←  История древнего мира

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Последняя битва

Фотография Darius Darius 18.10 2018

Штурм ассирийцами крепости.jpg

 

«Из города Калху (Нимруд), своей столицы, я отправился и с яростью переправился через реку Верхний Заб во время половодья…Через Нижний Заб, переправа через который трудна, я заставил войска Шимаша и Мардука перепрыгнуть, точно через ров. Я вошел в ущелье Куллар, высокой горы, что в стране Лулуми, которую еще называют Замуа. В области страны Сумби я устроил смотр войскам и пересчитал лошадей и колесницы».

 

Можно предположить, что названия ассирийских подразделений носили имена божеств. В нашем случае Шамаша и Мардука. Известно, что подобная практика была в ходу в армии Древнего Египта. После тяжелых переправ Саргон расположился лагерем в Сумби, где, дав войскам отдохнуть и подсчитав силы, приготовился для дальнейшего похода вглубь территории, подконтрольной Русе I. Его путь лежал в Страну Маннеев.

 

Еще после поражения, нанесенного Сардури II Тиглатпаласаром , Страна Маннеев превратилась в большое независимое государство, пытавшееся лавировать между Ассирией и Урарту. Тиглатпаласар III и Саргон II не трогали его владений, расширяя территорию за счет мидийских областей Иранского нагорья. Руса I попытался поддержать в Стране маннеев антиассирийскую оппозицию и овладел большой полосой маннейской земли на северном и восточном побережье озера Урмия. В 714 году до н.э. ассирийская разведка через свою агентурную сеть организовала волнения в отторгнутых от Манни поселениях, которые были подавлены. Саргон расчитывал, что царь Манни Уллусуну окажет ему помощь в его походе и не обманулся в ожиданиях.

 

карта к теме.jpg

 

 

«Я спустился в Сурикаш, область страны маннеев, что рядом с Кораллу и Аллабрией. Уллусуну маннайский, за которого я не переставал ежегодно мстить, услышав о моем продвижении, сам вместе со своими вельможами, советниками, родичами, наместниками и правителями, правящими его страной, с ликующим сердцем и радостным лицом без заложников спешно вышел ко мне из своей страны: от своего стольного города Изирту…он шел ко мне. Он принес мне свою дань – упряжных коней с их сбруей, крупный и мелкий рогатый скот, и целовал мои ноги. Градоначальники стран Наири, Сангибути, Бит-Абдадани и могучей Мидии, услышав о моем походе, вспомнили об опустошении их стран в моем прошлом году, и на них излился ужас. Из своих стран они принесли свою тяжелую дань и покорились мне в Парсуаше».

 

Руса I пытался восстановить урартское господство на восточной окраине страны, в местностях, прилегающих к оз. Урмия. Руса I со своими союзниками разбил Иранзу, царя Манны, а затем убил его преемника Азу. Новый царь Манны, Уллусуну, переходит на сторону Русы, так же, как и мидийский правитель Дейок. Саргон в 715 г. до н.э. разгромил коалицию войск Урарту, Манны и Мидии. Дейок был пленен и поселен в Хамате. Руса I потерял 22 крепости. Через год Уллусун также становится данником Ассирии. Видимо, именно воспоминание об этом поражении так устрашило мидян, которые восприняли известие о походе Саргона как свидетельство начала нового вторжения с использованием союзных войск Уллусуны. Саргон, находясь в Парсуаше, принял дань от правителей сопредельных государств (Парсуаш, упоминаемую впервые при Шамшиададе V в связи с Восточным Эламом, надо отличать от ассирийской области Парсуаш, или Парсуа, в Западной Мидии) и направился на встречу с войсками Уллусуны.

 

«Уллусуну вместе с людьми его страны поджидал моег похода у своей крепости Зирдиакка с полной готовностью служить…Он заготовил груды муки и вина для пропитания моего войска и передал мне своего старшего с дарами и приветственными приношениями. А чтобы упрочить свое царство, он посвятил мне свою стелу.

 

В данном отрывке мы видим характер отношений между Уллусуной и Саргоном. Правитель Страны маннеев должен был обеспечить провиантом войска ассирийского царя, оставить в заложников старшего сына и публично признать зависимость от Саргона, засвидетельствовав это на стеле. Саргон помнил о его предательстве…

 

«Он сам и его вельможи, советники его страны, молили меня, чтобы отвратить от его страны стопы какмийцев, злых ворогов, чтобы нанести поражение в бою Русе, чтобы вернуть на свои места рассеянных маннеейцев».

 

Итак, интерес Уллусуну в союзе с Ассирией, заключался в защите от какмийцев, разгроме Урарту и возвращение под скипетр Уллусуны отторгнутых Русой территорий Манни. Если со вторым и третьим все ясно, то возникает вопрос, кто такие какмийцы и какую опасность они представляли для Маннеев? На мой взгляд, речь не идет о каком-то отдельном народе, активно досаждавшего маннейям. Учитывая, что Саргон приводит обращение к нему Уллусуну, возможно, какмийцы – название тех же урартов, но на маннейском языке? Приведу аргументы:

1. Из трех составляющих мольбы царя Манни Саргону, две – касаются лично царя Урарту и последствий его военной деятельности. Это единственный враг, в отвращении которого нуждался Уллусуну.

2. Вполне можно, что Саргон, рассказывая писцам о встрече с Уллусуну, употребил наименование поверженного противника, используя маннейское имя урартов, т.е так, как их называл сам Уллусуну.

3. В регионе, в котором боролись Урарту и Ассирия, не была известна третья сила, которая могла бы бросить им вызов в борьбе за территорию маннеев.

 

«Я отправился из Зирдиакки…и приблизился к могучей крепости Панзиш, которая заложена для охраны против стран Зикирте и Андия, которая воздвигнута против обеих областей для того, чтобы беглец не ушел, и чтобы задержать стопы врага. Сооружения этой крепости я усилил, а затем поднял в нее зерно, масло, вино и военные доспехи».

 

Саргон укрепляет крепость Панзиш, превращая ее в опорную базу с запасами продовольствия и военного снаряжения. Укрепив тыл, он выступил в область Зикирте, об истории которой мы находим любопытное свидетельство:

 

«Метатти, зикиртец, сбросивший иго Ашшура, презревший царя Уллусину, своего господина, забывший свое рабство, понадеявшийся на Русу Урартского, который, как и он сам, не знает порядка, на союзника, который не спасал ему жизнь, боязливо поднялся на высокую гору Уашдирикку и издали смотрел на продвижение мое. Он собрал все население своей страны и с трудом поднял его в далекие горы: их место пребывания не было видно. А он, не дорожа Пардой, своим стольным городом, бросил имущество своего дворца и вышел наружу. Собрав своих коней и бойцов, он послал их на подмогу Русе, своему союзнику».

 

Раннее Зикирте входил в состав Страны маннеев и находился под властью Ассирии. После отторжения Русой от Манни ряда территорий, земли Зикирте получили независимость от Изирту, оставаясь в сфере влияния Урарту. Видя превосходящие силы противника, он принимает решение оставить столицу, эвакуирует мирное население в тайные убежища в горах, а сам с войском выдвинулся к расположению войск Урарту, оставив несколько отрядов охранять перевалы с целью задержания продвижения войск противника. Саргон, миновав перевалы, предал Зикирте огню и мечу:

 

«Его яростных воинов, которые находились на перевалах горы Уашдирикку для охраны, я перебил…12 сильных городов-крепостей вместе с 84 поселениях, что в окрестностях, я покорил».

 

Интересное свидетельство о территории распространения маннеев до завоевания Русой. Маннеи проживали на территории к югу и к северо-западу от озера Урмия, а с учетом территории Зикирте, территория их проживания охватывала и юго-восточное побережье озера, и прилегающие земли на границе с Мидией.  Действительно, весьма лакомый куш для стран, борющихся за доминирование в регионе.

В битве с войсками Урарту Саргон одержал убедительную победу, захватив членов царской семьи, политической элиты и заставив армию Урарту отступить:

 

«260 царских родичей, наместников, областеначальников, всадников я захватил и заставил отступить его фронт. А его самого я запер в сборище его стана, его упряжных коней я пронзил под ним стрелами и дротиками. Для спасения своей жизни он бросил колесницу, сел верхом на кобылицу и бежал впереди своего войска…Метатти Зикирского и окрестных царей, всех их вместе, я поразил и рассеял их полки. 6 двойных миль пути от Уауш до Зимур, Яшмовой горы, я его преследовал остриями своих стрел. Остальных его людей, разбежавшихся ради спасения своей жизни, я оставил для восхваления побед Ашшура, моего владыки. Могучий Аддад, храбрый сын Ану, обрушил на них свой мощный гром и тучным ливнем и небесным градом прикончил остальных».

 

Руса вновь бежал с поля боя, как и во время неудачного похода против киммерийцев. Те, кого не настигли ассирийские стрелы, погибли от ливней и града в горах. Выжившие должны были рассказать о победе ассирийского царя.

 

«Их советчик Руса…покинул Тушпу, свою столицу: как беглый охотник, он остановился на склонах своих гор; он бросился в постель, точно роженица; он отверг от своего рта еду и питье и сам навлек на себя неотвратимую болезнь»

 

Руса бежал в горы, где, видимо, не вынеся позора, впоследствии, скончался. Таким образом, не подтверждается версия о самоубийстве Русы. Саргон же продолжил разорять союзников Урарту:

 

«Смертной пеной я покрыл население стран Зикирте и Андии; я отвратил стопы злого врага от страны маннеев и ублаготворил Уллусуну, их влыдыки, а несчастным людям я дал воссиять свету…»

 

Еще одно свидетельство того, что какмийцы – это и есть урартцы, отвратить стопы, которых от его страны умолял Уллусуну. После разгрома Русы, Саргон принимает решение идти в Урарту.

 

«На Андию и Зикирте, куда лежал мой путь, я прекратил движение, я обратил свое лицо против Урарту. Уишдиш, область страны Маннаи…я целиком покорил, их укрепленные стены вместе с валами, что у их основания, я разбил, как глиняный горшок, и сравнял с землей. Из Уишдиша я отправился и приблизился у Ушкае, огромной крепости на самой границе с Урарту, что в проходах области страны Заранды…Люди, обитающие в этой области, во всей стране Урарту не имеют себе равных в умении объезжать лошадей; малые жеребята, рожденные в его обширной стране, которых он заставляет выращивать для своего царского полка и принимает их ежегодно, освобождены от упряжи; пока их не возьмут в Суби, область, которую урартское население называет страной Маннаей, и там не будет рассмотрена их стать, на них всадник не садится, их не обучают…тому, что нужно для боя….Их предводители, сведущие в сражении, которые разбежались перед моим оружием, явились к ним, покрытые смертной пеной.

К

ак видим, область Уишдиш, к северо-западу от Урмии, так же ранее входила в Маннаи. Разрушив крепости, укрепленные валами, Саргон двинулся вглубь Урарту, в местность с развитым коневодством – Ушкае, поставщиком коней для царского полка Русы. Войско Ушкае также принимало участие в битве с Саргоном и их предводители так же спаслись бегством, оставив имущество ассирийцам.

 

«Ушкаю, оплот его страны, вместе с окрестными ее поселениями, они уподобили пустыне; свое имущество они бросили и пустились в безвозвратный путь… В натиске моего могучего оружия я поднялся в эту крепость, разграбил ее многочисленное добро и заставил унести в свой стан. Ее прочную стену, фундамент которой был основан на горной скале, и толщина которой равнялась 8 локтям, я враз разрушил и сравнял с землей, начав с парапетов и кончив ее высоким основанием. Дома, что в ней, я объял огнем, а их длинные балки предал я пламени. 115 поселков, что в ее окрестностях, я зажег, точно костер…Аниаштанию, дом его табунов, построенную на границе Сангибути между Ушкаей и Тармакисой, вместе с 17 окрестными ее поселками я разрушил и сравнял с землей, длинные балки их перекрытий я сжег огнем».

 

Учитывая, что «библейский» локоть, как мера длины был равен 45 см, то толщина городских стен разрушенной Саргоном Ушкаи равнялась 360 см, т.е. 3,6 метра. Кроме этого, был сожжен сам «конезавод» Аниаштания вместе с окрестными поселками. Из сообщения видно, что и в Ушкае, и в Аниаштании дома с длинными балочными перекрытиями являли собой типичный пример урартской архитектуры.

 

«Их урожай, их солому я спалил, их полные закрома я открыл и зерно без счета скормил моему войску. Точно прилетевшую саранчу, я согнал скот моего стана на его луга, и он повыдергал траву, его надежду, опустошив его поля…»

 

Вторжение ассирийцев произошло осенью, после сбора урожая, что является немаловажным фактом при передвижении войск по территории противника. Захватывая продовольствие, Саргон одновременно лишал пропитания союзников Урарту. Следует отметить, что в походе армию Ассирии сопровождал скот, как захваченный, так и приведенный из Ассирии для пропитания войск. Выгоном скота на пастбища и сожжением заготовленного сена Саргон лишил кормовой базы урартский конезавод элитных царских жеребцов.

 

«При моем возвращении Урзана Мусасирский, совершивший грех и преступление, преступивший клятву богам, не покорившийся моему владычеству, злой горец, согрешивший против клятвы Ашшуру, Шамашу, Набу и Мардуку, восстав против меня, приостановил мое первоначальное движение назад. Так как с тяжелыми дарами не целовал он мои ноги. Дань и подать – приношения свои он задержал и ни разу не прислал своего гонца, чтобы меня приветствовать. В гневе своего сердца я заставил все мои колесницы, многочисленных коней, весь свой стан взять направление на Ассирию…»

 

Из текста видно, что изначально Саргон не планировал захват Мусасира. Возвращаясь в Ассирию и не дождавшись гонца с приношениями и признания от Урзаны его власти, он решил наказать храм Халди. Тот факт, что Саргон не попытался захватить Мусасир во время движения из Зикирту в Урарту говорит о том, что он до последнего надеялся на лояльность жреца Халди, с которым переписывался накануне войны. Решение было спонтанное и скорее, эмоциональное. Отправив большую часть армии, отягощенную военной добычей, в Ассирию, он, с небольшим количеством воинов, решился захватить горный храм и город. Можно предположить, что храм Халди имел религиозное значение не только для урартов, но и населения Северной Ассирии. Сам факт захвата культового центра враждебного государства имел огромное психологическое значение, т.к. в военном смысле, Мусасир не представлял угрозы и едва ли охранялся значительным числом воинов. Личное участие Саргона в захвате Мусасира имело и религиозный смысл. Ашшур, Шамаш, Набу и Мардук наказали Халди за неповиновение…

 

«Я же с одной колесницей, 1000 яростных всадников, лучников, щитоносцев и копьеносцев, храбрых моих бойцов, знающих бой, построился и, взяв направление на Мусасир, трудной дорогой заставил свое войско подняться на огромную гору Арсиу, восхождение на которую, как на иглу, невозможно. Я переправился через Верхний Заб, который население Наири и Хабхи называет Эламуния, между высокими горами…между которыми нет тропы для продвижения пехоты…Узкий проход, тесную тропинку, по которой пехота продвигалась бочком, я улучшил для продвижения моего войска. Свою колесницу я поставил на спины, сам же на верховой лошади я встал впереди своего войска, а своих бойцов и лошадей, шедших со мной, я растянул в колонну по одну и заставил продвигаться с трудом. Чтобы он не убежал, я послал приказ моим наместникам, областеначальникам с их полками, спешно написал им…»

 

Можно предположить, что Саргон решился на захват Мусасира, используя личную гвардию. В гористой местности, где находился Мусасир, большой отряд служил бы помехой. Кроме того, памятуя о спонтанности решения Саргона, можно утверждать о наличии фактора внезапности. Как я писал ранее, по всей видимости Мусасир не охранялся крупными силами, учитывая его расположение в труднодоступной гористой местности. Единственное, о чем беспокоился Саргон, так о возможном бегстве Урзаны, учитывая наличие постов в горах и медленное продвижение его отряда. Поэтому, его приказ военачальникам о постах на дорогах имело своей целью задержание беглого жреца, которому, видимо, уже доложили о продвижении отряда ассирийцев…

 

«Я решил заполонить людей этого города и приказал увести бога Халди, надежду Урарту…Я победоносно уселся против его варот и полонил его жену, его сыновей, его дочерей, его людей и его родичей. Я их причислил к 6110 людям, 12 мулам, 380 ослам, 525 волам, 1285 овцам и заставил привести их в стены моего лагеря. Я победоносно вступил в Мусасир, жилище бога Халди, и как хозяин поселился во дворце, обиталище Урзаны. С его загруженных складов, наполненных сокровищами, я приказал сорвать охраняющие их печати и …»

 

Мы видим главные цели Саргона – пленение жителей города и захват статуи бога Халди. Штурма, по всей видимости, не было. Возможно, из-за того, что Урзана бежал, оставив город на произвол судьбы и его жители потеряли всякую мотивацию к сопротивлению, хотя, учитывая загруженные склады, о которых говорит Саргон, сопротивление могло быть весьма эффективным и город был в состоянии выдержать длительную осаду, что в условиях ограниченного количества сил ассирийцев, давало им весьма призрачный шанс на успех. Сопротивление было, скорее, номинальным, что мы далее и увидим. Мусасир был сдан его обитателями. Была захвачена семья Урзаны, Саргон поселился во дворце жреца и завладел реликвиями урартов. Участь Урзаны остается неизвестной. Зато известна участь Русы…

 

«Услышав это, Руса повалился на землю, рвал на себе одежду и протянул свои руки; он содрал свой головной убор и рвал на себе волосы; у своего сердца он крепко сжал обе руки и повалился на брюхо; его сердце остановилось, его печень горела, а из его уст срывались горестные вопли»

 

Существует мнение, что Руса покончил жизнь самоубийством, заколовшись кинжалом. Исходя из свидетельства Саргона, он умер от сердечного приступа, узнав о захвате резиденции Халди. Ранее упоминалось, что после поражения он скрывался в горах, отказываясь от пищи и воды. Общая ослабление организма и стресс вызвали смерть царя Урарту.

 

Подводя итоги похода, Саргон говорит:

«По Урарту, Зикиртэ, Маннае, Наири и Мусасиру я победно прошел…В полевом бою я поразил войска Русы Урартского и Метатти Зикиртского. Я целиком покорил 430 поселений 7 областей Русы Урартского и опустошил его страну. У Урзаны Мусасирского я захватил Халди, его бога, Багмашту, его богиню, с многочисленным добром его храма и вместе с 6110 людьми, 12 мулами, 380 ослами, 525 волами, 1285 овцами, его женой, его сыновьями и его дочерьми. Один колесничий, два всадника и три сапера были убиты»

 

Показательно, что упоминание плененной семьи Урзаны следует после перечисления количества захваченных животных. О том, что штурма, как такового, не было, говорит количество понесенных отрядом Саргона потерь: 6 человек.

Т.о, главными итогами похода Саргона II 714 года до н.э в страну Урарту явились разгром войск царя Русы, его союзника Зикиртэ и захват общеурартского культового центра Мусасира, где находился храм Халди и Арубаини (Багмашты, видимо, местного божества). Экономическая мощь Урарту была подорвана. Борьба за политическую гегемонию в Передней Азии закончилось победой Ассирии.

Возможной причиной вторжения явилось подавление волнений маннеев на отторгнутых территориях, расчленение Страны Манни и предоставление независимости Зикирте, которая превратилась в форпост Урарту на северо-востоке Ассирии. В дальнейшем, возможная опасность воссоздании урарто-мидийской антиассирийской коалиции, делало нанесение удара Ассирии по Урарту неизбежным.

 

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 20.10 2018

Отличный разбор темы.

Поздравляю с хорошим дебютом.

 

Пара вопросов:

1.

 

Учитывая, что «библейский» локоть, как мера длины был равен 45 см, то толщина городских стен разрушенной Саргоном Ушкаи равнялась 360 см, т.е. 3,6 метра.

не кажется ли вам указанная толщина завышенной?

 

2. что известно об осадных орудиях действовавшей армии?

Ответить

Фотография Darius Darius 21.10 2018

Благодарю. При исчислении возможной толщины стен города я взял за основу стандартный "древневосточный локоть", который равен 45 см. Он больше египетского малог (44,4) и меньше шумерского (т.н локтя царя Гудеа) (49,5). Своего рода компромисс. К тому же, учитывая, что стены возведены на скальном фундаменте, это могло добавить основательности. Да и цари Ассирии , как и фараоны Египта, всегда были склонны к преувеличению.

Касаемо осадной техники я думаю, что При Саргоне она не претерпела значительных изменений со времен его предшественников, возможно только изменились тактика боевого применения. Замечательный обзор по этой теме в статье К.С. Носов Осадная техника ассирийцев.

http://www.xlegio.ru...iege-machinery/

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 22.10 2018

Касаемо осадной техники я думаю, что При Саргоне она не претерпела значительных изменений со времен его предшественников, возможно только изменились тактика боевого применения. Замечательный обзор по этой теме в статье К.С. Носов Осадная техника ассирийцев. http://www.xlegio.ru...iege-machinery/

благодарю.

получил подтверждение своему предположению, что камнемётные машины тогда не использовались.

 

зато озадачило упоминание осадных насыпей.

не понимаю, как их можно возвести при обстреле из крепости

 

Да и цари Ассирии , как и фараоны Египта, всегда были склонны к преувеличению.

вот и я об этом подумал

 

я так понимаю, археологи остатков фундамента этой крепости не искали?

Ответить