←  Искусство

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Современное искусство

Фотография ddd ddd 11.06 2017

ddd и Ученый, моя тема и я определяю что в ней будет. В ней не будет оффтопа от вас.

в любом случае это не искусство, ему нечего делать в этом разделе.

Ответить

Фотография Gundir Gundir 11.06 2017

в любом случае это не искусство

почему?

Ответить

Фотография Alisa Alisa 11.06 2017

Потому что он его не понимает. Фотографии голых девочек для него искусство, а работа Штапакова - нет. И плевать, что картины этого петербургского художника входят в собрания Эрмитажа, Русского музея, музея современного искусства в Нью-Йорке, а книги с его иллюстрациями хранятся в Национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, Саксонской государственной библиотеке, Александрийской библиотеке и др.

Ответить

Фотография ddd ddd 11.06 2017

потому что я не считаю мазню которую мог бы и мой ребенок намазюкать искусством.

и пусть даже за эту хрень всякие инвесторы платят миллионы:
_tvombli_bez_nazvi.jpg

рано или поздно этот пузырь лопнет и останутся эти горе-инвесторы с каракулями.

Ответить

Фотография ddd ddd 11.06 2017

2. Немного размазано, но детали видны.
 
14363095.jpg

дети и то лучше рисуют:
560860cd784c1.jpg
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 11.09 2017

http://emosurf.com/post/6099 искусство резьбы по дереву

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 24.12 2017

К вопросу о неудачных скульптурах последнего времени: https://shakko-kitsu...11_weekly

Долой халтурщиков!

Ответить

Фотография ddd ddd 24.12 2017

К вопросу о неудачных скульптурах последнего времени: https://shakko-kitsu...11_weekly
Долой халтурщиков!

хорошая статья, спасибо.
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 24.12 2017

хорошая статья, спасибо

всегда рад

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 06.02 2018

Печально о хорошем...

 

Оказывается, 2 недели назад умерла писательница Урсула Ле Гуин.

Я познакомился с её творчеством в далёком 1989 году - ещё не понимая, что это была за величина.

Тогда её "Планета Роканнона", напечатанная главами в журнале "Техника - молодёжи", открыла для меня совершенно новый вид фантастической прозы: в те времена я не знал ещё всех терминов и классификаций - но сразу оценил, что автор пишет совсершенно не так, как маститые мэтры зарубежной или отечественной фантастики.

Собственно, тогда я даже толком не запомнил это имя - и когда года через 4 брат познакомил меня с "Магом Земноморья" - я открыл для себя Урсулу Ле Гуин во второй раз.

(Ему, как столичному жителю повезлу больше: в то время то ли на радио SNC, то ли ещё на каком была практика читать выдержки из этого романа под фантастическую музыку Fates Warning  \альбом 1991 - Parallels\ - это было впечатление осязаемого волшебства, по словам брата).

 

Мне, как провинциалу, такие невероятные вещи были недоступны - так что я читал сам, в ночной тиши...

И разница, знаете, с Толкиеном мгновенно улавливалась /а Джон Рональд Руэлл для меня - эталон в мире фэнтэзи/ - разница это состояла уже хотя бы в наличии идеи платы.

У Толкиена Митрандир и все прочие, обладающие магическими знаниями, либо в силу огромной мудрости, проницательности и долголетия (!) тщательно накапливают свои волшебные способности (как эльфы), либо владеют ими по праву рождения, как сам Олорин.

У Ле Гуин  Джед-Перепелятник (и др.) за каждый шаг на пути своего Познания должен был принести плату - в виде тех или иных последствий для себя ( в первую очередь негативных): например, одна из первых попыток ещё несложившегося волшебника окунуться в стихию магии окончилась появлением Тени, которая его чуть не пожрала и которую он потом никак не мог изгнать обратно.

Этот введённый Урсулой принцип расплаты за свои же знания делал мир Земноморья даже в чём-то более жестоким, чем Средиземье (хотя в первом не было своего собственного тёмного джаггернаута типа Саурона).

Вторая важная идея (которую у неё потом заимствовали другие авторы) - полный контроль и управление явлениями и живами существами при владении их истинными именами (то есть понимание их первоначальной сути).

 

...Много чего уже не вспомнишь - но одно остаётся неоспоримым: идеи американской писательницы намного обогатили литературу.

 

И вот теперь она ушла.

Урсула Ле Гуин, сделавшая нашу жизнь намного интереснее и красочнее

o-o.jpeg

Ответить

Фотография ddd ddd 21.07 2018


«Неужели можно чему-то научиться, глядя на коленопреклоненного Гитлера?»

Фрагмент книги «Кто боится современного искусства?»


UdrHK3NKNMKvGnml-xLiWQ.jpg

Посетитель фотографирует работу Маурицио Каттелана «Он». апрель 2016 года
Mary Altaffer / AP / Scanpix / LETA



В августе в издательстве AdMarginem выходит книга кураторов и искусствоведов из Лондона Джессики Черази и Кен Ан «Кто боится современного искусства?». Это сборник статей о том, как устроен современный арт-мир, почему художники выбирают те или иные темы и направления для работы и как формируется стоимость произведений. С разрешения издательства «Медуза» публикует главу из книги под названием «Разве нельзя было?..».

Неужели это так необходимо?

Художники издавна шокировали обывателей попранием общественных норм своего времени. Картина Эдуара Мане, на которой между двумя одетыми мужчинами была изображена обнаженная женщина, в 1863 году вызвала настоящий скандал, а несколько позднее критики возмущались туманными пейзажами импрессионистов — и это уже не вспоминая о том, какова была реакция на писсуар Дюшана. Бунтарский дух, отличительная черта модернистского искусства, и сегодня заметен в творчестве тех авторов, которые стремятся поразить зрителя и добиться сильных эмоций. Но для чего? Только ли для шумихи?

yuRyc8gxZGyJVJgRKgzumw.jpg

Работа Моны Хатум «Инородное тело» (1994), проецируемая на пол галереи за цилиндрическим ограждением, представляет собой видеозапись, сделанную при помощи медицинской мини-камеры, обследующей контуры тела художницы. В какой-то момент, достаточно резко, камера направляется внутрь ее тела — через горло, затем через вагину и анус. Это зрелище вызывает интерес и одновременно сильное чувство тревоги. С одной стороны, такое путешествие по человеческому нутру кажется по-медицински отстраненным и вызывает дискомфорт. С другой — оно невероятно личное и интимное. По словам самой художницы, это автопортрет, вынуждающий зрителя принять собственную телесность — с внутренностями, кровью и всем прочим — и заставляющий его пережить такой «физиологический опыт, который порождает острую психологическую и эмоциональную реакцию». Эта работа является приглашением к размышлению о телесной притягательности, отвращении и насилии, в разной степени ассоциирующихся с женским телом, но в то же время — предельно возможным нарушением личного пространства в обществе, одержимом идеей всеобщей слежки.

Конечно, самоотверженность художницы, засовывающей камеру в вагину и устраивающей экскурсию по собственным внутренностям, неподготовленному зрителю кажется малооправданной, но факт остается фактом: его охватывает шок. В случае с «Инородным телом» возникает инстинктивная реакция, которая мгновенно пронизывает наш мозг, приковывая взгляд к изображению. Многие художники нашли применение этому эффекту.

Так, работа Маурицио Каттелана «Он» (2001) тоже провоцирует шок — но несколько иного рода. Если смотреть на нее сзади, работа кажется реалистичным скульптурным изображением коленопреклоненного (молящегося?) ребенка; спереди же она представляет собой точную, пусть и немного уменьшенную, восковую копию Адольфа Гитлера. Скульптура рассчитана на то, чтобы вызвать потрясение исторического сознания — ведь история ХХ века для многих еще жива. Для кого-то эта скульптура — рефлексия на тему природы зла и чуть ли не призыв к человечности; другие описывают ее как злонамеренную провокацию и оскорбление жертв Холокоста. Подводя итог, можно сказать, что эта работа как минимум демонстрирует, насколько политически значимым остается в наши дни одиозный образ тоталитарного вождя. И, пожалуй, хоть немного, но она содействует разрушению того влияния, которое он на нас оказывает.

H2uWTzQPSUxJ6frVwxqwow.jpg
«Он» Маурицио Каттелана
Marian Goodman Gallery / Christieʼs / AP / Scanpix / LETA


Но та ли это черта, которую действительно необходимо переступать? И тут же сам собой напрашивается вопрос: все ли шокирующее нас искусство на самом деле так вызывающе? Может быть, оно просто подталкивает нас к новому восприятию, к признанию противоречий? В силах ли оно вывести нас за пределы собственной зоны комфорта и вновь определить, где проходят границы допустимого? Расшатывая привычные нормы, художники побуждают нас задуматься о методах, которые использует искусство, порождая новые смыслы. Но неужели можно чему-то научиться, глядя на коленопреклоненного Гитлера? Так ли необходимо смотреть на детские манекены братьев Чепмен с гениталиями на лицах? И что нам до вырастившего на своей руке искусственное ухо художника Стеларка? Решение за вами. Шок заставляет искать ответы на подобные вопросы.

А когда первичная реакция ослабевает, рождается глубокая эмоция, к которой уже стоит прислушаться.

Сантьяго Сьерра

В последние два десятилетия испанский художник Сантьяго Сьерра стал знаменит работами, к участию в которых он привлекал представителей самых социально незащищенных слоев общества — проституток, наркоманов, нелегальных мигрантов, бездомных и безработных — для выполнения бессмысленных и даже унизительных заданий.

Для «250-сантиметровой линии, вытатуированной за плату на спинах шести человек в гаванском Espacio Aglutinador в декабре 1999 года» художник заплатил шестерым безработным по тридцать долларов за то, чтобы вытатуировать линию на их спинах. Год спустя он заплатил четырем проституткам с наркозависимостью сумму, которой хватило бы на одну дозу героина, за ту же услугу. Платя безработным за использование их тел и спонсируя героиновую зависимость, Сьерра ставит себя в позицию, которую многие найдут неэтичной. Представляя подобные работы в качестве искусства, выставляя их в музеях или на продажу, он делает своим соучастником весь арт-мир. И порой — с неожиданными результатами: Сьерра вспоминал, что как-то в 2000 году он заплатил охраннику музея за то, чтобы тот прожил 360 часов у стены нью-йоркского Центра современного искусства MoMA PS1, после чего этот охранник рассказывал ему, что «прежде никто им так не интересовался и никогда еще он не знакомился со столькими людьми».



«250-сантиметровая линия, вытатуированная за плату на спинах шести человек»
Santiago Sierra


В разное время Сьерра платил людям за то, чтобы они держали тяжелые грузы столько, сколько смогут, чтобы они прятались в деревянных коробах, используемых в качестве сиденья на арт-вечеринке, чтобы перекрывали вход в музей и чистили чужую обувь без разрешения. При этом обескураживает сам выбор исполнителей, поскольку у этих людей из-за тех социально-экономических условий, в которых они находятся, просто нет другого выбора, кроме как согласиться на такую работу. Эксплуатация возведена в ранг искусства. Поступая таким образом, художник привлекает внимание к тому факту, что угнетение существует независимо от его вмешательства, а сомнительные с этической точки зрения последствия неизбежны в условиях капиталистического неравенства. Мы все в этом замешаны, признаем мы это или нет, — хотя кому-то и легче этого не замечать.

meduza.io/feature/2018/07/21/neuzheli-mozhno-chemu-to-nauchitsya-glyadya-na-kolenopreklonennogo-gitlera
Ответить

Фотография Alisa Alisa 21.07 2018

Гитлер в принципе не чурался современного и провакационного искусства.

В мастерской Йозефа Торака

0_237bf1_bf08e7e2_orig.Jpg

Ответить

Фотография ddd ddd 21.07 2018

Гитлер в принципе не чурался современного и провакационного искусства.

это ведь не современное искусство, зачем вы это сюда запостили?
обычный соцреализм, ой простите нацреализм.

Ответить

Фотография Alisa Alisa 21.07 2018

это ведь не современное искусство, зачем вы это сюда запостили?

Для поддержания разговора. Я же не просто картинку вставила, я добавила комментарий.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 29.07 2018

960x690_noncrop.jpg

Свершилось! В Петербурге современное «искусство» оказалось, наконец, там, где ему и надлежит быть в эпоху торжества постмодернизма – общественном туалете. Нет, нет, не на сцене, где поставили кабинки с унитазами, а в самой настоящей общественной уборной, что в одном из отелей на Пулковском шоссе. Там и показали зрителям, которые смогли уместиться возле кабинок, австралийскую «Трехгоршковую оперу» (именно так! «Трехгоршковую», а не «Трехгрошовую»!).

Премьера оперы под таким названием в интерпретации режиссера Клеменса Ульямса и драматурга Томаса Де Анджелиса из Австралии прошла в рамках фестиваля искусств «Точка доступа», который продвигает театральные постановки вне традиционной сцены. А пели в туалете отважные выпускницы Национального института драматического искусства. Созерцателям суеты вокруг горшков, к счастью, пришлось наблюдать за происходящим не сидя на унитазах, – по случаю рядом с кабинками поставили стулья, где и разместились современные любители изящного. А на черных мраморных раковинах были установлены театральные прожекторы. Словом, все – как в настоящем храме искусств!

 

«В часовое действо, – глубокомысленно комментирует происшедшее высоколобый критик петербургской интернет-газеты «Фонтанка», – уместились и феминистский месседж, и игра с историей оперного искусства, и манифест солидарности».

 

«Феминистский», наверное, потому что на сцене были одни только женщины, хотя действо почему-то происходит в мужском туалете. Или чтобы убедительнее продемонстрировать модное сегодня на Западе «гендерное равенство», или же просто потому, что иностранные «мастера искусств» перепутали таблички «М» и «Ж».

Представители некоторых СМИ, впрочем, оказались не готовы к такому неожиданному эксперименту и сочли, что речь идет о знаменитой «Трегрошовой опере» Бертольда Брехта. «В мужском туалете в Санкт-Петербурге поставили "Трехгрошовую оперу" немецкого поэта и драматурга Бертольда Брехта», – сообщил читателям интернет-портал» «Мойка 78».

А портал «МИР24» с глубокомысленным видом написал: «По мнению авторов постановки, оперное искусство должно нести политическое высказывание. В их версии "Трехгрошовой оперы" были затронуты темы феминизма, полового равенства и солидарности». А дальше перешел уже с оперы на конкретные места общественного пользования: «Ранее сообщалось, что в московском метро установлено 15 туалетов. Они установлены на тех станциях, где наблюдается большой поток пассажиров, в том числе на пересадке с "Боровицкой" на "Библитотеку имени Ленина", "Проспекте мира", "Чкаловской", "Парке Культуры"».

Вот так! Им, понимаешь, впаривают «высокое искусство», а они про отхожие места в метро! Нет, господа, ведь это была вовсе не реклама туалетов повышенной комфортности на транспорте, а высокое современное, новаторское искусство! «Режиссер Клеменс Уильямс, драматург Томас Де Анджелис и художник-постановщик Изабель Хадсон, – восторгается тонко чувствующее прекрасное либеральное агентство «Росбалт», – лишний раз доказали, что искусство вечно и прекрасно, даже если великая музыка звучит в туалете… Классика дает и публике, и артистам самые широкие возможности, даже если пространство ограниченно "трехгоршковым" туалетом».

Так что же все-таки происходило на сцене, то бишь в сортире, что на Пулковском шоссе? Вот как описывают это СМИ. Первая героиня врывается, рыдая. Прижимается к стене, сползает на пол, пытается зайти в туалетную кабинку, передумывает, включает кран с водой. Расстояние – такое, комментирует критик, что возникает желание дотянуться до героини рукой, погладить по голове, успокоить.

– Смерть уж настигает; Смерть – теперь желанный гость мой, – голосит бедняжка на английском «Плач Дидоны» из оперы «Дидона и Эней» Генри Пёрселла. На стену проецируются русские субтитры. Женщина вытягивает из сумочки лекарственный пузырёк и намеревается запихнуть пригоршню таблеток в рот. Но не тут-то было: в туалет фурией врывается пышнотелая блондинка – с бутылкой шампанского, красными туфлями в руках – распевая «Хабанеру» из «Кармен». А вслед за ней — офисного вида дамочка в черных штанах-кюлотах, которая все никак не может оторваться от мобильника. Но героини между собой вообще не говорят. «Текстом» становятся арии из классических опер XVIII – XIX веков – Моцарта, Генделя, Оффенбаха, Бизе, Массне. И так далее, все том же духе.

 

Что и зачем, понять, конечно, всем, кроме либеральных критиков, совершенно невозможно.

 

«Опера может и должна быть политической. Опера может и должна удивлять», – считают режиссёр австралийской театральной компании «Бонтом» Клеменс Уильямс и драматург Томас Де Анджелис. И поясняют, что хотели максимально приблизить оперное представление к публике, сбить с него нафталин и перехлестывающую через край торжественность. И ещё желают говорить о правах женщин. Первая героиня, по сюжету, подвергается домашнему насилию, вторая — слишком далеко зашла на свидании, третья — получила повышение на работе. Но почему же именно в туалете? Это остается тайной за семью печатями. Ради «новаторства», надо полагать.

Впрочем, разочаруем тех, кто увидел в туалетном творчестве некое неслыханное новшество. Такое уже было… две с половиной тысячи лет назад в Древней Греции! В чем могут убедиться любознательные туристы, посещающие древний город Эфес. Экскурсовод покажет им в развалинах мраморных храмов Артемиды огромный общественный туалет, который, как свидетельствуют историки, использовался не только для того, чтобы прозаически справлять там нужду. Восседавшие на мраморных скамьях с отверстиями свободные граждане Римской империи, закутанные в тоги, вели неспешные беседы, говорили о политике, рассуждали о философии и других высоких материях. А чтобы ничто не отвлекало их от этих полезных занятий, под скамьями местными Архимедами был пущен затейливый ручеек, который освежал воздух и напоминал сидящим о том, что даже здесь все течет и все изменяется...

С тех пор немало воды (и не только туалетах) утекло. И говорить на высокие темы, в том числе и наслаждать искусством, уже давно принято в других, специально приспособленных для этого местах. Но если исполнителей оперы эпохи постмодернизма решили пересадить на горшки в смысле возврата к античным традициям, то это все-таки перебор. Изобретатели театра, в том числе и оперы, древние греки предпочитали этим видом искусства наслаждаться в специально построенных для этого театрах. По той простой причине, что в сортире тесно, да и ароматы, пардон, не те.

Поэтому дадим «новаторам» полезный совет: установить в театральный залах вместо кресел унитазы, а не заставлять почтенную публику мучиться в тесном предбаннике общественного сортира. Тем более что он нынче, похоже, становится неотъемлемым объектом творчества.

 

Ведь приобрел же недавно Русский музей в Петербурге «уникальный экспонат» – резиновый унитаз работы местного скульптора Владимира Козина.

 

А француз Марсель Дюшан еще в 1917 году представил на выставке скульптуру в виде писсуара под названием «Фонтан», на котором присутствовала надпись, в переводе на русский означавшая «умник», что было встречено критиками с восторгом. Спор шел лишь о том, кого именно имел в виду скульптор под словом «умник» – самого себя или тех, кто восторгался «шедевром»? Увы, сегодня критики таких вопросов уже не задают…

Так что – вперед, современные творцы сортирного искусства! Новаторству нет предела! 

 

Андрей Соколов

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 16.08 2018

Шакко Китсуне о гнусной живописи в Германии накануне войны https://shakko-kitsu...08_weekly

Ответить