←  Юмор

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Микропроза

Фотография Новобранец Новобранец 03.06 2020

Предлагаю в этой теме публиковать небольшие рассказы малоизвестных авторов.

 

Офицер ракетных войск

 

— А вот папа Андрюши Мохова — офицер ракетных войск! И дедушка у него тоже бывший офицер! — Зямочка был безутешен — А мне что написать в сочинении? Мой дедушка портной?
— Я что–то не понимаю, что это шейгец хочет мне сказать? Что офицер это лучше хорошего портного? — возмущенно встал с кресла дедушка — Он мне таки это хочет сказать своим собственным ртом?
— Нёма, успокойся, он пошутил! Он ребёнок! — запричитала бабушка, стараясь вывести внука из комнаты.
— Нет, подожди! — дедушка был неумолим — Циля, или ты подождешь, или я не знаю что! Иди сюда, Зямочка, иди сюда, маленький поц, я сейчас разложу тебе за жизнь, чтоб ты понял и больше не делал из себя убитую чайку!
— А что я такого сказал? — Зямочка явно понимал, что сболтнул что–то лишнее, но по–хитрому включил дурака.
— Слушай сюда, цорес мамин, не делай мне из головы глобус! Сядь на тухес и дёргайся, я тебе расскажу кое–что, чтоб у тебя больше не было вопросов за смысл жизни.
— Таки у меня и так нет вопросов! — сопротивлялся Зямочка, но всё же сел на край стула.
— Нёма, я тебя прошу, это же ребёнок! — напомнила бабушка их дверного проёма.
— Циля, ты мне тут будешь сверлить последний нерв или дашь поговорить с внуком? Мы, между прочим родственники!
— Не ори на меня, Нёма! — бабушка выдвинула последний аргумент.
— Значит так, Зяма — начал дедушка — Скажи мне, деточка, что умеет делать военный, особенно, когда он военный в ракетных войсках?
— В смысле? Что вы имеете в виду, дедушка?
— То, что ты еврей я уже знаю, потому, что ты мой внук, Зяма, поэтому не надо мне это доказывать лишний раз. Оставь свой вопрос на вопрос и отвечай!
— Ну, наверное ракеты запускает... — неуверенно начал Зямочка.
— А что еще?
— Ну, откуда я знаю? Умеет ножики в цель бросать, на параде красиво маршировать...
— А что еще, Зяма, что еще?
— Я не знаю...
— А знаешь, Зяма, почему не знаешь?
— Почему, дедушка?
— Потому, Зяма, что больше ничего! А что умеет портной?
— Шить...
— Вот, Зяма, шить! И я что–то не припомню, чтобы я пришел к дедушке твоего Мохова и попросил запустить ракету или красиво промаршировать по центральной площади! А вот он, как раз, как минимум раз в полгода приходит ко мне за новыми брюками! И таки знаешь, что он меня очень сильно благодарит, когда натягивает на свой тухес шикарные брюки из прекрасной шерсти!
— Дедушка, а если война?
— Типун тебе на язык, шлемазл. Если война, то ракеты, конечно, будут нужны. Но ты разве думаешь, что Мхов будет запускать их с голой задницей? Ему все равно нужны будут брюки! Всё, иди писать сочинение, оболтус! И помни, что хорошего портного найти намного труднее, чем того, кто умеет красиво ходить!
— Зямочка, иди кушать! Я налила тебе супчик! — раздался бабушкин крик из кухни...

© Александр Гутин

Ответить

Фотография Бобровский Бобровский 07.06 2020

Спасибо, посмеялся. С голой задницей точно ракету не запустишь.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 08.06 2020

С голой задницей точно ракету не запустишь.

на точность попадания пальцем в красную кнопку наличие штанов не влияет!

)

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 09.06 2020

Сочинение.

 

Наверное, начать нужно так: «Июнь случился суетным и странным»…

Света от мерцающих свечей было недостаточно, а из масляной плошки учителя время от времени вылетали чадящие загогулины и коварно опускались на середину листа, размазываясь при малейшем прикосновении. Кроме того, сентябри в Пьене уже с заморозками, а в каменном подвале семестриума и в самый–то зной–то было не жарко. Тем не менее, камин для студиозусов никто разжигать не стал, поэтому очень мерзли пальцы. Особенно указательный и средний, ногти на которых были сгрызены мною до мяса. Дурная привычка.

Но гусиные перья были заточены остро, чернильницы полны, а пан директор уже дважды перевернул часы…

***

…Когда староста трагичным голосом уведомил сход, что, по его сведениям, девственниц больше нет, мне пришлось поднять руку и предложить свою кандидатуру. А что такого–то?! В деревне тоскливо. Подростков, кроме меня — никого. А так хоть какое–то развлечение.

Все О–О–ОЧЕНЬ удивились, особенно мама, но язык у меня был подвешен в нее, а упрямство досталась от отца, кроме того, других вариантов все равно не было, поэтому собрание быстро согласилось на предложение и меня собрали в дорогу.

…Драконы нашу деревню взяли в оборот уже давно. Во всяком случае, дед рассказывал, что молодых девиц отправляли в пещеру еще во времена его молодости. Если верить слухам, драконов было четыре: красный, зеленый, желтый и синий. Хотя, судя по тому, что в пещере всегда находился лишь один из них, мне лично думалось, что это один и тот же экземпляр, только по сезону сменивший шкуру. Или что там у них?! Чешую…

В паре километров от скалы Безумца кузнец Вихор тпрукнул лошадь, сгрузил меня и побыстрее укатил. Смельчак. Рост под два метра, силищи, как у быка, а лягушек боится и, вот, удрапал, как оглашенный…

Тропа вела между скал вверх, а на редких кустах среди валунов были навязаны бывшие когда–то разноцветными ленточки. Так прежние жертвы прощались с этой жизнью… Некоторые, похоже, вообще не спешили, что не ветка, то развевающийся тряпичный пучок.

Платье на мне сидело странно и неудобно. Еще бы. Под тканью было спрятано кресало, кинжал, небольшой бурдюк с водой, счастливая подкова, кусок овечьего сыра и кое что по мелочи. Да, оптимизма мне было не занимать.

У входа в огромную каменную дыру захотелось привычно постучать в дверь, но ничего похожего не было, поэтому пришлось просто крикнуть.

— Эй! Я тут!

В глубине пещеры что–то долго скребло, вздыхало, шелестело, а затем из темноты на уровне моих глаз медленно проявились две черные точки. Какие пустые и бессмысленные зенки! Фу! Нелепость и разочарование… Осознание того, что это всего лишь ноздри пришло лишь спустя миг, когда дракон сделал следующий шаг. Глаза оказались ярко–зелеными с болотным отливом. Если бы не кожистые мешки по кругу, можно было бы даже залюбоваться.

— Что–то ты рано, — недовольно пророкотал дракон и фыркнул так, что из ноздрей сыпанули искры.

— А чего ждать то?!

— Ну–ка, сними платок! Рыжая! Так я и думал. У рыжих вообще страха нет. Наглые…

Дракон еще мгновение попялился на меня и упятился в темноту.

— Заходи, чего встала?! Тебя как звать — то?!

— А это важно?! Все равно же сейчас сожрешь?!

Эхо в пещере было огромным, как луна в моих снах. Оно разрасталось во все стороны, а затем дробилось на тысячу мелких эшат.

— Да, в принципе, не важно…

— Так сожрешь?! Или что ты там с девственницами делаешь?

Ножны холодили ногу и придавали уверенности.

— Все узнаешь со временем…

— Ладно. А тебя как зовут?!

— Меня зовут Лето, — дракон опомнился и закрыл глаза, — Так. Помолчи–ка минуту! Сначала — ритуальные вопросы.

— Я ж не на работу устраиваться…

— По–мол–чиии!!!!

Дракон взревел так, что меня качнуло, а рыжая шевелюра пришла в полный беспорядок.

— Ну ладно…

Лето стянул с полки огромный фолиант и раскрыл его где–то на середине.

— Итак. Сколько тебе полных лет?!

— Тринадцать.

— Были ли у тебя уже менструации?

— Что?! А! Нет, пока не случалось. И, думаю, не случится…

— Почему?!

— Так сколько мне жить осталось?!

— А, ну да! Дальше… Ты девственница?!

— В смысле, были ли у меня мужчины? Нет! Никогда! И не будет!

— Да понял я уже…

— Слушай, а почему тебе нужна именно девственница?! Неужели толстая, страшная, но целомудренная лучше, чем опытная красавица.

— Ну, во–первых, если девица – девственница, значит, она не рожала, и ко мне спустя какое–то время не придет ее кучерявый потомок, чтобы мстить за родительницу или, что еще хуже, требовать часть наследства.

— Угу. Это логично. А во–вторых?

— А во–вторых, это какая–то трансформационная химия.

— Что?!

— Так! Мне надоело! Проглоти язык и послушай. Ты должна меня поцеловать…

— По…что?! И ты превратишься в сказочного принца?!

— Ну, почти.

— А в кого?!

— Я же говорю… Это какая–то химия. Я трансформируюсь в того, о ком девственница мечтала и кого она всю жизнь ждала…

— Ух ты. А дальше что?!

— Ну… Дальше это…

— Что это?!

— Что Что!!! Физиологическое воссоединение! Очень приятная штука.

— Ага. А потом ты на девственнице женишься?!

— Ты что дура?! Раскатала губу. Убиваю, конечно! – дракон мотнул головищей в дальний в угол.
Действительно, там виднелась куча костей и ветхого тряпья.
— Живая девст… то есть, теперь уже, конечно, не девственница, энергию трансформации из меня за неделю назад высосет. Негативное обращение – это болезненно и противно. А так – почти на три месяца хватает.

— И что ты эти три месяца делаешь?

— Живу в мире, где меня никто не боится, понемножку зарабатываю на пенсию…

Дракон непроизвольно скосил глаза вправо, видимо богатство хранилось где–то там.

— Понятно! А что…

— Стоп! Хватит! Все! Целуй давай!

— А если я откажусь?!

— Обернись. Что ты видишь?!

Стены позади меня были черными и блестящими.

— Э–э–э–э?!

— Сожгу к чертям. Сначала тебя, а потом всю деревню за некачественный товар. Ты ведь из Зопаны, так?!

— Ну, деревню то не сильно и жалко. А себя и родителей – да… Ладно, куда целовать?!

— Сюда, — Дракон ткнул когтем где–то между ноздрей.

***

— Иго–го! Фррр! Ииии!!! – красавец–конь крутился на месте, но вырваться у него шансов не было. Укрощать жеребцов отец начал меня учить, когда мне не было еще и пяти. А сорвать с платья пояс и превратить его в поводья – минутное дело. Хотя, конечно, не ожидал я от себя таких фантазий… Вернее, не таких фантазий я от себя ожидал.

— Хватит ржать! – сказал я, — Давай знакомиться, Лето! Звать меня Джон Фэт и я – единственный сын своих родителей!

Конь затанцевал, перебирая копытами.

— Похоже, девственник тебя до этого не целовал, да?! Ну да, кому хватит дурости… Убить меня ты не сможешь. А вот я тебя немножко подрезать – вполне…

На этих словах я достал из–под платья кинжал и немножко резанул трансформированную рептилию по шее. От боли и запаха собственной крови конь дернулся.

— Сейчас я возьму у тебя кошель золотых, чуть–чуть, чтобы хватило мне на жилье и поступление в семинариум, и мы с тобой поскачем в Пьен. Знаешь Пьен?! Есть там одна типография. Так вот, если через неделю, или через три месяца, или через год… я узнаю, что с моими Зопанами что–то случилось, я растиражирую историю о твоих трансформациях в таких объемах, что ты потом устанешь превращаться во что попало, ящерица! Я доходчиво объясняю?!

Жеребец кивнул головой и встал смирно.

***

Когда директор в третий раз перевернул часы, я взял в руку перо, подтянул к себе пергамент и аккуратно вывел: «Сочинение. Как я провел Лето».


Красная кнопка.

 

— Заходим, — сказал милиционер, — руки за спину.
— Так это же туалетная! – воскликнул Рабинович, увидев, стоящую посреди торжественно убранного зала, голубую пластмассовую кабинку.
— А где я тебе другие возьму – сказал дежурный милиционер. — Да ты не бойся, там все внутри чистое. Уборку делали и дезинфекцию.
— А избирательный бюллетень? – спросил Рабинович.
— Отменяется, — сказал милиционер. — Сейчас все голосование электронное. Если будут вопросы, позовешь, я помогу. И еще, изнутри не закрываться.
— Это еще почему, — возмутился Рабинович, — в конце концов, голосование тайное.
Милиционер посмотрел на Рабиновича внимательно и сказал:
— Изнутри не закрываться. А вдруг тебе плохо станет.
— Почему вы думаете, что мне станет плохо? — испуганно спросил Рабинович.
— Будешь много трындеть, станет, — сказал милиционер уверенно.
В кабине пахло дезинфекцией, но вместо зловещей дыры, которой Рабинович с детства боялся, но в которую его всегда тянуло посмотреть, стояло устройство с большим тачскрином. Когда Рабинович закрыл за собой дверцу кабины, скрин загорелся и на нем появилась надпись:
«Выберите язык голосования» Под надписью проявились четыре кнопки:
«русский», «белорусский», «польский», «идиш».
Рабинович нажал кнопку «идиш».
Появилась надпись: «Подумайте хорошо, прежде чем выбрать язык голосования»
Рабинович упрямо нажал кнопку «идиш»
Появилась надпись «Выберите правильный язык голосования».
После того, как Рабинович нажал кнопку "идиш" в третий раз, открылась дверь, просунулась голова милиционера и сказала:
— Ты это, кончай баловаться, нажми какую нужно.
— А какую нужно? – запальчиво спросил Рабинович.
— А то ты не знаешь, — сказал милиционер, просунул руку и нажал кнопку «русский»
Экран сменился и появилось изображение клавиш.
— Что теперь? – спросил Рабинович.
— Сыграй на пианино, — сказал милиционер.
— Как?
— Сколько тебе лет? – спросил милиционер. — Ты что маленький, ни разу не играл на пианино.
— Играл, когда–то, — сказал Рабинович, — но это было давно, я уже все позабыл.
— Положи пальцы правой руки на экран, оно само сыграет.
— Для чего это нужно? – спросил Рабинович.
— Для идентификации, — уже раздраженно сказал милиционер. – А хуля ты столько вопросов задаешь.
— Послушайте, что вообще происходит, я пришел сюда для свободного волеизъявления...
— Вот только не надо этой ебли мозгов, — оборвал его милиционер. — Волеизъявление, кровоизлияние. Давай, заканчивай скорей и иди в буфет, там тебя покормят. День тебе стопроцентно оплачивают, чего ты еще хочешь.
— Я не буду голосовать, пока вы не закроете дверь с той стороны, — сказал Рабинович.
— Хорошо, — сказал милиционер, — даю тебе еще пять минут, — и захлопнул дверь.
После пианино на мониторе появилось изображение герба республики и синтетический голос сказал:
«Гражданин Рабинович, сегодня ты совершаешь ответственный выбор. Сегодня ты определяешь свое будущее и будущее своих детей на ближайшие сорок лет. Прежде, чем нажать на кнопку, прочитай ответы на наиболее часто задаваемые вопросы.»
1. Вопрос: Почему я?
Ответ: Если не ты, то кот.
2. Кто такие новые русские?
Ответ: Хорошо забытые старые.
3. Почему сорок лет?
Ответ: Пока не умрет последний, рожденный в рабстве.
Внизу появилось изображение трех кнопок.
На одной кнопке было написано «ворюга» на второй «кровопийца» На третьей — красной написано ничего не было.
— Ну, что там? – спросил из–за двери милиционер.
— Я не могу принять решение, — сказал Рабинович.
— Давай, давай, — сказал милиционер, — у тебя свобода выбора. Жми любую, какая тебе, хуй, разница.
— А если красную? – спросил Рабинович.
— Красную не трогай, — сказал мент. – Красная для внутреннего пользования.
— Я хочу знать, что такое красная кнопка! – воскликнул Рабинович.
— Вызов пожарной, — сказал милиционер.

Ответить