←  Новейшее время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Как в годы Великой депрессии администрация...

Фотография ddd ddd 10.08 2015

Как в годы Великой депрессии администрация Рузвельта закапывала в землю туши свиней, сжигала пшеницу и апельсины
 

А что там, все-таки, происходило в годы Великой деперессии в проклятой капиталистической Америке? Действительно, была такая штука, которая называлась «Agricultural Adjustment Act», Акт выравнивания сельского хозяйства (я бы сказала так), который приняла администрация президента Рузвельта в 1933 году. Действительно, государство платило фермерам за то, чтоб те не засевали землю или уничтожали излишки скота и сельхозпродукцию. Кстати, через 3 года Верховный суд признал этот акт незаконным, в 1938 году его пробило правительство в новой форме.

Я, собственно, нимало не оправдываю практику администрации президента Рузвельта: это администрация, которая в истории США ближе всех подошла к тому, что называется фашизм и социализм. Но, все-таки, для начала я хочу напомнить, чем было вызвано уничтожение сельхозпродукции, а главное (это очень важно), кто был главным бенефициаром, по крайней мере, по идее авторов?

Напомню для начала, что после Первой мировой (особенно Октябрьской революции) фермерство в США переживает необычайный взлет, потому что Европа войной разорена, российская пшеница с рынка исчезла, американские фермеры гигантски увеличивают объем производства. Плюс есть еще такая штука как American Relief Administration, Американская помощь, которая помогает послевоенной Европе и с 1919-го по 1922-й год раздает 4 миллиона тонн продовольствия в послевоенной Европе. А потом она начинает, на минуточку, помогать Советскому Союзу в разгар вот того самого голода 1921 года, вызванного большевиками продразверсткой.

Господин Гувер, который тогда American Relief Administration возглавлял, он кормил ежедневно на Волге 10,5 миллионов человек. То есть многие из тех, кто меня слушают, они существуют на свете только потому, что американцы тогда накормили их прадедов.

Советское правительство платило Гуверу всякими гнусностями. Оно пыталось организовать альтернативную помощь через знаменитого «красного Геббельса» Вилли Мюнценберга, который раздавал, естественно, не пшеницу, а просто собирал деньги и потом на эти деньги финансировал Коминтерн или просто свою организацию.

Но в общем так или иначе вот эти 10 миллионов человек тогда россиян тоже кормились ежедневно американским зерном и, естественно, это американское зерно было выращено американскими фермерами и закуплено американским правительством.

А я напомню, что такое американский фермер того времени. Это вовсе не Набоб, это семья: папа, мама, пятеро детишек. Они сажают что-то с утра до ночи. Единственное важное отличие, что в отличие от очень многих стран мира, где крестьянин всегда сажал то, что он потом съест, американское фермерское хозяйство с самого начала работало на рынок и обычно это была монокультура, которая, как казалось фермеру, хорошо продается: табак, хлопок, зерно.

В 1929 году начинается Депрессия, цены рушатся и американское правительство еще при Гувере начинает очень резко вмешиваться в экономику, и в июне 1930 года администрация президента Гувера принимает совершенно безумный закон – он назывался «Тариф Смута-Хоули», протекционистский закон, который закрывает для иностранных товаров американский рынок.

Безумным был закон потому, что американцы гораздо больше нуждались сами в иностранных рынках. Ну, просто администрации надо было показать, что она как-то реагирует на происходящую катастрофу. Естественно, ответные страны тоже вводят запредельные тарифы, американские фермеры, то есть, в общем-то, бедняки с пятью детьми теряют ровно треть рынка. И этого мало, потому что в это же самое время в 1933 уже году начинается явление, которое, кстати, очень хорошо было известно нам в России, но уже в 60-х годах после распахивания целины. Помните? Когда Никита Хрущев призвал распахивать целину, распахано было, по-моему, где-то 43 миллиона гектаров. И дальнейшее хорошо известно: распахали полупустынную степь с недостаточным количеством осадков, верхний почвенный слой, который удерживали корни многолетних трав, был уничтожен. Ну, при первом же сильном ветре сотни тысяч тонн этой плодородной земли снялись с места и полетели куда-то в направлении Арала.

Ну, вот, мало кто в России знает, что нечто похожее происходило в США в 30-х годах без всякого участия, причем, партии и правительства. Потому что в начале XX века, как раз в момент наивысшего подъема сельского хозяйства США, десятки тысяч этих бедных фермеров распахали Великие Равнины, Great Plains. Это миллионы акров засушливых прерий в Оклахоме, Арканзасе, Небраске, Миссури, Колорадо, Нью-Мексико. И это было просто какое-то абсолютное несчастье, потому что, вот, всё сошлось.

Потому что, во-первых, американское правительство именно этим бедным людям щедро выделяло земли для поселения. В Небраске поселенцам выделялось по 640 гектаров – это 260 га с 1904 года. С 1909-го в других штатах выделялось оп 130 га на семью.

Как раз тогда появился трактор – он сделал возможным обработку значительных, но засушливых участков земли. Но самое ужасное, что начало XX века было временем потепления. Это был обычный 30-летний цикл – он кончился в 1940-х годах. Начало потепления обычно совпадает с повышенной влажностью, потому что у вас когда похолодание, влага застыла льдом на полюсах, потепление – она возвращается в атмосферу, выпадает в виде осадков.

Соответственно, в 10-20-х годах на Великих Равнинах шли дожди. Все решили, что климат изменился (это к вопросу о постоянном изменении климата). И вот в 1933 году прямо в разгар Депрессии климат изменился снова: дожди закончились и миллионы распаханных бедняками акров стояли, пораженные засухой.

Я хочу  несколько смс прокомментировать. 
Мне пишут, что за пшеницу платили золотом Америке. Это наш слушатель перепутал: золотом Америке платили за заводы, которые мы покупали у американцев, начиная, собственно, с 1929 года. А, вот, за то, что делал Гувер, никаким золотом не платили: это как раз для Советского Союза было бесплатно. А в этот момент как раз голод начался ровно из-за экспроприаций, ровно из-за безумной политики большевиков.

Ну и, наконец, еще один товарищ мне пишет, что зачем читать советские учебники, можно прочесть «Гроздья Гнева» Стейнбека. Я, собственно, как раз о «Гроздьях Гнева» с удовольствием собиралась поговорить, потому что я помню, что мне было лет чуть ли не 11 или 12, когда я начала читать «Гроздья Гнева». И если вы помните, там как раз всё начинается с того, что бедная семья – она такая бедная, такие бедные американские фермеры, что когда начался неурожай и ужас, то они покупают грузовик и на нем уезжают.

Для 12-летнего советского подростка, для которого купить грузовик было примерно то же самое, что купить космический корабль, это на меня неизгладимое впечатление произвело такое описание американской бедности.

Более неизгладимое впечатление на меня, пожалуй, произвело только недавнее сочинение какой-то богатой девочки, которое я читала: «Они были такие бедные, такие бедные, что у них даже слуги были бедные». Вот, они были такие бедные, что купили грузовик.

Кроме того, я обращаю ваше внимание, что как раз герои Стейнбека – они разорились оттого, что они проживали вот в том самом Dust Bowl, что они проживали в том самом полупустынном поясе прерий, который снялся и улетел на воздух точно так же, как улетел распаханный целинный Казахстан.

Вот, как-то это очень смешно в какой-то мере, если вы подумаете, потому что, ну, не виновато американское правительство в перемене климата. Это у социалистов (а Стейнбек был, конечно, социалистом и даже коммунистом, уж леваком точно), это у леваков, знаете, поразительно их взгляд на мир совпадает с тем взглядом на мир, который был характерен для китайских крестьян, которые считали за всё ответственным китайского императора, в том числе и за природу.

И я напоминаю, например, что в Китае был такой замечательный реформатор Ван Ман, которому не повезло и он остался в китайской истории узурпатором (дело было в IX веке нашей эры), потому что в его правление сначала река, по-моему, Янцзы (я сейчас говорю на память, поэтому могу перепутать речки – это была Янцзы или Хуанхэ). Ну, в общем, короче говоря, она сначала поменяла течение в одну сторону, смыв там несколько миллионов человек, а потом в другую. Ну, вот, в другую – это уже был конец, потому что при приличном императоре, как вы сами понимаете, речки течения не меняют. И бедолагу свергли.

Так вот. Значит, то же самое случилось в 30-х годах в Великих Равнинах. Высохшая почва, глубоко вскопанная, лишенная травяного покрова, поднялась в воздух, миллионы ее фунтов полетели по всей стране. Вот, например, когда 9 мая 1934 года началась буря, то когда она донеслась до Чикаго, то на нем осело, на минуточку, 12 миллионов фунтов пыли. В этот год в Англии Новой шел красный снег, видимость пропадала на расстоянии вытянутой руки, естественно, в момент бури. Катастрофа затронула около 100 миллионов акров земли, как, собственно, и описано у Стейнбека. А применительно к животноводческим хозяйствам, которые на этих акрах расселялись, это означало, что у них больше нет урожая, чтобы кормить скот.

Вот, собственно, в этой-то обстановке и принимается Акт о, грубо говоря, сельскохозяйственной поправке. Его главная идея очень важная – это поддержка американского фермера, той самой бедной многодетной семьи, которая на последние деньги купила трактор, распахала землю, а теперь цена на их продукцию упала, рынки рухнули, границы закрыты. Вот тогда зерно в благополучных районах выкупали у фермеров и уничтожали, а свиней, которых нечем было кормить, потому что на Великих-то Равнинах рассчитывали еще и скот кормить, закапывали в землю. А деньги за всё это брались, внимание, фанфары, приз в студию, с тех самых капиталистов, с перерабатывающих компаний, которых правительство Рузвельта неустанно проклинало.

Отчасти это помогло: в 1935 году доход среднего фермера был на 50% выше, чем в 1932-м. Но вот это я обращаю ваше внимание, просто в силу исторической верности Agricultural Adjustment Act был принят вовсе не затем, чтобы защищать с оружием в руках капиталистов, он был принят для защиты бедных несчастных фермеров от этих самых капиталистов, от кулаков, от перерабатывающей промышленности, которая норовила скупить избытки зерна или на Великих Равнинах скот, который стало нечем кормить, за гроши.

Благодаря Рузвельту, капиталисты платили, а фермеры получали. Напоминаю еще раз, что массовый фермер в США владел не плантацией, не латифундией – это была семья, которая, действительно, тяжело зарабатывала на жизнь. И собственно, из этого акта вторая его особенность, которая прямо вытекала из первой, заключалась в том, что уничтожению подвергалась непереработанная продукция.

Я, собственно, затеяла этот разговор в том числе и для того, чтобы поговорить вообще об идеях, которые лежали в основе не столько Великой депрессии, сколько в основе экономической политики президента Рузвельта. Я, конечно, здесь не буду о ней говорить очень подробно, потому что я, в общем, говорю о наших продуктах. Но вот я просто хочу подчеркнуть, что политика президента Рузвельта носила отчетливо антикапиталистический характер, и в эти годы США очень близко подошли если не к социалистическим идеям, то к тем идеям, которые называются «фашистскими».

Фашизм, напоминаю, вот в том виде, в котором его практиковал Муссолини, означает государство, которое объясняет предпринимателям, что им делать и как им дружить с рабочими.

Собственно, очень понятно, к чему это привело, потому что Великая депрессия, напоминаю, продолжалась 12 лет. Фактически она продолжалась до Второй мировой войны. И ни одно экономическое несчастье не продолжается 12 лет.

Любой экономический кризис, тем более финансовый кризис – это достаточно краткосрочная вещь, потому что любой экономический кризис и финансовый сам по себе является, если он чисто финансами ограничивается, он сам по себе является способом приведения экономики в порядок от перегретости и от завышенных ожиданий.

Вспомните, сколько у нас в 1998 году продолжался кризис и как быстро всё поперло вверх. Я это специально говорю потому, что даже недавно достаточно близкий мне человек сказал «Рузвельт – молодец, вывел Америку из кризиса». Знаете, 12 лет выводить страну из кризиса невозможно – 12 лет ее можно в кризис только заталкивать.

Собственно, что происходило? То есть то, из-за чего произошла Великая депрессия, и то, что происходило при Великой депрессии, это две разных истории, потому что то, из-за чего произошла Великая депрессия, была элементарная перегретость экономики, была Федеральная резервная система, которая сначала вкачивала в экономику очень много денег, а потом перед депрессией стала зачем-то внезапно сокращать объем денежной массы. 

К этому моменту там самые крупные инвесторы уже побежали с фондового рынка, а самые глупые инвесторы, наоборот, на фондовый рынок побежали, потому что он еще рос и рос. И эти самые глупые инвесторы были прежде всего мелкие собственники и просто очень бедные люди, в том числе даже те же самые рабочие. И это всегда происходит беда, когда на фондовый рынок приходит абсолютно неквалифицированный инвестор – жди беды. Не важно, это происходит в Голландии с тюльпанами, это происходит во Франции с Вест-индской кампанией или это происходит на фондовом рынке США 1929 года.

Плохо было другое, что когда всё это рухнуло, то вместо того, чтобы прийти в равновесие (а это пришло бы в равновесие само правительство – сначала Гувер начинал принимать различные протекционистские меры). Начало там, в частности, безбожно увеличивать подоходный налог и так далее.

Рузвельт продолжил эти меры. И, собственно, напомню, что подоходный налог к концу правления президента Рузвельта (правда, это были также годы Второй мировой войны) – он достигал 95%. Государственные расходы выросли на 83% с 1933-го по 1936-й год, государственный долг вырос за то же самое время за 73%.

Вот, был принят удивительный Agricultural Adjustment Act, о котором я говорила. Он был принят в 1933 году. И одновременно был принят другой, который назывался National Industrial Recovery Act, Закон о поднятии национальной промышленности.

Фактически этим законом был создан в США Госплан – он назывался National Recovery Administration, Администрация национального подъема. Эта администрация – она финансировалась за счет регулируемых ею производств, она диктовала цены и условия производства.

В 1935 году принимается еще один закон – National Labor Relations Act, он же называется Акт Вагнера. Этот закон предоставляет беспрецедентные права профсоюзам. В частности, он нарушает уже американскую Конституцию тем, что он делает часть людей не равных перед законом, потому что он изымает трудовые споры из ведения судов и передает их кому? Правильно: госоргану National Labor Relations Board. Результат естественен: в разгар рецессии страну сотрясает серия эпидемий забастовок, бойкотов, захваты заводов. Безумные требования профсоюзов, которые превратились во всевластную, кстати, пропитанную мафией силу, что, естественно, не способствует прекращению рецессии.

Верховный суд запрещает в 1935 году американский Госплан и запрещает уничтожение продуктов в 1936-м.

Собственно, я уже говорила о том, что результаты новой сделки, которые предложены были американскому избирателю Теодором Рузвельтом, говорят сами за себя, потому что если депрессия продолжается 12 лет, то это означает, что действия правительства продолжают эту депрессию.

В этом смысле, конечно, экономическая политика президента Рузвельта – это такой, потрясающий пример деструктивного мема, овладевшего целой страной, потому что американский избиратель требовал от государства вмешательства в экономику. Чем больше государство вмешивалось (не только при Рузвельте, заметьте, но и при Гувере перед этим), тем хуже становились дела. Чем хуже становились дела, тем больше массовый избиратель требовал вмешательства.

И акт, о котором мы говорим, в силу которого уничтожалась сельскохозяйственная продукция, был ярким примером такого вмешательства, потому что государство брало деньги с кулаков и отдавало их бедноте. Однако, все-таки, как бы то ни было, этот акт был теоретически направлен на защиту бедняка. Одновременно, да, он бил по тому же самому потребителю, у которого поднимались цены на товары, но, все-таки, мотивы администрации Рузвельта не имеют ничего общего с мотивами нынешней кремлевской администрации, которая, вот, что ни день, то угрожает Западу "бомбить Воронеж".

Кстати, каковы бы ни были последствия этого акта, степень голодания американцев в годы Великой депрессии не надо преувеличивать. Я просто напомню, что продолжительность жизни американцев с 1929-го по 1932-й год (за 3 года самых крутых Великой депрессии) возросла с 57 лет до 66,3 лет. Ну вот, что называется, все-таки, не надо учить историю по советским учебникам.

Юлия Латынина, любимица форума istoriya.com )))
Ответить