←  Политика

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Крепостные колхозники или социальные лифты...

Фотография alexeybo alexeybo 28.06 2017

Единственным реальным "социальным лифтом" была армия. После армия было много способов не возвращаться назад в колхоз - остаться на сверхсрочную службу, поступить в институт, поехать на стройку и т.д.

Социальный лифт в данном случае не совсем правильное понятие. Какой социальный лифт может быть, если колхозник превращается в рабочего?!

Тут надо говорить о вариантах получения паспорта колхозником. А служба в армии была не единственным способом начать жить с паспортом.

Служа в армии колхозник не имел паспорта. Он мог его получить после службы в армии, если начинал работать в городе. Т.е. если переставал быть колхозником. Кроме как после армии паспорт можно было колхознику получить при переходе в другую социальную группу: учащихся, поступив на учебу, завербовавшись на строительство или на работу на предприятие, женившись или выйдя за муж и переехав к супругу в город.

Но это не значит, что колхозник не мог куда-то поехать. Мог, но с соблюдением определенных ограничений и порядка.  

Ответить

Фотография alexeybo alexeybo 28.06 2017

Не эксперт в военных вопросах, но полагаю что в военном ведомстве есть полный перечень всех воинских частей, и при желании установить была ли создана та или иная часть совсем не трудно. Проверяют даже факт награждения какого-нибудь рядового солдата медалью, а уж военные части все перенумерованы.

Перечень есть, но он доступен далеко не всем даже в верхушке армии. К тому же было несколько ведомств, которые имели вооруженные формирования. Людям на местах не приходило в голову проверять вхождение этой части в структуру армии. Там соблюдались все атрибуты обычной части. Даже призывников они получали на пополнение через военкомат.

Никто бы с ними не связывался, если бы знал, что это фиктивная часть, т.к. можно было легко заработать расстрельную статью.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 28.06 2017

Колхозник мог переехать в город только после армии, во всех остальных случаях требовалось разрешение руководства колхоза или еще кого

Вся правда о паспортах и колхозниках


Сообщение отредактировал stan4420: 28.06.2017 - 15:39 PM
Ответить

Фотография K-49 K-49 28.06 2017

Советские колхозники без пенсий
27.06.2017

%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%

Советские крестьяне, составлявшие в сталинское время большинство населения, были лишены пенсий. Пенсии колхозникам начали платить только в середине 1960-х, но и эти выплаты были в разы меньше, чем у горожан — всего 12-20 рублей в месяц. До 1971 года мужчины в колхозах уходили на пенсию в 65 лет, женщины — в 60. Социальное равенство крестьян и горожан было достигнуто в России только в начале 1990-х.

 

Де-юре в 1930-е колхозники получили второе издание крепостного права: они были прикреплены к земле, несли трудовые и денежные повинности, в том числе не связанные с работой на земле — например, обязанность как минимум 6 дней в году отработать на строительстве и ремонте дорог. Продолжением этого поражения в правах было отсутствие пенсий у колхозников. Открытие газовых и нефтяных полей в Западной Сибири в конце 1960-х привело к либерализации политических и социальных отношений в деревне: у государства теперь появлялся новый источник финансирования. О том, как вводилась пенсионная система в колхозах, рассказывается в монографии доктора исторических наук из Вологды Татьяны Димони «Социальное обеспечение колхозников Европейского Севера России во второй половине ХХ века». Мы публикуем часть этой работы.

«До середины 1960-х единой системы государственного пенсионного обеспечения колхозников не существовало. Несмотря на то, что в Конституции СССР 1936 года было закреплено право всех граждан страны на материальное обеспечение в случае старости или нетрудоспособности, до 1964 года эта функция в отношении колхозников возлагалась на сельхозартели. Примерный Устав сельхозартели 1935 года (ст. 11) обязывал правление колхоза по решению общего собрания членов артели создавать социальный фонд для оказания помощи инвалидам, старикам, колхозникам, временно утратившим трудоспособность, нуждающимся семьям военнослужащих, для содержания детских садов, яслей и сирот. Фонд должен был создаваться из полученного колхозом урожая и продуктов животноводства в размерах не свыше 2% от всей валовой продукции колхоза. Колхоз, по возможности, выделял в фонд помощи продукцию и денежные средства.

Пенсия, выплачиваемая колхозом, обычно состояла из натуральных выплат. Например, в Мяксинском районе Вологодской области в 1952 году престарелым членам колхозов ежемесячно выдавали 10-12 кг зерна и обеспечивали дровами. Тем не менее пенсионное обеспечение не носило обязательного характера.

Изучение работы по ликвидации и предупреждению нищенства в начале 1950-х, проведённое районными отделами соцобеспечения Вологодской области, показало, что престарелые и больные люди, часто одинокие (как правило, в возрасте старше 70 лет — самой старшей «нищенствующей» было 103 года) были вынуждены «собирать куски». В каждом районе области таких насчитывалось от десятка до полусотни человек.

%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%

Часть колхозников имела право на государственную пенсию — до 1964 года она назначалась председателям колхозов, механизаторам, специалистам, инвалидам Великой Отечественной войны. Численность таких колхозников была невелика. В Вологодской области в 1963 году насчитывалось только 8,5 тыс. пенсионеров-колхозников, что составляло не более 10% от общей численности престарелых членов сельхозартелей.

По данным бюджетных обследований семей колхозников Вологодской области в годовом денежном доходе семьи размеры пенсии составляли в 1955 году 31 руб., в 1960 — 39 руб., что не превышало 4-6% в бюджете колхозного двора.

Единая система государственного пенсионного обеспечения колхозников была введена законом Верховного Совета СССР от 15 июля 1964 года «О пенсиях и пособиях членам колхозов» (для рабочих и служащих государственные пенсии были установлены в 1956 году). Законом определялось, что пенсия назначалась по старости, инвалидности и в случае потери кормильца. Пенсию по старости получали колхозники, достигшие пенсионного возраста (мужчины — 65 лет, женщины — 60 лет) и имевшие определенный трудовой стаж (мужчины — не менее 25 лет, женщины — не менее 20 лет). Минимальный размер пенсии по старости составлял 12 руб. в месяц, максимальный — 102 руб. в месяц.

Минимальные пенсии по инвалидности, установленные законодательством 1964 году, составляли для инвалидов I группы 15 руб., II группы — 12 руб. в месяц. Минимальные размеры пенсий по случаю потери кормильца имели размеры от 9 до 15 руб. в месяц в зависимости от количества оставшихся нетрудоспособных членов семьи.

Закон о пенсиях и пособиях членам колхозов, введённый в действие с 1 января 1965 года, имел большой общественный резонанс и обсуждался во всех сельхозартелях. В правлениях многих колхозов вывешивались списки колхозников, имевших право на пенсию, проходило их обсуждение на собраниях, списки утверждались правлениями колхозов.

Для выплаты пенсий и пособий в 1964 году в стране был образован Централизованный союзный фонд социального обеспечения колхозников, куда отчислялись доли доходов колхозов (2,5% суммы валового дохода за 1964 год и 4% за 1965 год) и производились ежегодные ассигнования из Государственного бюджета СССР.

%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%

В 1970-е колхозное пенсионное законодательство эволюционировало в сторону сближения с пенсионной системой, установленной для рабочих и служащих. Пенсионный возраст для получения пенсии по старости снижался для колхозников-мужчин до 60 лет, для женщин — до 55 лет. В 1971 году размер минимальной пенсии по старости для колхозников был повышен до 20 руб. в месяц (у рабочих и служащих её размер тогда же составлял 45 руб.). Максимальный размер пенсии колхозников, как и рабочих и служащих, равнялся 120 руб. в месяц. Повышались также минимальные размеры пенсий по инвалидности: инвалидам I группы — до 30-35 руб., II группы — до 20-25 руб., инвалидам III группы — до 16 руб. в месяц.

В 1971 году впервые в законодательстве появилась ещё одна специфическая особенность «колхозной пенсии». Теперь членам колхозов и их семьям пенсии (кроме минимальных) назначались в полном размере, по нормам, установленным для рабочих и служащих, только в том случае, если хозяйство, в состав которого входил пенсионер, не имело приусадебного участка либо размер участка не превышал 0,15 га. В остальных случаях пенсия должна была составлять 85% установленного размера. Это правило распространялось на все надбавки к пенсии и ещё раз было прописано в законодательстве о пенсиях в 1977 году. Пенсионерам, проживавшим в домах для престарелых и инвалидов, выплачивалось 10% назначенной пенсии (но не менее 5 руб. в месяц).

Размеры пенсий колхозникам вновь были повышены в 1980-е. С 1 января 1980 года повышались минимальные размеры пенсий членам колхозов: по старости — до 28 руб. в месяц (с 1981 года минимальный размер пенсии для рабочих и служащих составлял 50 руб.), по I группе инвалидности — до 45 руб., II группе — 28 руб. в месяц. Повышался и минимальный размер пенсии по случаю потери кормильца. Теперь он составлял от 20 до 45 руб. в месяц. С 1 ноября 1985 года минимальный размер пенсий по старости для колхозников был повышен до 40 руб. в месяц.

В 1992 г. вступил в силу Закон РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», который окончательно уравнял пенсии крестьян и горожан.

Ответить

Фотография K-49 K-49 28.06 2017

Экономика и жизнь сталинской деревни в 1946-1953 годах
19.09.2011

131.jpg

Советские колхозы при Сталине были разновидностью трудовых концлагерей, откуда их бесправные обитатели пытались вырваться всеми силами. За год труда в таком аду колхозник получал доход в размере менее трети прожиточного физиологического уровня. Блог Толкователя приводит подробный анализ жизни сталинской деревни в 1946-1953 годах.

О жизни сталинских крестьян мы подробно расскажем на примере некоторых областей. В частности, на материалах исследования Д.В. Милохина и А.Ф. Сметанина «Коми колхозная деревня в послевоенные годы (1946-1958)» о жизни советских илотов в Коми АССР.

Общая информация

В 1946 году в Коми АССР числилось 673 колхоза (в 1940 году – 718). К 1950 году их количество снизилось за счет укрупнения до 400, к 1953 году — до примерно 330. В среднем на колхоз приходилось в 1946 году:

— 64 двора;
— 188 человек наличного населения (250 в 1940 году);
— 76 человек трудоспособного населения (114 человек);
— 56 человек, принимавших участие в общественном хозяйстве (96);
— из них 12 мужчин (37).

К 1953 году благодаря укрупнению, средний размер колхоза увеличился до 100 дворов, по наличному населению – до 302 человек, по трудоспособному – 126 человек. Из них 94 человека принимали участие в общественном хозяйстве. Доля мужчин была по-прежнему ниже, чем в 1940 году – 26 человек (по всей вероятности, остальные погибли на войне).

Демографически деревня переживала жесткий кризис, в частности, речь шла о сокращении трудовых ресурсов. Общая численность мужчин, работавших в колхозах в 1946-1953 годах снизилась с 10,23 тыс. человек до 8,7 тыс. Лишь к 1958 году численность мужчин достигла 11 тыс. человек, что все равно было ниже показателя 1940 года (26,32 тыс. человек) более чем в 2 раза. При этом существенного роста производительности труда в целом не произошло – она понижалась в зерноводстве и крайне медленно росла в животноводстве.

По размеру посевной площади около половины колхозов (46%) имели площадь запашки до 100 гектаров, около 36% имели посевные площади от 100 до 200 гектаров, остальные – от 200 до 300 гектаров. Было также несколько колхозов с площадями от 300 до 700 гектаров.

Для растениеводства были характерны низкие показатели урожайности с гектара. По зерновым урожайность колебалась от 3,6 центнеров с гектара (1952) до 5,6 в 1953 году. Урожайность картофеля была также невысокой – от 16,5 центнеров в 1947 году до 40 центнеров в 1953 году. При этом в 1940 году табличные данные показывают урожайность зерновых в 10,4 центнера с гектара, картофеля – 81,7.

Для личного хозяйства колхозников характерно снижение общей площади – с 5,6 тыс. гектаров в 1940 году до 4,3 тыс. гектаров в 1953 году (в среднем одно хозяйство имело от 12,3 до 12,7 соток в личном пользовании). Поголовье КРС в колхозах в 1940 году составило около 84 тыс. голов, в 1945-1953 годах оно колебалось на уровне 70-80 тыс. (в 1949-1950 годах доходило до 98 тыс. голов). Количество лошадей неуклонно снижалось – с 44,2 тыс. в 1940 году до 30-35 тыс. в среднем в 1945-1953 годах.

При этом производство мяса в колхозах имело тенденцию к увеличению. В 1946 году колхозы достигли цифры валового производства в 1,2 тыс. тонн, а к 1953 году оно составило уже 3,5 тыс. тонн. Надои молока не имели такой тенденции к росту, и долгое время оставались ниже даже довоенного уровня. В 1940 году колхозы Коми произвели 23 млн. литров молока, в 1946 году – 21,5 млн. литров, в 1953 году – 20,6 млн. литров. Более уверенным был рост производства яиц – со 100 тыс. штук в 1940 году до 650 тыс. штук в 1953 году. Сбор картофеля довоенного уровня так и не достиг – в 1940 году было собрано 448,1 тыс. центнеров картофеля, в 1946-1953 годах его сборы колебались от 100 до 285 тыс. центнеров.

Продуктивность колхозного хозяйства была достаточно низкой. Среднегодовой удой молока на 1 корову составил в 1940 году 850 литров, в 1946-1953 годах он составлял порядка 650-900 литров. Настриг шерсти с одной овцы снизился с 1,45 кг в 1940 году до 0,8-1,2 кг. Анализ группировки колхозов по продуктивности молочного хозяйства показывает, что 1946 году 64,6% колхозов имели средние удои ниже 800 литров на 1 корову, остальные давали более 800 литров. В 1950 году доля колхозов с удоями ниже 800 литров снизилась до 47%, доля же артелей, получавших более 800 литров, увеличилась до 53%. Правда, затем эта тенденция на несколько лет прервалась – в 1953 году 75% колхозов показали удои с одной коровы в год ниже 800 литров.

Поголовье продуктивного скота в индивидуальных хозяйствах колхозников имело тенденцию к сокращению – с 30,9 тыс. голов в 1940 году до 19,3 тыс. голов в 1953 году. При этом сокращалось и количество самих хозяйств – с 41,3 тыс. в 1946 году до 33,78 тыс. в 1953 году. Количество хозяйств, имевших (в т.ч. и совместно) КРС традиционно колебалось около 58-68%, доля хозяйств без КРС составляла порядка 32-42%. Хозяйств без всякого скота в 1946 году насчитывалось до 21,6%, к 1953 году их удельная доля сократилась до 14%.

Доля государственных заготовок по молоку в колхозах Коми составляла в среднем от 46 до 56% в 1946-1953 годах, по мясу (без закупок в живом весе) – около 5-10%, по шерсти – от 48 до 98%. В эти заготовки входят госпоставки, госзакупки и натуроплата МТС. По показателям денежных доходов колхозов ситуация была такова:

562.jpg

563.jpg

564.jpg

В 1946-1953 годах возросла механизация работ в колхозах (как за свой счет, так и за счет МТС). По подъему паров механизация выросла с 56% в 1940 году до 90% в 1953 году, севу зерновых – с 9,6% до 57%, по посадке картофеля – с 1,4% до 28%. Уборка комбайнами зерновых увеличила свою долю с 7,4% до 30,4%. Между тем, в ряде сфер механизация развивалась слабо. Уборка картофеля в 1940 году была механизирована на 1,7%, в 1953 году – на 2,5%. В 1959 году для сравнения этот показатель составил 7,3%. Электрифицированность колхозов увеличивалась, однако достаточно скромными темпами – с 1,3% в 1946 году до 19% в 1953 году (в немалой степени за счет укрупнения колхозов). К 1958 году доля колхозов, пользующихся так или иначе электроэнергией выросла до 44%. К 1946 году положение с грузовым автотранспортом в колхозах было печальное – в наличии было лишь 11 машин. К 1953 году их количество выросло до 172 единиц.

46.jpg

Экономика колхозов

Из приведенных выше таблиц видно, что денежные доходы колхозов были относительно невысокими. Это обуславливалось, в первую очередь, государственной аграрной политикой, направленной на получение ресурсов из колхозов. Каждый колхоз получал определенный норматив по обязательным государственным поставкам и государственным закупкам по установленным ценам, выплачивал натуроплату за работу МТС и, разумеется, уплачивал сельхозналог. Доля последнего в денежном валовом доходе колхозов в среднем имела тенденцию к росту (в пределах 1946-1953 годов).

В 1947 году площадь пашни колхозов исчислялась в 104 тыс. гектаров, обязательные поставки для государства рассчитаны с 91 тыс. гектаров. Площадь поставок продуктов животноводства была рассчитана с 417 тыс. гектаров, но точной общей площади нет. В 1949 году обязательные поставки государству продукции животноводства исчислялись с 421 тыс. гектар пастбищ и сенокосов (всего числилось до 651,3 тыс. гектар таких угодий включая пастбища под лесом).

Так, если в 1946 году колхозы направили на уплату налога в денежном эквиваленте до 17,84% валовых денежных поступлений, то в 1947 года эта доля выросла до 19,35%. В 1950 году она составила уже 20,5%, а в 1952 году — 24,9%. Это было равно почти 80% инвестициям колхозов на производственные нужды и почти в полтора раза превышало сумму, выделенную на распределение по трудодням для колхозников.

Государственная закупочная цена килограмма мяса в убойном весе составляла в 1948 году 55 копеек, литра молока – 14 копеек. Это было примерно 10-12% от себестоимости производства 1 килограмма мяса и 1 литра молока. Килограмм зерновых государство закупало по 11 копеек, картофеля – 5 копеек, овощей – 7 копеек. Себестоимость 1 кг. зерна при этом составляла от 1,3 до 2 рублей, картофеля – около 55-65 копеек. Даже в 1958 году, когда закупочные цены были уже в 7-10 раз выше (1 кг. зерна – 70 копеек, 1 кг. картофеля – 40 копеек, овощей – 55 копеек), колхозы несли убытки с каждой тонны зерна – 1400 рублей, картофеля – 130 рублей, овощей – более 1200 рублей.

Соответственно, общая сумма денег, направленная на выплату колхозникам Коми АССР неуклонно снижалась. Если в 1946 году колхозы усредненно на эти цели направили до 35% от валового дохода (19,2 млн. рублей), то в 1952 году — лишь 7,8 млн. рублей (16,5%). Общая ценность 1 трудодня имела тенденцию к снижению:

551.jpg

Если в денежном эквиваленте определенный рост все же произошел (в немалой степени за счет укрупнения колхозов), то в продуктовой части налицо сохранение невысокого уровня. Группировка колхозов по выдаче денег на 1 трудодень выглядит по годам так:

552.jpg

553.jpg

554.jpg

В 1946 году 55% колхозов выдавали в деньгах ниже среднего уровня на 1 трудодень, в 1949 году доля таковых выросла до 71%. В 1953 году по итогам года (несмотря на некоторые послабления) доля таких хозяйств оставалась все же значительной — порядка 62%. Доля колхозов, не распределявших зерно на трудодни, оставалась стабильной — около 12-14%, а доля колхозов, распределявших до 0,5 кг. на 1 трудодень плавно сокращалась:

555.jpg

556.jpg

557.jpg

В целом, доля артелей, вообще не распределявших зерно по трудодням, а также выдававших ниже среднего по республике имела тенденцию к снижению (в немалой степени за счет укрупнения артелей). Если в 1946 году таковых хозяйств было до 73%, то в 1949 году — лишь 57%, в 1953 году — около 54%.

С 1946 по 1952 годы в колхозах не произошло существенного роста выработки по трудодням в пересчете на 1 человека (хотя по сравнению с 1940 годом выработка явно возросла):

558.jpg

Примечательна диспропорция в колхозах между окладами в трудоднях у верхушки и рядовых работников. Так, «получка» няни в детском саду в колхозе в 1946 — 1952 годах колебалась в размере 129-138 трудодней в год. Председатель колхоза в среднем получал в 1948 году 495 трудодней, в 1950 году — 744, а в 1952 году — 600 (за счет укрупнения колхозов). Бухгалтер в колхозе в 1948 году получал 371 трудодень, в 1950 году — 576 трудодней, а в 1952 году его заработок составил «только» 493 трудодня.

Основной денежный доход колхозы, естественно, получали не от поставок государству и госзакупок. Как правило, после выполнения всех этих обязательств, колхозы получали право на реализацию своей продукции на колхозных рынках. В 40-50-х годах доля колхозных рынков в структуре потребления у рабочих в городах составляла около 45-65%, поэтому колхозы могли сбывать свои небольшие остатки (после выполнения обязательных поставок и госзакупок, создания семенного и неделимого фонда и распределения зерна по трудодням) на этих рынках.

В этой связи примечательна структура валовых доходов в денежном выражении у колхозов. Невооруженным взглядом видно, что доля продаж на колхозном рынке у артелей Коми АССР в общей сумме доходов в 1948 составила около 47%, а в 1954 году (несмотря на повышение закупочных государственных цен) — 63,75% (это с учетом даже отходничества и подсобного приозводства).

559.jpg

560.jpg

561.jpg

Проще говоря, колхозы выживали в основном за счет продаж своих продуктов горожанам по высоким ценам на колхозных рынках (они превышали цены в государственной торговле в 2-3 раза в среднем — см. Б.Н. Казанцева «Продовольственный рынок в жизни горожан в 50-60-е годы». 1994).

121.jpg
Жизнь сталинских колхозников: уровень заработка и потребления

Попробуем рассчитать совокупный усредненный доход колхозной семьи из 2-х работников (мужчина и женщина) и двух детей для 1948 года. Средняя выработка трудодней в том году на мужчину составила 311, на женщину — 260. Итого — 571 трудодень. По деньгам (1 трудодень = 1,18 рублей) домохозяйство получило за год 673,78 рублей, по зерну (0,64 кг. на 1 трудодень) — 365,4 килограмма. По картофелю и мясу (по 0,02 кг. на трудодень) — 11,4 килограмма картофеля и столько же мяса (как правило, эти продукты распределялись на трудодни крайне редко). Усредненно на 1 члена семьи в месяц приходилось 7,6 кг. зерна в месяц, 14 рублей (около 28 на работающего), 230 граммов мяса и картофеля соответственно (не надо забывать, что все это выплачивалось раз в год). Возможность приобретения крестьянами в том году продуктов в государственной торговле я исключил, поскольку стоимость 1 кг. ржанового хлеба в 3,2 рубля ситуацию не исправляло (см. таблицу ниже).

Помимо зерна и денег, колхозы также распределяли корма для животных. В 1950 году усредненно средний двор в колхозах Коми АССР получил 381 трудодень, на которые было распределено 183,6 кг. зерна, а для животных — 384 кг. сена и 119 кг. соломы. Естественно, что на это содержать корову было просто невозможно.

Примечательно, что расценки труда колхозников были мизерными даже на фоне рабочих совхозов и механизаторов из МТС. Последние в среднем получали в месяц до 100 рублей (в год гарантированный минимум составлял 1200 рублей и 600 кг. зерном), однако это не спасало от большой текучести кадров. Стоимость трудодня рабочего совхоза составляла около 15 рублей (деньги выплачивались ежемесячно). Шофер автомашины в МТС в 1952 году в год зарабатывал до 522 рублей, сотрудник административного аппарата — до 1400 рублей.

Согласно рациональным (физиологическим) нормам питания на 1 взрослого мужчину, занятого физическим трудом, разработанным Институтом питания АМН СССР в 1978 году, за счет «получки» от колхоза работник мог покрывать только 9-10% от предписанного ему медициной уровня питаня. По данным авторов книги, чисто денежный доход колхозника покрывал только 3,5% от стоимости минимального набора продуктов в госторговле. Стоит также отметить, что если колхозник по тем или иным причинам не выработал положенного минимума трудодней, то он мог лишиться оплаты до 25% от общего числа выработанных (в колхозах Коми АССР на этом основании в 1948 году было не оплачено 256 тыс. трудодней, в 1952 году — 236 тыс.). С 1948 года председатели колхозов получили право также высылать не выполняющих трудовой «минимум» (100-120 трудодней) в Сибирь и на Дальнй Восток (без всякого решения суда). Только за лето 1948 года в СССР число таких ссыльных составило около 23 тыс. человек, из них по РСФСР — около 12 тыс. человек.

В принципе, можно было бы сделать вывод о тотальном вымирании сталинской деревни от недоедания, но ситуацию несколько спасали две вещи: постояный отток из колхозов трудовых ресурсов и, самое важное — наличие собственного приусадебного хозяйства у работников артелей. Согласно Уставу сельскохозяйственной артели, колхозный двор имел право на личный участок размером от 25 до 50 соток. И, естественно, поскольку показатели эффективности ведения хозяйства на этих клочках земли были несравненно выше, а также в целях ограничения потребления крестьян, государство пристально контролировало их.

Сразу же после войны в деревне началась т.н. «борьба с рвачеством», нацеленная на то, чтобы отрезать у колхозников излишки личных подворий (как правило, они возникали за счет прирезок крестьянами брошеных земель). В Коми АССР доля личных приусадебных участков из-за этого сократилась с 5,6 до 5 тыс. гектаров к 1947 году. По всей стране была проведена компания обмеров крестьянских наделов. На судах колхозники недоумевали, почему у них отрезают их жалкие сотки, когда у колхозов большие земельные наделы лежат необработанными.

В 1947 году вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за кражу колхозного имущества», по которому за такое деяние устанавливалось наказание от 5 до 20 лет лишения свободы с возможной конфискацией имущества. По сути, это был дубляж печально известного постановления о «трех колосках» (ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года).
93.jpg

Крестьяне со своего индивидуального хозяйства были обязаны платить государству достаточно большие налоги, прежде всего, т.н. прогрессивный денежный сельхозналог, взимавшийся по вмененной системе. При этом, естественно, реальная доходность сотки земли или единицы скота в учет не принималась. С 1948 года в «связи с ростом доходов колхозников от индивидуального подсобного хозяйства» и по просьбам самих трудящихся было принято увеличение ставок денежного налога (по совкупности показателей — на 30%). С дохода до 2000 рублей в год взимался налог по 11 копеек с рубля (220 рублей), с дохода в рамках 2-3 тыс. рублей в год — 220 рублей с хозяйства и 13 копеек с каждого рубля сверх 2 тыс. рублей (итого совокупно 220 + 130 рублей для хозяйства с доходом в год 3000 рублей). При доходности от 3 до 4 тыс. рублей хозяйство уплачивало 350 рублей и 16 копеек с каждого рубля, превышающего 3 тыс. рублей.

Платить приходилось также за каждое животное, находившееся в хозяйстве. Так, доходность 1 коровы в среднем по РСФСР была установлена государством в размере 2540 рублей в год, в Коми — 1800 рублей. Крестьянин в 1948 году в республике отдавал сталинскому государству за нее налог в размере 198 рублей. Много ли это было? Усредненно, денежный доход от трудодней в республике на 1 хозяйство в том же году составлял 373,59 рублей. Т.е. крестьянин отдавал со своей колхозной «получки» до 53% только за корову.

Проиллюстрировать грабительство крестьян можно следующим примером. Так, колхозница Е.М. Семяшкина из колхоза имени Маленкова Троице-Печорского района заплатила в 1950 году налог в размере 539,04 рублей. Налог был выплачен с:

— 1 коровы;
— 390 кв. метров огорода под картофель;
— грядки в 20 кв. метров;
— 1,5 гектаров сенокосов, которые она арендовала.

Собственно, именно поэтому среди крестьян была так высока доля хозяйств не имевших коров (каждое третье) и никаких животных (каждое пятое-четвертое). Чтобы продекларировать заботу о тружениках села, государство иногда шло на некоторые меры по облегчению налогового бремени, но эти послабления сопровождались издевательскими условиями. К примеру, престарелые и нетрудоспособные мужчины старше 60 лет (женщины — 55 лет) получали 50% скидку на сельхозналог. Но только в том случае, если трудосопобные члены семей не помогали им в хозяйстве. То есть, если сын помог нетрудоспособной матери вскопать грядку, наколоть дров и принести воды, то она по доносу или заявлению учетчиков лишалась «льготы».

В свою очередь крестьяне всеми силами стремились уйти от уплаты налогов путем вырубки фруктовых деревьев, посадке менее дорогих культур. Например, вместо настоящих коров многие хозяйства переходили на т.н. «сталинскую корову» — козу. Налог на нее был на порядок ниже (140 рублей в год), чем на буренку.

Помимо уплаты сельхозналога, советское государство обязывало крестьян уплачивать обязательные страховые взносы, местные налоги, добровольное самообложение, а также приобретать облигации различных займов. К слову, в 1947 году при реализации Второго государственного займа восстановления и развития народного хозяйства СССР колхозники Коми АССР выплатили государству 5,25 млн. рублей, что в пересчете на 1 двор составило около 130 рублей. Отмечу, что практика таких денежных заимствований была прекращена лишь в 1958 году. В 1952-1953 годах колхозники уплачивали государству также подоходный налог с полученных на трудодни продуктов!

Неуплата налогов по закону могла иметь печальные последствия для крестьянина — его имущество конфисковывалось (по решению нарсуда). Общий уровень эксплуатации крестьян в позднесталинском СССР вырос в несколько раз. Если в 1940 году в денежном выражении сельхозналог составил 1,9 млрд. рублей, то в 1951 году — 8,3 млрд. рублей. Впрочем, помимо денежной части налогов, колхозные крестьяне уплачивали со своего хозяйства государству и натуральные налоги (т.н. «государственные поставки»). Так, каждый колхозный двор в республике в северных районах ежегодно был обязан сдавать до 250 литров молока с коровы, в центральных — 180 литров, в южных — 140 литров. Если молока не было, то налог брался по эквиваленту другими продуктами — мясом, маслом и т.п. Закупочные цены у государства были символическими — в 1946 году оно покупало у крестьян молоко по 25 копеек за литр (в госторговле литр молока стоил в 1947 году 5 рублей, в 1950 году — 2,7 рубля).

Килограмм мяса сталинское государство покупало у колхозников по обязательным поставкам совсем по смехотворным ценам — 14 копеек (в госторговле оно стоило 32 рубля за 1 кг. в 1947 году и 11,4 рубля в 1950 году). Килограмм сливочного масла большевики оценивали у крестьян в 4,5 рубля, продавали городскому населению через госторговлю за 66 рублей (1947 год). Помимо мяса и молока, каждый крестьянский двор должен был отдавать государству по обязательным поставкам в год от 40 до 60 кг. мяса, от 30 до 150 штук яиц, а также шерсть, зерно, картофель.

84.jpg

В силу этих причин практически каждое третье хозяйство было в числе тех, кто не мог расплатиться по обязательным поставкам. По молоку их доля достигала до 33%, мясу — 12-18%. Лишь со снижением норм поставок в 1953 году после смерти Сталина количество неплательщиков резко снизилось до 12-15% в среднем. Стоит также отметить абсурдность сталинского законодательства по обязательным поставкам. Колхозники были обязаны уплачивать даже теми продуктами, которых у них не было в хозяйстве. Так, отсутствие куриц не давало освобождения от поставок яиц.

Таким образом, нельзя не отметить продуманность и жестокость политики большевиков по отношению к крестьянам. С одной стороны, колхозный двор был заложником участия его жителей в общественном труде (при выходе из колхоза крестьянин терял право на приусадебное хозяйство), при этом налоговая политика властей вела дело к его сокращению (сокращение посевов, поголовья скота), чтобы избежать налогов. С другой — только приусадебное хозяйство спасало крестьян от голодной смерти, поскольку заработки в колхозах не покрывали и четверти от необходимых продуктов.

Такая политика государства объяснялась стремлением выкачивать из деревни как можно больше ресурсов, оставляя участки самих крестьян в полуживом виде. Это должно было воспрепятствовать их росту и возникновению враждебной «пролетарскому государству» мелкобуржуазной крестьянской стихии. Кстати, разрекламированная правительством компания снижения цен в 1947 — 1949 годах крестьян затронула мало, она принесла облегчение лишь городскому населению.

Государственная ценовая политика носила в отношении жителей деревни дискриминационный характер и касательно расценок в госмагазинах. Из нижеприведенной таблицы можно заметить, что ряд расценок на товары т.н. «народного потребления» устанавливался для жителей сельской местности на 10-20% выше, чем для горожан (при том, что денежные доходы первых были на порядок меньше):

550.jpg

Стоит также сказать пару слов о том, что в социальном плане крестьяне были самой бесправной частью населения. Они не имели профсоюзов, были отключены от государственной пенсионной системы, отпуск по родам у женщин был 2 месяца. Правом на пенсию могли пользоваться только инвалиды войны и председатели колхозов, с 1956 года престарелые колхозники получили возможность получать пенсию по усмотрению артели в размере 10 трудодней и 50 рублей ежемесячно. В целом же, уровень жизни населения колхозников в Коми АССР в 1945 — 1953 годах неуклонно снижался. Многие колхозы балансировали на грани нищеты. Из таблиц выше видно, что доля колхозов, не распределявших продукты на трудодни оставалась достаточно высокой. Особенно удручающая ситуация была в социальных учреждениях (школы, детские сады, которые колхозы сами содержали). Так в 1948 году в детских садах республики на 1 ребенка в день приходилось 100 грамм молока, а питание детей целиком состояло лишь из картофеля и хлеба.

Дополнительным источником дохода для колхозников была охота. Так, крестьянин В.Н. Беляев из колхоза имени Ленина в 1954 году сдал государству шкур на 7 тыс. рублей. Колхозник артели «Красная звезда» в 1952 году сдал государству пушнины на 2783 рубля. Тем не менее, это были случаи скорее единичные, хотя крестьянские хозяйства в немалой степени кормились за счет «даров природы» — сбора ягод, грибов, охоты и рыболовства. В целом же шел рост протестных отношений к политике государства, выражавшийся в увеличении числа «саботажников». Например, количество крестьян, не вырабатывавших минимума трудодней выросло к 1952 году до 16,9% (в 1947 году таковых было 7,3%). Недобросовестность в труде в колхозах была отмечена в 1946 году у 8,5% крестьян, а в 1952 году — уже у 36,7%.

Помимо бегства сельского населения (с 1945 по 1958 год численность сельского населения республики снизилась со 126,6 до 98,2 тыс. человек), другой формой борьбы крестьян с государством была утайка скота. Даже в 1958 году выяснилось, что реально колхозники укрывали от учета каждую седьмую овцу, каждую шестую свинью и каждую пятую козу. Помимо этого, в колхозах процветали хищения, которые никаким законодательством остановить было нельзя. Доходило дело до того, что в некоторых колхозах содержались «неучтенные» стада, мясо от которых делилось между колхозниками. Максимальные по размеру хищения, конечно, совершала колхозная верхушка.

В целом, сталинская система привела российскую деревню к полной деградации и краху — прежде всего, в моральном плане у крестьян, которых десятилетия принуждали к бесплатному, рабскому труду и воровству.


Хороша ты, Советская Власть! - и заплакал.

Ответить

Фотография MHB MHB 28.06 2017

 

техника ведь чужая, ещё освоить надоть...

 

 Извините ув-й г-н stan4420, но у Вас просматривается какая-то необъяснимая тяга к простым и даже примитивным объяснениям событий нашего недавнего прошлого (о давнем Вы, Слава Богу, и не пишите), а всё было гораздо сложней в действительности... Это замечание касается не только "заклёпок", но самого Вашего подхода к истории...

 

Ну и...

Потребность 100 заклепок, производительность станка - 300. И зачем делать - 300?

Был на ГАЗе такой стахановец - Бусыгин, работал в кузнеце, перевыполнял норму что-то на много (не помню на сколько, но не суть). Так вот все, что он наковал за смену сверх плана шло на переплавку...

Накой надо? Потребность 100 заклепок - делай 100, завтра потребуется 150 - будет делать 150 - благо, производительность позволяет.

Ответить

Фотография vital400 vital400 28.06 2017

Экономика и жизнь сталинской деревни в 1946-1953 годах  

прочитал всю статью..похожую больше на полную хрень..налог за корову в 53% от заработка (у нас имели по несколько голов) и количество обрабатываемых площадей в колхозах..понимаю,комбайнов не было,но..в 70-80ых годах,даже в Сибири колхоз в 100чел. обрабатывал в 10-15раз больше..сей-час ещё фермеры и другие хозяйства не вышли на тот уровень..(я про свой район)..простите за очередной флуд..

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 28.06 2017

Советские колхозы при Сталине были разновидностью трудовых концлагерей

дальше не читал - подобной дряни хватило в перестройку

 

Мы с тобой, индеец

вальяжная фамильярность и панибратство не делает вам чести. Избавьте меня от них

 

И ты мне не указ, куда и по какому поводу

я и не указывал - я констатировал. У вас проблемы с пониманием прочитанного?

 

Заградотряды были? - Были. А уж как они расстреливали, во время или после атаки, не так важно. Важно, что расстреливали

чего тлько не услышишь на историческом форуме...

 

Предлагаете с немцев брать пример? Уверен, значительно меньше

как антисоветчик - так и преклонение перед немцами тут как тут.

и ничего ведь неподелаешь - с уверенностью и верой доводами разума бороться бессмысленно...

 

гораздо проще посылать батальон за батальоном на доты противника, наблюдать, как батальоны ложатся штабелями и надеяться, что у врага пулемет заклинит

время о...ных историй? и сколько надо было послать батальонов, прежде чем заклинит один пулемёт у фрицев?

а если у них в роте 10 пулемётов?

и как это РККА ещё не кончилась в 1941 году?...

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 29.06 2017

Своих расстреливать сотнями и тысячами

во как соЛЖЕницыным дохнуло...

 

Никто достоверно не знает

"никто не знает" - но у немцев всё равно лучше!

как говорится - комментарии бесполезны...

 

Сначала подавить огневые точки, а потом идти

чем-то напомнило: https://www.youtube....h?v=ExudhjyhDPs

 

А уж как они расстреливали, во время или после атаки, не так важно

лучше ДО.

так надёжнее


Сообщение отредактировал stan4420: 29.06.2017 - 00:19 AM
Ответить

Фотография Виталич Виталич 29.06 2017

 

Своих расстреливать сотнями и тысячами

во как соЛЖЕницыным дохнуло...

В "правдивой" статье, предложенной Вашим единомышленником alexeybo, есть замечательные строки:

 

"...По данным на 10 октября 1941 года, особые отделы и заградотряды задержали 657364 человека, из них арестовано 25878 человек, из них расстреляны 10201 человек.

1августа по 15 октября 1942 года эти отряды задержали 140755 красноармейцев. Арестовали 3980 человек, из них расстреляли 1189 человек, остальные направлены в штрафчасти."

Ответить

Фотография FGH123 FGH123 29.06 2017

задержали 140755 красноармейцев. Арестовали 3980 человек, из них расстреляли 1189 человек

 

 

Расстреляли меньше 1% из задержанных.


Сообщение отредактировал FGH123: 29.06.2017 - 13:06 PM
Ответить

Фотография alexeybo alexeybo 29.06 2017

В "правдивой" статье, предложенной Вашим единомышленником alexeybo, есть замечательные строки:   "...По данным на 10 октября 1941 года, особые отделы и заградотряды задержали 657364 человека, из них арестовано 25878 человек, из них расстреляны 10201 человек. 1августа по 15 октября 1942 года эти отряды задержали 140755 красноармейцев. Арестовали 3980 человек, из них расстреляли 1189 человек, остальные направлены в штрафчасти."

Так Вы об этом? Так и не удивительно, что на войне расстреливают трусов, паникеров, предателей и шпионов. Может Вы считаете, что их надо было наградить? Или Вы считаете, что они таковыми не являлись?

Вы в своем стремлении извратить действительное положение совсем не желаете увидеть, что эти расстрелы проводились совсем не без разбора. И конечно решили не обращать внимание на задачи заградотрядов, для ознакомления Вас с которыми я и дал эту ссылку. 

Ответить