←  Юмор

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Исторические анекдоты

Фотография Марк Марк 20.04 2018

Эпизод, когда Bonaparte произнес свои знаменитые слова: "Les savants et les anes au milieu !" запечатлен на картине Франсуа-Луи-Жозефа Ватто :

Битва у Пирамид.jpg

Ответить

Фотография Ученый Ученый 20.04 2018

Наполеон очень уважал науку и в начале своей карьеры гордился званием академика (члена института). В 1799 г. он назначил министром внутренних дел знаменитого астронома Лапласа, однако уже через полтора месяца отправил его в отставку.

 

Впоследствии, в своих воспоминаниях на острове св. Елены, Наполеон писал о Лапласе следующее:

«Первоклассный геометр вскоре заявил себя администратором более чем посредственным; первые его шаги на этом поприще убедили нас в том, что мы в нем обманулись. Замечательно, что ни один из вопросов практической жизни не представлялся Лапласу в его истинном свете. Он везде искал какие-то субтильности, мелочи, идеи его отличались загадочностью, наконец, он весь был проникнут духом „бесконечно малых“, который он вносил и в администрацию».

Ответить

Фотография Castle Castle 21.04 2018

"Только перечитывая под старость лет книгу "Д'Артаньян и три мушкетёра"  наконец-то начинаешь понимать, что единственный положительный герой в этой книге - кардинал Ришелье..."

Неизвестный автор.

 

"Великий человек, будь ты сегодня жив, я бы отдал тебе половину моей империи, при условии, что ты научишь меня, как управлять другой ее половиной".

Петр I при посещении гробницы Ришелье 

 

Жан-Арман дю Плесси де Ришелье родился 9 сентября 1585 года в семье главного прево Франции. Его отец Франсуа де Плесси, храбрый воин и непрактичный человек, преданно служил королю и почти не занимался собственными делами. В результате, когда в 1590 году прево подкосила лихорадка, его вдова осталась почти без средств к существованию и с пятью маленькими детьми на руках. Единственным достоянием семьи было Люссонское епископство, приносившее небольшой, но стабильный доход. Однако, чтобы в будущем сохранить его за собой, один из дю Плесси должен был стать прелатом. Выбор матери пал на среднего сына Альфонса, замкнутого и очень набожного мальчика. Два других ее сына - сильный и красивый Анри и болезненный, но весьма честолюбивый Арман - должны были стать военными. Арману, младшему и самому способному из детей, мать дала отличное образование: он учился в Наваррском колледже, а затем - в военной академии Плювинеля.
Но в 1602 году грянул гром: отказавшись от епископства, Альфонс стал простым монахом. Мадам Дю Плесси была в ужасе: семейство лишалось единственного источника дохода. Оставалась надежда, что место непутевого сына займет Анри или Арман. Старший брат от духовной карьеры отказался наотрез,
зато младший, подумав, внял мольбам любимой матери. Бросив военное дело, он активно занялся теологией, и вскоре, несмотря на юный возраст, приобрел большой авторитет в ученых кругах. К талантливому юноше благоволил сам Генрих IV, упросивший Папу утвердить Армана в должности епископа на полтора года раньше положенного срока - Арман был слишком молодым для сана епископа..
Еще одна легенда, связанная с великим кардиналом:
"Когда, причащая умирающего, священник произнес традиционное: "Прости врагов своих", Ришелье откликнулся: "У меня не было других врагов, кроме врагов государства. А им я никогда не прощал".

 

Ришелье на плотине под Ля Рошелью. Анри-Поль Мотт, 1881 год.

Richelieu2.jpg

Ответить

Фотография Castle Castle 29.04 2018

Иногда воющие державы просто забывают подписать мирный договор - дел и так много, недосуг пустяками заниматься:

 

Черногория и Япония
Черногории понадобился почти век, чтобы заключить мир с Японией. В 1904 году Черногория поддержала Россию в конфликте с Японией и объявила последней войну.
На момент заключения мирного договора между Россией и Японией о Черногории все забыли, а после окончания Первой мировой войны она вошла в состав Югославии.
И только в 2006 году, после обретения Черногорией независимости, отношения с Японией были официально восстановлены путем подписания мирного договора.
 
Нидерланды и острова Силли
Эта война началась в 1651 году в момент завершения гражданской войны в Англии, когда голландский флот встал на сторону британского парламента и потребовал выплаты репараций в счет повреждений, нанесенной артиллерией роялистов, размещенной на британских островах Силли.
Никаких репараций выплачено не было, и поэтому голландцы объявили войну островам Силли отдельно. Когда на архипелаге высадились английские войска армии парламента, голландцы ушли, но мирного договора так и не заключили.
В 1986 году этот факт был обнаружен жителем островов историком Роем Данканом, в результате чего на острова прибыл посол Нидерландов, который подписал мирный договор.
Подписывая этот документ, посол Джонкир Хюйдеркопер пошутил: "Наверное, все эти годы островитяне опасались нашего нападения".
 

_101083561_gettyimages-3270103.jpg

Завершение 335-летней войны между островами Силли и Нидерландами проходило в атмосфере шуток.

 

Рим и Карфаген

В еще более отдаленные времена Рим и Карфаген вели три затяжные войны, которые получили название Пунических.
Последний из этих конфликтов завершился взятием и разрушением Карфагена в 146 году до н.э., но юридического документа об окончании войны подписано не было.
В 1985 году мэры нынешних Рима и Карфагена, который располагается в Тунисе, подписали мирный договор и прилагавшийся к нему пакт о дружбе.
Ответить

Фотография Ученый Ученый 29.04 2018

В 1799 г. Павел 1 объявил войну Испании, однако из-за географической удаленности двух стран, никаких военных действий не велось.

 

Испанский король в ответном манифесте не удержался от намеков на психологическую нестабильность русского царя -

 

Среди других особо желает выделиться Россия, император которой, недовольный тем, что присвоенный им титул не соответствует ему, а высказанные намерения на этот раз не нашли сочувствия с моей стороны, издал декрет об объявлении войны, публикация которого уже достаточна для осознания глубины его неразумности. (...) Я без удивления ознакомился с этим заявлением, поскольку обращение с моим поверенным в делах и другие, не менее странные поступки данного государя уже давно свидетельствовали о том, что этого следует ожидать.

Ответить

Фотография Castle Castle 30.04 2018

Однажды к английскому хирургу Джону Абернети (John Abernethy; 1764—1831), известному необычайной лаконичностью речи, обратилась на прием обладавшая той же чертой женщина с сильно опухшей рукой.

Между ними произошел такой диалог:

- Ожог?

- Ушиб.

- Компресс.

На следующий день:

- Лучше?

- Хуже.

- Еще компресс.

Через два дня.

- Лучше?

- Здорова. Сколько?

- Ничего.

После ухода дамы Абернети произнес длинноватую для него фразу:

- Удивительно умная женщина!

 

John_Abernethy%281764%29.jpg

Ответить

Фотография Castle Castle 16.05 2018

Вольтер как то заметил - 

«Врачи дают лекарства, которые они плохо знают, от болезней, которые они знают и того меньше, больным, которых они не знают совсем».

Вместо кровопускания и клистиров медицина сейчас использует самые современные средства, но по большому счету, его слова остаются в силе.

48d6-329ac1-22d4ed.jpg

Ответить

Фотография Ученый Ученый 20.05 2018

Помню, слышал я от моего друга — весьма достойного и родовитого дворянина — рассказ о некой его землячке, не раз выказывавшей такую благосклонность к своему лакею, что он, не будучи от природы пустым и глупым, не мог сомневаться в ее намерениях; и однажды утром, найдя свою хозяйку задремавшей без всяких одежд на постели лицом к стене, очарованный ее великой красотой, тихонько подошел к ней — благо лежала она очень удобно, на самом краю кровати, — и приступил к осаде; она же, обернувшись, увидала, что тут ее лакей, которого она так желала, и потому, не делая попытки освободиться от наскочившего молодца либо помешать ему, отвернула вновь голову к стене, чтобы ему было удобнее распоряжаться добычей, а ей ничего не потерять, и лишь молвила: «Господин дурак, что внушило вам дерзость сунуться ко мне с этим?» А лакей в ответ со всей почтительностью: «Сударыня, так мне вынуть?» — «Да я не о том, господин дурак, — настаивала дама, — я спрашиваю, что внушило вам дерзость сунуться ко мне?» А тот все сворачивает на свое: «Сударыня, так мне вынуть?» — или еще: «Так ежели пожелаете, то я выну». Она же вновь повторяет: «Да не о том же я, господин дурак».

 

 

Ну вот оба и твердили это в другой, в третий раз и более, не прекращая меж тем делать то же, что ранее, — пока он не управился вполне, к вящему благорасположению хозяйки, довольной, что он ее не послушался. Да и ей пошло на пользу, что она настойчиво твердила свой первый вопрос, ничего в нем не изменяя, — так они оба потом возвращались к подобной же игре; ибо, как говорят, трудно идет лишь первый клин и первый глоток. Вот вам добрый и оборотистый слуга! И таким смельчакам, как приметили итальянцы, надобно говорить: «А bravo cazzo mai nоn manca favor»[55].

 

Брантом

Ответить