←  Происхождение и развитие языков

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Украинский язык

Фотография Стефан Стефан 05.10 2019

II. Слѣдуетъ ли подчинить всѣ народныя училища одному общему уставу, или допуститъ для разныхъ училищъ мѣстныя отступленія?

 

Для рѣшенія этого вопроса необходимо было принять въ соображеніе, съ одной стороны, историческій ходъ нашихъ народныхъ училищъ, и съ другой – разнообразныя требованія современной намъ массы населенія.

 

Народныя училища обязаны у насъ своимъ существованіемъ преимущественно иниціативѣ правительства, а не развились естественно изъ потребностей народа въ ученьи. Первыя ариѳметическія школы при Петрѣ Великомъ, въ отношеніи учебнаго курса, уже превышали эти потребности, предлагая народу болѣе того, въ чемъ онъ нуждался. Уставъ 1786 года пошелъ въ этомъ отношеніи еще далѣе, назначивъ всѣмъ народнымъ училищамъ одинъ общій курсъ, до того обширный, что слѣдующіе потомъ Уставы 1804 и 1828 года болѣе и болѣе понижали его, но все же держались при этомъ неизмѣнно системы устраивать ученье на однообразныхъ началахъ. Естественнымъ слѣдствіемъ такого стремленіи было отчужденіе общества отъ народныхъ училищъ. Самая значительная часть населенія находитъ курсъ не только уѣздныхъ, {1263} но и приходскихъ училищъ слишкомъ обширнымъ, считая для себя вполнѣ достаточнымъ знаніе одной грамоты; къ этой массѣ относится преимущественно большинство сельскаго населенія. Далѣе, также немаловажная часть населенія, какъ напр. всѣ раскольники, по причинамъ религіознымъ, возстаетъ противъ этого курса, заключающаго въ себѣ непремѣнно законъ Божій. Въ губерніяхъ, какъ напримѣръ Бѣлорусскихъ и Малороссійскихъ, гдѣ Русскій, т.е. Великороссійскій языкъ, не есть языкъ мѣстный, учебный курсъ не удовлетворяетъ потребностямъ, потому что ученье начинается и окончивается на Русскомъ языкѣ, непонятномъ для дѣтей, а языкъ мѣстный вовсе исключается. Наконецъ, въ городахъ, весьма отличающихся между собою степенью развитія промышленнаго, учебный курсъ кажется большею частію недостаточнымъ, или лишеннымъ практическаго примѣненія. Есть наконецъ мѣстности, населенныя инородцами и иновѣрцами, съ другими нравами и обычаями, каковы иностранныя колоніи, мусульманскія селенія, Сибирскій край и проч., гдѣ даже непримѣнима общая съ Русскими училищами администрація, не говоря уже о различіи требованій относительно самаго ученья.

 

По всѣмъ этимъ соображеніямъ казалось бы полезнѣе допускать разнообразіе, требуемое мѣстными условіями и соображеніями, во всѣхъ отношеніяхъ, какъ въ учебномъ, такъ и административномъ и хозяйственномъ. При учрежденіи въ каждомъ уѣздѣ общаго управленія дѣлами училищъ, такое разнообразіе принесетъ только пользу, давая возможность узнавать дѣйствительныя потребности народа въ ученьи, изыскивать средства въ ихъ удовлетворенію и чрезъ сравненіе находить способа къ дѣйствительному улучшенію народнаго образованія.

 

III. Слѣдуетъ ли во всѣхъ народныхъ училищахъ Имперіи постановить {1264} непремѣннымъ условіемъ обученіе на Русскомъ, т.е. Великороссійскомъ языкѣ, или необходимо допуститъ и мѣстные языки и нарѣчія?

 

Если по причинамъ, выше изложеннымъ, признано будетъ полезнымъ допустить разнообразіе въ устройствѣ народныхъ училищъ, то предлагаемый здѣсь вопросъ становится на первомъ планѣ по политической и педагогической своей важности.

 

Казалось бы естественнымъ требовать, чтобы всѣ жители Имперіи знали господствующій языкъ – Русскій; но такое требованіе невозможно постановить въ отношеніи ко всѣмъ инородцамъ, живущимъ въ мѣстностяхъ, гдѣ Русскій языкъ вовсе не употребляется. Поэтому въ настоящее время во всѣхъ низшихъ народныхъ училищахъ Остзейскаго края Русскій языкъ вовсе не преподается. Есть мѣстности, гдѣ господствующее нарѣчіе близко подходитъ къ Русскому, т.е. Великороссійскому языку, какъ напр. Малороссія и Бѣлоруссія, и гдѣ масса населенія принадлежитъ, кромѣ того, въ господствующему православному исповѣданію, но гдѣ однако Русскій, т.е. Великороссійскій, языкъ недостаточно понимается учащимися и вслѣдствіе того исключительное обученіе на немъ встрѣчаетъ въ училищахъ препятствія весьма значительныя. Въ такихъ мѣстностяхъ весьма важно начинать объясненіе предметовъ ученья въ народныхъ училищахъ на мѣстномъ нарѣчіи и за тѣмъ уже переходить постепенно къ употребленію собственно Русскаго языка. Ученье въ народныхъ училищахъ должно имѣть цѣлію развитіе учащихся посредствомъ религіознаго наставленія и сообщенія свѣдѣній необходимыхъ въ жизни. Можно ли же дѣйствовать успѣшно въ этомъ смыслѣ на дѣтей, если учитель будетъ съ самаго перваго дня поступленія ихъ въ школу говорить съ ними и заставлять ихъ объясняться на языкѣ для нихъ мало понятномъ? Не будетъ ли такое ученье чисто механическимъ {1265} заучиваньемъ мало извѣстныхъ словъ и выраженій, не развивающимъ, а притупляющимъ дѣтей и внушающимъ имъ отвращеніе къ школѣ, что́ было бы особенно вредно по причинамъ политическимъ въ тѣхъ особенно мѣстностяхъ, гдѣ народная школа является представителемъ Русскаго элемента и средствомъ Русскаго вліянія. Обстоятельства эти имѣютъ такое огромное значеніе, что нельзя не обратитъ на нихъ должнаго вниманія. Въ Уставѣ 1804 года весьма благоразумно въ уѣздныхъ училищахъ полагалось преподаваніе, кромѣ Русской грамматики, и грамматики мѣстнаго языка. По этимъ причинамъ казалось бы необходимымъ постановить, чтобы во всѣхъ тѣхъ областяхъ, гдѣ употребляются мѣстныя Русскія нарѣчія, рѣзко отличающіяся отъ Великороссійскаго языка, объясненіе предметовъ въ народныхъ училищахъ начиналось на мѣстномъ нарѣчіи, а затѣмъ уже дѣлался постепенно переходъ къ Русскому т.е. Великороссійскому языку, на которомъ слѣдуетъ и продолжать ученье. Безъ сомнѣнія, это правило не можетъ и не должно имѣть примѣненія къ тѣмъ мѣстностямъ, гдѣ господствуетъ языкъ Великороссійскій въ различныхъ его нарѣчіяхъ, а только къ Бѣлоруссіи и Малороссіи. {1266}

 

Положение о начальных народных училищах [14 июля 1864 г.] // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. 3: Царствование императора Александра II. 1855–1864. СПб.: Тип. Императорской академии наук, 1865. Столб. 1263–1266.

 

http://www.prlib.ru/item/443031

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.02 2020

ГЛАВА XV.

 

Полтава.

 

Въ вечеру, около 8 часовъ, 25 числа, очутились мы въ Полтавѣ. Подъѣзжая къ городу, пески умножаютъ нетерпѣливость видѣть его; нельзя скоро ѣхать; мы двигались шагомъ сквозь дубовой лѣсокъ, который, конечно, 100 лѣтъ назадъ былъ {62} кустарникомъ. Я воображалъ, что около сихъ дней тогда здѣсь происходило: кровь, жупелъ и куреніе дыма!

 

Долго бы мы не нашли квартиры, но, къ счастію нашему, одинъ тутошній Чиновникъ, недавно служившій во Владимірѣ, попался мнѣ, какъ только въѣзжалъ я въ городъ: онъ соскочилъ съ дрожекъ и бросился ко мнѣ на встрѣчу. По благосклонному его попеченію, тотчасъ нанялъ я небольшой домикъ и расположился тутъ на три дня: въ дорогѣ это значитъ на житье.

 

Поздно было уже, и я не могъ никуда представиться; сверхъ того, я бы никого не засталъ дома: здѣсь гостилъ Графъ Безбородько, ему давали праздники. * Въ этотъ вечеръ у здѣшняго помѣщика, Господина Кочубея, ** былъ для него загородомъ балъ, на который, отъ Генералъ-Губернатора до послѣдняго значущаго лица, всѣ изъ города уѣхали.

 

Дневной жаръ произвелъ духоту въ комнатахъ: мы вышли на крыльцо и сѣли чай пить. Жена управлялась съ самоваромъ; Алексѣй, сынъ ея, *** дѣлалъ опытъ надъ фонаремъ жестянымъ, {63} купленнымъ имъ въ Курскѣ и, раздувъ въ немъ свѣчу, любовался исправностію освѣщенія, а я, глядя на высокой и пушистой кленъ, который жилъ одинокъ нѣсколько десятковъ лѣтъ на этомъ дворѣ и обнесенъ былъ, въ особенную честь ему, тоненькой рѣшеткой, я задумывался о своей родинѣ. Такъ уединенъ всякой тотъ, кто внѣ ея странствуетъ! Родина есть слово много выражающее; ни какой языкъ его не имѣетъ, одинъ Русской его сложилъ и чувствуетъ. Слово «отечество» подвержено толкованью, родина ни какому. Можно не имѣть отечества, родина есть у всякаго; извинительно въ нѣкоторыхъ случаяхъ не любить отечества, по натурѣ слова; ибо не всѣ отцы дѣтямъ милы бываютъ; родина мила всякому, а холодность къ ней не въ естествѣ.

 

Здѣсь уже я почиталъ себя въ чужихъ краяхъ, по самой простой, но для меня достаточной, причинѣ: я переставалъ понимать языкъ народный; со мной обыватель говорилъ, отвѣчалъ на мой вопросъ, но не совсѣмъ разумѣлъ меня, а я изъ пяти его словъ требовалъ тремъ переводу. Не станемъ входить въ лабиринтъ подробныхъ и тонкихъ разсужденій; дадимъ волю простому понятію, и тогда многіе, думаю, согласятся со мною, что гдѣ перестаетъ намъ быть вразумительно нарѣчіе народа, тамъ и границы нашей родины, а по моему, даже и отечества. Люди чиновные принадлежатъ всѣмъ странамъ: ежели не по духу, они по навыкамъ ‒ космополиты; ихъ нарѣчіе, слѣдовательно, есть общее со всѣми. Но, такъ называемая, чернь, ‒ она опредѣляетъ живыя урочища между Царствами, кои политика связываетъ, и Лифляндецъ всегда будетъ для Россіи иностранецъ, хотя онъ и я одной Державѣ служимъ. Вотъ какъ я умствовалъ, или дурачился, какъ угодно, опоражнивая хорошую чашку Сибирскаго чаю.

 

Вдругъ ординарецъ на быстромъ конѣ на дворѣ, съ вопросами ‒ и наша семейка пошевелилась. Первая атака любопытства обратилась на слугъ: «Кто сюда пріѣхалъ?» ‒ «Князь Долгорукой.» «Откуда?» ‒ «Изъ Владиміра.» ‒ «Чинъ его? ‒ «Тамошній Губернаторъ.» ‒ «На долго ли?» Люди мои этого не знали; пришлось выступить и мнѣ. ‒ «На что тебѣ, мой другъ?» ‒ «Велѣно узнать.» ‒ «Отъ кого.» ‒ «Отъ Генералъ-Губернатора.» ‒ «Доложи Его Сіятельству, что самъ завтра буду съ моимъ почтеніемъ.» Ординарецъ {64} далъ шпоры, и полетѣлъ, какъ соколъ. По скоку лошади можно было подумать, что на нашемъ дворѣ даромъ даютъ и овесъ и сѣно. Не прошло полчетверти часа, еще какъ допивалъ остатки моего жемчужнаго чаю, и явилась передъ нами на рундукѣ сестра моя родная съ мужемъ. * {65}

 

 

* Графъ Илья Андреевичъ, меньшой братъ Свѣтлѣйшаго Князя Александра Андреевича, (р. 1746, у. 6-го Апрѣля, 1799 г.), р. 16-го Февраля, 1756 г.; служилъ въ походахъ противъ Турокъ (1773‒1774); 1786 Генералъ-Маіоръ; отличился при взятіи Измаила, потомъ въ Польшѣ; 1795 Генералъ-Поручикъ; 1798 Д.Т.С. и Сенаторъ; основалъ Гимназію Высшихъ Наукъ въ Нѣжинѣ, 1810 г., переименованную, 1834, въ Лицей Князя Безбородька; Графство получилъ 1784 г., Декабря 3, отъ Императора Іосифа II-го; скончался С.-Петербургскимъ Предводителемъ Дворянства, 3-го Іюня, 1815 г., и погребенъ въ Александро-Невской Лаврѣ. О.Б.

 

** Д.С.С. Семенъ Михайловичъ Кочубей, бывшій (въ чинѣ Надворнаго Совѣтника) 1803‒1805 Губернскимъ Предводителемъ Дворянства. О.Б.

 

*** Князь И.М. Долгорукій былъ женатъ дважды: первая супруга его была Евгенія Сергѣевна Смирнова, воспитывавшаяся въ Смольномъ и покровительствуемая В. Княгинями, Натальей Алексѣевной и Марьей Ѳедоровной, вышла замужъ 31 Генваря, 1787 г., ум. 12-го Мая, 1804; вторая ‒ Аграфена Безобразова, товарка по воспитанію Евгеніи, бывшая сперва замужемъ за Пожарскимъ, а потомъ, съ 13 Генваря, 1807 г., за Княземъ Долгорукимъ; отъ Пожарскаго имѣла нѣсколько сыновей. О.Б. {63}

 

* Помѣщикомъ Селецкимъ въ Черниговской, Полтавской и Кіевской Губерніяхъ. О.Б. {65}

 

Долгорукий И.М. Славны бубны за горами, или Путешествие мое кое-куда 1810 года. М.: Университетская тип., 1870. С. 63‒65.

 

В 1810 г. российский государственный деятель князь И.М. Долгоруков плохо понимал украинский язык, а жители Полтавской губернии русский. Украинский язык он именует "малороссийским языком" и "малороссийским наречием" (аналогично латынь ‒ "латинским языком" и "латинским наречием", русский ‒ "русским языком" и "русским наречием").

http://dlib.rsl.ru/v...3580060#?page=1

Ответить

Фотография Стефан Стефан 09.03 2020

Хотя, есло докажете, что И.С.Нечуй-Левицкий писал на украинском языке (я имею ввиду, то что сегодня называется "украинским языком"), Вы достоин Нобелевской премии в области яыкознания, г-н Алтаец!!!

И. Нечуй-Левицкий писал на тогдашнем украинском языке:

 

Слова – стремлення, або стремління, він стремить до города, значать по–украінському „торчанье“; торчитъ въ городъ, а по–нашому це значиться – стерчав, він стерчить до міста. Виходе щось справді дуже сьмішне. Стерчять, стремлять кілки в тинах, віхи, сохи, стовпи, соняшники на городі, і мова про йіх стерчання й стреміння може буть ясна й зрозумілива для кожноі сільськоі баби. Слово стремитися, стремленіе, як і слова – восхищеніе і восторг церковнославянскі, та ще й стосуються до христіянського аскетизма. Коли в церковних книгах написано: душа стремится къ Богу, стремленіе горѣ, або къ добру, ко благу ближняго, то ми розуміємо це „стремленіе вгору, вверх до Бога, до неба, як до перводжерла усякого добра й любові; але в такому значінні, як ці слова вживаються в галицькі мові й тепер, ніхто не уявляє собі „стремленія по горизонтальні линіі), а по сторчові, вертикальні. Слова – восторг та восхищеніе вживаються в мові в житіях та в легендах про аскетів подвижників. В житіях пишеться так: „Авва Антоній, або инчий авва вночі бысть въ восхищеніи, або бысть въ восторгъ, и бысть восхищенъ, и бысть в раю“; це б то його душу хтось „восхитилъ, восторгъ“ (одірвав) од землі й переніс у рай, де одному авві янгол навить дав повну хустку яблук. Авва прокинувся вранці, почу́тив пахощі яблук і побачив в своі келіі хустку, повну яблук. В теперішні великоруські книжні мові ці слова, – восторгъ, восхищеніе, що буквально значать – виривання, піднімання (апостолы въ субботу восторгаху класы и ядяху) вживаються в тямі зовсім инчі, як найвище почування радощів або почування од вражіння великоі краси {71} та приємности само по собі не од райських яблук, а од чогось зовсім не аскетичного; не од раю, а приміром од опери, або гучного бала. Але ті усякі – стремленія, восторги, восхищенія взяті в значінні зовсім инчому, і вони й досі не заміняні великоруськими народніми словами, або одповідними вдатними неологізмами, над котрими великоруські пісьменики не морочили голови, і за котрі й досі не подбали. В нас вживають для назначування цього втямку слова́ – за́хват або захопління. Слово за́хват білше підхоже до народніх слів, бо під Киівом кажуть: як що гарне й добре, то люде купують на–за́хват. З цієі причини я застерегаю наших пісьмеників, котрі мають потяг до переймання таких великоруських слів, як от – стремління, настрій, (або польських, як от потяг – поізд) зовсім не зачіпать чужомовних слів і не виводить с польських корінів – неологізмів, щоб не наробить плутанини в своі мові. Чужі слова, як і люде, повинні буть незачіпальні, мають таксамо свій закон „незачіпальности особи“ і можуть добре помститись за непрохану зачіпальність, засмічуючи инчу мову, як от – рух, виразник, ружни (ріжний) і т.д. {72}

 

Нечуй-Левіцький І. Криве дзеркало украінськоі мови. Київ: Друкарня І.І. Чоколова, 1912. С. 71–72.

 

http://chtyvo.org.ua...nskoi_movy.djvu

Ответить

Фотография Стефан Стефан 23.03 2020

Коренные жители Полтавской губ. – Малороссіяне, говорятъ своимъ собственнымъ нарѣчіемъ, имѣющимъ сходство съ русскимъ, и также проистекающимъ отъ языка славянскаго. – Малороссіянинъ подобно русскому, добръ, гостепріименъ, смышленъ; но не столько любознателенъ, и вообще, при чрезмѣрномъ лукавствѣ, имѣетъ непреоборимую наклонность къ тяжбамъ. Пожертвовать послѣднимъ своимъ имуществомъ для того только, чтобы потянуть сосѣда своего въ судъ, здѣсь – дѣло самое обыкновенное.

 

Въ высшемъ кругѣ дворянъ нынѣ не льзя уже увидѣть ни чего малороссійскаго; даже отецъ семейства, въ ежедневной бесѣдѣ съ своими дѣтьми, считаетъ не приличнымъ употребленіе малороссійскаго языка. – Но за то между простолюдинами прежній малороссійскій бытъ сохранился еще въ чистотѣ, равно какъ и давній костюмъ ихъ.

 

Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по высочайшему повелению при 1-м отделении Департамента Генерального штаба. Т. 12, ч. 3: Полтавская губерния. СПб.: Тип. Департамента Генерального штаба, 1848. С. 38.

 

http://elib.shpl.ru/.../page/46/zoom/7

Ответить

Фотография Стефан Стефан 12.06 2020

А.

 

Абы булы́ побря́зкачи, то будутъ и послу́хачы́.

 

Абы мыни мисяць свиты́въ, а звизды дарма́.

 

Або панъ, або пропавъ.

 

Абы день до вечера.

 

Абы узда́, а кинь бу́де.

 

А вжежъ: не все бытемуть; колысь и перестанутъ.

 

А тягнить Варвару на розправу. {1}

 

Б.

 

Баба зъ воза, кобыли легше.

 

Бачылы очи що куповалы, и́жтежъ.

 

Батька въ наймахъ не вжалуешь.

 

Байдуже паскы, абы порося.

 

Безъ пиджогы и дро́ва не горять.

 

Береженого Богъ береже.

 

Безъ прычыны чоловикъ нико́лы не жыве.

 

Безъ Бога ни до порога.

 

Бигты за нымъ, та не знать за кымъ.

 

Билшъ копы́ лыха не буде, а рублемъ чортъ іого видбуде.

 

Багатому чортъ диты колы́ше, а убогій и няньки не на́йде.

 

Бодрытця мовъ шкуратъ на огни.

 

Богъ не безъ мылости, козакъ не безъ щастя.

 

Богъ любытъ праведныка, а чортъ ябедныка.

 

Богословъ, та не однословъ.

 

Бочка меду та ложка дёхтю.

 

Брехнею свитъ прійдешь, та назадъ не ве́рнесся.

 

Брехалы твого батька сыны, та и́ ты зъ нымы. {2}

 

Брехаты не ци́помъ махаты.

 

Брехнею свитъ жыве.

 

Бреше не въ перше.

 

Брехнею не видбре́шесься.

 

Бреше, та на свою голову.

 

Була колысь правда, та заржавила.

 

Буде и на нашій ву́лыци празныкъ.

 

Була не була, а якъ вошъ изняла.

 

Бувало стрыгало, а теперь брые.

 

Баглаи́ быты.

 

Ба́йдакы быты.

 

Бебехы видбыты.

 

Би́сыка пускаты.

 

Бытця за масьляни вышкваркы.

 

В.

 

Вилно собаци и на Бога брехаты.

 

Вареныки доведуть, що и хлиба не дадуть.

 

Велычаетця мовъ сучка въ чо́вни.

 

Велычаетця мовъ свыня въ болоти.

 

Велыкій дубъ та дупнастый, а маленькій та натоптанный.

 

Взявъ на часъ, та и въ добрій часъ.

 

Взявъ лычкомъ, а отдасы реминцемъ. {3}

 

Взявся за гужъ, не кажи що не дужъ.

 

Видъ москаля, полы́ врижъ, та втика́й.

 

Виддай ныщымъ, а соби ни съ чымъ.

 

Видъ чорта видхры́стешься, а видъ москаля не видибьешься.

 

Викъ жыви и викъ вчысь, а умрешь дурнемъ.

 

Витеръ віе, собака бреше.

 

Видъ берегу видставъ, та до другого не прыста́въ.

 

Виддай рукамы, а хыба чортъ выходытъ ногамы.

 

Видризана скы́ба видъ хлиба, вже іи не прыту́лышь.

 

Вовка ногы годуютъ.

 

Ворона мане́нька, та ротъ велыкій.

 

Выдю́ща смерть страшна́.

 

Вытришки куповавъ.

 

Выпьемо по повній, бо намъ викъ не довгый.

 

Вы́минявъ шыло за шва́йку.

 

Выдно пана по походци.

 

Вовка въ плугъ, а, винъ къ чорту въ лугъ.

 

Вырисъ, та ума не вынисъ.

 

Вродыла мама, що не прійма и яма.

 

Въ роду не безъ у́роду. {4}

 

Велычаетця якъ чумацькя вошъ.

 

Выдно зъ заду що Пархимъ.

 

Г.

 

Говоры Клыме, нехай твоя не гыне.

 

Глухы́й не вчуе, такъ выдума.

 

Глядыжь, щобъ нихто не знавъ: ни сычъ ни сова́.

 

Господы благословы стару бабу на постолы́, а молоду на кожанци.

 

Голому розбій не страшенъ.

 

Голодному хлибъ на уми.

 

Голодній курци просо снытця.

 

Горбатого могыла справыть.

 

Гуртомъ добре и батька быты.

 

Д.

 

Да́но тоби ки́сточьку, хочь глыжы́, хочь на дальшъ бережы.

 

Далеко ку́цому до зайця.

 

Дальше въ лисъ, билше дровъ.

 

Дареному коню у зубы не дывлятця.

 

Двичи ли́та не бувае. {5}

 

Два, третёго не ждуть.

 

Де козамъ рогы правлятъ.

 

Де страхъ, тамъ и Богъ.

 

Де два бьютця, третій не мишайся.

 

Девьятои клепкы нема́.

 

Дешева рыбка, погана ю́шка.

 

Де тонко, тамъ и рветця.

 

Десята вода на кисили́.

 

Держысь якъ вошъ кожу́ха.

 

Де-те ще теля, а винъ зъ довбнею носытця.

 

Диряваго мишка не наповнышь.

 

До Бога высо́ко, а до Царя далеко.

 

До́бри зубы, що кисиль идя́тъ.

 

Добре робы, добре и буде.

 

Довгъ мутытъ, а голодъ крадетъ.

 

Доходылыся нижкы, доробылыся ручкы.

 

Дорогы́й якъ за денежку пыстолетъ.

 

До́брый доброго слова боитця, а ледачій и убою не боитця.

 

Дорога́ ложка до обида.

 

Домъ не во́рогъ; колы запа́лышъ, то згорыть.

 

Довгый волосъ, та ро́зумъ короткій.

 

Дороге́ яечко къ Велыкодню. {6}

 

До святого ду́ха, держысь кожу́ха.

 

Ду́рнивъ не сіятъ ни орютъ, а самы родютця.

 

Дурневи законъ не пысанъ.

 

Дурня и въ церкви бьють.

 

Дуба давъ.

 

Дрыжакивъ наився.

 

До́бра та ричь, що е въ хати пичь.

 

Дыво що въ пана жынка хороша.

 

Дытына не плаче, маты не чуе.

 

Де пьють, тамъ и льютъ.

 

Дай Боже нашому теляти, та вовка пій маты.

 

Думка за горамы, а смерть за плечамы.

 

Держысь берега, а рыба буде.

 

Добрався, якъ вовкъ до кошары. {7}

 

Малороссийские пословицы и поговорки / Сост. В.Н. Смирницкий. Харьков: Университетская типография, 1834. С. 1–7.

Ответить