←  Криминалистика

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Что на самом деле случилось с исчезнувшим...

Фотография ddd ddd 30.06 2019

Что на самом деле случилось с исчезнувшим малайзийским Боингом (часть 1/3)

  • Перевод
1. Исчезновение
2. Прибрежный бродяга
3. Золотая жила
4. Заговоры

kvzl_auxmssrdodyylo1g168srm.jpeg

1. Исчезновение

Тихой лунной ночью 8 марта 2014 года Боинг 777-200ER, эксплуатируемый Malaysia Airlines, вылетел из Куала-Лумпура в 0:42 и повернул в сторону Пекина, поднявшись на предназначенный ему эшелон 350, то есть на высоту 10 650 метров. Обозначение авиакомпании Malaysia Airlines — MH. Номер рейса — 370. Самолетом управлял Фарик Хамид, второй пилот, ему было 27 лет. Это был его последний тренировочный рейс, после которого его ждало завершение сертификации. Действиями Фарика руководил командир воздушного судна, человек по имени Захари Ахмад Шах, который в 53 года был одним из самых старших капитанов в Malaysia Airlines. По малайзийским обычаям, его звали просто Захари. Он был женат и имел троих взрослых детей. Жил в закрытом коттеджном посёлке. Имел два дома. В первом доме у него был установлен авиасимулятор, Microsoft Flight Simulator. Он регулярно летал на нем и часто писал на онлайн-форумах о своем хобби. Фарик относился к Захари с почтением, но тот не злоупотреблял своей властью.

В салоне самолёта находились 10 бортпроводников, все малайзийцы. Им предстояло позаботиться о 227 пассажирах, включая пятерых детей. Большинство пассажиров были китайцами; из числа остальных 38 были малайзийцами, а прочие (в порядке убывания) были гражданами Индонезии, Австралии, Индии, Франции, США, Ирана, Украины, Канады, Новой Зеландии, Нидерландов, России и Тайваня. Той ночью капитан Захари работал с радио, пока второй пилот Фарик управлял самолётом. Всё шло как обычно, но передачи Захари были немного странными. В 1:01 он сообщил по радио, что они выровнялись на высоте 35 000 футов — излишнее сообщение в зоне с радиолокационным наблюдением, где принято сообщать об уходе с высоты, а не о её достижении. В 1:08 рейс пересек береговую линию Малайзии и направился через Южно-Китайское море в направлении Вьетнама. Захари ещё раз сообщил о высоте самолёта на 35 000 футов.

Одиннадцать минут спустя, когда самолёт приблизился к контрольной точке рядом с зоной ответственности вьетнамской авиадиспетчерской службы, диспетчер в Куала-Лумпур Центре передал сообщение: «Малайзиец три-семь-ноль, свяжитесь с Хо Ши Мином один-два-ноль-точка-девять. Доброй ночи». Захари ответил: «Доброй ночи. Малайзиец три-семь-ноль». Он не повторил частоту, как следовало, но в остальном сообщение звучало обычно. Это было последнее, что мир услышал от MH370. Пилоты не связались с Хо Ши Мином и не ответили ни на одну из последующих попыток вызвать их.

Простой радар, известный как «первичный радиолокатор», обнаруживает объекты, посылая радиосигналы и принимая их отражения, как будто эхо. Системы управления воздушным движением, или УВД, используют так называемый «вторичный радиолокатор». Он полагается на установленный на каждом самолёте активный ответчик, или транспондер, который отправляет более подробную информацию, например, бортовой номер и высоту самолёта. Через пять секунд после того, как MH370 перешел в воздушное пространство Вьетнама, значок его транспондера пропал с экранов малайзийской диспетчерской службы, а через 37 секунд самолёт стал невидим для вторичного радара. Время было 1:21, прошло 39 минут после взлёта. Диспетчер в Куала-Лумпуре был занят другими бортами, расположенными в иной части экрана, и просто не заметил исчезновения. Когда он через какое-то время обнаружил пропажу, то предположил, что самолёт уже вышел за пределы досягаемости, и его уже ведут диспетчеры Хо Ши Мина.

Между тем вьетнамские диспетчеры увидели, как MH370 зашёл в их воздушное пространство и затем исчез с радара. Очевидно, они неправильно поняли официальное соглашение, согласно которому Хо Ши Мин должен был немедленно уведомить Куала-Лумпур, если поступивший самолёт не выходит на связь более пяти минут. Они попытались повторно связаться с самолётом, но безрезультатно. К тому времени, когда они подняли трубку, чтобы сообщить о ситуации Куала-Лумпуру, прошло 18 минут с момента исчезновения MH370 с экранов радаров. За этим последовало выдающееся проявление растерянности и некомпетентности — по правилам, Координационный центр авиационной спасательной службы Куала-Лумпура следовало уведомить в течение часа после исчезновения, но к 2:30 это еще не было сделано. Прошло еще четыре часа, прежде чем в 6:32 были приняты первые меры реагирования на чрезвычайную ситуацию.

К этому времени самолёт должен был приземлиться в Пекине. Усилия по его поиску были первоначально сосредоточены в Южно-Китайском море, между Малайзией и Вьетнамом. Это были международные действия 34 кораблей и 28 самолётов из семи разных стран, но MH370 там не было. В течение нескольких дней первичные радиолокационные записи, извлечённые из компьютеров управления воздушным движением и частично подтвержденные секретными данными малайзийских военно-воздушных сил, показали, что как только MH370 исчез со вторичного радара, он резко повернул на юго-запад, полетел обратно через Малайский полуостров и начал крениться возле острова Пенанг. Оттуда он полетел на северо-запад вверх по Малаккскому проливу и далее через Андаманское море, где он исчез за пределами радиолокационного диапазона. Эта часть пути заняла больше часа — и она позволила предположить, что самолёт не был захвачен. Также это значило, что дело не в несчастном случае и не в самоубийстве пилота, с чем доводилось сталкиваться раньше. С самого начала MH370 вёл исследователей в неизвестном направлении.

Загадка, окружающая MH370, стала предметом продолжающегося расследования и источником лихорадочных спекуляций. Множество семей на четырех континентах испытали опустошающее чувство утраты. Мысль о том, что сложная машина, оборудованная современными технологиями и избыточными коммуникациями, может просто исчезнуть, кажется абсурдной. Трудно бесследно удалить сообщение, а исчезнуть из сети и вовсе невозможно, даже если попытка является преднамеренной. Такой самолёт, как Боинг 777, должен быть доступен для связи в любое время, и его исчезновение породило множество теорий. Многие из них нелепы, но все они возникли благодаря тому, что в наш век гражданский самолёт не может просто взять и пропасть.

Одному всё же удалось, и спустя пять с лишним лет его точное местонахождение остается неизвестным. Тем не менее, многое в деле исчезновения MH370 стало яснее, и теперь возможно воссоздать часть событий, произошедших той ночью. Звукозаписи из кабины пилота и записи бортовых самописцев, вероятно, никогда не будут восстановлены, — впрочем, то, что нам нужно знать, вряд ли удастся достать из черных ящиков. Вместо этого ответы придётся искать в Малайзии.

2. Прибрежный бродяга

В тот вечер, когда самолёт исчез, американец средних лет по имени Блейн Гибсон сидел в доме своей покойной матери в Кармеле, штат Калифорния, разбираясь с её делами и готовясь к продаже имущества. Он услышал новости о рейсе MH370 на CNN.

По образованию Гибсон, с которым я недавно познакомился в Куала-Лумпуре, юрист. Он прожил в Сиэтле больше 35 лет, но проводит там мало времени. Его отец, умерший десятилетия назад, был ветераном Первой мировой войны, пережил в окопах атаки горчичным газом, был награждён Серебряной Звездой за доблесть и вернулся к службе главного судьи Калифорнии, проведя на этом посту более 24 лет. Его мать была выпускницей юридического факультета Стэнфорда и ярой защитницей окружающей среды.

Гибсон был единственным ребенком. Его мать любила путешествовать по миру, и она брала его с собой. В возрасте семи лет он решил, что целью его жизни будет хотя бы раз посетить каждую страну мира. В конечном итоге это упёрлось в определение «посещения» и «страны», но он остался верен идее, отказавшись от шансов на стабильную карьеру и располагая весьма скромным наследством. По его собственным словам, по пути он баловался некоторыми известными загадками — конец цивилизации майя в джунглях Гватемалы и Белиза, взрыв Тунгусского метеорита в Восточной Сибири и местонахождение Ковчега Завета в горах Эфиопии. Он напечатал себе визитки «Авантюрист. Исследователь. Устремлённый к истине», и носил фетровую шляпу, как Индиана Джонс. Когда пришло известие об исчезновении MH370, пристальное внимание Гибсона к происшествию было предопределено. 

Несмотря на рефлекторные опровержения со стороны малайзийских чиновников и откровенную путаницу со стороны малайзийских военно-воздушных сил, правда о странной траектории полета самолёта быстро раскрылась. Оказалось, что MH370 продолжал периодически связываться с геостационарным спутником в Индийском океане, эксплуатируемым британской компанией спутниковой связи Inmarsat, в течение шести часов после исчезновения самолёта со вторичного радара. Это означало, что на самолёте не произошло внезапной катастрофы. Предположительно, в течение этих шести часов он летел на крейсерской скорости на большой высоте. Сеансы связи с Inmarsat, некоторые из которых были просто подтверждениями подключения, представляли собой короткие системные соединения, — по сути, не больше, чем электронный шёпот. Система для передачи основного контента — развлечения для пассажиров, сообщения для пилотов, автоматические отчеты о техническом состоянии — была, по всей видимости, отключена. В общей сложности было семь соединений: два были автоматически инициированы самолётом, а пять других — наземной станцией Inmarsat. Также было два спутниковых звонка; они остались без ответа, но в итоге предоставили дополнительные данные. С большинством этих соединений были связаны два параметра, которые Inmarsat не так давно начал фиксировать и сохранять.

Первый и более точный из параметров известен как смещение синхронизации пакета (burst-timing offset), назовём его для простоты «параметр расстояния». Это мера времени передачи до самолёта и от самолёта, то есть мера расстояния от самолёта до спутника. Этот параметр определяет не одно конкретное местоположение, а все равноудалённые места — почти окружность из возможных точек. Учитывая пределы дальности полёта MH370, ближние части этих окружностей становятся дугами. Самая важная дуга — седьмая и последняя — определяется последним соединением со спутником, которое сложным образом связано с истощением запасов топлива и выходом из строя двигателей. Седьмая дуга простирается от Центральной Азии на севере до Антарктиды на юге, и MH370 пересёк её в 8:19 по времени Куала-Лумпура. Расчеты вероятных траекторий полета определяют пересечение самолёта с седьмой дугой и, следовательно, его конечную точку — в Казахстане, если самолёт повернул на север, или в южной части Индийского океана, если он повернул на юг.

Судя по электронным данным, попытки управляемой посадки на воду не было. Самолет должен был мгновенно разлететься на миллион кусочков.

Технический анализ позволяет с уверенностью утверждать, что самолёт повернул на юг. Мы знаем это из второго зарегистрированного Inmarsat параметра — смещения частоты пакета (burst-frequency offset). Для простоты будем называть его «доплеровским параметром», поскольку главное, что он включает в себя, — меру радиочастотных доплеровских сдвигов, связанную с высокоскоростным движением относительно положения спутника, что является естественной частью спутниковой связи для самолётов в полете. Для успешного функционирования спутниковой связи доплеровские сдвиги должны предсказываться и компенсироваться бортовыми системами. Но компенсация не совсем идеальна, потому что спутники — особенно по мере их старения — не передают сигналы точно так, как это было запрограммировано в самолётах. Их орбиты могут слегка отклоняться, они также зависят от температуры, и эти недостатки оставляют отчетливые следы.

Хотя ранее значения доплеровского сдвига никогда не использовались для определения местоположения самолёта, технические специалисты Inmarsat в Лондоне смогли заметить существенное искажение, предполагающее поворот на юг в 2:40. Точка поворота была немного севернее и западнее Суматры, самого северного острова Индонезии. При некотором допущении можно полагать, что затем самолёт летел прямо на неизменной высоте в течение очень долгого времени в направлении Антарктиды, лежащей за пределами его дальности.

Через шесть часов доплеровский параметр указывает на резкое снижение — в пять раз быстрее, чем нормальная скорость спуска. Через минуту или две после пересечения седьмой дуги самолёт погрузился в океан, возможно, потеряв компоненты перед ударом. Судя по электронным данным, попытки управляемой посадки на воду не было. Самолет должен был мгновенно разлететься на миллион кусочков. Однако никто не знал, где произошло падение, и тем более, почему. Также ни у кого не было ни малейшего физического доказательства того, что интерпретация спутниковых данных была верной.

Менее чем через неделю после исчезновения в «The Wall Street Journal» был опубликован первый материал о спутниковых соединениях, в котором указывалось, что самолёт, скорее всего, оставался в воздухе часами после того, как замолчал. Официальные лица Малайзии в конце концов признали, что это правда. Малазийский режим считается одним из самых коррумпированных в регионе, и публикация данных о спутниковой связи показала, что малайзийские власти в своем расследовании исчезновения оказались скрытными, трусливыми и ненадежными.

Исследователи происшествия, отправленные из Европы, Австралии и США, были потрясены беспорядком, с которым они столкнулись. Из-за того, что малайзийцы скрывали известные им подробности, первоначальные морские поиски были сосредоточены не в том месте, в Южно-Китайском море, и не обнаружили плавающих обломков. Если бы малайзийцы сразу сказали правду, такой мусор мог бы быть найден и использован для определения приблизительного местоположения самолёта; черные ящики могли быть найдены. Подводный поиск в конечном итоге сосредоточился на узкой полосе океана за тысячи километров. Но даже узкая полоса океана — очень большое место. Потребовалось два года, чтобы найти чёрные ящики Air France 447, который врезался в Атлантику во время полёта из Рио-де-Жанейро в Париж в 2009 году, а там исследовали точно знали, где их искать.

Первоначальные поиски в поверхностных водах завершились в апреле 2014 года после почти двух месяцев бесполезных усилий, и фокус сместился на глубины океана, где он остаётся и сегодня. Поначалу Блейн Гибсон следил за этими разочаровывающими усилиями издалека. Он продал дом своей матери и переехал в Золотой треугольник на севере Лаоса, где вместе с деловым партнёром приступил к строительству ресторана на реке Меконг. Параллельно он вступил в посвященную пропаже MH370 группу на Facebook, которая была наполнена как спекуляциями, так и новостями, содержавшими разумные рассуждения о судьбе самолёта и местонахождении основных обломков.

Хотя малайзийцы формально отвечали за все расследование, им не хватало средств и опыта для проведения подводных поисково-восстановительных работ, и австралийцы, как добрые самаритяне, взяли на себя инициативу. Районы Индийского океана, на которые указывали спутниковые данные, — примерно в 1900 километрах к юго-западу от Перта, — были настолько глубокими и неисследованными, что в первую очередь надо было составить достаточно точную подводную топографическую карту, чтобы обеспечить возможность безопасной буксировки специальных аппаратов, гидролокаторов бокового обзора, на глубине многих километров под водой. Дно океана в этих местах покрыто грядами, сокрытыми темнотой, куда никогда не проникал свет.

Усердный подводный поиск заставил Гибсона задаться вопросом, не будут ли когда-нибудь обломки самолёта просто выброшены на берег. Навещая друзей на побережье Камбоджи, он спросил, не натыкались ли они на что-нибудь подобное, — ответ был отрицательным. Хотя обломки не смогли бы приплыть в Камбоджу из южной части Индийского океана, Гибсон хотел быть открытым к любым вариантам, пока обнаружение обломков самолёта не докажет, что именно юг Индийского океана действительно стал его могилой.

В марте 2015 года в Куала-Лумпуре родственники пассажиров встретились в годовщину исчезновения MH370. Гибсон решил присутствовать, не имея приглашения и не будучи ни с кем близко знаком. Поскольку он не обладал особыми знаниями, его визит был воспринят скептически — люди не знали, как реагировать на случайного дилетанта. Мероприятие проходило на открытой площадке в торговом центре, типичном месте для встреч в Куала-Лумпуре. Целью было выражение общей скорби, а также продолжение давления на правительство Малайзии с тем, чтобы получить какие-нибудь объяснения. Присутствовали сотни людей, многие прибыли из Китая.

Со сцены звучала негромкая музыка, на заднем плане висел большой плакат с изображением силуэта Боинга-777, а также словами «где», «кто», «почему», «когда», «кого», «как», а также «невозможно», «беспрецедентно», «бесследно» и «беспомощно». Основным оратором была молодая малайзийская женщина по имени Грейс Субатирай Натан, чья мать была на борту.

Натан — адвокат по уголовным делам, специализирующаяся на делах о смертной казни, которых в Малайзии хватает из-за драконовских законов. Она стала самым удачным представителем ближайших родственников погибших. Выйдя на сцену в футболке не по размеру, на которой был напечатан рисунок MH370 с призывом «Ищите», она рассказала о своей матери, о глубокой любви, которую она испытывала к ней, и о трудностях, с которыми она столкнулась после её исчезновения. Иногда она тихо всхлипывала, как и некоторые из зрителей, включая Гибсона. После её выступления он подошел к ней и спросил, примет ли она объятие от незнакомца. Она обнялась с ним, и со временем они подружились.

Покидая траурное мероприятие, Гибсон решил помочь, занявшись тем пробелом, который он обнаружил, — отсутствием прибрежных поисков плавающих обломков. Это будет его ниша. Он станет пляжным бродягой, ищущим обломки MH370 на побережьях. Официальные исследователи, в основном австралийцы и малайзийцы, активно инвестировали в подводные поиски. Они бы посмеялись над амбициями Гибсона, — точно так же, как они посмеялись бы над перспективой того, что на пляжах за сотни километров друг от друга Гибсон действительно найдёт обломки самолёта.


xpjrxady8hfqpwtsbw79y7ua4j4.jpeg
Слева: малайзийский адвокат и активистка Грейс Субатирай Натан, чья мать была на борту MH370. Справа: Блейн Гибсон, американец, который отправился на поиски обломков самолёта. Автор фото: Уильям Лангевише (William Langewiesche)
Ответить

Фотография FGH123 FGH123 30.06 2019

Пилот их убил, к таким выводам пришли.

Ответить

Фотография ddd ddd 30.06 2019

  • Дуги, про которые говорится в тексте.
    11a486e9f414a98502f8a2ed44472b42.png
     
  •  
Ответить

Фотография ddd ddd 30.06 2019

Что на самом деле случилось с исчезнувшим малазийским Боингом (часть 2/3)
  • Перевод
1. Исчезновение
2. Прибрежный бродяга
3. Золотая жила
4. Заговоры

1zf4k32yxn5vad_upxn8_j6cixs.jpeg

Первый обломок, найденный Блейном Гибсоном, — фрагмент стабилизатора горизонтального оперения, — был обнаружен на песчаной отмели у побережья Мозамбика в феврале 2016 года. Автор фото: Блейн Гибсон (Blaine Gibson)

3. Золотая жила
Индийский океан омывает десятки тысяч километров береговой линии, — итоговый результат будет зависеть от того, сколько сосчитать островов. Когда Блейн Гибсон начал искать обломки, у него не было плана. Он полетел в Мьянму, потому что всё равно туда собирался, а затем отправился на побережье и спросил у жителей деревни, к какому берегу обычно прибивает потерянные в море вещи. Ему посоветовали несколько пляжей, и один рыбак согласился отвезти его к ним на лодке, — там нашлось немного мусора, но ничего, что что имело бы отношение к самолёту. Тогда Гибсон попросил местных жителей быть начеку, оставил им свой контактный номер и отправился дальше. Точно так же он посетил Мальдивы, а затем острова Родригес и Маврикий, вновь не найдя на побережье ничего интересного. Затем наступило 29 июля 2015 года. Примерно через 16 месяцев после того, как самолет пропал без вести, команда муниципальных работников, чистивших пляж на французском острове Реюньон, наткнулась на металлический обломок обтекаемой формы размером более полутора метров, который, казалось, только что вынесло на берег. 

Бригадир команды, человек по имени Джонни Бег, догадался, что это может быть фрагмент самолёта, но он понятия не имел, от какого именно. Сначала он размышлял над тем, чтобы сделать из обломка мемориал, — установить его на лужайке неподалёку и высадить вокруг него цветы, — но вместо этого он решил сообщить о находке через местную радиостанцию. Прибывшая на место команда жандармов забрала найденный обломок с собой, и вскоре он был идентифицирован как часть Боинга 777. Это был фрагмент подвижной хвостовой части крыла, называемый флапероном, и последующее изучение серийных номеров показало, что он принадлежал MH370.

Это было необходимым материальным доказательством предположений, основанных на данных электроники. Полёт трагически закончился в Индийском океане, хотя точное место крушения оставалось неизвестным и находилось где-то в тысячах километров к востоку от Реюньона. Семьям без вести пропавших пассажиров пришлось отказаться от призрачной надежды на то, что их близкие могут быть живы. Независимо от того, насколько трезво люди оценивали ситуацию, известие о находке стало для них серьёзным потрясением. Грейс Натан была опустошена — по её словам, она была едва живой в течение нескольких недель после того, как флаперон был обнаружен.

Гибсон вылетел в Реюньон и обнаружил Джонни Бега на том же пляже. Бег оказался открыт и дружелюбен — он показал Гибсону место, где нашел флаперон. Гибсон начал высматривать другие обломки, но без особых надежд на успех, потому что французские власти уже провели поиски, и они были безрезультатны. Плавучим обломкам требуется время, чтобы дрейфовать через Индийский океан, двигаясь с востока на запад в низких южных широтах, и флаперон наверняка прибыл раньше других обломков, так как его части могли выступать над водой, выполняя роль паруса.

Журналист из местной газеты взял у Гибсона интервью для истории о посещении Реюньона независимым американским исследователем. По этому случаю Гибсон специально надел футболку с надписью «Ищите». Затем он вылетел в Австралию, где поговорил с двумя океанографами — Чаритой Паттиаратчи из Университета Западной Австралии в Перте и Дэвидом Гриффином, который работал в правительственном исследовательском центре в Хобарте и был приглашён в качестве консультанта Австралийским бюро транспортной безопасности, ведущей организацией в поисковых мероприятиях MH370.

Оба мужчины были экспертами по течениям и ветрам в Индийском океане. В частности, Гриффин потратил годы на слежение за дрейфующими буйками, — он же предпринял попытку смоделировать сложные характеристики дрейфа флаперона на его пути в Реюньон, надеясь сузить географический охват подводных поисков. Ответить на вопросы Гибсона было легче: он хотел знать наиболее вероятные места появления плавающих обломков на берегу. Океанограф указал на северо-восточное побережье Мадагаскара и, в меньшей степени, побережье Мозамбика.

Гибсон выбрал Мозамбик, потому что не бывал там раньше и мог бы считать его своей 177-й страной, и отправился в город под названием Виланкулос, поскольку он казался сравнительно безопасным и там были хорошие пляжи. Он прибыл туда в феврале 2016 года. По его воспоминаниям, он снова спросил совета у местных рыбаков, и те рассказали ему о песчаной отмели под названием Палума, — она лежала за рифом, и туда обычно отправлялись, чтобы подобрать сети и буйки, принесённые волнами Индийского океана. Гибсон заплатил лодочнику по имени Сулеман, чтобы тот отвез его на эту отмель.

Там они нашли все виды мусора, в основном — множество пластика. Сулеман подозвал Гибсона, подняв серый кусок металла около полуметра в поперечнике, и спросил: «Это 370-й?» У обломка была ячеистая структура, и на одной из сторон явно виднелась трафаретная надпись «NO STEP». Сперва Гибсон подумал, что этот небольшой обломок не имеет отношения к огромному авиалайнеру. Он рассказывает: «На рациональном уровне я был уверен, что это не может быть фрагмент самолета, но сердцем чувствовал, что это именно он. К тому времени нам уже пора было плыть обратно, и тут придётся коснуться личной истории. Два дельфина подплыли к нашей лодке и помогли нам сняться с мели, а для моей матери дельфины были буквально тотемными животными. Когда я увидел этих дельфинов, я подумал: Всё же обломок самолета».

Эту историю можно воспринимать по-разному, но Гибсон оказался прав. Было определено, что найденный обломок — фрагмент стабилизатора горизонтального оперения — почти наверняка принадлежит MH370. Гибсон вылетел в Мапуту, столицу Мозамбика, и передал находку австралийскому консулу. Затем он полетел в Куала-Лумпур, как раз ко второй годовщине трагедии, и на этот раз его встретили как близкого друга.

В июне 2016 года Гибсон обратил свое внимание на отдаленные северо-восточные берега Мадагаскара, оказавшиеся настоящей золотой жилой. Гибсон рассказывает, что он нашёл три фрагмента в первый же день и ещё два через несколько дней. Спустя неделю местные жители принесли ему еще три детали, найденные на соседнем пляже, в тринадцати километрах от места первых находок. С тех пор поиски не прекращались, — пошли слухи, что за обломки MH370 полагается вознаграждение. По словам Гибсона, однажды он заплатил за один фрагмент 40 долларов, — этого оказалось так много, что всей деревне хватило на пьянку на целый день. По всей видимости, местный ром крайне недорог.

Множество мусора, никак не связанного с самолетом, было отброшено. Тем не менее, Гибсон причастен к нахождению примерно трети из числа тех десятков фрагментов, которые на сегодня идентифицированы как однозначно, — или вероятно, — или предположительно относящиеся к MH370. Некоторые обломки всё ещё исследуются. Влияние Гибсона так велико, что Дэвид Гриффин, хоть и благодарен ему, весьма обеспокоен тем, что обнаружение фрагментов теперь может быть статистически искажено в пользу Мадагаскара, — возможно, за счёт более северных прибрежных зон. Он назвал своё соображение «эффектом Гибсона».

Факт остается фактом — спустя пять лет никто так и не преуспел в том, чтобы проследить путь обломков от того места, где они были вынесены на сушу, до некоторой точки в южной части Индийского океана. Стремясь быть открытым к новому, Гибсон всё ещё надеется обнаружить новые фрагменты, которые объяснят исчезновение — например, обугленные провода, указывающие на пожар, или следы от шрапнели, свидетельствующие о попадании ракеты — хотя то, что нам известно о последних часах полёта, во многом исключает такие варианты. Найденные Гибсоном обломки подтверждают, что анализ спутниковых данных был верным. Самолёт летел шесть часов, пока полёт внезапно не закончился. Тот, кто сидел за штурвалом, не пытался аккуратно сесть на воду; наоборот, столкновение было чудовищным. Гибсон допускает, что есть ещё шанс найти нечто вроде сообщения в бутылке — записку отчаяния, нацарапанную кем-то в последние минуты жизни. На пляжах Гибсон нашел несколько рюкзаков и множество кошельков, все из которых оказались пусты. По его словам, самое близкое, что он нашёл — это надпись на изнанке бейсболки, сделанная на малайском. В переводе она гласила: «Тому, кто это читает. Дорогой друг, встретимся в гостинице».

ycg0olmn8bmrgueclvkvkfebjh4.jpeg

qe8cf8lrsvjzkpflyithxuvjo0e.jpeg
Иллюстрации созданы студией La Tigre

( A ) — 1:21, 8 марта 2014 года: 
Рядом с путевой точкой между Малайзией и Вьетнамом над Южно-Китайским морем MH370 пропадает с радиолокатора управления воздушным движением и поворачивает на юго-запад, вновь проходя над Малайским полуостровом.

( B ) — примерно час спустя:
Пролетев на северо-запад над Малаккским проливом, самолёт выполняет «последний крутой поворот», как его позже назовут исследователи, и берёт курс на юг. Сам поворот и новое направление были восстановлены по спутниковым данным.

( C ) — апрель 2014 года:
Поиск в поверхностных водах прекращён, начинается поиск на глубине. Анализ спутниковых данных показывает, что последний раз соединение с MH370 было установлено в области дуги.

( D ) — июль 2015 года:
Первый обломок MH370 — флаперон — обнаружен на острове Реюньон. Другие подтверждённые или вероятные фрагменты были обнаружены на пляжах, разбросанных в западной части Индийского океана (места, выделенные красным).

4. Заговоры
После исчезновения MH370 были начаты три официальных расследования.

Первое было самым масштабным, самым тщательным и самым дорогим: технически сложный подводный поиск австралийцев, целью которого было обнаружение основных обломков, что позволило бы получить данные чёрных ящиков и речевых самописцев. Поисковые усилия включали в себя определение технического состояния самолёта, анализ радиолокационных и спутниковых данных, изучение океанических течений, добрую долю статистических исследований, а также физический анализ обломков из Восточной Африки, многие из которых были получены от Блейна Гибсона. Всё это потребовало проведения сложных операций в одном из самых неспокойных морей мира. Часть усилий взяла на себя группа добровольцев, инженеров и учёных, которые познакомились в Интернете, назвали себя Независимой Группой и проявили настолько эффективное сотрудничество, что австралийцы учли их работу и официально поблагодарили за содействие. В истории расследования несчастных случаев такого раньше не бывало.

Тем не менее, по прошествии более чем трёх лет работы, стоившей около 160 миллионов долларов, расследование в Австралии завершилось безуспешно. В 2018 году оно было подхвачено американской компанией Ocean Infinity, заключившей с правительством Малайзии контракт на условиях «нет результата — нет оплаты». Продолжение поиска предполагало использование наиболее современных подводных аппаратов и охватывало ранее неизученный раздел седьмой дуги, в котором, по мнению Независимой Группы, обнаружение было наиболее вероятным. Через несколько месяцев эти усилия тоже закончились неудачей.

Второе официальное расследование вела малайзийская полиция, и оно представляло собой тщательную проверку всех, кто находился в самолете, а также их друзей и близких. Трудно оценить истинные масштабы полицейских открытий, потому что отчёт о результатах расследования не был опубликован. Более того, он был засекречен, став недоступным даже для других малайзийских исследователей, но после того, как кто-то организовал утечку, его неполноценность стала очевидной. В частности, в нём были опущены все сведения, известные о капитане Захари, — и это не вызвало особого удивления.

Премьер-министром Малайзии в то время был неприятный человек по имени Наджиб Разак, который, как считается, глубоко погряз в коррупции. Пресса в Малайзии подверглась цензуре, самых громких нашли и заставили замолчать. У чиновников были свои причины для осторожности — от карьеры, которую стоило оберегать, до, возможно, их жизней. Очевидно, что было решено не углубляться в темы, которые могли бы выставить Malaysia Airlines или правительство в дурном свете.

Третьим официальным расследованием было изучение авиационного происшествия, проводимое не для вынесения решения об ответственности, а для выявления вероятной причины, — его следовало провести международной группой в соответствии с высочайшими мировыми стандартами. Во главе стояла специальная рабочая группа, созданная правительством Малайзии, и с самого начала в ней царил бардак — полиция и военные считали себя выше этого расследования и презирали его, а министры и члены правительства видели в нём риск для себя.

Иностранные специалисты, приехавшие для содействия, стали сбегать почти сразу после своего прибытия. Один американский эксперт, ссылаясь на международный авиационный протокол, регулирующий расследование происшествий, описал ситуацию так: «Созданное ИКАО „Приложение 13“ предназначено для организации расследований в условиях уверенной демократии. Для стран вроде Малайзии, с шаткой и автократической бюрократией, а также для авиакомпаний, принадлежащих государству или воспринимаемых как предмет национальной гордости, оно едва ли подходит».

Один из наблюдавших за процессом расследования рассказывает: «Стало ясно, что основной целью малайзийцев было замять эту историю. С самого начала у них было инстинктивное предубеждение против того, чтобы быть открытыми и прозрачными, — не потому, что у них была какая-то глубокая, тёмная тайна, а потому, что они сами не знали, какова истина, и боялись, что это будет что-то постыдное. Пытались ли они нечто скрыть? Да, нечто неизвестное им самим».

Результатом расследования стал 495-страничный отчёт, неубедительно подражающий требованиям «Приложения 13». Он был заполнен шаблонными описаниями систем Боинга 777, явно скопированными из руководств производителя и не представлявшими никакой технической ценности. Фактически, ничего в отчёте не имело технической ценности, поскольку австралийские публикации уже полностью описали спутниковую информацию и анализ океанических течений.

Малайзийский отчёт оказался не столько расследованием, сколько оправданием, и его единственным значимым вкладом стало откровенное описание ошибок управления воздушным движением, — вероятно, потому, что в половине ошибок можно было обвинить вьетнамцев, а также потому, что малайзийские диспетчеры оказались самой лёгкой и уязвимой целью. Документ был опубликован в июле 2018 года, больше чем через четыре года после происшествия, и в нём утверждалось, что следственная группа не смогла установить причину исчезновения самолета.
Мысль о том, что сложная машина, оборудованная современными технологиями и избыточными коммуникациями, может просто исчезнуть, кажется абсурдной.
Такой вывод подталкивает к продолжению спекуляций независимо от того, оправдан он или нет. Спутниковые данные — лучшее доказательство траектории полёта, и с ними трудно спорить, но люди не смогут согласиться с объяснением, если они не доверяют цифрам. Авторы множества теорий опубликовали домыслы, подхваченные социальными сетями, в которых игнорируются спутниковые данные, а порой и радиолокационные треки, конструкция самолётов, записи управления воздушным движением, физика полёта и школьные знания о географии. Например, британка, которая ведёт блог под именем Saucy Sailoress и зарабатывает на жизнь гаданием на Таро, скиталась по южной Азии на паруснике со своим мужем и собаками. По её словам, в ночь исчезновения MH370 они были в Андаманском море, где она видела крылатую ракету, летящую ей навстречу. Ракета превратилась в низколетящий самолет с ярко светящейся кабиной, залитой странным оранжевым свечением и дымом. Когда он пролетел мимо, она решила, что это авианалёт, направленный против военно-морского флота Китая, находящегося дальше в море. Тогда она ещё не знала об исчезновении MH370, но когда через несколько дней прочитала о нём, то сделала очевидные для себя выводы. Казалось бы, звучит неправдоподобно, но свою аудиторию она нашла.

Один австралиец уже несколько лет утверждает, что ему удалось обнаружить MH370 с помощью Google Earth на мелководье и в неприкосновенности; он отказывается сообщить местоположение, работая над краудфандингом экспедиции. В интернете вы найдёте утверждения о том, что самолёт был найден в камбоджийских джунглях неповреждённым, что он был замечен при посадке в индонезийскую реку, что он пролетел сквозь время, что его затянуло в черную дыру. По одному из сценариев самолет улетает, чтобы атаковать американскую военную базу на Диего-Гарсии, а затем его сбивают. Недавняя публикация о том, что капитан Захари был обнаружен живым и лежит в тайваньской больнице с амнезией, получила достаточное распространение, чтобы Малайзии пришлось это опровергать. Новость пришла с сугубо сатирического сайта, на котором также сообщалось о случившемся в Непале сексуальном домогательстве к американскому альпинисту и двум шерпам со стороны йети-подобного существа.

Нью-йоркский писатель по имени Джефф Уайз предположил, что одна из электронных систем на борту самолёта могла быть перепрограммирована для отправки ложных данных о повороте на юг в Индийский океан, чтобы ввести следователей в заблуждение, когда на самом деле самолёт повернул на север в сторону Казахстана. Он называет это «сценарием „розыгрыш“» и подробно рассказывает о нём в своей свежей электронной книге, вышедшей в 2019 году. Его предположение заключается в том, что русские, возможно, украли самолет, чтобы отвлечь внимание от аннексии Крыма, которая тогда шла полным ходом. Очевидным слабым местом этой теории является необходимость объяснить, как, если самолет летел в Казахстан, его обломки оказались в Индийском океане — Уайз полагает, что это тоже было подстроено.

Когда Блейн Гибсон начал свои поиски, он был новичком в социальных сетях, и его ожидал сюрприз. По его словам, первые тролли появились, как только он нашел свой первый фрагмент — тот, на котором было написано «NO STEP», — и вскоре их стало гораздо больше, особенно когда поиски на побережьях Мадагаскара начали приносить плоды. Интернет бурлит эмоциями даже в отношении непримечательных событий, катастрофа же выливается во что-то токсичное. Гибсона обвинили в эксплуатации пострадавших семей и в мошенничестве, в погоне за славой, в пристрастии к наркотикам, в работе на Россию, в работе на США и, по меньшей мере, в профанстве. Он начал получать угрозы — сообщения в социальных сетях и телефонные звонки друзьям, предсказывающие его кончину. В одном сообщении говорилось, что либо он перестанет искать обломки, либо покинет Мадагаскар в гробу. Другое предвещало, что он умрёт от отравления полонием. Их было куда больше, Гибсон не был готов к такому и не сумел просто отмахнуться. В течение тех дней, что мы провели с ним в Куала-Лумпуре, он продолжал следить за нападками через друга в Лондоне. Он говорит: «Однажды я совершил ошибку, открыв Twitter. По сути, эти люди — кибертеррористы. И то, что они делают, работает. Хорошо работает». Всё это нанесло ему психологическую травму.

В 2017 году Гибсон организовал официальный механизм передачи обломков: он отдаёт любую новую находку властям на Мадагаскаре, те передают её почётному консулу Малайзии, а он упаковывает её и отправляет в Куала-Лумпур для исследования и хранения. 24 августа того же года почётный консул был застрелен в своей машине неизвестным, который покинул место преступления на мотоцикле и не был найден. На франкоязычном новостном ресурсе утверждается, что у консула было сомнительное прошлое; возможно, его убийство не имело никакого отношения к MH370. Гибсон, однако, полагает, что связь есть. Полицейское расследование ещё не окончено.

В настоящее время он по большей части старается не раскрывать своего местоположения или планов поездок, по тем же причинам он избегает электронной почты и редко говорит по телефону. Ему нравятся Skype и WhatsApp, потому что в них есть шифрование. Он часто меняет сим-карты и считает, что иногда его преследуют и фотографируют. Нет никаких сомнений в том, что Гибсон — единственный человек, который самостоятельно отправился на поиски фрагментов MH370 и нашёл их, но сложно поверить, будто обломки стоят того, чтобы за них убивать. В это было бы легче поверить, если бы за ними скрывались ключи к тёмным секретам и международным интригам, но факты, большая часть которых теперь общедоступна, указывают в ином направлении.
Ответить