←  Музыка

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Виктор Цой: Хочу перемен!

Фотография ddd ddd 10.08 2017

«Хочу перемен!»: как песня «Кино» превратилась в главный политический лозунг в России — и почему Цой этого вообще-то не хотел

4xPGUl4pqqPHlSQ3JHbDgw.jpg

Александр Чумичев и Александр Шогин / ТАСС

«Хочу перемен!» — одна из самых популярных песен группы «Кино», которая во время перестройки приобрела отчетливый политический посыл. С тех пор она прочно ассоциируется с протестами, звучит на митингах и акциях самых разных движений, порой даже придерживающихся противоположных взглядов. Политизация текста произошла вопреки воле Виктора Цоя — лидер «Кино» уверял, что эта песня вовсе не про протест. Специально для проекта «Мы вышли из Кино», посвященного юбилею Виктора Цоя, Лев Ганкин рассказывает, как «Хочу перемен!» стала главной песней-лозунгом в постсоветском пространстве.

В последние майские дни 1986 года на IV фестивале Ленинградского рок-клуба в ДК «Невский» Виктор Цой и группа «Кино» впервые исполнили несколько песен, вошедших в историю русского рока — и в репертуар любого подростка с гитарой: «Дальше действовать будем мы», «Закрой за мной дверь», «Хочу перемен!» Последняя к тому же оказалась в итоговом шорт-листе жюри, наряду с песнями «Иллюзии» «Зоопарка» и «Любовь — это все, что мы есть» «Аквариума». «Песня „Перемен!“, что бы ни говорил потом Витя и как бы ни открещивался от социального содержания… в контексте эпохи могла быть прочитана только так — мы ждем перемен в обществе, в жизни», — писал спустя 20 с лишним лет один из членов того жюри, публицист Александр Житинский. 



Но судя по всему, Цой и правда имел в виду нечто иное — по крайней мере в телеинтервью Сергею Шолохову он отказался считать «Перемен!» песней протеста и сравнил сцену из фильма «Асса», в которой она звучит, со вставным зубом. Барабанщик «Кино» Георгий Гурьянов не раз говорил, что в песне поется не о переменах политического толка, а о внутренних, глубинных вещах; скорее, даже речь идет о творческих переменах и чувстве свободы.

Тем не менее режиссер «Ассы» Сергей Соловьев определенно вкладывал в этот эпизод внятный, по сей день считываемый на раз социально-протестный смысл: герой Цоя, ведомый негром Витей в исполнении Дмитрия Шумилова, приходит устраиваться на работу музыкантом в ресторан, но не выдерживает долгого и нудного перечисления своих должностных обязанностей со стороны типичной советской тетеньки-завхоза («осуществлять мероприятия по повышению идейного, теоретического, профессионального уровня»), встает и, не говоря ни слова, уходит на сцену — в следующем плане он уже выступает с группой перед многотысячной толпой в Зеленом театре парка Горького. Символический смысл эпизода предельно отчетлив: к черту опостылевший позднесоветский регламент — стилистический, политический и любой другой, дальше действовать будем мы. 

Примерно так композиция была воспринята и в народе. Вспоминая о тех временах, идеолог перестройки Михаил Горбачев даже допускает показательную фактическую ошибку. «Звонит мне Чазов: „Михаил Сергеевич, скончался Константин Устинович [Черненко]“, — рассказывал он в эфире „Эха Москвы“. — Я Андрею Андреевичу [Громыко] говорю: что-то надо другое делать. <…> Цой на концертах поет „Требуем перемен“. Это звучит — „требуем перемен“, открыто и прямо люди говорят. <…> Опасно начинать в нашей стране крупные перемены. Опасно и рискованно. Но надо начинать». В действительности 10 марта 1985 года, на момент смерти Черненко, песня «Хочу перемен!», скорее всего, даже еще не была сочинена — и уж точно не исполнялась группой «Кино» живьем. Но ретроспективно она оказалась увязана с перестроечными событиями так прочно, что даже их участников спровоцировала на некоторые нарушения хронологии. 

Тем более что официальное издание студийной версии трека произошло тогда, когда маховик социально-политических перемен уже был раскручен вовсю. В 1989 году во Франции был напечатан первый тираж альбома «Последний герой» («Le Dernier Des Héros»). В 1991-м, в год августовского путча, пластинку переиздали в России, на лейбле «Русский диск»; по воспоминаниям очевидцев, песня звучала на баррикадах у Белого дома (на импровизированном баррикадном концерте 22 августа выступали «Алиса» и «Машина времени»). Первое издание композиции на CD хронологически совпало уже со следующим этапом эскалации политической напряженности: компакт-диск на фирме Moroz Records вышел в 1993-м, аккурат к противостоянию президента Ельцина с парламентом и к штурму Белого дома. 

Неудивительно, что в итоге «Хочу перемен!» превратилась в песню-лозунг, которая чрезвычайно удобно привязывается к любому оппозиционному, протестному выступлению. Особенно теплые чувства к ней испытывают политические движения, мыслящие себя преемниками демократических сил времен перестройки: в декабре 2008 года движение «Солидарность», возглавляемое Борисом Немцовым, Гарри Каспаровым, Ильей Яшиным и другими оппозиционными политиками, выбрало композицию гимном организации. На рубеже нулевых и десятых песня регулярно звучала на акциях «Стратегии 31», позже стала ассоциироваться с «Маршами несогласных», исполнялась в толпе или звучала из колонок на «Марше миллионов» и митингах «За честные выборы», а также во время московских «народных гуляний» и акции «Оккупай Абай». 



В 2011 году всплеск популярности композиции был отмечен в Белоруссии: на акциях «молчаливого» протеста «Хочу перемен!» звучала из проезжающих машин и — в заранее оговоренное время — из мобильных телефонов участников. Несмотря на то что протестующие не произносили ни слова, их задерживали, а песню «Кино» и еще несколько треков «Ляписа Трубецкого» запретили для ротации на белорусском радио. В 2014-м песню часто пели во время украинского «Евромайдана» — причем как в оригинальной русскоязычной версии, так и в переводе на украинский, который подготовила тернопольская рок-группа «С.К.А.Й.» (их версия носит название «Ми прагнемо змiн»). 

Однако либеральная оппозиция — вовсе не единственная политическая сила, присвоившая себе произведение Виктора Цоя. Еще в 2008 году СМИ отмечали, что «Перемен!» звучит как на митингах «Другой России», так и, например, на мероприятии, устроенном прокремлевским молодежным движением «Местные», лидер которого называл своих либеральных оппонентов «политическим мусором, который надо выгрести из нашей страны». 12 декабря 2011 года, через два дня после многотысячного оппозиционного митинга на Болотной, Дмитрий Рогозин (буквально через полторы недели он станет зампредом правительства РФ) закончил фразой «перемен требуют наши сердца» свое выступление на проправительственном митинге на Манежной площади в честь дня Конституции.

Посыл композиции оказывается близок даже идеологическим наследникам советской власти — «Хочу перемен!» звучала на марше «Антикапитализм-2013» в Новгороде, заявителями которого выступали новгородские и петербургские комсомольские организации. Осенью 2015-го под звуки песни «Кино» отмечали очередную годовщину Октябрьской революции коммунисты Тобольска. Впрочем, порой строчки Цоя использовались и против них: «Мы все хотим перемен, как пел Цой, перемен к лучшему. Думаю, именно эти перемены и обозначены в программе ЛДПР», — рассказывал депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Константин Смирнов, комментируя свой переход из КПРФ в ЛДПР. 


Виктор Цой о песне «Перемен!» и фильме «Асса». 1988 год 


В рамках «украинского вопроса» песней «Хочу перемен!» также вовсю пользуются комментаторы по обе стороны линии фронта. Так, летом 2015 года при большом скоплении народа песню «Кино» исполнилина Красной площади Светлана Сурганова и Александр Ф. Скляр — музыкант, активно поддерживающий сепаратистов Донбасса. А еще раньше, в марте, она звучала в Крыму в честь первой годовщины присоединения полуострова к России: участники флешмоба, одетые в цвета российского триколора, выстроились в геометрическую фигуру по контуру России на карте мира. Наконец, полгода назад появилось вирусное видео: американский боец смешанных единоборств Джефф Монсон подпевает Цою за рулем своего внедорожника. Незадолго до этого Монсон получил российское гражданство, а также паспорт гражданина самопровозглашенной Луганской народной республики из рук ее главы Игоря Плотницкого. «Я не призываю ждать перемен, я призываю самому действовать и менять настоящее вокруг себя», — пояснил спортсмен. 

В сущности, все, что происходит с песней «Хочу перемен!» в общественно-политическом поле, зеркально отражает и ее музыкальную судьбу. Как всамделишный хит своей эпохи, композиция давно обросла множеством кавер-версий и интерпретаций самого разного рода и племени: для любителей хип-хопа существует рэп-обработка DINO MC 47; для танцев в клубах с диско-шаром — ремикс Пола Окенфолда, который он играл, например, на разогреве перед российскими концертами Мадонны; для поклонников развлекательных шоу на российском ТВ (или для апологетов китча) — исполнение Надежды Кадышевой. 

В 2008 году Сергей Соловьев, режиссер фильма «Асса», с которого в свое время и начался резонанс песни Цоя, снял сиквел, картину с незамысловатым названием «Асса-2». «Я посчитал необходимым снять вторую „Ассу“, потому что первая завершалась песней Цоя „Перемен!“, — рассказывал автор фильма. — На том концерте, вошедшем в фильм, собрались где-то восемь тысяч человек! Я тоже стоял в толпе, тоже махал рукой, кричал: „Перемен!“ <…> Но ни один человек из той толпы не хотел тех перемен, которые произошли. <…> Так я почувствовал себя лгуном. Неким козлом-провокатором, который закричал: „Перемен!“, а толпу, шедшую за ним, пустили на мясо. Чувство получившейся фальши заставило меня снять второй фильм». 

В фильме «Асса-2» тоже звучит песня «Перемен!», но другая и в исполнении другой группы. «Мы уже не ждем перемен, — поет лидер „Ленинграда“ Сергей Шнуров, — пламени нет, остался дым, и никто не умрет молодым».

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 10.08 2017

Хочу перемен!

вы так больше не пугайте.

я в списке последних тем увидел эту фразу за вашей подписью - подумал, что вы хотите радикально перекраивать портал...

Ответить

Фотография K-49 K-49 11.08 2017

вы так больше не пугайте.

Боитесь оказаться в резервации под присмотром шерифа Алисы?

Ответить

Фотография Alisa Alisa 11.08 2017

Боитесь оказаться в резервации под присмотром шерифа Алисы?

Чего бояться, я добрый шериф. Даже одеяло ему подарю, безвозмездно.

Ответить

Фотография MHB MHB 11.08 2017

Совсем такой добрый-добрый шериф - даже одеяла хорошему человеку (индейцу) не жалко.)))))

Ответить

Фотография ddd ddd 15.08 2017

День, когда умер Цой.

Андрей Машнин, кочегар:

В работе котельной было два периода: до аварии Цоя и после. Это две совершенно разные жизни.

Топили мы женскую общагу ГРСТ-1, Городского ремонтно-строительного треста. Поначалу я работал в этом тресте стропальщиком и заведовал музыкальной частью самодеятельности. Репетировали как раз в общаге на Блохина. Всё это происходило в 1986—1987 гг.

Сидим как-то у моей подруги из трестовской самодеятельности. Окно во двор открыто, 4-й этаж. Подошла она к окну, говорит: «Во, Цой с бачками. Видел?» Я тоже выглянул, действительно, Цой по двору шарахается. Говорю: «А что вообще происходит?» Она говорит: «Так он работает внизу, в кочегарке. Я и начальника их знаю, Толика. Давай познакомлю, споёшь ему что-нибудь заодно, там все музыканты работают». Думаю, ладно, почему нет. Так я и попал в «Камчатку» осенью 1987-го и в начале следующего сезона устроился туда на работу.

Работали сутки через семь. На смене должны были одновременно находиться два человека — кочегар и зольщик. Кочегар — квалифицированная специальность, а зольщик нет. Подразумевалось, что кочегар топит котлы и следит, чтобы не рвануло, а зольщик чистит их и выносит золу и шлак.

Чтобы стать кочегаром, нужно было иметь удостоверение или пойти на трехмесячные курсы. Я устроился зольщиком и сразу пошёл на курсы. Цой до этого немного кочегарил в другом месте, но тоже у нас учился.

У кочегаров и зольщиков была разная зарплата, оклад зольщика — 70 рублей, кочегара — 105 рублей + 10 рублей премия. Но мы делили деньги поровну, обязанностью Начальника Камчатки было это проделывать каждый месяц.

Рабочие сутки проходили так. Заступаем в 23.00. Принимаем смену: котлы почищены, зола и шлак вынесены, пол подметён и полит из шланга, посуда помыта, мусорное ведро пусто.

Обязательно переодеваемся и переобуваемся. Одёжка, у каждого своя, висит на вешалке в бутербродной. Там как раз долго валялись рабочие кроссовки и прочие штаны Цоя. Всё пожгли, пока он ещё жив был. Потом молодёжь убивалась по этому поводу. А кто ж знал.

Первым делом идём расковыривать смёрзшийся уголь, который кучей лежит на улице, возле специального проёма. Потом идём в угольную, там долбим пикой ту же кучу снизу, чтобы посыпалось внутрь. Потом скребком загребаем вниз как можно больше. В фильме «Рок» Цой как раз этим и занимался в угольной — загребал внутрь уголь через проём.

Зимой топим два водогрейных котла. Всего их три, третий — паровик. Это летний котёл, только для горячей воды (душ, кухни).

Смотрим, что в журнале понаписали за время нашего отсутствия. Пишем сами: смена № такая-то, число, стишок какой-нибудь, картинку, что угодно, что лезет в голову. А что там еще можно делать столько времени: компьютеров и мобильников не было. Только читать, писать, играть на гитаре, разговаривать, бухать, веселиться со знакомыми девушками. Время от времени подкидывать уголь. В конце сдать смену, то есть почистить котлы и всё прибрать.

Бытовой техникой почти не пользовались. По телевизору смотреть было нечего. Радио тоже никто не слушал тоскливое, сами пели намного чаще. И было кому. Играли почти все, писали тоже, в том числе гости.

Мало кто из внешнего мира знал тогда, где находится котельная и существует ли она на самом деле. В том, что существует, многие убедились, посмотрев фильм Алексея Учителя «Рок», но и после фильма не было к нам паломничества.

Оно началось 15-го. В августе топили по-летнему, и как раз была моя смена. Утром мы с женой Ольгой приехали из Москвы и сразу отправились в котельную. Включили телевизор, по которому показывали сетку и звучало радио «Маяк». В таком сопровождении стали собирать к сдаче бутылки, чтобы еды купить. Бутылки летом все засовывали в зимние котлы, чтобы не мешались под ногами. И тут по радио во время новостей объявляют это самое. Текст был такой: сперва «музыкант группы Кино»... (мы успели мгновение подумать, кто из них) ...Виктор Цой. Снаружи лето. Чирик-чирик. «Маяк» что-то дальше бубнит. А нас накрыло. Что делать?

Пошёл я всем звонить, и начали съезжаться кочегары, кто был в городе. Насобирали денег, а были еще талонные времена, и августовских талонов на бухло уже ни у кого не осталось. Но были сентябрьские. Пошли с ними на Добролюбова в винно-водочный отдел. Там очередь, все нервные, как обычно. Отстояли мы и стали просить продавщицу продать нам водки на сентябрьские. Она — ни в какую. Говорим: у нас друг умер, очень надо. В очереди нашлись мужики, вошли в положение, поменялись мы талонами, взяли две-три 0,5 на первое время. Так и посидели последний раз в тишине, помянули.

На следующий день едем в «Камчатку» на троллейбусе, в районе Стрелки обгоняем колонну, натурально, как на демонстрации. Идут в сторону котельной, впереди несут большущую фотографию Цоя. Тут-то я и думаю: всё, пропали.

Полный двор народу, не пройти. Стоят толпой лицом к нашему подвалу. И ещё колонна приближается. Я пробился с большим трудом. Пустите, мол, мне на работу. Котлы завалены цветами, красными гвоздиками, пахнет свечами, всё заставлено ими.

Кое-как организовали поток. Ольга встала на дверях, не пускала никого, пока не выйдут уже зашедшие, потом запускала следующую партию. Все проходили мимо котлов, потом у них вдруг возникла идея в кране воды набирать в бутылки, и это очень задерживало. Так продолжалось до конца дня, хотя и ночью стучали в дверь постоянно. И потом остаток лета, и осень, и зиму, и следующее лето.

Мы с первого дня к ним относились терпеливо и сочувственно, но скоро всё стало обрастать натуральным свинством. Чем дальше, тем хуже. Первые были нормальные. Потом процент стал смещаться в пользу идиотов, истеричек, любителей моды и сувениров. Назывались они у нас некрофилами. В итоге внутрь я уже редко кого-то пускал.

Заходит девица, например. Вроде, тихая. Посмотреть. Хорошо. Доходит до дверей — и тут бросается к стенке и начинает биться об неё лбом со всей силы. И орёт мне: «Отдай Витю!!!» И опять — бум! бум!

Ну, и воровство. Просто как саранча. Всё, что под руку попадётся. Угля растащили пару тонн точно. Это ладно, нам его тогда привозили в достатке. Но ведь и инвентарь потащили. То лопату, то кочергу, дошло до того, что заслонку с котла оторвали. Из комнаты пёрли всё подряд — любые бумажки, гвозди, спички, всё, что просто являлось предметом-с-»Камчатки». У нас весь шкафчик был забит барахлом типа старых ключей, замков, ниток, гаек. Всё растащили. Я потом уже стал с помойки приносить всякий хлам, просто чтобы людям приятное сделать. «Сапоги Цоя» кому-то подарил, по одному, правда 39-го размера. Но все были рады.

Угольная куча у входа тоже была цветами завалена. Очень странная картина. Зато с сигаретами проблем не было, посетители оставляли их у котлов россыпью.

…В феврале 1989-го Толик объявил, что я буду там старшим вместо него. Он тогда решил заняться чем-то более интересным, чем таскать уголь, но и котельную терять не хотелось. Во-первых, туда можно было бы приходить веселиться, во-вторых, мало ли что опять в стране пойдёт не так, и запасной аэродром не помешает.

***

В заключение — список кочегаров «Камчатки

Соколков Анатолий Иванович — основатель «Камчатки», деятель культуры.
Фирсов Сергей Владимирович — создатель и хранитель фонотеки групп Ленинградского рок-клуба и всего СССР, продюсер, в настоящее время директор Клуба-музея «Камчатка».
Цой Виктор Робертович — поэт, художник и музыкант («Кино» и др.).
Задерий Святослав Геннадьевич — поэт и музыкант, («Алиса», НАТЕ! и др.).
Винниченко Дмитрий Евгеньевич — бас-гитарист («Токио», «Внезапный Сыч», «Народное Ополчение», «Машнинбэнд» и др.).
Башлачёв Александр Николаевич — поэт и музыкант.
Котельников Олег Евгеньевич — художник («Кино»), режиссер и музыкант («Поп-Механика» и др.).
Белявский Константин Геннадьевич — деятель культуры.
Яловегин Сергей Николаевич — ученый-химик, научный экспериментатор.
Бондарик Виктор Романович — бас-гитарист («АукцЫон»).
Машнин Андрей Иванович — поэт и музыкант («Машнинбэнд», Bondzinsky).
Антипенко Олег Борисович — системный, портной.
Титов Евгений Николаевич — бас-гитарист (АУ, «Титя и Пилоты» и др.).
Кадышев Константин Юрьевич — поэт и музыкант, путешественник.
Петров Дмитрий Вячеславович — бас-гитарист («Дурное Влияние», Bondzinsky и др.).
Мартисов Александр Юрьевич — студийный и концертный звукорежиссер («Наутилус Помпилиус», «Аквариум» и др.).
Орлов Андрей Анатольевич — диджей, звукорежиссёр, барабанщик («Юго-Запад», «Машнинбэнд», «Пальцы Хары», Deadушки и др.).
Львов Олег Анатольевич — деятель культуры.
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 15.08 2017

даже одеяла хорошему человеку (индейцу) не жалко

одеяла - они ведь разные бывают...

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 16.08 2017

Боитесь оказаться в резервации под присмотром шерифа Алисы?

я вообще не её имел в виду.

ну а то, что она предлагала сделать с бедным краснокожим, резервацией было назвать нельзя...

Ответить