←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Проскрипции

Фотография Стефан Стефан 21.10 2017

Опасения рабовладельцев в Риме летом 43 г. оказались напрасными: солдаты и ветераны Октавиана проявили себя достаточно дисциплинированными1, и имущие слои населения Рима не понесли на этот раз никакого ущерба. Солдаты выступали с двумя основными требованиям: наказание убийц Цезаря и примирение цезарианских вождей. Примирения последних требовало также положение дел в провинциях. Если с.177 Запад, кроме Африки, находился в руках цезарианцев, то на Востоке Долабелла потерпел поражение, и всеми восточными провинциями распоряжались Брут и Кассий, у которых было достаточно вооруженных сил, чтобы разбить цезарианцев, если бы силы тех оставались раздробленными. Таким образом, главными причинами примирения цезарианских вождей были требования легионов и опасность вооруженного наступления республиканцев. Примирение это подготовлялось в сентябре и октябре 43 г. и произошло в ноябре того же года. Октавиан, Антоний и Лепид встретились около Бононии. В палатке, разбитой на маленьком островке реки Лавиния2, на виду у войск было положено начало тому соглашению, которое получило название второго триумвирата. Соглашение имело целью борьбу против заговорщиков и господство над провинциями. Было установлено, что к Антонию отходят обе Галлии. Октавиан должен был получить Африку, Нумидию и острова, а Лепид ‒ управление Нарбонской Галлией и двумя испанскими провинциями3.

 

Наряду с этим было решено, что Октавиан сложит свои консульские полномочия и все трое получат особую власть, особую чрезвычайную магистратуру под названием «tres uiri rei publicae constituendae». Для борьбы с политическими противниками, остававшимися в Риме и Италии, решено было прибегнуть к той мере, к какой прибегал в свое время Сулла, ‒ к проскрипциям. При помощи проскрипций триумвиры надеялись покончить со своими врагами и вместе с тем собрать средства для борьбы с Брутом и Кассием.

 

Первоначальный проскрипционный список состоял из 12 или 17 человек и был направлен в Рим консулу Педию. Появление этого списка произвело тяжелое впечатление в Риме. Квинт Педий пытался успокоить население, говоря, что этим проскрипции и закончатся, но он был неправ. После скоропостижной смерти Педия подавленное настроение охватило в Риме и сенаторов и близких к ним людей. Наконец, въехали в Рим триумвиры, и одним из первых их мероприятий было юридическое оформление их власти.

 

Власть триумвиров была утверждена особым законом (lex Titia), проект которого не был предварительно опубликован. Триумвиры получали неограниченную власть на пять лет ‒ до 1 января 38 г. От них зависело назначение магистратов и сенаторов, издание законов, установление налогов в Италии и провинциях; им принадлежала верховная юрисдикция без с.178 права апелляции. Они чеканили монеты со своими изображениями (табл. I, II). Однако было бы ошибкой искать точные юридические основания власти триумвиров (как это делали, например, Моммзен и Кромайер). Не следует забывать, что это была узурпация власти.

 

Название «tres uiri rei publicae constituendae» подчеркивало, что цезарианские вожди брали в качестве примера не Цезаря, а Суллу. Это же было подчеркнуто в их манифесте о проскрипциях4. Таким образом, фактически восстанавливалась диктатура в такой форме, в какой она существовала во времена Суллы, но теперь власть принадлежала не одному, а трем военным вождям. Это был союз могущественных людей, «potentiae societas», как называет его Веллей Патеркул5. Моммзен считает, что историческим прецедентом для второго триумвирата была комиссия децемвиров, избранная в 451 г. для записи законов6. Но подобного указания мы не находим ни в одном историческом источнике. Поэтому мы вправе считать прецедентом даже не диктатуру Цезаря, а именно сулланскую диктатуру. Лозунгом Цезаря была clementia; формально он никогда не назывался dictator rei publicae constituendae.

 

Триумвират Антония, Октавиана и Лепида был дальнейшим развитием системы экстраординарных магистратур, появившейся еще во II в.

 

Второй триумвират был скреплен династическим браком: Октавиан женился на падчерице Антония Клодии, дочери Фульвии и демагога Клодия, убитого в 52 г.7 Преобладающее значение в первые годы второго триумвирата принадлежало, несомненно, Антонию.

 

Одним из первых актов триумвиров было их объявление о проскрипциях. Объявление было выражено в особом манифесте, текст которого приводится Аппианом8. Аппиан указывает, что он дает перевод с латинского: «Таково было объявление триумвиров, если перевести его с латинского языка на греческий» (ὧδε μὲν εἶχεν ἡ προγραφὴ τῶν τριῶν ἀνδρῶν, ὅσον ἐς с.179 Ἑλλάδα γλῶσσαν ἀπὸ Λατίνης μεταβαλεῖν)9. Несмотря на это замечание автора, мы должны сказать, что это во всяком случае не точный перевод. Октавиан называется в объявлении проскрипций Октавием Цезарем10, что является необычным в официальном документе. Мы встречаем у Аппиана выражение ἀγαθῇ τύχῃ11, принятое в греческих документах и не имеющее соответствующего эквивалента в латинском языке. Вознаграждения за головы осужденных даны в аттических драхмах12. Все это частности, бросающиеся прежде всего в глаза. Самый стиль объявления не похож на официальные римские документы того времени, сухие, отличающиеся многословием, казуистичностью. Вместо этого у Аппиана на первом плане общие положения, а изложение подчинено правилам риторики. Многое в объявлении, приводимом Аппианом, напоминает, а иногда и почти дословно воспроизводит то, что автор говорит о Цезаре в соответствующих местах. Укажем хотя бы на два мотива, содержащиеся во вступительной части документов и в последних главах второй книги: 1) заговорщики убили своего благодетеля13; 2) Цезарь был непобедим на суше и на море14.

 

Итак, перед нами не точный перевод документа, а, скорее, свободное его изложение, но источник этот был в распоряжении Аппиана, и он заимствовал из него некоторые аргументы. По-видимому, близко к первоисточнику то место, где проскрипции триумвиров сравниваются с проскрипциями Суллы. Веллей Патеркул, который, как уже приходилось отмечать, близок в своих выражениях к первоисточникам, также указывает, что Антоний и Лепид, бывшие, по его мнению, зачинщиками проскрипций, действовали по примеру Суллы15.

 

Таким образом, мы не можем использовать все выражения манифеста триумвиров, приводимого Аппианом, как слова подлинного источника, а можем только базироваться на общих его положениях, восходящих, несомненно, к подлиннику.

 

В объявлении говорится, что заговорщики наказываются за убийство Цезаря и за те злодеяния, которые были совершены ими после его смерти. Против них организуется поход, и необходимо поэтому обезопасить тыл. Триумвиры с.180 предусматривают, что во время борьбы пострадают и те, кто занимает среднюю позицию (ἐν μέσῳ) между враждующими сторонами, но вместе с тем они заверяют, что демократические слои населения, большинство (τὸ πλῆθος), не испытают вреда от их действий; не будут считаться врагами и те, кто злоумышлял прежде против триумвиров или враждовал с ними; не угрожает опасность и тем, кто выделяется своим богатством или достоинством.

 

Заслуживает особого внимания упоминание об армии: «Необходимо, чтобы и войску нашему, оскорбленному и раздраженному, объявленному нашими общими противниками враждебным, дано было утешение»16. Объявление проскрипционного списка было мотивировано тем, что триумвиры не желают гибели невинных, чтобы рассерженные солдаты не учинили расправы над людьми, не ответственными за преступления других17. Объявление заканчивается обращением к рабам, которые за голову внесенного в списки получали 10 тыс. драхм (т.е. 40 тыс. сестерциев), свободу и гражданские права18.

 

То, что говорилось в объявлении триумвиров о войске и солдатах, представляет значительную важность. Проскрипции должны были дать удовлетворение солдатам. Месть за смерть Цезаря на основании закона Педия не могла их удовлетворить. Триумвиры действительно должны были дать «утешение» и «облегчение» (παραμύθιον) солдатам, среди которых господствовали антиаристократические и антиплутократические тенденции. Солдаты получали возможность расправиться с теми, кто по своему богатству и знатности стоял на верху социальной лестницы.

 

Триумвиры предлагали рабам доносить на своих господ и убивать их. То, что прежде влекло за собою неслыханные наказания, теперь поощрялось и даже вознаграждалось. Обращение к рабам в период борьбы различных групп рабовладельцев имело место еще в Греции, к нему прибегал Митридат, в Риме впервые обратился к этому средству в борьбе с противниками Гай Гракх, его примеру последовали Марий и Цинна; к помощи рабов обращался и Сулла. При подготовке заговора против Цезаря республиканцы, как мы видели, тоже воспользовались рабами. Так же поступал Антоний. Так действовали и противники триумвиров. Захватив Родос, Кассий предложил частным лицам сдать свои ценности. Укрывавшим угрожала смертная казнь, доносчики же получали десятую часть, а рабы за донос, кроме такого вознаграждения, получали еще с.181 свободу19. Исключение составлял, может быть, Марк Юний Брут, отвергший доносы рабов во время осады и после взятия Патр20. В обращении триумвиров к рабам не было, таким образом, ничего принципиально нового, но последствия этого обращения были иные, более значительные, чем это было прежде, даже во времена Суллы.

 

Изучение истории проскрипций имеет большое значение для характеристики кризиса рабовладения. Наиболее подробно история проскрипций изложена у Аппиана. Свой рассказ Аппиан подчиняет следующему положению: «Это было время, когда обнаруживались самые противоречивые неожиданности» (οὕτος ὁ καιρὸς ἦν ἐκεῖνος ἐπίδειξις παραδοξολογίας)21. Аппиан считает достойным изложения то, что, будучи невероятным, может поразить читателя и заставить поверить написанному22. Внезапно вскрылось все то испорченное, что до сих пор было скрыто внутри. Не меньше, чем убийц, одни боялись жен и детей, другие ‒ рабов и вольноотпущенников, третьи ‒ должников и соседей по имениям, жаждавших захвата рядом лежащих владений23. Аналогичны замечания и Диона Кассия, обращающего главное внимание на то, что многие стремились использовать это положение для борьбы со своими личными врагами, но отношения в это время были настолько запутаны, что вместе с врагами они предавали своих друзей24. У него, как и у Аппиана, говорится о превратности судьбы: многих выдавали друзья и спасали враги. Одни получали за спасение награды, других за это наказывали25. Те же морализующие положения находим мы у Веллея Патеркула, который говорит, что больше всего проявили свою верность жены, среднее место заняли вольноотпущенники, известную привязанность проявили рабы и самыми неверными оказались сыновья («id tamen notandum est, fuisse in proscriptos uxorum fidem summam, libertorum mediam, seruorum aliquam, filiorum nullam»)26.

 

Проскрипции оставили после себя память на долгие годы. Аппиан говорит, что «римляне написали об этом во многих книгах, каждый по-своему» (πολλοὶ Ῥωμαίων ἐν πολλαῖς βίβλοις αὐτὰ συνέγραψαν ἐφ᾿ ἑαυτῶν)27.

 

с.182 Память о проскрипциях была жива еще в конце I в. н.э., и Марциал использовал один из эпизодов, относящихся к проскрипциям, в одной из своих эпиграмм.

 

 

1App., B.C., III, 92.

 

2Suet., Aug., 96; Plut., Ant., 19; Cic., 46; App., B.C., IV, 2; Cass. Dio, 46, 55.

 

3App., B.C., IV, 2; Cass. Dio, 46, 55.

 

4App., B.C., IV, 2; CIL, I, 12, p. 64 (Fasti Coloti), CIL, IX, 2142. О монетах см. Babelon, Descr., II, 243; о юридических основах второго триумвирата см. Th. Mommsen, Römisches Staatsrecht, II3, S. 707 ff., 718 ff.; Kromayer, Rechtliche Begründung des Principats, Marb. 1888; Gardthausen, Augustus u. s. Zeit, I, S. 130 ff.; Kolbe, Der zweite Triumvirat, Weim. 1914, S. 49; M. Grant, From imperium to auctoritas, p. 416; Last, Imp. majus, JRS, XXXVII, 1947, p. 162. Связь второго триумвирата с сулланской диктатурой и отличие от диктатуры Цезаря устанавливает Вилькен (Wilcken, Zur Entwicklung der römischen Diktatur, 1940, S. 30, 31).

 

5Vell. Pat., II, 65.

 

6Mommsen, Röm. Staatsrecht, II3, S. 709.

 

7Suet., Aug., 62.

 

8App., B.C., IV, 8‒11.

 

9App., B.C., IV, 11.

 

10App., B.C., IV, 8. Относительно имени Октавиана см. выше, стр. 136. Официальное имя Октавиана, принятое в документах этою времени, дано CIL, IX, 2142.

 

11App., B.C., IV, 11.

 

12Ibid.

 

13Ibid., IV, 8; II, 146.

 

14Ibid., IV, 8; II, 146; II, 150.

 

15Vell. Pat., II, 66; «instauratum Sullani exempli malum, proscriptio».

 

16App., B.C., IV, 10.

 

17Ibid.

 

18Ibid., 11.

 

19App., B.C., IV, 73.

 

20Ibid., 81; Cass. Dio, 47, 34.

 

21App., B.C., IV, 15.

 

22Ibid., 16.

 

23Ibid., 13.

 

24Cass. Dio, 47, 5.

 

25Ibid., 9.

 

26Vell. Pat., II, 67.

 

27App., B.C., IV, 16.

http://ancientrome.r...tm?a=1405475018

Ответить