←  Новейшее время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Приход нацистов к власти - предпосылки и м...

Фотография ddd ddd 12.10 2020

Republic - Налоги и экономия. 

Что повлияло на приход Гитлера к власти?

5 сентября 2020 г. Сергей Михайлов.

Основные предпосылки диктатуры нацистов известны. Но детали тоже сыграли роль.

Приход нацистов к власти в Германии в 1933 году – один из самых известных примеров распада демократии и создания диктатуры, позднее превратившейся в глобальную угрозу. Для партии Адольфа Гитлера путь к власти занял более десяти лет, пока она постепенно наращивала свое влияние, сочетая насилие и пропаганду. По выражению германского писателя и журналиста Конрада Гейдена, добиваясь целей путем «постепенного переворота».

Основные предпосылки этого известны. Слабость Веймарской республики (как писал американский историк Фриц Штерн, «республика, рожденная при поражении в войне, униженная Версальским миром и ослабленная внутренними конфликтами, была лишена массовой поддержки, необходимой для ее существования»). Финансовые потрясения. Репарации, подрывавшие германскую экономику и способствовавшие реваншистским настроениям (на связанные с этим риски указывал еще в начале 1920-х годов Джон Мейнард Кейнс – один из самых влиятельных экономистов столетия). Просчеты консервативной элиты, рассчитывавшей, что нацистами, набиравшими популярность, можно будет управлять.

Политический успех нацистов связывали и со многими другими факторами – от их партийной организации до классового расслоения в Германии тех лет. «Победа нацизма – во многом следствие того, что средний класс пытался подавить претензии менее обеспеченных слоев, а особенно – их политических представителей, социал-демократов, – отмечал американский историк Уильям Аллен, описавший события тех лет в одном из небольших германских городов. – В партии Гитлера видели удобный инструмент для их сдерживания. Поэтому многие приветствовали ее приход к власти и даже воцарение диктатуры. Они не думали о том, что от этой системы могут пострадать сами».

Решающим стал период начала 1930-х ⁠годов – годы Великой депрессии, затронувшей Германию наряду ⁠с другими странами. ⁠Жесткие ⁠меры властей – политика, за которую главу правительства Хайнриха ⁠Брюнинга прозвали «Канцлер-Голод» (Hungerkanzler), ⁠– способствовали тому, ⁠что доверие к действующей системе снизилось еще больше. Нацисты на этом фоне впервые выиграли выборы в парламент, на выборах президента – в том же 1932 году – Гитлер занял второе место, набрав более трети голосов (в абсолютных цифрах – более 13 млн).

Рост влияния нацистов связывали и с менее очевидными факторами. Одно из недавних исследований обнаружило корреляции между их результатами на выборах и эпидемией «испанского гриппа», произошедшей в конце 1910-х годов. В тех местах, где смертность от эпидемии была выше, нацисты позднее оказались более популярны (по одной из версий, из-за роста ксенофобских настроений, которые связывали распространение болезни с представителями этнических меньшинств). Впрочем, полагает Томас Вебер, профессор истории университета Абердина, автор книг о германском нацизме, наличие причинно-следственной связи здесь сомнительно. Нацисты, по его словам, не пытались активно эксплуатировать тему эпидемии в своей пропаганде, а их успех в городах, больше пострадавших от болезни, можно скорее объяснить распространенными там экономическими проблемами.

Некоторые из историков считают, что если бы не Великая депрессия, демократия того периода вполне могла бы выстоять: ситуация не ухудшилась бы настолько, чтобы правящие элиты допустили во власть лидера нацистов. Такое утверждение спорно, но тем не менее, исследователи указывают на то, что не только экономический кризис начала 1930-х годов, но и действия властей в тот период – бюджетная и налоговая политика – соотносятся с ростом популярности нацистской партии.

Кризис

Хотя после Первой мировой войны Германия в основном сохранила свой промышленный потенциал, ее экономика была подорвана – из-за мобилизации, морской блокады, последствий поражения (прежде всего, репараций, которые, если бы победители потребовали выплатить их по максимуму, составили бы около 1,8 ВВП Германии по оценке на 1925 год) и других факторов. Последовал валютный кризис – страна, которой пришлось закупать большие объемы иностранной валюты для платежей по репарациям, столкнулась с гиперинфляцией: цены удваивались, в среднем, каждые несколько дней, в обращении оказывались банкноты в миллиарды и триллионы марок, зарплату иногда платили дважды в день, чтобы деньги можно было потратить до очередного подорожания.

Правительство тогда справилось с кризисом – денежную систему стабилизировали, и экономика стала восстанавливаться. Период второй половины 1920-х годов известен в германской истории как «золотые годы». Власти ввели систему страхования от безработицы и договорились об уступках по репарациям. Но дальнейшему росту помешала Великая депрессия, начавшаяся в США, а позднее распространившаяся на Европу.

Кризис осложнил возможности Германии по доступу к кредитам, от которых зависела ее экономика. Позднее фактическое банкротство одного из крупных германских банков спровоцировало паническое изъятие вкладов. Предприятия из-за недостатка средств стали увольнять работников и сокращать производство. На его сокращение повлияло и снижение спроса в условиях кризиса.

Германия оказалась в числе стран, где кризис проявился особенно сильно. С 1929 по 1932 годы ее экономика сокращалась, в среднем, на 8,3% в год. Реальные зарплаты – в среднем, на 2,5%. Промышленное производство снизилось примерно наполовину. Национальный доход – примерно на 40%. Безработица – с 4,5% до 24% (в абсолютных цифрах – до 6 млн человек). По некоторым оценкам, в 1932 году реальная безработица в Германии составляла около 30%.

«В Веймарской республике того периода резко выросло число банкротств и продаж домов за долги, – писала Ирен Гюнтер, профессор истории Хьюстонского университета. – Шесть миллионов немцев оказались безработными, тысячи людей лишились жилья». Распространившаяся бедность коснулась, в том числе, детей. Многие из подростков, достигнув работоспособного возраста, пополняли ряды безработных. «Все это негативно сказывалось на их душевном состоянии, – отмечал мэр одного из германских городов. – Отсутствие работы лишало их стимулов к тому, чтобы учиться и развиваться».

Власть

В 1928 году – до начала Великой депрессии – нацисты набрали на выборах в Рейхстаг всего 2%. В 1932 году – в разгар кризиса – 38%. Они заняли первое место, хотя и не получили единоличного большинства. Их результаты были очевидно связаны с кризисными явлениями в экономике (хотя, естественно, определялись не только этим) – исследователи позднее подтверждали, что падение популярности правительства Германии соотносилось с ростом безработицы и снижением зарплат. Однако, считают экономисты из Италии, Великобритании и США, посвятившие этому собственный анализ, заметную роль сыграла и антикризисная политика властей – жесткая бюджетная экономия, урезание расходов и зарплат, а также повышение налогов.

С 1930 по 1932 годы государственные расходы снизились на 30% (в реальном выражении с учетом инфляции – на 14%). Правительство во главе с лидером Партии центра Хайнрихом Брюнингом инициировало сокращение выплат по безработице и зарплат в государственном секторе. Государственные пенсии были урезаны. В крупных городах расходы на здравоохранение снизились, в среднем, на 14%, образование – на 33%, строительство жилья – на 38%. При этом правительство стало повышать налоги и вводить новые (все эти меры утверждались чрезвычайными президентскими декретами). Были созданы возможности и для повышения налогов местными органами власти.

«Налоги превращаются в пытку, – жаловался в 1931 году германский писатель Виктор Клемперер. – Специальный налог с чиновников, церковный налог, дополнительный подоходный налог. А теперь еще и государственным служащим хотят урезать зарплаты. Не знаю, как планировать свой бюджет. И к этому еще добавляется политический кризис».

Правительство понимало, что положение людей ухудшается, а влияние нацистов растет. Но рассчитывало использовать это для внешнеполитического торга – чтобы договориться об отмене репараций, ссылаясь на тяжелую ситуацию и угрозу прихода к власти радикалов. «В такие времена следует ожидать радикальных тенденций, – заявлял Брюнинг журналистам. – За рубежом есть опасения, связанные с национал-социалистами, но их популярность – во многом следствие экономической ситуации. Наша страна переживает дефляцию, репарации и внешние долги обязывают нас поддерживать положительный торговый баланс. Но наши возможности не безграничны – и мир должен это понять. Надеюсь, что когда мир осознает, как тяжело обходится Германии нынешняя экономическая политика, вопрос о репарациях будет пересмотрен».

Политика принесла определенные результаты. На фоне кризиса страны-победительницы приостановили требования по репарациям. Но даже жесткие меры не помогли справиться с ним. Историки и современники Брюнинга расходились в оценке предпринятых действий: некоторые относили его к «могильщикам» Веймарской республики, другие возражали, что возможности правительства были ограничены, а непопулярные меры, возможно, даже заложили основу для будущего роста. Но многие все же соглашались с тем, что его политика ухудшила ситуацию. Тем более, что правительство проводило ее в обход парламента, способствуя ослаблению демократических механизмов. «Правительство, сокращая зарплаты, пенсии и выплаты по безработице, настроило против себя огромное количество людей, которые зависели от этих денег, чтобы сводить концы с концами, – писал один из бывших коллег канцлера. – Они легко попадали под влияние радикальной пропаганды правых и левых».

Политика

Политические эффекты от кризиса и бюджетной политики, отмечают авторы исследования, распределялись неравномерно. Рост безработицы, прежде всего, добавил популярности коммунистам. Повышение налогов и сокращение зарплат в государственном секторе – меры, сильно ударившие по среднему классу, – национал-социалистам. Последние, согласно анализу, приобрели новых сторонников из числа тех, кто отвернулся от Партии центра – одной из правящих партий, возглавляемой непопулярным канцлером.

Не то чтобы Гитлер – еще до прихода к власти – не пытался апеллировать и к безработным, но такие попытки, констатируют авторы, были не особо эффективными. «Распространено мнение, – отмечал британский историк Нил Фергюсон, – что поскольку поддержка нацистов росла на фоне высокой безработицы, безработные голосовали за Гитлера. Некоторые действительно его поддержали, но гораздо больше они были склонны поддерживать коммунистов».

«По мере того, как сокращалась торговля и снижались доходы, средний класс Германии испытывал все большее давление, – писал Энтони Макэллигот, профессор истории Лимерикского университета. – Государство, региональные и местные власти старались выжать из налогов и сборов все, что только можно. На местном уровне это коснулось, прежде всего, имущих классов – мало что можно было взять с безработных (хотя для них сократили полагающиеся им выплаты)».

Нацисты стремились по максимуму использовать как кризис (Гитлер говорил о своем «прекрасном настроении», рассчитывая, что экономические проблемы обернутся ростом его поддержки), так и политику правительства. Среди прочего – сыграть на недовольстве и страхах буржуазии, запугивая ее тем, что действующая система отберет у нее еще больше: отменит пенсии и продолжит повышать налоги. «Такие действия помогут моей партии прийти к власти, – заявлял лидер нацистов, комментируя один из антикризисных декретов в конце 1931 года. – Они лишат людей иллюзий относительно действующей системы».
Анализ того, как сокращение расходов и повышение налогов было реализовано на региональном и местном уровне (хотя правительство задавало общий вектор, масштабы экономии были различными в разных частях страны), показал, что это соотносилось с результатами национал-социалистов на парламентских выборах. Там, где меры экономии были более жесткими, нацисты получили больше голосов. По расчетам авторов исследования, оценивших уровень экономии, повышение стандартного отклонения показателя на один пункт сопровождалось ростом поддержки нацистов на выборах на 2–5%. Корреляция проявлялась и при повышении налогов.

Могла ли альтернативная политика в условиях кризиса сдержать продвижение нацистов к власти? Авторы допускают, что да, хотя и отмечают, что это лишь один из многих факторов. В то же время результаты анализа соотносятся с более поздними исследованиями, связывавших жесткую экономию в странах Европы с ростом популярности крайне правых политиков и движений (как предполагается – за счет снижения доверия к существующим политическим институтам).

«Такие меры с большой вероятностью могут спровоцировать негативную реакцию против политического истеблишмента, – заключают они. – История Веймарской республики – пример того, что слишком жесткая экономическая политика может привести не только к краху правительства, но и непредвиденным политическим последствиям».

Ответить