←  История древнего мира

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Кушанское царство

Фотография Стефан Стефан 08.07 2018

КУША́НСКОЕ ЦА́РСТВО, древнее государство в Центр. Азии. Возникло в сер. 1 в. на месте Греко-Бактрийского царства, после того как племенные княжества разгромивших его юэчжей объединились под властью главы кн-ва Гюйшуань (Гуйшуань, Кушан) Куджулы (Кудзулы) Кадфиза. Ядром К.ц. была Бактрия, столицей – г. Бактры. В 47 Кадфиз отразил наступление Парфии и захватил обл. Гандхара, затем присоединил часть сев.-зап. Индии (кушанские монеты найдены в Шахриназе, Душанбе, Кабадионе, Хороге). Продолжая завоевательную политику отца, Вима Кадфиз во 2-й пол. 1 в. покорил Сев. Индию (до Кашмира). В период его правления началось сооружение ирригац. каналов в Хорезме, Зеравшанской и Вахшской долинах. Была также проведена денежная реформа: введена в обращение золотая монета, близкая по весу (8 г) рим. монете имп. Августа. Расцвет К.ц. пришёлся на правление Канишки. В этот период к К.ц. присоединены Пенджаб, Кашмир, Синд и Уттар-Прадеш; столица царства перенесена в г. Пурушапура (ныне Пешавар). В 90 кушанская армия потерпела поражение от кит. войск под команд. Бань Чао, но уже в нач. 2 в. К.ц. остановило наступление китайцев и предположительно присоединило к своим владениям Вост. Туркестан. При Канишке начался процесс индианизации кушан. Сам Канишка известен в инд. историч. традиции как покровитель буддизма. С сер. 3 в., в период правления Васудевы, в К.ц. началось ослабление позиций центр. власти. В 4 в. часть вост. территорий К.ц. была захвачена Гуптами. Тогда же войска иран. правителя из династии Сасанидов Шапура II (309–379) нанесли поражение К.ц., в результате которого оно потеряло земли по р. Яксарт (Сырдарья), а также Маргиану и части Бактрии (до Термеза). В нач. 5 в. К.ц. разгромлено эфталитами.

 

eb76c91c51ef.jpg

Медная монета кушанского царя Канишки. 2 в.

 

b9b87bfa4901.jpg

Золотая монета кушанского царя Вимы Кадфиза. 2-я пол. 1 в.

 

518416e8891e.jpg

«Лютнистка». Деталь «айртамского фриза». Городище Айртам близ Термеза. 2 в. Известняк. Эрмитаж (С.-Петербург).

 

Как и в Греко-Бактрийском царстве, основа хозяйства К.ц. – поливное земледелие, в т.ч. выращивание риса и хлопка. В Ферганской долине интенсивно развивалось отгонное скотоводство. Высоким уровнем развития отличалось ремесло (произ-во гончарных изделий, хлопчатобумажных тканей, стекла, оружия). Находки кушанских монет (распространены вплоть до Ориссы) свидетельствуют о широких экономич. связях К.ц. Оно вело торговлю с Китаем (по Великому шёлковому пути), Парфией и Римом (К.ц. и Рим обменивались посольствами). Из Китая в К.ц. поступали шёлк и кожи, в Рим – пряности, благовония, драгоценные камни, слоновая кость, сахар. Ввозилась золотая и серебряная рим. монета (рим. золото использовалось для чеканки собств. монеты).

 

Офиц. языком К.ц. был бактрийский, в котором в качестве графич. основы использовался греч. алфавит, а также инд. письмо кхарошти.

 

Бóльшая часть населения К.ц. исповедовала зороастризм и буддизм школы вайбхашика. На монетах времени правления Канишки встречаются изображения из индуистской, буддийской, греч., зороастрийской и шумеро-эламской мифологий. Во 2–3 вв. на территорию К.ц. проникло христианство.

 

Искусство К.ц. представлено бактрийской, паропамисадской, гандхарской и матхурской школами. Характерной чертой жилой, дворцовой (Халчаян, Баграм) и культовой (Сурхкоталь, Матхура, Таксила, Хадда, Буткара) архитектуры К.ц. является наличие центр. зала и колонного айвана, открытого на фасад. Замки и дворцы правителей возводились на высоких платформах, украшались скульптурой и росписями, окружались стенами и укреплениями. При строительстве защитных сооружений использовались пахсовые блоки, сырцовый кирпич квадратной формы, камень-плитняк. Была выработана местная ордерная система на основе эллинистической и староиндийской традиций. В живописи и скульптуре (глиняной, гипсовой, каменной) преобладали мифологич. сюжеты (Буткара, Шотарак), а также тема прославления царей (Халчаян, Дальверзин-Тепе, Матхура); сложилась иконография Будды и бодхисаттв. В стиле скульптуры и живописи К.ц. реалистич. начало постепенно уступило место иератическому. Развитие получили разл. виды декоративного иск-ва: худож. изделия из металла, стекла, драгоценных камней, терракотовые статуэтки.

 

Найденный в городище Айртам т.н. айртамский фриз (2 в.; тематически связан с паринирваной Будды Шакьямуни) – крупнейший памятник муз. культуры К.ц. В его верхней части изображены 5 небесных музыкантш с инструментами: 2-сторонним барабаном (близок гандхарским инструментам), лютней своеобразной формы (гитарообразная с 4 С-образными резонаторными отверстиями в деке), вертикальной угловой арфой (месопотамского происхождения), а также тарелками и парным аэрофоном (напоминают др.-греч. кимвалы и авлос).

 

 

Лит.: Гафуров Б.Г. Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история. М., 1972; История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. А.-А., 1977–1980. Т. 1–5; Вызго Т.С. Музыкальные инструменты Средней Азии. М., 1980; Karomatov F.M., Meškeris V.A., Vyzgo T.S. Mittelasien. Lpz., 1987 (Musikgeschichte in Bildern. Bd 2. Lfg 9); History of civilizations of Central Asia. P., 1992–1996. Vol. 1–3; История Казахстана и Центральной Азии. Алматы, 2001; Боровкова Л.А. Кушанское царство (по древним китайским источникам). М., 2005; Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи древней Евразии. СПб., 2005.

 

Бекмаханова Н.Е., Фраёнова Е.М. Кушанское царство // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/2124418

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.07 2018

КАНИ́ШКА, царь Кушанского царства в 78–123 (имеются и др. датировки). Подчинил почти всю Сев. Индию до Каши (ныне Варанаси), по др. данным, до Магадхи на востоке и р. Нарбада на юге. После изгнания из Вост. Туркестана кит. войск присоединил эту территорию к своим владениям. Перенёс политич. центр царства в Пурушапуру (ныне Пешавар). При К. начался процесс индианизации завоевателей-кушан. К. известен в инд. историч. традиции как покровитель буддизма. Под его эгидой был проведён 4-й буддийский собор, установивший основы догматики сев. буддизма (махаяны). Сам К. сделался одним из популярнейших героев буддийской лит-ры, где ему приписывается строительство храмов, покровительство монастырям и буддийским философам. Однако не исключено, что К. был не буддистом, а зороастрийцем. На монетах его времени попадаются изображения из индуистской, буддийской, греч., зороастрийской и даже шумеро-эламской мифологич. традиций. Правление К. совпадает с расцветом экономики и культуры Сев. Индии и Ср. Азии. Широкое развитие получила торговля с Китаем и Рим. империей.

 

Канишка // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/2041382

Ответить

Фотография Ventrell Ventrell 12.08 2018

Кушаны этнически были какими-то восточными иранцами?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 12.08 2018

Кушаны этнически были какими-то восточными иранцами?

 

ЮЭ́ЧЖИ (др.-кит. – [нг]уат кье), кочевой народ, населявший запад совр. пров. Ганьсу и восток совр. Синьцзян-Уйгурского автономного р-на. Первые упоминания в кит. источниках относятся, возможно, к сер. 1-го тыс. до н.э. В кон. 3 в. до н.э. Ю. успешно воевали с усунями и хунну. Старший сын Тоуманя, правителя хунну, Модэ (Маодунь) находился у Ю. в заложниках, но ок. 209 сумел бежать и, убив отца, встал во главе хунну. В 177–176 Ю. были разгромлены Модэ, их вождь убит (из его черепа сделан кубок). Часть Ю. («малые Ю.») бежали на север Тибетского нагорья. «Большие Ю.» переместились на северо-запад и заняли долину р. Или, изгнав оттуда скифов-сака. После 155 племена усуней в союзе с хунну сумели вытеснить Ю. на юго-запад. Ю. прошли через земли гос-ва Даюань (Давань) в Фергане и утвердились на сев. берегу Амударьи, вдоль границ Греко-Бактрии (см. Греко-Бактрийское царство). Ок. 145 ими был сожжён один из крупнейших городов этого эллинистич. гос-ва – Александрия-на-Оксе (Ай-Ханум). В 126 земли Ю. посетил посол ханьского имп. У-ди Чжан Цянь, который в течение года безуспешно пытался убедить их заключить союз против хунну. Собранные им сведения о Ю., окружающих народах и государствах расширили знания китайцев о мире (фактически они впервые узнали о народах, которые, подобно им, строят города и имеют правильное гос. управление) и стали основой формирования Великого шёлкового пути. Ок. 124 Ю. успешно воевали с Парфией; в битве с ними был убит парфянский царь Артабан II. Ок. 120 до н.э. Ю. двинулись на юг и вторглись в Бактрию, вынудив греко-бактрийских правителей бежать в их инд. владения. В течение полутора столетий Бактрия была разделена между 5 княжествами, во главе которых стояли ябгу. В это время Ю. подверглись мощному влиянию местной иран. и греч. культуры (был адаптирован греч. алфавит), началось распространение буддизма. В 1-й пол. 1 в. н.э. правитель кн-ва Кушана Куджула Кадфиз объединил земли Ю. в единое Кушанское царство.

 

Кит. источники и нумизматич. материалы характеризуют Ю. как европеоидный народ. Не вполне ясно, каким языком они пользовались до переселения на запад; после этого – бактрийским. Греч. источники именуют Ю. тохарами [не путать с т.н. псевдотохарами (см. Тохары) – носителями тохарских языков, получившими своё наименование ошибочно]; в 4–13 вв. в сев. Афганистане, на месте Бактрии, существовала историч. обл. Тохаристан. Возможно, потомками Ю. были эфталиты.

 

 

Лит.: Benjamin C. The Yuezhi: Origin, migration and the conquest of Northern Bactria. Turnhout, 2007.

 

Дмитриев С.В. Юэчжи // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/4933709

 

Другой аспект юэчжийской проблемы – этнолингвистическая идентичность носителей этого имени. Столь крупные исследователи древней Внутренней Азии, как Намио Эгами и Кадзуо Еноки, вслед за Г. Хэлоуном решительно связывают юэчжей со скифо-сакской этнокультурной общностью [Haloun, с. 316; Enoki, с. 227–232]. Не менее распространена и другая позиция, согласно которой юэчжи являются тем самым народом, который в античных и индийских {73} источниках именуется тохарами. Такая идентификация серьезно подкреплена текстами середины и второй половины I тыс. н.э., обнаруженными в Восточном Туркестане, и связывает юэчжей с тохарами Таримского бассейна, говорившими и писавшими на диалектах архаичного индоевропейского языка (тохарский А и тохарский Б) [Иванов, 1967, с. 106–118]. Опыт реконструкции этапов продвижения тохаров на восток и возможных тохаро-китайских языковых связей, предложенный Э. Пуллиблэнком, основательно подкрепляет гипотезу о тождестве юэчжей с тохарами [Pulleyblank, 1966, с. 9–39; 1970, с. 154–160].

 

Более определенное суждение об этнолингвистической принадлежности юэчжей, казалось бы, возможно получить в результате анализа тех языковых материалов, которые представлены памятниками среднеазиатских потомков юэчжей, создателей Кушанской империи. Благодаря эпиграфическим и нумизматическим находкам выяснилось, что кроме греческого и санскрита в кушанской официальной языковой практике использовался иранский язык, несомненно связанный с территорией древней Бактрии и получивший название «бактрийского» [Лившиц, 1974, с. 312–313]. Какой же язык принесли в Бактрию предки кушан, юэчжи-тохары? По мнению В.А. Лившица, речь может идти только о «сакском диалекте кушан» [Лившиц, 1969, с. 48], прямо связанном с хотано-сакскими диалектами Восточного Туркестана. Сакский язык кушан, подобно языку парнов в Парфии, исчез в результате ассимиляции пришельцев местной иранской средой [Там же]. Напротив, В.В. Иванов не исключает тохарской принадлежности первоначального языка тохар-кушан, имея в виду тохарский диалект Кучи [Иванов, 1992, с. 19–20].

 

Вместе с тем именно В.В. Иванов сформулировал гипотезу об этнической неоднородности юэчжийского племенного союза, в который «на определенном этапе наряду с тохарами входили и восточноиранские племена» [Иванов, 1992, с. 17]. Учитывая, что во II в. до н.э. отнюдь не все юэчжи покинули Внутреннюю Азию (согласно китайским источникам, в Ганьсу и Восточном Туркестане остались «малые юэчжи»), В.В. Иванов допускает «факт откочевки на запад, в Среднюю Азию, именно восточно-иранского компонента этого (юэчжийского. – С.К.) племенного объединения, пользовавшегося наряду с другими также этнонимом тохар» [Иванов, 1992, с. 17].

 

Тезис об этнополитической неоднородности юэчжийского племенного союза получил неожиданное подтверждение в результате петроглифических находок в Юго-Западной Монголии, где на скалах ущелья Цаган-гол (Гобиалтайский аймак) среди наскальных рисунков помещался комплекс тамговых знаков [Вайнберг, Новгородова, с. 69–73]. Б.И. Вайнберг исследовала возможные связи цагангольских тамг и показала их единство по начертанию и происхождению с весьма {74} специфической группой тамг Средней Азии и Причерноморья – с тамгами на монетах царей Хорезма, Согда и Бухары, а также с сарматскими тамгами [Там же]. Еще ранее ею было установлено, что родственные династии Согда, Бухары и Хорезма II–I вв. до н.э. вышли из среды кочевых племен, принимавших участие в разгроме Греко-Бактрии, но вместе с тем они никак не были связаны с кушанской династией [Вайнберг, 1972, с. 146–154]. Б.И. Вайнберг именует их «юэчжами дома Чжаову». Именно с этим «домом», согласно китайским источникам, связаны все правящие «дома», созданные юэчжами к северу от Бактрии.

 

Очевидно, что та ветвь юэчжийских племен, тамги которой зафиксированы в Гобийском Алтае, а позднее – в Согде, Бухаре и Хорезме, не была идентична южной кушанской группе юэчжей. По своим генетическим связям северные юэчжи тяготели к сарматским племенам Казахстана и Приуралья, аналогичные цагангольским, тамги которых зафиксированы для III–I вв. до н.э. (о сарматских связях юэчжей см. также: [Мандельштам, с. 194–195]). Цагангольский комплекс тамг свидетельствует о расселении в Юго-Западной Монголии, по крайней мере в пределах Монгольского и Гобийского Алтая, «во второй половине I тыс. до н.э. группы иранских племен» [Вайнберг, Новгородова, с. 71]. Тем самым именно цагангольские тамги надежно подтверждают гипотезу о юэчжийской принадлежности «пазырыкцев», выдвинутую С.И. Руденко, и, более того, об их сарматских (восточноиранских) связях.

 

Этнополитическое разделение юэчжийских племен и их «владетельных домов» во II–I вв. до н.э. на северную и южную группы отражает распад, после тяжелых военных поражений конца III в. до н.э., юэчжийского (тохарского) многоплеменного объединения, создавшего до того во Внутренней Монголии архаичную кочевническую империю, во главе которой стоял единый правитель и которая располагала войском до ста тысяч конных воинов [Hulsewe, с. 119–120]. Об этом периоде юэчжийской истории Сыма Цянь пишет: «В прежние времена (юэчжи) были могущественны и с презрением относились к сюнну» (цит. по пер.: [Крюков, 1988, с. 237]).

 

Очевидно, что еще в V–IV вв. до н.э. тенденция к интеграции в объединение имперского типа полилингвальной и полиэтничной массы скотоводческих племен восточного ареала Великой степи определялась военными потенциями юэчжийского племенного союза, чье господство или военное преимущество было неоспоримым на пространстве от Восточного Притяньшанья и Горного Алтая до Ордоса. Центры этого объединения («имперской конфедерации», по терминологии Т. Барфилда) располагались в центрально-западной части Ганьсу (Хэси), исключительно привлекательной для кочевников по своим {75} природным условиям. Все последующие «имперские конфедерации» формировались по образу и подобию юэчжийской, а эстафету их создания продолжил Маодунь, сын гуннского шаньюя, проведший свои молодые годы в свите юэчжийского царя. {76}

 

Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы Евразийских степей: от древности к Новому времени. 3-е изд., исправл. и доп. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2009. С. 73–76.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 12.08 2018

Кушанское царство в Средней Азии

 

Между 141 и 128 гг. до н.э. Бактрия перестала быть единым государством. Владычество эллинских базилевсов было сокрушено вторжением кочевых племен, пришедших из-за Яксарта. Китайские источники называют их юечжами, греческие, латинские авторы не знают общего названия, но перечисляют отдельные кочевые племена, игравшие главную роль: асианы, тохары и сакарауки. Иногда к ним добавляют еще одно племя – пасиан, но возможно, что здесь результат ошибочного написания, а имелись ввиду те же асианы (см. выше, с. 54).

 

Ход событий II в. до н.э. китайский источник описывает в следующей последовательности: «большие юечжи» двинулись на запад, где столкнулись с другими кочевниками – усунями. Усуни были побеждены, а их вождь (гуньмо) убит. Затем юечжи побеждают «царя сэ» (саков), обитавших в Семиречье, и побежденные саки уходят через «висячий проход» (очевидно район Памира) в Северную Индию. Около 160 г. до н.э. младший сын убитого усуньского вождя, поддержанный гуннами, разгромил юечжей в Семиречье, оттеснил их на запад, а сам, вместе со своим народом, занял Северное Притяньшанье. Пройдя через Фергану, юечжи вторглись в Бактрию. В 128 г. до н.э. посол Чжан Цянь застает в «стране Дахя», т.е. в Бактрии следующую ситуацию: «Дахя не имеют верховного главы, и каждый город управляется своим князем». Однако Чжан Цянь упоминает и главный город страны – город Ланьши (Бактры – Александрия – Балх), где пребывает главный из юечжийских князей. Позднее китайская династийная хроника Хоуханьшу сообщает, что после покорения бактрии юечжи разделились на пять владений, одно из которых – Гуйшуань (Кушан) позднее подчинило себе все остальные. Согласно античной традиции (Помпей Трог – Юстин) «асиане, став царями тохар, погубили сакараваков». Убедительной трактовки этой неясной и не подтвержденной другими источниками фразы пока нет. На юго-западе, в нынешней Туркмении, сохранили свою власть Аршакиды – цари Парфии.

 

Новые завоеватели Бактрии, в немалой степени смешавшись по маршруту своих переселений с другими кочевыми племенами, довольно скоро перешли к оседлому образу жизни и освоили те формы управления и быта, которые сложились в Греко-Бактрии. Даже монеты первоначально они чеканили в подражание монетам Гелиокла и Евкратида. Возможно, что в Согде в I в. до н.э. возникло отдельное владение сакараваков – на монетах двух правителей Согда того времени с греческими и согдийскими легендами встречается слово сакаравак. {91}

 

Новое объединение Бактрии наметилось в начале нашего летоисчисления. Первым начал этот процесс, судя по монетам, правитель Герай из рода Кушан, и произошло это примерно через полтора века после появления юечжей к западу от Яксарта. Но создателем Кушанского царства в китайской хронике назван один из вероятных наследников Герая, Кудзула Кадфиз, имя которого запечатлено не только на монетах, но и многочисленными камнеписными надписями, где он именуется «великим царем». Вот как описывает его царствование Хоуханьшу: «По прошествии ста с небольшим лет (после вторжения юечжей в Бактрию. – С.К.) гуйшуанский (кушанский) ябгу Киоцзюкю (Кудзула Кадфиз) покорил прочих четырех ябгу и объявил себя государем. Его царство называлось гуйшуанским (кушанским). Он воевал с Аньси (Парфией), покорил Гаофу (Кабул) и затем победил и присоединил к своему царству Пуду (Арахозия) и Гибинь (Кашмир). Киоцзюкю умер в возрасте более 80 лет». Его наследник, Вима Кадфиз, судя по тому же источнику, вступив на престол, покорил Тяньчжу (Центральную Индию), управление которой поручил одному из своих полководцев. С этого времени юечжи сделались сильным и богатым государством [Бичурин, II, с. 227–228].

 

К сожалению, точные даты всех связанных с кушанами событий установить затруднительно, так как даты кушанских надписей ведут отсчет по неизвестной нам и несопоставленной с иными эре. Косвенно возможно датировать события по сопоставлению и связи с иными событиями, имеющими в китайских источниках прямую датировку.

 

В начале 90-х годов XX в. в Северном Афганистане близ селения Рабатак была обнаружена стела с надписью на бактрийском языке, установленная во времена царствования Канишки, где приводятся имена первых кушанских царей: «Он (Канишка) приказал сделать изображение этих царей: царя Кудзулы Кадфиза, [его] прадеда, и царя Вимы Такто, [его] деда, и царя Вимы Кадфиза, [его] отца, и также себя самого, царя Канишки» [Симс-Вильямс, 1997, с. 10]. Эта надпись, вкупе с другими источниками, позволила полагать, что начальной датой («эры Канишки», по которой велось летоисчисление последующие 98 лет, был 125 или 133 г. н.э. [Маршак, 2004, с. 49]. Впрочем, не исключена и более поздняя дата, в пределах первого десятилетия II в. н.э. [Захаров, 2004, с. 16]. Тогда правление основателя династии Кудзулы Кадфиза приходится на 30–78 гг. н.э. [Cribb, 1999, р. 188], а его сыном и наследником был не Вима Кадфиз, а Вима Такто, отец Вимы Кадфиза. В таком случае, кушанские монеты с легендой «Царь царей – великий спаситель» чеканили, скорее всего, от имени Вимы Такто.

 

Временем наивысшего расцвета кушан был период правления Канишки. Можно предположить, что он правил либо в 100–126 гг., {92} либо в 120–145 гг. [Cribb, 1999, р. 188, 202]. При нем наибольшее значение приобрели индийские владения династии. Согласно буддийской традиции, Канишка сам принял буддизм, а также стал ревностным распространителем этого учения. Столицей царства был выбран город, на месте которого вырос современный Пешавар.

 

Однако, как видно из Рабатакской надписи, продолжали почитаться и древние зороастрийские божества и их индийские аналоги; в их честь воздвигали храмы, на каменных стелах высекали их изображения ради «сохранения в добром здравии» «царя царей Канишки Кушана» [Симс-Вильямс, 1997, с. 4, 10].

 

Еще до царствования Канишки кушаны предприняли попытку расширения своих владений на восток – в конце I в. н.э. они соперничали с империей Хань в Восточном Туркестане. Между 80-ми гг. I в. и до 130-х гг. н.э. кушаны контролировали часть территории Таримского бассейна и Кашгар, но постепенно утратили там свои позиции. Возможно, что власть кушан на севере распространялась до области Чача (Ташкент), но достоверных сведений на этот счет не имеется.

 

Время существования Кушанского царства было временем наивысшего расцвета античной городской культуры Средней Азии, ее теснейших экономических связей с переднеазиатским западом, ханьским востоком и индийским югом. Официальным языком империи становится бактрийский, вытеснивший из канцелярской сферы греческий. Впрочем, греческий алфавит, приспособленный к бактрийскому языку, остался наряду с индийским письмом кхарошти, официальным письмом Кушанского царства.

 

Сами бактрийцы именовали свой язык «арийским». Вот что сказано о языке царских эдиктов в Рабатакской надписи: «И он (Канишка) издал свой эдикт по-гречески и затем переложил его на арийский язык». Об этом «арийском», т.е. бактрийском языке пишет выдающийся английский иранист Н. Симс-Вильямс: «В первые века н.э. бактрийский мог быть с полным основанием одним из важнейших языков древнего мира. Будучи языком кушанских царей, он несомненно был понятен народам всей огромной Кушанской империи, включавшей территории современного Афганистана и Северной Индии, а также часть Средней Азии. Даже после распада Кушанской империи по-бактрийски продолжали писать по крайней мере еще шесть столетий» [Симс-Уильямс, 1997, с. 3].

 

Судя по монетам, несмотря на распространение буддизма, все местные древние культы Средней Азии не потеряли своего значения. Находки в Северном Афганистане, где Советско-афганская экспедиция обнаружила захоронения кушанских князей, показали высокий уровень кушанского искусства, впитавшего в себя и синтезировавшего как греческое наследие, так и индийские традиции, наложившиеся на местную среднеазиатскую основу. {93}

 

Вскоре после своего возникновения (226 г.) опаснейшим противником Кушанского царства стала Сасанидская держава в Иране. Уже при первых сасанидских царях, Ардашире I и Шапуре I, кушаны понесли ряд поражений, и кушанский царь Васудева в 230 г. даже попытался получить поддержку царства Вэй в Северном Китае. Вероятно, в 260-х гг. кушаны частично утратили свои индийские владения. Впрочем, в III в. Кушанское царство еще сохраняло могущество и власть на покоренных землях в Бактрии. Лишь в IV в. войска Шапура II нанесли кушанам ряд тяжелейших поражений, приведшим к утрате ими приамударьинских земель и постепенному угасанию династии. {94}

 

Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы Евразийских степей: от древности к Новому времени. 3-е изд., исправл. и доп. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2009. С. 91–94.

 

Ответить

Фотография Ventrell Ventrell 16.08 2018

Как-то всё-таки неожиданно видеть в кушанах или их части тохаров.

Привык как-то, что тохары сидели сиднем в своей части Таримского бассейна и никуда не шевелились. :blink:


Сообщение отредактировал Ventrell: 16.08.2018 - 11:10 AM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 16.08 2018

Как-то всё-таки неожиданно видеть в кушанах или их части тохаров.

В этом отношении не всё так просто. Существовали ещё и псевдотохары.

Ответить