←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Политика императоров в отношении язычества...

Фотография Стефан Стефан 06.11 2016

"Начало культа императора в Риме связано с именем Гая Юлия Цезаря Октавиана, внучатого племянника и приемного сына Гая Юлия Цезаря.

 

Первым образцом для культа Августа был культ его предшественника – Юлия Цезаря. Образцом для подражания для Юлия Цезаря, как и для многих полководцев того времени (и далее самого Октавиана) был Александр Великий, или Македонский. Кроме своих знаменитых ратных деяний, Александр совершил еще одно дело, перевернувшее античный мир – он провозгласил себя богом, Дионисом во плоти11. Эта идея нашла благодатную почву на эллинистическом Востоке – практически все цари, от великих до самых малых, правившие на том огромном пространстве, которое в ходе завоевание Александра было включено в русло греческого языка и культуры, получали божественные почести и назывались «богами», «благодетелями», «спасителями» и т.п.

 

За два столетия, предшествующие приходу к власти Цезаря, жители Римской республики, благодаря контактам с покоренными странами греческой культуры вполне усвоили те греческие идеи, на которых базировалась сама возможность деификации, возведения в достоинство бога. Представление о «сверхчеловеке», ином, чем другие смертные, было весьма привлекательным, но в то же время образ эллинистического монарха был отвратителен для благородного римлянина12.

 

Обычно считается, что поклонение человеку как богу было чуждо римскому менталитету в период Республики13, и лишь контакты с эллинистической средой сделали римлян более привычным к этим восточным по сути понятиям. Однако несправедливо было бы полагать, что идея божественной власти была полностью чужда римскому народу и была принесена с Востока.

 

Согласно современным исследованиям, трудно сказать, когда греческая цивилизация начала влиять на латинян и их культуру, вернее, когда она не влияла на нее. Вряд ли существовала «догреческая римская религия» и «чистая римская религия»14.

 

Безусловно, в поздний период Республики Рим находился под сильным греческим влиянием, но первичный контакт с греческой культурой произошел гораздо ранее благодаря этрусскому15 влиянию на римлян.

 

При анализе республиканской религии выявляются следующие тенденции, которые подробно описывает G. Woolf в своей статье16.

 

Во-первых, римляне твердо верили, что за два с половиной столетия до образования олигархической республики ими правили цари. Многие воспоминания о царском периоде были резко отрицательными и напоминают истории греков о времени тиранов. Однако есть и положительные воспоминания – особенно об основателях Рима, а также культ, основанный на традиции, восходящей к этим царям17. Римляне почитали как богов древних царей Пика, Фавна и Латина, правивших в Лациуме18, о которых в «Георгиках» пишет Вергилий (I. 498):

 

Боги вы нашей земли, Индигеты, Ромул, мать Веста!

Вы, что Тускский Тибр с Палатином римским храните!19

 

Создание римской религиозной системы приписывается царю Нуме, возлюбленному нимфы Эгерии. Ромул, мифический основатель Рима, по преданию – сын Марса, в конце своего царствования он был вознесен на небо (Плутарх. Ромул. 27. 720), и его почитали как Квирина. Более древний предок-основатель, Эней, считался выходцем из Трои, бежавшим в Италию во время Троянской войны, считался сыном Венеры. Юлий, один из сыновей Энея, был основоположником римского рода Юлиев. Статуя Венеры Генетрикс (Родоначальницы) стояла в храме21 на форуме Цезаря22.

 

Предание гласило, что до Энея место будущего основания Рима посетил Геркулес. Ему совершался культ у Ara Maxima рядом с портом на Тибре. Считалось, что Геркулес тоже был вознесен после смерти.

 

Даже во время Республики некоторые ритуальные функции выполнял «rex sacrorum» – буквально «царь ритуалов». Это явно подразумевает сакральную роль царей23.

 

Во-вторых, в руках правящей аристократии, заменившей царей, также была сосредоточена сакральная власть разного рода. Многие аристократические фамилии считали (и мы не можем сказать, насколько серьезно или несерьезно они это воспринимали) богов своими предками. Так, Юлии вели свой род от Венеры.

 

Религиозное главенство в Риме имел Сенат, совет бывших магистратов, которые оставались в нем пожизненно. Именно декретом Сената был запрещен культ Вакха в 186 г. до Р.Х. (после чего последовали репрессии). Сенат разрешал ведение новых культов, и, как правило, о введении того или иного культа ходатайствовала коллегия жрецов. Ей же поручалось во время кризиса обращаться к Сивиллиным книгам, исполнявшим роль оракула. Сенаторы монополизировали членство в этой и других значимых жреческих коллегиях.

 

Некоторые виды жречества, например, flamen Dialis – фламин Юпитера, могли иметь только люди, принадлежащие к узкому кругу семей, то есть патриции, которые вели свой род от сенаторов «времен царей». Сенат имел в первую очередь религиозный, а не светский авторитет и связанное с ним превосходство над прочими гражданами в государстве24.

 

Некоторые важные ритуалы требовали присутствия этой римской элиты для ролевого представления богов. Наиболее известным из таких представлений является триумф, в котором полководец-победитель, неподвижно стоящий на колеснице, торжественно проезжал по Риму.

 

На нем была пурпурная мантия, которую потом заменила вышитая тога («toga picta»), в руках его был скипетр с фигурой орла, на голове – золотой венок. Лицо его было покрыто красной краской, охрой, как лик Юпитера Капитолийского. Царь, а позже триумфатор, был одет, как Юпитер, и являлся народу, как земной Юпитер, Есть мнение, что это были одежды не Юпитера собственно, а царя этрусков, которые потом были перенесены на Юпитера25.

 

Другой подобный ритуал, как служение богине Весте, исполнялся весталками, незамужними женщинами из аристократических семей26.

 

В прочих ритуалах статуи богов несли с почетом по городу или ставили на пирах в домах римской аристократии27.

 

Власть «pater familias» (главы семьи) в отношении его рабов была безграничной, но этого, однако, нельзя сказать в отношении его жены и детей28. Для своих рабов (и вольноотпущенников) он был эдаким «царьком», они находились под его властью, «potestas». Вольноотпущенники, хотя и не были рабами, должны были демонстрировать верность – «fides». Бывший хозяин теперь становился их патроном. Вольноотпущенники были также частью римской фамилии. Также существовали и параситы – бедные люди, питавшиеся от стола фамилии и бывшие практически на положении вольноотпущенников. Все эти люди – рабы (servi), вольноотпущенники (liberti), параситы (parasiti) и другие незнатные люди, которые прибегали под покровительство главы семьи в обмен на верность ему (fides) – были клиентами (clientes) и составляли клиентуру главы семьи29.

 

Монархическая власть, принадлежащая pater familias, была постоянной, законной и наследственной. Гений главы семьи был объектом поклонения в имении. Поклонение совершали рабы, вольноотпущенники и другие клиенты. Неясно, насколько в этот культ были вовлечены жена и дети.

 

В период империи поклонение гению императора было знаком рабского положения, положения вольноотпущенника, клиента – социальной стигмой30.

 

Бесценным источником описания римского быта является римская комедия. Однако этот источник требует правильного подхода. Необходимо осознавать, что взрывы хохота в аудитории вызывало то, что автор, как в неких Сатурналиях, менял все местами, и речи рабов говорили господа, а господа вели себя как рабы. От обычных описаний быта никто смеяться бы не стал31.

 

В одной из пьес Плавта («Псевдол») изображен находчивый раб Баллион, обманывающий своего молодого хозяина, влюбленного в девушку-рабыню Финикию Каллидора. Хозяин Финикии грозится продать ее, но хитрый раб улаживает дело. После этого Каллидор восклицает, веля другому рабу:

 

Скорее приготовь заклание,

Мясников веди, животных жертвенных вот этому

Вышнему Юпитеру! Он выше Юпитера!32 (Псевдол. 323 и далее)

 

В другой пьесе того же Плавта (Ослы. 660–710) (кстати, цитата из этой комедии стала поговоркой «человек человеку волк») мы видим другого юного и влюбленного безумца, хозяйского сына Аргириппа. Раб Либан хитроумно достал для Аргириппа деньги на покупку его возлюбленной – рабыни Филении, но прежде чем вернуть их, устраивает настоящие Сатурналии, римский праздник, во время которого все идет «шиворот-навыворот», люди меняются социальными ролями. Либан заставляет молодого хозяина встать перед ним, рабом, на четвереньки, и ездит на нем, как на коне, потом требует, чтобы Филения обняла и поцеловала его, а потом доходит до такого состояния, которое современный психиатр назвал бы манией величия. «Я отдам тебе деньги, если ты воздвигнешь мне статую и алтарь и принесешь мне быка как богу – прямо здесь! Ибо я – твое спасение (Salus, римское божество)!». Это все, конечно, несерьезно, но это, несомненно, инверсия, и инверсия того, что существовало на самом деле: для раба хозяин был богом и спасением33.

 

В другой пьесе Плавта (Пленники. 860) снова имеется подобная инверсия реальности. Парасит Эргасил приносит добрые вести пожилому римскому гражданину о том, что его сын жив, и напрямую требует, чтобы привели ягненка и приготовили все для жертвоприношения ему, параситу, «ибо я для тебя – сильнейший Юпитер, и Спасение, и Удача, и Свет, и Радость, и Счастье» (перечисляются соответственно имена богов: Salus, Fortuna, Lux, Laetitia, Gaudium). Прочие примеры подобных мест у Плавта также приводятся в литературе34.

 

Параситу надо в этом случае поклониться «как богу», а для несчастного и обрадованного отца он и есть бог.

 

В мировоззрении римлянина богом мог стать всякий – вопрос в том, для кого богом.35

 

Так, четырехлетний умерший мальчик в надписи, сделанной его безутешными родителями именуется «ты – наш бог» и выражается уверенность в том, что они будут под его защитой36.

 

Другой пример, возвращающий нас на поле брани, столь близкое по духу каждому римлянину, состоит в следующем. Если один из воинов во время битвы спасал другому жизнь, то спасителя венчали «corona civica» – венком из листьев дуба, дерева Юпитера37.

 

История дубового венка как награды упоминается в источниках с III в. до Р.Х. Сначала венок сплетал сам спасенный, в дальнейшем это была награда, присуждаемая герою командующим битвой38.

 

Спасение жизни было величайшим benefacio, благодеянием – и с этим сложно не согласиться. Спасенный должен был чтить спасителя, как своего отца, pater familias. Поскольку дуб был символическим деревом Юпитера и, тем самым, его иерофанией39, то спаситель становился для спасенного Юпитером. Следует напомнить, что боги для римлянина – это не персонифицированные существа, а именно «действие», в данном случае – «спасение от смерти».

 

Параллель между pater familias и Юпитером здесь прослеживается очень явно. Глава семьи, как и спаситель воина, был Юпитером, но не для всего народа римского, а для ограниченного теми или иными условиями (спасение, принадлежность к римской семье-фамилии) круга лиц.

 

Октавиан Август в 27 г. до Р.Х. спас отечество от гражданской войны и после этого получил привилегию иметь дубовый венок из золота на дверях своего дома. Здесь прослеживается двойной смысл. Во-первых, он спас от бессмысленной смерти в братоубийственной войне бесчисленное множество своих сограждан. Во-вторых, это был символ все усиливающейся власти, власти монарха – и неслучайно Юпитеров венок стал эмблемой последующих императоров.

 

Еще до этого события, в 86 г. до Р.Х. претору Марию Гратидиану были воздвигнуты статуи и совершены возлияния в компитах, городских святилищах, в рамках частного культа, в благодарность за начатые им денежные реформы40.

 

В конце II до Р.Х. великому победителю тевтонов и кимбрийцев Гаю Марию римляне стали делать возлияние за обедом – также, как своим домашним богам. Это тоже относится, несомненно, не к государственному, а к частному культу.

 

Наиболее ярким примером будет, пожалуй, речь римского оратора Цицерона к знатному римлянину П. Корнелию Лентулу Спинтеру41, использовавшему свои связи для того, чтобы вернуть Цицерона из ссылки. Цицерон пишет: «Отец мой, бог, и спасение [Salus – имя божества] моей жизни, моей судьбы, моего имени и памяти обо мне!» («Рarens, deus, Salus nostrae vitae, fortunae, memoriae, nominis»). Конечно, Цицерон не совершал богослужения Лентулу – оба были сенаторами, равенство социального статуса делало это практически невозможным, но публичная похвальная речь была ответом оратора на полученное им благодеяние. Это все тот же принцип – «do ut des» – обмен дарами, «даю, чтобы ты дал», основной принцип религиозной жизни римлян42.

 

Рим распространил свое владычество над той частью мира (именно, Малой Азией, Грецией и Египтом), где культ правителя (понимаемый в широком смысле) уже существовал в разнообразии форм. О культе правителя среди народов, живших к северу от Альп, на Иберийском полуострове, в Северной Африке, известно мало. На востоке от Адриатического моря, однако, существовало множество разновидностей этого культа, истоком которых был, в первую очередь, культ, явившийся результатом взаимопроникновения верований и культур, начало которому положил Александр Великий (Македонский) и продолжили его диадохи. Александр был инициатором культа правителя, хотя определенный энтузиазм в народе уже имелся43.

 

Это взаимопроникновение культов происходило на греческой (македонской) основе и традициях системы почестей, греческих полисов, оно использовало греческое изобразительное искусство (иконографию) и придворный ритуал Ахеменидов, который, в свою очередь, впитал элементы египетской, вавилонской и других религиозных традиций. Ахемениды не были богами в собственном смысле, но включались в сложную цепь взаимоотношений между ними и целой иерархией богов на подчиненных им территориях44.

 

Придворный церемониал Ахеменидов, введенный Александром при своем дворе, как казалось грекам, включал почестей более, чем стоило оказывать смертному человеку45. Но вскоре греки, а за ними и римляне, стали сами использовать эти ритуалы.

 

Сначала римские аристократы и военачальники, а затем императоры и их родственники, посещая регионы империи, получали от местных властей и сообществ обычные для этой культуры почести. Можно составить целый список римских магистратов последних двух веков до Р.Х., которые получили божественные почести (isothei timai), а также царские регалии общественным голосованием в Греции46.

 

Греки, воспринимавшие римлян как освободителей от захватчиков, были полны энтузиазма от той справедливости и законности, которые римляне устанавливали в завоеванной Греции47. Тацит (Анналы. IV. 56)48 рассказывает, что жители Смирны (Малая Азия) в 195 г. до Р.Х. в консульство Марка Порция возвели храм богине Роме. Жители самой Греции с восторгом встретили Тита Квинкция Фламинина, как своего освободителя. Везде ему были воздвигнуты алтари, в его честь пели хвалебные гимны и приносились жертвы, как пишет Плутарх, «даже до наших дней», и приводит концовку гимна:

 

Верность великую римлян мы чтим,

Клянемся ее охранять.

Девы, воспойте

Зевса великого, римлян и Тита.

О, Пэан Аполлон! О, Тит избавитель! (Плутарх. Тит. 16. 4)

 

Надписи свидетельствуют, что его имя писалось рядом с именами богов. В Халкиде есть посвящение – «Титу и Гераклу», «Титу и Аполлону». Плутарх пишет, что это почитание было абсолютно искренним из-за его благородства. Видимо, в других случаях подобные почести воздавались не только из-за благородства завоевателей, но и по другим, более низменным причинам. Греческая лесть недаром вошла в поговорку у римлян.

 

Римские правители провинций получали такие же почести от своих благодарных подданных. Самый яркий пример, пожалуй, Цицерон – в Киликии ему предложили статуи, святилища и скульптурные колесницы – но он от них отказался49.

 

После II Пунической войны особенно горячие поклонники Сципиона Африканского стали намекать на его божественное происхождение и особую близость к богам50.

 

Известны истории почитания военачальников периода поздней Республики: Сертория в Испании, который ввело, согласно легенде, некое божество в виде оленя, и Юлия Цезаря в Галлии, где вплоть до 69 г. почиталась часть его «мощей»51.

 

Эти кажущиеся трансформации локальных религиозных туземных культов с целью приспособиться к религии завоевателей можно сравнить с карго-культами52.

 

Однако тот факт, что культ правителя прижился в западных провинциях, может свидетельствовать о подготовленной базе. Культ правителя может свидетельствовать также о кризисе местных религиозных систем53.

 

Римские традиции в этом смысле очень отличались от греческих. Однако греческие идеи проникали в Рим, и такая тенденция развивалась и среди римлян. Они почитали таким образом своих «освободителей» – например, братьев Гракхов54. После убийства Гракхов люди с помощью религиозного культа выказывали свою любовь к ним и печаль об их смерти. Статуи Гракхов были поставлены в заметных местах, сама земля, где они были убиты, была названа священной, туда приносили первые плоды урожая. Многие приходили и поклонялись статуям ежедневно, подобно тому, как перед статуями богов (Плутарх. Гай. Гракх. 17. 2).

 

После победы над кимбрами и тевтонами народ, приписывая победу Марию, называл его третьим основателем Рима и ему на застольях приносились возлияния наравне с богами (Плутарх. Марий. 27. 5).

 

Цицерон отказался от подобных почестей, которые были предложены в свое время Марию Гратидиану55. Сам Цицерон считал, что умерших родных надо почитать, как богов.

 

Местные формы культа предков у римлян хорошо известны, хотя и не под этим именем. Благородные семьи сохраняли изображения своих выдающихся предков вместе с культовыми статуями ларов и пенатов, божеств семейного культа. Известное описание похорон знатного римлянина, описанное во II в. до Р.Х. историком Полибием, включает упоминание о процессии, в которой участвовали актеры в масках, изображающие выдающихся предков покойного. На ежегодном празднике, Паренталии, на могилах усопших родственников устраивалась трапеза, которая разделялась культовым образом с покойными.

 

Гладиаторские бои с непременным убийством одного из соперников также проводились на похоронах знатных римлян56, и могут быть рассматриваемы как эквивалент человеческих жертвоприношений (однако римляне никогда их не считали таковыми).

 

Наиболее документированным свидетельством являются «божественные почести» («caelestes honores») Юлию Цезарю в последний год его правления в качестве диктатора. Марк Антоний, покорив Египет и покорившись Клеопатре, получил титул нового Диониса-Осириса, а Клеопатра была Афродитой-Исидой57.

 

Август и его культ были хоть и чем-то новым, однако возникли не на пустом месте. Много было взято из прежней римской традиции, что-то – через контакт с культурой эллинизма или более примитивными культурами58.

 

К концу римской республики поэтический эпитет «бог» по отношению к человеку стал очень популярным. Идея апофеоза Юлия Цезаря, несомненно, имела свои корни в этих влияниях59.

 

Римское государство как таковое существовало и при республике, и получало поклонение в персонифицированном виде («богиня Рома») от эллинов60. Рим это унаследовал, покорив Восток Александра, и стал настоящим, по сути, преемником Александра61. Место монарха в римском обществе было «спрятано» в глубинах социума – в первой ячейке римской социальной структуры, римской фамилии, в лице ее главы – pater familias. Но лишь до поры до времени. Когда явился Юлий Цезарь, а потом и Август, доселе скрытые тенденции стали подниматься вверх, подобно глубинным водам, пробивающимся через слои почвы. И это придает божественному почитанию римского императора иной колорит, чем обожествлению правителя в других странах62.

 

 

11 Nock A.D. Notes of Ruler-Cult, I–IV // The Journal of Hellenistic Studies. Vol. 48. Part I. 1928. P. 23–24.

 

12 Ferguson E. Backgrounds of Early Christianity. Michigan, 1987. P. 161.

 

13 Taylor L.R. The Divinity of the Roman Emperor. Middletown, Connecticut, 1931. P. 54; Warde Fowler W. Romans Ideas of Deity. Oxford, 1911. P. 428.

 

14 Muth R. Römische Religio // Serta philological Aenipotana. 7/8. 1961. P. 247–250.

 

15 Так, одежда Юпитера и, соответственно, полководца-триумфатора пришла от этрусков (Gradel I. Emperor Worship... P. 35).

 

16 Woolf G. Divinity and Power in Ancient Rome. P. 243–245.

 

17 Fears J.R. Princeps a diis electus: The Divine Election of the Emperor as a Political Conceptat Rome. American Academy in Rome Papers and Monographs. 26. Rome: American Academy. P. 85–119.

 

18 Cuss D.F.C.J. Imperial Cult and Honorary Terms in the New Testament. The University Press Fribourg. 1974. P. 29.

 

19 Здесь и далее текст приводится по изданию: Публий Вергилий Марон. Буколики. Георгики. Энеида. М.: Худож. литература, 1971.

 

20 Здесь и далее ссылки и текст приводятся по изданию: Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 2-х т. Т. 1. М.: Наука, 1994.

 

21 Weinstock S. Divus Julius. Oxford, 1971. P. 56.

 

22 Цезарь позже поместил в него и статую Клеопатры.

 

23 Woolf G. Divinity and Power in Ancient Rome. P. 243.

 

24 North J. Democratic Politics in Republican Rome // Past and Present. 1990. № 126. P. 3–21.

 

25 Gradel I. Emperor Worship... P. 35.

 

26 Woolf G. Divinity and Power in Ancient Rome. P. 244.

 

27 Ibidem.

 

28 Saller R.P. Patriarchy, Property and Death in the Roman Family. Cambridge University Press, 1994. P. 102.

 

29 Saller R.P. Personal Patronage under the Early Empire, 1982. P. 155.

 

30 Gradel I. Emperor Worship... P. 36.

 

31 Hanson J.A. Plautus as a Source Book for Roman Religion // Transactions and Proceedings of the American Philological Association. 1959. № 90. 48–101; Gradel I. Emperor Worship... P. 49.

 

32 Здесь и далее текст приводится по изданию: Тит Макций Плавт. Собр. соч. В 3-х т. Т. 2. М., 1997.

 

33 Gradel I. Emperor Worship... P. 50.

 

34 Hanson J.A. Plautus as a Source Book for Roman Religion... P. 48–101.

 

35 Gradel I. Emperor Worship... P. 48.

 

36 Plecket H.W. An Aspect of the Emperor Cult: Imperial Mysteries // Harward Theological Review. V. 58. № 4. 1965. P. 334. Note 14.

 

37 Имеется следующее мнение исследователей. Дерево Юпитера Величайшего – это более благородный Quercus robur, в частности, его разновидность – зимний дуб, который цветет в начале лета, находясь, таким образом, без цветения дольше, чем вторая разновидность, летний дуб, который цветет в середине или конце весны. «Юпитера земного», то есть воина-спасителя венчали «короной» из более простого Quercus ilex, Дуб каменный. Однако I. Gradel справедливо замечает, что венок делали просто из того дуба, который рос рядом с полем боя.

 

38 Gradel I. Emperor Worship... P. 49.

 

39 «Иерофания» (от греч. ιερός (священный), и φανός (светоч, свет) – проявление священного (религиоведческий термин, введенный М. Элиаде (Элиаде М. Священное и мирское. МГУ, 1994. С. 17)).

 

40 Последующие два примера взяты из Gradel I. Emperor Worship... P. 49–50.

 

41 Weinstock S. Divus Julius. P. 293 и далее. Публий Корнелий Лентул Спинтер в заговоре против Цезаря и его убийстве не участвовал, но позже выдавал себя за одного из участников заговора, желая разделить их славу.

 

42 Gradel I. Emperor Worship... P. 52.

 

43 Taylor L.R. The Divinity of the Roman Emperor. P. 21–28.

 

44 Kuhrt A. Usurpation, Conquest and Ceremonial: From Babylon to Persia // Rituals of Royalty: Power and Ceremonial in Traditional Societies / Ed. by Cannadine D. and Price S.R.F. Past and Present Publications. Cambridge: Cambridge University Press, 1987. P. 20–55.

 

45 Дройзен И. История эллинизма. Т. 1. Ростов-на-Дону, 1985. С. 366.

 

46 Price S.R.F. Rituals and Power: Roman Imperial Cult in Asia Minor. Cambridge, 1985. P. 40–47.

 

47 Cuss D.F.C.J. Imperial Cult and Honorary Terms in the New Testament. University Press Fribourg, 1974 P. 28–29.

 

48 Здесь и далее ссылки и текст приводятся по изданию: Корнелий Тацит. Анналы // Корнелий Тацит. Сочинения в 2-х т. Т. 2. СПб.: Наука, 1993.

 

49 Woolf G. Divinity and Power in Ancient Rome. P. 243–244.

 

50 Культура древнего Рима / Под ред. Голубцовой Е.С. Т. 1. М., 1985. С. 160.

 

51 Woolf G. Divinity and Power in Ancient Rome. P. 245.

 

52 York M. Pagan Theology: Paganism as a World Religion. New York University Press, 2003. P. 11.

 

53 Woolf G. Divinity and Power in Ancient Rome. P. 245.

 

54 Charlesworth M.P. Some Observations on the Ruler Cult, Especially in Rome // Harvard Theological Review. XXXVIII. 1935. 1. P. 22.

 

55 Cuss D.F.C.J. Imperial Cult and Honorary Terms in the New Testament... P. 30.

 

56 Woolf G. Divinity and Power in Ancient Rome. P. 245–246.

 

57 Klauck H.-J. The Religious Context... P. 395.

 

58 Ibidem.

 

59 Ibidem.

 

60 Rōmē – по странному стечению филологических обстоятельств, означает на греческом языке «сила», что не могло не влиять на восприятие покорителей-римлян греческим менталитетом. ῥώμη, дор. ῥώμαή: 1) сила, крепость, мощь; 2) духовная мощь, мужество; 3) могущество; 4) вооруженные силы, войско.

 

61 Ferguson E. Backgrounds of Early Christianity. P. 17.

 

62 Gradel I. Emperor Worship... P. 49–50" (Джарман О.А. Культ императора в Древнем Риме и Италии в межзаветную и раннехристианскую эпоху // Христианское чтение. 2012. № 2. С. 60–71).

 

http://christian-rea.../2012-02-03.pdf

Ответить

Фотография Staroff Staroff 06.11 2016

Спасибо,Стефан.

1.так Культ Императора связан с одним конкретным императором(культ личности) или это скорей культ титула "император"?

Как появлялся новый император,КИ адресовался уже новому? или по-прежнему Октавиану Августу?

 

2.Почему Октавиан Август прозван Октавианом?

Не связан ли Культ Императора со словом(именем?названием?) Октавиан или может с числом 8?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 07.11 2016

Спасибо,Стефан.

Пожалуйста, Staroff.

 

1.так Культ Императора связан с одним конкретным императором(культ личности) или это скорей культ титула "император"?

Это культ римских императоров (августов) - правителей Римской империи.

 

Как появлялся новый император,КИ адресовался уже новому? или по-прежнему Октавиану Августу?

Следует различать две стороны религиозного поклонения римским правителям: культ живого и культ почившего императора. Некоторых умерших монархов Рима ждало посмертное обожествление - консекрация ("божественные" Август, Клавдий I, Веспасиан, Тит, Нерва, Траян, Адриан, Антонин Пий, Луций Вер, Марк Аврелий, Пертинакс, Коммод, Септимий Север, Каракалла, Александр Север и др.). Вследствие этого им посвящали храмы, где культ обожествлённого после смерти императора поддерживали жрецы-фламины.

 

2.Почему Октавиан Август прозван Октавианом?

В 44 г. до н.э. Г. Октавий был посмертно усыновлён Г. Юлием Цезарем. Он условно назван Октавианом, хотя при жизни так никогда не именовался.

По римским обычаям, усыновленный принимал преномен, номен и когномен того, кто его усыновлял, а свое родовое имя сохранял в измененном виде с суффиксом -an-, которое занимало место второго когномена: "Octavius" - "Octavianus" ("Октавий" - "Октавиев").

 

Не связан ли Культ Императора со словом(именем?названием?) Октавиан или может с числом 8?

Нет. Родовое римское имя (номен) Octavius (Октавий) - от лат. octavus - "восьмой".

 

Информация о конкретных римских именах:

http://kurufin.ru/ht...praenomina.html

http://kurufin.ru/ht...nomina_a-b.html

http://kurufin.ru/ht...nomina_a-c.html

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 08.11 2016

Побеждает будущая «ортодокия», Арий ссылается на далекий Рейн… Однако, лидер ортодоксов Афанасий попадает в резкую опалу и до Юлиана, последователи сосланного епископа полностью доминируют при императорском дворе.

Афанасий Великий тоже, как и Арий, был сослан. И он тоже являлся епископом (в Александрии). Так что в ваших словах здесь есть некоторая двусмысленность. Я не понял, какого именно из двух сосланных епископов последователи получили преобладание при дворе императоров (кроме Юлиана)? Насколько я знаю, не все императоры были сторонниками арианства. Были среди них и ортодоксы...

 

 

Возможно, что попытка Юлиана возродить старые верования, каким-то образом дискредитируют ариан. Ортодоксы возвращаются и уже планомерно, последовательно происходит вытеснение ариан со всех важных постов императорской бюрократии, закончившейся эдиктами Феодосия.

По сути дела, победа ортодоксов над арианами - дело рук Феодосия Великого, который был фанатичным ортодоксом. До его прихода к власти в восточной части империи официально преобладали ариане.

 

 

было ли арианство более веротерпимой формой христианства?

Хрен редьки не слаще...

 

 

В февр. 313 г. на встрече в Медиолане (совр. Милан) императоры Константин Великий и Лициний приняли постановление, получившее название «Миланский эдикт» (греч. пер.: Euseb. Hist. eccl. X 5. 2-14; лат. текст известен по рескрипту Лициния от 13 июня 313 к наместнику Вифинии: Lact. De mort. persec. 48. 2-12).

Этот текст известен как Никомедийский эдикт Лициния 313 года.

 

 

вскоре последовал запрет христианам заниматься нек-рыми интеллектуальными профессиями

Оригинальная формулировка...

 

 

ИМПЕРАТОРОВ КУЛЬТ  одна из форм гос. религии в Др. Риме. В Риме И. к. оформился в правление имп. Августа Октавиана

Август был не только учредителем императорского культа, но и первым императором (в современном смысле слова, а не в республиканском римском). Что является знаковым фактом. При жизни Августа богом был признан Цезарь, тогда как сам Август просто наименовался Священным (что и означает его прозвище - Август). К примеру, Страбон до конца своей жизни различает Цезаря и Августа только прозвищем, именуя первого божественным Цезарем, а второго - только Священным (Себастом) Цезарем. Августом его Страбон не именует, а просто переводит имя Август на греческий, получая эпитет Себаст. Обладая культом уже при жизни, обожествлён Август был только посмертно.

Ответить

Фотография Staroff Staroff 08.11 2016

тогда как сам Август просто наименовался Священным (что и означает его прозвище - Август).

интересно.

А не значит ли это,что появился жрец или жрецы,к которым и перешла роль "божественных"?

т.е. не произошло ли разделение власти на светскую и духовную?


Сообщение отредактировал Staroff: 08.11.2016 - 17:15 PM
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 08.11 2016

Александр совершил еще одно дело, перевернувшее античный мир – он провозгласил себя богом, Дионисом во плоти11.

Обожествление Александра произошло ещё когда он покорил Египет и стал фараоном. Как и все предыдущие фараоны, Александр тем самым стал живым Гором. Насколько известно мне, "живым Дионисом" он себя не провозглашал. Хотя всячески подчёркивал, что его поход (особенно в Индию) служил имитацией-повторением походов Диониса и Геракла для покорения Азии (и Индии). Ср. речь философа Анаксарха, с целью убедить греко-македонян обожествить Александра. Новым же Дионисом, насколько я помню, провозглашал себя не Александр, а Митридат Эвпатор.

 

 

За два столетия, предшествующие приходу к власти Цезаря, жители Римской республики, благодаря контактам с покоренными странами греческой культуры вполне усвоили те греческие идеи, на которых базировалась сама возможность деификации, возведения в достоинство бога. Представление о «сверхчеловеке», ином, чем другие смертные, было весьма привлекательным, но в то же время образ эллинистического монарха был отвратителен для благородного римлянина12.

Надо заметить, что деификация была присуща и для собственно римской религии. К примеру, Квирин это ничто иное, как деифицированный Ромул. А Юпитер с эпитетом Индигет - деифицированный Эней. В обоих случаях речь идёт об обожествлении смертного, не обязательно с корнями в более позднем времени.

 

 

Согласно современным исследованиям, трудно сказать, когда греческая цивилизация начала влиять на латинян и их культуру, вернее, когда она не влияла на нее. Вряд ли существовала «догреческая римская религия» и «чистая римская религия»14.

Абсолютная истина. Влияние греков на римлян обнаруживается очень давно, и едва ли не с самого момента зарождения Рима. Отделять греческое, либо этрусское влияние от Рима - дело неблагодарное. Ибо это влияние со временем и неотъемлемой стало частью того, что служило основой сущности Рима. Рим без его корней (которые необязательно исконно римские) - немыслим.

 

 

Юлий, один из сыновей Энея

Не Юлий (Julius), а Юл (Iulus, Ιούλος). А миф о том, что Юл являлся сыном Энея - имеет поздние корни. Скорее всего, этот миф был придуман самим Цезарем, как часть традиции рода Юлиев (ср. комментарии схолиаста Сервия к Энеиде, кн. 2, где Сервий прямым текстом называет Цезаря первым, кто указал Юла сыном Энея).

 

 

Наиболее известным из таких представлений является триумф, в котором полководец-победитель, неподвижно стоящий на колеснице, торжественно проезжал по Риму.   На нем была пурпурная мантия

Первым стал публично одевать пурпурные одежды как знак почёта к собственному лицу (за многочисленные победы), кажется, Дионисий Старший - тиран Сиракуз в первой половине 4 века до н. э.

 

 

Власть «pater familias» (главы семьи) в отношении его рабов была безграничной, но этого, однако, нельзя сказать в отношении его жены и детей28.

Почему нельзя? Для раннего, доправного периода истории Рима - вполне даже можно. Только с развитием римского права, права патер фамилиас стали ограничиваться. Со временем даже в отношении рабов были попытки умерить власть хозяина.

 

 

Все эти люди – рабы (servi), вольноотпущенники (liberti), параситы (parasiti) и другие незнатные люди, которые прибегали под покровительство главы семьи в обмен на верность ему (fides) – были клиентами (clientes) и составляли клиентуру главы семьи29.

Эти отношения принято называть патронатом или клиентелой.

 

Непонятно только, почему автор так акцентирует на клиентском характере рабов и вольноотпущенников, при этом слабо подчёркивая тот факт, что всё республиканское общество Рима было пронизано отношениями патроната. Потому что вокруг наиболее знатных и влиятельных патер фамилияс (обычно это были патриции, но со временем и многие знатные плебейские рода приобрели подобный авторитет) всегда витал ареал их славы, привлекавший к ним людей, которые обращались к ним за принятием их в число клиентов подобных патрициев. По сути дела позднеримский патрициний (форма покровительства знатных римлян общинам колонов или отдельным колонам), известный шире как колонат - ничто иное, как эволюция клиентелы.

 

 

Так, четырехлетний умерший мальчик в надписи, сделанной его безутешными родителями именуется «ты – наш бог» и выражается уверенность в том, что они будут под его защитой36.

В риме всегда имелся семейный культ предков-покровителей. Именно об этом тут, думаю, речь.

 

 

Следует напомнить, что боги для римлянина – это не персонифицированные существа, а именно «действие»

Обсуждение отношения римских богов и действия - вопрос старый и богато обсуждаемый в специальной библиографии. Всеобщего консенсуса тут не достигнуто.

 

 

В конце II до Р.Х. великому победителю тевтонов и кимбрийцев Гаю Марию

Разумеется, правильно не кимбрийцев, а кимбров (кимвров).

 

 

Рим распространил свое владычество над той частью мира (именно, Малой Азией, Грецией и Египтом), где культ правителя (понимаемый в широком смысле) уже существовал в разнообразии форм. О культе правителя среди народов, живших к северу от Альп, на Иберийском полуострове, в Северной Африке, известно мало.

Сакральность царской власти (у любого народа) на начальном этапе истории - понятие само собой разумеющееся. Не меньшей важностью, чем бытовые функциональные обязанности (война, суд и пр.), царя всегда характеризоовала его роль как сакрального лидера, в частности, обеспечивающего своему народу благосостояние, урожай и пр.

 

 

Это взаимопроникновение культов происходило на греческой (македонской) основе и традициях системы почестей, греческих полисов, оно использовало греческое изобразительное искусство (иконографию) и придворный ритуал Ахеменидов, который, в свою очередь, впитал элементы египетской, вавилонской и других религиозных традиций. Ахемениды не были богами в собственном смысле, но включались в сложную цепь взаимоотношений между ними и целой иерархией богов на подчиненных им территориях44.

В Египте Ахемениды тоже были богами. Египетская система идеологии власти иной интерпретации не приемлет.

 

 

После II Пунической войны особенно горячие поклонники Сципиона Африканского стали намекать на его божественное происхождение и особую близость к богам50.

Одно время бытовал миф о родстве Сципионов с Энеем. Пока миф о Юле не выместил Сципионов из цикла Энея.

 

 

Римское государство как таковое существовало и при республике

Не понял шутки юмора. А кто то говорил иное?

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 08.11 2016

так Культ Императора связан с одним конкретным императором(культ личности) или это скорей культ титула "император"?

Культ конкретного императора. каждый император имел собственный культ.

 

 

Как появлялся новый император,КИ адресовался уже новому? или по-прежнему Октавиану Августу?

При жизни императоров до времён домината не обожествляли. А культ каждого нового императора был отдельным. Один культ был у Цезаря, другой - у Августа.

 

 

2.Почему Октавиан Август прозван Октавианом?

Октавиан - его истинное имя. Но он принял прозвище Август, под которым и стал известен в истории.

 

 

Не связан ли Культ Императора со словом(именем?названием?) Октавиан или может с числом 8?

Нет. Ни то, ни это. Культ императора связан с Августом - но не с именем "Октавиан". Не всякий Октавиан (или Октавий) почитался богом.

 

 

Следует различать две стороны религиозного поклонения римским правителям: культ живого и культ почившего императора. Некоторых умерших монархов Рима ждало посмертное обожествление - консекрация ("божественные" Август, Клавдий I, Веспасиан, Тит, Нерва, Траян, Адриан, Антонин Пий, Луций Вер, Марк Аврелий, Пертинакс, Коммод, Септимий Север, Каракалла, Александр Север и др.). Вследствие этого им посвящали храмы, где культ обожествлённого после смерти императора поддерживали жрецы-фламины.

Абсолютно верно.

 

 

Меня интересует Ирод великий. Он как-то связан с Октавианом Августом или это независимый правитель? если он связан с Октавианом,то как?Через какую структуру?

Ирод был римским ставленником в Иудее. Во время Гражданской войны Марка Антония и Октавиана, он поддерживал первого, но после победы Августа примкнул к нему и был прощён. Инструменты давления на Ирода - известные. Разве может мелкий царёк (армянский, иудейский или ещё какой) сравниться с римским императором? Ирод это понимал, и действовал в русле римской политики, тем более что с самого начала выступил проводником проримской политики в регионе, и как противник пропарфянской партии.

 

 

 

тогда как сам Август просто наименовался Священным (что и означает его прозвище - Август).

интересно.

А не значит ли это,что появился жрец или жрецы,к которым и перешла роль "божественных"?

Не понял.

 

 

т.е. не произошло ли разделение власти на светскую и духовную?

 

С некоторых пор (ещё от времён царей Рима), это разделение уже произошло. И это разделение явно отражается и на функциях императоров - которые были, отдельно, как высшими священниками государства, так и, отдельно, высшими светскими, мирскими вождями.

Ответить

Фотография Staroff Staroff 08.11 2016

А не значит ли это,что появился жрец или жрецы,к которым и перешла роль "божественных"?

------------------------------------------------

Ну если Август перестал быть "божественным" то КТО стал именоваться "божественным"?

Что-то изменилось?

Появился высший жрец,коллегия жрецов или что?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.11 2016

А не значит ли это,что появился жрец или жрецы,к которым и перешла роль "божественных"?

Если Вы имеете в виду августалов - нет.

 

т.е. не произошло ли разделение власти на светскую и духовную?

В Римской империи не было разделения органов государственной власти на светские и духовные.

 

Ну если Август перестал быть "божественным" то КТО стал именоваться "божественным"?

Культ Августа, по косвенным данным, сохранялся вплоть до IV в. ("Календарь Филокала" в Хронографе 354 г.).

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.11 2016

Культ Октавиана Августа

 

Император Октавиан Август после эпохи войн принес мир. Он был для покоренных им народов «σωτήρ», по-гречески – «спасителем» – так называли полководцев-миротворцев. Признание божественности императора, имеющее широкое подтверждение, как в поэтическом материале, так и в надписях, уже имело прецеденты, в том числе – в лице Юлия Цезаря, отца Августа110.

 

Однако Октавиан хорошо помнил, что после прижизненного провозглашения богом Юлий Цезарь был жестоко убит, что наложило суеверный отпечаток на последующее принятие государственного провозглашение императора «богом», хотя не распространялось на частный культ111.

 

Имя «Август» (Augustus112) было даровано Октавиану Сенатом в 27 г. до Р.Х. Это слово было древним и имело глубокие римские корни. Древний римский поэт Энний писал, что Рим был основан «августейшими авгурами» (буквально: «augusto augurio»), эту фразу цитирует Светоний в повествовании об Августе (Светоний. Август. 7. 2)113 I. Gradel114 указывает на значение слова augustus в словаре Веррия Флакка («De verborum significatu») как на синоним слова «sanctus». Итак, «augustus» может быть несколько затемненным синонимом более прямого и ясного «divinus», «божественный».

 

У входа в дом Августа были посажены два лавра115 и повешен золотой дубовый венок – символ Юпитера. Сенат из-за суеверия избегал прямой {82} интерпретации, но для поэта Овидия, который писал не официальные декреты, а стихи, она была очевидной:

 

По человеческим все ж именуются почестям люди,

Но по Юпитеру лишь Августа имя дано.

Все, что священно для нас, то у предков зовут «августейшим»,

Это же имя дано храмам священным у нас.

Этот же корень лежит и в названье «авгурия» также,

Да и во всем, для чего силу Юпитер дает.

Пусть же держава вождя усиливается нашего, годы

Длятся его и хранит дом ваш дубовый венок (Фасты. I. 607–612)116.

 

Далее, в Риме были учрежден особый праздник, в честь Фортуны (Удачи) Августа, к которому были добавлены игры (Augustalia)117.

 

Наконец, в его честь был назван шестой месяц года – август, подобно тому, как июль был назван в честь его приемного отца, Цезаря118.

 

Август и провинции

 

Август в декретах, адресованных к провинции, называл себя divus filius – «сын божий», то есть сын Цезаря, уже возведенного в ранг бога. В провинциях в его честь возводились храмы, алтари, имелось, соответственно, жречество. Он настаивал на том, чтобы поклонение ему сочеталось с поклонением богине Роме, поэтому храмы строились для dea Roma et Augustus, но в Риме он отказался от храма, и храм был возведен для богини Ромы и Божественного Юлия («dea Roma et divus Julius»). Вообще культ Августа был лишен однотипности, он варьировался в зависимости от традиций населения каждой из покоренных областей119.

 

С 12 г. до Р.Х. Август стал вводить культ правителя и богини Ромы в западных провинциях. В клятвы был включен, наравне с богами, гений (о гении см. ниже) принцепса (то есть Августа). Он завел институты севиров (Sevires) {83} и августалов (Augustales). Первые были нечто вроде магистратов, а вторые – аналогом сословия всадников в городах Италии120, и не связаны напрямую с культом, как жрецы (хотя ими было сделано много посвящений Августу в виде памятных надписей и алтарей)121.

 

Оба новых института были связаны с играми в честь принцепса и общественными делами (примерно то, что греки называли «литургиями»), не обязательно связанными с храмами. Эти институции не были напрямую связаны с богослужением Августу, но были связаны с попыткой Августа дать возможность пути для карьеры провинциалов-вольноотпущенников122.

 

Август также оживил и религиозный фон Рима, преобразовав Компитальные Лары как Лары Августа, вместе с тем введя культом своего гения (см. далее).

 

Считалось, что религиозные эмоции жителей запада носили политический характер123, в отличие от почитания Августа как божественного посланца небес, «сотера» на востоке империи, но это не совсем верно.

 

В исторической науке начала и середины XX в. существовали (и кочевали из учебника в учебник) следующие мнения: что поклонение было гению императора, а не ему самому; культ провинций отличался от культа в Риме, прежде всего, тем, что культа императора Августа в Риме при его жизни не существовало. Исследования последних десятилетий не позволяют утверждать это так однозначно124.

 

Гений императора

 

Здесь необходимо остановиться на понятии гения и его культе.

 

Гением (лат. «genius») называлась жизненная сила человека (вернее, мужчины), пребывающая с ним (или в нем – неясно) до его смерти. Гений имел черты духа-хранителя человека. У женщин не было гения. Женская жизненная и продуктивная сила обозначалась Юноной. {84}

 

Поклонение гению хозяина, pater familias, через бескровную жертву (вино и ладан)125 было поклонением его жизненной силе, в том числе и способности породить наследника, и тем самым сделать существование римской семьи, familia, в которую, помимо жены и детей хозяина, входили его рабы и вольноотпущенники, а также другие клиенты, непрерывной и стабильной. Жизнь клиентов и их благополучие были практически в полной зависимости от патрона, поэтому жертвы его гению, жизненной силе, совершались с искренним религиозным чувством. Глава семьи был гарантом их настоящего и будущего.

 

Помимо гения хозяина, люди, находящиеся под властью отца семьи, поклонялись Ларам.

 

Святилище, где происходило поклонение и гению хозяина, и Ларам (или одному Лару) называлось «ларариум», по имени этих двух богов, более важных, чем гений. Лары сначала расценивались, как предки главы семьи, сейчас многие ученые склонны считать их изначально божествами сельскохозяйственного культа126. Потом они стали духами-хранителями дома, подобно аналогичным божествам аграрных культов (как шведский tomtar, датский nisser, славянский домовой). Их многочисленные функции точно определить и ограничить сложно. Они изображались, как танцующие юноши в коротких туниках.

 

На фреске одного из помпейских ларариумов (дом Веттия) изображен гений хозяина в виде юноши в тоге, край которой накинут на его голову – это поза совершающего жертвоприношение. Правой рукой он совершает возлияние самому себе, в левой держит рог («cornucopia»). По бокам от него двое танцующих юношей в коротких туниках – Лары. Внизу изображена змея – возможно, архаичные изображения гения. Бывает, что изображались две змеи – возможно, гений хозяина и Юнона хозяйки. Они могут вкушать жертву, принесенную им, например, яйца с жертвенника. Изображение было порой более подробным, на нем могли изображаться виктимарий, готовящийся принести жертву Ларам (например, свинью), флейтист, мальчик, несущий поднос с molae salsae127. {85}

 

Имелся также культ Пенатов128.

 

В отличие от Providentia, Salus, Virtus и других добродетелей, которые почитались, как самостоятельные боги, гений всегда был привязан к кому-то (или к чему-то, например, месту). Существовали изображения гения римского народа – это был героического вида полуобнаженный юноша (античная греко-римская иконография героя), и гения Сената, в тоге и с бородой. Во время республики именно гению римского народа и приносились жертвы в государственном культе129. Свидетельств о культе гения царей до нас не дошло.

 

Все эти боги имели «государственный эквивалент»130.

 

Как видно, культ гению кого бы то ни было, как и культ Ларов, был встроен в систему отношений между патроном (хозяином, pater familias) и клиентом.

 

Называть кого-то патроном было не унизительно, как свидетельствуют надписи. Так поступали даже довольно обеспеченные люди, называя «патроном» более знатных своих покровителей в памятных надписях. Но назвать себя клиентом было унизительно, и надписи, сделанные свободными и состоятельными римлянами, такого не содержат. Цицерон объясняет нам причину этого:

 

«Те, кто почитает себя богатыми и баловнями фортуны, не хотят оставаться перед кем-то в долгу за благодеяние (beneficio), ‹…› более того, они горше смерти считают для себя быть под патронатом или быть названными клиентами»131. Таким образом, слово «клиент», как уже упоминалось выше, носило характер социальной стигмы.

 

В этом ключе следует рассматривать поклонение живому императору, как таковому, и его гению.

 

Сенаторы не могли поклониться гению императора, это было равнозначно тому, чтобы признать Августа «pater familias», что было бы крайне унизительно для них, и равнозначно тому, чтобы назвать себя «клиентами», подобно {86} вольноотпущенникам132 – а это, по словам Цицерона, напомним, было для них «горьким, как смерть». Сенаторы официально именовали Августа «отцом отечества» – «pater patriae»133. Когда Калигула и Домициан заставили сенаторов поклоняться своему гению, они были крайне оскорблены, (но из страха повиновались)134. Эти эмоции нашли отражение в «Панегирике», похвальном слове, посвященному Плинием Младшим благородному Траяну, сменившему Домициана135.

 

Собственно, называть кого-то своим «земным Юпитером» гораздо большая честь, чем поклоняться его смертному богу-хранителю – гению. Ничего унизительного в том, чтобы поклоняться богам, не было – это делалось издавна во всех городах Италии. Поклоняться богам – удел всех смертных. Сенаторы при этом сохраняли свою социальную высоту, они были первыми среди римлян.

 

В муниципальных культах городов Италии гению императора Августа также не служили136.

 

Однако культ гения императора имелся. Гению императора поклонялись те, кто в римской familia поклонялся гению хозяина, а именно клиенты (рабы, вольноотпущенники и прочие). Все надписи, посвященные культу гения императора, сделаны либо его рабами, либо его вольноотпущенниками, либо другими клиентами.

 

Гений Августа никогда не получал поклонения в государственном культе. Это поклонение началось гораздо позднее, скорее всего, по инициативе Клавдия. Поклонение Гению претерпевало периоды подъема (при Марке и Северах) и спада (при Антонинах). {87}

 

Это можно проследить по римским монетам разных периодов137. На поздних монетах Нерона фигура, до этого символизировавшая гений римского народа «Genius populi Romani» (или «Genius Publicus») получает надпись «Гений Августа»138 (то есть живого императора, Нерона). Это не традиционный гений отца семейства, в тоге, а полуобнаженный юноша героического типа139. В государственном культе традиционные молитвы и жертвы за римский народ со времен Августа были заменены молитвами и жертвами за императора. Гений римского народа был уже не у дел, он стал культовым анахронизмом, и поэтому появление надписи рядом с фигурой, ранее изображавшей гения народа, Нерона весьма логично. Это означало, что замена гения народа на гений императора произошла везде. Гению Нерона служили активнее и чаще. Служение продолжалось по инерции при Гальбе, Отоне и Вителлии – краткосрочных преемниках Нерона.

 

При Тите на монетах снова появляется та же фигура полуобнаженного юноши, но надпись уже прежняя: гений римского народа. Гений императора совершенно исчезает из культа. Веспасиан снова вернулся к модели правления Октавиана: император снова стал первым среди равных.

 

Но при Домициане гений императора снова вышел на авансцену. Ему приносили жертвы в периоде всего его царствования140. После Домициана наступила новая эпоха – эпоха благородного Траяна. Плиний Младший в своем Панегирике Траяну хвалит его скромность и говорит, что император не захотел жертвоприношений своему гению, а только жертв Юпитеру. Также не захотел он, чтобы его статуи стояли рядом со статуями богов – так поступал Домициан, его предшественник. (Панегирик. 52. 6). Плиний сравнивает «moderatio» {88} Траяна и «superbia» Домициана141. Его мнение отражает взгляд сенатора высокого ранга на «идеального императора».

 

При императоре Коммоде снова появляется надпись «Гений Августа» на монетах с изображением гения римского народа.

 

Только в конце II в. по Р.Х. было конституционально установлено абсолютное главенство императора и установился культ его гения (переход от принципата к доминату как форме правления). Собственно, начало поклонения гению императора в государственном культе знаменует переход принципата в монархию. Глава римской семьи был монарх в своей семье, и его гению служили домочадцы. Когда все римляне начали служить гению одного человека, то он уже был над ними, как глава семьи над домочадцами-клиентами, но вовсе не «первый среди равных» как принцепс.

 

До этого император формально воспринимался как первый среди равных сенаторов, и они, по сути, уже клиенты императора на практике, не желали называться ими в теории, то есть на юридически закрепленном уровне142.

 

Христиан заставляли приносить жертву гению императора, как тест на их верность императору, а также для уточнения того, что они – именно христиане143 (Плиний пишет в письме Траяну, что «истинных христиан нельзя принудить к этому») и для принятия последующего решения об их судьбе. {89}

 

 

109 Ferguson E. Backgrounds of Early Christianity. P. 161.

 

110 Август был усыновленным, то есть юридически (по римскому праву) полноправным сыном Юлия Цезаря с 44 г. до Р.Х., а по крови – его внучатым племянником, сыном Гая Октавия и Аттии, дочери сестры Цезаря, но не относящимся к роду Юлиев. Усыновление дало ему возможность войти в этот, восходящий к богине Венере, род.

 

111 Gradel I. Emperor Worship... P. 112; 160–161, 343.

 

112 Греческий аналог – «σεβαστός».

 

113 Augusto augurio postquam incluta condita Roma est.

 

114 Gradel I. Emperor Worship... P. 113.

 

115 Klauck H.-J. The Religious Context... P. 299 ссылается на Alföldi (Alföldi A. Die zwei Lorbeerhdume des Augustus. Ant. 3. 14. Bonn, 1973) и считает, что это – знак почитания numen императора. О numen см. далее. {82}

 

116 Здесь и далее текст приводится по изданию: Публий Овидий Назон. Элегии и малые поэмы. М., 1973.

 

117 Игра, по М. Элиаде, есть символ обновления (см. далее).

 

118 Gradel I. Emperor Worship... P. 112.

 

119 Bleicken J. Augustus: Eine Biographie. Berlin, 1998. P. 111. {83}

 

120 Подобно тому, как декурионы были аналогом сенаторов (См.: Gradel I. Emperor Worship... P. 229–230).

 

121 Roemischer Kaiserkult / Ed. A. Wlosok. Darmstadt, 1978. P. 403–422.

 

122 Ferguson E. Backgrounds of Early Christianity. P. 162.

 

123 Klauck H.-J. The Religious Context... P. 235.

 

124 Woolf G. Divinity and Power in Ancient Rome. P. 243–259; Klauck H.-J. The Religious Context...; Gradel I. Emperor Worship... {84}

 

125 Гению римского народа жертва была бык, а не ладан. Также и жертва гению императора – бык. Арвалы не приносили жертв гению Августа даже в день его рождения – день, когда приносились жертвы гению каждого римлянина. В этот день чествовали богов-покровителей Августа.

 

126 Harmon D.P. The Family Festivals of Rome // Aufstieg und Niedergang der römischen Welt. 2/16/2. 1978. 1592.

 

127 Gradel I. Emperor Worship... P. 43. {85}

 

128 Еще сложнее определить роль Пенатов и сложно сказать, чем они принципиально отличались от Ларов. Элиаде считает и тех, и других обожествленными духами предков. См. Элиаде М. История веры и религиозных идей. От Гаутамы Будды до триумфа христианства. М. 2008. С. 134.

 

129 Gradel I. Emperor Worship... P. 134.

 

130 Все эти боги имели «государственный эквивалент» – гений римского народа и государственные Пенаты, так как Римское государство, по сути, было большим domus, большим «хозяйством». Богиней дома была Веста, и культовая роль Весты в государстве была одной из самых важных.

 

131 Cic. Off. 2.20.69. At qui se honoratos, beatos putant, ii ne obligare quidem beneficio volunt, ‹…› patrocinio vero se usus aut clients apellari mortis instar putant. {86}

 

132 Цари покоренных Римом земель намеренно являлись в Рим в одежде клиента – вольноотпущенника (тоге и грубых башмаках) (Светоний. Август. 60: «по обычаю клиентов – more clientium»). Полибий сохранил для нас рассказ о вифинском царе Прусии, униженно просившем за себя перед Сенатом (Полибий. 30. 18). Такое унижение чужеземного царя до клиента вызывало презрение но, с другой стороны, нравилось властолюбивым римлянам. Так, в своих «Res gestae» («Деяниях») Август с гордостью перечисляет царей, находящихся под его властью.

 

133 Ср. застольные возгласы при описании пира Тримальхиона (Петроний. Сатирикон. 60. 7): «Августу, отцу отечества – слава!» «Augusto patri patriae feliciter». Здесь и далее текст приводится по изданию: Петроний. Сатирикон // Римская сатира. М.: Худож. литература, 1989.

 

134 Калигула казнил тех, кто никогда не клялся его гением – Gradel подчеркивает, что это была рабская клятва, и Калигула казнил тех, кто не унижал себя до этого (P. 162).

 

135 Gradel I. Emperor Worship... P. 100.

 

136 Ibidem. {87}

 

137 Ibidem. P. 188–192.

 

138 Слова «Август» и «император» к тому времени стали синонимами.

 

139 Так называемая «нагота для агона», «агональная обнаженность» (agonal nudity). См: Himmelmann N.. Ideale Nacktheit in der griechische Kunst, Walter de Gruyter, 1990; Hallet C. The Roman Nude: Heroic Portrait Statuary 200 B.C. – A.D. 300. Oxford University Press, 2011.

 

140 Klauck H.-J. The Religious Context... P. 308. Домициан принял обращение «господь и бог», очевидно, придуманное кем-то из его окружения, и оно ему нравилось. Однако это обращение было неофициальным, оно отсутствует на монетах и в надписях. {88}

 

141 «Moderatio» – умеренность, скромность, как римская добродетель в противопоставлении «superbia», заносчивости.

 

142 Gradel I. Emperor Worship... P. 196–197.

 

143 Ibidem. P. 163. Римское право было очень чутким к тому, чтобы именно виновный нес наказание, а невиновный был оправдан. {89}

 

Джарман О.А. Культ императора в Древнем Риме и Италии в межзаветную и раннехристианскую эпоху // Христианское чтение. 2012. № 2. С. 82–89.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.11 2016

т.е. не произошло ли разделение власти на светскую и духовную?

Нет, разделения власти на духовную и светскую в языческом Риме не произошло. Жрецы государственного культа не имели какой-либо духовной власти, обладая теми же правами, что и жрецы остальных культов. При Республике религиозными вопросами занимался сенат, в эпоху Римской империи они также вошли в компетенцию императора (роль сената постепенно становилась всё более формальной во всех сферах). Сенат и императора нельзя назвать органами "духовной власти", которой римляне не знали до предоставления императорами особых полномочий христианской церкви в IV в.

Ответить

Фотография Staroff Staroff 09.11 2016

а Иудея при Ироде I не являлась римской провинцией.

Вот здесь кажись собака и зарыта.

Я то думал,что как раз Иудея  и являлась римской провинцией,куда был назначен прокуратор Понтий Пилат.

И вот мне и не понятно-каким боком тут выходит Ирод Великий?

Так какой был статус у Иудеи,можно поподробней этот момент просветить?

 

По картам смотрю-вроде Римская провинция,а по спискам провинций смотрю-есть Сирия и Палестина,а Иудеи нет.

 

Наверно Культ Императора-это создание отдельных императорских провинций,отличных от провинций сенаторских-нет?До Октавиана этих императорских провинций не было?


Сообщение отредактировал Staroff: 09.11.2016 - 01:12 AM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 09.11 2016

Наверно Культ Императора-это создание отдельных императорских провинций,отличных от провинций сенаторских-нет?

Нет. Культ - это религиозное поклонение в данном случае.

 

До Октавиана этих императорских провинций не было?

Разделение провинций на сенатские и императорские было одним из первых актов, ознаменовавших установление принципата.

 

С начала I в., а особенно со времен первого триумвирата, политическое значение римских магнатов, претендующих на особое политическое влияние, зиждется на их связи с провинциями. Разделение провинций между правителями Рима мы встречаем и во времена первого триумвирата и во времена второго {469} триумвирата. Этот же принцип остается и при Августе. 13 января 27 г. до н. э.1 произошло разделение всех провинций на императорские и сенатские. Пограничные провинции отошли к императору, а провинции старые, замиренные оставались в распоряжении сената.

 

И принцип разделения провинций и их разделение ‒ все это восходило к первому договору о разделе власти, нанесшему удар Римской республике, ‒ к первому триумвирату. К Августу отошли те провинции, которые были поделены в Луке между первыми триумвирами. Иное положение по сравнению с другими провинциями занимал Египет, присоединенный Августом к числу своих провинций. Он считался доменом императора и управлялся префектом из всаднического сословия.

 

Каково было положение проконсулов и пропреторов при Августе? Еще имелись такие сенаторы, которых по жестокости методов угнетения провинциалов можно сравнить с республиканскими промагистратами. О проконсуле Азии Валерии Мессале Волезе рассказывали, что он в течение одного дня казнил в своей провинции 300 человек и восхищался тем, что совершил поистине царственное дело2. Такие случаи во времена Августа были еще возможны, но это уже было не правилом, а лишь исключением.

 

Август перенес рассмотрение дел о злоупотреблениях в провинциях в сенат и тем самым показал провинциалам, что притеснения их управителями не остаются безнаказанными, даже если эти управители принадлежат к знатным римским родам. Система управления провинциями начинает при Августе изменяться; изменяется, в частности, система взимания налогов. Унаследованная от эллинистических государств откупная система, столь характерная для эпохи республики, остается при Августе, но в нее вводятся такие ограничения, которые не дают возможности публиканам наживать несметные богатства и пользоваться прежними исключительными привилегиями. При Августе по многим провинциям проводится перепись местного населения. Все жители провинций должны были быть вписаны в особый кадастр, соответственно которому определялись их повинности.

 

Таким образом, и центральному правительству и местным властям заранее было известно, сколько должна была внести та или иная провинция, и до известной степени положен предел вымогательствам, которые характерны были для республиканской эпохи. Прямые налоги (tributum soli ‒ поземельный налог {470} или в некоторых провинциях tributum capitis ‒ подушный налог) в сенатских провинциях взимались откупщиками, в императорских ‒ особыми императорскими чиновниками, прокураторами, при содействии наместника провинции. В иных случаях взимание налогов предоставлялось местным городским советам. Большое значение для публиканов имели косвенные налоги, но и здесь они были ограничены в своих возможностях.

 

Компании откупщиков остаются, но число участников их уменьшается, неизмеримо меньше и скромнее были и их доходы3.

 

Соответственно доходам и разделению провинций при Августе намечается и разделение императорской казны; наряду со старой государственной казной ‒ aerarium Saturni создается постепенно императорская казна, получившая название fiscus.

 

Во времена Августа существовали fisci в отдельных провинциях, aerarium оставался еще общегосударственной казной, в которую император вносил иногда средства; впоследствии fiscus превращается в особое финансовое ведомство4.

 

Разделение провинций на сенатские и императорские существовало вплоть до поздней империи, хотя в III в. оно утратило какое бы то ни было значение. Границы отдельных провинций совпадали с историческими границами тех областей, которые существовали до того, как они вошли в состав Римской империи.

 

Императорскими провинциями были Испания, кроме Бэтики, Галлия, Иллирия, а впоследствии вновь завоеванные придунайские провинции: Реция, Норик, Паннония, Мезия, а также восточные провинции Сирия и Египет. В начале принципата императорскими провинциями считались Корсика и Сардиния, но впоследствии они были отнесены к сенатским провинциям. К сенату в 22 г. отошла Нарбонская Галлия, в состав сенатских провинций вошла также южная Испания. В связи с завоеванием придунайских провинций Иллирик был отделен от Македонии и превращен в императорскую провинцию.

 

Сенатскими провинциями к концу правления Августа, таким образом, были Африка, к которой впоследствии была присоединена Нумидия, южная часть Испании (Бэтика), {471} Нарбонская Галлия, Македония, вновь образованная Августом провинция Ахайя, в которую вошли все старые греческие области, Вифиния и Понт, Азия, Крит и Киренаика. На восток к провинциям Азии и Вифинии примыкал ряд полузависимых государств, находившихся под протекторатом Рима.

 

В сенатских провинциях основы управления формально оставались прежними: провинции Азия и Африка управлялись проконсулами, в остальные провинции посылались пропреторы. Как правило, пропреторы назначались через пять лет после того, как они занимали должность претора в Риме, а проконсулы получали провинции через десять лет после того, как они отбывали магистратуру в Риме. Большей частью проконсулы и пропреторы оставались в своей должности год, но иногда полномочия их продлевались. Мы уже ссылались на надпись, свидетельствующую, что П. Паквий Сцева стал во второй раз проконсулом Кипра вне жребия, на основании auctoritas principis и сенатского решения5. Разделение провинций на сенатские и императорские не было полным и безусловным. У нас нет никаких оснований говорить, что Август совсем не имел права вмешательства в дела сенатских провинций. Эдикты Августа из Киренаики, опубликованные впервые в 1927 г., содержат распоряжения Августа, обращенные к проконсулу Крита и Киренаики. Крит и Киренаика составляли особую сенатскую провинцию. Но вместе с тем Август дает определенное распоряжение проконсулу. В первом эдикте говорится, каким образом должны быть организованы суды по преступлениям, наказуемым смертной казнью. В обращении к проконсулу мы встречаем такое выражение: δοκοῦσι μοι καλῶς καὶ προσηκόντως ποιῄσειν οἱ τὴν Κρητικὴν καὶ Κυρηναϊκὴν ἑπαρχίαν καθέξοντες... («Кажется мне, что хорошо и подобающим образом поступают те, кто будет управлять Критом и Киренаикой...»)6. В другом эдикте сказано прямо: κελεύω («приказываю»)7.

 

Очевидно, в силу той власти, которую получил Август в 23 г., когда ему был предоставлен imperium maius, а также в силу своей auctoritas Август имел право вмешательства и в дела сенатских провинций. На основании эдиктов из Киренаики мы можем заключить, что Август устанавливал формы управления отдельными провинциями, регулировал вопросы, касавшиеся местного самоуправления. Следовательно, в отношении всех провинций ‒ сенатских и императорских ‒ он имел фактически те же права, какие имели прежние республиканские промагистраты в отношении некоторых провинций. Подобно {472} тому как суд в сицилийских городах был организован по lex Rupilia8, Август определяет основы судебного разбирательства по различным делам в Киренаике. Твердых конституционных норм не существовало: основные вопросы управления в сенатских провинциях могли устанавливаться и сенатом и императором. Устанавливая для Киренаики порядок судопроизводства по уголовным делам, караемым смертной казнью, Август указывает, что порядок этот должен оставаться до тех пор, пока сенат не вынесет определенного постановления или сам он не найдет чего-либо лучшего.

 

Из тех же эдиктов мы узнаем, что Август осуществлял суд над римскими гражданами по обвинению в серьезных уголовных преступлениях, для чего иногда римские граждане, закованные в цепи, доставлялись в Рим. Император, так же как и сенат, мог предоставлять права римского гражданства, что иногда сопровождалось освобождением провинциальных жителей от всех податей и повинностей.

 

Провинциалы могли направлять своих послов непосредственно к Августу для изложения своих жалоб и претензий к администрации. В первом эдикте из Киренаики говорится, что жители жаловались на проживающих в провинции римских граждан, угнетавших провинциалов несправедливыми судебными решениями. Наконец, провинциалы могли обращаться к принцепсу через жрецов богини Ромы и Августа. Во многих провинциях ежегодно в главном городе собирались жрецы из различных городов, чтобы принести жертвы в храме богини Ромы и Августа. На этих же собраниях (concilia) обсуждались и местные дела. Собравшиеся обращались непосредственно к Августу с почетным адресом и различными петициями9.

 

Фюстель де Куланж усматривает в этих собраниях начало представительного правления, приравнивает их к национальному собранию страны и видит в них «нечто вроде особого провинциального самоуправления»10. Это, конечно, преувеличение, но собрания могли играть известную роль и в ограничении произвола наместников и в усилении непосредственного влияния Августа на высшие слои провинциального населения.

 

Август вмешивается не только в дела областей, которые находились под властью сенатского управления. Он вмешивается и в распоряжения вольных городов. Любопытна в этом отношении одна надпись из Книда11. В этом городе произошла {473} ссора между несколькими гражданами, трое из них стали осаждать дом своего противника. Осада продолжалась три дня, и во время столкновения раб осажденного бросил чашу в осаждавших, и один из них был убит. Общественное мнение города было настроено против Евбула, сына Хрисиппа, хозяина убийцы. Евбул был обвинен перед местным судом и осужден. Тогда он обратился к самому Августу, и тот поручил разбор этого дела Азинию Галлу не как проконсулу Азии, а как своему другу. В результате Евбул был признан невиновным. Таким образом, без каких-либо особых полномочий Август считал своим правом и своим долгом в силу своей auctoritas вмешиваться в дела, которые, по его мнению, решались несправедливо.

 

Все сказанное дает нам право заключить, что Август независимо от существовавшего разделения провинций наблюдал за ходом провинциальной жизни и вмешивался в провинциальные дела, когда считал это необходимым. Нечего и говорить о том, насколько была велика его власть в императорских провинциях.

 

Эти провинции управлялись особыми легатами с пропреторским званием. Каждый из них назывался legatus pro praetore. Этому легату были подчинены войска, которые находились в данной провинции. Легаты назначались Августом из лиц сенаторского сословия. Большей частью выбирались для этой цели те, кто прошел претуру или консулат. Это было одно из средств привлечения высшей знати к участию во вновь создаваемой императорской бюрократии.

 

Несколько провинций управлялись прокураторами из всаднического сословия. На западе таковыми были Реция и Норик, на востоке ‒ Иудея (после 6 г. н. э.). Особое управление, как мы увидим ниже, имел Египет.

 

По форме для многих провинций оставалась прежняя система управления. Не надо забывать, что управление сенатскими провинциями составляло одну из выгодных статей доходов сенаторской знати, и поскольку Август не хотел вступать в конфликт с последней, он не мог отобрать этой важной привилегии. Но отдать в управление сената все провинции со всеми находившимися в них войсками было невозможно. Это означало бы лишение принципата основной его опоры ‒ войска, и поэтому Август оставил за собой пограничные провинции, в которых находились его войска. Правда, были и отдельные сенатские провинции, где были расположены войска (Македония в начале принципата, Африка, Киренаика). Это являлось своего рода исключением, и кроме того, речь идет о сравнительно незначительных военных силах. {474}

 

 

1 Cass. Dio, 53, 12.

 

2 Sen., De ira, II, 5; Tac., Ann., VI, 68. {470}

 

3 CAH, X, 192; Gardthausen, Aug. u. s. Zeit, S. 614; М. И. Ростовцев, История государственного откупа в Римской империи, СПб. 1899, стр. 105 сл.

 

4 В духе своей теории «диархии» Моммзен говорил об отделении сенатской казны эрария от фиска, казны императора. Гиршфельд показал, что это относится не ко времени Августа, а к последующим периодам (O. Hirschfeld, Kaiserliche Verwaltungsbeamten, Berlin 1905). Это подтверждено было и другими исследованиями. {471}

 

5 ILS, 915.

 

6 Ed. Cyr., I, 13, 14.

 

7 Ibid., III, 58. {472}

 

8 Cic., In Verr., II, 13, 32.

 

9 Ditt., OGIS, 458, CIL, XII, 6038.

 

10 Фюстель де Куланж, История учреждений древней Франции, перев. И. М. Гревса, т. I, 1901, стр. 259, 266, 268.

 

11 Ditt., Syll.3, 780. {473}

 

Машкин Н.А. Принципат Августа: Происхождение и социальная сущность. М. ‒ Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1949. С. 469‒474.

 

http://ancientrome.r...tm?a=1405475030

Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.11 2016

По картам смотрю-вроде Римская провинция,а по спискам провинций смотрю-есть Сирия и Палестина,а Иудеи нет.

Провинция Иудея была официально переименована в Сирию-Палестину после подавления восстания Бар-Кохбы (132–135 г.).

 

 

Семилетняя война иудеев против Рима за свою независимость кончилась гибелью их государства и уничтожением последних остатков их политической самостоятельности. В результате этой войны Иудея была разорена дотла, она совершенно опустела и напоминала собою пустыню. Превращенный в развалины Иерусалим1 перестал быть государственным центром Иудеи. По приказу Тита город был сравнен с землей, так что «посетитель едва ли мог признать обитаемость этих мест в недалеком прошлом».2

 

Официальное наименование провинции, как и прежде, оставалось «Иудея»,3 но уже в первые столетия после падения Иерусалима это политическое название постепенно вытесняется географическим названием «Палестина». Название «Палестина» дано греческими писателями, потому что из ее жителей больше всех были известны грекам филистимляне (финикияне), жившие на берегу Средиземного моря. По-гречески слова «филистимляне» и «Палестина» звучат почти одинаково.

 

Называли еще страну в древности «Палестиною Сирийскою» (Syria Palaestina),4 потому что в позднейшее время она соединена была с пограничным Сирийским царством. Кстати, уже в «Истории» Геродота можно встретить название «Палестина Сирийская»,5 но в официальных документах оно начинает употребляться на несколько столетий позже. Наиболее древним документом, в котором фигурирует данное название (Syria Palaestina), является найденный в Палестине военный диплом, относящийся к 139 г. н. э.6 С течением времени название «Палестина Сирийская» стало господствующим, хотя наименование «Иудея» также не вышло целиком из употребления. Например, географ Птолемей пользуется в одинаковой мере обоими названиями.7 {297}

 

1 PLIN., Hist, nat., V, 14, 15.

 

2 IOS., Bell. Iud., VII, 1, 1.

 

3 Corp. Inscr. Lat., III, p. 857, Dipl. XIV; III, n. 2830; n. 5776; VIII, n. 7079; X, n. 6321; Journal of Hellenic Studies, 1890, p. 253 = DESSAU, Inscr. lat. sel., n. 1036.

 

4 DIO CASS., 37, 15.

 

5 ГЕРОДОТ, I, 105; II, 106; III, 5; 91; IV, 39. Правда, y Геродота фигурирует название «Палестинская Сирия», но, по-видимому, названия «Палестина Сирийская» и «Палестинская Сирия» употреблялись тогда в одинаковой мере и рассматривались как тождественные.

 

6 Revue archéologique, 3 Série, t. 31, 1897, p. 442–444; E. SCHÜRER, В. I, S. 465, Anm. 70; S. 643, Anm. 1.

 

7 CLAUDIUS PTOLEMAEUS, Geogr., V, 16, 1. {404}

 

Лившиц Г.М. Классовая борьба в Иудее и восстания против Рима. К проблеме социально-экономического строя римских провинций. Минск, 1957. С. 297, 404.

Ответить

Фотография Staroff Staroff 10.11 2016

Стефан,а у этого Культа Императора был свой специальный термин?

Как название этого Культа может выглядеть по-римски(по латыни?)?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.11 2016

Стефан,а у этого Культа Императора был свой специальный термин?

Насколько мне известно, особого термина у римлян не было.

 

Как название этого Культа может выглядеть по-римски(по латыни?)?

Наверное, так: "cultus imperatoris (Augusti, Caesaris)" - "культ императора (Августа, Цезаря)" (Император, Август, Цезарь - императорские имена-титулы). У Тацита в "Анналах" (Tac. Ann. IV, 37, 4; I, 10, 8) написано: "мой культ" (Тиберий), "его культ" (Тиберий - о культе Августа). В обоих случаях римский историк употреблял слово "cultus".

Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.11 2016

Буасье Г. Падение язычества. Исследование последней религиозной борьбы на Западе в четвертом веке.

Пер. с фр. под ред. и с пред. М.С. Корелина. ‒ М.: Тип. Э. Лисснера и Ю. Романа, 1892. ‒ 608 с.

 

http://starieknigi.i...de_1892_RSL.pdf

Ответить

Фотография Staroff Staroff 11.11 2016

Энди,Стефан,спасибо.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 12.11 2016

Пожалуйста, Staroff.

Ответить

Фотография Staroff Staroff 20.11 2016

Стефан,а есть ссылка на Буасье "Римская религия от Августа до Антонинов"?

Очень интересуют работы с теологической точки зрения,а не просто описания обрядов.

Ответить