←  Высокое Средневековье

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Разграбление крестоносцами Константинополя.

Фотография Стефан Стефан 13.11 2015

"В 1198 г. папа Иннокентий III направил грамоты с призывом начать новый крестовый поход против неверных. Инициатива папы нашла широкий отклик, в походе собирались принять участие французские и фламандские рыцари, немцы, англичане, сицилийские норманны, венгры. Крестоносцы полагали отправиться морем, направив основной удар против Египта, где среди наследников Салах ад-Дина происходили постоянные междуусобицы. В апреле 1201 г. между шестью представителями крестоносцев и венецианским дожем Энрико Дандоло было заключено соглашение о переправе крестоносцев «за море». Венеция должна была предоставить суда для перевозки 4500 всадников с лошадьми, 9 тыс. щитоносцев и 20 тыс. пехоты. Корабли предоставлялись сроком на год; содержание крестоносцы получали от Венеции. За все это они уплачивали 85 тыс. серебряных марок – по две марки с человека и по четыре с коня или мула. Во главе крестоносцев должен был встать Теобальд Шампанский, но вскоре после соглашения он умер, и по настоянию французского короля Филиппа II вождем крестоносцев избрали итальянского князя Бонифация Монферратского.

Весной 1202 г. крестоносцы начали собираться в Венеции, многие самостоятельно продолжали путь к Палестине. По условиям договора крестоносцы должны были уплатить фрахт независимо от числа собравшихся участников похода. Собралось же значительно меньше, чем ожидали, рыцари не смогли сделать последний взнос в 34 тыс. марок. Венеция не замедлила воспользоваться сложившимся положением и предложила крестоносцам отсрочку с тем условием, что они помогут захватить город Задар на Далматинском побережье. Крестоносцы ответили согласием, хотя город принадлежал венгерскому королю, также принявшему крест.

Весной 1202 г. произошло событие, которое повлияло на дальнейшее изменение направления похода. Из Византии в Италию бежал сын свергнутого императора Исаака Ангела – Алексей. Он явился к папе Иннокентию III и просил помочь ему и отцу вернуть утраченный престол. Ответ папы был уклончивым, и Алексей направился в Германию, к своему шурину Филиппу Швабскому. По дороге, в Вероне, он вел переговоры с крестоносцами, которые решили отправить и своих послов к Филиппу. Если Алексей поможет им освободить святую землю, говорили они, они будут способствовать ему в возвращении на престол. Таким образом, свои дальнейшие действия крестоносцы начали сообразовывать с возможностью активного вмешательства во внутренние дела Византийского государства55. Миссия царевича увенчалась успехом. Филипп направил к крестоносцам послов и просил помочь Алексею вернуть престол. Уже в Задаре, захваченном 24 ноября 1202 г., между послами Алексея и крестоносцами было заключено соглашение, согласно которому царевич, водворившись на престоле, должен был выплатить участникам похода 200 тыс. марок и в течение года содержать флот крестоносцев. Алексей соглашался выступить в Палестину с отрядом в 10 тыс. воинов и, кроме того, содержать в Палестине 500 воинов. Византийская церковь по этому соглашению должна была подчиниться римскому папе. 25 апреля 1203 г. Бонифаций Монферратский и Алексей прибыли в Задар, 1 мая – на остров Корфу, 23 мая флот направился в Константинополь.

Причинам изменения маршрута IV крестового похода посвящена значительная литература56. В ряде работ предпринята попытка выявить какую-либо основную причину, вызвавшую отклонение похода от первоначального пути и завоевание значительной части христианского государства. Между тем отклонение было вызвано не политической интригой, заблаговременно сплетенной Венецией, папством или Германией, а совокупностью противоречий между Византией и Западом, которые сложились в конце XI–XII вв. Папство мечтало о подчинении греков-схизматиков римской курии. Венеция добивалась безраздельного торгового господства, стремилась вытеснить из Византии конкурентов – Геную и Пизу. Немецкий двор издавна строил планы политического господства на Востоке. Для массы феодального рыцарства, наконец, выгоды, связанные с завоеванием Византии, казались несравненно реальнее, чем пресловутое освобождение святой земли.

Совокупность этих факторов и привела к «неожиданному» исходу похода, чему в немалой степени способствовали действия Алексея и Исаака Ангелов.

Крестоносцы приближались к столице, совершенно не подготовленной к обороне. Только после того, как в Диррахии признали императором царевича Алексея, Алексей III предпринял некоторые шаги, чтобы подготовить Константинополь к встрече с неприятелем, снарядил до 20 судов и приказал разрушить здания, находившиеся за городскими стенами. Византийцы старались забросать приближающиеся корабли ядрами, но были обращены в бегство. В это же самое время, утверждает Никита Хониат, дука флота Михаил Стрифн продавал гвозди, якоря, паруса, канаты, так что в гаванях не осталось ни одного крупного корабля.

Крестоносцы со всех сторон обложили город. Алексей III повел с ними переговоры, но без успеха – крестоносцы требовали отречения в пользу Алексея IV. 17 июля 1203 г. крестоносцы начали штурм города. Под влиянием всеобщего возмущения Алексей попытался защитить столицу, но было поздно, и он бежал, захватив с собой 10 кентинариев золота. Императором вновь был провозглашен Исаак Ангел. Крестоносцы узнали об этом с удовлетворением, направили к Исааку послов, требуя, чтобы он подтвердил соглашение, заключенное в Задаре. Только после выдачи соответствующей грамоты крестоносцы покинули Константинополь и обосновались в Пере, а царевич Алексей вступил в столицу. Дальнейшая политика Алексея IV и Исаака (последний, впрочем, вскоре лишился реальной власти) проводилась исключительно в интересах крестоносцев. Была выплачена половина требуемой суммы – 100 тыс. серебряных марок. На это пошли все деньги, оставшиеся в казне после бегства Алексея III, суммы, конфискованные у его супруги Евфросиньи и ее родственников. Исаак посягнул также на церковные сокровища – мера, к которой в Византии прибегали лишь в исключительных случаях. Выплата второй половины долга оказалась очень затруднительной. Исаак попытался обложить столичных жителей экстраординарным налогом, но это вызвало решительное противодействие57. Обострялись также отношения между Ангелами и крестоносцами, но Алексей IV не решался выступить против них, как того требовали жители Константинополя.

25 января 1204 г. в храме св. Софии было созвано собрание синклитиков и высшего духовенства. Здесь бурно обсуждали вопрос об избрании нового императора. На этом собрании присутствовал и историк Никита Хониат. Никита был против смещения Алексея, утверждая, что эту меру крестоносцы используют для нового вмешательства во внутренние дела империи. Но судьба Ангелов была предрешена. После долгих споров в качестве кандидата на престол знать выдвинула Алексея Дуку Мурчуфла. Народ же настаивал на кандидатуре простого воина Николая Канава. Канав был коронован в храме св. Софии, но без патриарха58. Поначалу Мурчуфл соглашался признать Канава первым среди синклитиков, лишь бы тот отказался от венца. Но в решительный момент сторонники покинули Канава, и Мурчуфлу удалось схватить его59.

Мурчуфл пришел к власти благодаря своим обещаниям освободить город от «латинян». Он решился обложить налогом тех, кто при Ангелах занимал высшие государственные должности, при нем начали укреплять городские стены. Эти меры, однако, оказались безрезультатны. В марте 1204 г. крестоносцы приняли решение о разделе Византии (Partitio Romanie)60. 9 апреля начался штурм города, Мурчуфл бежал, в Константинополе же разгорелась борьба между двумя претендентами на власть – Феодором Дукой и Константином Ласкарисом. Константин одержал верх, но даже не успел короноваться61. Он тоже пытался организовать оборону, но все было напрасно. С ничтожными (по сравнению с греками) силами62 крестоносцы 12–13 апреля овладели византийской столицей, подвергнув ее неслыханному грабежу.

Последние десятилетия XII и начала XIII в. заполнены напряженной классовой и политической борьбой, охватившей все слои византийского общества. Интересы различных классов или классовых группировок иногда совпадали, но каждый класс преследовал свои собственные цели.

Раздираемая внутренними противоречиями, находящаяся в состоянии глубокого политического кризиса, Византия была не в состоянии сопротивляться натиску крестоносцев. Борьба внутри господствующего класса лишала правительство возможности консолидировать силы и противостоять надвигающейся опасности. Классовая база правительства резко сузилась. Вместе с тем нежелание господствующих классов поступиться своими интересами способствовало ожесточенности классовой борьбы и усугубляло кризис.

Таковы были непосредственные причины, обусловившие поражение Византии в 1204 г.

 

Примечания

 

55 Иначе: М.А. Заборов. Папство и захват Константинополя крестоносцами в начале XIII в. – BB, V, 1952, где особенно подчеркивается активная роль Иннокентия III в изменении направления похода.

56 И. Митрофанов. Изменение в направлении четвертого крестового похода. – BB, IV, 1897; E. Faral. Geoffroy de Villehardouin. La question de sa sincérité. – RH, CLXVII, 1936, p. 530–533; H. Grégoire. The Question of the Diversion of the Fourth Crusade. – Byz., XV, 1940–1941; A. Frolov. La deviation de la 4e Croisade vers Constantinople. Problème d’histoire et de doctrine. – «Revue d’histoire des religions», CXLV, 1954, p. 168–172; M.A. Зaбopов. К вопросу о предыстории Четвертого крестового похода. – ВВ, VI, 1954.

57 Nic. Chon., p. 740.

58 Интересные подробности об этих событиях сохранились в древнерусской повести о взятии Царьграда фрягами, написанной очевидцем и впоследствии включенной в Новгородскую летопись. См. П. Бицилли. Новгородское сказание о IV крестовом походе. – «Исторические известия», 1916, № 3–4; Н.А. Мещерский. Древнерусская повесть о взятии Царьграда фрягами как исторический источник по истории Византии. – ВВ, IX, 1956.

59 E. Francès. Sur la conquète de Constantinople par les Latins. – BS XV, 1954, № 1.

60 A. Carile. Partitio terrarum Imperii Romanie. – «Studi Veneziani», VII, 1965, p. 125–305.

61 J. Пaпaдpиaнос. Да ли je Константин Ласкарис био византиски цар? – ЗРВИ, 9, 1966.

62 Ф.И. Успенский. История Византийской империи, т. III. М. – Л., 1948, стр. 378; E. Francès. Sur la conquète..., p. 21; К.Н. Юзбaшян. Классовая борьба в Византии..., стр. 6 сл." (История Византии: В 3 тт. Т. 2. Ред. кол.: С.Д. Сказкин (отв. ред.), В.Н. Лазарев, Н.В. Пигулевская и др. М., 1967. С. 342–346, 458–459).

Ответить