (1189) несколько немцев собрали своих больных на одном судне, пришедшем в негодность. Немецкие князья дали им средства для основания больницы, которая и была организована в 1197 г. по образцу больницы св. Иоанна. Членами нового ордена были немецкие рыцари, которые обязывались одновременно и ходить за больными, и воевать с неверными. Они приняли наименование Братьев немецкого дома (мы называем их рыцарями Тевтонского ордена). Во время пребывания в Палестине императора Фридриха II они приобрели поместья и построили себе близ Сен-Жан д’Акры Монфортский замок (1229), который оставался центром ордена до 1271 г.

 

Все эти три ордена были религиозными братствами и принимали обычные три обета бедности, целомудрия и послушания. Каждый орден был организован по образцу клюнийского или цистерцианского. Генеральный капитул (то есть собрание должностных лиц и глав обителей, входивших в состав ордена) управлял всем орденом. Отдельные монастыри были как бы угодьями, которые управлялись за счет ордена. Но эти монахи были вместе с тем и рыцарями: их миссией была война. Они были все без исключения благородного происхождения, а их вождями часто бывали крупные сеньоры. Глава ордена назывался не аббатом, а {377} великим магистром, глава монастыря не приором, а командором. Их одежда была наполовину монашеская, наполовину – военная: они носили рыцарские доспехи и сверху плащ. У госпитальеров плащ был черного цвета, крест – белого; у тамплиеров – плащ белого, крест красного цвета; у рыцарей Тевтонского ордена плащ белого, крест черного цвета. Каждый орден со своей казной, своими поместьями, крепостями и воинами представлял собой как бы маленькое государство. {378}

 

Эпоха крестовых походов / Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. СПб.: ООО “Издательство Полигон”; М.: ООО “Фирма “Издательство ACT”, 1999. С. 373–378.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 30.07 2021

Гибель Иерусалима. Атабек Нуреддин (Светоч Веры) удержал Эдессу и, продвигаясь далее, овладел Дамаском (1154) и начал наступать на передовые посты Иерусалимского королевства, к востоку от Иордана. В это время христиане были заняты своими внутренними распрями: в Иерусалиме королева Мелизенда ссорилась со своим сыном Балдуином III, в Антиохии принцесса Констанция – со своими баронами, в Триполи графиня Годиерна – со своим мужем, графом Раймондом.

 

До сих пор христианам с юга не грозило никакой опасности: фатимидский халиф Египта жил в мире с ними. Положение дел переменилось, когда Нуреддин задумал распространить свою власть на Египет. Два генерала халифа оспаривали друг у друга звание визиря, которое давало власть (потому что халиф был государем лишь номинально); побежденный Шавер бежал в Дамаск и просил помощи у Нуреддина.

 

Атабек послал в Египет войско под предводительством курдского князя Ширкуха (курды – воинственное горное племя, обитающее в области Древней Ассирии). Шавер, получивший благодаря Ширкуху звание визиря, скоро убедился в том, как опасно для него присутствие его покровителя, и обратился за помощью к иерусалимскому королю. {382} Христиане, соединившись с египетской армией, принудили Ширкуха очистить страну (1164). Однако в 1167 г. Ширкух вернулся и взял Александрию. Союзники снова заставили его уйти из Египта. Но на этот раз христиане, возбужденные выгодами экспедиции (визирь платил им 10 тысяч золотых ежегодно) вздумали напасть на своего союзника. Они вторглись в Египет и принялись грабить (1168). Шавер в отчаянии обратился за помощью к Нуреддину. Каирский халиф Аладгид послал ему пряди волос своих жен и писал в письме: «Женщины, чьи волосы я посылаю тебе, заклинают тебя охранить их от обид, которые ждут их со стороны франков».

 

Ширкух снова вступил в Египет и на этот раз остался в нем; он казнил Шавера, принял титул великого визиря и сделался властелином Египта. Спустя короткое время он {383} умер. Ему наследовал его племянник Юсуф, сын Эюба, по прозванию Саладин (Салах-ад-дин – защитник Веры). Он воспользовался смертью халифа (говорят даже, что он велел его убить), чтобы уничтожить Каирский халифат (1171). Затем после смерти Нуреддина (1174) он постепенно подчинил себе Сирию и Месопотамию и принял титул султана. Это был благочестивый мусульманин, который считал изгнание христиан с Востока своим религиозным долгом.

 

Иерусалимские христиане, которым теперь грозила опасность и с юга, и с востока, уже не чувствовали себя в силах действовать наступательно. После неожиданной победы при Аскалоне (1177) и поражения на берегах Иордана (1179) они заключили с Саладином первое перемирие, во время которого он одолел иконийского султана и покорил Халебский эмират; в 1184 г. было заключено второе перемирие. Но один христианский сеньор, Рено Шатильонский, рыцарь-разбойник, овладел сильной крепостью Кераком, расположенной на крутой горе по ту сторону Иордана, напал на караван, который направлялся из Дамаска в Аравию, разграбил его и заковал в цепи купцов. Саладин потребовал освобождения каравана, но король отказал. Саладин поклялся, что убьет Рено своей рукой; он велел объявить священную войну в Месопотамии, Сирии и Египте, вторгся в Иерусалимское королевство (1187) и осадил Тивериаду.

 

Христиане расположились на западной стороне города. Их было, по преданию, 2 тысячи рыцарей и 18 тысяч пеших воинов, все в богатом вооружении. Стоял невыносимый зной. Вожди медлили. Однажды утром король Гюи внезапно решил начать битву. Сражение продолжалось до полудня, затем рыцари, выбившись из сил, отступили к крутой скале близ Хаттина. Сарацины подожгли траву и кустарники; рыцари, измученные жаждой, зноем и дымом, более не имели сил сражаться; они были отброшены на скалу, окружены, перебиты или взяты в плен. Между пленными находились иерусалимский король и великий магистр тамплиеров; в руки Саладина попал и животворящий крест, который служил христианам знаменем во время битвы. Саладин велел привести к себе пленников и сам подал пить королю. Затем он стал упрекать Рено Шатильонского в грабежах и разбоях и, {385} согласно своему обету, собственноручно убил его. Тамплиеры, иоанниты и незнатные пленники были казнены.

 

В течение нескольких недель все города королевства, исключая Иерусалим и Тир, сдались Саладину. Затем он осадил Иерусалим; когда ему удалось пробить брешь в стене, христиане капитулировали; Саладин согласился отпустить их, но без имущества, причем они должны были уплатить по 10 золотых монет с мужчины, 5 – с женщины и 30 тысяч – за всю массу бедных. Большинство этих изгнанников погибло от нужды и лишений.

 

Вступив в Иерусалим, Саладин велел сбросить с церквей кресты, разбить колокола и окропить мечети розовой водой или обкурить ладаном. Он сидел в своей палатке с открытой дверью, принимая посетителей и щедро одаряя их. Один арабский историк прибавляет: «Читались манифесты, в которых султан объявлял о счастливом событии, звучали трубы и все глаза наполнялись слезами радости, все сердца благодарили Аллаха за победу, все уста славословили его». {387}

 

Эпоха крестовых походов / Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. СПб.: ООО “Издательство Полигон”; М.: ООО “Фирма “Издательство ACT”, 1999. С. 382–387.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.08 2021

Крестовые походы XII в.

 

Второй крестовый поход. Гибель Иерусалима. Третий крестовый поход.

 

Второй крестовый поход. Одной экспедиции оказалось достаточно, чтобы создать в Сирии ряд христианских государств, но их положение было очень непрочно. Мусульмане, вытесненные из береговой полосы, сохранили господство во внутренней части страны, а у христиан осталось лишь ничтожное количество воинов. Только новые подкрепления из Европы могли дать им возможность удержать свои завоевания. Действительно, за первым крестовым походом последовал ряд других. Обычно насчитывают восемь походов, но это число неточно; в него не вошли походы 1101, 1172, 1179, 1197, 1239 и 1240 гг. Поэтому цифры, которыми обозначается тот или другой поход, условны; тем не менее, и мы будем придерживаться их, так как они вошли уже во всеобщее употребление.

 

В течение первой половины XII в. крестоносцы переходили на Восток малыми отрядами и помогали франкским князьям довершать завоевание. Вскоре явился опасный противник. Атабек Мосульский, Имад эд-Дин-Зенки, покорив уже многие из мусульманских княжеств Сирии, решил разрушить христианские государства. Эдесское графство, как ближайшее к мусульманам, первое подверглось нападению. Турки внезапно явились перед городом, подкопали стены, подперли подкопы бревнами и зажгли последние; когда стена вследствие этого рухнула, они вошли через пролом в город и перебили жителей (1144). Остальные христианские государства не успели оказать помощь Эдессе. {378}

 

Это несчастье повергло в уныние христианский мир. Св. Бернард, перед которым преклонялся тогда весь Запад, взялся соединить всех христиан в одну великую армию, во главе которой стало бы духовенство. Король Франции, Людовик VII, уже раньше дал обет предпринять крестовый поход, чтобы искупить свой проступок (в 1143 г., взяв шампанский город Витри, он сжег церковь, в которой заперлось около тысячи человек). Бароны и прелаты, собравшись в Бурже вместе с королем, не могли прийти к соглашению относительно похода. Сугерий отговаривал короля от этого предприятия. Пригласили св. Бернарда, а он посоветовал обратиться к папе. Евгений III в своем ответе восхвалял храбрость французов, убеждал их отомстить за Спасителя его врагам и обещал отпущение грехов и покровительство церкви каждому, кто возьмет крест. Вместе с тем, он поручил св. Бернарду проповедовать крестовый поход. На Пасху 1146 г. было {379} созвано собрание в Везеле (Vezelay), в Бургони. Среди поля был воздвигнут помост. Бернард явился на нем вместе с королем, платье которого уже украшал крест; он прочел письмо папы и произнес проповедь, в которой приглашал всех верных сынов церкви помочь их братьям. Как некогда в Клермоне, толпа ответила радостными криками и окружила помост, требуя крестов. У св. Бернарда не хватило готовых крестов, и он разорвал свое платье, чтобы приготовить из него новые. Даже королева Элеонора выразила желание принять крест; ее примеру последовали некоторые придворные дамы. Объехав большую часть Франции, Бернард отправился в Германию, где его повсюду приветствовали как святого. Он явился на собор, созванный в Шпейере на Рождество 1146 г. Император Германский Конрад III отказался принять участие в походе, заявив, что должен посоветоваться со своими сановниками. Он присутствовал при богослужении в кафедральном соборе. Св. Бернард просил разрешения сказать проповедь; он говорил об опасностях, грозящих церкви, о заслугах крестоносцев; затем, обратившись к Конраду, он спросил его, что он ответит Христу в день Страшного Суда. Конрад, потрясенный, со слезами на глазах, тотчас же взял крест, предложенный ему св. Бернардом. Позже Бернард, говоря об этой сцене, назвал ее «чудом из чудес». Регенсбургский сейм (февраль 1147 г.) увеличил число крестоносцев.

 

Таким образом составились две армии: французская и немецкая. Во главе каждой стояли король и папский легат; в каждой было до 70 тысяч рыцарей, не считая огромной массы пехотинцев. Греки определяли общее число крестоносцев в 900 тысяч человек (цифра, без сомнения, преувеличенная). Обе армии пошли путем первого крестового похода, через Дунайскую область и Фракию.

 

Немцы, выступившие в поход в июне 1147 г., опустошили долины Фракии и разграбили предместья Константинополя. Они так торопились начать войну с неверными, что решили идти через Малую Азию кратчайшим путем, через Никею и Иконий; но это недисциплинированное полчище продвигалось вперед крайне медленно. Турецкие всадники на своих легких конях беспрестанно тревожили немцев, и {380} тяжеловооруженные рыцари выбивались из сил, преследуя их. Истощенные, умирая от жажды и потеряв всякую надежду на успех, они повернули к берегу, чтобы соединиться с французами. Большая часть из них была перебита или погибла от лишений во время пути; остальные пришли в Никею и застали там французов. Последние только что покинули Константинополь; император Мануил, чтобы поскорее избавиться от них, сообщил им, будто немцы уже овладели Иконием.

 

Избегая той дороги, на которой погибли немцы, французская армия обошла Малую Азию вдоль берега, через Смирну, Эфес и Лаодикею. Им пришлось переходить через горы по узким скалистым тропинкам; войско разъединялось и подвергалось нападениям со стороны турок; однажды сам король Людовик VII, укрывшись на скале, принужден был один защищаться против множества врагов. Только находившийся при войске отряд тамплиеров показал крестоносцам пример правильного движения колонной; наконец они добрались до Атталии, небольшого порта на скалистом берегу Памфилии. Здесь они нашли припасы для людей, но лошадей нечем было кормить. Крестоносцы решили переправиться в Сирию морским путем и послали просить кораблей у греков; последние прислали так мало кораблей, что на них могли поместиться только рыцари. Остальные крестоносцы заявили, что будут продолжать поход сухим путем; они почти все погибли.

 

Из двух громадных армий, которые отправились на Восток, в Палестину прибыло лишь несколько отрядов рыцарей с обоими королями (1148). Иерусалимские рыцари соединились с ними и убедили их идти на завоевание Дамаска. Последний, один из богатейших городов Востока, расположен при выходе из гор в хорошо орошаемой долине, покрытой свежей зеленью, среди знойной пустыни. Предместья состояли из окруженных стенами садов, среди которых кое-где были разбросаны небольшие деревенские дома. Крестоносцы заняли эти сады и рассеялись в них для грабежа. Таким образом, эмир имел возможность укрепить город. В это время распространилось известие, что на выручку к Дамаску идет с севера мусульманская армия, посланная {381} Атабеком. Иерусалимские рыцари не имели охоты продолжать осаду: они предпочитали видеть Дамаск в руках эмира, чем под властью Атабека. Они убедили крестоносцев напасть на Дамаск с юго-востока, чтобы избежать садов, где нельзя было найти никакой защиты от палящих лучей солнца; местность была безводная и лишенная растительности. Крестоносцы не могли оставаться здесь; они вынуждены были отступить и скоро вернулись в Европу.

 

Этот крестовый поход не принес никакой пользы, и это так удивило христиан, что одни из них доискивались, за какие грехи постигла их эта неудача, другие приписывали вину в ней плутням греков и измене восточных христиан. Рассказывали, что иерусалимские христиане были подкуплены дамасским эмиром, от которого получили 250 тысяч золотых; но эмир будто бы обманул их и дал им медные позолоченные монеты. {382}

 

Эпоха крестовых походов / Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. СПб.: ООО “Издательство Полигон”; М.: ООО “Фирма “Издательство ACT”, 1999. С. 378–382.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.08 2021

Третий крестовый поход. Гибель Иерусалима повергла в скорбь христианский мир. Папа Урбан III писал всем князьям, приглашая их соединиться против неверных; он установил посты и торжественные богослужения, обещал полное отпущение грехов всякому, кто возьмет крест, и провозгласил всеобщий мир на семь лет.

 

На этот раз крест приняло трое государей. Фридрих Барбаросса созвал на сейм в Майнце всех немецких князей; здесь проповедовали крестовый поход: «Фридрих не мог устоять против дуновения Св. Духа и принял крест». Чтобы избежать переполнения армии негодными элементами, что оказалось столь гибельным для экспедиции Конрада, было запрещено принимать в войско людей, не владевших, по крайней мере, тремя марками серебра (150 франков). Немецкая армия (около 100 тысяч человек) пошла путем первого крестового похода – вдоль Дуная и через Болгарию. Она двигалась почти в полном порядке; император разделил ее на батальоны в 500 человек, каждый – с особым начальником во главе; кроме того, он образовал военный совет из 60 сановников. Прежде всего пришлось выдержать {387} борьбу с византийцами1. Наконец немцы получили корабли, переправились через Геллеспонт и, вступив в горы Малой Азии, начали углубляться в страну, опустошенную войнами. Вскоре у них не оказалось ни фуража, ни припасов; лошади стали падать. Наконец, истощенные и измученные {388} беспрестанными нападениями турецких всадников, крестоносцы прибыли к Иконию. Они разделились на два отряда: один через ворота ворвался в город, другой, предводимый самим императором, разбил турок с криками «Христос царствует! Христос побеждает!» В течение нескольких дней крестоносцы отдыхали в городе. Затем армия по горным тропинкам перешла Тавр. Наконец, она прибыла в Сирию, в долину Селефа, и расположилась здесь на отдых; вечером Фридрих, пообедав на берегу реки, захотел выкупаться в ней и был унесен течением. Немцами овладело отчаяние и они рассеялись; большинство вернулось на родину, остальные отправились в Антиохию, где их истребила эпидемия (июнь 1190 г.).

 

Короли Французский и Английский, которые во время крестового похода воевали друг с другом, в январе 1188 г. съехались под Жизорским вязом, обнялись и приняли крест. Они приказали проповедовать в своих государствах крестовый поход и, чтобы покрыть издержки войны, постановили обложить каждого, кто остается дома, податью, равной одной десятой его дохода (эта подать называлась Саладиновой десятиной). Однако война возобновилась. Оба короля выступили в поход лишь в 1190 г.

 

Они решили совершить поход морским путем. Филипп Август направился в Геную, чтобы сесть там на корабли; Ричард шел через Францию и Италию. Оба войска соединились в Мессине. Тотчас же начались раздоры. Сицилианцы с ненавистью смотрели на этих чужеземцев. Однажды английский солдат затеял ссору с торговкой из-за стоимости хлеба; мессинское население побило его, возмутилось и заперло ворота города. Ричард взял Мессину и отдал ее на грабеж войску (по преданию, именно тогда устрашенные сицилианцы прозвали его Львиным Сердцем). Филипп потребовал своей части добычи и тайно писал сицилийскому королю, предлагая ему помощь против англичан.

 

Всю зиму армии ссорились между собой, а рыцари издерживали свои деньги. Весной 1191 г. французы переправились в Сирию. Часть английского войска, которая последовала за ними, была занесена ветром к берегам Кипра, которым правил тогда узурпатор Исаак Комнин. Он {389} ограбил несколько кораблей; Ричард высадился на остров, разбил греческое войско, расположенное на берегу, и в 25 дней завоевал весь остров. Он отнял у населения половину земель, роздал их в лен рыцарям и во все крепости поставил гарнизоны.

 

Когда Филипп и Ричард прибыли в Сирию, там крестоносцы из всех стран Европы уже в течение двух лет осаждали Сен-Жан д’Акру. Они предприняли эту осаду по совету иерусалимского короля Гуго Лузиньяна, который считал наиболее необходимым приобрести гавань. Сен-Жан д’Акра, построенная на скале, была окружена крепкой стеной; крестоносцы, расположившись на равнине, окружили свой лагерь рвом; их корабли блокировали порт. Саладин, прибывший со своей армией, стал лагерем на холме по другую сторону города; он сносился с осажденными при помощи почтовых голубей и водолазов. Время от времени мусульманским кораблям удавалось доставлять в город провизию.

 

Осада продвигалась медленно. Крестоносцы, привезя из Италии дерево, с трудом построили три осадные машины, в пять этажей каждая, но осажденные подожгли их. Затем начались зимние дожди, и в лагере появилась эпидемия. Под конец прибыли французы с Филиппом Августом и немцы с австрийским герцогом Леопольдом. Стычки продолжались еще несколько месяцев. Наконец после двухлетней осады гарнизон сдался; ему дозволено было уйти с условием, что Саладин заплатит 200 тысяч золотых монет, вернет Животворящий крест и освободит христианских пленников в 40-дневный срок; в обеспечение договора осажденные дали 2 тысячи заложников (июль 1191 г.).

 

Стычки под Сен-Жан д’Акрой доставили Ричарду славу храбрейшего из христиан. Когда он возвращался в лагерь, его щит, по преданию, бывал унизан стрелами, как подушка иголками. Он был страшилищем для мусульман; матери пугали им детей: «Молчи, не то я позову короля Ричарда!» Когда лошадь пугалась, всадник вопрошал: «Разве ты увидела короля Ричарда?» Этот идеальный рыцарь был груб и жесток. Вступив в Сен-Жан д’Акру, он велел сорвать со стены австрийское знамя и бросить его в грязь. Когда Саладин не смог собрать условленной суммы в 40-дневный срок {390} после капитуляции, Ричард велел вывести 2 тысячи заложников за стены города и казнить их. Саладин не отдал ни денег, ни пленников, ни Животворящего креста.

 

Филипп Август спешил вернуться во Францию и уехал тотчас по окончании осады, поклявшись Ричарду, что не нападет на его владения. Ричард тратил время на небольшие экспедиции вдоль побережья. Когда он наконец решился выступить к Иерусалиму, уже приближалась зима; он был застигнут холодными дождями и вернулся на побережье (1192). Он вновь отстроил Аскалонскую крепость; затем отправился выручать Сен-Жан д’Акру, которую оспаривали друг у друга оба претендента на иерусалимскую корону (с одной стороны, Конрад Монферратский, поддерживаемый французами и генуэзцами, с другой – Гуго Лузиньян с англичанами и пизанцами). Здесь он узнал, что его брат Иоанн вступил в соглашение с французским королем, с целью отнять у него его владения; эти известия побудили его вернуться в Европу. Конрад заключил союз с Саладином, но внезапно был убит двумя ассасинами, подосланными Горным Старцем (1192). Саладин умер в 1193 г.

 

Новое немецкое крестоносное войско, прибывшее из Италии по морю (1197), помогло сирийским христианам снова овладеть всеми приморскими городами; но когда было получено известие о смерти императора Генриха VI, немцы рассеялись, и Иерусалим остался во власти мусульман.

 

В конце XII в. христианские владения в Леванте перемещаются. Христиане потеряли свои завоевания внутри страны; они отброшены к побережью. Иерусалимское королевство ограничивается одной Финикией. Его столицей становится Сен-Жан д’Акра, куда тамплиеры и {391} госпитальеры переносят свою главную обитель. Графство Триполи и Антиохийское княжество соединяются под властью одного князя. Эдесса безвозвратно потеряна. Четыре государства XII в. сведены к двум.

 

Зато на Западе христиане приобрели два новых государства. Остров Кипр, который Ричард завоевал и отдал Гуго Лузиньяну, становится Кипрским королевством. На материке армянский князь Лев II, получивший от императора Генриха VI титул короля, подчинил себе все небольшие армянские области Киликии; он распространил свою власть за горы Тавра: к западу – на все побережье до Памфилийского залива, к востоку – до равнины Евфрата. Он призывал европейских рыцарей и купцов и отводил им для житья замки и кварталы в городах. Он превратил армянских вождей в вассалов, их владения – в лены. Несмотря на сопротивление духовенства и низших классов, он перенял обычаи и законы франков (Антиохийские ассизы); он заставил свой народ признать верховенство папы. Папский легат прибыл в Тарс, чтобы короновать Льва королем Армении. Так возникло новое царство Малой Армении, где над низшим слоем населения, сохраняющим свою армянскую национальность, образуется французская аристократия, и которое можно рассматривать как франкское государство. {392}

 

 

1 См. ниже, глава 15. {388}

 

Эпоха крестовых походов / Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. СПб.: ООО “Издательство Полигон”; М.: ООО “Фирма “Издательство ACT”, 1999. С. 387–392.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 14.08 2021

Святой Бернар

 

«Бернар Клервосский (Bernard de Clairvaux; Bernardus abbas Clarae Vallis, 1091 Фонтен, Бургундия — 20 или 21 августа 1153, Клерво) — французский средневековый мистик, общественный деятель, аббат монастыря Клерво (с 1117). Происходил из знатной семьи, в 20-летнем возрасте вступил в цистерцианский орден, где своим подвижничеством приобрёл популярность. В 1115 г. основал монастырь Клерво, где стал аббатом. Благодаря его деятельности малочисленный цистерцианский орден стал одним из крупнейших. Бернар Клервосский придерживался мистического направления в теологии, был ярым сторонником папской теократии. Активно защищал права папы Иннокентия II против Анаклета II. В свете борьбы против Анаклета II осуждал Рожера II, получившего корону от антипапы, но затем примирился с королём и переписывался с ним. Боролся с ересями и свободомыслием, в частности, был инициатором осуждения Пьера Абеляра и Арнольда Брешианского на церковном соборе 1140 г. Активно боролся с ересью катаров.

 

Участвовал в создании духовно-рыцарского ордена тамплиеров. Вдохновитель Второго крестового похода 1147 г. Содействовал росту монашеского ордена цистерцианцев, в его память получивших название бернардинцев. На фоне невыразительных фигур пап того времени (среди которых были и его ученики из Клерво) Бернар Клервосский приобрёл колоссальный авторитет в церковных и светских кругах. Он диктовал свою волю папам, французскому королю Людовику VII. Бернар Клервосский был главным идеологом и организатором Второго крестового похода. Он написал первый устав для духовно-рыцарских орденов (устав тамплиеров). Основной добродетелью считал смирение. Целью человеческого существования считал слияние с Богом. Канонизирован в 1174 г.».

 

Если отступить от телеграфного энциклопедического стиля, то непременно нужно подчеркнуть почти мистическое влияние проповедника на окружающих. Его изможденное лицо, страстная речь и вся величественная фигура буквально гипнотизировали слушателей. Имя неистового аббата почиталось во всей Европе. А уважения и авторитета прибавлял тот факт, что Бернар неизменно отказывался от епископских и архиепископских мест и званий, которые ему неоднократно предлагали.

 

«…После разгрома Эдессы значительная часть светских и духовных лиц явилась с Востока в Италию и Францию; здесь они обрисовывали положение дел на Востоке и возбудили своими рассказами народные массы. Во Франции королем был Людовик VII; рыцарь в душе, он чувствовал себя связанным с Востоком и был склонен предпринять крестовый поход. На короля, как и на всех его современников, оказывало сильное влияние то литературное движение, которое глубоко проникло во всю Францию и распространилось даже по Германии. Подразумеваемое здесь литературное движение составляет обширный цикл поэтических сказаний, заключающихся в песнях рыцарей и дворянства. Это устное творчество, обширное и разнообразное, воспевало подвиги борцов христианства, облекало их в фантастические образы, повествуя о бедствиях христиан на Востоке, держало в возбужденном состоянии народ и разжигало его страсти. Не чужды были его влияния и высшие слои — духовные и светские князья…»

 

Поэтические сказания и песни стали дополнительным и весьма действенным проповедником похода. Итак, Франция была готова двинуть на Восток свою многочисленную армию. Как подчеркивали впоследствии исследователи, войск было вполне достаточно для того, чтобы одержать победу над мусульманами. Однако, окрыленный повсеместной поддержкой, Бернар Клервосский продолжил нести идею крестового похода далее по Европе, за пределами Франции. Вовлечение в него Германии, как показала история, стало не просто ошибкой, а роковым шагом, приведшим поход к фатальному исходу. Германский король и император Священной Римской империи Конрад III пригласил Бернара на празднование первого дня нового, 1147 года. Разумеется, там не обошлось без зажигательной речи. Бернар обратился к императору как бы от лица самого Спасителя: «О, человек! Я дал тебе все, что Я мог дать: могущество, власть, всю полноту духовных и физических сил, какое же употребление ты сделал из всех этих даров для службы Мне? Ты не защищаешь даже того места, где Я умер, где Я дал спасение душе твоей; скоро язычники распространятся по всему миру, говоря, где их Бог». — «Довольно! — отвечал потрясенный король, заливаясь слезами. — Я буду служить Тому, Кто искупил меня». Призыв будущего святого c крестом и мечом отправиться к Святой земле был так убедителен, что монарх также решает принять участие в походе. Конрада горячо поддержала вся воодушевленная Германия.

 

Сейчас, когда эти события уже дела давно минувших дней, и известно все о бесславном конце Второго крестового похода, существует версия, что именно участие германцев изменило дальнейший ход всего дела и привело к печальным результатам. Главная цель, которую в этом предприятии преследовали христиане, была ослабить мощь моссульского эмира Имад-эд-дин Зенги и, в первую очередь, вернуть завоеванное им Эдесское графство. Историки утверждают, что такое вполне было по силам 70-тысячному, хорошо вооруженному французскому войску, которое по пути увеличилось почти вдвое благодаря примкнувшими к армии добровольцами. И если бы французы решились на самостоятельный поход, то ополчение наверняка пошло бы другим путем, не только короче, но и безопаснее навязанного германскими союзниками.

 

http://www.redov.ru/..._pohodov/p4.php

Ответить

Фотография Ученый Ученый 14.08 2021

Э.Сигнал. Св.Бернар призывает к крестовому походу в Везеле.

 

image4-1.jpg

Ответить

Фотография Стефан Стефан 14.08 2021

Крестовые походы XIII в.

 

Четвертый крестовый поход. Пятый и шестой крестовые походы. Седьмой и восьмой крестовые походы. Конец крестовых походов.

 

Четвертый крестовый поход. Иннокентий III, вступивший на папский престол в 1198 г., считал освобождение св. города своей обязанностью. Все государи, говорил он, суть вассалы Христа и должны помочь Ему вернуть Его владения. Он разослал во все католические страны своих легатов проповедовать крестовый поход; он потребовал, чтобы все духовные лица отдали сороковую часть своего имущества на снаряжение крестоносцев и чтобы в церквах были поставлены кружки для сбора пожертвований. {392}

 

Государи были заняты своими войнами, и никто не взял креста. Но один французский проповедник, Фулько Нейльиский, возбудил такой энтузиазм, что из его рук приняло крест, по преданию, до 200 тысяч человек. Он явился на турнир, устроенный графами Шампанским и Блуаским, и убедил их принять крест (1199). Таким образом, на северо-востоке Франции образовалась армия из сеньоров и рыцарей. {393}

 

Для переезда в св. землю им нужен был флот. Шестеро из них отправились просить корабли у венецианского сената; в числе этих шести был и сир Виллардуэн, шампанский сеньор, который позже написал историю этого похода. Венецианский сенат согласился перевезти и кормить в течение года армию в 4 тысячи 500 рыцарей, 9 тысяч оруженосцев и 20 тысяч слуг (пехоты) и присоединить к экспедиции 50 галер. Крестоносцы обязывались уплатить 85 тысяч марок серебра (4 миллиона 200 тысяч франков); все, что было бы завоевано во время похода, должны были разделить между собой крестоносцы и венецианцы. Крестоносцы выбрали своим вождем одного пьемонтского князя, маркиза Монферратского Бонифация, которого рыцари любили за его храбрость, поэты – за щедрость. Венецианцами командовал их дож Дандоло, 90-летний старик.

 

Крестоносцы хотели напасть на мусульман в Египте, но в интересах Венеции было направить экспедицию против Константинополя1. Крестоносцы собрались в Венеции. Так как они не могли уплатить всю сумму, то сенат предложил им взамен остальных денег (34 тысячи марок) послужить Венеции своим оружием. Они согласились, и венецианцы повели {394} их осаждать город Зару на далматинском берегу, сильно вредивший их торговле на Адриатическом море (1202). Папа запретил им под страхом отлучения нападать на христианский город, но когда они взяли Зару (1203), он отлучил от церкви только венецианцев, а крестоносцев простил, не запретив им даже продолжать сношения с отлученными.

 

Между тем в Константинополе произошла дворцовая революция. Император Исаак был свергнут Алексеем III, который велел выколоть ему глаза и держал его в заключении вместе с его сыном Алексеем. В 1201 г. последний бежал и обратился с просьбой о помощи сначала к папе, потом к германскому королю Филиппу, женатому, на его сестре; Филипп рекомендовал его крестоносцам. Алексей прибыл в их лагерь под Зарой и обещал, если они помогут ему изгнать узурпатора, уплатить им 200 тысяч марок, доставить им 10 тысяч солдат и признать верховенство папы. Дандоло воспользовался этим случаем, чтобы увлечь крестоносцев к Константинополю. Это будет, говорил он, лишь началом крестового похода. Папа ограничился лишь указанием на то, что хотя греки и провинились перед Богом и церковью, – не дело паломников наказывать их.

 

Крестоносцы вышли на берег перед Константинополем. Войско Алексея III состояло исключительно из недисциплинированных наемников. Константинополь защищали одни только варяги, привыкшие хорошо драться, и пизанские купцы, враги венецианцев. После 13-дневной осады Алексей III бежал. Исаак, освобожденный из темницы, был провозглашен императором вместе со своим сыном Алексеем IV. Но он не имел возможности исполнить ни одного из обещаний, данных им крестоносцам: ни заплатить 200 тысяч марок, ни принудить свое духовенство к подчинению папе. Греки возмутились и провозгласили нового императора под именем Алексея V. Он потребовал, чтобы крестоносцы в 8-дневный срок удалились.

 

Крестоносцы снова осадили город (ноябрь 1203 г.). Наступила зима, и они терпели недостаток в съестных припасах; но они не могли уйти, потому что греки перебили бы их во время отступления. Эта вторая осада отличалась большой жестокостью. Наконец крестоносцы, во время одного {395} сражения под стенами овладели императорским знаменем и чудотворной иконой Божьей Матери. Несколько дней спустя Константинополь был взят штурмом. Вопреки приказаниям вождей, крестоносцы разграбили и сожгли город. Мы далее увидим, как они организовали завоеванную ими империю1. {396}

 

 

1 См. ниже, глава 15. {394}

 

1 См. ниже, глава 15. {396}

 

Эпоха крестовых походов / Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. СПб.: ООО “Издательство Полигон”; М.: ООО “Фирма “Издательство ACT”, 1999. С. 392–396.

Ответить