←  Русь

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Куликовская битва

Фотография Чжан Гэда Чжан Гэда 28.04 2012

Пробовали и много раз.


В XII в.? :blink:

Такой маршрут:

проехать несколько тысяч километров по пустыне , форсировать Волгу , Дон, Северский Донец, Днепр и ещё кого-то завоевать

в упор не помню для XII в.

Кстати, а после Днепра кого завоевываем? :lol:

Кроме того речь в теме идет о XIV веке.



Есть такое дело! :D

Вообще, народ странно себя ведет - свои представления о жизни (с унитазами и интернетом) переносят на Средние Века...
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 28.04 2012

А вот здесь прямой связи нет, и даже косвенно - не факт. Источники говорят об обратном . У Белы якобы было 60-65 тыс., у Батыя - вдвое меньше ( но это только лично у него и на одном направлении )

Попрошу источник инфы. Мне известно следующее:
"Г. Лябуда полагает, что в связи с отправкой главных сил в Венгрию против Польши было выделено 8-10 тыс. конницы под руководством Байдара. Мне эта цифра кажется несколько заниженной и вот почему. По данным взятого киевлянами татарского "языка", Байдар (Рогериус называет его Peta ("Rogerius...", cap. 20, стр. 564)) входил в число тех девяти "сильных воевод", которые осаждали Киев с Батыем (ПСРЛ, т. II, стлб. 785, ср. т. XXV, стр. 131), среди них - Менгу, Гуюк, Кадан, Орду, Байдар, Бирюй, Бечак, Субэдэй, Бурундай; кроме Байдара в Польше действовал, как полагают, Кайду (Плано Карпини, "История монголов", стр. 22, упоминает в Польше и Орду)".
И далее:
"Судя по перечню военачальников, шедших в Венгрию, монгольские силы насчитывали десятки тысяч воинов. Рогериус называет Бохетура (in militia pohentior Bohetor), Кадана (сына Огатая), а также "крупнейших королей из татар" Коактона (Coacton), Фейкана (Feycan), Пету (Peta), Гермеуса (Hermeus), Кхеба (Cheb), Окадара (Ocadar) ("Rogerius...", cap. 19, стр. 563; ср. Thomas, Historia Salonitana, cap. 36, стр. 156-157). У Плано Карпини упоминаются Батый, Кадан, Бурин, Сыбан, Бунтек, Орду и притом замечено, что "все они были в Венгрии" (Плано Карпини, "История монголов", стр. 12)."
Наконец:
"В начале апреля 60-тысячное войско Белы IV выступило из Пешта. Передовые монгольские отряды отошли. Королевские полки у р. Шайо встретились с неприятелем и стали лагерем, обнесенным кольцом сцепленных телег (Thomas, "Historia Salonitsna", cap. 36, стр. 160)".

А насчет несуразицы, что после Калки Мамай с огромным войском выступил против Тохтамыша на Калке - никто не может что-то сказать? Как то не укладывается это в рассказ о Мамаевом побоище...
Сообщение отредактировал andy4675: 28.04.2012 - 19:34 PM
Ответить

Фотография Марк Марк 28.04 2012

Попрошу источник инфы.

А насчет несуразицы, что после Калки Мамай с огромным войском выступил против Тохтамыша на Калке - никто не может что-то сказать? Как то не укладывается это в рассказ о Мамаевом побоище...


А какое отношение Калка к Мамаю имеет? :blink: Или вы о сражении 1380 года? Так там и сражения, как такового не было. Войска Мамая покинули ряды и в массе своей перешли на сторону противника.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 28.04 2012

Да, я именно об этом. Пусть сражения не было - но откуда у Мамая войско, с которым он оказался у Калки фактически сразу после грандиозного погрома на Куликовом поле? Как он мог собрать второе большое войско, сразу же после своего поражения?

Что можно сказать о версии, излагаемой в книге 100 великих войн, что против русских Мамай выставил заслон из своих союзников и наемников-генуэзцев (фрязей), чтобы выиграть время для выступления против Тохтамыша (на Калку)?
Ответить

Фотография Чжан Гэда Чжан Гэда 28.04 2012

Что можно сказать о версии, излагаемой в книге 100 великих войн, что против русских Мамай выставил заслон из своих союзников и наемников-генуэзцев (фрязей), что?


Откуда столько генуэзцев? Скорее всего, имелись в виду воины из черноморских владений Генуи вне зависимости от национальной принадлежности.
Ответить

Фотография Марк Марк 28.04 2012

Что можно сказать о версии, излагаемой в книге 100 великих войн, что против русских Мамай выставил заслон из своих союзников и наемников-генуэзцев (фрязей), чтобы выиграть время для выступления против Тохтамыша (на Калку)?


Заслон - это оборонительное мероприятие. Вы же не станете утверждать, что это именно Дмитрий Иванович в роли агрессора был? Я бы не решился утверждать подобное. :) Саму книгу не читал, судить не берусь, но уже само название (100 великих) настраивает на легкое и поверхностное чтиво (не специальное исследование в смысле). Субедэй, надеюсь, разъяснит профессиональнее и подробнее.
Ответить

Фотография Субэдэй Субэдэй 29.04 2012

Мне известно следующее:
"Г. Лябуда полагает......

Это из статьи Паршуто, написанной лет 30-40 назад. Тогда советская историография была зациклена на "героической борьбе русского народа против монголо-татарских завоевателей" и , соответственно, их численность ни как не могла быть маленькой . :) Все цифры вертелись вокруг 120-140 тыс., озвученных В.Каргаловым , который полагал что каждый "чингизид" якобы командовал туменом ( 10 тыс. ). А раз их было 12-14 человек, то и численность войска выводилась "автоматически" . Надо сказать, что это давно устаревший подход.

Саму книгу не читал, судить не берусь, но уже само название (100 великих) настраивает на легкое и поверхностное чтиво (не специальное исследование в смысле). Субедэй, надеюсь, разъяснит профессиональнее и подробнее.

"Сто великих битв" - книжка для школьников , или просто любителей истории. Несерьезно рассматривать несерьёзные вещи серьезно. :D
Сообщение отредактировал Субэдэй: 29.04.2012 - 22:45 PM
Ответить

Фотография Марк Марк 29.04 2012

"Сто великих битв" - книжка для школьников , или просто любителей истории. Несерьезно рассматривать несерьёзные вещи серьезно.


Вот и я о том же. :)
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 30.04 2012

Это из статьи Паршуто, написанной лет 30-40 назад. Тогда советская историография была зациклена на "героической борьбе русского народа против монголо-татарских завоевателей" и , соответственно, их численность ни как не могла быть маленькой . :) Все цифры вертелись вокруг 120-140 тыс., озвученных В.Каргаловым , который полагал что каждый "чингизид" якобы командовал туменом ( 10 тыс. ). А раз их было 12-14 человек, то и численность войска выводилась "автоматически" . Надо сказать, что это давно устаревший подход.

В данной книге (1977 года) я не увидел цифр. Просто излагается логика, а цифры не приводятся (за исключением указания на 60 тысяч у Белы). Учитывая, насколько мощными были второстепенные походы, типа кавказских, а также против Джелаль ад-Дина и сельджуков (не говоря уже о походах Хулагу), трудно предположить, чтобы участие в походе на Европу (который был основным направлением для своего времени, с участием всех самых видных Чингизидов - в отличие, скажем, от того же похода Хулагу на Багдад и мамлюков) был менее крупным. И дело здесь не столько в патриотизме писателей, защищавших высказанное Пушкиным мнение, сколько в здравом смысле. По-моему, 30 тысяч монголов против 65.000 венгров и рыцарей просто несерьезно рассматривать. Не говоря уже о том что франки просто порвали бы монголов при таком соотношении как тузик тряпку (ИМХО).

"Сто великих битв" - книжка для школьников , или просто любителей истории. Несерьезно рассматривать несерьёзные вещи серьезно. :D

Я спросил о высказанном мнении. Если вам не нравится книга - можно и в отрыве от нее. Как гипотеза вполне интересно звучит. А что есть против такой интерпретации событий? Насколько я понимаю, это версия подразумевает некий тайный союз с Тохтамышем (и Тамерланом?). И находится в какой-то связи с походом Арабшаха (Арапши), с битвой с Бегичем, с походом Тамерлана в сторону Руси, а также с походом Тохтамыша на Москву.
Ответить

Фотография Субэдэй Субэдэй 30.04 2012

По-моему, 30 тысяч монголов против 65.000 венгров и рыцарей просто несерьезно рассматривать...



Ответил ЗДЕСЬ
Ответить

Фотография Евгений Евгений 07.05 2012

Да, я именно об этом. Пусть сражения не было - но откуда у Мамая войско, с которым он оказался у Калки фактически сразу после грандиозного погрома на Куликовом поле? Как он мог собрать второе большое войско, сразу же после своего поражения?

Что можно сказать о версии, излагаемой в книге 100 великих войн, что против русских Мамай выставил заслон из своих союзников и наемников-генуэзцев (фрязей), чтобы выиграть время для выступления против Тохтамыша (на Калку)?


Извините, вы спрашивали не меня, разрешите я скажу. В книгу «100 великих войн» Б. В. Соколова, я периодически заглядываю, она как раз для меня (для любителя). На гипотезу, о которой вы говорите, давно внимание обратил. Только мне кажется, что маневр, о котором пишет автор, технически не осуществим. Традиционно, построение в Куликовской битве изображают: пехота в центре, конница на флангах. Увести татарскую конницу, которая стояла за пехотой (если она там была), наверное, возможно, так как сказал автор. Но на флангах, так не получится. И надо чтобы у русских не было засадного полка. От фронта русского построения, маневры в тылу, скорее всего пыль закрывала. А от засадного полка, они бы не укрылись и Боброк, такого момента, точно бы не упустил, ударил бы в самом начале отхода. В остальном, теория прекрасно все объясняет (на мой не профессиональный взгляд). Еще я думаю, что эту неувязку, можно обойти, следующим образом: сражение складывалось для русских не удачно, и они просто позволили, татарам отступить, а долгое преследование татар, придумали для красоты, поэтическое преувеличение.
Ответить

Фотография Шпилька Шпилька 08.05 2012

Да, я именно об этом. Пусть сражения не было - но откуда у Мамая войско, с которым он оказался у Калки фактически сразу после грандиозного погрома на Куликовом поле? Как он мог собрать второе большое войско, сразу же после своего поражения?
Что можно сказать о версии, излагаемой в книге 100 великих войн, что против русских Мамай выставил заслон из своих союзников и наемников-генуэзцев (фрязей), чтобы выиграть время для выступления против Тохтамыша (на Калку)?

Мамай сделал свою карьеру в Орде как наместник Крыма и сев.Причерноморья.Кроме того у него там было некоторое подобие личной ставки и подразделения ее охраняющие.Нельзя сказать что войско было огромное но генуэзцы верили в знакомого им Мамая снабжая его деньгами,позволяющего ему нанять людей.К тому же к Мамаю могли присоединится местные жители из-за страха перед будущими погромами победителями Мамая.Просто Мамай проиграл когда выяснилось что его противник Чингисид.
Любопытно что место в степи где встретился Мамай с Тохтамышем называется калкой.Если эта та же самая Калка(что и в 1223 году) то видимо это место самое удобное где можно наблюдать за всеми степными шляхами идущими в Северном Причерноморье.Поэтому этот район стремятся занять для удобства и инициативы в степных войнах.
Ответить

Фотография Sterh Sterh 08.05 2012

Мамай проиграл не потому, что Тохтамыш был чингизидом. В эпоху "Великой Замятни" статус потомков Чингис-хана несколько нивелировался. Ко времени поражения Мамая Тохтамыш уже занял Сыгнак, затем Сарай и Сарайчик, т.е. несколько крупнейших городских центров; контролировавшие Сарайчик Шибаниды стали его вассалами, и обеспечили ему дополнительную поддержку наравне с эмиром Тимуром. Не стоит забывать, что к 1378-му году Тохтамыш также присоединил и улус Урус-хана.
Так что у Мамая шансов не было. К тому же у него не было под рукой и легитимного хана. Мухаммед Бюлек, вероятнее всего, погиб в Куликовской битве.
Ответить

Фотография Sterh Sterh 02.01 2016

http://www.drevnyaya...15_4/part_3.pdf

 

Азбелев С.Н. Численность и состав войск на Куликовом поле

 

Исследователь несмотря на свой преклонный возраст, по-прежнему непоколебим, критикует исследователей, придерживающихся гипотезы о небольшой численности войска у Донского и Мамая. Ссылки Азбелева на Альберта Кранца и Дитмара Любекского неубедительны, ибо "великая битва" у них могла быть какая угодно, Синеводская например. Но самое главное - предположим, у Мамая 150 тыс. войска зачем ему отправляться в поход против Донского? Куда логичнее вторгнуться в Сарай, изгнать Тохтамыша, объединить ЗО и уж затем спокойно общим фронтом идти на взбунтовавшегося князя. Ольгерд в этом вопросе горячо бы поддержал темника.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.02 2017

КУЛИКО́ВСКАЯ БИ́ТВА 1380, сражение объединённых войск княжеств Сев.-Вост. Руси под предводительством вел. кн. владимирского и кн. московского Дмитрия Ивановича против войск т. н. Мамаевой Орды (правобережье р. Волга, Сев. Кавказ и Крым). Состоялась 8.9.1380. Осн. причины, приведшие к походу на рус. княжества войск Мамая: многолетняя задержка выплаты ордынского выхода, стремление восстановить его объём в том же размере, в каком он собирался при хане Джанибеке; желание взять реванш за победу моск. войск и их союзников в битве на р. Вожа над эмиром Бегичем (11.8.1378). Для этого Мамай организовал крупномасштабный поход, прежде всего против правителей Владимирского великого княжества и Моск. кн-ва. В нём должны были принять участие зависимое от Орды население её улусов и войска союзников, находившихся с ней в вассальных и даннических отношениях. В связи с этим в 1-й пол. 1380 Мамай заключил союзы с литов. кн. Ягайло, а летом – с вел. кн. рязанским Олегом Ивановичем, опасавшимися усиления авторитета и власти вел. кн. владимирского Дмитрия Ивановича.

 

Маршруты войск

 

В начале лета 1380 Мамай начал медленное движение из своей кочевой ставки в низовьях р. Дон к его верховьям, ожидая там к началу осени встретить войска союзников для совместного похода на земли Сев.-Вост. Руси. В начале авг. 1380 Мамай достиг устья р. Воронеж. Согласно совр. исследованиям, численность ордынского войска не превышала 30 тыс. чел. Не подтверждаются данные поздних рус. летописей, согласно которым оно включало в себя отряды (в т. ч. наёмные) черкесов (адыгов), ясов (донских аланов), буртасов, армян и представителей ряда др. народов правобережья Волги и Сев. Кавказа; наёмников-«фрягов» из Крыма.

 

Поход ордынских войск на Русь стал для вел. кн. владимирского Дмитрия Ивановича полной неожиданностью, т. к. ещё летом 1379 наметилось замирение сторон (Мамай выдал ярлык и пропустил через свои земли моск. кандидата на митрополию Митяя). Узнав в конце июля – начале августа о выступлении противника, вел. князь отправился в Москву, где в авг. 1380 начал собирать полки. На его призыв откликнулись ближайшие родственники – боровско-серпуховский кн. Владимир Андреевич Храбрый и князья Белозерские, правители Пронского, Тарусского и Оболенского княжеств; служилые литов. князья Гедиминовичи – Андрей Ольгердович и Дмитрий Ольгердович вместе со своими дружинами, выехавшими на службу в Москву из Полоцка, Друцка, Пскова, Трубчевска и Брянска в 1378–79, военно-служилая знать городов Владимирского вел. кн-ва [Дмитрова, Переяславля, Юрьева (Польского), Костромы, Углича и др.]. Однако воен. силы б. ч. рус. земель по разным причинам не приняли участие в походе (Новгородская республика, Тверское, Нижегородское и Рязанское великие кн-ва и др.). По совр. исследованиям, рус. войска могли насчитывать ок. 15–20 тыс. чел. (традиционно в историографии указывалась численность 50–60 тыс. чел.). Общее командование осуществлял кн. Дмитрий Иванович. Подчиняясь ему, своими полками руководили князья-союзники, территориальными ополчениями – служилые князья и моск. бояре-воеводы. 15 авг. рус. войска собрались на Девичьем поле у Коломны, 20 авг. – выступили оттуда и начали движение вдоль р. Ока. Встав лагерем в устье р. Лопасня, они ожидали прибытия дополнит. сил, собранных кн. Владимиром Андреевичем и окольничим Т. В. Вельяминовым, и вестей от разведчиков, следивших за движением войск Мамая от р. Тихая Сосна до р. Красивая Меча. 26–27 авг. рус. войска перешли Оку и начали движение на юг вдоль границ с Рязанским вел. кн-вом. Данный манёвр позволил не дать соединиться рати вел. кн. рязанского Олега Ивановича с войсками Мамая. Далее войска Дмитрия Ивановича двигались по пути, известному позднее как Старая Данковская дорога. Она пролегала через водораздел рек Дон и Мокрая Табола. В начале сентября они достигли Березуя, а 6 сент. – встали в устье р. Мокрая Табола. 7 сент. была разбита ордынская разведка, после чего Дмитрию Ивановичу стало известно, что войска Мамая контролируют Гусиный брод в верховьях р. Красивая Меча, который находился в одном конном переходе от устья р. Непрядва.

 

Дислокация войск

 

В ночь с 7 на 8 сент. рус. войска форсировали р. Дон и заняли выгодную позицию на Куликовом поле, которое находилось в сев. части лесостепи Русской равнины и включало в себя земли в бассейнах Верхнего Дона и Непрядвы. Здесь между балкой Рыбий Верх и р. Смолка встали рус. полки, занимая фронт не более 1,5 км. Их тыл был надёжно прикрыт реками Дон и Непрядва. Мамаю для атаки был оставлен узкий степной коридор, который не давал ему возможности применить излюбленную ордынцами тактику прорыва по флангам, особенно с левой стороны, позволявшей удачно использовать преимущество их лучников. В лесном массиве Зелёная дубрава за левым флангом рус. войск был оставлен общий резерв – засадный полк, которым командовали кн. Владимир Андреевич и кн. Д. М. Боброк-Волынский. Состав рус. войск был традиционен и включал три полка – полки правой и левой руки, великий (т. е. большой) полк. Перед ними был выставлен отряд (получивший в «Сказании о Мамаевом побоище» назв. передового полка), в котором находился вел. кн. владимирский Дмитрий Иванович. Он должен был контролировать подход войск противника и принять первый удар на себя. Перед этим отрядом располагался небольшой сторожевой полк. Напротив него для атаки расположились ордынские войска, которые не стали дожидаться войск вел. кн. литовского Ягайло, остановившихся в Одоеве.

 

Ход сражения

 

 К. б. началась с поединков утром (с 10–11 ч) 8 сент. По данным Хронографа рус. редакции 1512, в них отличился Андрей Ослябя, по данным более поздних источников – его брат Александр Пересвет. После этого началось осн. сражение. В течение 2–3 часов Мамай разгромил передовой отряд рус. войска и ввёл в действие свои осн. силы. Вел. кн. Дмитрий Иванович, продолжив битву в рядах ратников большого полка, сумел приблизительно оценить силу и численность ордынцев. В середине дня ордынцы прорвали рус. оборону на левом фланге и вышли в тыл к отступавшему большому полку. Вел. кн. Дмитрий Иванович был ранен. В критич. момент боя последовал внезапный удар в тыл ордынцев рус. ратников засадного полка, радикально изменивший ход К. б. Войска Мамая не выдержали натиска и бежали. Преследование противника продолжалось до ночи, рус. войска захватили лагерь ордынского войска на р. Красивая Меча.

 

Итоги

 

Потери рус. войск были значительными, т. к. воины погибли не только от ран, но и от «тесноты великой». Погибло много лиц командного состава, в т. ч. белозерские князья Фёдор Романович и его сын Иван Фёдорович, тарусские князья Фёдор и Мстислав Юрьевичи, великокняжеские бояре и воеводы М. В. Вельяминов, Тимофей Васильевич Волуй, Андрей Иванович Серкиз, Михаил Иванович (Акинфович), Л. И. Морозов, М. И. Бренко, Иван Александрович, Константин Кононович, Фёдор Грунка, Семён Мелик, Александр Пересвет и др. Несколько дней рус. войска собирали своих раненых и павших, а 14 сент. отправились назад к Коломне. По пути на отд. отряды ратников стали нападать рязанцы, стремившиеся отнять у них богатые трофеи и взять пленных. В 1381 это стало предметом переговоров Дмитрия Ивановича с вел. кн. рязанским Олегом Ивановичем, который обязался по договору освободить пленных и вернуть им имущество (не было выполнено до конца рязанской стороной, вопрос об этом вновь поднимался в 1402).

 

Победа в К. б. упрочила влияние и авторитет моск. князей (Дмитрий Иванович получил поч. прозвище Донской), показала реальную возможность освобождения рус. земель и княжеств от власти «Мамаевой Орды», разгромленной ханом Тохтамышем в том же году. Её тактич. значение было поколеблено разорением городов Сев.-Вост. Руси в ходе Тохтамыша набега 1382, в результате которого была не только возобновлена выплата ордынского выхода, но и собраны недоимки за прошлые годы. Тем не менее К. б. имела важные политич. последствия для рус. земель и княжеств. Напр., опыт совместного участия в воен. действиях способствовал объединению войск правителей Сев.-Вост. Руси в походе на Новгород (1386) во главе с вел. кн. Дмитрием Ивановичем. Его первенствующее значение среди князей было закреплено 2-й духовной грамотой Дмитрия Ивановича Донского (май 1389), согласно которой его старшему сыну Василию I Дмитриевичу был передан не только моск. великокняжеский стол, но и Владимирское вел. княжение в качестве наследуемой «отчины».

 

Историческая память

 

К. б. нашла отражение в эпосе (легенды о боярине Захарии Тютчеве; былины «Илья Муромец и Мамай», «Про Мамая безбожного»), лит. и документальных памятниках. Уже в 1380 был составлен помянник павших в К. б. Его краткая редакция, в которой поминаются погибшие белозерские князья, моск. бояре и воеводы, известна в списках Вечных синодиков Успенского собора Московского Кремля с нач. 1490-х гг. (Мазуринский список), а со ссылкой на них – в ряде летописных сводов 15–16 вв. Более полный список павших, включающий младших воевод, приведён в Пространной редакции летописной повести о К. б., известной со 2-й пол. 15 в., а также в т. н. Сокращённых летописных сводах 1493 и 1495. К. б. отразилась и в «Слове о житьи и о преставлении великаго князя Дмитрия Ивановича, царя Рускаго». В 15–16 вв. сложился круг источников о К. б., объединённых не только общей темой, но и идеей сплочения рус. земель для защиты от иноземных захватчиков. Памятники Куликовского цикла («Задонщина», летописная «Повесть о Куликовской битве», «Сказание о Мамаевом побоище») продолжили лит. традиции описаний битв в «Повести временных лет», «Слове о полку Игореве» и др. В составе летописных сводов «Повесть о Куликовской битве» до нас дошла в 2 редакциях: Краткой – «О побоище на Дону» (создана вскоре после битвы, сохранилась в Рогожском летописце 1-й пол. 1440-х гг., Первом Белорусско-Литовском своде сер. 15 в. и Симеоновской летописи нач. 16 в.) и Пространной, составленной с использованием «Повести о житии Александра Невского», Краткой редакции «Повести», Синодика, «Чтения о Борисе и Глебе». В печатных изданиях о К. б. впервые упоминалось в «Житии Сергия Радонежского» (1642) и «Синопсисе» архим. Иннокентия (Гизеля), который впервые опубликовал текст «Сказания о Мамаевом побоище» (1680).

 

Изучение К. б. началось в 18 в. в трудах А. И. Манкиева, В. Н. Татищева и кн. М. М. Щербатова. Лит. произведения ей посвятили М. В. Ломоносов и Г. Р. Державин. Увековечение памяти о К. б. началось под влиянием Отеч. войны 1812 и возросшего интереса к прошлому России после выхода первых томов «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина (ввёл в историч. науку понятие «Куликовская битва»). Важную роль в изучении и увековечении историч. памяти о К. б. сыграл С. Д. Нечаев, положивший начало музеефикации Куликова поля. В 1850 на Красном холме (высшей точке Куликова поля) открыт столп-памятник Дмитрию Донскому (арх. А. П. Брюллов, инж. А. А. Фуллон). В 1865–84 близ устья Непрядвы в с. Moнастырщина возведена ц. Рождества Богородицы, сменившая дерев. церковь, стоявшую, по преданию, на месте погребения рус. воинов, павших в К. б. С 1880-х гг. Куликово поле обследовалось воен. историками и тульским археологом Н. И. Троицким. В 1913–17 неподалёку от столпа-памятника построена ц. Сергия Радонежского (арх. А. В. Щусев).

 

В 1965 на Красном холме открыт филиал Тульского областного краеведч. музея. В 1981 по инициативе ГИМ совм. с Ин-том географии АН СССР и тульскими специалистами начались междисциплинарные исследования по программе «Куликово поле. История. Ландшафт». На Куликовом поле обнаружены др.-рус. городища, селища и летники, бескурганные могильники кон. 12 – сер. 14 вв. В результате палеопочвенных и палеоботанич. исследований выявлены ранее неизвестные контуры ландшафта и важнейшие коммуникации района Куликова поля начиная с эпохи голоцена. В 1996 создан Гос. военно-историч. и природный музей-заповедник «Куликово поле», в его состав входят музейно-мемориальные комплексы в с. Монастырщина и на Красном холме, поле битвы с прилегающей территорией.

 

 

Лит.: Шамбинаго С. К. Повести о Мамаевом побоище. СПб., 1906; «Слово о полку Игореве» и памятники Куликовского цикла. М.; Л., 1966; Зимин А. А. «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщина» // Археографический ежегодник за 1967 г. М., 1969; Куликовская битва и подъем национального самосознания. Л., 1979; Куликовская битва. М., 1980; Кучкин В. А. Победа на Куликовом поле // Вопросы истории. 1980. № 8; Кирпичников А. Н. Куликовская битва. Л., 1980; Куликовская битва в литературе и искусстве. М., 1980; Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М., 1983; Каргалов В. В. Конец ордынского ига. 2-е изд. М., 1984; Куликово поле: материалы и исследования. М., 1990; Изучение историко-культурного и природного наследия Куликова поля. М.; Тула, 1999; Куликово поле: вопросы историко-культурного наследия. Тула, 2000; Дмитрий Донской и эпоха возрождения Руси. Тула, 2001; Н. И. Троицкий и современные исследования историко-культурного наследия Центральной России. Тула, 2002. Т. 1–2; Куликово поле. Исторический ландшафт: Природа. Археология. История. Тула, 2003. Т. 1–2; Верхнее Подонье: Сб. ст. Тула, 2004–2008. Вып. 1–3; Куликово поле и Донское побоище 1380 г. М., 2005; Куликово поле и Юго-Восточная Русь в XII–XIV вв.: Сб. ст. Тула, 2005; Куликовская битва в истории России: Сб. ст. Тула, 2006; Гоняный М. И., Александровский А. Л., Гласко М. П. Северная лесостепь бассейна Верхнего Дона времени Куликовской битвы. М., 2007; Куликово поле: Большая иллюстрированная энциклопедия. Тула, 2007; Реликвии Донского побоища: Находки на Куликовом поле. М., 2008.

 

Кузьмин А.В. Куликовская битва 1380 // Большая российская энциклопедия

 

http://bigenc.ru/dom...ry/text/2120490

Ответить

Фотография Sterh Sterh 11.02 2017

Как историческая память битва интересна. А в целом что такого? Ну встретились 15-20 тыс Мамаевой "орды" и 15-20 тыс. русских. Мамай проиграл и ушел на юг, вновь собирать армию. Он и до этого проигрывал. Разгромил-то его в тоге Тохтамыш, а не Донской.

Если уж брать какие-то геополитические ремарки, то та же битва на Ворскле 1399 г. куда важнее.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.02 2017

Реликвии Донского побоища: Находки на Куликовом поле / Авт.-сост. О.В. Двуреченский.

М.: Квадрига, 2008. ‒ 88 с.: ил. ‒ (Реликвии ратных полей).

 

Донская победа 1380 г. стала поворотным моментом русской истории, определив пути развития страны и народа. О.В. Двуреченский, известный военный археолог, создал первый иллюстрированный свод археологических находок на Куликовом поле, включив в него результаты систематических раскопок последнего времени и находки предыдущих двухсот лет.

Каталог дополнен статьями по истории и методике изучения поля битвы, анализом найденного на поле оружия, очерком военного дела Руси эпохи Донского побоища.

Книга ‒ ответ скептикам, сомневающимся в реальности битвы и ее масштабе.

 

Содержание:

Вступительное слово. В.Л. Егоров

Реликвии Донской битвы

Описание находок

Находки предметов вооружения XIII‒XVII вв. на территории Куликова поля

Снаряжение русского воинства в эпоху Куликовской битвы

Поле русского Марафона. А.Н. Наумов

Список карт, иллюстраций и таблиц

 

http://vk.com/doc293...37b54ee6da08fec

http://rutracker.org...c.php?t=5221808

Ответить

Фотография Ratio Ratio 11.02 2017

Куликовская битва?

 

Не было её... 

 

 

 

 

постинг альтернативщины вне профильного раздела.

флуд - постинг кратких фраз "ни о чем", лишь бы набрать сообщений.

ддд

Ответить

Фотография Стефан Стефан 12.02 2017

Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле»

http://www.kulpole.ru/

 

История

http://www.kulpole.ru/history/

 

Места

http://www.kulpole.ru/places/

 

О музее

http://www.kulpole.ru/about/

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 24.09 2019

Куликовская битва (Мамаево побоище) — сражение между объединённым русским войском во главе с московским великим князем Дмитрием Ивановичем и войском темника Золотой Орды Мамая, состоявшееся 8 (21 по новому стилю) сентября 1380 г. на Куликовом поле — исторической местности между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча на юго-востоке Тульской области.

Усиление Московского княжества в 60-е годы XIV в. и объединение вокруг него остальных земель Северо-Восточной Руси шло практически одновременно с усилением власти темника Мамая в Золотой Орде. Женатый на дочери золотоордынского хана Бердибека, он получил титул эмира и стал вершителем судеб той части Орды, которая располагалась к западу от Волги до Днепра и на степных просторах Крыма и Предкавказья.

 

shema_kulikovskoy_bitvy_8_21_sentyabrya_
Схема Куликовской битвы 8 (21) сентября 1380 г.

 


opolchenie_velikogo_knyazya_dmitriya_iva
Ополчение великого князя Дмитрия Ивановича в 1380 г. Лубок XVII в.

 

 

В 1374 г. московский князь Дмитрий Иванович, обладавший ярлыком и на великое княжество Владимирское, отказался платить дань Золотой Орде. Тогда хан в 1375 г. передал ярлык на великое княжение Твери Михаилу, против которого выступила фактически вся Северо-Восточная Русь.

Московский князь организовал военный поход на Тверское княжество, к которому присоединились ярославские, ростовские, суздальские и полки других княжеств. Дмитрия поддержал и Новгород Великий. Тверь капитулировала. По заключенному с ней договору владимирский стол признавался «отчиной» московских князей, а Михаил Тверской становился вассалом Дмитрия.

Мамай продолжал рассматривать разгром вышедшего из подчинения Московского княжества как главный фактор, мешавший ему усилить собственные позиции в Орде. В 1376 г. перешедший на службу к Мамаю хан Синей Орды Араб-шах Муззаффар разорил Новосильское княжество, однако вернулся назад, избегая сражения с вышедшим за Окский рубеж московским войском. В 1377 г. он же на реке Пьяне разгромил московско-суздальское войско. Посланные против ордынцев воеводы проявили беспечность, за что и поплатились: «А князья их, и бояре, и вельможи, и воеводы, утешающеся и веселящеся, пиюще и ловы деюще, мнящеся дом суще», — а затем разорил Нижегородское и Рязанское княжества.

В 1378 г. Мамай, стремясь вновь заставить москвичей платить дань, направил на Русь войско во главе с мурзой Бегичем. Выступившие навстречу русские полки вел сам Дмитрий Иванович. Сражение произошло 11 августа 1378 г. на Рязанской земле, на притоке Оки Воже. Ордынцы были наголову разбиты и бежали. Сражение на Воже показало возросшую мощь Русского государства, складывавшегося вокруг Москвы.

К участию в новом походе Мамай привлек вооруженные отряды из покоренных народов Поволжья и Северного Кавказа, в его войске были также тяжеловооруженные пехотинцы из генуэзских колоний в Крыму. Союзниками Орды выступили великий литовский князь Ягайло и князь рязанский Олег Иванович. Однако союзники эти были себе на уме: Ягайло не хотел усиления ни ордынской, ни русской стороны, и в итоге на поле сражения его войска так и не появились. Олег Рязанский пошел на союз с Мамаем, опасаясь за судьбу своего пограничного княжества, но он же первым сообщил Дмитрию о продвижении ордынских войск и не участвовал в битве.

Летом 1380 г. Мамай начал поход. Недалеко от места впадения реки Воронеж в Дон ордынцы разбили свои станы и, кочуя, ожидали вестей от Ягайло и Олега.

В грозный час опасности, нависшей над русской землей, князь Дмитрий проявил исключительную энергию в организации отпора Золотой Орде. По его призыву стали собираться воинские отряды, ополчения крестьян и горожан. Вся Русь поднялась на борьбу с врагом.

Сбор русских войск был назначен в Коломне, куда из Москвы выступило ядро русского войска. По разным дорогам отдельно шёл двор самого Дмитрия, полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского и полки белозерских, ярославских и ростовских князей.

Двигались на соединение с войсками Дмитрия Ивановича и полки братьев Ольгердовичей (Андрея Полоцкого и Дмитрия Брянского, братьев Ягайло). В составе войска братьев находились литовцы, белорусы и украинцы, горожане Полоцка, Друцка, Брянска и Пскова.

Собранное войско поражало своей многочисленностью. В Коломне был сформирован походный боевой порядок: князь Дмитрий возглавил Большой полк, серпуховский князь Владимир Андреевич с ярославцами — полк Правой руки. Вполк Левой руки был назначен командующим Глеб Брянский, а Передовой полк составили коломенцы.

 

svyatoy_sergiy_radonezhskiy_blagoslovlya
Святой Сергий Радонежский благословляет святого князя Димитрия Донского.
Художник С. Б. Симаков. 1988 г.

 

 

20 августа русское войско отправилось из Коломны в поход: важно было как можно скорее преградить путь ордам Мамая.

Накануне похода Дмитрий Иванович посетил Сергия Радонежского в Троицком монастыре. После беседы князь и игумен вышли к народу. Осенив князя крестным знамением, Сергий воскликнул: «Пойди, господине, на поганых половцев, призывая Бога, и Господь Бог будет ти помощник и заступник». Благословляя князя, Сергий предрек ему победу, хотя и дорогой ценой, и отпустил в поход двух своих иноков, Пересвета и Ослябю.

Весь поход русской рати к Оке прошел в относительно короткий срок. Расстояние от Москвы до Коломны, около 100 км, войска прошли за четыре дня. К устью Лопасни они прибыли 26 августа. Впереди находилось сторожевое охранение, которое имело задачу обезопасить главные силы от внезапного нападения врага.

30 августа русские войска начали переправу через Оку у селения Прилуки. Окольничий Тимофей Вельяминов с отрядом осуществлял контроль за переправой, ожидая подход пешей рати. 4 сентября в 30 км от Дона в урочище Березуй к русскому войску присоединились союзные полки Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Еще раз было уточнено местонахождение ордынского войска, которое в ожидании подхода союзников кочевало у Кузьминой гати.

Движение русского войска от устья Лопасни на запад имело целью не дать возможности соединиться литовскому войску Ягайло с силами Мамая. В свою очередь Ягайло, узнав о маршруте и численности русских войск, не торопился на соединение с монголо-татарами, топтался в районе Одоева. Русское командование, получив эти сведения, решительно направило войска к Дону, стремясь упредить соединение частей противников и нанести удар по монголо-татарской орде. 5 сентября конница русских вышла к устью Непрядвы, о чем Мамай узнал только на следующие сутки.

Чтобы выработать план дальнейших действий 6 сентября князь Дмитрий Иванович созвал военный совет.

Голоса участников совета разделились. Одни предлагали идти за Дон и на южном берегу реки сразиться с противником. Другие советовали оставаться на северном берегу Дона и ждать нападения врага.

Окончательное решение зависело от великого князя. Дмитрий Иванович произнес следующие знаменательные слова: «Братья! Лучше честная смерть, чем злая жизнь. Лучше было не выходить против врага, чем, придя и ничего не сделав, возвратиться обратно. Перейдем сегодня все за Дон и там положим головы свои за православную веру и братью нашу».

Великий князь Владимирский предпочел наступательные действия, которые позволяли удерживать инициативу, что имело важное значение не только в стратегии (бить противника по частям), но и в тактике (выбор места боя и неожиданность удара по войску врага). После совета вечером князь Дмитрий и воевода Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский переехали за Дон и осмотрели местность.

Местность, избранная князем Дмитрием для сражения, носила название Куликова поля. С трех сторон — запада, севера и востока — она была ограничена Доном и Непрядвой, изрезана оврагами и мелкими речками. Правое крыло строящейся в боевой порядок русской рати прикрывали речки, впадающие в Непрядву (Верхний, Средний и Нижний Дубики), левое — довольно мелководная речушка Смолка, впадающая в Дон, и высохшие русла ручейков (балки с пологими склонами). Но этот недостаток рельефа местности компенсировался: за Смолкой высился лес, в котором можно было поставить общий резерв, охранявший броды через Дон и усиливавший боевой порядок крыла.

По фронту русская позиция имела протяженность свыше 8 километров (некоторые авторы ее значительно уменьшают и затем подвергают сомнению многочисленность войск). Однако местность, удобная для действия конницы противника, ограничивалась 4 километрами и находилась в центре позиции — около сходящихся верховьев Нижнего Дубика и Смолки. Войско Мамая, имея преимущество в развертывании по фронту свыше 12 километров, могло атаковать конницей русские боевые порядки только на этом ограниченном участке, что исключало маневр конными массами.

В ночь на 7 сентября 1380 г. началась переправа главных сил. Пешие войска и обозы переходили через Дон по наведенным мостам, конница — вброд. Переправа совершалась под прикрытием сильных сторожевых отрядов.

 

utro_na_pole_kulikovom._hudozhnik_a.p._b
Утро на поле Куликовом. Художник А. П. Бубнов. 1943–1947.

 

 

По сообщению сторожи Семена Мелика и Петра Горского, имевшей 7 сентября схватку с разведкой противника, стало известно, что основные силы Мамая находятся на расстоянии одного перехода и к утру следующего дня их следует ожидать у Дона. Поэтому, чтобы Мамай не упредил русскую рать, уже утром 8 сентября войско Руси под прикрытием Сторожевого полка приняло боевой порядок.

На правом фланге, примыкавшем к обрывистым берегам Нижнего Дубика, встал полк Правой руки, в составе которого находилась дружина Андрея Ольгердовича. В центре расположились дружины Большого полка. Им командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На левом фланге, прикрывшись с востока рекой Смолкой, построился полк Левой руки князя Василия Ярославского.

Впереди Большого полка находился Передовой полк. За левым флангом Большого полка был скрытно расположен резервный отряд, который командовал Дмитрий Ольгердович. За полком Левой руки в лесном массиве Зеленая Дубрава Дмитрий Иванович поставил отборный отряд конницы из 10–16 тыс. человек — Засадный полк, возглавляемый князем Владимиром Андреевичем Серпуховским и опытным воеводой Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским.

 

kulikovskaya_bitva._hudozhnik_a._ivon._1
Куликовская битва. Художник А. Ивон. 1850 г.

 

 

Такое построение было избрано с учетом местности и способа борьбы, который применяли золотоордынцы. Их излюбленным приемом являлся охват конными отрядами одного или обоих флангов противника с последующим выходом в его тыл. Русское войско заняло позицию, надежно прикрывавшуюся с флангов естественными препятствиями. По условиям местности противник мог атаковать русских лишь с фронта, что лишило его возможности использовать свое численное превосходство и применять обычный тактический прием. Численность русского войска, построенного в боевой порядок, достигала 50–60 тыс. человек.

Войско Мамая, подошедшее утром 8 сентября и остановившееся в 7–8 километрах от русских, насчитывало около 90–100 тыс. человек. Оно состояло из авангарда (легкая конница), главных сил (в центре находилась наёмная генуэзская пехота, а по флангам — тяжелая конница, развернутая в две линии) и резерва. Перед лагерем ордынцев рассыпались легкие отряды разведки и охранения. Замысел противника состоял в том, чтобы охватить русскую армию с обоих флангов, а затем окружить её и уничтожить. Основная роль в решении этой задачи отводилась мощным конным группировкам, сосредоточенным на флангах ордынского войска. Однако Мамай не спешил вступать в сражение, все еще надеясь на подход Ягайло.

Дмитрий Иванович решил втянуть войско Мамая в сражение и повелел полкам своим выступать. Великий князь снял свой доспех, передал его боярину Михаилу Бренку, а сам облачился в простой доспех, но не уступавший по своим защитным свойствам княжескому. В Большом полку было поставлено великокняжеское темно-красное (черемное) знамя — символ чести и славы объединенного русского войска. Оно было вручено Бренку.

 

kulikovskaya_bitva.jpg
Поединок Пересвета с Челубеем. Художник. В. М. Васнецов. 1914 г.

 

 

Битва началась около 12 часов. При сближении главных сил сторон произошел поединок русского воина инока Александра Пересвета с монгольским богатырем Челубеем (Темир-мурзой). Как гласит народное предание, Пересвет выехал без защитного доспеха, с одним копьем. Челубей был при полном вооружении.

Воины разогнали коней и ударили в копья. Мощный одновременный удар — Челубей рухнул замертво головой к ордынскому войску, что было плохой приметой. Пересвет несколько мгновений держался в седле и также пал на землю, но головой к противнику. Так народная легенда предопределила исход битвы за правое дело.

После поединка разгорелась ожесточенная сеча. Как говорится в летописи: «Сила велика татарская борзо с шоломяни грядуще и ту пакы, не поступающе, сташа, ибо несть места, где им разступитися; и тако сташа, копиа закладше, стена у стены, каждо их на плещи предних своих имуще, предние краче, а задние должае. А князь велики такоже с великою своею силою русскою з другого шоломяни поиде противу им».

В течение трех часов войско Мамая безуспешно пыталось прорвать центр и правое крыло русской рати, здесь натиск ордынских войск был отбит. Активно действовал отряд Андрея Ольгердовича. Он неоднократно переходил в контратаку, помогая полкам центра сдерживать натиск врага.

Тогда главные усилия Мамай сосредоточил против полка Левой руки. В ожесточенной схватке с превосходящим противником полк понес большие потери и стал отходить. В сражение был введен резервный отряд Дмитрия Ольгердовича. Воины заступали на место павших, стремясь сдержать натиск врага, и только их гибель позволяла монгольской коннице продвигаться вперед.

Воины Засадного полка, видя трудное положение своих ратных побратимов, рвались в бой. Владимир Андреевич Серпуховской, который командовал полком, решил вступить в сражение, но его советник, опытный воевода Боброк удерживал князя. Мамаева конница, тесня левое крыло и прорывая боевой порядок русской рати, стала выходить в тыл Большого полка. Ордынцы, подкрепленные свежими силами из резерва Мамая, минуя Зеленую Дубраву, набросилась на воинов Большого полка.

Наступил решающий момент битвы. Во фланг и тыл прорвавшейся золотоордынской конницы ринулся Засадный полк, о существовании которого Мамай не знал.

Удар Засадного полка явился полной неожиданностью для татар. «В великий страх и ужас впадоша нечестивии… и возкликнуша, глаголюше: «Увы нам! …христиане упремудрили над нами, лутчиа и удалыа князи и воеводы втаю оставиша и на нас неутомлены уготовиша; наши же рукы ослабеша, и плещи усташа, и колени оцепенеша, и кони наши утомлени суть зело, и оружиа наша изринушася; и кто может против их стати?…».

Используя наметившийся успех, перешли в наступление и другие полки. Враг обратился в бегство. Дружины русских преследовали его на протяжении 30–40 километров — до реки Красивая Меча, где были захвачены обоз и богатые трофеи. Войско Мамая было разгромлено полностью. Оно практически перестало существовать.

Вернувшись из погони, Владимир Андреевич стал собирать войско. Сам великий князь был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где и был найден после битвы под срубленной берёзой в бессознательном состоянии. Но и русская рать понесла большие потери — около 20 тыс. человек.

 

dmitriy_donskoy_na_kulikovom_pole._hudoz
Дмитрий Донской на Куликовом поле. Художник В. К. Сазонов. 1824 г.

 

 

Восемь дней русское войско собирало и хоронило убитых воинов, а затем двинулось к Коломне. 28 сентября победители вступили в Москву, где их ожидало все население города. Битва на Куликовом поле имела огромное значение в борьбе русского народа за освобождение от чужеземного ига. Она серьезно подорвала военное могущество Золотой Орды и ускорила ее последующий распад.

Весть о том, что «Русь великая одолела Мамая на поле Куликовом», быстро разнеслась по всей стране и далеко за ее пределы. За выдающуюся победу народ прозвал великого князя Дмитрия Ивановича Донским, а его двоюродный брат, серпуховский князь Владимир Андреевич — прозвище Храбрый.

Отряды Ягайло, не дойдя до Куликова поля 30–40 километров и узнав о победе русских, скорым маршем вернулись в Литву. Союзник Мамая не пожелал рисковать, поскольку в его войске находилось немало славянских отрядов. В рати Дмитрия Ивановича присутствовали видные представители литовских воинов, которые имели сторонников в войске Ягайло, и те могли перейти на сторону русских войск. Все это вынудило Ягайло быть максимально осторожным в принятии решений.

Мамай же, бросив свое разбитое войско, с горсткой соратников бежал в Кафу (Феодосия), где был убит. Власть в Орде захватил хан Тохтамыш. Он потребовал от Руси возобновления выплаты дани, утверждая, что в Куликовской битве поражение потерпела не Золотая Орда, а узурпатор власти — темник Мамай.

Дмитрий ответил отказом. Тогда в 1382 г. Тохтамыш предпринял карательный поход на Русь, хитростью захватил и сжег Москву. Безжалостному разорению подверглись также крупнейшие города Московской земли — Дмитров, Можайск и Переяславль, а затем ордынцы прошли огнем и мечом по рязанским землям. В результате этого набега ордынское владычество над Русью было восстановлено.

 

pogrebenie_pavshih_voinov_posle_kulikovs
Погребение павших воинов после Куликовской битвы.
1380 г. Лицевой летописный свод XVI в.

 

 

По своим масштабам Куликовская битва не имеет себе равных в средневековье и занимает видное место в истории военного искусства. Стратегия и тактика, примененные в Куликовской битве Дмитрием Донским, превосходили стратегию и тактику врага, отличались наступательным характером, активностью и целеустремленностью действий. Глубокая, хорошо организованная разведка позволила принимать верные решения и совершить образцовый марш—маневр к Дону. Дмитрий Донской сумел правильно оценить и использовать условия местности. Он учел тактику противника, раскрыл его замысел.

Исходя из условий местности и применяемых Мамаем тактических приемов Дмитрий Иванович рационально расположил на Куликовом поле имевшиеся в его распоряжении силы, создал общий и частный резерв, продумал вопросы взаимодействия полков.

Получила дальнейшее развитие тактика русского войска. Наличие в боевом порядке общего резерва (Засадного полка) и его умелое применение, выразившееся в удачном выборе момента ввода в действие, предопределили исход битвы в пользу русских.

Оценивая итоги Куликовской битвы и предшествующую ей деятельность Дмитрия Донского, ряд современных ученых, наиболее полно изучивших данный вопрос, не считают, что московский князь ставил перед собой цель возглавить антиордынскую борьбу в широком понятии этого слова, а лишь выступил против Мамая как узурпатора власти в Золотой Орде.

Так, А. А. Горский пишет: «Открытое не­подчинение Орде, переросшее в вооружен­ную борьбу с ней, произошло в период, ко­гда власть там попала в руки нелегитимного правителя (Мамая). С восстановлением „законной“ власти была предпринята по­пытка ограничиться чисто номинальным, без уплаты дани, признанием верховенства „царя“, но военное поражение 1382 года ее сорвало. Тем не менее отношение к ино­земной власти изменилось: стало очевид­ным, что при определенных условиях воз­можно ее непризнание и успешное воен­ное противостояние Орде».

Поэтому, как отмечают другие исследователи, несмотря на то что выс­тупления против Орды происходят еще в рамках прежних представлений об отношениях между русскими князьями — «улусниками» и ордынскими «царями», «Куликовская битва, несомненно, стала поворотным пунктом в становлении нового самосознания русских людей», а «победа на Куликовом поле закрепила за Москвой значение организатора и идеологического центра воссоединения восточнославянских земель, показав, что путь к их государственно-политическому единству был единственным путём и к их освобождению от чужеземного господства».

 

pamyatnik-kolonna_izgotovlennyy_po_proek
Памятник-колонна, изготовленный по проекту А. П. Брюллова на заводе Ч. Берда.
Установлен на Куликовом поле в 1852 г. по инициативе первого исследователя
битвы обер-прокурора Священного Синода С. Д. Нечаева.

Времена ордынских нашествий уходили в прошлое. Стало ясно, что на Руси есть силы, способные противостоять Орде. Победа способствовала дальнейшему росту и укреплению Русского централизованного государства и подняла роль Москвы как центра объединения.

Примечание: численность войск, участвовавших в Куликовской битве, рассчитана военным историком Е. А. Разиным на основе общего количества населения русских земель с учетом принципов комплектования войск для общерусских походов (См.: Разин Е. А. История военного искусства. Т. 2. Спб., 1994. С. 272). Такую же численность русского войска определяет и А. Н. Кирпичников (См.: Кирпичников А. Н. Указ. соч. С. 65).

В трудах историков XIX в. эта численность варьируется от 100 тыс. до 200 тыс. человек (См.: Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. V. М., 1993.С. 40; Иловайский Д. И. Собиратели Руси. М., 1996. С. 110.; Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Книга 2. М., 1993. С. 323).

Русские летописи приводят крайне преувеличенные данные о численности русского войска: Воскресенская летопись — около 200 тыс. (См.: Воскресенская летопись. ПСРЛ. Т. VIII. Спб., 1859. С. 35); Никоновская летопись — 400 тыс. (См.: Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. XI. С. 56).

 

Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

Ответить