←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Вар, верни легионы!

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 26.06 2015

 

Т.е. римляне реально опасались германцев и прочих северных варваров. Не зря наибольшее количество легионов было сосредоточено именно вдоль северных границ. Тогда как не менее протяженную границу в Африке контролировали всего 2 легиона (кроме Египта).  

Варваров опасались любых. По 8-ми легионов находилось на рейнской границе, на дунайской и на восточной, а вот в Африке кстати пребывал всего 1 легион.

Кстати, периодически число легионов на Дунае увеличивалась за счет сокращения на рейнской до 4-х. 

Ответить

Фотография AlexNik AlexNik 26.06 2015

Варваров опасались любых. По 8-ми легионов находилось на рейнской границе, на дунайской и на восточной, а вот в Африке кстати пребывал всего 1 легион.

Кстати, периодически число легионов на Дунае увеличивалась за счет сокращения на рейнской до 4-х. 

Так ли действительно была страшна потеря трех легионов Вара. Мне кажется Римляне испытали в основном эмоциональный шок. Ведь выяснилось, что херуски, которых считали едва ли не единственными союзниками, на деле были врагами. 

Мне кажется, что свидетельство Светония о небритом и рыдающем Октавиане - весьма гиперболизировано. 

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 26.06 2015

3 легиона - большая сила. После их гибели возникла угроза оголения рейнской границь. Которая не бьла единственной. Откуда отвести силь чтобь подвести подкрепления?
Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 26.06 2015

Так ли действительно была страшна потеря трех легионов Вара. Мне кажется Римляне испытали в основном эмоциональный шок. Ведь выяснилось, что херуски, которых считали едва ли не единственными союзниками, на деле были врагами. 

Мне кажется, что свидетельство Светония о небритом и рыдающем Октавиане - весьма гиперболизировано. 

Да нет, конечно, согласно последней переписи римских граждан, проведенной Августом в 14-м году, насчитывалось 4 937 000 человек. Так что потеря 3-х легионов скорее было политическим ударом и утратой необходимого снаряжения, которое пришлось восстанавливать.....

 

3 легиона - большая сила. После их гибели возникла угроза оголения рейнской границь. Которая не бьла единственной. Откуда отвести силь чтобь подвести подкрепления?

А с какой стати рейнская граница оказалась оголенной? Насколько я помню германцами даже не было совершено попытки нападения на границу......

 

Напр. Zon. (X, 37)  -

 

Тиберий же не осмелился переправиться через Рен, но продолжал сохранять спокойствие, наблюдая будут ли действовать варвары. Однако и они, узнав о его присутствии, не решились переправиться. После этого он сам и Германик, предприняв вторжение в Кельтику, напали на некоторые ее части....

Ответить

Фотография AlexNik AlexNik 26.06 2015

3 легиона - большая сила. После их гибели возникла угроза оголения рейнской границь. Которая не бьла единственной. Откуда отвести силь чтобь подвести подкрепления?

Да откуда угодно. Дело в том, что германцы не могли мгновенно вторгнуться. Сами херуски были недостаточно сильны, а для того чтобы поднять другие племена - нужно было время. За это время Римлянам по силам было снять часть сил из Галлии, Испании, возможно даже Сирии ( там как раз в это время вроде опасности не было), оставив охрану границ вспомогательным войскам.

 

Более того, приблизительно в 10-11 году Тиберий наносит ответный удар

 

. При этих новостях Цезарь мчится к отцу: постоянный защитник Римской империи берется за привычное ему дело. Посланный в Германию, он укрепляет Галлии, размещает войска, усиливает опорные пункты и, оценивая себя в соответствии со своим величием, а не с самоуверенностью врагов, угрожавших Италии новым нашествием кимвров и тевтонов, переправляется с войском на другой берег Рена. (2) Он ведет войну, тогда как отец и отечество довольствовались тем, что ее отражали, проникает все глубже, строит дороги, опустошает поля, сжигает дома, сметает все на своем пути и с величайшей славой возвращается в зимние лагеря с войском, сохранив всех, кого переправил через реку.

Пишет этом не гражданский Светоний, а римский офицер Веллей Патеркул, более того -  непосредственный очевидец событий. 


Сообщение отредактировал AlexNik: 26.06.2015 - 14:40 PM
Ответить

Фотография AlexNik AlexNik 26.06 2015

Да нет, конечно, согласно последней переписи римских граждан, проведенной Августом в 14-м году, насчитывалось 4 937 000 человек. Так что потеря 3-х легионов скорее было политическим ударом и утратой необходимого снаряжения, которое пришлось восстанавливать.....

 

По видимому не все было потеряно, потому что.

Следует привести правдивое свидетельство о Л. Аспренате: воюя в качестве легата при своем дяде Варе, он энергичными и смелыми действиями двух легионов, которые возглавлял, сохранил войско при этом великом бедствии и, своевременно спустившись в нижние зимние лагеря, укрепил в верности колебавшиеся племена по эту сторону Рена. Некоторые однако считают, что он, хотя и спас живых, присвоил, сколько захотел, из имущества погибших под командованием Вара, сделавшись наследником павшего войска.

Кроме того, как видно, присутствие оставшихся двух легионов не дало разгореться мятежу.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 23.11 2015

Нельзя не согласиться с тем, что «едва ли какая-либо битва античности так запечатлелась в памяти немцев, как так называемая битва в Тевтобургском лесу»1. В этой связи, пожалуй, самым спорным вопросом является место сражения. Стефан Берке процитировал доклад Фридриха Кёппа «Die Varusschlacht in Geschichte und Forschung» (1908), сделанный в канун 1900-летия данного события, в котором докладчик не без юмора отметил, что по поводу «где?» «существует чудовищное количество литературы, своим количеством и качеством ужасающее всех исследователей, которых заносит в эту область»2. За прошедшее со времени доклада столетие эти слова нисколько не утратили своей актуальности, напротив: когда в 2009 г. в Германии было достаточно торжественно отмечено двухтысячелетие разгрома римлян, то в преддверии юбилейного года и в течение его была опубликована масса статей и монографий на эту тему, так что германская Variana стала поистине необозримой3.

В подавляющем большинстве случаев исследователи вплоть до конца 80-х гг. ХХ в. оперировали лишь данными нарративных источников, основными из которых являются Веллей Патеркул (II.117.1–120.6), Тацит (Ann. I.61.2–62.1) и Дион Кассий (LVI.18.1–22.1). Похоже, к этому времени в науке уже отчаялись локализовать события в Тевтобургском лесу: «Это была не открытая полевая битва, в которой римляне имели бы преимущество, но длившаяся дни и ночи резня римлян, которые так и не смогли организоваться; напротив, расколотые на многочисленные группы и толпы, они были уничтожены путем применения «тактики народной войны». Поэтому бесполезно задаваться вопросом, где все это произошло. Смерть и разгром царили где-то в лесах и болотах между Липпе и Везером…»4. В тон Т. Бехерту, буквально накануне того момента, когда ситуация резко изменилась, высказался и Ю. Кунов: «Несмотря на многочисленные попытки, локализация поля битвы – хотя из-за многодневного хода боёв следует говорить скорее о полях битвы – еще не удалась. Это у Германика явно не было никаких трудностей спустя шесть лет найти (последнее) поле битвы. Из многочисленных предложений по локализации… не доказано еще ни одно»5.

Но летом 1987 г. английский археолог-любитель Тони Клан обнаружил к северу от Оснабрюка первые свидетельства ожесточенного боя между римлянами и германцами, который когда-то кипел в узком проходе между горным склоном и болотом (дефиле Калькризе-Ниведдер)6. Затем за дело взялись профессиональные археологи во главе с профессором местного университета Вольфгангом Шлютером, который, кстати, и посоветовал майору Клану обследовать с металлоискателем эту местность. С тех пор прошла четверть века, в течение которой археологический памятник Калькризе приобрел мировую известность именно как место гибели легионов Вара.

Научная общественность поначалу отнеслась к исследованию Калькризе с известной осторожностью. Во всяком случае, еще в 1989 г. в специальных исследованиях по римско-германским отношениям об этих раскопках даже не упоминается7. Однако с 1990 г. аналитическая статья Г.А. Лемана8 положила начало новому этапу осмысления катастрофического финала германской политики Августа, и количество вышедших с тех пор публикаций на эту тему уже с трудом поддается учету.

Отечественному читателю новое археологическое открытие стало известно из первой информации на русском языке, представленной в популярной серии энциклопедий «Исчезнувшие цивилизации»9. Затем последовали две небольшие статьи в периферийных изданиях10, и только в юбилейном 2009 г. Я.Ю. Межерицкий опубликовал достаточно обстоятельную работу, дающую представление о современном состоянии проблемы11. Как видно, по сравнению с зарубежной «Варианой» этого, мягко говоря, немного.

Разумеется, рассмотрение всего комплекса проблем, связанных с германской политикой Августа и потерей римлянами зарейнской Германии – это задача большой работы. Данная статья имеет гораздо более скромную цель: попытаться выяснить, насколько была оправдана эйфория, характерная для многих исследователей, в том числе и для автора этих строк, и вызванная сенсационными результатами раскопок в Калькризе. Иными словами: можно ли в настоящее время, четверть века спустя, иметь твердую уверенность в том, что в дискуссии о месте «clades Variana» действительно поставлена последняя точка?

Уже в начале ХХ века количество попыток локализации битвы перевалило за «700 совершенно различных предположений», что дало основание С. Берке саркастически заметить, что «тем самым миф “поиск места поражения Вара” угодил в разряд “поисковых мифов”, таких, как поиск Атлантиды, Трои, сокровища нибелунгов, священного Грааля или поиск сказочного Эльдорадо»12. Ко времени археологического открытия в Калькризе насчитывалось уже около 750 гипотез относительно местоположения clades Variana13. В принципе, не без основания замечено, что, «если не считать интересов туристической индустрии, малую важность имеет тот факт, состоялась ли битва в Восточной Вестфалии или на юге Нижней Саксонии. … Положение дел от этого меняется так же мало, как и перенос поля битвы при Ватерлоо или Сталинграде на пятьдесят или сто километров. Факт катастрофического поражения во всех трех битвах не связан с определенным географическим пунктом»14.

Почти полвека назад Гаральд фон Петриковиц распределил гипотезы по локализации места битвы на четыре главные группы:

«Северная теория», определяющая данное место по северному краю Виенских или Везерских гор.

«Теория Липпе» – в нынешнем Тевтобургском лесу или между ним и Везером.

«Мюнстерская теория» – западнее современного Тевтобургского леса.

«Южная теория», предпочитающая Зауэрланд в качестве центрального пункта15.

Вплоть до начала раскопок в дефиле Калькризе-Ниведдер «северная теория» была единственной, которая имела под собой какую-то материальную основу. В свое время Теодор Моммзен, основываясь на многочисленных находках римских золотых и серебряных монет времени Августа близ замка Баренау, находящегося к западу от дефиле Калькризе-Ниведдер, предположил, что именно эта лесистая и болотистая местность явилась могилой легионов Квинтилия Вара16. Однако аргументация маститого ученого подверглась жесткой критике со стороны оппонентов. В частности, указывалось, что, допустим, в Верхней Силезии тоже было найдено большое количество кладов римских монет, хотя хорошо известно, что на эту территорию никогда не ступала нога римского солдата. Кроме того, среди монетных находок в окрестностях Калькризе тогда отсутствовали медные монеты (Soldatengeld), бывшие в повседневном обиходе легионеров17. Таким образом, вопрос о местонахождении Тевтобургского леса продолжал оставаться открытым. Находки Тони Клана заставили вновь вспомнить гипотезу Моммзена.

По своим топографическим особенностям низина Калькризе-Ниведдер, протяженность которой составляет около 6 км, является идеальным местом для засады. В древности через нее вела дорога, размытая во многих местах дождевыми потоками, сбегавшими с северного склона горы Калькризе. Такой путь пригоден для одиночных путников или небольших групп, но плохо подходил для передвижения больших воинских масс. В некоторых местах дефиле сужается до 100 м и менее. Справа от дороги находится болото, слева – заросший лесом склон.

Как выяснилось в ходе раскопок, в самом узком месте теснины германцами была сооружена повторявшая изгибы дороги и находившаяся на расстоянии броска копья до нее стена из дёрна шириной 5 м и длиной почти 2 км, укрепленная бруствером из деревянных столбов и, вероятно, замаскированная с фронта срезанными кустами и ветками деревьев. Дёрн для ее строительства брался у дороги, что имело и дополнительную цель: лишить противника, который должен был проходить мимо стены, свободы манёвра. С тыльной стороны стены шла узкая дренажная канава, предохранявшая ее от размыва. Эта деталь выразительно свидетельствует о том, что засада готовилась заранее. Над строительством такого укрепления несколько сотен или даже тысяч человек должны были работать как минимум несколько недель18.

Систематическое исследование этих мест, предпринятое под руководством профессора Вольфганга Шлютера, дало сенсационные результаты. К концу 1999 г. было обнаружено свыше 4000 предметов (включая около 3100 фрагментов оружия и военного снаряжения) и 1160 монет. За исключением нескольких стеклянных предметов (бусины, игральные кости, три вставных глаза от статуй) и черепков, все остальные артефакты были металлическими и в большинстве своем имели военное, а не гражданское, назначение. Сама фрагментированность militaria (от мелких до мельчайших частей) делает бесспорным тот факт, что они были утрачены в бою19. Органика сохранилась очень плохо: лишь несколько прилипших к металлу или камню фрагментов кожи, дерева и ткани. Среди находок – оружие, фрагменты экипировки, украшения, детали сбруи лошадей и мулов, инструменты. Своего рода брэндом выдающегося археологического открытия стала прекрасно сохранившаяся железная маска со следами серебрения – часть римского лицевого шлема. К числу наиболее интересных находок можно отнести также бронзовую фалеру с портретом Августа, саперную кирку (dolabra), снаряд катапульты, наконечники копий и дротиков, стамеску, хирургические инструменты, детали письменного прибора, женскую бронзовую шпильку для волос, бронзовые бубенцы для мулов, сапожные гвозди, оставшиеся от калиг, истлевших вместе со своими хозяевами-легионерами, и, разумеется, монеты20.

В первые годы раскопок загадкой оставалось отсутствие костных останков людей и животных. В. Шлютер даже предполагал, что в достаточно агрессивной химической среде кости могли не сохраниться21. Однако в середине девяностых годов были найдены и они. К настоящему времени идентифицированы останки по меньшей мере восьми лошадей и тридцати мулов. Что касается людей, то раскопками Шлютера в течение 1994–1996 гг. было вскрыто пять захоронений вторичного характера, произведенных в ямах и естественных углублениях. Все человеческие останки принадлежат взрослым мужчинам боеспособного возраста, фрагментов женских и детских скелетов не обнаружено (кажется, за одним исключением). Некоторые кости носят следы воздействия ударного оружия22.

Уже первые годы раскопок позволили сделать очевидным тот факт, что когда-то через дефиле между лесистым склоном горы Калькризе и болотом с боем пробивалось и, судя по явным следам разгрома, погибло крупное римское воинское соединение. Оставалось определить время этого события и связать его с определенной исторической датой. Основным хронологическим репером здесь являются нумизматические данные.

Судьба нумизматической коллекции владельцев замка Баренау, с которой в 1884 г. работал Т. Моммзен, оказалась печальной: она была разграблена весной 1945 г. соотечественниками Тони Клана, т.е. британскими оккупационными войсками23. Однако ее состав хорошо известен, что позволяет учитывать данное монетное собрание при суммировании монетных находок Калькризе.

По данным В. Шлютера, по состоянию на 1999 г. они составляли 23 золотые монеты (aurei), 758 серебряных (denarii) и около 550 медных (asses)24. Последние и представляли собой Soldatengeld, которых так не хватало Т. Моммзену для обоснования его гипотезы. Что же касается золотых монет, то, по замечанию Ф. Бергера, «цена ауреуса составляла солдатское жалованье более чем за месяц; такая сумма не могла случайно попасть в землю. Большое количество золотых монет Августа в Калькризе – это феномен, который не поддается обычному объяснению (лагерь, святилище). В этом месте должны были происходить какие-то чрезвычайные события, в результате которых было потеряно столько монет»25. Те ауреусы, которые оказалось возможным идентифицировать (большинство к настоящему времени утрачено), были отчеканены в период с 32/29 гг. до н.э. по 1 г. н.э.26

Все серебряные монеты, найденные в Калькризе, датируются временем Республики и Августа. Так, в кладе из 162 денариев, обнаруженном в 1987 г., старшая была отчеканена в Риме в 194/190 гг. до н.э., младшая представляет очень распространенный тип с изображением Гая и Луция Цезарей на реверсе (Лугдунский монетный двор, 2 г. до н.э. – 4 г. н.э.)27.

Но наиболее важным для определения времени события материалом явились не золотые и не серебряные, а медные монеты. Из поддающейся определению меди около 93% относится к монетной эмиссии «Лугдун-I» 8–3 гг. до н.э. (младшая монета). Кроме того, найдено несколько ассов с именами монетных магистратов (чекан города Рима 16–2 гг. до н.э.), дупондии из Немауса (Ним), крупная бронза из Вьенны и два «варварских» (кельтских) подражания, равных четверти асса. Около 100 медных монет (слишком плохой сохранности) идентификации не поддаются.

Уникальной чертой Калькризе является необычно большое число надчеканок – их имеют около 96% всех медных монет Для сравнения можно отметить, что в Хальтерне (эталонный памятник – римский военный лагерь, прекративший свое существование в 9 г. н.э.) надчеканено всего 13,8% обнаруженной меди. Надчеканки, в большинстве своем прямоугольные, содержат аббревиатуры IMP (imperator) с lituus, AVC (Augustus), VAR (Varus) C.VAL (C. [Numonius] Vala)28.

Как определено исследователями, медные монеты, которые происходят почти исключительно из военных лагерей, надчеканивались на месте по определенным случаям и предназначались для раздачи войскам. Сама надчеканка обозначала имя дарителя или причину донатива. Ф. Бергер констатирует: «Большинство идентифицируемых на надчеканках лиц – это люди, которые получили ornamenta triumphalia; тем самым надчеканенные монеты могли быть подарками солдатам от их имени»29. Первая надчеканка могла обозначать раздачу донатива по случаю очередной императорской аккламации Августа; lituus в таком случае подчеркивает, под чьими ауспициями была одержана победа. Но наиболее важны в нашем случае надчеканки VAR и C. VAL. Нумоний Вала – это один из трех легионных легатов Квинтилия Вара, которому «посчастливилось» быть упомянутым Веллеем Патеркулом в связи с гибелью легионов в Тевтобургском лесу (II.119.4). Что касается надчеканки VAR, то она могла быть нанесена на монеты только в период с 7 по 9 гг. н.э., когда Квинтилий Вар занимал должность legatus Augusti pro praetore Галлии и Германии и командующего всей Рейнской армией Рима30. Отсюда следуют достаточно важные выводы: во-первых, медные монеты, особенно с надчеканкой, были у солдат в повседневном обиходе (das klassische Alltagskleingeld der römischen Soldaten)31. Во-вторых, они не могли попасть в землю раньше того времени, когда Вар занимал должность наместника Галлии и Германии, т.е. 7–9 гг. Но из нарративных источников известно, что в 7-м и 8-м гг. германцы вели себя на удивление спокойно, так что никакие военные столкновения в этот период не зафиксированы. Поэтому, с точки зрения сторонников «гипотезы Калькризе», событие, в результате которого было утрачено такое количество монет, могло произойти только в 9 г. н.э.32

Это предположение поддается проверке. Сопоставление состава кладов из римского военного лагеря в Хальтерне, с одной стороны, и Калькризе – с другой, приводит к следующему заключению: «Серебряные монеты из Хальтерна и Калькризе по своему составу и младшей монете до такой степени идентичны, как до сих пор редко случалось при анализе римских монетных кладов. Серебряные монеты из Хальтерна и Калькризе прекращают накапливаться в один и тот же момент и попадают в (или на) землю, разумеется, почти синхронно. В Хальтерне это случилось в 9 г. н.э.»33.

Но делать из этого обстоятельства окончательный вывод было бы опрометчиво. Дело в том, что и младшая монета кладов, и срок наместничества Вара в Германии дают только приблизительную датировку, и пока, с учетом изложенного выше, можно констатировать, что археологический памятник Калькризе датируется временем не ранее 9 г. н.э. (terminus post quem). Нарративные источники дают нам terminus ante quem. Таковым является 16 г. н.э. – окончание массированного римского контрнаступления в Германии. Иначе говоря, бой в теснине мог иметь место в период с 9 по 16 гг. включительно.

Уже Г.А. Леман проанализировал основные возможности иной идентификации находок в Калькризе34. Их принадлежность армии Германика в период ее походов 14–16 гг., по его мнению, можно исключить: из всех учтенных монетных находок нет ни единой монеты, выпуск которой относился бы ко времени после 9 г. н.э. Бой в Калькризе не могли вести и римляне во время контрнаступления Тиберия в 11–12 гг.: сами находки и возможность реконструировать ситуацию, при которой они были утрачены их владельцами, говорят скорее о сокрушительном разгроме зажатых в теснине римских войск, чем о следах успешной карательной экспедиции. Кроме того, «состав найденных предметов военного снаряжения гораздо более соответствует стандартному инвентарю римского постоянного лагеря, чем вооружению экспедиционного корпуса»35.

Еще один претендент на роль первоначального собственника находок (и Г.А. Леману эта мысль представляется интересной) – конные подразделения армии Вара под началом легата одного из легионов Нумония Валы, которые, бросив сражавшуюся еще пехоту, вырвались из ловушки, но по пути к Рейну были перехвачены и уничтожены где-то в германском хинтерланде (Vell. II.119.4). Но эту идею можно поставить под сомнение уже потому, что эта конная группировка едва ли включала в себя пехоту и тем более обоз, которые явно присутствовали в Калькризе.

Наконец, найденные предметы могли принадлежать гарнизону одной из римских крепостей (praesidia), который после катастрофы Вара пытался пробиться к своим сквозь ставшую вдруг вражеской страну. Однако масштабы сражения в Калькризе разительно контрастируют с возможной численностью такого гарнизона (от нескольких десятков до нескольких сотен человек). Ведь бой в теснине, несмотря на максимально неблагоприятные для римлян условия, носил настолько ожесточенный характер, что деревоземляная стена высотой в несколько метров, с которой германцы расстреливали двигавшуюся вдоль нее колонну, оказалась подожженной и частично разрушенной. Такого результата в столь сложной ситуации могли добиться лишь профессионально подготовленные воины, имевшие на вооружении специальное оборудование (вспомним об обнаруженных при раскопках германского укрепления саперной кирке и снаряде катапульты). Отсюда вывод, который поддержало большинство участников международного конгресса 1996 г. в Оснабрюке: «Demnach kann man Kalkriese als einen Kampfplatz der Varusschlacht ansehen»36.

Не вдаваясь в детали полемики, вызванной археологическим открытием в Калькризе, попытаемся разобраться в аргументации противников отождествления этого памятника с полем боя легионов Вара. Начнем с самого убедительного довода сторонников «Калькризе-гипотезы» – нумизматических данных. Действительно, в Калькризе и окрестностях не найдено монет, выпуск которых датируется временем после 9 г. н.э. Однако обнаруженные монеты, среди которых, кроме монетных эмиссий Августа, встречаются и республиканские денарии, и серебро времени Второго триумвирата, доказывают, что государство выплачивало войскам жалованье в том числе и старыми и уже бывшими в обращении деньгами. Кроме того, известно, что в этот период монета выпускалась нерегулярно, зато неясно, каким образом деньги поступали в Рейнскую армию и какое время проходило между чеканкой монеты и ее поступлением на руки солдат и офицеров. Это обстоятельство делает вероятным, что в период походов Германика (14–16 гг.) в его армии были в ходу деньги, выпущенные до 9 года.

Даже Ф. Бергер, один из главных сторонников «Калькризе-гипотезы», признаёт: «Римские монетные находки из Калькризе не указывают точно, что здесь состоялась битва Вара. Они лишь представляют собой одно из свидетельств, которые указывают на то, что, при современном уровне наших знаний, с наибольшей вероятностью можно сказать, что данное событие состоялось в этом месте»37.

Столь крупный авторитет в области античной нумизматики, как ныне, к сожалению, покойный Г. Шантрен, в целом поддержавший «защитников Калькризе», в своей рецензии на вышедший сборник материалов нумизматического симпозиума38, высказывает, однако, в их адрес (как, впрочем, и в адрес их оппонентов) ряд критических замечаний, завершая свою работу пожеланием, чтобы дальнейшая дискуссия велась более серьезно. По его словам, «в предположениях, своих и чужих, следует основательно взвешивать все «за» и «против», а мужество признать non liquet или mihi non liquet, должно присутствовать чаще, чем бесплотные (substanzlosen) теории»39.

Д. Тимпе, автор последней по времени выхода из известных мне работ, резюмирует: «Спектр монет датирует находки в Калькризе посредством многочисленных надчеканок Вара и его легата Нумония Валы временем после 6/7 г. н.э.; деньги, отчеканенные после 10 г. н.э., в Калькризе определенно отсутствуют. Но установить terminus ante quem эти данные не позволяют, допускается и более поздняя конечная дата, так как – и это продолжает оставаться предметом дискуссии – отсутствие более поздних эмиссий можно объяснить и нерегулярным ритмом чеканки, способом поставки новых денег войскам и степенью интенсивности денежного обращения в германской оккупационной зоне. …Поэтому четкая конечная дата для Калькризе по монетным находкам до сих пор не установлена»40.

Если обратиться к другим видам источников, то они в большинстве своем гораздо более «молчаливы», чем монеты. Эпиграфические свидетельства скудны – это три надписи, выцарапанные на различных деталях вооружения: 1) M. AIVS I FABRICI. 2) LPA. 3) COH I41. Наиболее понятна третья надпись, сообщающая о первой когорте неизвестного нам легиона. Цифра I первой надписи, возможно, указывает либо на центурию Фабриция, под началом которого и служил Марк Ай, либо на легион, что, как представляется, менее вероятно. Но если аббревиатура LPA второй надписи действительно обозначает legio Prima Augusta, как полагают авторы указанной выше книги42, то Калькризе не имеет отношения к армии Вара, в которую входили XVII, XVIII и XIX легионы43.

Р. Вигельс считает, что косвенным свидетельством того, что в засаду в дефиле Калькризе-Ниведдер попали легионы Вара, могут служить обнаруженные при раскопках «phalerae, которые указывают на коллективную награду легиона. Очевидно, одно соединение или более прежде отличилось в бою». С его точки зрения, это коррелирует с характеристикой легионов Вара у Веллея Патеркула: exercitus omnium fortissimus, disciplina, manu, experientia bellorum inter Romanos milites princeps (II.119.2)44.

Действительно, можно согласиться с Георгией Франциус в том, что эти четыре бронзовые фалеры с выполненным из свинца рельефным изображением «представляют особенный научный интерес»45. Но в данном случае достаточно констатировать, что фалерами награждались не только воинские подразделения, части и соединения, но и отдельные военнослужащие, что мы можем видеть на надгробии погибшего в Тевтобургском лесу центуриона XVIII легиона Марка Целия (ILS. 2244). Следовательно, точка зрения Р. Вигельса не имеет под собой достаточных оснований.

Как указывалось выше, в первые годы раскопок одним из интригующих моментов было отсутствие человеческих останков. Затем было обнаружено восемь ям с костями людей и животных46. Тони Клану было простительно проявлять эмоции по этому поводу: «Теперь мы, несомненно, обнаружили упомянутые Тацитом похороны, которыми руководил Германик. Пропавшие легионы Августа найдены! (Augustus lost legions had been found!47. Но теперь мы знаем, что сам способ захоронения, при котором были перемешаны кости людей и животных, совершенно не соответствует римскому пониманию pietas в отношении павших товарищей. Нельзя не согласиться со Стефаном Берке в том, что «войско Германика не может считаться ответственным за ямы с костями (die Knochengruben48.

Что же касается возможного присутствия в обозе римского войска, проходившего через Калькризе, женщин, то доказательства (бронзовая шпилька для волос и предположительно женская тазовая кость49) слишком скудны, чтобы можно было сделать определенный вывод50.

Археологический памятник Калькризе при современном состоянии раскопок51 порождает массу вопросов, ответить на которые пока однозначно невозможно. К настоящему времени остается констатировать, что в научном мире существуют как горячие сторонники, так и убежденные противники отождествления дефиле Калькризе-Ниведдер с местом гибели армии Вара52. К сожалению, к делу примешались мотивы, далекие от науки, и есть основания говорить о коммерческом проекте «Калькризе»53.

Резюмируя вышесказанное, можно согласиться со Стефаном Берке: «Одно установлено несомненно: находки относятся ко времени между 9 и 16 годами. Более точное определение в настоящее время, без применения методов естественнонаучной датировки, выходит далеко за пределы информативных возможностей материала»54. Следовательно, последнюю точку в дискуссии о локализации Тевтобургского леса ставить еще рано.

 

Список использованной литературы

Козленко А.В. Последняя точка в дискуссии о местоположении поля битвы в Тевтобургском лесу // Воин. 2004. № 15. С. 2–4.

Межерицкий Я.Ю. Римская экспансия в правобережной Германии и гибель легионов Вара в 9 г. н.э. // Норция. Воронеж, 2009. Вып. VI. С. 80–111.

Парфенов В.Н. Последний бой легионов Вара? (древняя история и новейшая археология) // Военно-исторические исследования в Поволжье. Саратов, 2000. Вып. 4. С. 10–23.

Рим: эхо имперской славы / Пер. с англ. Т. Азаркович. М., 1997.

Bechert T. Römisches Germanien zwischen Rhein und Maas. Die Provinz Germania Inferior. München, 1982.

Berger F. Das Geld der römischen Soldaten // Kalkriese – Römer in Osnabrücker Land. Archäologische Forschungen zur Varusschlacht. Bramsche, 1993. S. 211–229.

Berger F. Kalkriese: Die römischen Fundmünzen // Rom, Germanien und die Ausgrabungen von Kalkriese. Internationaler Kongress der Universität Osnabrück und des Landschaftsverbandes Osnabrücker Land e.V. vom 2. bis 5. September 1996 / Hg. v. W. Schlüter, R. Wiegels. Osnabrück, 1999. S. 271–278.

Berger F., Franzius G., Schlüter W., Wilbers-Rost S. Archäologische Quellen zur Varusschlacht? Die Untersuchungen in Kalkriese, Stadt Bramsche, sowie Venne und Schwagstorf, Gemeinde Osterkappeln, Landkreis Osnabrück // Antike Welt. 1991. Bd. 22. S. 221–234.

Berger F. Kalkriese 1. Die römischen Fundmünzen. Text und Tafeln. Mainz am Rhein, 1996.

Berke S. “haud procul”. Die Suche nach der Örtlichkeit der Varusschlacht // 2000 Jahre Varusschlacht: Imperium, Konflikt, Mythos [Ausstellungskataloge]. Bd. 3: Mythos. Stuttgart, 2009. S. 133–138.

Chantraine H. Varus oder Germanicus? Zu den Fundmünzen von Kalkriese // Thetis. 2002. Bd. 9. S. 81–93.

Schoppe Chr.M., Schoppe S.G., Schoppe S.A. Varusschlacht. Arminius-varusschlacht.de. Norderstedt, 2007.

Wiegels R. Legiones XVII, XVIII, XIX // Les legions de Rome sous le Haut-Empire. Actes du Congrès de Lyon (17–19 septembre 1998) rassemblés et édités par Y. Le Bohec avec la collaboration de C. Wolff. Lyon, 2000. P. 75–81.

Clunn T. Give me back my Legions! // Osprey Military Journal. 2001. Vol. 3. Issue 4. P. 31–40.

Cramer F. Deutschland in römischer Zeit. Leipzig, 1912.

Franzius G. Die Römischen Funde aus Kalkriese 1987–95 und ihre Bedeutung für die Interpretation und Datierung militärischer Fundplätze der augusteischen Zeit im nordwesteuropäischen Raum // Journal of Roman Military Equipment Studies. 1995. Vol. 6. P. 69–88.

Die Fundmünzen von Kalkriese und die frühkaiserzeitliche Münzprägung. Akten des wissenschaftlichen Symposions in Kalkriese, 15.–16. April 1999 / Hg. v. R. Wiegels. Möhnesee, 2000.

Gruen E.S. The Expansion of the Empire under Augustus // CAH2. 1996. Vol. X. P. 178–198.

Kalkriese – Römer im Osnabrücker Land. Archäologische Forschungen zur Varusschlacht. / Hg. v. W. Schlüter. Bramsche, 1993.

Kunow J. Die Miltärgeschichte Niedegermaniens // Die Römer in Nordrhein-Westfalen. Stuttgart, 1987. S. 27–109.

Krüger B. Germanenforschung heute // Altertum. 1989. Bd. 35. H. 3. S. 171–177.

Lehmann G.A. Zur historisch-literarischen Überlieferung der Varus-Katastrophe 9 n. Chr. // Boreas. 1990. Bd. 13. S. 143–164.

Märtin R.-P. Die Varusschlacht. Rom und die Germanen. Frankfurt am Main, 2009.

Matijević K. Germanische «Gefolgschaften» und Germanicus-Horizont. Zur Aussagekraft des Leichenfundes im Halterner Töpferofen Nr. 10 // Klio. 2011. Bd. 93. H. 1. S. 167–172.

Mommsen Th. Die Örtlichkeit der Varusschlacht // Mommsen Th. Gesammelte Schriften. B., 1906. Bd. 4.1. S. 200–242.

Petrikovitz H., von. Arminius // Bonner Jahrbücher. 1966. Bd. 66. S. 175–193.

Riemer U. Die römische Germanienpolitik. Von Caesar bis Commodus. Darmstadt, 2006.

Timpe D. Die «Varusschlacht» in ihren Kontexten. Eine kritische Nachlese zum Bimillennium 2009 // Historische Zeitschrift. 2012. Bd. 294. S. 593–652.

Tönnies B. Die Ausgrabungen in Kalkriese und Tac. Ann. 1,60,3. Eine Lösung für die Varusschlacht in Sicht? // Hermes. 1992. Bd. 120. S. 461–465.

Schlüter W. The Battle of the Teutoburg Forest: archaeological research at Kalkriese near Osnabrück // Roman Germany. Studies in Cultural Interaction / Ed. by J.D. Creighton and R.J.A. Wilson. Portsmouth; Rhode Island, 1999. P. 125–159.

Schnurbein S., von. Die Archäologie der augusteischen Feldzüge nach Germanien // Altertum. 1989. Bd. 35. H. 2. S. 95–103.

Vogt U. Rom, Germanen und die Ausgrabungen von Kalkriese. Internationaler Kongress von 2.–5. September 1996 in Osnabrück. Tagungsbericht // Europäischasiatische Zeitschrift. 1997. Bd. 38. S. 239–245.

Wells P.S. The battle that stopped Rome: Emperor Augustus, Arminius, and the slaughter of the legions in the Teutoburg Forest. N.Y.; L., 2003.

Wilbers-Rost S. Die Ausgrabungen auf dem «Oberesch» in Kalkriese. Deponierungen von Menschen- und Tierknochen auf dem Schlachtfeld // Rom, Germanien und die Ausgrabungen von Kalkriese. Internationaler Kongress der Universität Osnabrück und des Landschaftsverbandes Osnabrücker Land e.V. vom 2. bis 5. September 1996 / Hg. v. W. Schlüter, R. Wiegels. Osnabrück, 1999. S. 61–89.

Wolters R. Die Römer in Germanien. München, 2000.

 

Примечания

1 Riemer U. Die römische Germanienpolitik. Von Caesar bis Commodus. Darmstadt, 2006. S. 51.

2 Berke S. «haud procul». Die Suche nach der Örtlichkeit der Varusschlacht // 2000 Jahre Varusschlacht: Imperium, Konflikt, Mythos [Ausstellungskataloge]. Bd. 3: Mythos. Stuttgart, 2009. S. 133.

3 Обзор новейшей литературы содержится в статье Дитера Тимпе, наиболее авторитетного исследователя этой проблематики: Timpe D. Die «Varusschlacht» in ihren Kontexten. Eine kritische Nachlese zum Bimillennium 2009 // Historische Zeitschrift. 2012. Bd. 294. S. 596–607 (монографии), 607–625 (сборники).

4 Bechert T. Römisches Germanien zwischen Rhein und Maas. Die Provinz Germania Inferior. München, 1982. S. 33.

5 Kunow J. Die Miltärgeschichte Niedegermaniens // Die Römer in Nordrhein-Westfalen. Stuttgart, 1987. S. 43.

6 См.: Clunn T. Give me back my Legions! // Osprey Military Journal. 2001. Vol. 3. Issue 4. P. 31–40.

7 См.: Schnurbein S., von. Die Archäologie der augusteischen Feldzüge nach Germanien // Altertum. 1989. Bd. 35. H. 2. S. 95–103; Krüger B. Germanenforschung heute // Altertum. 1989. Bd. 35. H. 3. S. 171–177. Даже в 1996 г. Эрих Грюн в новом издании «Кэмбриджской древней истории» предпочел обойти этот вопрос молчанием, ограничившись лишь ссылкой на работу Э. Кёстермана 1957-го года: Gruen E.S. The Expansion of the Empire under Augustus // CAH2. 1996. Vol. X. P. 185.

8 Lehmann G.A. Zur historisch-literarischen Überlieferung der Varus-Katastrophe 9 n. Chr. // Boreas. 1990. Bd. 13. S. 143–164.

9 Рим: эхо имперской славы / Пер. с англ. Т. Азаркович. М., 1997. С. 130 сл.

10 Парфенов В.Н. Последний бой легионов Вара? (древняя история и новейшая археология) // Военно-исторические исследования в Поволжье. Саратов, 2000. Вып. 4. С. 10–23; Козленко А.В. Последняя точка в дискуссии о местоположении поля битвы в Тевтобургском лесу // Воин. 2004. № 15. С. 2–4.

11 Межерицкий Я.Ю. Римская экспансия в правобережной Германии и гибель легионов Вара в 9 г. н.э. // Норция. Воронеж, 2009. Вып. VI. С. 80–111.

12 Berke S. Op. cit. S. 134.

13 Clunn T. Op. cit. P. 35.

14 Märtin R.-P. Die Varusschlacht. Rom und die Germanen. Frankfurt am Main, 2009. S. 189.

15 Petrikovitz H., von. Arminius // Bonner Jahrbücher. 1966. Bd. 66. S. 179. См. к этому: Berke S. Op. cit. S. 137. Abb. 3.

16 Mommsen Th. Die Örtlichkeit der Varusschlacht // Mommsen Th. Gesammelte Schriften. B., 1906. Bd. 4.1. S. 200 ff.

17 Cramer F. Deutschland in römischer Zeit. Leipzig, 1912. S. 33 f.

18 Wells P.S. Op. cit. P. 50 f.

19 Franzius G. Die Römischen Funde aus Kalkriese 1987–95 und ihre Bedeutung für die Interpretation und Datierung militärischer Fundplätze der augusteischen Zeit im nordwesteuropäischen Raum // Journal of Roman Military Equipment Studies. 1995. Vol. 6. P. 84. Ср. Wolters R. Die Römer in Germanien. München, 2000. S. 52: «Здесь вдоль дороги были найдены многочисленные римские militaria, которые… предполагают крупное боевое столкновение».

20 Kalkriese – Römer im Osnabrücker Land. Archäologische Forschungen zur Varusschlacht / Hg. v. W. Schlüter. Bramsche, 1993; Franzius G. Op. cit. P. 69–88; Wells P.S. The battle that stopped Rome: Emperor Augustus, Arminius, and the slaughter of the legions in the Teutoburg Forest. N.Y.; L., 2003. P. 51 ff.

21 Clunn T. Op. cit. P. 40.

22 Wilbers-Rost S. Die Ausgrabungen auf dem «Oberesch» in Kalkriese. Deponierungen von Menschen- und Tierknochen auf dem Schlachtfeld // Rom, Germanien und die Ausgrabungen von Kalkriese. Internationaler Kongress der Universität Osnabrück und des Landschaftsverbandes Osnabrücker Land e.V. vom 2. bis 5. September 1996 / Hg. v. W. Schlüter, R. Wiegels. Osnabrück, 1999. S. 61–89; Wells P.S. Op. cit. P. 54 f.

К настоящему времени идентифицированы останки 17 человек, возраст которых находился в диапазоне от 20 до 45 лет (Режим доступа http://www.clades-va....com/die_knoche/ Дата обращения 17.10.2012).

23 Понятно, почему сам первооткрыватель археологического памятника Калькризе предпочитает в этой связи более общее выражение: «оккупационные войска союзников» (Clunn T. Op. cit. P. 37).

24 Schlüter W. The Battle of the Teutoburg Forest: archaeological research at Kalkriese near Osnabrück // Roman Germany. Studies in Cultural Interaction. Ed. by J.D. Creighton and R.J.A. Wilson. Portsmouth; Rhode Island, 1999. P. 149 ff. При этом В. Шлютер оговаривается, что «действительное количество aurei, найденных в течение XVIII, XIX и XX вв. в теснине Калькризе-Ниведдер, было, вероятно, намного больше».

25 Berger F. Das Geld der römischen Soldaten // Kalkriese – Römer in Osnabrücker Land. Archäologische Forschungen zur Varusschlacht. Bramsche, 1993. S. 216.

26 Berger F. Kalkriese: Die römischen Fundmünzen // Rom, Germanien und die Ausgrabungen von Kalkriese. Internationaler Kongress der Universität Osnabrück und des Landschaftsverbandes Osnabrücker Land e.V. vom 2. bis 5. September 1996 / Hg. v. W. Schlüter, R. Wiegels. Osnabrück, 1999. S. 271; Schlüter W. Op. cit. P. 150.

27 Berger F., Franzius G., Schlüter W., Wilbers-Rost S. Archäologische Quellen zur Varusschlacht? Die Untersuchungen in Kalkriese, Stadt Bramsche, sowie Venne und Schwagstorf, Gemeinde Osterkappeln, Landkreis Osnabrück // Antike Welt. 1991. Bd. 22. S. 232.

28 Berger F. Das Geld… S. 212, 227 ff.; id. Kalkriese… S. 274 f.; Schlüter W. Op. cit. P. 151 ff.

29 Berger F. Das Geld… S. 212.

30 Berger F. Das Geld… S. 230; id. Kalkriese 1. Die römischen Fundmünzen. Text und Tafeln. Mainz am Rhein, 1996. S. 51; Schlüter W. Op. cit. P. 154. В двух случаях она выбита поверх надчеканки Нумония Валы; это, по мнению Ф. Бергера, доказывает, что Вала занимал командную должность в Рейнском регионе еще до Вара (Berger F. Kalkriese… S. 275).

31 Berger F. Das GeldS. 225.

32 «Очевидно, монеты из Калькризе имеют прямое отношение к римской армии. До сих пор были известны только монетные находки такого состава из военных лагерей, а именно: опять-таки Хальтерна. Для существования лагеря Калькризе не дает никаких точек опоры. Остается тезис, что монеты были утрачены в ходе военного столкновения. До сих пор ничто не противоречит тому, что речь идет о боях, которые связаны с так называемой «битвой в Тевтобургском лесу» 9 г. н.э.» (Berger F. Das GeldS. 230). «Письменные источники не сообщают по поводу 7 и 8 гг. о какой-либо битве такого уровня, который, судя по археологическим свидетельствам, имел место в теснине Калькризе-Ниведдер, отсутствует и упоминание о любой военной конфронтации между римлянами и германскими племенами. С учетом этого, единственный возможный год, в который были потеряны монеты – как бесспорно доказывается датировкой кладов – это 9 г. н.э. Таким образом, нумизматическая датировка места Калькризе 9-м годом ясно подтверждает связь битвы с clades Variana в saltus Teutoburgiensis» (Schlüter W. Op. cit. S. 154).

33 Berger F. Das Geld… S. 222.

34 Lehmann G.A. Zur historisch-literarischen Überlieferung der Varus-Katastrophe 9 n. Chr. S. 158 ff.

35 Ibid. S. 159. В сентябре 9 г. армия Вара снялась с летнего лагеря, естественно, захватив с собой весь пригодный для транспортирования инвентарь, и должна была прибыть на зимние квартиры в районе Рейна. Полное отсутствие фрагментов римской керамики при раскопках быстро сделало очевидным, что в Калькризе не мог находиться римский же военный лагерь (Tönnies B. Die Ausgrabungen in Kalkriese und Tac. Ann. 1,60,3. Eine Lösung für die Varusschlacht in Sicht? // Hermes. 1992. Bd. 120. S. 461).

36 Vogt U. Rom, Germanen und die Ausgrabungen von Kalkriese. Internationaler Kongress von 2.–5. September 1996 in Osnabrück. Tagungsbericht // Europäisch-asiatische Zeitschrift. 1997. Bd. 38. S. 245.

37 Berger F. Kalkriese: Die römischen Fundmünzen. S. 276.

38 Die Fundmünzen von Kalkriese und die frühkaiserzeitliche Münzprägung. Akten des wissenschaftlichen Symposions in Kalkriese, 15.–16. April 1999 / Hg. v. R. Wiegels. Möhnesee, 2000.

39 Chantraine H. Varus oder Germanicus? Zu den Fundmünzen von Kalkriese // Thetis. 2002. Bd. 9. S. 81–93.

40 Timpe D. Die «Varusschlacht» in ihren Kontexten. S. 636.

41 Schoppe Chr.M., Schoppe S.G., Schoppe S.A. Varusschlacht. Arminius-varusschlacht.de. Norderstedt, 2007. S. 16.

42 Ibid. S. 17 f.

43 См.: Wiegels R. Legiones XVII, XVIII, XIX // Les legions de Rome sous le Haut-Empire. Actes du Congrès de Lyon (17–19 septembre 1998) rassemblés et édités par Y. Le Bohec avec la collaboration de C. Wolff. Lyon, 2000. P. 75–81.

44 Ibid. P. 76.

45 Franzius G. Die Römischen Funde aus Kalkriese… S. 76.

46 Berke S. «haud procul». Die Suche… S. 136.

47 Clunn T. Give me back my Legions! P. 40.

48 Berke S. Op. cit. S. 137.

49 Сусанна Вильберс-Рост отмечает, что фрагментированность человеческих останков сильно затрудняет определение пола (Wilbers-Rost S. Die Ausgrabungen… S. 87). Из Диона Кассия (LVI.20.2) известно, что в обозе армии Вара было «немало детей и женщин» (παῖδές τε οὐκ ὀλίγοι καὶ γυναῖκες).

50 Timpe D. Op. cit. S. 635. Anm. 92.

51 С. 138. Прим. 42: «Раскопанная площадь составляет спустя 22 года лишь около 800 м2. Это означает, что большинство находок в Калькризе обнаружено детектором, а не происходит из надежных комплексов. Этим, возможно, объясняется и то, почему основную массу находок составляют металлические предметы» (Berke S. Op. cit. S. 138. Anm. 42.).

52 Matijević K. Germanische «Gefolgschaften» und Germanicus-Horizont. Zur Aussagekraft des Leichenfundes im Halterner Töpferofen. Nr. 10 // Klio. 2011. Bd. 93. H. 1. S. 167. Остается только разделить выраженную автором надежду (S. 167 f.), что и после юбилея интенсивные раскопки будут продолжены.

53 См.: Schoppe S. et al. Varus fand sein Ende im Lippischen Wald: Eine Streitschrift wider die Kalkrieser Hypothese. Zusammenfassung und Erweiterung der bestehenden Kritik – Stand: 28.12.2006 / www.arminius-varusschlacht.de / Дата обращения 17.10.2012.

54 Berke S. Op. cit. S. 138.

 

Парфёнов В.Н. Вернул ли Вар легионы? Юбилей битвы в Тевтобургском лесу и раскопки в Калькризе // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. № 12. СПб., 2013. С. 395–412.

Ответить

Фотография ddd ddd 21.07 2017

Битва в Тевтобургском лесу:

Ответить