←  Музыка

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Средневековая музыка

Фотография Orlenko Orlenko 13.12 2011

Вижу, что тут эта тема не поднимаетсяsmile.gif Для "затравки" предлагаю статью (rosvesty.ru/2015/culture/7004-nazad-v-srednevekovie/) и несколько видео.

Ансамбль Unversalia in Re:




Ансамбль Labyrinthus:


Сообщение отредактировал ddd: 30.03.2015 - 01:37 AM
ссылка сделана неактивной
Ответить

Фотография Марк Марк 14.12 2011

Надеюсь Вы не возражаете о переносе темы в этот раздел, г-жа Orlenko? Здесь она больше уместна.
P.S.
Да, и где обещанная статья?
Ответить

Фотография ddd ddd 14.12 2011

наверно по ссылке :-)

Назад, в средневековье
Как звучит забытая музыка прошлого
Корреспондент «РВ» побеседовал с участником ансамбля «Лабиринтус» Данилом Рябчиковым.

— Как давно существует ансамбль «Лабиринтус» и когда сложился коллектив?

— Как коллектив мы сложились совсем недавно. Первые совместные выступления состоялись у нас в сентябре прошлого года во время работы на мастер-классах по средневековой музыке в Москве, которые мы провели с Витте-Марией Вебер.


— Почему возникла необходимость создать коллектив «Лабиринтус»? В чем состоит цель вашего творчества как ансамбля? И почему была выбрана такая «специализация»: вокальная музыка XII—XIII вв.?

— Так получилось, что вокальная полифония средневековая практически неизвестна российскому слушателю. Существующие ансамбли средневековой музыки более сосредоточены на экзотическом звуке и, соответственно, на инструментальной музыке, или инструментально-вокальной (с упором на первое).
В то же время, насколько мы можем судить, вокальной музыки тогда было гораздо больше (первые произведения, которые однозначно можно назвать инструментальными, записаны в самом конце XIII века).
Современный слушатель привык к тому, что музыку исполняют группы или оркестры (ну, или хоры, на крайний случай) и голос редко остается один или в дуэте и без сопровождения. Мы привыкли, что есть обязательно бас, а в средневековой музыке его как такового часто нет, и сами голоса и инструменты были чаще высокого регистра.
Да и потом, сущность средневековой музыки — тексто-музыкальная, это некоторое преобразование слова в музыке. А если уж идти дальше, то полифоническая вокальная музыка — это, пожалуй, одна из главных особенностей европейской классической музыки.


— А откуда название «Лабиринтус»? В чем особенность лабиринтов как феномена западноевропейской средневековой культуры и как это связано с музыкой?

— Средневековый лабиринт — это не совсем лабиринт в нашем понимании. В нем нет многозначности и загадки, в нем присутствует единственный вариант выхода к его центру и, соответственно, обратно. Это некий «путеводитель души к Богу», паломничество внутрь себя. Таким образом, лабиринт в какой-то степени помогает человеку пройти путь самосовершенствования, используя для этого различные средства, в том числе и музыку. В этом проявляется, кстати, смысл музыки в эпоху Средневековья, служащей не только для развлечения.
Изображались лабиринты обычно при входе в храм. Так и основа нашего репертуара — паралитургическая музыка, то есть вне службы. Не светская и не богослужебная.


— Скажите, а какой процент вероятности найти новое произведение в этом репертуаре?

— Можно я отвечу вопросом на вопрос? Сколько, по-вашему, до нас дошло музыкальных произведений? Ну, даже если мы откинем богослужебные. Речь идет о тысячах произведений. И хорошо, если половина из них исполнена, а четверть исполнена чаще, чем несколько раз. И ведь до нас дошло не все, что записывалось современниками. Уцелели наиболее красочно оформленные и богато украшенные рукописи, оформленные иногда для подарков знатных людей (или по их заказам) или просто для монастырских библиотек. Для этих манускриптов тщательно выбирались не только стили внешнего и внутреннего оформления и миниатюры, но и сами произведения. Т.е. до нас дошли уже greatest hits того времени. И вот из этого объема исполняется и изучается немногое.


— Среди большей части общества бытует мнение, что по средневековой музыке у нас не осталось никаких источников. Причем это мнение характерно в равной степени как для профессиональных историков, так и для людей, далеких от исторической науки. Скажите несколько слов о корпусе источников для исполнителей средневековой музыки вообще и о тех, которые приходится использовать лично Вам.

— Ох, да тысячи произведений дошли до нас. Манускрипты IX в., в которых мелодия обозначалась специальными значками, расставленными, как правило, над текстом, более поздние письменные источники, в которых произведения записаны нотным станом, но с другими «нотами» — невмами, книжные миниатюры с изображением играющих музыкантов, по которым можно делать выводы о внешнем виде инструментов, манере играть, а также иногда о составах ансамблей. Кстати, для последнего подходит любой изобразительный источник интересующей нас эпохи.

Существуют трактаты музыковедов того времени — того же Иоанна де Грокейо или Иеронима Моравского и иных авторов, в которых можно найти обилие дополнительных сведений о манере пения, способов настройки инструментов, особенностях разных музыкальных форм и т.д. Сами нотные рукописи изданы в факсимильных изданиях. Есть много различных расшифровок, переводов разных нотаций XII–XIV вв. в современную.

Если говорить о нашей последней программе, то мы пользовались как факсимиле Флорентийской, Сент-Галенской и Энгельбергской рукописи, так и современными расшифровками Г.А. Андерсона и Дж. Кнапп.


— А как читается манускрипт? Я имею в виду не словесный, а музыкальный текст. Ведь запись нот значительно отличается от привычной современному музыканту нотации. Как Вы видите мелодию и музыку в манускрипте? И насколько точно «извлекаемая» музыка соответствует той, которая звучала, допустим, в XII в.?

— Сначала нужно понять, какая перед вами нотация — если мензуральная, то тогда все чуть проще, и вы можете просто «высчитать» длительности по некоторым правилам. Однако обычно мы работаем с более ранней нотацией, в которой ритм указан неточно. В этом случае ритм зависит от жанра и времени создания произведения. Если речь идет о XIII веке, то, скорее всего, музыка будет записана в одном из 6 модусов (способов ритмической организации). К более ранней музыке эта система не всегда применима, и музыковеды спорят о разных вариантах организации ритмической ткани.

Затем очередь за инструментовкой. Партии инструментов не записывались в вокальной музыке, хотя мы знаем по историческим источникам, что они иногда звучали. Так, именно по ним мы можем судить о том, что превалировало сольное исполнительство, а инструментальный ансамбль редко превышал 2–3 человека. Потом ансамбль «тихих инструментов» (струнных прежде всего) и «громких» (прежде всего медных духовых) употреблялся в разных условиях, в разном контексте. Сначала нужно определить контекст, в котором звучало произведение, затем инструменты, характерные для этого времени и контекста, затем уже экспериментировать с различными техниками инструментовки и ансамблевой игры.

Насколько точно это соответствует тому, как было в XII в., сказать сложно. Но это не противоречит нашим знаниям о том, как это могло звучать тогда. Вопрос, насколько точно это соответствует тому, что звучало тогда, бессмысленный, поскольку для ответа на него надо обладать машиной времени. Можно сказать, что наше исполнение максимально соответствует тому, что мы знаем о том, как исполнялась эта музыка тогда.


— Как Вы научились всему этому? И можно ли в каком-нибудь учебном заведении получить эти навыки?

— К сожалению, у нас в стране это пока невозможно. Мне приходилось учиться главным образом за рубежом на мастер-классах известных исполнителей и активно самообразовываться.

В Европе полноценное образование можно получить в Базеле, в Schola Cantorum. Певцам можно подумать о Сорбонне (Париж IV), где магистерскую программу ведет руководитель ансамбля Sequentia Бенджамен Бэгби, флейтистов учат в Лионе и Барселоне. Тут речь должна идти скорее о педагогах, чем об учебных заведениях. И вопрос должен решаться индивидуально. Вариантов есть масса.


— Получается, что российским музыкантам, желающим заниматься средневековым исполнительством, придется крайне сложно?

— Сложность для российских коллективов состоит в трудностях подготовки исполнения, о чем я говорил. Сложно овладеть языками на достаточном для понимания текстов многовековой давности, сложно научится «расшифровывать» манускрипты. По сути дела, это занятие не приносит большой финансовой прибыли, а требует значительных умственных и временных затрат. Да и трудности с образованием, получать которое, в конце концов, необходимо за границей.


— Изучают ли в высших музыкальных учебных заведениях нашей страны средневековую музыку? И насколько нашей аудитории интересен средневековый репертуар? Каковы особенности западной и российской публики, приходящей на такие концерты?

— Средневековую музыку обычно «проходят». Мимо проходят. Это и не странно, знакомая нам музыка началась по большому счету с Ренессанса. А средневековье «непрозначно» (если пользоваться удачным словечком В. Набокова). Потом, и учебники у нас в консерваториях 25–50-летней давности, а многие открытия в области средневековой музыки, как и лучшие исполнения, — детища последних лет 30.

Насколько я могу судить по почти десятилетнему опыту исполнения средневековья, интерес к этой музыке стабилен или довольно велик. Знают о ней пока все еще совсем не многие. В этом, пожалуй, основное отличие западной и российской публики. Для соотечественников многое часто в новинку, даже сам факт исполнения средневековой музыки. Ну, зато и реакция часто эмоциональнее. Пьер Амон, руководитель ансамбля Alla Francesca, даже сравнил нашу публику по эмоциональности с латиноамериканской.


— А теперь расскажите немного о ваших инструментах. Какие инструменты Вы используете для исполнения Вашего репертуара? Где Вы их приобретаете? Требуют ли они особого ухода? В чем особенность их звучания? Нужно ли Вам предъявлять особые требования к залу, в котором Вы выступаете с концертом, из-за ваших инструментов? Если да, то почему?

— Используются инструменты, характерные для музыки того периода. Цитоль — струнно-щипковый инструмент с жильными струнами. Цитоль звучала и в замке, и в церкви. Как и виела — струнно-смычковый инструмент. Парижский теоретик конца XIII в. Иоанн де Грокейо вообще выделял ее среди всех инструментов как наиболее пластичную.

Также используем псалтериум — родственник русских гусель, отличающийся прежде всего манерой игры (двумя руками и плектрами!), а затем и формой. А также колесную лиру.

Характерными особенностями этих инструментов являются их высокое звучание (басы добавлялись к инструментам уже в ренессансную эпоху) и симпатические струны (т.е. звучащие в отголосок, в резонанс со струнами, на которых играет музыкант). Все это создает особые требования к акустике помещений. Плюс жильные струны реагируют на влажность, поэтому нужна хорошая вентиляция.


— Расскажите, пожалуйста, о Ваших записях со средневековым репертуаром.

— Записей не так много. Последняя была сделана ансамблем Universalia in Re в Швейцарии в капелле XVI в. именно из-за соображений акустики. У нас в то время было сложно найти нужное помещение. Планируем сделать запись сейчас в Москве.

Сейчас мы подготовили новую программу, Carmina Helvetica. Эта программа довольно интересна. В ней будут представлены швейцарские кондукты и рондели XII–XIV вв. Кондукт как жанр исчез практически уже к середине XIII в., а вот в швейцарских манускриптах он уцелел и в XIV в. Только «оброс» особенностями более поздней музыки.


Коллектив ансамбля

Мария Батова (вокал) — окончила Московскую консерваторию, была солисткой Коллегии старинной музыки при Московской консерватории: в 1992–1994 гг. пела в ансамбле «Аргышев Консорт», с 1994 по 1999 г. — художественный руководитель ансамбля ранней музыки Musica humana. Выступала с Дж. Коэном (Boston Camerata), Домиником Велларом (Ensemble Gilles Binchois), Э. Маскарди, М. Юбеллаккер, С. Шваннбергером, О. Назайкинской, ансамблями старинной музыки Amarillis (Швецария), Universalia in Re и Alta Capella (Россия).

Варвара Котова (вокал, псалтериум) и Полина Терентьева (вокал, колесная лира) — участницы знаменитого ансамбля старинной русской духовной музыки «Сирин». Полина — знаток старинной крюковой нотации и исполнитель знаменных духовных стихов. Варвара — руководитель женского вокального ансамбля старинной русской и западноевропейской музыки «Узорика».

Данил Рябчиков (цитоль) — обучался на мастер-классах известных исполнителей средневековой музыки (Д. Веллар, А. Броегг, П. Амон и др.), почти 10 лет исполняет средневековую музыку в составе ансамбля Universalia in Re .

Витте-Мария Вебер — концертировала и записывалась на известных лейблах (Harmonia Mundi, Virgin Classic, Ricercar и др.) со многими знаменитыми ансамблями старинной музыки, такими как Huelgas Ensemble, Ensemble Gilles Binchois, Continens Paradisi, Ferrara Ensemble, Canti B, Ars Choralis Coeln и др.

Вижу, что тут эта тема не поднимается:)

к слову, тема поднималась у нас.
в соседней теме уважаемый беовульф выкладывал ролики с музыкой средневековой византии.
Ответить

Фотография Шторм Шторм 23.06 2016

 

 

«Герр Ма́ннелиг» (швед. Herr Mannelig) — средневековая скандинавская народная баллада, наряду с In taberna является одним из самых известных произведений средневековой народной музыки. Оригинальный текст написан на старонорвежском, однако, учитывая, что в то время этот язык был распространён по всему скандинавскому полуострову (лишь впоследствии расколовшись на норвежский и шведский), установить конкретную страновую принадлежность баллады сложно.

Баллада рассказывает о женщине-тролле, которая была влюблена в рыцаря Маннелига и желала стать человеком. По распространённой в Скандинавии легенде, тролль мог стать человеком, если другой человек полюбит его. Однако, несмотря на все обещанные троллихой волшебные дары, герр Маннелиг отверг её любовь, особенно подчёркивая, что троллиха не является христианкой.

Определенный комический эффект баллады состоит в том, что в оригинальном тексте "лживая" троллиха изъясняется исключительно поэтическим и образным языком, высоким и утонченным стилем, а "праведный" рыцарь отвечает ей языком подчеркнуто сниженным, грубым и даже матерным. В переводе, увы, эти детали теряются.

Баллада имеет ряд слабо различающихся между собой вариантов мелодии и переведена на несколько языков, в том числе английский, немецкий, итальянский, русский, белорусский и т. д.

 

 

 

Vänner Och Fränder - Родственники и друзья

 

Родственники и друзья встретились, чтоб обсудить,
Как в этом году выдать девушку замуж.
Цветущая юность,
Они встретились,
Чтобы в этом году выдать девушку замуж.

 

Мы хотим выдать тебя за королевского сына,
У него больше золота, чем у бедного Роланда земли.
Цветущая юность,
Выдать за королевского сына,
У него больше золота, чем у бедного Роланда земли.

 

В субботу и воскресенье весть разлетелась по стране,
Понедельник и вторник покажут, кто получил ее.
Цветущая юность,
Весть разлетелась по стране,
Понедельник и вторник покажут, кто ее получил.

 

В среду и четверг приготовили вино,
В пятницу и субботу праздновали свадьбу.
Цветущая юность,
Приготовили вино,
В пятницу и субботу праздновали свадьбу.

 

Они пили весь день, и они пили за двоих,
Но невеста не хотела идти в спальню.
Цветущая юность,
Они пили за двоих,
Но невеста не хотела идти в спальню.

 

Они пили весь день, и они пили за троих,
Но невеста не хотела прикасаться к постели.
Цветущая юность,
Они пили за троих,
Но невеста не хотела прикасаться к постели.

 

Тут вошел обнищавший матрос,
На нем была рваная синяя рубашка.
Цветущая юность,
Обнищавший матрос,
На нем была рваная синяя рубашка.

 

Он подошел к столу и сказал:
"Я вижу, что паруса подняты".
Цветущая юность,
И сказал:
"Я вижу, что паруса подняты".

 

И девушка пошла на чердак
И сбежала вниз к морю.
Цветущая юность,
Она пошла на чердак
И сбежала вниз к морю.

 

Она запрыгнула на скалы и побежала на цыпочках,
Опасаясь волн внизу.
Цветущая юность,
Побежала на цыпочках,
Опасаясь волн внизу.

 

И ее приняли на борт корабля,
Угостили медом и вином.
Цветущая юность,
На борт корабля,
Угостили медом и вином.

 

Я вижу, я вижу, на твоем нежном белом пальчике
Недолго пробыло обручальное кольцо.
Цветущая юность,
На твоем нежном белом пальчике
Недолго пробыло обручальное кольцо.

 

Я вижу, я вижу, на твоих золотых волосах
Еще позавчера не было венка невесты.
Цветущая юность,
На твоих золотых волосах
Еще позавчера не было венка невесты.

 

Я вижу, я вижу, у своей белоснежной груди
Ты еще не утешала детей.
Цветущая юность,
У своей белоснежной груди
Ты еще не утешала детей.

 

И девушка легла рядом с бедным Роландом
Без тревоги и страха.
Цветущая юность,
Рядом с бедным Роландом
Без тревоги и страха.


Сообщение отредактировал Шторм: 23.06.2016 - 20:06 PM
Ответить

Фотография Шторм Шторм 23.06 2016

Вторая песня очень странная..

Ответить