←  Российская империя

Исторический форум: история России, всемирная история

»

300 лет назад Московское царство стало Имп...

Фотография Стефан Стефан 09.08 2021

АНДРЕ́Я ПЕРВОЗВА́ННОГО О́РДЕН (орден Святого апостола Андрея Первозванного), 1) первый орден и высшая награда в Рос. империи. Учреждён в кон. 17 в. царём Петром I в честь ап. Андрея Первозванного. Статут составлялся в 1720, 1729, 1730, 1744, окончательно утверждён в 1797. Орден жаловался по усмотрению царя (императора) преим. за воинские подвиги, а также за гос. службу. В 1797 узаконено награждение орденом всех вел. князей при крещении во младенчестве, князей имп. крови – по достижении ими совершеннолетия. Кавалеры ордена считались в 3-м классе чинов по Табели о рангах 1722. К ордену высочайше сопричислялись высшие иерархи РПЦ. Орден имел одну степень, с 1797 введена особая степень награждения – бриллиантовые украшения. Девиз А. П. о. – «За веру и верность». Лента – голубая муаровая, носилась через правое плечо (ширина 10 см). Знак – косой, т. н. андреевский, крест синей эмали, наложенный поверх чёрного двуглавого орла, увенчанного тремя коронами. Звезда – серебряная, восьмиконечная, носилась на левой стороне груди. Цепь ордена состояла из трёх чередующихся элементов: гос. герба, трофея и круглой эмалевой розетки с наложенным голубым андреевским крестом. Орденская одежда: длинная зелёная бархатная епанча (плащ), подложенная белой тафтой с серебряным глазетовым крагеном (широким воротником) и завязанная серебряными шнурками с кистями; на левой стороне епанчи нашита звезда ордена; супервест (рубаха) белого глазета с золотым галуном и бахромой, с нашитым на груди крестом (латинским); чёрная бархатная шляпа с красно-белым пером и андреевским крестом, нашитым на узкой голубой ленте. Орденский праздник – 30 нояб. ст. ст., в День св. апостола Андрея Первозванного. Орденская церковь – собор Св. Андрея Первозванного на Васильевском о. в С.-Петербурге. Всего А. П. о. награждено св. 1 тыс. чел. (около половины – иностранцы). Среди награждённых: Ф. А. Головин (первым в 1699), Пётр I, Г. И. Головкин (оба в 1703), Ф. М. Апраксин (1710), Г. А. Потёмкин-Таврический (1774), С. С. Уваров (1850), С. Г. Строганов (1861), К. П. Победоносцев (1898), П. П. Семёнов-Тян-Шанский (1911). Орден упразднён декретом ВЦИК и СНК от 10(23).11.1917.

 

25b601d95fcf.jpg

Орден Святого апостола Андрея Первозванного (Российская империя): звезда, лента и знак ордена, знак ордена с цепью.

http://bigenc.ru/dom...ry/text/1823027

Ответить

Фотография Ученый Ученый 09.08 2021

Вряд ли шотландцы могли повлиять на отношение Петра I к апостолу Андрею.  

Довольно интересна и история появления Андреевского флага (синий косой крест на белом поле) - кормового флага российского военно-морского флота. Считается, что он учрежден Петром I в 1699 году. Этот так. Но кем «выдуман» был этот флаг?

 

Ответ кроется в ближайшем окружении Петра I – а именно шотландцах. С Х века Шотландия признает Андрея Первозванного своим небесным покровителем. По старинному преданию, племя скоттов пришло на Британские острова из причерноморских скифских степей, где в I в. н.э. Андрей Первозванный проповедовал учение Иисуса Христа. Андреевский крест еще в ХIII веке стал символом Шотландии, а вскоре и ее национальным и морским флагом. Орден святого Андрея Первозванного стал и высшей наградой Шотландии.

 

После свержения законной династии Стюартов в 1649 г. в республиканский период (1649-1660 гг.) орден Андрея Первозванного пресекся. После восстановления династии Стюартов в 1660 г. в едином Британском королевстве орден Андрея Первозванного оказался подчиненным английскому ордену Подвязки.

В течение всей жизни Петра его окружали выходцы из Шотландии, которые занимали высокие должности в Российском государстве. Шотландцы наравне с голландцами принимали главное участие в создании русского военно-морского флота. Всего в петровском флоте насчитывалось несколько сотен шотландцев, трое из них - в адмиральских чинах. Инициатором принятия Андреевского флага в качестве российского морского флага был Яков Брюс. Сам Брюс в записках в Эдинбург к своему родственнику хвастался, что теперь и в Азии познают мощь Шотландии.

Как известно, народная молва утверждала, что у Брюса, мага и чернокнижника, есть «такая книга, которая открывала ему все тайны, и он мог посредством этой книги узнать, что находится на любом месте в земле, мог сказать, у кого что где спрятано… Книгу эту достать нельзя: она никому в руки не дается и находится в таинственной комнате, куда никто не решается войти». А потому и по вопросу Андреевского флага никто с Брюсом спорить не стал.

https://hasid.livejo...com/129808.html

 

Конечно, все это спорно, хотя и очень влиятельный генерал Гордон тоже был шотландцем. Есть версия, что и национальный триколор России, создан по образцу голландского флага, но это тоже спорно.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 09.08 2021

Ордену принадлежал собор св. ап. Андрея Первозванного в С.-Петербурге на Васильевском о-ве (Большой проспект, 21/23). Поначалу андреевские кавалеры собирались в любимом храме Петра I - Пресв. Троицы (Троицкая пл.). Здесь отмечались полтавские годовщины и заключение Ништадтского мира в 1721 г., когда Петру был поднесен титул императора.

http://www.pravenc.ru/text/115368.html

Ответить

Фотография Ученый Ученый 09.08 2021

Парадный мундир Петра 1 с андреевской эмблемой на офицерском горжете и трехцветным шарфом.

 

0_a760e_82261639_orig.jpg

Ответить

Фотография Ученый Ученый 09.08 2021

После свержения законной династии Стюартов в 1649 г.

В Москве были шокированы казнью законного короля и охотно принимали беженцев-роялистов. Заодно избавились от засилья британских купцов.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 09.08 2021

в 1559 г. собор был разрушен сторонниками Реформации, а мощи А. П. уничтожены.

Суровы шотландцы - уничтожили мощи апостола. Генрих 8 тоже уничтожил могилу Томаса Бекета, но ведь Бекет был местным английским святым, а не апостолом.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 09.08 2021

Суровы шотландцы - уничтожили мощи апостола.

При Петре I Шотландия в 1707 г. заключила унию с Англией и стала частью Великобритании.
 

Ответить

Фотография Ученый Ученый 09.08 2021

 

Суровы шотландцы - уничтожили мощи апостола.

При Петре I Шотландия в 1707 г. заключила унию с Англией и стала частью Великобритании.
 

 

Но церкви у них остались разные. Шотландцы пресвитериане (кальвинисты), а англиканская церковь близка к католической. Британский монарх считается главой и англиканской и шотландской пресвитерианской церкви.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 09.08 2021

Андреевский собор в Петербурге

 

849633.jpg

Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.08 2021

4. Культурно-семиотическая подоплека этого переименования – принятия императорского титула – представляется совершенно ясной: прежде всего это была ориентация на Римскую империю. Последняя воспринималась вообще как культурная модель империи, т.е. титул «император» имел в первую очередь римские коннотации.

 

Знаменательно, что наименование Петра «императором» связывается, как и в Древнем Риме, с воинскими победами. В Римской республике, как мы знаем, императором назывался всякий полководец, за которым признали право на триумф. Юлий Цезарь, который праздновал триумф за триумфом, был в этом смысле перманентным императором. Точно так же и Петр назывался императором после очередной победы, причем победы эти оформлялись как триумфы. В 1721 г. титул императора был за ним окончательно закреплен, и это, вообще говоря, может напоминать переход от правления Цезаря к правлению Августа.

 

Римская тема отчетливо звучит в речах архиепископа Феодосия Яновского, вице-президента Синода, и канцлера Г.И. Головкина после литургии в Троицком соборе, когда Петру от имени Синода и Сената10 был преподнесен императорский титул – когда он был провозглашен «императором», «Великим» и «Отцом Отечества» (Протоколы, 1868, стлб. CCCCLVII–CCCCLIX; ПСЗ–1, VI, № 3840, с. 445).

 

Все названные титулы – римские или, во всяком случае, осмыслялись как таковые. Выражение «Отец Отечества» представляет собой перевод латинского Pater Patriae – почетного титула римских императоров. Что же касается наименования «великий», то еще ранее, при подготовке данной церемонии, было заявлено, что Петр именуется теперь «Великим» «по примерам, как древния Цесари Римския и Греческия, Иулий [Юлий Цезарь] и прочии, по делам великим в титулах своих Великими именованны были» (Протоколы, 1868, стлб. CCCCLIII; Б. Успенский, 2000, с. 79)11. Это заявление относится {214} к области культурно-исторической мифологии: Юлия Цезаря официально не называли «великим»12 и в титулатуре римских императоров нет этого слова13. Существенна, однако, сама ссылка на Юлия Цезаря и «римских и греческих цесарей»: события прошлого получают актуальность в культурном сознании через их интерпретацию – важно не то, что было на самом деле, а то, как осмыслялись исторические события или какое их понимание навязывалось обществу.

 

Не менее показательным в этом смысле было наименование императора без отчества. Ранее цари всегда назывались по имени и отчеству (Алексей Михайлович, Петр Алексеевич и т.п.): наименование без отчества уподобляло Петра римскому императору и вообще западному монарху (Б. Успенский, 1996a, с. 77–78; Б. Успенский, 2004, с. 21).

 

Речи Феодосия Яновского и Головкина в Троицком соборе заканчивались возглашением: «Виват, Виват, Виват, Петр Великий, Отец Отечествия, Император Всероссийский» (Протоколы, 1868, стлб. CCCCLIX, ср. стлб. CCCCLVIII; ПСЗ–1, VI, № 3840, c. 446). В этой фразе слова виват и император – латинские, Отец Отечества представляет собой кальку латинского Pater Patriae, великий отсылает к титулатуре Юлия Цезаря, наименование Петр (без отчества) отвечает наименованию римских цезарей. И сама эта фраза представляет собой не что иное, как аккламацию, имеющую перформативный смысл, т.е. делающий Петра императором: этой фразой Петр провозглашался {215} императором, подобно тому, как в Древнем Риме аккламация делала императором победоносного полководца.

 

Характерным образом в прошении сенаторов 21 октября 1721 г. говорилось: «Помыслили мы, с прикладу древних, особливо ж римского и греческого народов, … принесть свое прошение к Вам публично, дабы изволили принять от нас, яко от верных своих подданных, во благодарение титул Отца Отечествия, Императора Всероссийского, Петра Великого, как обыкновенно от Римского Сената за знатные дела императоров их такие титулы публично им в дар приношены и на статуах для памяти в вечные роды подписываны» (Воскресенский, 1945, с. 155, № 212; Преображенский и Новицкая, 1997, с. 60–61)14.

 

Ориентация Петра на древний (античный) Рим начинается задолго до принятия императорского титула (так же, как наименование императором начинается задолго до 1721 г.). Так, в 1711 г. Петр учреждает Сенат, по аналогии с римским Сенатом. Характерно, вместе с тем, что вслед за Сенатом появляется Синод, причем учреждение Синода в начале 1721 г. непосредственно предшествует принятию императорского титула. Слово Сенат знаменует ориентацию на Римскую империю, Синод – на Византию, т.е. христианское продолжение Римской империи. Государственное устройство Российской империи призвано объединить обе эти традиции. При этом ориентация на Византию проявляется теперь исключительно в церковной сфере.

 

Нельзя не отметить в этой связи, что и Лжедмитрий І – первый русский государь, назвавший себя императором, собирался превратить боярскую Думу в Сенат15: понятия империи и сената оказываются связанным в культурном сознании – одно предполагает другое.

 

Ориентация на Рим проявляется и в наименовании столицы Российской империи «градом Святого Петра»; характерным образом герб Петербурга содержит в себе трансформированные мотивы герба города Рима (и впоследствии Ватикана как преемника Рима). Петербург строится как город святого Петра; если Москва традиционно понимается как новый Константинополь (и, тем самым, «Третий Рим»), {216} то Петербург создается как новый Рим, противопоставленный как Москве, так в конечном счете и Константинополю (см.: Лотман и Б. Успенский, 1996, с. 129 сл.). {217}

 

 

10 Архиепископ Феодосий говорил от имени Сената и Синода, канцлер Головкин – от имени Сената. Ср. пересказ речи Головкина в письме Лави (de la Vie), французского посланника в Петербурге, кардиналу Гийому Дюбуа (Guillaume Dubois) от 8 ноября 1721 г. (Переписка…, 1884, с. 305–306, № 93), см. также: Берхгольц, І, с. 132.

 

11 Это заявление прозвучало на конференции Синода 18 октября 1721 г. По-видимому, это слова Феофана Прокоповича. {214}

 

12 «Великим» (magnus) именовался Помпей: так, согласно Плутарху («Помпей», § 13), его называли в свое время Сулла и Марий, и так он позже называл себя сам в официальных рескриптах. Это, по-видимому, было почетное определение, относящееся лично к нему, а не титул.

 

13 «Великим» принято было называть императора Константина. Не менее актуальным была ориентация на Карла Великого: Карл назывался так при жизни, причем имя «великий» было переосмыслено при императорской коронации.

 

Карл Великий дал своему старшему сыну от брака с Хильгегардой – первому сыну, родившемуся во время его правления, и, видимо, первому законному сыну – имя Карл (в 772 г.). Это нарушало традицию: ранее сын получал имя отца только если отец умер до его рождения. Таким образом, появились два Карла – большой (великий) и малый. Карла Великого стали называть «Великим» (magnus) задолго до его императорской коронации (в 800 г.). Можно предположить, что это случилось после рождения Карла Юного. Впоследствии – как кажется в связи с императорской коронацией – это наименование было переосмыслено как панегирическое. См.: Б. Успенский, 2000, с. 63–64; Б. Успенский, 2012, с. 28. {215}

 

14 Отметим, что в Петербурге в это время воздвигнут был храм Януса (уподобляющий Петербург императорскому Риму). См. письмо Лави, упомянутое выше (в примеч. 10 наст. работы), а также: Берхгольц, І, с. 139.

 

15 Лжедмитрий І называл думских бояр «сенаторами» (см.: Карамзин, ХІ, стлб. 126). Ср. проект учреждения Сената, написанный рукой Яна Бучинского, секретаря Лжедмитрия: Рос. гос. архив древных актов, ф. 149, оп. 1, № 9 (http://www.rusarchiv...edmitry-1.shtml). {216}

 

Успенский Б.А. Петр Первый и переосмысление понятия империи // Факты и знаки: Исследования по семиотике истории. Вып. 3 / Под ред. Б.А. Успенского, Ф.Б. Успенского. М.: Институт славяноведения РАН; СПб.: Нестор-История, 2014. С. 214–217.

 

Ответить

Фотография BKR BKR 22.10 2021

Сегодня - 300 лет (по старому стилю) со дня основания Российской империи.

Росси́йская импе́рия (рус. дореф. Россійская имперія; также Всеросси́йская импе́рия) — государство, существовавшее в период с 22 октября (2 ноября) 1721 года до Февральской революции и провозглашения республики в сентябре 1917 года Временным правительством.

Империя была провозглашена 22 октября (2 ноября) 1721 года по окончании Северной войны, когда по прошению сенаторов Пётр I принял титулы Императора Всероссийского и Отца Отечества.

Столицей Российской империи с 1721 по 1728 и с 1730 по 1917 годы был Санкт–Петербург (в 1914—1917 годах Петроград), а в 1728—1730 годах — Москва.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 22.10 2021

Столицей Российской империи с 1721 по 1728 и с 1730 по 1917 годы был Санкт–Петербург (в 1914—1917 годах Петроград), а в 1728—1730 годах — Москва.

Интересно отметить, что в 1730–1732 гг., несмотря на то что императрица Анна Иоанновна и её двор находились в Москве (переезд произошёл при Петре II в 1728 г.), "царствующим градом" Российской империи считался Санкт-Петербург (в 1712–1714 гг. – наоборот).

http://spbvedomosti....stal_stolitsey/

Ответить

Фотография Ученый Ученый 23.10 2021

Казалось бы: что есть империя? Была да сплыла. До империи ли нам сегодня? Чай, есть дела поважнее: еще много людей за чертой бедности, демография, промышленность надо поднимать. Однако и вопросы демографии, и бедности, и промышленности упираются в конце концов в волю к жизни. А воля к жизни нации, народа – в цель его существования. Империя – это и есть связь со всем целым истории, а следовательно, будущим. Никому еще не удавалось сохранить страну, нацию и народ, не являя перед ними ясные цели существования. Такую страну и такой народ вне ясной цели ждет неизбежный распад (что демонстрирует нам, например, распад советской империи).

 

Что же такое Российская империя? Какими смыслами жила она? Какие смыслы транслировала своему государствообразующему народу?
 
Это были Большие (с большой буквы) смыслы. Еще во времена Ивана Третьего Русь осознала себя Третьим Римом, восприняв свое духовное правопреемство от Византии. Право на которое давала, конечно, не только женитьба Ивана на принцессе царского рода Софье Палеолог, но прежде всего само греческое православие – та святыня, та ценность, ответственность за хранение которой с этого времени (после падения Константинополя) переходила к Руси. Да, Третий Рим – это не о национальном тщеславии, это прежде всего о великой ответственности.
 
Империя в христианском понимании – это власть истины (imperio – высшая власть, власть Всевышнего), следовательно, единственно легитимная. Империя может быть только одна: один Бог на небе, один император на земле. То, что Империя (еще в дохристианские времена Диоклетиана) была разделена на западную и восточную, сути дела не меняло. И эту суть дела не оспаривали ни Карл Великий, восстановивший западную часть Империи, ни Оттоны, императоры Священной империи германской нации, приложившие немало усилий к объединению двух частей Империи. Увы, безуспешно.
 
Лишь падение Константинополя под ударами турок остановило эти непрекращающиеся попытки. И – вызвало восхождение Восточного Рима в лице Святой Руси. С объявлением Руси себя Третьим Римом, а затем – Российской империей, объединение мирового христианства, восстановление полноценной Римской империи вновь становится возможным. Такие попытки предпринимались русскими царями. Самая яркая попытка такого рода – Священный Союз Александра. Мысль об объединении христианской Европы (против революционно-демократической заразы) никогда не покидала русские умы: вспомним «Выбранные места» Гоголя, мессианизм Чаадаева, или, например, проект Вл. Соловьева об объединении Европы под властью Русского царя и Римского папы.
 
То, что эти проекты оказывались утопичны, не говорит еще об их онтологической неправоте. Просто время им, возможно, еще не пришло. И если Россия вновь осознает себя империей, ей придется брать на себя и имперскую миссию. На этот раз миссию уже, скорее, Ковчега спасения: спасения остатков греко-римской цивилизации, остатков ее культуры, остатков христианского мира.
 
 
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 23.10 2021

Что же такое Российская империя?

Это были Большие (с большой буквы) смыслы.

да, именно империи созидают свои собственные цивилизационные модели,

и создают те самые Смыслы, на которые неспособны геополитические карлики

Ответить

Фотография Стефан Стефан 23.10 2021

Конференция «Рождение империи. Россия между Востоком и Западом»

 

 

02e164aa7f37.jpg

 

23 сентября в МГИМО открылась международная научная конференция «Рождение империи. Россия между Востоком и Западом», посвященная 300-летию подписания Ништадтского мирного договора.

 

Перед началом конференции в атриуме нового корпуса состоялась церемония гашения марки с участием председателя Российского исторического общества С.Е.Нарышкина, помощника Президента России В.Р.Мединского и сопредседателя Российского исторического общества, ректора МГИМО А.В.Торкунова. На почтовой марке изображен фонтан «Самсон», расположенный на территории Государственного музея-заповедника «Петергоф». В 1735 году в ознаменование 25-летия победы русских войск над шведами под Полтавой в Северной войне, одержанной в день святого Самсона Странноприимца, в Петергофе был установлен фонтан «Самсон».

 

Пленарное заседание конференции открыл ректор А.В.Торкунов: «Мы собрались по очень интересному поводу с тем, чтобы обменяться мнениями по одному из важнейших исторических событий, в значительной степени определившему судьбу нашего Отечества и не только его». Конференция посвящена 300-летию подписания Ништадтского мирного договора, выдвинувшего Россию в число ведущих европейских держав. Символическим последствием стало принятие Петром I императорского титула, что отражало статус российского государства на международной арене. Ректор отметил, что проведение конференции стало возможным благодаря совместным усилиям Российского исторического общества, Института всеобщей истории, Фонда исторической перспективы, фонда «История Отечества» и МГИМО. Анатолий Васильевич подробно остановился на роли петровской дипломатии, усилиями которой была решена проблема превращения военных побед в политические, и передал слово С.Е.Нарышкину, отметив, что Сергей Евгеньевич играет очень важную роль в консолидации общества, государства, ученых и любителей истории в формировании общероссийской исторической культуры и сохранения нашей национальной памяти.

 

Председатель Российского исторического общества С.Е.Нарышкин напомнил, что меньше чем через год нам предстоит отметить очень значимый для истории нашей страны и современной России юбилей: 350-летие со дня рождения Петра I. Великие преобразования этого правителя по-прежнему остаются предметом серьезных научных дискуссий. Рано осознав, что отсутствие незамерзающих портов создает непреодолимую преграду для превращения России в великую мировую державу, Петр вступил в ожесточенное противостояние со Швецией, в то время полностью контролировавшей Балтику. Северная война, продлившаяся более 20 лет, стала для нашей страны суровой школой. Россия вышла из этой борьбы окрепшей и в военном, и в экономическом, и в политическом отношении. Ништадтский мирный договор закрепил за ней всю Восточную Прибалтику, сделав влиятельным игроком европейской политики. Сергей Евгеньевич подчеркнул, что предстоящее 300-летие Российской империи служит хорошим поводом, чтобы обсудить и осмыслить ее колоссальное наследие, включая традиции политического мышления, не позволяющего нашей стране ни на шаг отступать в вопросах своего суверенитета. Он также пожелал участникам конференции успешной работы.

 

Помощник Президента России В.Р.Мединский отметил, что в исторической памяти победа России в Северной войне и последовавшее принятие Петром титула императора является символической точкой отсчета, старта имперского периода нашей истории.

 

Также состоялись выступления директора Историко-документального департамента МИД России, Чрезвычайного и Полномочного Посла Н.М.Бариновой, научного руководителя Института всеобщей истории РАН академика А.О.Чубарьяна, директора Института всеобщей истории РАН, член-корреспондента РАН М.А.Липкина, президента Фонда исторической перспективы Н.А.Нарочницкой, председателя правления Российского исторического общества, исполнительного директора фонда «История Отечества» К.И.Могилевского и главного редактора журнала «Историк» В.Н.Рудакова.

 

В рамках пленарного заседания были представлены три издания: «Северная война 1700–1721 гг. и русская дипломатия» В.В.Дегоева, предисловие к которому написал академик А.В.Торкунов; выпуск журнала «Историк», посвященный 300-летию заключения Ништадтского мира, а также «Ништадтский мирный договор и рождение Российской империи. 1721-2021».

 

23–24 сентября пройдут заседания секций, участники дискуссий проанализируют широкий спектр проблем, связанных как непосредственно с тематикой Северной войны и ее итогов, так и с Петровской эпохой в целом во всем ее многообразии и значении для дальнейшего развития социокультурной модели Российского государства и ее особенностей.

 

Портал МГИМО

 

http://mgimo.ru/abou.../nishtadt-conf/

Ответить

Фотография Стефан Стефан 25.10 2021

Но вот в мае 1727 года умерла Екатерина, в сентябре того же года в ссылку отправился первый губернатор и {210} главный строитель Санкт-Петербурга А.Д. Меншиков. А в январе 1728 года двор Петра II перебрался в Москву. Вначале говорилось, что это лишь на время предстоящей в старой столице коронации юного императора, и переехавшие в Москву следом за двором коллегии и канцелярии взяли с собой лишь текущие бумаги делопроизводства. Однако для современников не был скрыт истинный смысл происходящего. «Молодой монарх, – писал испанский посланник де Лириа в конце 1727 года, – не походит на них (Петра и Екатерину I. – Е.А.): он ненавидит морское дело и окружен русскими, которые, скучая своим удалением от родины, непрестанно внушают ему, чтобы он переехал в Москву, где жили его предки, превозносят московский климат и бездну дичи в ее окрестностях, а здесь-де климат не только нездоров, но и мрачен, и негде охотиться». После коронации весной 1728 года было объявлено, что царь пробудет в Москве также и лето. Осенью же началась весьма удачная охота, и возвращение было отложено до первого снега. Потом легла пороша, и мог ли истинный охотник не воспользоваться ею? Постепенно к мысли о том, что в Москве нужно остаться насовсем, привыкли. Стали сбываться давние предсказания дипломатов о том, что как только умрет Петр Великий, «бояре» сделают все, чтобы вернуть Россию «к ее прежнему варварству и первобытному состоянию», и забросят с такими нечеловеческими усилиями возведенный в нежилом месте Петербург.

 

Необходимость возвращения столицы в Петербург была в 1728–1730 годах постоянной темой политических переговоров, переписки и интриг иностранных дипломатов, переехавших в старую столицу вслед за двором. Суть состояла в том, что Петербург был не только символом России, покончившей с «варварством», но и символом новой империи, смело и решительно вошедшей в европейскую политику. Это новое мощное государство заняло важное место в системе международных отношений, определявших «баланс сил» в мире. Уход России от активной политики разрушил бы уже сложившуюся хрупкую европейскую систему. Было бы ошибкой думать, что все европейские державы только и мечтали о том, как бы отбросить Россию назад в ее «дикие степи». Наоборот, после Северной войны для ряда стран, особенно тех, кто боролся против гегемонии Англии и побаивался реваншизма потерявшей свои заморские владения Швеции и усиления Пруссии, ослабление России в Балтийском регионе и в Европе в целом было крайне невыгодно и нежелательно. {211}

 

Обращаясь к Петру II от имени австрийского императора и императрицы, посланник граф Вратислав отмечал в специальной памятной записке: «Они нежнейшим образом умоляют Ваше величество не оставлять великих завоеваний, добытых героем – вашим дедом – силою побед и трудов, и быть лично в виду своего страшного [для врагов] флота, который дозволяет Ваше величество держать в страхе весь Север и который погибнет, если Ваше величество не будет по времени его видеть». Но все было бесполезно. Де Лириа, закадычный приятель Ивана Долгорукого, просил, требовал, умолял, чтобы тот передал в руки Петра II хотя бы совместную записку австрийских и испанских дипломатов о настоятельной необходимости возвращения двора и правительства в Петербург. Князь Иван обещал похлопотать перед императором, но просил испанского и австрийского посланников держать в тайне и саму записку, и свое содействие. Тема возвращения столицы в Петербург, как видим, становилась попросту запретной. Иван Долгорукий каждый раз находил какой-нибудь благовидный предлог, чтобы не передавать записку царю, и затянул дело так, что в конце концов записка где-то затерялась.

 

Думаю, что настойчивое стремление иностранных посланников вернуться в Петербург объяснялось не только интересами высокой политики, но и личными мотивами – там европейцу было уютнее, чем в безалаберной, хаотичной Москве, представлявшей собой, как писал иностранный путешественник, совокупность «многих деревень, беспорядочно размещенных и образующих собой огромный лабиринт, в котором чужестранцу нелегко опознаться». Вспоминается ужас датского посланника Юста Юля, внезапно высаженного своим спутником – канцлером Гавриилом Головкиным из кареты посредине этого лабиринта, из которого не знавший ни единого русского слова посланник никогда бы не выбрался, если бы случайно не встретил знакомого иностранца – московского жителя. В начале января 1729 года де Лириа уже сообщал, что фаворит водит дипломатов за нос и «слабо относится к нашему проекту. Поэтому мы начинаем терять надежду на возвращение в Петербург», а в мае того же года сделал окончательный вывод: «Надежда на возвращение в Петербург исчезла совершенно». Весьма символичным было и то, что умершая осенью 1728 года сестра царя Наталья Алексеевна была похоронена в Архангельском соборе Кремля – фамильной усыпальнице всех Романовых в допетровские времена. Там же был впоследствии похоронен и Петр II. Многим казалось, что краткий и безумный петербургский период истории страны заканчивается на их глазах {212} и жизнь входит в старое, привычное русло. Северный Ахетатон прозябал. Редкий историк, касаясь этих печальных для Петербурга лет, не упомянет о следах его угасания – о проросшей на некогда оживленных улицах траве, о вое волков, смело забегавших в опустевший зимний город. Петербург обезлюдел: ушли гвардейские полки, переехали коллегии, оставив малочисленные конторы, переехали другие учреждения, бежали присланные по разнарядкам ремесленники, купцы. В июле 1729 года был издан специальный указ, предписавший всем ремесленникам, самовольно уехавшим из Петербурга, вернуться под угрозой каторги вместе с семьями, чтобы «впредь бы без указа особаго из Санкт-Петербурга отнюдь не разъезжались». Подобного указа в отношении дворян издано не было – дворяне выехали из новой столицы на законном основании – следом за двором. Многие из них с облегчением покинули Петербург, так и не привыкнув «к неудобствам необоснованного города в стране печальной, болотистой, вдали от их деревень, доставка запасов из которых соединялась с большими затруднениями и расходами». А далее С.М. Соловьев пишет замечательно точно: «…тогда как Москва была место нагретое, окруженное их имениями, расположенными в разных направлениях, и откуда так легко было доставлять все нужное для содержания барского дома и огромной прислуги».

 

Действительно, за Москвой были традиция, бытовые, геополитические, экономические удобства не только для помещиков, но и для других сословий: крестьян, посадских, купцов. Петербург же, с его удаленностью от центра, с трудностями неосвоенного пути к нему, дороговизной городской жизни, не стал даже тем портом, который мог бы приносить купцам доход. Петр всегда искусственно стимулировал развитие внешней торговли через Петербург, запретив традиционную внешнюю торговлю в Архангельске, что крайне болезненно ударило по интересам купцов, столетиями ориентировавшихся на северный порт. Эта мера вызвала недовольство и иностранных купцов, не раз обращавшихся к Петру и его преемникам с просьбами об открытии Архангельска. Страдали от указа Петра и жители других северных городов. Посадские Вологды писали в своей челобитной в 1728 году, что от закрытия Архангельска им «учинилось великое разорение» из-за прекращения транзита и вывоза продуктов, производимых в северных уездах. Верховники видели, что закрытие Архангельска наносит ущерб казне, недополучавшей налоговые и пошлинные сборы. Весной 1727 года был принят закон, разрешавший {213} архангелогородскую внешнюю торговлю. И хотя принятое тогда же уменьшение пошлин в Петербурге по сравнению с пошлинами в Архангельске и ставило задачу хотя бы отчасти сохранить привилегии петербургской торговли, этого явно не получалось: экономически Петербург начал хиреть. В 1729 году петербургские купцы писали в Комиссию о коммерции, что «с прошлаго 728 году за отбытием от Санкт-Петербурга многих обывателей имеется в купечестве многое умаление». Не только купцы, но и все петербуржцы боялись неустроенности, наводнений, скверного климата, неуютности, непривычности жизни в городе, более похожем на военный лагерь, где первым человеком был генерал-полицмейстер со своей командой. Петербург был «парадизом» только для его основателя, который лежал в это время под балдахином в еще неразобранной деревянной церкви, стоявшей внутри недостроенного Петропавловского собора. Вскоре возле гроба царя был поставлен гроб императрицы Екатерины I, а в 1728 году к ним присоединился саркофаг с телом умершей в Голштинии Анны Петровны. Там же стоял и гробик малолетней младшей дочери Петра и Екатерины, умершей в 1725 году Натальи Петровны. Так почти вся вторая семья Петра Великого собралась в недостроенном соборе, как бы ожидая приговора новых властителей о месте своего вечного упокоения.

 

Но все же Петра и его город миновала судьба Эхнатона и Ахетатона. Город не был ни проклят, ни официально оставлен, никто не собирался разрушать его до основания или отдавать шведам. Его жизнь продолжалась по инерции, которой вполне хватило на четыре года безвременья. Иностранные специалисты, нанятые Петром, не уехали – они отрабатывали свои, заключенные на долгие годы, контракты на строительство дворцов, садов и парков, инженерных сооружений. А работали Трезини, Растрелли, Миних и многие другие хорошо – иначе их и не взял бы в свою столицу Петр Великий. Военный инженер подполковник де Кулон, назначенный в 1727 году главным строителем Кронштадтской крепости, не сидел сложа руки, и петровский проект возведения укреплений успешно осуществлялся. За состоянием работ тщательно следил Миних, на которого также вполне можно было положиться: если бы не безмерное честолюбие будущего фельдмаршала, то лучшего строителя и фортификатора в России XVIII века было бы не найти. В эти годы Миних, как уже сказано выше, завершил строительство сложного гидросооружения – Ладожского канала. Открытый в 1728 году, он облегчил мореплавание. Кроме того, Миних усердно достраивал Петропавловскую крепость. {214} Именно при нем все бастионы стали каменными и были покрыты столь знакомой нам краской из толченого кирпича. Любимые Петром корабельные мастера: Гаврила Меншиков и три Ричарда – Козенц, Броун и Рамз, как и другие, продолжали свое дело и без мастера Петра Михайлова. В 1727 году был спущен на воду гигантский по тем временам 110-пушечный корабль «Петр Великий», в 1728 году спустили на воду три корабля, в 1729-м – еще два. За 1728–1729 годы были построены и 24 новые галеры.

 

Миних устраивал парады, фейерверки в честь официальных праздников. Но все же – как и позже, в советское время, – на берегах Невы повеяло духом провинциальности, и, если бы Петр II продолжал царствовать, город никогда бы не превратился в блистательный Санкт-Петербург. Его столичность была тем стимулирующим фактором, дающим жизненные соки началом, без которого он хирел.

 

Он был рожден имперской стать столицей.

В нем этим смыслом все озарено.

И он с иною ролью примириться

Не может и не сможет все равно… –

 

напишет впоследствии Наум Коржавин. {215}

 

Анисимов Е.В. Анна Иоанновна. М.: Мол. гвардия, 2002. С. 210–215.

 

Ответить