←  Высокое Средневековье

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Война Тамерлана против Баязида Молниеносного

Фотография andy4675 andy4675 07.07 2014

Шильтбергер, ПУТЕШЕСТВИЯ ИВАНА ШИЛЬТБЕРГЕРА ПО ЕВРОПЕ, АЗИИ И АФРИКЕ, С 1394 ГОДА ПО 1427 ГОД, 5-13:

 

V. Каким образом Баязит изгнал короля Севастии.

В пограничном Карамании городе Марсиван (marsuany) княжил некто Мир-Ахмед (mirachamat, Mirachamad). Узнав, что упомянута страна была занята Баязитом, Мир-Ахмед обратился к нему с просьбою, чтобы он изгнал из его области короля Севастии (Sebast, ныне Сивас) Бурхан-Эддина (wurthanadin, Burhanadin), овладевшего ею и слишком сильного, чтобы сам он с ним мог справиться.

Область же свою он предложил уступить Баязиту за соответствующее ей вознаграждение из своих владений. Баязит тогда послал к нему на помощь своего сына Могаммеда с тридцатью тысячным войском, которое изгнало короля Бурхан-Эддина из края, доставшегося Могаммеду за го, что он так удачно совершил первый свой поход. В свою очередь, Мир-Ахмед получил приличное вознаграждение в другой стране.

...

 

ХII. Каким образом Тамерлан овладел царством Севастиею.

Выше было сказано, каким образом Баязит прогнал Отмана из города Севастии (Tamask). Этот Отман, будучи подданным Тамерлана, жаловался ему и просил у него пособия для возвращения отнятого у него Баязитом царства Севастии. Тамерлан на это согласился и послал к Баязиту с требованием, чтобы он возвратил это царство. Но Баязит велел отвечать ему, что не уступит завоеванного мечем края, который ему самому пригодится не хуже чем Тамерлану. Последний тогда собрал до миллиона войска, приступил к Севастии и осадил ее в течение двадцати одного дня 25. Наконец, велел подкопать городскую стену, он успел овладеть и городом, где находилось пять тысяч всадников, посланных туда Баязитом. Все они были зарыты живыми, потому что, при сдаче города, комендант получил от Тамерлана обещание, что не прольет их крови. Затем город был разрушен, а жители отведены в страну Тамерлана. В числе пленных, вывезенных из города, было девять тысяч девиц. От Сиваса, пред которым потеря Тамерлана составляла более трех тысяч человек, он возвратился восвояси.

ХIII. Завоевание Баязитом Малой Армении.

Лишь только Тамерлан возвратился в свой край 26, как Баязит с трехсоттысячным войском напал на принадлежавшую Тамерлану Малую Армению, [20] овладел главным ее городом Эрцингианом (Ersingen) и пленил владетеля сего города Тагертена 27; после сего возвратился в свое царство. Когда же Тамерлан все это узнал, то собрал миллион шестьсот тысяч человек и выступил против Баязита, который противопоставил ему миллион четыреста тысяч человек. Оба войска встретились близ Ангоры и в пылу сражения тридцать тысяч Белых Татар, поставленных Баязитом в первом ряду боевого строя, перешли к Тамерлану. Тем не менее сражение, возобновляемое два раза, осталось нерешенным, пока Тамерлан не приказал выдвинуть вперед тридцать два вооруженных слона и тем заставил Баязита бежать с поля битвы. Он [21] надеялся найти спасение за горами, куда поскакал со свитою из тысячи всадников; но Тамерлан, приказав окружить эту местность, принудил его сдаться, а затем занял его государство, в котором пробыл восемь месяцев. Возя с собою своего пленника, он овладел также его столицей, откуда вывез его сокровища и столько серебра и золота, что для перевозки потребовалась тысяча верблюдов. Он желал вести Баязита в свою собственную землю, но султан скончался на пути 28. Таким образом я попался в плен к Тамерлану, которого провожал в его страну, где состоял при нем. Все выше мною упомянутое случилось в продолжении того времени, которое я провел у Баязита.

 

http://www.vostlit.i.../frametext1.htm

 

ибн Араб-шах, Чудеса Судьбы Истории Тимура 4:

 

ИЗЛОЖЕНИЕ О ВОЗВРАЩЕНИИ НАЗАД ЭТОГО ВОЗМУТИТЕЛЯ И ОСТАНОВКА ЕГО В КАРАБАХЕ

Потом Темур с теми тюрками, которых можно было бы назвать на тюркском языке преступными возмутителями, вернулись назад и по своим настоящим, истинным свойствам решили остановиться на зимовку в местности, которое можно было назвать Карабаг. Он (Темур) взволнованный сокол стал осматривать вокруг, как озорной поступь совы бросил взгляд в даль, в окрестности горизонта, особенно [внимательно] стал следить за землями Рума (Турции).

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПИСЬМЕ ТЕМУРА [ПОСЛАННОМ] ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ ИЛДИРИМ БАЯЗИДУ

Потом Темур открыто без утайки и намеков написал письмо и изложил о своих намерения в землях Рума (Турции) старателю [на пути религии], борьцу [за веру] султану Баязиду. Причиной он указал на султана Ахмада и Кара Юсуфа, которые бежали от ударов своих же мечей, что они являются основами аморальшины и беспорядков, для стран катастрофичны, зло на головах [божьих] рабов, они люди с черными (плохими) намерениями, [они] основа банкротства, в высокомерии и подлости они похожи на Фиръавна и Хамона. Еще в письме отметил, «что они со своими людьми нашли у него (Баязида) укрытие. Хотя, куда бы они ни пришли, там появляются беспорядок и беда. Пусть спасет Бог правителя Рума от укрытия под его крылом этих двух проклятых людей. Поэтому Вы остановитесь от предоставления им укрытия, [172] напротив выдворите их (со своей страны), «схватывайте их и убивайте, где бы ни нашли их" (Коран, с. 4, о. 89.).

Вы воздержитесь быть противником моих повелений. В противном случае падет на вас круг моего гнева. Кстати, вы слышали, каково стало положение моих врагов и им подобных и как пало на их головы удары от войн и сокрушение. Вам известно, какие дела проделал я с ними. Не только состязаться или воевать со мной, даже не давайте возможности распространению между нами разных сплетен. Вот мы изложили вам наши доводы и примеры".

Об этих слов было много разнообразных размышлений и наговоры, различные выдумки и угрозы. Несмотря на то, что ибн Усман (Баязид) будучи торопливым и волевым человеком, справедливым падишахом, однако у него не было ни капли терпения. Если он начинал выступать на собрании, от беспрерывного движения и, впадая в изнеможение, подходил к краю айвана (крыльца). Из-за его справедливости, время ему помогало, увеличилась его слава и степенство. В результате этого он присоединил земли Карамана и, став единоличным (правителем), казнил его падишаха Алауддина, а двух его сыновей взял в плен. Он также захватил земли Мантама и Сарухан. [В это время] правитель области Кермиян эмир Якуб ибн Алишах бежал от него и перешел к Темуру; земли иноверцев от горных областей Балкана до земель Арзинджана стали также его единой собственностью.

Когда Баязид узнал о письме Темура, понял его смысл требований, он подскочил с места; его гнев закипел, загорелся и воспламенился. Как будто бы выпивший отстой анаши (опиума) человека, то повышая голос, то понижая его, сказал: «Он хочет запугать меня с этими вымыслами? Или же хочет этими враньями организовать покушение на меня, или же он считает меня наравне с другими (Ажам) падишахами? Или же он читает непонятные слова, как татары Дашта? Или же ему видится сбор войска, наподобие индийцев? Или же он сравнивает мои разрозненные войска с толпами Ирака? Или же он сравнивает моих борцов за ислам с войсками Шама? Или же посчитал мои войска такими же, как его высохшие толпы? Или же он не знает что ли, что мне известно все о нем? Мне известно все - как он, применяя хитрость, обманывал падишахов, каким образом он овладел властью и как потом проявил неблагодарность, что происходило между ним и падишахами, и как он постоянно одну группу обессиливал, хотя он в самом начале своего дела был поганым, проливающий кровь, испорченный аморальшиной, распространяющий дружеские договора и [173] был одним из подскользнувшихся людей с праведной дороги - в ошибочную. Потом он, возвеличиваясь, стремился напасть на окрестности и, подняв мятеж, повернулся лицом к несправедливости. Потом превзошли его собрания, люди остались в неведении и с тех пор, как он появился, поступал как мальчишка и постарел своими гнусными делами. В результате добыл то, что хотел, достиг того, к чему стремился. Его тлеющий фитиль воспламенился. Его созревшие зерна рассыпались и превратились в ничтожества. Что же касается зарубежных падишахов, сначала он (Темур) своими хитростями и обманами спустил их сверху вниз, потом разместил их между своими людьми и лошадьми. Те (падишахи) упустили свой шанс казнить его, а теперь Темур поспешил казнить их. Что же касается Тохтамышхана, то большая часть его войска изменила ему. Куда уж татарской толпе давать отпор острым мечам? Перед львами Рума (Турции) у них кроме стрел никакого другого оружия нет. Потом основа индийцев ослабла. Особенно, после смерти султанов, если говорить о войсках Шама, то об этом все известно. Что пришло на них [со стороны Темура] ясно. Потому что известное не закроешь занавесью. Когда же умер их султан, они остались без опоры, дела иx смешались и пали лицом вниз. Они, потеряв великие головы, от них остались только маленькие злые головы. В результате, время рассеяло их положение, а их страну и Шам охватило разрозненность. Они на рисунке кажутся весною, а по содержанию они, как холодная трескучая зима. Он стремится только к одной вещи. Они ложатся спать все вместе, но потом по двое и по одному встают и расходятся. Конечно [по этой причине] эти группы толпы разошлись в разные стороны. Тогда войска Темура занялись запрещенными делами, потом, оставшись свободным, Темур беспрепятственно стал управлять".

Если же у них было бы единство, они бы его (Темура) разрубили бы на куски и рассеяли бы как пшено и растолкли бы. Однако их считаешь собранными, но их души разные (Коран, намек на с. 58, о. 14.).

Хотя они привели в действие свое положение, правильно направляют стрелы в цель, сильны в плавании, упорные борцы, крепки их пики, нуждающимся является опорой и похожи на разгневанных львов, однако где у них дисциплина строя нашего войска, взаимопомощь и единство для победы? Какая [большая] разница между человеком гарантом и босоногими, голыми и человеком взявшего на себя обязательство [быть гарантом] дело борцов [174] за веру? Потому что, война наше желание, поражать (врага) наше начинание, джихад наше искусство, законы, борющихся за веру на пути Всевышнего Бога, наш закон. Если кто-то воюет ради обогащения, то мы воюем только для того, чтобы выше всего поставить Божье слово. Наши люди ради того, чтобы попасть в рай на пути Божьем отдадут свою жизнь и богатство. Сколько безбожников остались глухими от звонов ударов их мечей; сколько звона издали шлемы на головах врагов от ударов сабель, сколько звонов издали кресты на шеях людей от стрел "нун"ов (луков) Если мы повелевали, то они шли даже на дно моря. Если же мы повелевали пролить кровь безбожников, то они проливали их кровь. Когда они выходили из своих крепостей и обращались взором на крепость безбожников и громили его, удерживали вожжи коней. Все время, когда они узнавали об ужасном призыве, сразу же они летели туда. Вдруг если их владыка даже подставлял их на беду, они ему не говорили: "Ступай же ты и твой Господь, и сражайтесь вдвоём, а мы здесь будем сидеть». (Коран, с. 5, о. 24.).

У нас есть пешие борцы за веру, которые сражаются даже лучше конных бойцов. Они будто бы ломающие [врага] львы, смелые леопарды, хищные волки, их топоры остры, когти у них победоносные. Их сердца полны к нам любовью, в душе у них никогда не было по отношению к нам измены. Напротив, в войне их «лица в тот день сияющие, на Господа их взирающие" (Коран, с. 75, о. 22, 23.). Выводы наши таковы, все наши дела и поступки войска должны быть направлены для того, чтобы собрать опровергающих, созвать пленников, и добычу. "Аллах приведет людей, которых Он любит и которые любят Его, смиренных перед верующими, великих над неверными, которые борются на пути Аллаха и не боятся порицающих" (Коран, с. 5, о. 54.). Я знаю, что они эти слова тебя совершенно не остановят и заставят тебя обуздать коней и направиться в нашу страну. Если же ты не придешь [в нашу страну], то пусть будут три раза талак (развод) твои жены. Если же ты придешь в нашу страну и если я не буду с тобой воевать и убегу от тебя, то тогда пусть мои жены окончательно будут три раза талак (развод)".

Потом он закончил свой возглас и в этом смысле отправил ответ. Темур, когда узнал о взволнованном ответе, сказал: «Ибн Усман сумасшедший и дурак, потому что он оскорбляет, находясь в трауре».

Темур когда прочитал то место, где говорилось о женах, сделал вывод. Потому что задевать жен считалось у них большой виной и [175] сильным оскорблением. Даже они своих жен и дочерей не произносят по именам, а заменяют их другими фразами и всегда напоминали людям избегать этого. Если жена одного из них рожала дочь, то их звали "ребенок с занавесью (вуалью)" или же "хозяйка красоты" или "сокровенная".

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПОЛЕТЕ ТЕМУРА С ЦЕЛЬЮ ОПУСТОШЕНИЯ ЗЕМЕЛЬ РУМА (ТУРЦИИ)

В результате Темур нашел повод пойти в поход против ибн Усмана и, с этой целью, он стал искать спутников, разыскивать проводников и дорогу. Когда он устроил смотр своего войска, то они были похожи будто бы "собрались дикие", войска будто бы "рассыпавшиеся звезды рассыпались по всей земле, когда взволновались, были похоже "будто бы горы пришли в движение", когда [они] шли будто бы могилы переворачивались", при движении будто бы сильное землетрясение происходит, будто бы в судный день показывает свои ужасы.

Темур, послав письмо своему наследнику трона - внуку, сына Джахангира Мухаммед Султану, где сообщил, чтобы эмир Сайфуддин со своими людьми отправился из Самарканда к нему. А сам же он направился в Рум и ему не координация, а случайность стала помощницей. Он с этим черным морем и ночною мглою (со своим войском), идя и кружась, прошел много мест и, наконец, прибыв к крепости Камах, остановился.

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ КАМАХ

Крепость была по прочности как вера человека, признающего только единого бога, в величии (обороне) и преимуществе был силен, как убежденный боголюбивый человек. Оборонительный ров этой крепости нельзя было пройти даже мыслью, чтобы добиться желаемого пути, даже правильно мыслящий разум не мог указать дорогу; основателем его величественных столбов (колонны) была божественная мощь архитектора, инженером куполов здания был плотник природы. Крепость была не слишком высока и не низка, но, несмотря на это в обороне была на высоком уровне. Если с одной стороны крепости целует река Фрот, а другую сторону обороняет широкая долина. В долине нет никакой возможности сделать даже один шаг, это [место] водный путь, вливающаяся в реку Фрот. Остальные стороны состоят из холмов и, как только падает туда взор, выражаясь словами [176] разума, произносишь: "Поистине, это ведь вещь удивительная!" (Коран, с. 38, о. 5.)

Темур взял эту крепость без единой трудности, и без остановки, не озираясь вокруг, прошел прямо в гарем. Это произошло после прибытия Мухаммад Султана в прием Темура, который поручил ему взять штурмом цитадель. Причина взятия крепости такова. Долина в его задней стороне была извилистой и каждый, проходящий с той стороны, возвращался без надежды, потому что там было скользкая и широкая местность, а также было далеко от цели. Язык стрел не мог поразить (перелететь) ширину долины, а также шаги подводника не могли ходить по земле долины. Однако, как только Темур взглянул на эту (долину), разумом своим, приказал принести палки и бревна. Не успели моргнуть глазом, как войско Темура, разорили дома, вырубили деревья и каждое увиденное сучья ветки и бревна были собраны и принесены на край долины и сравняли ее с поверхностью земли, заполнили ширину и длину долины. Защитники крепости, узнав об этом, побросали туда огня и пороху, подожгли эти ветки и сучья, бревна воспламенились и стали гореть. Однако дойти до основания крепости было невозможно, оно было установлено на вершине гор. Но это не поколебало Темура, и он не отказался от своих намерений. Он немедленно приказал каждому своему воину принести из степи по мешку камней. Они быстро разбрелись по холмам и горам, по полям и низинам, как муравьи и саранча, «которые пробивали скалы в долине" (Коран, с. 89, о. 9.) и в один миг наполнили этот сай мелкими и крупными камнями. Потом Темур здесь пробыл один день, по отношению к этим камням поступил также, как поступают с пропастью, то есть спрашивают у пропасти "полна ли ты стала?" - и скажет она: «Нет ли добавки?» (Коран, с. 50 о. 30.). Потому что из собранных войском холмы камней, побросали в долину только часть камней, а осталось еще более чем в два раза их. Когда же долина была наполнена камнями, войска Темура прошли по ним и приблизились к стенам крепости и, поставив лестницы, стали взбираться наверх, и зависли на воротах. Тогда защитники крепости отказались от возгласов и, прося пощады, попросили войти [в крепость] «с миром в безопасности!» (Коран, с. 15, о. 46. Намек на с. 50, о. 34.)

Этот штурм и вынужденная просьба о пощаде произошли в месяце шаввале 804 года (май-июнь 1402 года). Когда Темур укрепился в крепости, он приказал убрать камни из долины. Сразу воины подняли камни и отнесли их на свои прежние места. Потом [177] Темур назначил одного человека по имени аш-Шамс наместником крепости, а сам [через день] вернулся назад. Эта крепость находилась на полудневном пути от Арзинджана и своей оборонительной возможностью и упрямством была известна в мире. Конечно, он (Темур), взяв эту крепость, достигнув его своими острыми мечами и захватив ее со злобой, достав его [без] мучений, обо всем этом и о легкой добыче написал письма и разослал эти душевные сведения [во все концы мира].

Темур напомнил в письме о своем послании Ибн Усману и о его дурацком ответе. Вообщем смысл таков: "Мы ему написали без единой грубости и по отношению к нему не грубили. Однако в [правдивых] словах мы мягко отнеслись к нему и проявили к нему уважение. Мы посоветовали ему выгнать из своей страны бывших основой раздора, разоривших области, погубивших людей Ахмада Жалайирийа и Кара Юсуфа Туркманийа. Потому что покровительствовать грешнику тоже грех, помогать безбожнику тоже безбожество. Гнусный безбожник, несчастный, аморальный [человек] хуже, чем плутоватый угнетатель (изверг). Если в аморальщине и беспорядке Ибн Усман является эмиром, то эти двое его визиры, если в упрямстве он старший, те двое младшие [братья]. В этом отношении они его настоятели и помощники, "потому что, каков наставник, таковы и его последователи" (Коран, намек на с. 22, о. 13.). В результате они испортили Ибн Усмана и сами не исправились, ему принесли вред и сами не получили пользу. Как будто бы они думали о его делах и стали как люди, выражавшие его действие и слова. "Однако он не вернулся с кривой дороги, а напротив он покровительствует им, стал похож на мать эмира, которая дала покров хромому волку".

Мы предотвратили его от этого, но он не остановился: мы его предупредили, однако он не обратил внимания на это, [мы] привели пример о других, однако он не внял этому, наш язык, берущий месть у наших противников, простонал: "брезгуй брегливость!" Мы в своем послании, согласно нашим великим традициям этики, его имя мы написали наравне с нашим именем. Однако он слишком зазнался и проявил свою бессовестность. В частности, в одном из своих посланий, написанных писем свое имя поставил после имени Тахартана. Это дело относится ему, и это подходит ему?" "Без сомнения, Тахартан, понашему, является одним из наших рабов, и наподобие самого ничтожного нашего гражданина". Потом он "то есть Баязид, познакомившись с нашим посланием, отрицательно отвечал нам, в результате, из-за множества [178] его застольников и неприличий, свое имя написал золотыми буквами выше нашего имени».

Потом Темур сообщил, что пошел в поход на земли Рума и решил завоевать иx. В этом письме он употребил высокопарные слова и использовал разнообразные намеки. Это было одним из его приемов по намекам, употребляемые (в письмах) писарями.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ТОМ, КОГДА ЭТО НАВОДНЕНИЕ ПОТЕКЛО В СТОРОНУ ПРОТИВНИКА, КАК ИБН УСМАН ПРЕДПРИНЯЛ ПРОТИВ НЕГО РЕШЕНИЕ

После того, как до Ибн Усмана дошли вести о том, что Темур свою судьбу решил испытать на небе войны (на поле сражения) Ибн Усман обратился лицом сразиться с ним и стал готовиться на встречу. В это время он, ибн Усман находился в городе Истанбуле и осаждал виновных непослушников и он был накануне захвата города и был близок к войне. Несмотря на то, что рядом с ним было его войско, Ибн Усман повелел своим борцам за веру и батракам (тысячникам), хищным орлам и соколам своего войска, начальникам групп, благородным кармиянам, мужественным отрядам не боящих морских берегов, вольным мужчинам Карамана, воинам области Манташа, конницам Сарухана, всем эмирам районов и округов, знаменосцам войска и военачальникам, наместникам обоих столиц Бруса и Адарна и им подвластным землям и границам, кто бы ни было держащий в руке его белое знамя, окрасившие море кровью белокожих римлян и оседлавшие коней-скакунов своими черными стрелами разорвавшие на куски сердца вороньеглазых врагов - все должны были позаботиться о своей пользе (безопасности) предосторожности и взять в свои руки оружия и снаряжения. В этом отношении, чтобы бороться против любого возмутителя и разрушителя, призвал начавших заботиться о безопасности мусульман каждую долину, сделал своей опорой дурь, и высокомерие, а также призвал татар на помощь. Они были сильными, богатыми и требующие пользу людьми, у них было неисчислимое количество скота, заполняли все четыре стороны, их старшины и помощники заполнили все горы и возвышенности. В большинстве случаев у многих и у каждого было по тысячу верблюдов и (даже) их не загружали (грузом). Также у них были и лошади, на них не было ни седел ни вожжей. Однако у них было бесчисленное множество баранов и коров, также было бесчисленное количество воинов (на подобие) "количество божьего войска, [179] кроме его самого никто другой не знает" (Коран, намек на с. 74, о. 34.). "Для этих рабов, кроме предупреждений ничего не существует". Их зимовки и летовки простирались в окрестностях между землями Рума и Карамана до Сиваса, падишахи и султаны признавали это. Также они взамен разным сочувствиям преподносили подарки. Если к ним приходил какой-нибудь нуждающийся (человек) или чужестранец, деятель науки или просветитель, то они ему собирали и преподносили столько добра, баранов, коров, шерсти, сыра, мягкой кожи, что все это хватило бы ему на всю жизнь и его потомкам.

Из-за множества числа татар и бывших с ними вместе народностей их называли "восемнадцать тысяч миров". В результате из тех "гор" послышались во весь голос "лаббай" и поспешили подчиниться указам и повелениям ибн Усмана. В тот же момент все татары одновременно направились в ту сторону. Их воины, как горы и войска, как море, без единого оставшегося присоединились к ибн Усману. Он призвал воинов за веру и борцов идти на встречу (для сражения) с Темуром.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ИЗОЩРЕННОМ ДЕЛЕ ТЕМУРА, ОСУЩЕСТВЛЕННОЕ ДЛЯ ВОЗВРАТА (НАЗАД) ТАТАРСКОГО ВОЙСКА ОТ ИБН УСМАНА

Занятый некоторое время своим делом Темур, так воспламенил молнии своих мыслей, что из них появились искры возвратить назад татарское [войско] от ибн Усмана. В результате Темур написал письмо предводителям татар, эмирам и великим руководителям, а также эмиру по имени Фазил - он на самом деле считался, что он достиг высокой степени в учености, а на деле у него было мало опыта и не мог понять хитрости и коварства плохих людей: "[На самом деле], ваша степень и моя степень, ваше происхождение и мое происхождение родственны, наша страна с вашей страной, наши предки с вашими предками, все мы притоки одной реки, ветви одного дерева. С древних времен наши отцы и деды выросли в одном доме и, размножившись в одном жилище, нашли свое степенство. По этой причине, без сомнения, вы один из моих стволов и ветвей; вы один из моих частей тела, вы мои бескорыстные друзья. Если [вы] для меня, как внутренняя одежда, то они только верхняя одежда (т.е. татары ближе к Темуру, чем другие). Если другие завоевывают степенство падишахов, то вы получаете это по наследству, так как с [180] древних времен ваши отцы и деды были падишахами земель Турана. Из них одна группа не по своей воле пришел сюда и нашли себе здесь Родину. Они, как будто бы постоянно пребывали здесь, держали знаки государственности и вожжи правления, а также продолжали веселье и наконец, удостоившись благословения всевышнего Бога, находятся в таком уважении и почете. Покойник Эртана был вашим последним падишахом, самый великий правитель земель Рума (Турции) был наподобие вашего самого маленькогo мамлюка. Слава Богу, у вас нет изъяна в величии, отсутствует недостаток в процветании. Как же вы согласились на такое унижение? Неужели вы будете терпеть, как загипнотизированные слуги? Раз вы великий среди великих, как же вы стали маленьким среди маленьких? Вы же не в положении униженных и нуждающихся, вы же не в тяжелом положении ведь, хотя земли всевышнего Бога обширны. Как же вы стали рабами потомков рабов освобожденных (из рабства) Али Салжукием? Никак мой разум не может понять причину этого. Как же появились близость и братство, если ничего не было кроме раздоров и противоречий? Как бы то ни было, я для вас более величественный [человек, чем ибн Усман] и я говорю в вашу пользу, и делаю предпосылки [для будущих дел] в вашу пользу. Если вам необходимо жить в этих землях, неужели вам необходимо те просторные долины продать этим узким землям Рума, не лучше ли, как минимум, вроде ваших предков быть правителями этой [страны], пусть вожжи управления этих крепостей будет в ваших руках. Вы сядьте на горб тел земель и, протягивая оттуда свои руки, свободно управляйте [их] вожжами. Это важное дело произойдет после того, как мы удовлетворимся этой войною и добьемся мы в этом сражении цели и площадь [земли] будут нашими и уйдет с середины [между нами] Ибн Усман. Только после того, как очистится мир от противника, места этой страны станет только моим, когда я буду ходить [свободно] по дорогам и тропинкам, тогда я возвращу лук победы - лучнику, дома отдам строителям; воды поверну опять в свои русла, а вас сделаю правителями их кишлаков, крепостей, городов и окрестностей; утвержу каждого из вас в достойные должности. Только вы не будете оказывать помощь нашим противникам и найдете возможность перейти в нашу сторону. Не теряйте времени [напрасно] и постарайтесь получить выгоду и взять свою долю. Потому что вы похожи на нас и по содержанию (нраву) вы намного ближе к нам. Однако, открыто пока будьте на стороне ибн Усмана, а тайно будьте с нами. Когда же мы встретимся (на поле [181] сражения), вы отделитесь от них и присоединитесь к нашим войскам».

Игривый конь воззвания Темура, [без остановки] изощренными выражениями, так поскакал прямо к лошади татарским умам, что эти красивые слова возбудили отвращение даже воззванию Асвад ибн Яъфара. Таким образом, Темур сумел отвернуть их от Ибн Усмана и так увлечь за собою, что они, как водолазы, нырнув в водоворот мысли, стали похожи на чертей, призывающих людей быть неверующими. Наконец, своими обращениями привлек к себе умы татаров и вспорхнуть крыльями [и полететь] в сторону содержания своих (Темура) выражений. И так увлек их мыслями о руководящих [должностях], что даже хоть немного думающие, умные, свободолюбивые люди становились рабами, а умных магов, перед глазами народа, бросал в пропасть пламени. Таким образом, татары согласились перейти на сторону Темура перед началом сражения.

ИЗЛОЖЕНИЕ О БЕСПОЛЕЗНЫХ МЫСЛЯХ ИБН УСМАНА И КАК ОН С МНОГОЧИСЛЕННЫМ ВОЙСКОМ ПОВЕРНУЛСЯ К ВСТРЕЧЕ С ТЕМУРОМ

Ибн Усман был встревожен с наступлением Темура на земли Рума (Турции). Потому что было такое время, когда урожай созрел, результаты и фрукты подняли свою грудь (т.е. поспели), зелень на земле потемнела от зрелости, а население в тени спокойствия, мира и обилия спокойно проживало в стране. По этой причине ибн Усман опасался, что Темур принесет вред населению, от пламени огня Темура рассыпятся искры на племена своих областей. Поэтому [ибн Усман] поспешал на встречу с Темуром, будто бы судьба погнала его выпить чашу [вина] с Темуром. Ибн Усман решил сразиться с войском [Темура] за пределами своих земель в окрестностях Сиваса. Свои войска, как бурляший поток, направил в сторону одной бесплодной степи. Он так поступил, потому что он не хотел, чтобы его народ не остался под копытами всадников Темура. Потому что, он был снисходительным к своим гражданам, он был жалостливым к своим подчиненным и слугам.

Рассказывают, в одном из походов ибн Усмана, одного из крайних одолела жажда, и он подошел к одной женщине из кишлака и попросил воду для питья. Эта женщина была озорнее, чем Басус и о ее озорстве были сочинены басни. Эта женщина сказала ему: "У меня ничего нет для питья, иди своей дорогой и не [182] утруждайся". Однако он был измучен жаждой. Потом он, увидев молоко в ведре этой женщины, отнял и выпил его. Женщина сказала ему: "Это было долей моих детей" и подала жалобу на него ибн Усману. Ибн Усман вызвал того человека и потребовал объяснения. Он испугался ибн Усмана и отверг случившееся. Тогда ибн Усман сказал женщине: «Я сейчас распорю ему живот и узнаю, правду он говорит или обманывает. Если из его живота выйдет молоко, то я заплачу его стоимость. Если же он окажется прав, то тогда ты попадешь в его положение». Женщина сказала: "Именем Бога, утверждаю, что он выпил молоко, и я не обманываю. Однако я прощаю его вину и отказываюсь от его долга". Ибн Усман сказал: "Однако я должен восстановить справедливость, и я должен довести до конца это решение и обязан запретить (несправедливость)" и, вызвав [палача], положил меч на пояс обвиняемого и исполнил условие - распороть живот. Живот был распорот и он стал раненным. Полилось молоко, а раненый обмазался кровью. Ибн Усман связал его и издал указ и приказал глашатаям объявить "в государстве справедливого ибн Усмана, кто скушает чужое, то судьба каждого будет вот такой".

Таким образом, ибн Усман продолжил свой поход и, накинув занавес встречи, в месяце рамазан вышел в путешествие.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПРИМЕНЕННОЙ ТЕМУРОМ ХИТРОСТИ ПО ОТНОШЕНИЮ К ИБН УСМАНУ И ЕГО ВОЙСКУ

Когда услышал о том, что Ибн Усман выбрал непригодный путь, как будто еврей, бросивший назад книгу Аллаха, Темур выбросил из своего внимания его (Ибн Усмана) и сам, выбрав свободный путь, со своими войсками прибыл в удобное место, "ведь среди тени, и источников, и плодов, каких ни пожелают» (Коран, с. 77, о. 41-42.). Они продолжали пребывать в этом состояние и проводить время в блаженствующих садах, полях и скотоводческих местностях, "среди роз с шипами и без колючек, длинных тенях, вливающихся и влекущих водах" (Коран, намек на с. 56, о. 28,29,30,31.), блаженствующем воздухе, окунувшись в оздравливающие благодеяния, в спокойствии и благополучии, безопасно от испуга, не спеша в гулянии, совершенно уверенные в [божьей] помощи и победе, предсказывая имущество и управление, увлекая за своим мероприятием смерть. Что бы возгорелась зависть врага и легко овладеть добычей, ни на миг не охладится его пыл чести; нет рассеянности у венцов (военачальника), наподобие звезд, его дисциплинированных [бесчисленных] войск. [183]

Также нет грызни и рычания между его львоподобных воинов, на скатерти пищи тел готовы оказать гостеприимство врагам своим острыми мечами и у них отсутствует боязнь и измена.

Ибн Усман проснулся только после того, как Темур уничтожил их земли (разгромил его войско). В результате для него (ибн Усмана) настало время светопреставления и, от скорби и печали, стал кусать свои руки. Он стал плакать навзрыд. От скорби и печали Баязид, приведя на эту местность воинов [Темура], пропел им такие строки: "Эй, гости! Если встретите нас, то найдешь такое, что мы гости, а ты хозяин местности". Когда же войско приблизилось к войску, хищники ударились с хищниками, пустыни и степи наполнились ими, а левая [сторона] встретилась с правой [стороной], а правая [сторона] встретилась с левой [стороной], татары отделились из состава войска Ибн Усмана и, как было ранее объяснено и указано Темуром, в точности исполнили обещание и присоединились они (татары) к воинам Темура. Татары представляли сильную часть их (турецких) войск, были более многочисленнее чем войско [самого] Ибн Усмана, даже говорили, что татары представляли приблизительно две трети части бесчисленного множества воинов турков, возможно, говорили, что они составили приблизительно две трети части войска Темура. С Ибн Усманом вместе находились также и его сыновья, самым старшим из них был эмир Сулейман. Когда Сулейман увидел характер (поступок) татар, то почуял поражение отца. Тогда он взял оставшуюся часть войск, отступил от поля сражения и остался позади, и, бросив своего отца в труднейшем положении, вместе находившимися с ним людьми отделился в сторону Бруса. В результате, вместе с Ибн Усманом остались только пешие воины и близкие к ним, составлявшие меньшинство вооруженных воин. Понимая, что бегство равносильно [позорному] разводу, Ибн Усман вместе с оставшимися спутниками приготовился к сражению.

В результате он (Ибн Усман) выдержал события эпохи и трудности, а также решил остаться преданным учению имама Малика и не отступать от избранного пути. Тогда войско [Темура] стало окружать, точно так же, как браслет сжимает руки (запястье). Когда же стало определенным поражение, потомство усманийцев и его войско попало в тяжелейшее положение, пешие стали бросаться на конницу и заработали топоры и острые мечи. На этом поле сражения было около пяти тысяч воинов, они рассеяли столько же [противников] и погубили равное количество [врагов]. [184]

Однако они были похожи на людей, которые хотели веером перенести холм песка, или же решетом перелить воды моря, или же взвесить горы мискалем (золотником). Они на вершине тех гор и на полях, удерживающих этих львов, из черных облаков извергали кровавые молнии и посыпали дождем черные пики. Злобный призыв кончины, охотник смерти погнал собак на коров. Воины Ибн Усмана остались между падающими и сваливающими. Они стали наподобие ёжиков громко пронизывающих стрелами смерти.

Уроки сражения между этими группами продолжались от зари до вечера, отряды Темура, перейдя на захват, стали читать над румийцами (турками) суру «ан-Наср» («Победа»).

Потом, когда их (турков) руки устали, уменьшилось сопротивление и оружие, над ними стали господствовать пришедшие издали бедные люди [Темура], которые смяли их мечами и копьями, наполнили озеро их кровью, наполнили долину их телами. Ибн Усман стал добычей и заперли его, как птицу в клетке. Это случилось на одной мили от города Анкара в среду двадцать седьмого числа месяца зу-л-хиджжа 804 года хиджры (28 июля 1402 года). Большая часть войска погибла от жажды и бессилия, потому что [в тот день] был двадцать восьмое число Таммуза (2 июля).

РАЗДЕЛ

Эмир Сулейман прибыл в Брус, являющимся местом проживания Ибн Усмана и занялся переносом бывшей там казны, состояние, женщин-красавиц, детей, изящных драгоценностей за море в сущу Адирна. Это море после разделения на русла Египетского моря ведет в сторону земель Дашта и Куржа. Это море и море Кулзум разделяет гора Черкес.

ИЗЛОЖЕНИЕ О СЛУЧАЯХ И ПРОИСШЕСТВИЯХ, ПРОИЗШЕДШИХ В КАЖДОМ МЕСТЕ И КРЕПОСТЯХ ПОСЛЕ НИЗВЕРЖЕНИЯ ИБН УСМАНА

После падения на голову страны Рума этого жалостливого дела, встретившие тела воинов сильного удара и приведший их к катастрофе поражающее войско [Темура], в тот роковой случай на заре пришло далекое, как карканье вороны, известие. Вечером, [когда произошел] тот случай, как свист совы и, стоя на алтаре смерти и судного часа, читали оят "Побеждены Румы" (Коран, с. 30, о. 2.). Головы и лбы румийцев склонились вниз, крепости и [185] цитадели подверглись землетрясению, задрожали близкие и дальние, остались потрясенными подчиненные и возмутители. В результате побежали они как ослы. Они потеряли надежду на своих жен, Родину, состояние и богатство, а также на свою жизнь, потому что их предводители ушли, и не осталось между ними оказывающих упорное сопротивление. Когда эмир Сулейман, проплыв море, собрал в объятия людей, [которые] услышав, что он решил перейти на сушу Адирна, стали к нему стекаться потоками [люди] из долин и гор, а также, чтобы спастись от этой безграничной беды, нашли опору у него (Сулеймана). Тогда эмир Сулейман договорился с населением Истанбула, побратался с ними и поклялись, что не будут изменять друг другу. Потом, перейдя морские перешейки Калиполи и Истанбул, попросил оказать ему помощь. Потому что для этих двух морей, от этих двух перешеек не было более близкой дороги для выхода на другую сушу и не было удобного места. Потому что после Антиохия и Алаяна море Искандария, сворачивает в сторону земель Рума, а, не доходя до северных земель, его окружают горы. В этом виде он продолжает суживаться и расстояние между двумя берегами становится хрупким (коротким) и, наконец, оба берега становятся видимыми друг другу и остается немного для перешептывания их губ.

Это расстояние между этими соединяющимися местами, примерно равна двухдневному пути. Потом оно расширяется, раскрывает свою душу и весело, свободно расплывается, тогда его группы волн собираются ввиде круга. [Потом] они бегут в сторо ну земель Дашт и Курж и, наконец, они продолжают до упомянутых земель Черкеса. Даже самый умный философ и самый лучший инженер никто не могли и были не способны найти третьей дороги между этим узким местом к этим двум перешейкам. А теперь этот перешеек Калиполи в руках мусульманских моряков, а Истанбул у иноверцев - в руках христиан. Перешеек Истанбула является самым большим среди них и находится в ведении христианских моряков. Тогда большинство людей начали идти по дороге к этому проливу и стали стекаться сюда. В результате фаранги (европейцы) от радости помахали крыльями, потянули шеи к несправедливости и, проливая мусульманскую кровь, захватывая их гаремы, богатство и состояние, стали озорничать. Тогда Ибн Усман окружил его, все его кишлаки и окрестности были разорены, все были обречены на гибель и были сужены пути процветания населения. Вот тогда, когда (потоки) "селя дошли до высшей границы" и "ремень стал выше груди", а также в то [186] время, когда каждый вред направил свое острие против европейца, вдруг пришел Темур и после напора принес им спокойствие. Ибн Усман был вынужден удалиться от них. В связи с этим у европей цев появилась свобода и пощада, а это положение усилило нужду у мусульман по отношению к ним. Они попросили (у Темура) помощи против врагов, бросили себя [к его стопам] перед ним и когда горе отошло от них, решили не терять времени отомстить мусульманам. Тогда они, наполнив свои корабли людьми и грузами, направились в сторону Истанбула. Истанбул был расположен за вершинами гор и находился под наклоном одной из вершин. Он являлся одним из самых больших городов мира, и, как говорят, считали, что он (Истанбул) был Великим Константом мира. Когда они со своими кораблями свернули за холмы, когда они спрятались в тени тех величественных холм, то в мыслях находившегося на этом берегу человека казалось, будто бы они были уложены в могилу, брошенные мертвецы на дно гробов и могилы. Они не знали куда шли и не ведали, к какому зову они идут. То ли к дому здоровья ислама или к остаткам дома войны, безвредных простофилей? Потом ушедшие уходили (умирали), они даже не успевали сказать свое завещание и не возвращались к своему народу. Однако, когда подплывал к берегу пустой корабль, каждый из этого народа, с всею силою и старанием, не думая, что может произойти и упасть на его голову, что может случиться с ним, цеплялись за эти корабли. Своими необдуманными шагами (поступками) и великими страданиями, они были похожи, как было сказано в книге "Калила", на белую овчарню и рыб. Короче говоря, из этих бесчисленных черных ворон, только с белыми пятнами, то есть очень малое количество остались живы и здоровыми. Враги веры причинили столько, сколько хотели мучений мусульманам. Эмир Сулейман переплыл это море и захватил ту сушу, завоевав те земли, закрыл дороги. Та сушь была обширнее этого берега, более укрепленнее и были крепки, столицей являлся город Адирна. В результате люди стали собираться вокруг Эмира Сулеймана. Вообщем можно сказать, что дела намного облегчились.

ИЗЛОЖЕНИЕ О СЫНОВЬЯХ ИБН УСМАНА И КАКИМ ОБРАЗОМ ВРЕМЯ ИХ РАЗБРОСАЛО И УНИЧТОЖИЛО

Из сыновей знаменитого султана Баязида (упомянутый) эмир Сулейман - он самый старший, а младшими были Иса, Мустафа, Мухаммад, а Муса был самым маленьким. Каждый из них искал [187] себе укрытие. Ни каждому приходили чистосердечно присоединиться группы, отделившиеся от их отца. В результате, из них Мухаммад и Муса прибыли в крепость Амосия. Это был высоким и возмутительным (городом) Харшана, об этом Абу Таййиб (ал-Мутанаббий) говорил так: "Наконец, когда он был на стенах Рума, крестоносцы, идолопоклонники и огнепоклонники получили от него много несчастий. Их жены стали добычами, дети были взяты в плен; урожай был сожжен, а накопленное (богатство) разграблено. Вершина его крепости была очень высокой, будто бы находилась в невесомости в небесном куполе: чем подниматься вверх чужой крепости, намного труднее спускаться с него. Его население говорят, что эта крепость Багдад Рума, потому что посредине основания земли протекает река, разделяя ее. Если путешествовать быстро, то расстояние между ним и Тукатом равно однодневному пути.

Однако Иса укрывался в одной из крепостей до тех пор, пока его собственный брат эмир Сулейман не казнил его. Попозже в отместку за Ису, Муса казнил эмира Сулеймана. Самым послед ним Мухаммад казнил Мусу. В результате, Мухаммад до своей кончины в начале 824 (142I) года своим указом отменял произведенные инструкции Мусы и Исы, или же он умер от вложенного Кучкаром чего-то в подарки от Малика Муайида. После этого падишахство перешло от его руки в руки его сына Мурада и до настоящего времени 840 (1436) года правит самостоятельно. Однако Мустафа исчез бесследно, из-за него около 30 (из людей по имени) Мустафы были казнены.

МЫ ВОЗВРАШАЕМСЯ К РАНЕЕ УПОМЯНУТЫМ ДЕЛАМ ТЕМУРА И ЕГО БЕДАМ

После взятия [в плен] Ибн Усмана, группу своих военачальников и своего войска Темур направил в Брус и присоединил их шейху Нуриддину. Потом он сам тоже величаво и спокойно отправился в путь по их следам, догнал их и, как будто прилетевший сеющий смертью, остановился там и насколько доставали руки, захватил гаремы общества Ибн Усмана, состояние и богатство, казну, чиновников и слуг. Темур надел халаты татарским предводителям и успокоил их мысль и желания приветствиями [в их адрес] и распределил их эмиров между своими эмирами. Каждого из них закрепил за каждым своим предводителем и повелел быть с ними очень вежливым и услужливым и создать для них все благоприятные условия и возможности. А сам пошел по [188] прежней дороге - то есть удовлетворить свои желания, заполонить женщин, поохотиться за людьми. Он каждый день приглашал к себе Ибн Усмана, оказывал ему видимое уважение и почет, выражал сожаление, [иногда] подсмеивался и смеялся над ним.

ИЗЛОЖЕНИЕ ОБ ОДНОЙ ТАКОЙ МЕСТИ ТЕМУРА, ВЗЯТОЕ У ИБН УСМАНА, КОТОРАЯ СВОИМИ ТАЙНЫМИ ОПРЕДЕЛЕНИЯМИ ЯВЛЯЕТСЯ ЕДИНСТВЕННЫМ РАССКАЗОМ В ЦЕЛОМ МИРЕ

В один из дней Темур, находясь на одном собрании и расправив крылья радости над высокопоставленными и простолюдинами, собрав все свои унижающие указы, расстелил скатерть для вина и веселья. Когда помещение было наполнено людьми, Темур приказал немедленно привести Ибн Усмана. Он (Ибн Усман) пришел в состоянии потрясенный сердцем, связанный своими домыслами. Темур, дав его душе успокоение, отвел подозрение страха и, посадив его на хорошее место, своими любезностями рассеял его грусть. Потом Темур приказал привести в движение судьбу радости, небосвод завертелся, солнце питья, кубки тамады; повелел прогуляться губам с востока на запад. И они стали гулять до тех пор, пока не поднялись облака звезд и в этом небосводе веселья не возник указ Темура и, как в полнолунье, не были увидены возбуждающие круги звезд, и когда Ибн Усман бросил взгляд, то увидел, что тамады - его [бывшие] исполнители, многие из них его же собственные жены и наложницы. Тогда перед его (Ибн Усманом) глазами мир стал темным, а заботы горькой смерти показались слаще этой жизни. Его сердце разбилось на куски, его душа разлетелась в клочья, его грусть прибавилась, печенка раздробилась, усилилось его оханье, увеличилась в несколько раз его печаль, раскрылась заново его рана, заново поскреблись его болячки, посыпали соль через дудку в его раненные страдания.

Причиной этого внимания и заботы, оказанное Ибн Усману было то, что тот в своем письме [Темуру] упомянул о [его] женах и поклялся [отпраздновать среди них]. Потому что, упоминание о женах и нарекания на них у чагатайцев и тюрков является большим грехом, даже величавее, чем покушение на семью. Также, это было награждением Ибн Усману в Арзинджане [за дело] по отношению к женщинам в Тахартане. Однако самой сильной печалью для Ибн Усмана причиненной Темуром было оказанная милость потомкам его - караманийцам. Это было то, что еще раньше Ибн [189] Усман захватил земли Караман, окружил его мутаваллийя Султан Алауддина, схватил его и казнил, а его детей Мухаммада и Али заточил в Брусе. Они оба были у него в унижении и затруднении. Эта продолжалось до тех пор, пока Темур не арестовал его [Ибн Усмана] и не освободил их. Темур, освободив их из заточения, надел им халаты и, оказав почести, определил им [должности] достойное их положения. Это было сделано не из-за любви к Али, пусть Бог облаготворит его лицо, а в связи с ненавистью к муавию.

А этот эмир Мухаммад был таким [человеком], которого взял в руки (плен) Эмир туркменских возмутителей эмир Насируддин, связав руки и ноги, отправил в ал-Малик ал-Муайяд. Это произошло в месяце раджаб 821 года (август-сентябрь 1418 года. Очевидно, год указан ошибочно, так как эмир Мухаммад правил с некоторым перерывом до 1424 года.).

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПРИХОДЕ ИСФАНДИЯРА К ОЧАМ ТЕМУРА И, ВЫРАЖАЯ СВОЮ ПОКОРНОСТЬ, ПОКЛОНЕНИЕ ЕМУ

В это время эмир Исфандияр ибн Баязид, он был одним из падишахов Рума и правление попало ему по наследству от отца, самостоятельно управлял владением, между ним и усманийскими падишахами существовали наследственные притязания и ненависть (друг к другу). Под его управлением и подчинением находились несколько городов и крепостей, равнины и возвышенности (холмистые места). В том числе и город Синоп, получивший псевдоним (прозвище) «остров влюбленных» и из-за его красоты в разных уголках мира были сочинены о нем легенды.

Этот город был расположен на перешейке моря, на большом острове и войти туда было слишком затруднительно. На этом острове была одна гора, которая была красивее задницы (лежащей задом) красавицы и была соединена с местом нежнее, чем любовь тонкая талия. Этот город был опорой и верным пристанищем Исфандияра, был местом хранения казны и находился в руках крепкого человека - более упрямого и не подчиняющегося чем черт, боящегося остаться беднее самого жадного [человека]. Также еще одним из его городов был Кастамания, который считался троном его состояния и морским портом для кораблей; еще одним из его городов считался Самсун, который был крепостью, принадлежащей мусульманам. Против него находилась другая похожая на [190] нее крепость, принадлежащая иноверцам. Промежуток между ни

ми было на расстояние удаления броска камня. Эти обе крепости постоянно находились в отвращении друг к другу. Кроме них также у него находились в долинах и [горных вершинах] еще городки, кишлаки и крепости.

После того, как Исфандияр узнал, как хитрый Темур поступил по отношению караманийским потомкам и татарам, правителю Караймука и Арзинджана, Тахартану, мутаваллию Кармияна эмиру Якуб ибн Алишаху и его сторонники правители Манташо и Саризхана подчинились ему и приклонили перед ним (Темуром), и, узнав о получении ими спокойствия [и покровительства], Исфандияр тоже поспешил пойти к очам Темура и поклониться ему. Потом он в соответствии с высокостепенством явился к приему Темура с подарками и дорогими презентами. Темур его встретил с радостью и отнесся к нему полностью в соответствии с его положением и, выражая обиду на Ибн Усмана, утвердил на прежней должности Исфандияра. Потом повелел Исфандияру, караманийским потомкам и подчинивших себе окрестным эмирам, получивших от него печать читать хутбу именем Махмудхана и великого эмира Темура Курагана и чеканить монеты. Они выполнили указы Темура и были в отвращении от запрещенных им [дел]. Этим они освободились от разорения и конфискации. Упомянутый Исфандияр дожил до возраста и скончался в 843 (1434-1440) году. Он был последним падишахом, из пришедших с выражением о [добровольном] подчинении. После него правителем (его) земель стал его сын Ибрагимбек. Между Ибрагимбеком и его братом Касим-беком произошел разлад и Касим перешел на сторону Мурада Ибн Усмана. Однако, начало и конец ведом только одному Богу.

РАЗДЕЛ

Потом Темур вынес драгоценности Ибн Усмана и принадлежащих чужим, унаследованные драгоценности Румских падишахов и сделавшие себе профессией, собрал все настоящие предметы драгоценности в свою казну и зазимовал в области Манташо. Также на урок [другим] [о богатстве] Манташо ввел по своему желанию дискуссию и это дошло до самых окраин: он поставил вопрос об изъятии одной пятой части добычи [в пользу государственной казны] и этот вопрос решил он резко (и конкретно). Его войско рассыпалось до каждого уголка Манташо. Его земли находились в морях и с вершин высоких гор до глубин пропастей. Одни [191] восходили на лоб гор, косички находились на вершинах, вторые его ворота свисали [как серьги] на ушах и еще одни дома прилипли к подолам, другие грудью восседали на ладонях, через них попадали на берега Манташо, некоторые из них растоптали своими бродяжными ногами видимые красивые места Манташо, а родники богатства разыскивали плечи, и чтобы радовать глаз выкопали мозги души населения Манташо. Из-за отсутствия ожидаемого человека, пока хватали силы, то одной рукой или же двумя руками достигали своего желания, кто-то схватывал выпуклое место на груди населения Манташо и чтобы взвалить их на спину, взбирались на их головы и лица. Из-за отсутствия запрещающего, протянули до плеч руки тиранства, и некоторые своими гнусными шагами растоптали животы запада и ляжки востока [Манташо]. Они отделяли головы, резали горло, отрывали шеи, разрубали руки, сжигали печень, изуродовали лица, выплескивали жемчуга глаз и терли возможность видеть, онемели языки, оглохли уши, отрезали носы, разрывали рты, измяли грудь, согнули спины, размельчили позвонки, разорвали пупки, растворили души, изворотили кишки, пролили кровь, оголили попки, пустили на самотек беды желания, погубили людей, сжигали мужчин и угасали жизни. Из-за их жестокости даже не смогли спастись одна треть, даже одна четверть населения Рума. Румийские общества остались среди них задушеными, безногими свалившимися, убивающими друг друга, бодаясь и оставались в умирающем состояние для съедения хищным зверям.

О ВЗЯТИИ КРЕПОСТИ ИЗМИРЬ И ОБ ЕГО УНИЧТОЖЕНИИ. ОДНА ЧАСТЬ ИЗЛОЖЕНИЯ ОБ ЯЗВИТЕЛЬНОМ ВИДЕ И ПРИЗНАКАХ ЭТОЙ КРЕПОСТИ

Темур сразу окружил крепость Измирь. Крепость находилась посреди моря, и взять ее было невозможно. (Слово "Измир" состоит из "хамза", с касром, "зо" с точкой, "мим" с касрой, "йо" с сукуном и "Ро" без точки). На самом деле эту крепость окружало море и своим величием и непокорностью разжигала огонь в душе. Она была более непокореной среди крепостей Джибала и была далеко от захвата ее конницей или людьми (пешими). Темур приготовил ряд методов для взятая этой крепости и в среду десятого числа месяца жумад ул-ахира 805 года (5 января 1403 года) по румийскому году в месяце канун ул-аввал (декабрь) шестого дня [Темур] взял эту крепость. Он казнил великих людей этой крепости, а женщин и детей взял в плен; из тел мертвецов соорудил [192] собор, а из их голов построил пирамиду. Потом он разграбил имеющееся богатства, привел крепость в состояние бедности, оставив его свободным от драгоценностей, разорив, оставил пустым. Темур забрал все золото и серебро крепости. Этими делами он замахал крыльями прогноза и подразумевал это [приятной] вестью и, счастливо загадывая прогноз, быстро разослал по миру это.

 

http://www.vostlit.i...4.phtml?id=5716

 

Тамерлан Автобиография, кн.1:

 

Бог и в других случаях, кроме приведенного, неоднократно помогал мне; так, когда я собирался в поход к столице Рума, я пожелал узнать наперед, суждено ли осуществиться моему намерению. Для этого я отправился на могилу святого шейха Ясави и просил погадать мне. При посредстве гадания я узнал, что если во время войны я буду находиться в затруднительном положении, то мне стоит только прочесть нижеприведенное четверостишие и успех дела будет вне всякого сомнения. Стихи, которые должны были оказать мне такую помощь в трудную минуту, следующие:

«Ты, который но своему желанию волен темную ночь обратить в день.

Ты, который можешь превратить всю землю в благоуханный цветник.

Помоги мне в трудном деле, которое предстоит мне, и сделай его легким.

Ты, который делаешь легким всё затруднительное».

Я твердо запомнил эти стихи, и во время боя с Кайсаром 70 раз прочитал их про себя и одержал победу.

 

http://www.vostlit.i...m.phtml?id=1399

 

там же, кн. 2:

 

Однажды, в то время когда я располагал всего стотысячным войском, на меня напал царь Рума — Кайсар с войском в четыреста тысяч человек. Положившись вполне та заступничество семейства пророка, я прочел «салават» и лег спать. Мне приснилось, что я нахожусь в пустыне, вокруг меня множество народа, а вдали виднеется свет. Я поспешил по направлению видневшейся светлой точки. На дороге я обратил внимание на три кучки золы и поехал дальше. По дороге я догнал пять человек, которые от нас удалялись. Вдруг поднялась сильная буря, и один из шедших по дороге людей объяснил, что эта буря указывает на то, что в это время пророк с большим трудом восходит на небо. Я подошел и удостоился счастья приветствовать пророка. У одного из встреченных нами людей в руках был батик. Пророк знаком руки повелел мне взять этот батик, и я взял его из рук виденного мною человека. Я проснулся, счастливый, что видел во сне пророка и удостоился с его стороны такого внимания. В этот же день я рано утром сразился с Кайсаром, схватил белое знамя, разбил наголову и прогнал его войско. Во время битвы я очень устал и почувствовал себя нездоровым. Думая о смерти, я был очень озабочен, что станется с моим царством после моей смерти и кого из своих потомков мне следует назначить своим преемником, на случай моей смерти. Пророку угодно было успокоить меня: он открыл мне, что 70 поколений моего потомства будут царствовать.

В это время я увидел сон, будто я нахожусь под деревом, которое раскинуло надо мной свои развесистые ветви и защитило меня от солнечных лучей. В чаще ветвей шумели различные птицы и насекомые, которые все ели плоды тенистого дерева, под сенью которого я отдыхал. Я сам попробовал плодов: одни из них оказались сладкими, другие кислыми. Во сне же я услышал голос, что виденное мною дерево представляет мое потомство. Когда я проснулся, снотолкователи объяснили мне мой сон так: дерево — это ты, говорили они, ветви с листьями — твое потомство, плоды — твое могущество и богатство, а животные, евшие плоды с дерева — это подвластные тебе народы, которые пользуются твоими щедрыми милостями.

В то время, когда я был озабочен своими делами, я вижу однажды во сне, что меня окружили различные ужасные призраки духов, свиней, некрасивых мужчин и женщин, диких зверей и птиц. Я в ужасе проснулся и поспешил написать письмо о виденном мною сне моему духовнику, наставнику и покровителю, шейху Заинуддину. Вскоре я получил от него ответ.

«Пугала, привидевшиеся тебе во сне, это дурные дела, тобою содеянные,— писал шейх,— поэтому тебе необходимо покаяться». Я чистосердечно раскаялся в своих прегрешениях и увидел сон, совершенно не похожий на прежде виденный мною страшный сон. В этот раз я увидел себя отдыхающим в великолепном саду, украшенном всевозможными цветами и наполненном фруктовыми деревьями. Посреди сада протекали большие реки и слух мой ласкали нежные звуки музыки. Я снова написал письмо шейху о виденном мною сне, и тот ответил, что я видел хороший сон, и это означает, что раскаяние мое принято Богом и заслужило мне прощение всех совершенных мною прегрешений. «Пророк сказал, писал шейх, что к каждому человеку приставлен злой гений, наблюдающий за его поступками. Своим покаянием ты одолел своего злого гения, и всякому мусульманину надлежит раскаянием и добрыми делами с Божьей помощью ослаблять влияние своего злого гения»
.
 

http://www.vostlit.i...2.phtml?id=1400

 

Письмо Тамерлана Баязиду Молниеносному:

 

Копия письма, отправленного амиром Тимурлангом султану Йылдырыму Баязиду в первый раз, в тот момент, когда между ними еще не произошло разногласие 47.

Хвала Аллаху, свет величия и власти которого пролился на внешнюю сторону различных предметов, воздействие щедрости и милости которого засверкало на различных уровнях «зрачков» творений. Благословение и мир Пророку, отправленному с самой благородной из всех религий. Обладающему наилучшими поступками и имеющему высочайший нрав. А также величайшим членам его семьи, прекраснейшим сподвижникам и всем кто следует за ними наилучшим образом вплоть до дня Воскресения. Вслед за этой (мольбой):

Если даже, между амиром Тимур-гурганом в отношениях с великим эмиром, самым справедливым правителем неарабов, обнаженным мечом Аллаха против врагов Его и милостью Его, направленной в пользу к приближенным рабам Его, хранителем земель Всевышнего, защитником рабов Аллаха, сражающийся с врагами и недругами Аллаха, прибежищем бойцов и воинов, хранителем границ территорий мусульман, возвеличивающим Истину в мирском и духовном, гази Баязид Бахадирханом — да пусть продлит Аллах его власть — должным образом не были закреплены узы дружбы. Обмен послами и письмами, дружескими связями не имел постоянного и регулярного характера. Однако, так как стало известно, что подобно нам в соответствии с требованием аята «А тех, которые усердствовали за Нас, — Мы поведем их по Нашим путям» (Коран, 29/69) 48, на восточной стороне мира мы заняты сражением с неверными и схваткой с мятежниками и разбойниками, с целью возвышения знамени религии и оживления шариата господина пророков 49 и проявляем максимум усердий и усилий. Он (Баязид) тоже проявляет прекрасное старание и чрезмерные усердия, борясь на западной стороне с заблудшими течениями и противниками древней религии, отрицающими истинную, вечную религию, в соответствии с требованием аята «Поистине, Аллах любит тех, которые сражаются на Его пути рядами, как будто бы они — плотное здание!» (Коран, 61/4). (Баязид) тратит все усилия для оживления шариата и прогресса ислама и создает благоприятные условия для установления единобожия. Благодаря этому все верующие находятся в безопасности и спокойствии, живут счастливо и благополучно. Вслушиваясь в эти значения (известия о стараниях Баязита), день за днем укрепляется дух верующих, усиливаются причины их усердий, повышается их целеустремленность и жизнерадостность. Действительно, каждый правитель, который украшает себя ожерельем аята: «Разве ж тот, грудь которого Аллах расширил для ислама и он обладает светом от своего Господа...» (Коран, 29/22) и прикладывает усилия для возвышения шариата Мухаммада и улучшения положения нации Ахмада на западной стороне, занят сражением и схваткой в окружении своих последователей, следуя аяту «О пророк! Побуждай верующих к сражению» (Коран, 8/65), соответственно требованию «Кто же ищет [218] не ислама как религии, от того не будет принято» (Коран, 3/85), занят призывом к борьбе с неверными, тот будет награжден Всевышним, Всемогущим Аллахом различными видами щедрой помощи и поддержки. И день за днем община этой династии (Баязида) процветает, их счастливая звезда становится выше и ярче, «Милость в руке Аллаха; дарует Он ее, кому захочет, — ведь Аллах — обладатель великой милости!» (Коран, 57/29).

После этого вступления, содержащего горячие приветствия, изящные хвалебные речи, ведущие к смягчению сердца мы обращаемся к Всевышнему с мольбами за вас. Ведь в народе говорят: «Мольба праведных принимается». Аллах же отвечает на мольбы, помогает и поддерживает своих праведных рабов. Согласно качествам истинного мусульманина, правдивости и преданности его (Баязита), соблюдая этику при всех обстоятельствах, в соответствии с требованием аята «И будьте с правдивыми» (Коран, 9/119), укрепление уз дружбы с ним (Баязитом), надеюсь, будет гарантом успеха и благополучия двух сторон. Согласно содержанию аята «И говорите слово прямое, Он устроит вам ваши дела» (Коран, 33/70-71), совпадающему по смыслу с бейтом «Если ты завоюешь дружбу благородного человека, то держись за нее» приводят к пользе общины. Раскрывается для светлого сердца того великого (Баязида). С того времени как правитель мира Чингиз-хан по велению Всевышнего овладел странами Иран и Туран и когда солнце государственности его достигло своего апогея, он разделил принадлежащие ему земли среди своих сыновей. В том числе все иранские земли передал и возложил управление ими на своего сына — принца Чагатая. В течение некоторого времени его уполномоченные мудро правили страной, до тех пор, пока трон правления не перешел к Манку-хану и он не начал свободно править державой. И направил своего брата Халоку углана на Иранские земли в сопровождении армии, которую он держал на границе. Затем он (Манку-хан) передал правление государством Халоку углану. Он (Халоку) и его сыновья долгое время правили страной. Ввиду этого между нашими странами регулярно происходили разногласия и возникали взаимные претензии, которые заканчивались военными стычками. По причине того, что страна отошла от правления Чингиз-хана и его потомков, в Стране воцарился хаос. Дороги стали небезопасными и непроходимыми, караваны паломников, направляющихся в благословенную Мекку, охарактеризованные аятом «И возвести среди людей о хадже: они придут к тебе пешком и на всяких тощих, которые приходят из всякой глубокой расщелины» (Коран, 22/27), лишились возможности достичь этого благословенного места. Разбойники из числа курдов и луров начали бесчинствовать. Торговцы и купцы не могли должным образом заниматься торговлей. Положение страны и ее жителей стало ужасным, и крик «Тот ли, кто отвечает утесненному» (Коран, 27/62) охватил всю страну. Малоизвестный Хасан Тикрити «украл» (завоевал) земли Тикрита. Что соответствует бейту: «У охранника крепости вор украл крепость. Браво тому вору, который своровал крепость у охранника крепости».

Со всех сторон в одном месте собрались бунтари (провокаторы) и Ахмад Джалаири был не в состоянии бороться с ними. Он тоже занялся различными недозволенными забавами и развлечениями и вышел за рамки шариата. Он начал воспитывать преступников и хулиганов, поддерживать бунтарей. Что соответствует арабской мудрости «Тот, кто привяжет злую собаку у двери своего дома, все люди будут бежать от его хозяина» и никому не было дела до него (Ахмада Джалаири).

Согласно предыдущим вступлениям, принцы и правители улуса в период правления исламского правителя, героя «воды и глины» 50, наследника праведных правителей, яркой звезды созвездия царей, тени божественной милости, света илканового сада (потомков Чингизхана), яркого чингизханового света, поддержки истины в духовном и мирском султана Махмуд-хана 51 — да продлит Аллах его власть и прольет его милость и щедрость над всем миром — подчинились его власти. Ввиду того, что иранские земли лишились правления чингизханского потомства, необходимо направиться в сторону унаследованных земель и отнять эти земли у захватчиков. Ввиду этого Джанки в первую очередь решил использовать территории этой страны для сбора победоносных войск. В момент начала расцвета этой страны со стороны самаркандского центра 52 дошла весть о том, что несчастный Токтамыш начал погром на границах страны. Поэтому с той целью, чтобы проучить и наказать его, мы направились в сторону Самарканда. Оттуда (из Ирана) в сопровождении огромной армии мы направились в кыпчакскую долину и узбекские земли. Как вы наверняка слышали, с божественной помощью [219] он получил должный урок. Его род, свита, войска, приближенные ощутили вкус смерти и мечей, соответственно аятам «Это — из милости Господа моего» (Коран, 27/40). «Помощь — только от Аллаха, великого, мудрого» (Коран, 3/126). С помощью Всевышнего была достигнута поставленная цель и наведен порядок. Двоюродный брат Туктамыша, имя которого Тимур Кутлуг, долгое время неразлучно сопровождал нас (был в нашей свите), и был из числа приближенных нам, он (Тимур Кутлуг) имел явную вражду к нему (Туктамышу), подготовив его мы поддержали, снабдили его войском и отправили за реку Итиль в области Джагант, Сыгнак, Наркас, Пувар 53 (***). С той целью, чтобы он полностью истребил и искоренил его (Туктамыша). Так как со стороны Туранских земель не осталось никакой угрозы, все принцы и правители улуса подчинились исламскому правителю, да пусть продлит Аллах его власть. С того момента как внешняя угроза миновала, как обычно, настало время снова вернуть иранские земли под свою власть и навести там порядок. Таким образом, с помощью Всевышнего, Всемогущего, Милосердного с одной попытки все владения Мазандарана, Гиляна, Курдистана, Луристана, Шулистана, Хузистана, Фариса, Ирака, Хормуза, Кирмана, Киджа, Макрона, Бекра и Азербайджана покорились нам. «Поистине, Аллах дарует Свою власть, кому пожелает. Аллах — объемлющ, знающ!» (Коран, 2/247). В данный момент, когда границы Грузии, Абхазии, окрестности горы Альбурза 54, к счастью, пали и присоединились к нашим владениям, и вести о мобилизации армии, готовности войск к сражениям дошли до Токтамыша и его приближенных, они пали духом, впали в растерянность, большая часть его армии присоединилась к стороне Тимур Кутлуга, являющегося нашим соратником, а другая бежала в долину реки Кафа и Аджам Кырым (***) и скрылась там. С божьей помощью их состояние пришло в расстройство. «И усечен был последний из тех людей, которые были неправедны. И хвала Аллаху, Господу миров!» (Коран, 6/45). Такое краткое содержание их истории.

И другой рассказ, произошедший до этого случая, таков. Дорогой сын Амиран Шаха гурган Бахадура, да продлит Аллах его жизнь, несущий письмо — посланник — хаджи Мухаммед дружеским образом отправил его к дорогому (к Баязиту) для информирования его хорошими новостями. В дороге он услышал о том, что та сторона (Баязид) собрала войска против неверных и направила их в сторону запада. Услышав об этом, он вернулся назад. Было задумано, что всякий раз, когда со стороны его Величества приходили посланники, надо было отправить несколько послов с целью укрепления дружбы, до того как было отправлено письмо, на границе Грузии в котором содержалось описание нашего состояния. После этого в Муштате, входящем в провинцию Ширван, мы намеревались провести зиму, находясь у правителя Дербенда и управляющего крепостью Бабул-абваба — Араша, являющегося нашим подчиненным и одним из приближенных, который выражает свое искреннее повиновение, собирается выдать свою дочь за одного из наших дорогих сыновей, и представил своего сына во главе огромной армии для службы в наших рядах. Мы тоже приняли этот жест и проведем это лето в Йайлак Алатак 55. Мы намереваемся направиться в сторону Шама 56. Чтобы стало ясно его величеству. Если будет достигнуто приближение сторон друг к другу, то исходя из этой дружбы необходимо обеспечение обмена информацией о состоянии двух сторон. Если на то будет воля Аллаха. В данный момент мы находимся на южной стороне реки Самур, впадающей в Дербенд в районе Самура. Наверняка на той стороне есть торговцы и путешественники, которые хорошо знают местность. Необходимо освободить их от пошлин и отправить, для того чтобы обнаружить их следы (Токтамыша). Мы искренне верим в то, что его величество сочтет нужным, приведет в действие. Мы очень рады нашему сотрудничеству, мы надеемся, что вы, с помощью Всевышнего, отправите бойцов вслед за (Токтамышем) для полной его ликвидации. По мере возможности приведите это в действие. И только Аллах истинный помощник, и к нему прибежище. Тем не менее было услышано, что он не подчинившись убежал и, перейдя водоем Узу 57 наверняка направился к прибрежью реки Кафа. Мы сильно надеемся на помощь Всевышнего. Необходимо продолжать его преследование и приложить максимум усилий для его поимки. Если на то будет воля Аллаха. Надеемся, что, пользуясь случаем его преследования, произойдет стычка с европейскими кяфирами, (неверными) мы с этой стороны, а те уважаемые (то есть Баязид) с той стороны встанем на джихад для борьбы с неверными. Только от Него (Аллаха) зависит успех дел, и только в Его владении интересы [220] (нужды) людей. Такое положение дел. В прошлом году, оказавшись в арабском Ираке и области Шама мы обменивались товарами с местными правителями. В соответствии с этикой предыдущих правителей, мы отправили послов и представителей с подарками, с должными почестями в Шам к черкесскому рабу (мамлюку), ничтожному, малоизвестному купцу, который теперь из-за отсутствия заслуженных правителей, с помощью хитрости и обмана стал правителем Египта. Этот проклятый, неблагодарный жулик, проявив непокорность, убил сына своего господина, тем самым привел себя к власти. Ведь говорится в арабской пословице: «Да, будет проклятие Милостивого над неблагодарным». А также он изолировал духовного лидера, который служил причиной развития ислама и успеха дел мусульман. И аннулировав законы и благодеяния предыдущих правителей Египта, он монополизировал власть в своих руках. Наверняка вы слышали о том, что он безосновательно убил послов. Такого рода гнусного проступка и омерзительного греха не слышали и не видели со стороны ни одного правителя и благодетеля. Мучение и пытка послов (охарактеризованных кораническим аятом): «Обязанность посланника — только сообщение» (Коран, 5/99), не слыханно не от одного из благородных правителей. Ведь это соответствует аяту «Нет воздаяния тому из вас, кто делает это, кроме позора в жизни ближайшей» (Коран, 2/85). С помощью божественного решения, упорядочив кыпчакский вопрос, надо направиться в сторону Шама. С благословения милости Всевышнего надо «подергать за уши» и проучить этого черкесского паренька. Надеемся, что содержание арабской пословицы: «Несправедливость возвращается к тому, кто совершал ее» будет исполнено. Ведь только от Всевышнего — скорейшее исполнение целей и желаний. А также сын казы (судьи) — Сиваси 58, соответствующий арабскому фразеологизму: «Что проку от крови блохи и что проку от сала воробья», тоже сглупил, допустив дурные мысли в свое сознание, и согласно поговорке: «Два сапога пара» выразил свою симпатию и поддержку черкесскому ничтожному пареньку. Таким образом, из-за непристойного образа жизни, которому он следует, он напоит себя горькой чашей смерти. Ибо арабская поговорка гласит: «Он подобен той хищной птице, которая раздирает себя собственными когтями». Соблюдая принцип искренней дружбы, необходимо ставить в известность о своем состоянии, и исходя из великодушия, оказывать содействие 59. Следует поддерживать всякого рода вышеупомянутые взаимопонимание и уважение, которые мы имеем. А также по мере возможности продолжать взаимообмен послами и подарками, сообщать о состоянии здоровья его величества (Баязита) и о прекрасном положении государственных дел. Дабы подобные отношения были словно блеск цветущего сада взаимопомощи и поддержки. Надеюсь, что мы не потревожили вас лишними требованиями. Желаем вам устойчивого мира в начале и конце
.

 

http://www.vostlit.i...framebrief2.htm

Ответить