←  Политика

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Почему цифровые технологии только усугубят...

Фотография воевода воевода 20.03 2018

Профессор политической философии Григорий Юдин о том, что такое современная демократия, как она работает, и почему цифровые технологии не решат ее проблем.

 

Велик соблазн в связи с новыми технологиями внедрить в либерально-конституционную систему представительства процедуры постоянного мониторинга мнений и интересов людей. Если не создавать избирательные участки и счетные комиссии, не печатать бюллетени, а просто обрабатывать голоса, поданные в интернете, или суммировать данные о деятельности и предпочтениях избирателей, можно выстроить политику, непосредственно отражающую волю населения. Эту перспективу часто называют «прямой демократией», надеясь тем самым восстановить баланс или даже сместить его в сторону истиной демократии.

 

....

 

Но на самом деле тут все с точностью наоборот. Это не путь к истинной демократии, а путь к критическому усилению репрезентативной системы. Опросы основаны на идее репрезентативной выборки — идее о том, что мы экстрагируем из населения некоторую выборку, которая, как в капле воды, представит нам всю его структуру. И мы тем самым увидим истинную волю народа. Однако как раз воли никакой мы не увидим вообще.

 

Ведь идея прямой демократии предполагает не абстрактное мнение, а волю, выраженную в результате прямого вовлечения в конфликтное обсуждение общего дела — с дебатами, с ассамблеями, с демонстрациями, самоорганизацией и коллективным действием. И когда нам говорят, что нет никакой необходимости формировать волю конкретных людей, достаточно только зафиксировать ее в виде репрезентативного мнения, то мы получаем нечто прямо противоположное демократии.

.....

 

Примерно то же можно сказать и о прямых голосованиях по конкретному вопросу с помощью цифровых технологий. Тут тоже совсем неочевидно усиление демократичности. Если я не вовлечен ни в дебаты, ни в дискуссии, ни в конфликты, даже прямо выраженное мое мнение, по сути, та же репрезентация. Потому что предполагает за мной лишь высказывание по сформулированному кем-то за меня вопросу. В системе «плебисцитарной демократии» правит тот, кто задает вопросы, а не тот, кто на них отвечает. То есть на выходе получается еще более радикальная аристократическая система власти. С кажущейся высокой народной легитимностью, но на самом деле при полной изоляции народа от политики. 

 

Есть теория, согласно которой демократия была бы отличной штукой, если бы не технологические ограничения, которые теперь, благодаря цифровой революции, больше не существуют. Демократия изначально была придумана для маленьких сообществ, а в больших не работала из-за коммуникативной сложности. Руссо в свое время говорил французам: «Даже не мечтайте о том, чтобы реализовать ту прекрасную картину, которую я описал в трактате «Об общественном договоре» – у вас слишком большая страна».

Теперь это не проблема. Цифровая революция дает возможность масштабировать и преодолеть разрыв между хорошей моделью и невозможностью ее реализации в больших масштабах.

Но...

Новые технологии только выглядят как набор принципиально новых возможностей открытости, но как раз идеально работают прямо обратным образом – как технологии контроля. Это мир, обвешанный камерами, мир, где все твои действия могут быть записаны.

 

Показательно, что Федор Крашенинников, который был основным идеологом электронной демократии в России и написал вместе с Леонидом Волковым книгу «Облачная демократия» про то, как новые технологии создают новые возможности для демократии, спустя два года, когда я пригласил его выступить на эту тему на конференции, прочитал мощный доклад о том, почему он разуверился в «облачной демократии», и как государство с помощью имеющихся у него больших ресурсов всегда способно создать достаточно троллей и ботов и раскрутить достаточно лидеров мнений, чтобы полностью контролировать демократические процедуры в интернете и даже извлекать из них выгоду.

Ответить