←  Выдающиеся личности

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Христофор Колумб

Фотография outlander outlander 29.03 2015

Добрый день.
Я сделал интерактирную карту путешествий Колумба и его современников.
http://chronocon.org/chronomap/id/92
 
Очень хотел бы узнать мнение о ней любителей и профессионалов. Интересно как мнения о самой карте,ошибки, неточности, так и о таком формате вцелом.
Ответить

Фотография Nikser Nikser 29.03 2015

Мне напомнило игрушку - Европу.))

Ответить

Фотография outlander outlander 29.03 2015

Оно и должно игрушку напоминать. Так и задумано, мне нравится такой формат.  Я хотел бы всю историю в таком виде посмотреть. Искал такой сервис, ненашёл, и в итоге сделал сам.

Ответить

Фотография Nikser Nikser 29.03 2015

 

Я хотел бы всю историю в таком виде посмотреть.

Есть по ВОВ.

http://www.pobediteli.ru

Ответить

Фотография Stary_Voin Stary_Voin 29.03 2015

Есть по ВОВ.

http://www.pobediteli.ru

Утащил в мемориз, спасибо 

Ответить

Фотография outlander outlander 29.03 2015

Я видел http://www.pobediteli.ru.

На неё я во многом и ориентировался.

Но я хотел сделать масштабируемый проект. Чтобы был режим редактироватия и кто-угодно мог сделать карту, без участия программиста, по типу википедии. Кроме этого можно делать и разные описания одних и тех же событий.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 29.06 2016

Христофор Колумб. Документы, письма, дневники:

 

http://www.universal...23204/ogl.shtml

Ответить

Фотография Шторм Шторм 29.06 2016

Отсюда можно во имя святой троицы отправлять всех рабов, которых окажется возможным продать, и красящее дерево (brasil). И если сведения, которыми я располагаю, справедливы, то, как говорят, можно продать 4 000 рабов и выручить по меньшей мере 20 куэнто, а также продать на ту же сумму 4 000 кинталов красящего дерева (brasil).

 

http://www.universal...4/ogl.shtml#t54

 

Экий благочестивый христианин.

 

Мне нравится история, как Колумб убедил Фердинанда Арагонского и Изабеллу Кастильскую организовать его экспедицию: ссылаясь на Библию (3 Ездры 6:42), он заявил, что соотношение воды и суши равно 1 к 6, а раз так, то плыть до Индии всего ничего.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.07 2016

В качестве дополнения и уточнения:

 

Путешествия Христофора Колумба (дневники, письма, документы) / Под ред. И.П. Магидовича

Пер. с исп. и коммент. Я.М. Света. 2-е изд. – М.: Государственное издательство географической литературы, 1952. – 527 с.; 4 карты.

 

Оглавление:

Колумб и его открытия. – И. Магидович

Договор в Санта-Фе (Capitulación)

Комментарии

Свидетельство о пожаловании титула Христофору Колумбу

Комментарии

Письмо Сантанхелю и Санчесу

Комментарии

Дневник первого путешествия

Комментарии

Булла Inter caetera № 2

Комментарий

Инструкция короля и королевы Христофору Колумбу

Письмо доктора Чанки властям города Севильи

Комментарии

Андрес Бернальдес. Отрывок из «Истории католических королей»

Комментарии

Бартоломе Лас Касас. Описание второго путешествия... (из «Истории Индий»)

Комментарии

Мемориал Колумба Изабелле и Фердинанду

Комментарии

Инструкция Колумба Мосену Педро Маргариту

Комментарии

Тордесильясский договор между королями Испании и Португалии о разделе мира

Комментарий

Письмо Колумба Фердинанду и Изабелле о результатах третьего путешествия

Комментарии

Бартоломе Лас Касас. Описание третьего путешествия (из «Истории Индий»)

Комментарии

Из письма Колумба королям

Охранное письмо Колумба Ролдану

Комментарий

Письмо Колумба «неизвестным сеньорам»

Комментарий

Письмо Христофора Колумба кормилице Дона Хуана Кастильского

Комментарии

Инструкция короля и королевы Христофору Колумбу

Письмо Колумба королю и королеве с острова Ямайки

Комментарии

Отрывок из завещания Диего Мендеса

Комментарии

Послесловие – Открытие Америки и зарождение системы эксплоатации ее коренного населения. – Я.М. Свет

Литература

 

http://publ.lib.ru/A...).[djv-fax].zip

https://rutracker.or...c.php?t=3474289

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 01.07 2016

В качестве дополнения и уточнения:

 

Путешествия Христофора Колумба (дневники, письма, документы) / Под ред. И.П. Магидовича

Пер. с исп. и коммент. Я.М. Света. 2-е изд. – М.: Государственное издательство географической литературы, 1952. – 527 с.; 4 карты.

 

Оглавление:

Колумб и его открытия. – И. Магидович

Договор в Санта-Фе (Capitulación)

Комментарии

Свидетельство о пожаловании титула Христофору Колумбу

Комментарии

Письмо Сантанхелю и Санчесу

Комментарии

Дневник первого путешествия

Комментарии

Булла Inter caetera № 2

Комментарий

Инструкция короля и королевы Христофору Колумбу

Письмо доктора Чанки властям города Севильи

Комментарии

Андрес Бернальдес. Отрывок из «Истории католических королей»

Комментарии

Бартоломе Лас Касас. Описание второго путешествия... (из «Истории Индий»)

Комментарии

Мемориал Колумба Изабелле и Фердинанду

Комментарии

Инструкция Колумба Мосену Педро Маргариту

Комментарии

Тордесильясский договор между королями Испании и Португалии о разделе мира

Комментарий

Письмо Колумба Фердинанду и Изабелле о результатах третьего путешествия

Комментарии

Бартоломе Лас Касас. Описание третьего путешествия (из «Истории Индий»)

Комментарии

Из письма Колумба королям

Охранное письмо Колумба Ролдану

Комментарий

Письмо Колумба «неизвестным сеньорам»

Комментарий

Письмо Христофора Колумба кормилице Дона Хуана Кастильского

Комментарии

Инструкция короля и королевы Христофору Колумбу

Письмо Колумба королю и королеве с острова Ямайки

Комментарии

Отрывок из завещания Диего Мендеса

Комментарии

Послесловие – Открытие Америки и зарождение системы эксплоатации ее коренного населения. – Я.М. Свет

Литература

 

http://publ.lib.ru/A...).[djv-fax].zip

https://rutracker.or...c.php?t=3474289

Это я уже выложил ДО вас:

 

 

Христофор Колумб. Документы, письма, дневники:

 

http://www.universal...23204/ogl.shtml

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.07 2016

Это я уже выложил ДО вас:

Для того, чтобы не попадать в подобные ситуации, читайте, что цитируете:

В качестве дополнения и уточнения:

Так и есть.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 01.07 2016

Нечего тут дополнять и уточнять. Если б я захотел это сделать, то сделал бы это БЕЗ ваших подсказок. Кому нужны исходные данные публикации - они есть по приведённой мной ссылке.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.07 2016

Документы, касающиеся Х. Колумба.

http://www.vostlit.i...menty/spain.htm

http://www.vostlit.i...K.phtml?id=2051

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.07 2016

Нечего тут дополнять и уточнять. Если б я захотел это сделать, то сделал бы это БЕЗ ваших подсказок.

Вы здесь ни при чём. Я предоставляю информацию всем желающим в традиционной форме. Если возникнет необходимость, я и далее буду дополнять и уточнять приведённые кем-либо сведения о литературе по темам обсуждения.

 

Кому нужны исходные данные публикации - они есть по приведённой мной ссылке.

Будьте внимательнее. На странице по ссылке нет важных выходных данных книги (место издания книги, издательство, год выхода). Значит, всё к месту, как и полагается. К тому же, я привёл ссылки для скачивания сканированного варианта указанного издания, что может пригодится для того, чтобы ссылаться на него в публикациях.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 30.10 2017

Христофор Колумб и открытие Америки

 

Историк Владимир Ведюшкин о дневниках Христофора Колумба, подготовке плавания в Индию и великой ошибке, обусловившей великое открытиеНачало формыКонец формы

 

 

12 октября 1492 года три корабля Христофора Колумба бросили якоря около маленького островка из группы Багамских. Эта дата и считается датой открытия Америки ‒ датой, которая вызывает постоянные споры в мире. Когда в 1992 году праздновался масштабный пятисотлетний юбилей этого события, весь мир раскололся. Это относится и к другим аналогичным юбилеям, например к открытию Васко да Гамой морского пути в страны Востока. Представители одних стран говорили о том, что это величайшее событие, которое надо праздновать, другие же, представители латиноамериканских стран, в случае с юбилеем Колумба говорили о том, что ничего радостного и праздничного в этом событии нет: это начало угнетения стран Латинской Америки, максимум, что можно позволить в этот юбилей, ‒ не праздновать, а отмечать.

 

В предшествующие годы и непосредственно в юбилейный год были проведены многочисленные масштабные международные конгрессы, выпущены сотни книг. Многие белые пятна в биографии Колумба и истории его плаваний были действительно закрыты как раз в это время. Но далеко не все. Проблем и загадок в истории Колумба и его открытий остается еще немало. Отчасти это связано с состоянием источников, освещающих жизнь Колумба, те события, которые предшествовали открытию Америки, и те, которые последовали за ним.

 

С одной стороны, этих источников много. В ту эпоху найдется мало людей незнатного происхождения, о которых сохранилось столько источников. Это корпус документов, корпус текстов самого Колумба: его письма, мемориалы, которые он отправлял к разным лицам, завещание, составленные экзотические тексты (например, сборник всех пожалованных ему привилегий или книга его выписок из Библии и сочинений Отцов Церкви и средневековых теологов, которую он составил в последние годы жизни с целью вставить свои открытия, свой жизненный путь в религиозный контекст). Помимо этого, есть довольно много текстов, созданных его современниками, людьми, которые его лично знали и в некоторых случаях принимали участие в его плаваниях. Эти тексты разные по информативности, но в любом случае ими тоже дело не исчерпывается. Сохранились документы. Например, мы знаем поименно всех участников первого плавания Колумба благодаря достаточно строгой финансовой отчетности, которая существовала в Испании в то время. Существует множество других документов. Имеется, наконец, биография Колумба, написанная его сыном.

 

Стоящий особняком, но один из самых важных, самых интересных и в то же время сложных и загадочных источников ‒ это дневник первого плавания Колумба. С одной стороны, это очень редкий случай, когда такой дневник до нас дошел. С другой стороны, дошел он до нас не в авторской версии, а в переработке человека, который знал Колумба, преклонялся перед его памятью, описал его открытия в Америке и потом прославился своей борьбой за права индейцев настолько, что даже получил прозвище Апостол Индейцев, ‒ это Бартоломе де Ла Касас. В его переработке сохранился дневник Колумба. При всей переработке следы авторства Колумба там вполне видны, и источник рассматривается как аутентичный и чрезвычайно важный.

 

Благодаря этим источникам мы знаем о Колумбе очень много. Но в одних случаях его жизненный путь предстает как прямая жирная линия, а в других ‒ как бледный исчезающий пунктир. Суммируем его жизнь на уровне энциклопедической справки. Рождение в семье сукноделов, ткачей в Генуе, детство там же, затем каботажные плавания у берегов Италии в отрочестве. Плавание по Средиземному морю с торговыми целями, в том числе до Хиоса, то есть на самой границе очень быстро усиливавшейся Османской империи. Затем он попадает в Португалию, где оседает благодаря поддержке колонии генуэзцев, которая существовала там в это время, как и во всех крупных торговых центрах Европы. Там он женится. Женой его оказывается португалка итальянского происхождения из семьи, которая относилась к кругу, близкому к знаменитому принцу Энрике Мореплавателю, одному из главных организаторов португальской экспансии вдоль побережья Африки в первой половине и середине XV века. Благодаря браку Колумб оказывается в этой среде более или менее своим, получает доступ ко многим португальским морским секретам.

 

На фоне периодических плаваний по Атлантике то на остров Порту-Санту из Лиссабона, то к побережью Гвинеи, которая в это время очень активно осваивалась португальцами, то в Англию рождается замысел Колумба ‒ замысел западного морского пути в страны Востока. В это время португальцы искали морской путь в страны Востока, пытаясь обогнуть с юга Африку. Когда у Колумба сформировался его замысел, они дошли примерно до нынешней территории Конго. До южной оконечности Африки им еще оставался неблизкий путь. Самое главное, что никто не знал, есть ли южная оконечность Африки, действительно ли существует морской путь из Атлантики в Индийский океан или же, как это выходило по представлениям знаменитого и очень популярного в то время в Европе античного автора Клавдия Птолемея, Африка соединяется некой южной землей с Азией, таким образом, морской путь в страны Востока вокруг Африки в принципе невозможен.

 

Колумб выдвигает идею западного пути, опираясь, с одной стороны, на абсолютно верную идею шарообразности Земли, с другой стороны, на представление о том, что Евразия опоясывает земной шар почти на всю его протяженность в Северном полушарии, так что от западной оконечности Европы до восточной оконечности Азии сравнительно небольшое расстояние. Сам Колумб пишет в маргиналии на одну из книг, которую он активно прорабатывал, когда готовил этот план, что между ними «малое море». Это «малое море» на самом деле состоит из Атлантики, Америки и Тихого океана. С точки зрения Колумба, преодолеть его в условиях развития практики и техники мореплавания того времени было беспрецедентным, но не казавшимся невозможным шагом. Это очень важный момент, в данном случае мы имеем дело с классическим случаем великой ошибки, которая сделала возможным великое открытие. Колумб не получил систематического образования, был самоучкой. Как сейчас бы сказали, он был скорее очень убежденным, трудолюбивым и талантливым дилетантом, чем профессионалом в том, что касалось космографии, навигации ‒ тех наук, которые требовались в практике мореплавания.

 

Он формулирует свой проект, предлагает его португальскому королю, но тот в это время уже сделал ставку на достижение цели вокруг Африки. Это было то время, когда Диогу Кан фактически проделывает путь до Анголы ‒ уже не так много остается до южной оконечности Африки. Кроме того, при дворе португальского короля в числе прочих персонажей были лучшие ученые тогдашней Европы в этой области. Проект Колумба они сходу отвергли как несостоятельный с научной точки зрения ‒ и они были совершенно правы. Колумб же после этого покидает Португалию, перебирается в Испанию. После очень долгих переговоров и ожиданий, которые продлились целых семь лет, ему удается постепенно привлечь на свою сторону влиятельных придворных Фердинанда и Изабеллы, королей Испании. Это были служители церкви, но также аристократы и финансисты. Эти несколько человек (обычно историки называют шесть-восемь фамилий) обеспечили поддержку Колумбу и, наверное, принятие его проекта в конечном счете.

 

Дальше классические и всем известные сведения о четырех плаваниях Колумба, на которых я могу не останавливаться. Что в этом отношении действительно интересно, так это фигура самого Колумба: что это был за человек, контекст, в котором он действовал, чем он руководствовался. На этом я немного остановлюсь. В этом отношении попытки посмотреть, что происходило в мире и кто еще родился, когда родился Колумб, дают очень интересные результаты. Его ровесником был Леонардо да Винчи. То есть Колумб был современником классического итальянского Возрождения ‒ сначала раннего, а потом классического. За несколько лет до его рождения Йоганн Гутенберг открывает великое искусство книгопечатания. Колумб был современником информационной революции, которой немало способствовал своими открытиями. Наконец, в 1453 году, вскоре после рождения Колумба, турки захватывают Константинополь. Гибнет Византия, и турки продолжают натиск на Европу. Это остается очень серьезной проблемой на всем протяжении жизни Колумба.

 

Когда мы пытаемся понять, чем руководствовался Колумб, что им двигало и как объяснить те или иные его поступки, мы сталкиваемся с тем, что он был, с одной стороны, современником эпохи Возрождения, с другой стороны, человеком средневековым, глубоко религиозным, склонным к мистическим озарениям, которые особенно преследовали его в последние годы жизни. Он днями и неделями не снимал с себя одеяния францисканцев, его лучшими корреспондентами и ближайшими друзьями были монахи. Уже упоминавшаяся мной книга пророчеств ‒ это попытки объяснить из текстов Священного Писания, что его открытия предопределены свыше, что он избран, что ему довелось выполнить предназначение Божие.

 

Он верил, что его открытия нужны именно для того, чтобы, попав на Восток из Запада, обойдя тем самым усилившуюся и перекрывшую пути на Восток через Средиземное море Османскую империю, обратить в христианство обитателей Востока. Объединенными усилиями этих новых христиан Востока и христианской Европы можно получить возможность атаковать и вернуть Иерусалим, открыть новый этап всемирной истории ‒ этап полной и безоговорочной победы христианства. Ради этого он действовал, в этом видел цель своей деятельности. При этом он был корыстным, честолюбивым человеком, торговался с королевской четой за свои доходы и привилегии, жестко стоял на своем (в этом отношении он был истинным генуэзцем), но эти богатства нужны были ему, чтобы обеспечить свою конечную цель. Такой был интересный персонаж ‒ человек, которому Европа и мир обязаны столь многим, но который сам видел это совсем иначе.

 

Владимир Ведюшкин ‒ кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, член-корреспондент Мадридской Королевской академии геральдики и генеалогии

 

http://postnauka.ru/video/81298

Ответить

Фотография Шторм Шторм 30.10 2017

Добрый день.

Я сделал интерактирную карту путешествий Колумба и его современников.

http://chronocon.org/chronomap/id/92

 

Очень хотел бы узнать мнение о ней любителей и профессионалов. Интересно как мнения о самой карте,ошибки, неточности, так и о таком формате вцелом.

 

молодец! приятно видеть интересно среди унылого

Ответить

Фотография Стефан Стефан 31.10 2017

Всегда бывает, когда какая-нибудь экономическая задача, выражающая гнетущую потребность, объединяет общества и народы, тогда все силы этих стран, вся наука, вся интеллигенция начинают напрягать мысль в направлении, нужном для ее разрешения. На первый план выдвигаются те науки, которые могут как-нибудь помочь найти нужные ответы. География, до тех пор питавшая Европу архаическими, тысячелетней давности картами Птолемея, стала самой модной наукой. Было известно, что между Средиземным морем и Красным морем тянется узенькая полоска земли. Бесплодно толкались в этот перешеек, думая, что стоит найти из него выход и новый путь в Индию будет открыт. Другими словами, в XV в. искали тот самый Суэцкий канал, который был прорыт только в 1869 г. Отчаявшись выполнить эту задачу, принялись за другую: стали пытаться обогнуть Африку не с востока, а идя из Средиземного моря на запад; о целом континенте, расположенном между Атлантическим океаном и другим, также неизвестным тогда Тихим океаном, понятия не имели. Обогнуть Африку требовалось для того, чтобы тут же, без дальнейших барьеров, попасть в Индию. Взялись за такую экспедицию нации, населяющие именно приокеанское побережье, ‒ Испания и Португалия.

 

По инициативе предприимчивого португальского принца Генриха, прозванного Мореплавателем (1394‒1460), отправлена была первая экспедиция для изучения западноафриканского побережья. Около основанного Генрихом мореходного училища собиралась молодежь, полная предприимчивости и энтузиазма. Вслед за первой экспедицией смелые мореплаватели проникали все дальше и дальше к югу Атлантического океана. Целые поколения мореходов шли вдоль западного африканского побережья, заходили в каждую впадающую в океан реку все с той же надеждой пересечь Африку, которую они представили себе узкой полоской вроде того же Суэцкого перешейка, через какой-нибудь морской пролив, который приведет их в Индийский океан.

 

Уходили флотилии из трех-четырех кораблей, и если два из них возвращались на родину, то результаты плавания считали хорошими. Хотя они шли вдоль берега, но в тогдашних условиях и такое плавание уносило много жертв, ибо опасность ожидала путешественников отовсюду. Такие попытки продолжались лет сорок, пока одним счастливцам не удалось обогнуть выдающуюся часть земли (мыс Балдор, теперешний Могадор). Вот главные даты знаменательных упорных попыток португальских мореходов добиться намеченной цели: в 1445 г. они уже обогнули устье Сенегала и открыли дальше к югу Зеленый Мыс; в 1446 г. был {27} достигнут берег Сиера Леоне; в 1449 г. ‒ острова Зеленого мыса, а затем и Золотой Берег. Ликование было большое, но оно быстро сменилось полным отчаянием. Направляясь от Гвинейского залива к востоку, моряки вдруг наткнулись на тот крутой изгиб материка к югу, который идет к Золотому Берегу. Африка не кончалась. Значит, море, охватывающее Индию, на веки вечные отрезано от других морей, потому что стена африканского материка безнадежно запирает путь к ней. После этого разочарования большинство попыток идти дальше было заброшено.

 

Но в 1471 г. добрались до мыса Лопеса, почти на экваторе; в 1485 г., через 25 лет после смерти Генриха Мореплавателя, его племянник король Иоанн II послал новую экспедицию под начальством капитана Диего Као, который открыл берег и устье р. Конго, а в 1487 г. Бартоломеу Диас добился, наконец, того, что так долго не давалось ни одной из предшествующих экспедиций. Он достиг крайней южной оконечности Африки ‒ мыса, названного им мысом Мучений. Ни он, ни его современники не знали, что они наткнулись на ту самую географическую точку, которую европейцы искали столетиями и впоследствии переименовали в мыс Доброй Надежды ‒ надежды доплыть до Индии. Экспедиция вернулась в Португалию, не использовав своей славной победы. Но самая ткань событий, развернувшихся вокруг вопроса о прямом пути в Индию, все ошибки и представления о размерах и положении Африки явились прямым толчком к открытию неведомого континента.

 

Мысль о том, что можно открыть морской путь в Индию, направляясь не на восток, а на запад, возникла еще задолго до путешествия Диаса, тогда, когда бесконечно тянувшийся к югу западный берег африканского материка, казалось, навсегда заграждал мореплавателям путь в Индийский океан. Смутные, научно еще не доказанные догадки и гипотезы о шарообразности земли уже бродили (в Италии) в умах некоторых географов и не могли не казаться соблазнительными для моряков, все более и более отчаявшихся в возможности обогнуть, наконец, Африку. Но география как наука, без применения которой, по нашим понятиям, нельзя, отправляясь в экспедицию, ступить ни шагу, находилась в состоянии младенчества. И ученые-географы, и невежественные моряки XV в. одинаково не имели даже и приблизительного представления об истинных размерах земли и полагали, что если земля действительно круглая, то вожделенная Индия должна находиться от Испании или Португалии довольно близко, примерно в нескольких неделях морского пути парусного корабля, если идти прямо от Иберийского полуострова.

 

Из скандинавских преданий, из легенд, передававшихся в устной традиции от одних моряков к другим, знали или подозревали не только что за Атлантическим океаном лежит какая-то {28} неведомая земля, но что европейцы (именно скандинавы) уже успели там побывать, хоть это и было очень давно, чуть не за полтысячелетия до португальских и испанских путешествий XV в. Этими гипотезами о шарообразности земли, этими фантастическими понятиями о небольших размерах земного шара, этими преданиями о неведомой земле на западе Атлантического океана были с конца 70-х годов XV в. охвачены все передовые люди Португалии и Испании.

 

Эти идеи овладели всецело умом и волей первого человека, решившего искать Индию не на востоке, а на западе.

 

Как это ни странно, но о Христофоре Колумбе, одном из наиболее знаменитых деятелей своего времени, сохранилось очень мало биографических сведений. По имени он известен всякому сколько-нибудь грамотному человеку на всем земном шаре, но кто он был такой, откуда явился, чем занимался в ранней молодости, еще до того как им овладела упорная, доходившая чуть не до мономании мысль об открытии новых стран, об этом до сих пор ведутся споры и высказываются гипотезы.

 

Даже происхождение, место и год рождения «странного проходимца», как его якобы характеризовали в молодости приютившие его монахи, точно не установлены. Он родился в пределах Генуэзской республики, на севере Италии, но неизвестно даже, в самой ли Генуе или в другом городе или деревне этой торговой республики. Он скрывал даже от своего сына, написавшего впоследствии его биографию, чем занимались его родители и что делал он сам в молодости. Историки города Генуи, нашедшие в генуэзских архивах некоторые документы, в которых упоминается, впрочем, распространенная фамилия Колумб, твердо стоят на том, что эти документы относятся именно к семье великого мореплавателя и что он родился в 1451 г. в семье ткача. Кроме догадок и позднейших легенд, ничего не известно о нем вплоть до 1476 г., когда он, плывя на одном торговом судне в Англию, потерпел крушение у берегов Португалии и очутился в совсем чужом ему городе Лиссабоне, откуда потом все-таки съездил в Англию и вернулся в Лиссабон, где и устроился на жительство, женился и вскоре потерял жену. Его тесть оказался старым моряком, вышедшим из той школы мореходов, которая создалась еще вокруг Генриха Мореплавателя. Уже с конца 70-х годов XV в. у Колумба возникает мысль о том, что искать путь в Индию можно и должно не огибая Африку, как это стремились до тех пор делать целые поколения мореходов, а держа путь на запад и что, переплывя океан, можно очутиться у берегов Восточной Азии. Ближайшей же целью Колумба было открыть таинственную Антилию, остров или группу островов, о существовании которых доходили упорные слухи уже с середины XV в. Один мореход (Санхен) уверял Колумба, что он лично побывал уже на этих далеко к западу лежащих островах. {29}

 

Может показаться непонятным, почему Колумба тогда не предали сожжению за многократные утверждения, что земля круглая, или не заставили, как Галилея, отречься от своих убеждений. Мало того, почему монархи и Ватикан нашли полезным не только выслушивать Колумба, но и построить на основе его предложений целую политическую теорию.

 

На этот вопрос надо дать ответ. Дело в том, что в XV в. папская курия не боялась за свое владычество, поскольку научные споры распространялись лишь в высоких кругах общества; часть духовного сословия не прочь была полиберальничать, выражая интерес и сочувствие к новым теориям. Раз при папе Льве X велись диспуты о бессмертии души, то настаивать на собственном научном убеждении было не страшно, особенно при соизволении короля, материально заинтересованного и находившего нужным в данном случае умерять излишнюю ревность инквизиции в защиту того, в ком он усматривал подходящего агента. Когда же в XVI в. грянула протестантская реформация, движение гораздо менее скептическое и менее освободительное, но направленное против католицизма и связанной с ним власти абсолютизма, охватившее широкие народные массы и оторвавшее от католицизма североевропейские государства, только тогда папство обратилось к свирепейшей реакции и прекратило потворство всем либеральным учениям, которые подтачивали Библию. Выступи Колумб не в 1470, а в 1570 г., он бы, конечно, погиб или подвергся преследованиям со стороны церковников, хотя о шарообразности земли известно было в Европе с античных времен и многие европейские ученые разделяли это убеждение.

 

Было еще одно обстоятельство, которое его ограждало. Свое предложение он сначала внес в Португалии, затем, через своего брата Бартоломео, во Франции, но и тут и там оно рассматривалось не как ересь, а как бред сумасшедшего или в лучшем случае вздорная фантазия и попросту отвергалось. В общем поиски правительственной или частной поддержки длились около 12 лет. Колумб был более удачлив в Испании, куда обратился в последнюю очередь. Испанские монархи Фердинанд и Изабелла, типичные правители своей эпохи, были готовы поддержать прерогативы королевской власти деньгами ради взаимно выгодных предприятий. На практике Фердинанд проводил политику, породившую лет 30 спустя теорию Макиавелли: «Хорош тот, кто хорош интеллектуально, а не морально». Он не только сознательно покровительствовал банкирам, торговцам и начинающейся промышленности, но участвовал как акционер во многих компаниях. После долгих переговоров с Колумбом он учел, что как бы ни было рискованно отпускать средства на неслыханную экспедицию на запад от Африки, в открытое море, которое должно якобы привести на восток, в Индию, необходимые суммы в сущности так ничтожны по сравнению с обещанными результатами, что {30} надо цепляться за малейшие планы победы. Заинтересованность Фердинанда объяснялась также опасениями соперничества Португалии и ее успехов в области мореплавания. В разгар сомнений относительно проектов Колумба, в 1487 г., пришла весть, что Бартоломеу Диас обогнул мыс Доброй Надежды. Надо было торопиться.

 

В идеалистической историографии, склонной признавать руководящую роль героев во всем историческом процессе, долго держалась красивая романтическая легенда ‒ известный канон о гениальном, почти ясновидящем Колумбе, которого озарило внезапное прозрение и который, всеми гонимый, голодный, в лохмотьях, преследуемый насмешками и непониманием, добивается судов и людей для путешествия, в ореоле великого страдальца за идею, героя духа, фанатика новой научной мысли. Особенно способствовали распространению таких взглядов мастера романтической школы Шатобриан, Гейне. Последний называл Колумба гением, благодетелем, «удлинившим цепь, сковывающую человечество», великим бескорыстным идеалистом и негодовал на историков, которые рядом с Колумбом вписали «имя наглое Кортеса». Теперь ни более реалистический и научный подход к историческим событиям, ни более глубокое и обстоятельное изучение материалов уже не позволяют повторять эти искажающие историческую истину красивые вымыслы. Мы знаем, конечно, что Колумб был человеком большой и упорной мысли, воли и смелости, но также и то, что вера в предстоящие свои открытия переплеталась у него с непосредственной алчностью. По своим устремлениям и задаткам он был ближе к Кортесу и другим «конкистадорам» (завоевателям), чем это казалось поэтам. Колумб жил и действовал в эпоху первоначального накопления, когда сама обстановка создала человека, искавшего новых путей, рвавшегося к новым победам, смелого, предприимчивого, полного жажды жизни и уверенности в будущем. И сам он по личным целям был человеком своего времени: он мечтал о богатстве, о золоте, валяющемся под ногами, о том, что он будет в этих новых волшебных странах наместником короля, «великим адмиралом» западного океана и т.д. Он долго, ожесточенно, люто торговался по поводу всех этих будущих своих прав и привилегий, затягивал на целый год подписание договора с казной, жаловался, настаивал на все новых привилегиях для себя. Дело едва не сорвалось из-за слишком уж неумеренных претензий Колумба на будущие доходы и богатства и неясностей тех доводов, которые он приводил в доказательство своих предположений. Он было уже оставил королевскую резиденцию и поплелся искать счастья по дороге в Кордову, когда его догнал верховой гонец и вернул к королеве. Изабелла согласилась. 17 апреля 1492 г. был подписан договор между королем Фердинандом и королевой Изабеллой, с одной стороны, и Христофором {31} Колумбом ‒ с другой. По этому договору король и королева делали Колумба наследственным «адмиралом и вице-королем» всех земель, которые он откроет в будущем, ему навсегда гарантировали 1/10 всех будущих доходов с этих земель, 1/8 всех доходов всякой будущей торговой экспедиции, которая будет послана кем бы то ни было в эти новые страны. Королевским указом от 30 апреля того же года портовому городу Палосу было приказано дать в распоряжение Колумба два корабля (спустя некоторое время дали еще один). Уже раньше Колумб завязал в Палосе связи с очень известными там опытными и искусными мореходами тремя братьями Пинсонами. Они приняли деятельнейшее участие в снаряжении экспедиции и в подборе экипажа. В июле 1492 г. все три каравеллы («Санта Мария» под начальством самого Колумба, «Пинта» и «Нинья» под начальством братьев Пинсонов) были вполне готовы. На всех трех судах было 90 человек матросов и боцманов. Это были матросы, которых наняли Пинсоны, как обыкновенно нанимали матросов в те времена, и легенда, по которой будто бы матросами в распоряжение Колумба были предоставлены преступники из тюрем или отпущенные на волю каторжники, возникла в буржуазной историографии и служила только возвышению самого вождя. Конечно, следует предположить, что все эти люди были неробкого десятка. За все время, что себя помнит человечество, не приходилось предпринимать подобное плавание в неизвестную водную пустыню. Ведь даже самые далекие путешествия XV в. с целью найти морской путь в Индию (о более ранних нечего и говорить) были путешествиями по существу каботажными вдоль западного берега Африки. Тут же приходилось готовиться к плаванию на долгие месяцы, с перспективой длительное время ничего не видеть, кроме воды и неба.

 

3 августа 1492 г., в 8 часов, в присутствии толпы обывателей города Палоса, собравшихся на берегу, Христофор Колумб отдал приказ отчаливать. Началось самое удивительное по своим конечным результатам путешествие, какое когда-либо совершали люди от начала своей истории.

 

Единственную остановку, очень продолжительную (три недели), Колумб сделал на Канарских островах, где чинили руль «Ниньи» и поставили другие паруса. 6 сентября отплыли от Канарских островов и направились в неведомый океан.

 

На карте, служившей Колумбу, нет ничего хотя бы отдаленно похожего на конфигурацию земного шара. Хранил он двадцатилетней давности письмо географа Тосканелли, в котором повторялись предположение об округлости земли и замечание о летописце XI в. Адаме Бременском, который рассказывал, что какие-то исландские рыбаки, отнесенные ветром на запад, приплыли к земле, откуда выбегали красные люди с перьями. {32}

 

Счастье благоприятствовало Колумбу. Погода по большей части держалась великолепная. Но неделя шла за неделей, кроме воды и неба, ничего не было видно. Настроение матросов становилось все беспокойнее с каждым днем, и если дело не дошло до открытого бунта, то, вероятно, вследствие сознания, что без капитанов обратно кораблей не довести, а также вследствие того, что Колумб успел внушить им надежду на скорый конец пути и они каждый день ждали развязки. 6 октября матросы каравеллы «Санта Мария» объявили Колумбу, что они боятся идти дальше и требуют возвращения. Колумбу и старшему Пинсону удалось их в тот день успокоить, а на другой день показались птицы. Воскресла надежда на близость земли. В ночь на 11 октября при лунном свете матрос одной из каравелл увидел в отдалении чуть заметную полосу и положил конец начавшейся на трех суденышках морской трагедии криком: «Земля! Земля!».

 

12 октября 1492 г. Колумб высадился на землю и развернул морской флаг на острове, который был назван Колумбом Сан-Сальвадор (у местных жителей он назывался Гванагани). Он находится в восточной части Багамских островов, к северу от Кубы, на 24° северной широты.5 Следует заметить, что до сих пор ведутся споры, какой именно островок этой группы был первым открыт Колумбом.

 

Уже 28 октября была открыта Куба, огромный плодороднейший остров, неизмеримо превосходивший размерами все десятки островков, с которыми ознакомился Колумб в первые две недели после своего прибытия.

 

Но мореплаватель был несколько смущен, его раздирали сомнения. Золота у местного населения было мало, страна оказалась населенной бедным диким племенем, а Колумбу казалось, что Куба и есть Япония, которая, как он знал, расположена на островах; ему представлялось, что недалеко от этих островов должен находиться Китай, и когда островитяне объяснили ему, что от Кубы к западу лежит большая земля, он решил, что эта большая земля и есть Азиатский материк.

 

Вскоре были открыты и соседние острова ‒ Ямайка и Гаити. Вся эта группа была названа сначала Индией, так как Колумбу хотелось верить, что он у берегов Индии; впоследствии, когда истина обнаружилась, острова стали называться Вест-Индскими (западноиндийскими); со второй половины XVI в. острова Куба, Ямайка, Гаити (Сан-Доминго), Пуэрто-Рико чаще всего называются Антильскими островами; Малым Антильским называется архипелаг небольших островков к юго-востоку от этих четырех больших островов. Земли эти были богаты. Мы знаем, что французы, отнявшие впоследствии у Испании Сан-Доминго, часть Малых Антильских островов (Гваделупу), Мари-Галант, Доминику, Мартинику, англичане, отнявшие у Испании Ямайку, почти все остальные Малые Антильские острова и весь Багамский {33} архипелаг, Соединенные Штаты, отбившие у Испании Кубу и Пуэрто-Рико, не щадили никаких усилий, чтобы вырвать у испанцев эти страны, которые раньше всех других земель Нового Света были открыты Колумбом и объявлены им испанской собственностью. Но это было уже в тот более поздний период европейской колониальной политики, когда постепенно удостоверились, что приходится думать о несколько более замедленном темпе обогащения и что главные сокровища субтропических и тропических стран не столько в их золоте и серебре, сколько в сахарном тростнике, кофе, табаке, хлопке и иных драгоценных продуктах сказочно богатой почвы. Колумб же и его спутники, все продолжавшие бредить о золотых крышах, которыми, по старым сказаниям, покрыты в Китае и Индии дома богатых людей, никаких сокровищ не находили, а вместо золота и алмазов видели бедные шалаши и были разочарованы. Но Колумб ни за что не хотел расстаться со своей мечтой. С островитянами отношения были пока терпимы. Ведь испанских пришельцев было так ничтожно мало (всего 90 человек), что им небезопасно было обнаруживать сразу слишком воинственные и грабительские намерения. Они пока только производили разведку. Что же касается аборигенов, то они не могли при этих первых встречах предвидеть, что это как бы сама смерть высадилась у них и делает первую разведку и что именно тут, на этих островах, будет прежде всего не только провозглашен, но и полностью в какие-нибудь ближайшие 70 лет осуществлен лозунг совершенного истребления всех местных жителей, включая женщин и детей. Этого они, конечно, знать не могли, а пока европейцы их почти не обидели, если не считать, что Колумб обманом увез с собой в Испанию нескольких индейцев, чтобы показать их Фердинанду и Изабелле. Он вернулся из своего первого путешествия в марте 1493 г. и с триумфом был встречен населением и королевским двором. Разочарование было сильно смягчено утверждением Колумба, что он открыл Индию и нужно лишь углубить поиски, чтобы найти и вазы с алмазами, и золотые крыши, и прочие чудеса.

 

Он немедленно стал собираться в новую экспедицию. Слухи о великом открытии быстро распространились по Испании и по всей Европе, и всюду повторяли ошибку Колумба, всюду говорили о новооткрытом западном пути в Индию. Все расспрашивали с жадностью вернувшихся, осведомлялись о новой поездке.

 

В свое второе путешествие Колумб отплыл 25 сентября 1493 г. во главе уже целого флота из 17 судов, из которых три было по тому времени крупных; самым большим кораблем был адмиральский, в 1250 т, на котором находился сам Колумб. С Колумбом отправилось на этот раз около полутора тысяч человек. Среди них были и купцы, и земледельцы, и ремесленники, и авантюристы, надеявшиеся поправить в новых странах свои денежные дела. Во главе их Колумб обосновался на двух {34} главнейших островах Антильской группы ‒ Кубе и Гаити (который он назвал Эспаньола) ‒ и за отсутствием золота и драгоценных камней возымел план организовать торговлю рабами, т.е. хватать коренных жителей и отправлять их на продажу в Испанию, а оттуда в обмен получать новые припасы для первого обзаведения. Он лицемерно утверждал при этом, что будет обращать в рабство лишь людоедские племена как бы в наказание и для исправления. Но на самом деле в виде первого опыта велел схватить несколько сот гаитян, которые никогда не были антропофагами, и с женами и детьми отправил их в Европу. Многие перемерли в пути, остальные прибыли, но тоже вскоре погибли почти все: их так и везли по океану в зимнее время полуголыми, в том виде, в каком схватили на их тропической родине.

 

Насилия испанцев этим не ограничились. Они начали охотиться на местных жителей, как на зверей, убивали и грабили их.

 

Неорганизованные, плохо вооруженные племена отступали с побережья в глубь островов. Начались эпидемии. В 1495 г. произошло первое восстание коренного населения, быстро и жестоко подавленное Колумбом. Не зная, как избавиться от пришельцев-истребителей, восставшие решили, рискуя самим умереть с голоду, перестать обрабатывать землю. Возник голод, от которого прежде всего тысячами гибли сами индейцы. Лишь весною, в апреле 1496 г., вернулся Колумб из своего второго путешествия. На этот раз его приняли очень холодно. Золота он не привез, а привез несколько новых заразных болезней, истощенные в пути жители тропических островов были негодны к работе и быстро вымирали, лишь немногие уцелевшие были по королевскому приказу возвращены на родину, против Колумба выдвинуты были обвинения со стороны его спутников, которые не могли ему простить несбывшихся пока надежд на быстрое обогащение. Когда Колумб собрался в третье путешествие (в мае 1498 г.), то на этот раз охотников переселиться в западную «Индию» оказалось так мало, что на суда действительно пришлось посадить и только что осужденных, и сидевших в тюрьмах преступников. Это путешествие было еще более несчастным, чем второе. На острове Эспаньола (Гаити) снова вспыхнуло восстание, на этот раз уже среди испанцев, привезенных Колумбом. Началась междоусобица. Колумб и его враги жаловались двору друг на друга. Раздраженные всем этим, а особенно тем, что новые открытия не принесли казне сразу ожидаемого дохода, Фердинанд и Изабелла назначили на остров Эспаньола чрезвычайного уполномоченного в ранге губернатора. Новый властелин, прибыв на место, арестовал Колумба, велел заковать в цепи и отправил под стражей в Испанию, где его, впрочем, освободили от суда и следствия. Он и еще раз (в четвертый и последний) побывал в Новом Свете: отправился он туда 11 мая 1502 г., а вернулся в ноябре 1504 г. В это путешествие он открыл {35} восточное побережье Американского континента (берег Гондураса). Вскоре после возвращения он скончался, завещав положить на свой гроб цепи, в которых его за несколько лет до смерти привезли из открытого им Нового Света.

 

С точки зрения исторической подрыв авторитета Колумба, раздражение испанского двора против него, разочарование в тех слоях испанского общества, которые мечтали о быстром обогащении в Индии, помимо вышеизложенных причин, объясняются в большей мере открытиями португальцев, единственных тогда соперников Испании на океанских путях. Скандальная репрессия, которой был подвергнут великий мореплаватель, явилась грубой формой отместки особенно за последний сильный удар, нанесенный Испании блистательным успехом, которого, по непроверенным еще слухам, в эти годы достигла Португалия.

 

В то самое время, когда Колумб тщательно искал Индию на Антильских островах, Европу облетело известие, что настоящая, уже совсем бесспорная, в самом деле сказочно богатая Индия действительно найдена.

 

В 1498 г. португалец Васко да Гама, следуя по заброшенному пути Диаса, обогнув мыс Доброй Надежды, взял курс на север, пересек Индийский океан и высадился в Каликуте (Кожикоде) ‒ крупном торговом центре юго-западного индийского побережья, завершив славное открытие морского пути в Индию. Но португальцы продолжали беспокоиться об опасности конкуренции Испании и расспрашивали местное население, не опередил ли их Колумб, между тем как Колумб до самой смерти своей 21 мая 1506 г. не знал, что он открыл континент, ничего общего с Индией не имеющий.

 

Уже при жизни Колумба, как мы видели, в Испании и при дворе, и в торговых кругах имело место некоторое разочарование по поводу экономических результатов его открытий. И верили и не верили, когда он упорно продолжал утверждать, что новооткрытые им страны ‒ это восточные берега Азии и что нужно лишь еще несколько усилий, чтобы добраться, наконец, до вожделенной страны. Но уже вскоре после смерти Колумба окончательно удостоверились, что он открыл какой-то совсем неведомый континент, обладающий, правда, природными богатствами, но нуждающийся в очень большом приложении труда, чтобы начать приносить торговую выгоду. Правда, были уже найдены месторождения золота и серебра и были признаки, что дальше возможны еще гораздо более обильные находки. Но во всяком случае не было и сравнения между этой загадочной страной, самого существования которой никто и не подозревал, и великолепной Индией, открытой португальцами. Как раз в первые 20 лет XVI в. португальские экспедиции во главе с королевским уполномоченным Альфонсо дʼАльбукерке и в первые годы после его смерти захватывали на Индийском побережье то Гоа, то {36} Малакку, о чем сообщал чуть ли не каждый корабль, приходивший в Европу. Приходили все новые и новые радостные известия об открытии островов и островков Индонезии, еще более богатых пряностями, чем сама Индия. В этом свете не приходится удивляться тому, что в Испании испытывали неудовлетворенность открытиями Колумба.

 

При занятиях историей необходимо избавляться от присущей нашему мышлению слабости, заключающейся в стремлении к модернизации, т.е. к привычке невольно переносить наши современные представления и понятия, с которыми мы сжились, на более раннюю эпоху. Конечно, сейчас нам кажется несколько странным сравнение экономического и политического значения Америки с Индией. Под Америкой мы понимаем огромный континент, по размерам значительно превышающий Европу. Известно, что на этой земле расположены необъятные пространства богатейших государств ‒ Соединенных Штатов Америки, Аргентины, Бразилии, Канады и др.

 

Сравнение такого комплекса земель и богатства с Индией, которая при всех своих материальных ресурсах, пребывая в течение нескольких столетий в зависимости от колонизаторов, лишь совсем недавно получила возможность рационально их использовать, может, повторяю, в настоящее время показаться странным. Для XX, как и для XIX в., наше недоумение, естественно, правильное, для XVIII в. оно было бы не совсем правильно, а для XVII и XVI вв. ‒ и совсем неправильно. Тогда Индия была много богаче тех земель, которые были открыты к западу от Европы.

 

Относительная ценность, придаваемая современниками каждому из новых морских путей в отдельности, была ясно выражена в следующем акте. Когда после первого путешествия Колумба в Португалии пришли к заключению, что открытая им Индия во всяком случае не та Индия, которую искали европейские мореплаватели, а какая-то другая страна, гораздо менее богатая, то по настоянию португальского правительства в 1494 г. было заключено соглашение, явившееся одним из стержней дальнейшей дипломатической истории Европы.

 

По Тордесильясскому договору, заключенному представителями Испании и Португалии и утвержденному римским папой Александром VI Борджа, устанавливался следующий раздел земного шара. Демаркационная линия проходила в Атлантическом океане, к западу от островов Зеленого мыса, по меридиану, на протяжении свыше 200 км, примерно вдоль 50° западной долготы. Если взять линию, отступающую примерно на 30 морских миль к западу от Африки у Зеленого мыса, все дальнейшее на запад, что будет найдено, весь Атлантический океан, все земли, которые уже были открыты ‒ имелись в виду открытия Колумба ‒ или которые еще не открыты, принадлежат Испании. Все, {37} что будет открыто из неведомых земель к востоку от этой линии, ‒ Португалии. Договор, следовательно, исключал из права владения какие бы то ни было державы, которые могли бы впредь выступить на поприще открытий. И французы, и англичане, и немцы были заранее лишены права владения любыми странами, которые могли быть открыты в будущем. {38}

 

 

5 Очевидно, современный о. Уотлинг. (Ред.). {415}

 

Тарле Е.В. Очерки истории колониальной политики западноевропейских государств (конец XV ‒ начало XIX в.). М. ‒ Л.: Наука, 1965. С. 27‒38, 415.

Ответить