←  Новое время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Тайпинское восстание

Фотография Стефан Стефан 08.09 2020

ТАЙПИ́НСКОЕ ВОССТА́НИЕ 1851–64, в Китае против маньч. династии Цин. Началось летом 1850 в пров. Гуанси. Возглавлено основателем религ. об-ва Союз поклонения Богу Хун Сюцюанем. К нояб. 1850 Хун Сюцюань и его соратники Ян Сюцин и Ши Дакай собрали 20-тысячное войско и выступили против правительств. войск. В 1851 повстанцы объявили о создании Тайпин тяньго. Под ударами превосходящих войск Цин восставшие – тайпины – двинулись на северо-восток страны. Этот поход сопровождался значит. численным ростом повстанцев (с 20–30 тыс. чел. до 300–500 тыс. чел.) и их воен. успехами. В марте 1853 был взят Нанкин, ставший столицей Тайпин тяньго. Последующий за этим поход на Пекин (1853–55) закончился для повстанцев поражением; тайпины перешли к обороне. Отрицательное влияние на дальнейшее развитие Т. в. оказали противоречия между лидерами восстания и последующее истребление ок. 20 тыс. сторонников Ян Сюцина на улицах Нанкина (1856). В 1860 тайпины нанесли ряд поражений противнику и захватили юж. часть пров. Цзянсу, а также б. ч. пров. Чжэцзян, потеряв однако важную крепость Аньцин. В том же году восставшие потерпели тяжёлое поражение под Шанхаем, значительно ослабившее их. В результате вмешательства в конфликт европ. держав (Великобритании и Франции) на стороне Цин к нач. 1864 почти вся территория Тайпин тяньго была захвачена правительств. войсками. В 1864 пал Нанкин. Отд. тайпинские отряды разгромлены в 1871 в Юго-Зап. Китае.

 

Тайпинское восстание 1851–1864 // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/mil...ce/text/4179736

Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 08.09 2020

Крестьянские и «опиумные» войны (40—50-е годы XIX в.)

 

К концу 30-х годов XIX в. положение в Цинской империи резко обострилось. Внутри страны набирал силу очередной социально-демографический кризис. Его политическими проявлениями стали нарастание антиманьчжурских настроений и подъем повстанческого движения. Ширилась борьба крестьянства, сельских и городских низов под руководством тайных обществ и религиозных сект. Наряду с этим усиливались вооруженные выступления национальных меньшинств Китая. Извне устоям Цинской империи угрожал наплыв контрабандного опиума. Доставляемый в основном англичанами из Индии и американцами из Турции, он обескровливал серебряно-денежную систему, усиливал внутреннее брожение, разлагал цинский государственный аппарат, «знаменное» сословие и войска «зеленого знамени». В Пекине опасались, что торговый натиск «заморских варваров» приведет к их политическому вмешательству в нараставший внутренний кризис на стороне антиправительственных сил. Богдохан Дао-гуан решил отсечь внутреннюю угрозу от внешней и ликвидировать последнюю.
Чрезвычайному императорскому эмиссару в Гуандуне Линь Цзэсюю было поручено покончить с опиумной контрабандой. В марте 1839 г. он потребовал от англичан и американцев в Гуанчжоу сдать властям весь опиум, а когда те отказались подчиниться, блокировал войсками территорию иностранных факторий и отозвал с них китайский персонал. В марте суперинтендант британской торговли Ч.Эллиот был вынужден сдать весь запас наркотика - более 19 тыс. ящиков и 2 тыс. тюков, которые уничтожили по приказу Линь Цзэсюя. Когда «оскорбленные» англичане переселились в Макао (Аомэнь), Линь Цзэсюй разрешил торговать в Гуанчжоу только тем из них, кто давал подписку об отказе провозить опиум. Поскольку англичане демонстративно игнорировали китайские законы, Линь Цзэсюй в августе блокировал нарушителей в Макао и вынудил их перебраться на свои корабли. Упрямством британских конкурентов воспользовались американцы для расширения своей коммерции в ущерб английской. Многие англичане склонялись к тому, чтобы дать требуемые обязательства.
Чтобы не допустить этого, Ч.Эллиот на свой страх и риск спровоцировал в сентябре и ноябре 1839 г. несколько нападений британских судов на китайские военные джонки. Когда это не помогло, англичане согласились дать подписку о неучастии в контрабанде наркотика и прекратили вооруженные столкновения в устье Чжуцзяна. В конечном счете Линь Цзэсюю удалось расколоть ряды британских и американских дельцов и возобновить внешнюю торговлю, резко сократив сбыт опиума на побережье Гуандуна. Первые успехи вскружили голову императору, и он решил поставить «варваров» на колени, объявив Китай с декабря 1839 г. «закрытым» для всех коммерсантов из Англии и Индии. Все британские дельцы, их товары и корабли в январе 1840 г. были удалены из Гуанчжоу. В Лондоне полное «закрытие» китайского рынка сочли благоприятным поводом для войны с Китаем.

 

Цитата по : История Китая с древнейших времен до начала XXI века Том VI Династия Цин (1644-1911) 2014 с.190-191

 

 

Первая «опиумная» война
Правительство Англии давно готовилось вооруженной силой «открыть», как тогда казалось, гигантский рынок Цинской империи. Британский флот был в то время лучшим в мире по технической оснащенности, организации и выучке боевого персонала. Мобильности и огневой мощи англичан Цинская империя могла противопоставить по сути средневековое войско, вооруженное в основном холодным оружием - пиками, мечами, щитами, луками и стрелами. Немногочисленное огнестрельное оружие и военные джонки находились на уровне XVII в., равно как и командный и рядовой состав «восьмизнаменных» и войск «зеленого знамени».
В марте 1840 г. Лондон направил в Китай эскадру и десантные войска под командованием адмирала Дж.Эллиота. В Индии они пополнились новыми судами и сипайскими частями. В июне эскадра и экспедиционный корпус прибыли в устье р. Чжуцзян и блокировали его. Так началась англо-китайская первая «опиумная» война 1840-1842 гг. В июле англичане захватили у берегов провинции Чжэцзян архипелаг Чжоушань, учинив там грабежи и насилия. Только после этого в Пекине осознали военную опасность и приняли меры по обороне побережья. Оставив большинство своих судов и гарнизон на архипелаге Чжоушань, английская эскадра отплыла на север - в Желтое море, поочередно блокируя китайские порты. В августе она пересекла Бохайский залив, вошла в устье р. Байхэ и бросила якори у фортов Дагу, прикрывавших подступы к Тяньцзиню. Император Дао-гуан, напуганный появлением «варваров» так близко к Пекину, пошел на переговоры с Дж.Эллиотом. Их вел наместник столичной провинции Цишань. В переданной ему ноте Г.Пальмерстона содержались следующие требования: возмещение стоимости уничтоженного опиума, погашение долгов компании «Гунхан» английским коммерсантам, принесение извинений Дж.Эллиоту, передача Англии одного или двух островов у побережья и возмещение Лондону военных расходов. Стремясь как можно скорее удалить «варваров» подальше от Пекина, Цишань обещал адмиралу принять большинство требований, если переговоры будут перенесены в Гуандун. Поверив этим обещаниям, Дж.Эллиот отвел эскадру на юг.
По приказу богдохана была возобновлена торговля с англичанами, прекращена борьба с опиумом и со своих постов снят Линь Цзэсюй, сделанный «козлом отпущения», а позже отправленный в ссылку. В декабре в Гуанчжоу возобновились англо-китайские переговоры. На них Цишань, назначенный наместником Лянгуана, принял все требования Пальмерстона, кроме одного - официальной передачи Англии о-ва Сянган (Гонконг). Тем временем к императору вернулась былая воинственность. Он запретил оплачивать уничтоженный опиум, отдавать «варварам» острова и двинул в Гуандун крупные подкрепления. Тогда англичане в начале января 1841 г. взяли штурмом форты Чуаньби, прикрывавшие путь к Гуанчжоу по р. Чжуцзян, и повели наступление на форт Хумэнь. Узнав об этом, богдохан 29 января объявил войну Англии и двинул в Гуандун подкрепления. Между тем перепуганный Цишань возобновил переговоры с Дж.Эллиотом и подписал с ним так называемую Чуаньбийскую конвенцию, удовлетворявшую все требования англичан. В докладе же императору Цишань пошел на обман, скрыв согласие на уплату денег за наркотики и передачу Англии о-ва Гонконг, над которым был тут же поднят британский флаг. Когда обман вскрылся, Дао- гуан в бешенстве приказал арестовать предателя. Чуаньбийская конвенция потеряла силу.
Война возобновилась, и в феврале британские войска штурмом взяли форт Хумэнь, эвакуировав при этом гарнизон архипелага Чжоушань. Через три месяца племянник императора Ишань, назначенный командующим гуандунскими войсками, стянул из соседних провинций военные силы и начал в мае 1841 г. наступление на англичан, кончившееся поражением китайского флота. Противник перешел в контрнаступление, захватил форты к северу от Гуанчжоу и вынудил войска Ишаня спешно укрыться за его крепостными стенами. Британская артиллерия обстреливала город, где не хватало воды и продовольствия. Пав духом, Ишань 26 мая запросил перемирия, после чего обе стороны подписали «Соглашение о выкупе Гуанчжоу». Оно предусматривало отвод войск от Гуанчжоу, выплату англичанам контрибуции и возврат китайцам фортов. По выполнении всех условий Соглашения военные действия прекратились.
В Пекине решили, что война окончилась, и пошли на вывод войск из приморских районов и возобновление англо-китайской торговли. Между тем Лондон не ратифицировал Чуаньбийскую конвенцию, пересмотрев свою стратегию в отношении Китая. Было решено перенести главный удар в район нижнего течения Янцзы и перерезать Великий канал, изолировав тем самым Пекин и Чжили от центральных провинций, т.е. от житницы Китая. Затем должен был последовать удар по району Тяньцзинь-Пекин. Из Англии была послана новая эскадра с десантными войсками под командованием дипломата и генерала Г.Поттинджера.
В августе 1841 г. экспедиционные силы прибыли к побережью Фуцзяни, взяли штурмом форты о-ва Гулансюй у Сямэня и на время овладели самим городом. В сентябре англичане подошли к архипелагу Чжоушань и после шестидневных упорных боев вновь захватили его. Высадившись в провинции Чжэцзян, британские войска в октябре без боя заняли города Чжэньхай и Нинбо, где и расположились на зимние квартиры. Указом императора в Чжэцзян были стянуты большие силы под командованием Ицзина - племянника богдохана. Однако их наступление на позиции «варваров» в марте 1842 г. окончилось полной неудачей и деморализацией цинских войск. Ситуация осложнялась появлением в китайских водах военных эскадр США и Франции, а также обострением внутреннего кризиса Цинской империи. В Пекине решили пойти на «умиротворение варваров», но Г.Поттинджер стремился не вести переговоры, а продиктовать волю Лондона после овладения стыком Янцзы и Великого канала.
В мае англичане после семимесячного пребывания в провинции Чжэцзян оставили зимние квартиры и, сломив сопротивление гарнизона крепости Чжапу, перенесли боевые действия в Цзянсу. В июне в ходе упорных боев они взяли Усун, а Баошань и Шанхай сдались им без единого выстрела. Столкнувшись со стойкой обороной Сунцзяна, экспедиционный корпус двинулся вверх по Янцзы. В середине июля он вышел на пересечение Янцзы с Великим каналом и без боя овладел Гуачжоу, воспрепятствовав доставке продовольствия в столицу. Затем после двухдневных кровопролитных боев и больших потерь был взят крупный город Чжэньцзян у входа из Янцзы в южную часть канала. Отметая настойчивые просьбы цинских сановников о переговорах, англичане в начале августа подошли к г. Нанкину, угрожая ему штурмом. Здесь, под стенами южной столицы Китая Г.Поттинджер фактически продиктовал запуганным чрезвычайным эмиссарам богдохана Циину и Илибу условия мира. 29 августа на борту английского военного корабля «Корнуэлл» был подписан так называемый Нанкинский договор.

Согласно договору, порты Гуанчжоу, Сямэнь, Фучжоу, Нинбо и Шанхай объявлялись открытыми для торговли и поселения англичан. Корпорация «Гунхан» упразднялась. Гонконг переходил в «вечное владение» Великобритании. Пекин должен был уплатить Англии возмещение за сожженный опиум, вернуть долги купцов корпорации и заплатить контрибуцию - всего 21 млн. долл. До их полной выплаты англичане оккупировали архипелаг Чжоушань и о-в Гулансюй. Китай лишался таможенной автономии, а пошлины не должны были превышать 5% стоимости ввозимого товара. Договор создавал условия для торговой эксплуатации китайского рынка английским капиталом. Он стал первым неравноправным договором в истории Китая. Развивая достигнутый успех, Англия в сентябре 1843 г. в Хумэне навязала Пекину «Дополнительное соглашение о торговле в пяти портах». Последнее устанавливало для английских подданных право экстерриториальности и вводило консульскую юрисдикцию, т.е. подсудность английским консулам, а не китайскому суду (следует учесть вместе с тем, что законы Цин, правила и обычаи традиционного китайского суда были неприемлемы для европейцев). Англичане получили возможность создавать в «открытых портах» свои сеттльменты. Великобритании предоставлялось также право «наибольшего благоприятствования», т.е. все преимущества, которые в будущем могла получить другая держава в Китае, автоматически распространялись на Англию.
Вслед за ней в Китай устремились другие западные державы, поспешив воспользоваться поражением Пекина. США, официально не участвуя в первой «опиумной» войне, как было отмечено, послали к китайским берегам эскадру. Ее командующий вынудил гуанчжоуские власти оплатить американским купцам стоимость их уничтоженного опиума. Китай был вынужден подписать в июле 1844 г. в Ванся договор с США. Этим документом на американцев распространялись права, полученные англичанами по Нанкинскому договору и Хумэнь- скому соглашению. В октябре 1844 г. был подписан франко-китайский договор. Сверх уже полученных Англией и США привилегий он предусматривал право католической церкви вести в Китае миссионерскую пропаганду, ставшую одним из средств идеологической экспансии буржуазного Запада. Опираясь на неравноправные договоры, иностранцы стали осваиваться в «открытых» портах. Их основными оплотами стали Гонконг и Шанхай, тогда как в провинции Гуандун сопротивление захватчикам не прекратилось. Несколько лет длилась борьба местных жителей против попыток англичан поселиться «во внутреннем городе» (нэйчэн) Гуанчжоу.

С 1842 г. вплоть до 1846-1848 гг. император Дао-гуан и Мучжана проводили политику уступок или «умиротворения варваров». Однако после выплаты контрибуции и эвакуации английских войск с архипелага Чжоушань наступил перелом. Для восстановления былого престижа в Пекине постепенно перешли к высокомерному тону в сношениях с Западом. В 1850 г. умер Дао-гуан, и на «драконовый трон» вступил его сын Ичжу с девизом правления Сянь-фэн (1850— 1861). Будучи приверженцем жесткой политики по отношению к «заморским варварам», новый Сын Неба - опиумокурилыцик, пьяница и развратник - устранил от руководства страной группировку сторонников «умиротворения варваров», т.е. Мучжану, Циина и других инициаторов уступок Западу. На смену им пришли ярые ксенофобы - изоляционисты, воинственно настроенные против западных держав.
Вторжение иностранного капитала после войны 1840-1842 гг. обострило кризис Цинской империи. Началось взаимодействие и напластование двух разнородных начал и типов развития, т.е. старого традиционного и нового буржуазного, средневекового азиатского и современного западного. Всемирно-историческая обусловленность включения Китая в мировой рынок, насильственная интернационализация хозяйственных связей страны вели к постепенному разрушению традиционной общественной системы. После войны намного увеличился ввоз опиума, резко возрос приток в Китай английских хлопчатобумажных и шерстяных тканей. В 1842-1845 гг. он увеличился в 3,5 раза. Наплыв тканей из Англии приводил к разорению кустарей и разрушению домашнего ткачества крестьян. Растущий дефицит внешней торговли ускорил отток серебра из Китая, что вело к новому значительному повышению разменного курса серебряного ляна в вэнях. В 1842 г. один лян обменивался на 1,6 тыс. медных вэней, а в 1849 г. - на 2,4     тыс. В итоге тяжесть налогов, уплачиваемых крестьянами в медной монете, увеличилась в 1,5 раза. Все это вело к дальнейшему разорению и обезземеливанию крестьян - владельцев земли и усилению социальной напряженности.
Вторжение извне искусственно ускорило очередной социально-политический, демографический и династийный кризис. Военное поражение цинского режима привело к падению авторитета династии внутри страны, обострению противоречий между маньчжурами и китайцами в различных эшелонах власти. Военные расходы и выплата контрибуции ослабили финансовое положение казны. Для восполнения этих потерь государство пошло на резкое увеличение «дополнительных налогов» (цзя- шуй, цзацзюанъ). С нарастанием активности тайных обществ, еретических сект, повстанческих отрядов и разбойной вольницы слабела власть уездной и иной бюрократии. В противовес этому набирали силу лидеры охранных дружин (,туанълянъ), богатые шэнььии, крупные землевладельцы и союзы богатых патронимий (цзунцзу). Все это вело к усилению партикуляристских тенденций и оппозиционных настроений. Они усугублялись разложением государственного аппарата, разгулом казнокрадства, коррупции и чиновного произвола. Особенно активно разворовывались средства, отпущенные на ремонт дамб, плотин и ирригационных сооружений. Свертывание таких работ вело к учащению стихийных бедствий, расширению их масштабов, неурожаям и голоду.
С ростом массы избыточного и разоренного населения множились шайки разбойников. Взрыв преступности сочетался с насилием и грабежами со стороны солдат «зеленого знамени», а также с судебным произволом чиновников. Вводились новые и повышались старые фискальные тяготы населения, особенно в Южном Китае и бассейне Янцзы. Произвольно завышались казенный курс серебряного ляна в медной монете и фискальные цены на зерно при пересчете налогов из натуральной формы в денежную и обратно. Вздорожание лянового серебра вынуждало крестьян для уплаты каждого ляна в счет налога в 40-х годах продавать на рынке вдвое больше зерна, чем в 30-е годы. Тем самым двукратно увеличились реальные тяготы налогоплательщиков. В итоге в послевоенные годы произошел настоящий «фискальный взрыв».
Все это усугубляло и без того острый социально-политический кризис. Наиболее взрывоопасным становился демографический фактор. В 1790-1850 гг. численность населения Цинской империи увеличилась с 301 млн. до 430 млн. человек, т.е. почти на 43%. В 1661-1851 гг. население возросло более чем в 4 раза, а пахотная площадь - всего лишь на 40%. Такого рода чудовищные экономико-демографические «ножницы» стали главным фактором надвигавшегося социального взрыва. К началу 50-х годов XIX в. численность «лишнего», т.е. вытолкнутого из сферы производства и оставшегося без постоянных средств к существованию, люда увеличилась более чем в 10 раз по сравнению с кануном первой «опиумной» войны. Деревни и города переполнялись избыточным населением, в первую очередь деклассированными и люмпенскими слоями.
Как и во всех подобных кризисах, последней каплей, переполнившей чашу народного терпения, послужили удары стихии - наводнения, засухи, ураганы и эпидемии. Прорыв дамб на Хуанхэ в 1842-1843 гг. привел к затоплению огромных пространств в провинциях Хэнань, Аньхуэй и Шаньдун. Многие области Хунани, Цзянси, Гуанси и других провинций были в 1847-1850 гг. охвачены сильным неурожаем, голодом и эпидемиями. В 1849 г. произошло гигантское наводнение в бассейне Янцзы - невиданное за предыдущие столетия. В этом году от голода погибло до 1,4     млн. человек. Голод 1849 г. стал апогеем и в то же время концом стадии кризиса в развитии Китая, открывая дорогу к катастрофе. Всесторонний кризис нашел выражение и в нарастании повстанческого движения китайского крестьянства, возглавлявшегося тайными обществами и религиозными сектами. Одновременно обострилась борьба национальных меньшинств против маньчжурского господства. Страна провожала уходящее средневековье всплеском народных движений. За девять лет (1841-1849) в Цинской империи произошло 110 восстаний и волнений, поднятых как китайцами, так и неханьскими народностями, причем из них 52 вооруженных выступления имели место в 1847-1849 гг. Так, в 1847 г. вспыхнуло очередное восстание уйгуров- «белогорцев» в Кашгарии. Во главе его встали перешедшие из Коканда с отрядом своих сторонников семеро ходжей - племянников Джахангира. Повстанцы овладели Кашгаром и Янгигиссаром, а затем подступили к Аксу и Яркенду. Хотя цинским войскам в том же году удалось подавить «восстание семи ходжей», обстановка в Кашгарии оставалась накаленной.

 

Цитата по : История Китая с древнейших времен до начала XXI века Том VI Династия Цин (1644-1911) 2014 с.191-197


Сообщение отредактировал scriptorru: 08.09.2020 - 11:30 AM
Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 08.09 2020

Начало Крестьянской войны тайпинов

В собственно Китае возмущение народных масс охватило прежде всего южные провинции Гуандун и Гуанси, особенно пострадавшие от экономической экспансии Запада и стихийных бедствий. Эти провинции стали очагом зарождения великой Крестьянской войны 1850-1868 гг. Здесь набирала силу христианская секта «Байшанди хуэй» («Общество поклонения Небесному Владыке»). Ее создал в Гуанси в 1843 г. сельский учитель, сын гуандунского крестьянина Хун Сюцюань (1814-1864) - автор религиозных гимнов и поучений, идеолог «христианского» движения, теоретик китаизированного христианства, сочетавшегося с древнекитайскими социально-утопическими учениями о справедливом обществе «Великого единения» (да- тун) и «Великого благоденствия/равновесия» (тай- пин). В проповедях Хун Сюцюаня содержался в скрытом виде призыв к уничтожению маньчжурского господства. К нему присоединились деревенский учитель Фэн Юньшань, углежог Ян Сюцин, крестьянин-бедняк Сяо Чаогуй. «Богопоклонники» считали «истинным Богом-Отцом» (Шанди) Иегову, ниже стояли три его сына - Иисус Христос, Хун Сюцюань и Ян Сюцин - дети Девы Марии. Сектанты пропагандировали идеи духовного равенства, призывали бороться с конфуцианством, уничтожить буддийских и даосских «идолов». «Богопоклонники» втайне готовили восстание против Цинской династии. Наряду с бедняками в руководящее ядро секты входили небогатый землевладелец Вэй Чанхуэй и богатый крестьянин Ши Дакай.

2020-09-08_141758.jpg 2020-09-08_141830.jpg

Летом 1850 г. Хун Сюцюань счел обстановку в стране благоприятной для открытого восстания и приказал более 10 тыс. «богопоклонников» сконцентрироваться в районе села Цзиньтянь уезда Гуйпин на юге Гуанси. Сюда прибыли отряды Ян Сюцина, Сяо Чао- гуя и Вэй Чанхуэя. Данное событие известно как Цзиньтяньское восстание. Оно послужило началом Крестьянской войны 1850— 1868 гг. и знаменовало переход очередного политического кризиса в период социального взрыва и массовой вооруженной борьбы (1850-1877). В августе в район Цзиньтяня пробился с четырехтысячным отрядом Ши Дакай. В ноябре там уже насчитывалось 20 тыс. повстанцев (включая женщин и детей). Большинство их составляли крестьяне, преимущественно переселенцы (;кэцзя, хакка). К ним примкнули горнорабочие, углежоги, а в дальнейшем присоединились кули, ремесленники, мелкие торговцы и беднота. В ряды повстанцев вливались члены тайных обществ, речные пираты и разбойничьи отряды. В среде «богопоклонников» было немало представителей национальных меньшинств, особенно народностей чжуан и яо.
Последователи Хун Сюцюаня продавали свое имущество, а вырученные деньги сдавали в «священные кладовые» в Цзиньтяне. Отсюда повстанцы и члены их семей получали продовольствие и одежду по общим нормам. Была установлена строгая дисциплина и создана военная организация. Тем самым религиозная секта превратилась в повстанческую армию. Мужчины и женщины жили в отдельных лагерях, и общение между ними не допускалось.
«Богопоклонники» носили красные повязки на голове и в знак неповиновения маньчжурам отпускали длинные волосы. Из-за этого их враги дали им прозвище «длинноволосые» (чанмао). Силы повстанцев быстро росли, и в конце 1850 г. они нанесли несколько поражений цинским войскам. И января 1851г., в день рождения Хун Сю- цюаня, в Цзиньтяне было объявлено о вооруженном выступлении против маньчжурской династии для создания Небесного государства Великого благоденствия (Тайпин тяньго). Отсюда и пошло название восставших - «тай- пины». Хун Сюцюаня стали именовать Небесным князем (тянъ-ван).
Целями повстанцев в первый период борьбы были освобождение Китая от маньчжурского ига и смягчение феодального гнета. Основная масса крестьянства Цинской империи в условиях жесточайшего социального и демографического кризиса требовала снижения налогов и упорядочения арендной эксплуатации. В этом плане тайпинское движение являлось крестьянской войной, в ходе которой повстанцы стремились реализовать свое представление о равенстве и справедливости. Повстанцы выступали за изгнание из Китая «маньчжурских татар», «северных варваров» - завоевателей и установление в Поднебесной власти китайской династии. В этом смысле движение тайпинов являлось не только крестьянской войной, но и проявлением национально-освободительной борьбы китайского народа. Однако идеологическая ситуация в стане повстанцев была еще более сложной.
Тайпины шли в бой под знаменем Бога-Отца и Иисуса Христа. Став христианами, тайпины верили в Спасителя, в своего «царя небесного» (тянъ-ван), в торжество «царства небесного» (тяньго) и повсеместную победу христианства над другими религиями. В результате начатое ими восстание стало религиозной войной. «Богопоклонники» строго запрещали проповедь и отправление культов конфуцианства, буддизма и даосизма. Конфуцианцы, даосы, буддисты должны были «раскаяться, уверовать в истинного бога, отвернуться от богов ложных», «порвать с дьявольским отродьем». Планируя соединить традиционное общество Китая с христианством, Хун Сюцюань и его последователи несли с собой факел религиозной розни. В итоге движение тайпинов являло собой своего рода синтез крестьянской, этноосвободительной и религиозной войн.
Поскольку тайпинские лидеры были людьми средневекового склада и религиозными фанатиками, их программа не отличалась стройностью и четкостью мысли. Она представляла собой сочетание противоборствующих традиционных и современных начал, т.е. китаизированное христианство. Идеологи «богопоклонников» апеллировали к этическим, социальным и прочим нормам, якобы существовавшим в седой древности и отраженным в каноническом сочинении «Ли цзи» («Книга обрядов»). Здесь будто бы словами Конфуция давалось описание идеального общества датун («Великое единение»). Кроме того, идейными истоками многих тайпинских документов являлись «Чжоуские ритуалы» («Чжоу ли») и трактат «Мэн-цзы». Такое максимальное «удревнение» политического идеала служило и орудием против наиболее популярной тогда идеи реставрации династии Мин. Апелляция к древности означала нежелание «богопоклонников» идти на союз с повстанцами тайных обществ, выступавшими под лозунгом «Свергнем Цин, восстановим Мин», а также со всеми, кто не отказался от традиционных верований (санъцзяо). Все это вело к отторжению тайпинами «минского», т.е. наиболее массового, крыла повстанческого движения.
Идеология самих тайпинов была соединением китайского и западного начал. Первое представляло собой сочетание конфуцианской морали - прежде всего принципа «сыновней почтительности» (сяо) - с древними социальными утопиями. Главными среди них были тайпин дао - полумистическое учение о «Пути Великого равенства» и датун - концепция идеального общества «Великого единства». К этому добавились идущие от традиционных тайных обществ и религиозных сект мистицизм, аскетизм и жесткая дисциплина. Вторым компонентом тайпинского синтеза стала христианская религия протестантского толка, причем существенно китаизированная и, так сказать, тайпинизированная. Хун Сюцюань и Ян Сюцин видоизменили протестантские представления, дали иное толкование природы Христа, дополнили библейские и евангельские рассказы о чудесах своими чисто тайпинскими вымыслами. Своеобразно понятое и по- своему толкуемое повстанцами протестантство европейских миссионеров стало инструментом для достижения политических целей старокитайского толка. Религиозная доктрина «богопоклонников» не была восприятием религии нового буржуазного общества. Напротив, христианские идеи Хун Сюцюаня были заимствованы из «староевропейского», средневекового пласта христианства с его религиозным фанатизмом, непримиримостью, примитивизмом и косностью. В ходе тайпинизации из этого учения были выброшены христианские проповеди смирения, долготерпения и всепрощения. Вместо них провозглашалось беспощадное истребление врагов.
В тайпинском варианте христианство сочеталось с традиционным китаецент- ризмом и великоханьской доктриной Срединной империи как центра Вселенной, в рамках которой остальные страны представляли собой лишь «варварскую» периферию Китая. Хун Сюцюань, как «сын Божий», «младший брат Иисуса Христа» и представитель христианского Бога-Отца на Земле считал себя «истинным повелителем» не только Китая, но и всех других стран и народов. Его четырем помощникам - князьям {ван), титулованным по четырем сторонам света, надлежало править всем миром. «Богопоклонники» соединяли традиционное отношение к европейцам как «варварам» с христианским подходом к ним как «братьям во Христе», называя европейцев «братья-варвары». Верховенство Китая

2020-09-08_141440.jpg

над остальным миром обосновывалось уже не конфуцианским Небесным мандатом, а христианским «божественным» происхождением Хун Сюцюаня. Тайпинские ваны внесли свой вклад в христианский канон - в дополнение к Ветхому и Новому Заветам они написали свою, «третью часть» Библии - «Последний завет». Язык христианства, его догматы, обряды и нормы сочетались с великоханьскими претензиями, традиционными титулами, рангами, тщательной регламентацией церемоний и традиционными экзаменами на ученые степени.
В 1851 г. тайпины отбили новые атаки правительственных войск и двинулись на север Гуанси. Здесь в сентябре они заняли г. Юнъань, где создали свое правительство. Тем самым повстанческая армия стала носителем новой государственности. Реальную власть сконцентрировал в своих руках Ян Сюцин (Дун-ван, Восточный князь). Он возглавил армию и административное управление. Сяо Чаогуй стал Западным князем (Си-ван), Фэн Юнынань - Южным (Нань-ван), а Вэй Чанхуэй - Северным князем (Бэй-ван). Титул князя-помощ- ника (И-ван) получил Ши Дакай. Высокие военные и чиновничьи ранги получили рудокоп Цинь Жиган, шэныии Ху Ихуан, речной пират Ло Даган и другие лидеры повстанцев.
Тайпины создали сильную армию с железной дисциплиной. Ее бойцы строго следовали приказам командиров и десяти христианским заповедям. Тайпинскую армию отличали гуманное отношение к населению, отказ от грабежей, жестокости и произвола по отношению к простолюдинам. В «христианской» армии тон задавали религиозные фанатики и аскеты. Они запрещали сношения мужчин с женщинами, азартные игры, вино, курение опиума и проституцию. Тайпинская армия, опираясь на поддержку населения, разбила немало соединений цинских войск и частично вооружилась за счет военных трофеев. Позже «богопоклонники» организовали свое производство оружия и снаряжения.
На всем пути повстанцы громили правительственные учреждения (ямэнь), убивали всех маньчжуров и крупных чиновников-китайцев, а также тех, кто активно выступал против повстанцев. Последователи Хун Сюцюаня конфисковывали их имущество, облагали контрибуцией «богачей», сурово наказывая тех, кто не хотел ее платить. Тайпины стремились заручиться поддержкой простого люда и карали за попытки грабить его. Нередко они выделяли крестьянам продовольствие и часть имущества, конфискованные у своих врагов и «богачей», обещали освободить население на три года от налоговых тягот. Крестьянство и городская беднота поначалу поддерживали «богопоклонников».
Сорокатысячная цинская армия блокировала район Юнъаня. В апреле 1852 г. тайпины вырвались из окружения и двинулись на север. Правительственные войска смогли отстоять лишь главный город Гуанси - Гуйлинь. Развивая наступление, повстанцы вступили в Хунань. Здесь к «богопоклонникам» примкнуло до 50 тыс. новых бойцов. В декабре тайпины без боя взяли Юэчжоу, где захватили арсеналы с оружием. Выйдя здесь к Янцзы, они создали свой речной флот. На судах по Янцзы и по ее берегу армия Хун Сюцюаня направилась на восток - в Хубэй, обрастая тысячами новых добровольцев.
В конце 1852 - начале 1853 г. «богопоклонники» вошли в Ханьян и после ожесточенных боев овладели Ханькоу и Учаном. Эта блестящая победа подняла на борьбу хубэйскую бедноту. Численность тайпинской армии составила 0,5 млн. человек, а флот насчитывал 10 тыс. джонок. Успехи повстанцев и особенно занятие ими У хани вызвали растерянность цинского правительства. Однако вожди «богопоклонников» не использовали благоприятный момент для организации наступления на север - на Пекин. Вместо этого их армия в феврале продолжала наступление на восток. По суше и по Янцзы победители двинулись далее - в Аньхуэй. Взяв без боя главный город этой провинции Аньцин, они завладели богатыми боевыми трофеями. 19-20 марта 1853 г. войска Хун Сюцюаня победоносно штурмовали Нанкин, где вырезали около 20 тыс. маньчжуров и членов их семей. К моменту взятия Нанкина силы повстанцев составляли 1 млн. солдат. Вскоре тайпины вступили в Чжэньцзян и Янчжоу, прервав сообщение по Великому каналу. Нанкин был переименован в Небесную столицу (Тянь- цзин) и стал столицей Тайпин тяньго.

 

2020-09-08_145025.jpg

 

Цитата по : История Китая с древнейших времен до начала XXI века Том VI Династия Цин (1644-1911) 2014 с.197-203

 


Сообщение отредактировал scriptorru: 08.09.2020 - 11:52 AM
Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 08.09 2020

Тайпинское государство

Номинально главой Небесного государства и абсолютным монархом являлся Хун Сюцюань. По прибытии в Нанкин он удалился от мирских дел, занимался только религиозными вопросами и безвыездно пребывал в своем роскошном дворце. Еще до этого он передал всю военную и административную власть Ян Сюцину - Восточному князю. Считалось, что Ян Сюцин обладал даром «воплощать дух божий» и изрекать волю Бога. Ему были подчинены остальные князья, лишенные права непосредственно сноситься с Хун Сюцюанем. Встав у кормила правления, Ян Сюцин показал себя энергичным, умным и волевым правителем, отличавшимся, однако, замашками заносчивого самодержца. Поскольку тайпинскую монархию возглавляли религиозные лидеры, а верховная власть и церковь фактически слились воедино, Тайпин тяньго являлось теократическим государством.
Вскоре после закрепления в Нанкине тайпинское правительство в 1853 г. опубликовало «Тяньчао тяньму чжиду» («Земельная система Небесной династии»). Этот документ содержал программу общественного строя Тайпин тяньго, основанного на принципе полной уравнительности, прежде всего уравнительного распределения земли по едокам, включая женщин и детей. «Нужно добиться того, чтобы вся Поднебесная пользовалась великими благами, дарованными Отцом Небесным, Господом Богом, чтобы люди совместно обрабатывали землю, совместно питались и одевались, совместно расходовали деньги, чтобы все было поровну и никто не остался голодным и холодным», - говорилось в этом документе. Он определял организацию всей жизни в Тайпинском государстве на армейско-бюрократической основе. Каждые 25 семей образовывали административную, хозяйственную, военную и религиозную единицу - взвод (лянь), возглавляемый взводным командиром и одновременно священником. Взвод имел общественную кладовую, куда все обязывались сдавать излишки продуктов и денег, в том числе все трофеи. Нетрудоспособные и сироты содержались членами взвода. От каждой семьи выделялся один солдат. Двадцать шесть семей образовывали делившийся на пять пятков собственно военный взвод. Четыре взвода образовывали роту, пять рот - бригаду, пять бригад - дивизию, пять дивизий - корпус, насчитывавший свыше 13 тыс. бойцов. Его командующий на соответствующей территории был одновременно главой гражданской и судебной власти.
«Земельная система Небесной династии» выражала стремление крестьянской бедноты и пауперов к всеобщему равенству. Но документ оказался доступен лишь узкому кругу лиц, поскольку был написан не на разговорном (байхуа), а на «мертвом» книжном языке (вэньянь), не понятном крестьянству. Его «аграрная» часть в жизнь практически не претворялась. «Земельная система Небесной династии» осталась мечтой, утопией, ее идеи не стали основой реальной политики тайпинских ванов. Социальный же смысл реальной политики «богопоклонников» означал не возврат к древним порядкам, а сохранение существующего строя, несколько оздоровленного благодаря устранению наиболее нетерпимых для крестьян крайностей налоговой и арендной эксплуатации.
Китайское крестьянство как интегральная часть традиционной системы было заинтересовано не в ее ликвидации, а именно в ее оздоровлении и улучшении на базе крестьянских патриархальных представлений о «справедливости» и «законности». Последние означали недопущение нарушений кодифицированного и обычного права, а также соблюдение прежних, основанных на традиции норм изъятия прибавочного продукта. Крестьянство Китая не требовало ликвидации «богачей», ибо, будучи по преимуществу владельческим классом, наоборот, защищало право земельного владения. Деревня считала своим главным врагом государство и чиновничество с их налоговым произволом. Даже в период массовых восстаний крестьянство не выдвигало требования перераспределения земли. Земельное владение как таковое крестьяне считали неприкосновенным.
В Тайпинском государстве конфискации подлежали движимое имущество и земля маньчжуров, чиновников и тех землевладельцев, которые активно боролись против новой власти. Их поля фактически оставались в пользовании арендаторов. Основная же масса землевладельцев-рентополучателей сохраняли свое имущество и землю. Вожди «богопоклонников» не думали всерьез об аграрном перевороте, ставя своей целью лишь свержение маньчжурской власти и некоторое смягчение частной эксплуатации. Именно поэтому была реализована лишь военно-административная часть программы, изложенной в «Земельной системе Небесной династии».
Проповедуя идеи равенства, Хун Сюцюань и его последователи делали акцент на равенстве всех людей перед Богом. Имущественное равенство более или менее соблюдалось лишь в армии и городских трудовых лагерях. С 1851 г. повстанцы создали монархию, средневековое сословие наследственных титулованных семей (ван, хоу). Тайпины породили свою бюрократию - чиновников 11 рангов, признали «ученое сословие» и восстановили экзамены на ученое звание. «Богопоклонники» приступили к строительству роскошных дворцов с массой челяди, создали собственную знать (гоцзун). Местные власти в Тайпин тяньго во многом состояли из шэньши и рентополучателей. Таким образом, порядки в созданном тайпинами государстве немногим отличались от тех, что существовали в остальной части Цинской империи.

2020-09-08_145344.jpg
Стараясь укрепить союз с землевладельческим крестьянством, тайпины несколько изменили цинскую налоговую систему и политику. Новый «основной» земельный налог был намного ниже цинского, а ряд прежних дополнительных поборов и надбавок к налогам вообще отменен. Произошли некоторые изменения и в частном секторе земледелия. Многие крупные «богачи» из числа чиновников, знати и активных врагов новой власти были убиты или бежали с территории Тайпинского государства. Их владения, в том числе земельные, конфисковались как «имущество дьяволов». Их арендаторы освобождались от прежних выплат и вносили облегченный налог в казну «богопоклонников». Кроме того, в ряде районов тайпины заставляли землевладельцев снижать арендную плату. Крупные землевладельцы подвергались повышенному налогообложению. Они вносили тяжелую одноразовую «дань в знак покорности» и платили «особые налоги». К ним добавлялись зачастую всякого рода реквизиции в пользу повстанческой армии.
В первое время положение крестьян, по крайней мере на части территории Тайпинского государства, несколько улучшилось. Так, в некоторых районах арендную плату снизили, а в других крестьяне вообще перестали отдавать ее «хозяевам земли», но обязывались платить налог непосредственно тайпинским властям. Там, где арендная плата сохранялась в прежнем размере, крестьяне были в той или иной мере защищены от произвола «богачей». Тайпины отчасти уравняли женщин в правах с мужчинами. В новом государстве были запрещены проституция, купля и продажа невест и рабынь, требование приданого и обычай бинтования ног. «Богопоклонники» отменили пытки, ввели гласный суд, боролись со взяточничеством, спекуляцией, бандитизмом и частично отменили институт рабства. Будучи религиозными моралистами, они решительно выступали против опиумокурения, пьянства, азартных игр и прелюбодеяния. Тайпинское законодательство обретало формы христианских заповедей.
На экономической политике тайпинского «центра» поначалу сильно сказывались крестьянские стремления к натуральному хозяйству и уничтожению торговли и денег. С 1853 г. в пределах Нанкина тайпинские князья стали осуществлять свой социально-экономический эксперимент. Частное владение, рыночная экономика и всякая торговля были запрещены. Мастерские, мануфактуры, лавки, магазины, дома и земельные участки в черте города стали государственной собственностью. Любые денежные суммы отбирались в казну. Была ликвидирована низовая ячейка общества - семья, а браки запрещены. «Во избежание разврата» мужчин отделили от женщин и детей. Все население Нанкина, кроме воинских частей, княжеских дворов и домов тайпинской знати, распределили по изолированным друг от друга мужским и женским трудовым лагерям и рабочим командам. Эти ячейки имели военную организацию с бесплатным принудительным трудом, общежитиями, с коллективным снабжением - паёк или питание из общего котла плюс одежда. Трудовая повинность стала законом. Вся изготовленная в лагере или в команде продукция сдавалась в «священные кладовые» и затем централизованно распределялась. В других городах тайпинов политика тотального огосударствления и распределения, уничтожения рынка и семьи не проводилась. Эта столичная система, особенно изоляция мужчин от женщин, вызывала протесты рядовых тайпинов. Ян Сюцин был вынужден сначала разрешить торговлю, но, правда, государственную, а весной 1855 г. распустить все женские и многие мужские лагеря и команды. Вслед за восстановлением семьи в Нанкине стала появляться и частная торговля.
В городах тайпины разрушали казенные предприятия как символ владычества ненавистных захватчиков - маньчжуров. Например, взяв Нанкин, они уничтожили крупнейшие в Китае императорские шелковые мануфактуры, в Цзин- дэчжэне разрушили императорские печи для обжига «дворцового» фарфора. Первое время в политике повстанцев проявлялось явное антирыночное направление, которое впоследствии сменилось вполне лояльным отношением к торговле и предпринимательству. Тем не менее в условиях гражданской войны все более нараставшая нестабильность территории Тайпинского государства со своей стороны мешала населению использовать все то положительное, что принесли с собой «богопоклонники», снижала поддержку крестьянства и горожан в борьбе с силами цинского лагеря.
Военные успехи «богопоклонников» и создание ими своего государства в долине Янцзы нанесли мощный удар маньчжурскому режиму. При приближении тайпинов местные чиновники, забрав казну, бежали из городов, бросая их на произвол судьбы. Маньчжурская династия утратила власть на большой территории - в долине Янцзы, а позже и в других регионах. Цинское правительство испытывало большие финансовые трудности, вызванные отпадением богатейших районов в Центральном Китае, резким сокращением налоговых поступлений и огромными военными расходами на подавление Крестьянской войны тайпинов и других народных движений. Все это существенно осложнялось оттоком серебра, шедшего за границу на оплату опиума.
Бюджетный дефицит правительство старалось восполнить путем усиленного выпуска денежных знаков, предназначенных к хождению наравне с серебром и медной монетой. Казна с 1853 г. начала печатать бумажные ассигнации (гуаньпяо, баочао), не обеспеченные запасами звонкой монеты. Гуаньпяо имели серебряный, а баочао - медный номинал. Для внедрения в сферу обращения не обеспеченных серебром и медью ассигнаций правительство создало сеть особых казенных «денежных лавок» (гуаньцяньпу). Однако недоверие деловых кругов и населения к обесцененным ассигнациям и конкуренция частных меняльных лавок и ломбардов привели к закрытию этих «лавок». Уже в 1861 г. правительство было вынуждено прекратить бумажно-денежную эмиссию, так как к этому времени казенные платежные обязательства потеряли всякую покупательную способность.
Оказавшись перед лицом военного краха и финансового банкротства, цинское правительство пошло на дополнительное налогообложение. В 1853 г. был введен чрезвычайный военный налог на перевозку товаров внутри страны (ли- цзинь). Вместе с тем старый налог на перевозку товаров внутри страны (чан- гуаньшуй) отменен не был. Опасаясь дальнейшего подъема Крестьянской войны, династия Цин пошла на отмену ряда запретов и снижение фискальных требований к провинциям.

 

Цитата по : История Китая с древнейших времен до начала XXI века Том VI Династия Цин (1644-1911) 2014 с.203-207
 


Сообщение отредактировал scriptorru: 08.09.2020 - 12:00 PM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.09 2020

Начало Крестьянской войны тайпинов

 

В собственно Китае возмущение народных масс охватило прежде всего юж­ные провинции Гуандун и Гуанси, особенно пострадавшие от экономической экспансии Запада и стихийных бедствий. Эти провинции стали очагом зарожде­ния великой Крестьянской войны 1850–1868 гг. Здесь набирала силу {197} христианская секта «Байшанди хуэй» («Общество поклонения Небесному Владыке»). Ее создал в Гуанси в 1843 г. сельский учитель, сын гуандунского крестьянина Хун Сюцюань (1814–1864) – автор религиозных гимнов и поучений, идеолог «христианского» движения, теоре­тик китаизированного христианства, сочетавшегося с древнекитайскими социально-утопическими учениями о справедливом обществе «Великого единения» (да­тун) и «Великого благоденствия/равновесия» (тай­пин). В проповедях Хун Сюцюаня содержался в скры­том виде призыв к уничтожению маньчжурского гос­подства. К нему присоединились деревенский учитель Фэн Юньшань, углежог Ян Сюцин, крестьянин-бедняк Сяо Чаогуй. «Богопоклонники» считали «истинным Богом-Отцом» (Шанди) Иегову, ниже стояли три его сына – Иисус Христос, Хун Сюцюань и Ян Сюцин – дети Девы Марии. Сектанты пропагандировали идеи духовного равенства, призывали бороться с конфуци­анством, уничтожить буддийских и даосских «идо­лов». «Богопоклонники» втайне готовили восстание против Цинской династии. Наряду с бедняками в ру­ководящее ядро секты входили небогатый землевладе­лец Вэй Чанхуэй и богатый крестьянин Ши Дакай.

 

Летом 1850 г. Хун Сюцюань счел обстановку в стране благоприятной для открытого восстания и при­казал более 10 тыс. «богопоклонников» сконцентриро­ваться в районе села Цзиньтянь уезда Гуйпин на юге Гуанси. Сюда прибыли отряды Ян Сюцина, Сяо Чао­гуя и Вэй Чанхуэя. Данное событие известно как Цзиньтяньское восстание. Оно послужило началом Крестьянской войны 1850–1868 гг. и знаменовало переход очередного политического кризиса в период со­циального взрыва и массовой вооруженной борьбы (1850–1877). В августе в район Цзиньтяня пробился с четырехтысячным отрядом Ши Дакай. В ноябре там уже насчитывалось 20 тыс. повстанцев (включая женщин и детей). Боль­шинство их составляли крестьяне, преимущественно переселенцы (кэцзя, хакка). К ним примкнули горнорабочие, углежоги, а в дальнейшем присоединились ку­ли, ремесленники, мелкие торговцы и беднота. В ряды повстанцев вливались члены тайных обществ, речные пираты и разбойничьи отряды. В среде «богопо­клонников» было немало представителей национальных меньшинств, особенно народностей чжуан и яо.

 

Последователи Хун Сюцюаня продавали свое имущество, а вырученные деньги сдавали в «священные кладовые» в Цзиньтяне. Отсюда повстанцы и чле­ны их семей получали продовольствие и одежду по общим нормам. Была {198} установлена строгая дисциплина и создана военная ор­ганизация. Тем самым религиозная секта превратилась в повстанческую армию. Мужчины и женщины жили в от­дельных лагерях, и общение между ними не допускалось.

 

«Богопоклонники» носили красные повязки на голове и в знак неповиновения маньчжурам отпускали длинные во­лосы. Из-за этого их враги дали им прозвище «длинново­лосые» (чанмао). Силы повстанцев быстро росли, и в конце 1850 г. они нанесли несколько поражений цинским войскам. 11 января 1851 г., в день рождения Хун Сю­цюаня, в Цзиньтяне было объявлено о вооруженном вы­ступлении против маньчжурской династии для создания Небесного государства Великого благоденствия (Тайпин тяньго). Отсюда и пошло название восставших – «тай­пины». Хун Сюцюаня стали именовать Небесным князем (тянь-ван).

 

Целями повстанцев в первый период борьбы были освобождение Китая от маньчжурского ига и смягчение феодального гнета. Основная масса крестьян­ства Цинской империи в условиях жесточайшего социального и демографиче­ского кризиса требовала снижения налогов и упорядочения арендной эксплуата­ции. В этом плане тайпинское движение являлось крестьянской войной, в ходе которой повстанцы стремились реализовать свое представление о равенстве и справедливости. Повстанцы выступали за изгнание из Китая «маньчжурских татар», «северных варваров» – завоевателей и установление в Поднебесной вла­сти китайской династии. В этом смысле движение тайпинов являлось не только крестьянской войной, но и проявлением национально-освободительной борьбы китайского народа. Однако идеологическая ситуация в стане повстанцев была еще более сложной.

 

Тайпины шли в бой под знаменем Бога-Отца и Иисуса Христа. Став христиа­нами, тайпины верили в Спасителя, в своего «царя небесного» (тянь-ван), в тор­жество «царства небесного» (тяньго) и повсеместную победу христианства над другими религиями. В результате начатое ими восстание стало религиозной войной. «Богопоклонники» строго запрещали проповедь и отправление культов конфуцианства, буддизма и даосизма. Конфуцианцы, даосы, буддисты должны были «раскаяться, уверовать в истинного бога, отвернуться от богов ложных», «порвать с дьявольским отродьем». Планируя соединить традиционное общест­во Китая с христианством, Хун Сюцюань и его последователи несли с собой фа­кел религиозной розни. В итоге движение тайпинов являло собой своего рода синтез крестьянской, этноосвободительной и религиозной войн.

 

Поскольку тайпинские лидеры были людьми средневекового склада и рели­гиозными фанатиками, их программа не отличалась стройностью и четкостью мысли. Она представляла собой сочетание противоборствующих традиционных и современных начал, т.е. китаизированное христианство. Идеологи {199} «богопоклонников» апеллировали к этическим, социальным и прочим нормам, якобы существовавшим в седой древности и отраженным в каноническом сочинении «Ли цзи» («Книга обрядов»). Здесь будто бы словами Конфуция давалось описа­ние идеального общества датун («Великое единение»). Кроме того, идейными истоками многих тайпинских документов являлись «Чжоуские ритуалы» («Чжоу ли») и трактат «Мэн-цзы». Такое максимальное «удревнение» политического идеала служило и орудием против наиболее популярной тогда идеи реставрации династии Мин. Апелляция к древности означала нежелание «богопоклонников» идти на союз с повстанцами тайных обществ, выступавшими под лозунгом «Свергнем Цин, восстановим Мин», а также со всеми, кто не отказался от тра­диционных верований (саньцзяо). Все это вело к отторжению тайпинами «мин­ского», т.е. наиболее массового, крыла повстанческого движения.

 

Идеология самих тайпинов была соединением китайского и западного начал. Первое представляло собой сочетание конфуцианской морали – прежде всего принципа «сыновней почтительности» (сяо) – с древними социальными утопия­ми. Главными среди них были тайпин дао – полумистическое учение о «Пути Великого равенства» и датун – концепция идеального общества «Великого единства». К этому добавились идущие от традиционных тайных обществ и ре­лигиозных сект мистицизм, аскетизм и жесткая дисциплина. Вторым компонен­том тайпинского синтеза стала христианская религия протестантского толка, причем существенно китаизированная и, так сказать, тайпинизированная. Хун Сюцюань и Ян Сюцин видоизменили протестантские представления, дали иное толкование природы Христа, дополнили библейские и евангельские рассказы о чудесах своими чисто тайпинскими вымыслами. Своеобразно понятое и по-своему толкуемое повстанцами протестантство европейских миссионеров стало инструментом для достижения политических целей старокитайского толка. Ре­лигиозная доктрина «богопоклонников» не была восприятием религии нового буржуазного общества. Напротив, христианские идеи Хун Сюцюаня были заим­ствованы из «староевропейского», средневекового пласта христианства с его религиозным фанатизмом, непримиримостью, примитивизмом и косностью. В хо­де тайпинизации из этого учения были выброшены христианские проповеди смирения, долготерпения и всепрощения. Вместо них провозглашалось беспо­щадное истребление врагов.

 

В тайпинском варианте христианство сочеталось с традиционным китаецентризмом и великоханьской доктриной Срединной империи как центра Вселенной, в рамках которой остальные страны представляли собой лишь «варварскую» периферию Китая. Хун Сюцюань, как «сын Божий», «младший брат Иисуса Христа» и представитель христианского Бога-Отца на Земле считал себя «истин­ным повелителем» не только Китая, но и всех других стран и народов. Его четы­рем помощникам – князьям (ван), титулованным по четырем сторонам света, надлежало править всем миром. «Богопоклонники» соединяли традиционное от­ношение к европейцам как «варварам» с христианским подходом к ним как «братьям во Христе», называя европейцев «братья-варвары». Верховенство Китая {200} над остальным миром обосновывалось уже не конфуцианским Небесным манда­том, а христианским «божественным» происхождением Хун Сюцюаня. Тайпин­ские ваны внесли свой вклад в христианский канон – в дополнение к Ветхому и Новому Заветам они написали свою, «третью часть» Библии – «Последний за­вет». Язык христианства, его догматы, обряды и нормы сочетались с велико­ханьскими претензиями, традиционными титулами, рангами, тщательной регла­ментацией церемоний и традиционными экзаменами на ученые степени. {201}

 

f705e265c48b.jpg

{198}

 

04bacde851b8.jpg

{199}

 

9ebe55532db3.jpg

{201}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 197–201.

 

Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 08.09 2020

. T. 4: Династия Цин

Том VI, да и зачем один и тот же текст постить... "Шестой том «Истории Китая с древнейших времен до начала XXI века» охватывает период династии Цин (1644-1911)"


Сообщение отредактировал scriptorru: 08.09.2020 - 12:44 PM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.09 2020

В 1851 г. тайпины отбили новые атаки правительственных войск и двинулись на север Гуанси. Здесь в сентябре они заняли г. Юнъань, где создали свое правительство. Тем самым повстанческая армия стала носителем новой государственности. Реальную власть сконцентрировал в своих руках Ян Сюцин (Дун-ван, Восточный князь). Он возглавил армию и административное управление. Сяо Чаогуй стал Западным князем (Си-ван), Фэн Юньнань – Южным (Нань-ван), а Вэй Чанхуэй – Северным князем (Бэй-ван). Титул князя-помощника (И-ван) получил Ши Дакай. Высокие военные и чиновничьи ранги получили рудокоп Цинь Жиган, шэньши Ху Ихуан, речной пират Ло Даган и другие лидеры повстанцев.

 

Тайпины создали сильную армию с железной дисциплиной. Ее бойцы строго следовали приказам командиров и десяти христианским заповедям. Тайпинскую армию отличали гуманное отношение к населению, отказ от грабежей, жестокости и произвола по отношению к простолюдинам. В «христианской» {201} армии тон задавали религиозные фанатики и аскеты. Они запрещали сношения мужчин с женщинами, азартные игры, вино, курение опиума и проституцию. Тайпинская армия, опираясь на поддержку населения, разбила немало соединений цинских войск и частично вооружилась за счет военных трофеев. Позже «богопоклонники» организовали свое производство оружия и снаряжения.

 

На всем пути повстанцы громили правительственные учреждения (ямэнь), убивали всех маньчжуров и крупных чиновников-китайцев, а также тех, кто активно выступал против повстанцев. Последователи Хун Сюцюаня конфисковывали их имущество, облагали контрибуцией «богачей», сурово наказывая тех, кто не хотел ее платить. Тайпины стремились заручиться поддержкой простого люда и карали за попытки грабить его. Нередко они выделяли крестьянам продовольствие и часть имущества, конфискованные у своих врагов и «богачей», обещали освободить население на три года от налоговых тягот. Крестьянство и городская беднота поначалу поддерживали «богопоклонников».

 

Сорокатысячная цинская армия блокировала район Юнъаня. В апреле 1852 г. тайпины вырвались из окружения и двинулись на север. Правительственные войска смогли отстоять лишь главный город Гуанси – Гуйлинь. Развивая наступление, повстанцы вступили в Хунань. Здесь к «богопоклонникам» примкнуло до 50 тыс. новых бойцов. В декабре тайпины без боя взяли Юэчжоу, где захватили арсеналы с оружием. Выйдя здесь к Янцзы, они создали свой речной флот. На судах по Янцзы и по ее берегу армия Хун Сюцюаня направилась на восток – в Хубэй, обрастая тысячами новых добровольцев.

 

В конце 1852 – начале 1853 г. «богопоклонники» вошли в Ханьян и после ожесточенных боев овладели Ханькоу и Учаном. Эта блестящая победа подняла на борьбу хубэйскую бедноту. Численность тайпинской армии составила 0,5 млн. человек, а флот насчитывал 10 тыс. джонок. Успехи повстанцев и особенно занятие ими Ухани вызвали растерянность цинского правительства. Однако вожди «богопоклонников» не использовали благоприятный момент для организации наступления на север – на Пекин. Вместо этого их армия в феврале продолжала наступление на восток. По суше и по Янцзы победители двинулись далее – в Аньхуэй. Взяв без боя главный город этой провинции Аньцин, они завладели богатыми боевыми трофеями. 19–20 марта 1853 г. войска Хун Сюцюаня {202} победоносно штурмовали Нанкин, где вырезали около 20 тыс. маньчжуров и членов их семей. К моменту взятия Нанкина силы повстанцев составляли 1 млн. солдат. Вскоре тайпины вступили в Чжэньцзян и Янчжоу, прервав сообщение по Великому каналу. Нанкин был переименован в Небесную столицу (Тяньцзин) и стал столицей Тайпин тяньго. {203}

 

5f7777b64abf.jpg

{202}

 

72f70c43b6be.jpg

{203}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 201–203.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.09 2020

Тайпинское государство

 

Номинально главой Небесного государства и абсолютным монархом являлся Хун Сюцюань. По прибытии в Нанкин он удалился от мирских дел, занимался только религиозными вопросами и безвыездно пребывал в своем роскошном дворце. Еще до этого он передал всю военную и административную власть Ян Сюцину – Восточному князю. Считалось, что Ян Сюцин обладал даром «вопло­щать дух божий» и изрекать волю Бога. Ему были подчинены остальные князья, лишенные права непосредственно сноситься с Хун Сюцюанем. Встав у кормила правления, Ян Сюцин показал себя энергичным, умным и волевым правителем, отличавшимся, однако, замашками заносчивого самодержца. Поскольку тайпин­скую монархию возглавляли религиозные лидеры, а верховная власть и церковь фактически слились воедино, Тайпин тяньго являлось теократическим государ­ством.

 

Вскоре после закрепления в Нанкине тайпинское правительство в 1853 г. опубликовало «Тяньчао тяньму чжиду» («Земельная система Небесной дина­стии»). Этот документ содержал программу общественного строя Тайпин тянь­го, основанного на принципе полной уравнительности, прежде всего уравни­тельного распределения земли по едокам, включая женщин и детей. «Нужно до­биться того, чтобы вся Поднебесная пользовалась великими благами, дарован­ными Отцом Небесным, Господом Богом, чтобы люди совместно обрабатывали землю, совместно питались и одевались, совместно расходовали деньги, чтобы все было поровну и никто не остался голодным и холодным», – говорилось в этом документе. Он определял организацию всей жизни в Тайпинском государ­стве на армейско-бюрократической основе. Каждые 25 семей образовывали ад­министративную, хозяйственную, военную и религиозную единицу – взвод (лянь), возглавляемый взводным командиром и одновременно священником. Взвод имел {203} общественную кладовую, куда все обязывались сдавать излишки продуктов и денег, в том числе все трофеи. Нетрудоспособные и сироты содержались чле­нами взвода. От каждой семьи выделялся один солдат. Двадцать шесть семей образовывали делившийся на пять пятков собственно военный взвод. Четыре взвода образовывали роту, пять рот – бригаду, пять бригад – дивизию, пять ди­визий – корпус, насчитывавший свыше 13 тыс. бойцов. Его командующий на соответствующей территории был одновременно главой гражданской и судеб­ной власти.

 

«Земельная система Небесной династии» выражала стремление крестьянской бедноты и пауперов к всеобщему равенству. Но документ оказался доступен лишь узкому кругу лиц, поскольку был написан не на разговорном (байхуа), а на «мертвом» книжном языке (вэньянь), не понятном крестьянству. Его «аграрная» часть в жизнь практически не претворялась. «Земельная система Небесной дина­стии» осталась мечтой, утопией, ее идеи не стали основой реальной политики тайпинских ванов. Социальный же смысл реальной политики «богопоклонни­ков» означал не возврат к древним порядкам, а сохранение существующего строя, несколько оздоровленного благодаря устранению наиболее нетерпимых для крестьян крайностей налоговой и арендной эксплуатации.

 

Китайское крестьянство как интегральная часть традиционной системы было заинтересовано не в ее ликвидации, а именно в ее оздоровлении и улучшении на базе крестьянских патриархальных представлений о «справедливости» и «за­конности». Последние означали недопущение нарушений кодифицированного и обычного права, а также соблюдение прежних, основанных на традиции норм изъятия прибавочного продукта. Крестьянство Китая не требовало ликвидации «богачей», ибо, будучи по преимуществу владельческим классом, наоборот, за­щищало право земельного владения. Деревня считала своим главным врагом государство и чиновничество с их налоговым произволом. Даже в период массо­вых восстаний крестьянство не выдвигало требования перераспределения земли. Земельное владение как таковое крестьяне считали неприкосновенным.

 

В Тайпинском государстве конфискации подлежали движимое имущество и земля маньчжуров, чиновников и тех землевладельцев, которые активно боро­лись против новой власти. Их поля фактически оставались в пользовании арен­даторов. Основная же масса землевладельцев-рентополучателей сохраняли свое имущество и землю. Вожди «богопоклонников» не думали всерьез об аграрном перевороте, ставя своей целью лишь свержение маньчжурской власти и некото­рое смягчение частной эксплуатации. Именно поэтому была реализована лишь военно-административная часть программы, изложенной в «Земельной системе Небесной династии».

 

Проповедуя идеи равенства, Хун Сюцюань и его последователи делали ак­цент на равенстве всех людей перед Богом. Имущественное равенство более или менее соблюдалось лишь в армии и городских трудовых лагерях. С 1851 г. по­встанцы создали монархию, средневековое сословие наследственных титуло­ванных семей (ван, хоу). Тайпины породили свою бюрократию – чиновников {204} 11 рангов, признали «ученое сословие» и восстановили экзамены на ученое зва­ние. «Богопоклонники» приступили к строительству роскошных дворцов с мас­сой челяди, создали собственную знать (гоцзун). Местные власти в Тайпин тянь­го во многом состояли из шэньши и рен­тополучателей. Таким образом, порядки в созданном тайпинами государстве не­многим отличались от тех, что сущест­вовали в остальной части Цинской импе­рии.

 

Стараясь укрепить союз с землевла­дельческим крестьянством, тайпины не­сколько изменили цинскую налоговую систему и политику. Новый «основной» земельный налог был намного ниже цинского, а ряд прежних дополнительных поборов и надбавок к налогам вообще отменен. Произошли некоторые измене­ния и в частном секторе земледелия. Многие крупные «богачи» из числа чинов­ников, знати и активных врагов новой власти были убиты или бежали с террито­рии Тайпинского государства. Их владения, в том числе земельные, конфиско­вались как «имущество дьяволов». Их арендаторы освобождались от прежних выплат и вносили облегченный налог в казну «богопоклонников». Кроме того, в ряде районов тайпины заставляли землевладельцев снижать арендную плату. Крупные землевладельцы подвергались повышенному налогообложению. Они вносили тяжелую одноразовую «дань в знак покорности» и платили «особые налоги». К ним добавлялись зачастую всякого рода реквизиции в пользу по­встанческой армии.

 

В первое время положение крестьян, по крайней мере на части территории Тайпинского государства, несколько улучшилось. Так, в некоторых районах арендную плату снизили, а в других крестьяне вообще перестали отдавать ее «хозяевам земли», но обязывались платить налог непосредственно тайпинским властям. Там, где арендная плата сохранялась в прежнем размере, крестьяне бы­ли в той или иной мере защищены от произвола «богачей». Тайпины отчасти уравняли женщин в правах с мужчинами. В новом государстве были запрещены проституция, купля и продажа невест и рабынь, требование приданого и обычай бинтования ног. «Богопоклонники» отменили пытки, ввели гласный суд, боро­лись со взяточничеством, спекуляцией, бандитизмом и частично отменили ин­ститут рабства. Будучи религиозными моралистами, они решительно выступали против опиумокурения, пьянства, азартных игр и прелюбодеяния. Тайпинское законодательство обретало формы христианских заповедей.

 

На экономической политике тайпинского «центра» поначалу сильно сказыва­лись крестьянские стремления к натуральному хозяйству и уничтожению тор­говли и денег. С 1853 г. в пределах Нанкина тайпинские князья стали {205} осуществлять свой социально-экономический эксперимент. Частное владение, рыночная экономика и всякая торговля были запрещены. Мастерские, мануфактуры, лав­ки, магазины, дома и земельные участки в черте города стали государственной собственностью. Любые денежные суммы отбирались в казну. Была ликвидиро­вана низовая ячейка общества – семья, а браки запрещены. «Во избежание раз­врата» мужчин отделили от женщин и детей. Все население Нанкина, кроме во­инских частей, княжеских дворов и домов тайпинской знати, распределили по изолированным друг от друга мужским и женским трудовым лагерям и рабочим командам. Эти ячейки имели военную организацию с бесплатным принудитель­ным трудом, общежитиями, с коллективным снабжением – паёк или питание из общего котла плюс одежда. Трудовая повинность стала законом. Вся изготов­ленная в лагере или в команде продукция сдавалась в «священные кладовые» и затем централизованно распределялась. В других городах тайпинов политика тотального огосударствления и распределения, уничтожения рынка и семьи не проводилась. Эта столичная система, особенно изоляция мужчин от женщин, вызывала протесты рядовых тайпинов. Ян Сюцин был вынужден сначала разре­шить торговлю, но, правда, государственную, а весной 1855 г. распустить все женские и многие мужские лагеря и команды. Вслед за восстановлением семьи в Нанкине стала появляться и частная торговля.

 

В городах тайпины разрушали казенные предприятия как символ владычест­ва ненавистных захватчиков – маньчжуров. Например, взяв Нанкин, они унич­тожили крупнейшие в Китае императорские шелковые мануфактуры, в Цзин­дэчжэне разрушили императорские печи для обжига «дворцового» фарфора. Первое время в политике повстанцев проявлялось явное антирыночное направ­ление, которое впоследствии сменилось вполне лояльным отношением к торгов­ле и предпринимательству. Тем не менее в условиях гражданской войны все бо­лее нараставшая нестабильность территории Тайпинского государства со своей стороны мешала населению использовать все то положи­тельное, что принесли с собой «богопоклонники», снижа­ла поддержку крестьянства и горожан в борьбе с силами цинского лагеря.

 

Военные успехи «богопоклонников» и создание ими своего государства в долине Янцзы нанесли мощный удар маньчжурскому режиму. При приближении тайпинов ме­стные чиновники, забрав казну, бежали из городов, бро­сая их на произвол судьбы. Маньчжурская династия утра­тила власть на большой территории – в долине Янцзы, а позже и в других регионах. Цинское правительство ис­пытывало большие финансовые трудности, вызванные отпадением богатейших районов в Центральном Китае, резким сокращением налоговых поступлений и огромны­ми военными расходами на подавление Крестьянской {206} войны тайпинов и других народных движений. Все это существенно осложня­лось оттоком серебра, шедшего за границу на оплату опиума.

 

Бюджетный дефицит правительство старалось восполнить путем усиленного выпуска денежных знаков, предназначенных к хождению наравне с серебром и медной монетой. Казна с 1853 г. начала печатать бумажные ассигнации (гуаньпяо, баочао), не обеспеченные запасами звонкой монеты. Гуанъпяо имели серебряный, а баочао – медный номинал. Для внедрения в сферу обращения не обеспеченных серебром и медью ассигнаций правительство создало сеть особых казенных «де­нежных лавок» (гуаньцяньпу). Однако недоверие деловых кругов и населения к обесцененным ассигнациям и конкуренция частных меняльных лавок и ломбар­дов привели к закрытию этих «лавок». Уже в 1861 г. правительство было вынуж­дено прекратить бумажно-денежную эмиссию, так как к этому времени казенные платежные обязательства потеряли всякую покупательную способность.

 

Оказавшись перед лицом военного краха и финансового банкротства, цин­ское правительство пошло на дополнительное налогообложение. В 1853 г. был введен чрезвычайный военный налог на перевозку товаров внутри страны (ли­цзинь). Вместе с тем старый налог на перевозку товаров внутри страны (чан­гуаньшуй) отменен не был. Опасаясь дальнейшего подъема Крестьянской войны, династия Цин пошла на отмену ряда запретов и снижение фискальных требова­ний к провинциям. {207}

 

678361718898.jpg

{205}

 

cfa40f755927.jpg

{206}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 203–207.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.09 2020

Разрастание повстанческой борьбы

 

Цинский режим в 1853–1860 гг. находился на грани военно-политического краха. Тайпины наносили одно за другим поражения цинским войскам. Вскрылась полная неспособность «восьмизнаменных» и войск «зеленого знамени» победить повстанцев. На помощь гибнущей маньчжурской династии пришли китайские шэньши и крупные землевладельцы Центрального Китая, взявшие борьбу с «длинноволосыми разбойниками» в свои руки. Поскольку официальное сельское ополчение (сянъюн) оказалось беспомощным перед крестьянской армией, враги тайпинов сделали ставку на частные дружины (туаньлянь). На их основе цинский сановник Цзэн Гофань у себя на родине, в Хунани, в 1852 г. создал Сянскую (Хунаньскую) армию.

 

«Хунаньские молодцы» – хорошо вооруженные, специально подобранные и профессионально обученные – стали опасными противниками тайпинов. Сянская армия обрела свой речной флот, а ее численность доходила до 50 тыс. бойцов. Вслед за этим в 1853 г. возникла Хубэйская армия под командованием Ху Линьи. {207}

 

В 1854 г. цинское правительство приказало войскам Цзэн Гофаня и Ху Линьи направиться на восток – против Тайпинского государства. Ожесточенные бои между Сянской армией и тайпинами в 1854–1856 гг. шли с переменным успехом. Цзэн Гофань в 1856 г. со своей армией был окружен и блокирован тайпинами в Цзянси, и только начавшаяся резня в лагере повстанцев спасла его от разгрома. Зона господства Цзэн Гофаня – Хунань и Хубэй – представляла собой идеальный плацдарм для борьбы с Тайпин тяньго. Кроме того, Хунань и Хубэй являлись житницей Китая, поставщиками риса и пшеницы, ставших в условиях гражданской войны своего рода «стратегическим сырьем». Сянская армия быстро набирала силу.

 

К концу 50-х годов император Сянь-фэн, опасавшийся чрезмерного усиления этого опытного полководца и политика с его «хунаньскими молодцами», стал делать ставку на армии Северобережного и Южнобережного лагерей под Нанкином. До 1853 г. тайпины не закреплялись на территории, по которой они продвигались к Нанкину. В результате правительственные силы восстанавливали свою власть, расправляясь с жителями, подозреваемыми в сочувствии к повстанцам. Несмотря на переполох в Пекине, вызванный падением Нанкина, правительство сумело ответить на успех тайпинов. В марте 1853 г. 30-тысячная цинская армия во главе с Сян Жуном подошла с юго-запада к Нанкину и создала вблизи него сильно укрепленный так называемый Южнобережный лагерь. В апреле другая «знаменная» армия под командованием Цишаня создала в окрестностях Янчжоу так называемый Северобережный лагерь. Сковав тайпинские войска в районе Нанкина, цинским стратегам удалось ослабить удар «богопоклонников» по Пекину.

 

На захват Пекина в мае двинулись две армии тайпинов. Одна из них не смогла пробиться на север и вернулась назад. В итоге наступление через Аньхуэй повели лишь корпуса Линь Фэнсяна, Ли Кайфана и Цзи Вэньюаня – всего около 30 тыс. бойцов. В июне тайпины разгромили цинские войска у Гуйдэ, но, не имея возможности переправиться через Хуанхэ, уклонились далеко на запад по ее южному берегу. Осуществить переправу им удалось лишь в Хэнани – западнее Кайфэна, причем часть войск не успела форсировать реку и отступила на юг. Продолжавшие Северный поход части после неудачной осады Хуайцина двинулись в сентябре 1853 г. в Шаньси, а оттуда в Чжили. Стремительным маршем они вышли в район Тяньцзиня, вызвав панику в Пекине. Началось бегство {208} богатых и знатных маньчжуров из столицы, а богдохан еще раньше вывез свои сокровища в Маньчжурию. Однако крестьяне Северного Китая не были готовы примкнуть к «богопоклонникам», к тому же они плохо понимали их южный диалект. Не присоединились к войскам Северного похода и повстанцы «Армии факельщиков» (Няньцзюнь), начавшие борьбу в ноябре 1852 г. в северной части провинции Аньхуэй и восточных районах Хэнани под руководством разорившегося торговца солью Чжан Лосина. Вокруг него зимой 1852/53 г. объединились отряды няньцзюней численностью более 100 тыс. человек.

 

Маньчжуры стянули к Тяньцзиню «восьмизнаменные» войска, монгольскую конницу и частные дружины. Цинские силы под командованием «знаменного» монгола князя Сэнгэринчи в несколько раз превышали численность повстанцев. Чтобы не подпустить их к Тяньцзиню, маньчжуры разрушили дамбы на реках, затопив равнину. Наступившая суровая зима заставила тайпинов укрепиться в своих лагерях. Здесь «богопоклонники»-южане страдали от холода, нехватки провианта и постоянных атак превосходящих сил противника, особенно маньчжурской и монгольской конницы. В феврале 1854 г. они оставили свои позиции южнее Тяньцзиня и с боями отступили на юг, теряя множество бойцов, в том числе замерзшими и обмороженными. При отступлении погиб Цзи Вэньюань.

 

После очередного прорыва из окружения тайпинам в мае удалось укрепиться в Ляньчжэне на Великом канале. К ним на помощь из Нанкина устремилась вторая армия численностью 30 тыс. бойцов под командованием Цзэн Личана и Чэнь Шибао, посланная в январе Ян Сюцином. Ей навстречу из Ляньчжэня выступила кавалерия Ли Кайфана, тогда как пехота во главе с Линь Фэнсяном осталась в окруженном врагом городе. Шедшая им на выручку вторая армия тайпинов форсировала Хуанхэ, вошла в Шаньдун и после ожесточенных боев овладела Линьцином. Однако, очутившись во вражеском кольце без провианта, войска Цзэн Личана и Чэнь Шибао оставили город и двинулись обратно на юг. Их корпуса действовали несогласованно и вскоре были почти полностью истреблены Шаньдунской армией Бао Чао. После десятимесячной осады изнуренные голодом войска Линь Фэнсяна в марте 1855 г. почти все погибли во время штурма Ляньчжэня, а их командующий попал в плен. Прорвавшийся из окружения в Гаотане отряд Ли Кайфана снова окружили, и в мае он капитулировал. Оба выдающихся тайпинских полководца в разное время были казнены в Пекине. Так закончился Северный поход.

 

Его неудача окрылила цинский лагерь и резко ухудшила положение Тайпин тяньго. Самая опасная для маньчжурского господства угроза отодвинулась, и цинский режим выстоял. После поражения армий Северного похода и перехода Тайпин тяньго к тактике активной обороны у тайпинов не было реальных возможностей организовать еще одно наступление на Пекин. Наступил стратегический перелом в Крестьянской войне. Отныне «богопоклонники» фактически боролись не за ликвидацию династии Цин, а за сохранение и расширение Тайпинского государства. {209}

 

97c30227582c.jpg

{207}

 

d720083bada3.jpg

{208}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 207–209.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.09 2020

Выполнение этой задачи тайпины связывали с Западным походом. В мае 1853 г. они двинулись на многочисленных судах вверх по Янцзы. В июне они вернули себе утерянный ранее Аньцин, а к концу года – многие округа и уезды провинции Аньхуэй. В феврале 1854 г. 40-тысячная тайпинская группировка разгромила крупные цинские силы на подступах к Ханькоу и Ханьяну, овладела этими ранее оставленными городами, а также южной частью провинции Хубэй и северными районами Хунани. «Богопоклонникам» постоянно приходилось перебрасывать свои войска на борьбу с Южнобережным и Северобережным лагерями в районе Нанкина. Благодаря этому Сянской армии Цзэн Гофаня удалось в апреле 1854 г. одержать победу над войсками и речной флотилией «богопоклонников» у Сянтаня, а в июле выбить повстанцев из Юэчжоу. В октябре 1854 г. тайпины были вынуждены без боя оставить Ухань, а в декабре в речном сражении с Хунаньской флотилией у Тяньцзячжэня они потеряли 3 тыс. боевых судов.

 

Ситуация резко изменилась, когда сюда прибыли войска Ши Дакая. Зимой 1855 г. они вновь отвоевали восточную часть провинции Хубэй, а весной – Ханьян и Учан. Ши Дакай двинул свои силы в провинцию Цзянси и к весне 1856 г. занял более 55 ее уездов. Западный поход оказался весьма успешным. Тайпинские армии повсеместно перешли в наступление. В апреле они наголову разгромили Северобережный лагерь, а в июне 1856 г. войска Цинь Жигана и Ши Дакая одержали полную победу над армией Южнобережного лагеря, после чего ее командующий Сян Жун покончил с собой. Блокада Нанкина была ликвидирована. Территория Тайпин тяньго существенно расширилась и на время стабилизировалась.

 

Победоносный поход «богопоклонников» в долину Янцзы вызвал своего рода цепную реакцию восстаний, причем не только мелких, сугубо локальных, но и таких крупных, как крестьянская война няньцзюней (1852–1868), охватившая большинство северных провинций, и восстания тайных обществ в приморских провинциях. В итоге династия Цин была вынуждена вести гражданскую войну как на старых, так и на новых фронтах. Поражение тайпинских войск в Северном походе позволило Пекину во второй половине 1854 г. бросить против няньцзюней крупные силы и нанести им ряд тяжелых поражений.

 

Это наступление вынудило няньцзюней объединиться. В августе 1855 г. их командиры собрались в Чжихэцзи (северный район пров. Аньхуэй) на совещание и провозгласили создание повстанческого союза, получившего название {210} «Великое Ханьское государство», во главе с Чжан Лосином. Избранные совещанием новые лидеры упорядочили военную и идеологическую организацию движения. Маневренная война няньцзюней сковывала значительные силы цинского режима, отвлекая их от борьбы с «богопоклонниками» и продлевая существование Тайпинского государства. Этому же способствовало и вмешательство в ход гражданской войны природной стихии. Летом 1855 г. в результате 12-дневных проливных дождей Хуанхэ, до этого текшая на юго-восток и впадавшая в Желтое море, прорвала дамбы близ Кайфэна. Уничтожая все на своем пути, она потекла на северо-восток, в Бохайский залив. Эта гигантская катастрофа привела к гибели около 7 млн. человек и нарушению всей оросительной системы от Кайфэна до Желтого моря.

 

В мае 1853 г. на юге Фуцзяни подняло восстание тайное общество «Малые мечи» (Сяодаохуэй) во главе с богатыми купцами Хуан Дэмэем и Хуан Вэем. Повстанцы захватили ряд городов, в том числе Сямэнь, и провозгласили реставрацию династии Мин. Одновременно под руководством Линь Цзюня выступили члены общества «Красные монеты» (Хунцяньхуэй). После двухмесячных ожесточенных боев цинские войска в октябре ворвались в Сямэнь. Хуан Дэмэй был схвачен и убит, а Хуан Вэй с повстанческой эскадрой ушел на архипелаг Пэнху в Тайваньском проливе, где в течение пяти лет (1853–1858) продолжал борьбу. Отряды Линь Цзюня, перешедшие к партизанской войне в южных гористых районах Фуцзяни, в 1858 г. были разгромлены, а их предводитель пал в бою.

 

В сентябре 1853 г. члены тайного общества Сяодаохуэй под предводительством Лю Личуаня подняли восстание в ряде уездов Цзянсу. При поддержке местного населения они без боя заняли Шанхай (за исключением иностранного сеттльмента) и создали 20-тысячное повстанческое войско. Лю Личуань объявил себя сторонником «богопоклонников». Повстанцы основали здесь в 1853–1855 гг. Небесное государство Великого благоденствия Великой династии Мин (Да Мин Тайпин тяньго). Верность идее реставрации Мин сочеталась у них со стремлением влиться в ряды «богопоклонников», принесение жертв в традиционных храмах – с желанием принять христианство и уважением к европейским миссионерам, опора на национальные устои – с отказом от китаецентризма, традиционное мышление – с большим интересом к Западу. Повстанцы в Шанхае стремились, подобно тайпинам, к дружбе с англичанами, французами и американцами, надеясь на их помощь и оружие в борьбе против маньчжуров. Однако иностранцы вскоре нарушили ранее объявленный нейтралитет. В 1854 г. они фактически {211} захватили в свои руки управление шанхайской таможней и в нарушение всех договоров вывели территорию иностранного сеттльмента из-под юрисдикции Китая, создав там свое административное управление. Почти полтора года бойцы Лю Личуаня обороняли Шанхай от цинских войск, получавших поддержку из сеттльмента. В январе 1855 г. отряд французских войск при поддержке артиллерии безуспешно пытался захватить Шанхай. К февралю положение в осажденном городе резко ухудшилось, не хватало боеприпасов и продовольствия. Прорвав блокаду, одна часть восставших присоединилась к тайпинам, другая отступила в Цзянси. В боях под Шанхаем погиб Лю Личуань. Цинские войска учинили в городе кровавую расправу над мирным населением.

 

С лета 1854 г. народное восстание охватило провинцию Гуандун. Его начали в июне в районе Гуанчжоу тайные общества из семейства «Триады». Восставшие обвязывали голову красной тканью, за что враги называли их «красноголовыми бандитами» или «мятежниками в красных повязках». Во главе повстанцев встали лидеры местных тайных обществ Хэ Лю, Чэнь Кай и Ли Вэньмоу. В середине июля объединенные силы «красноголовых» двинулись на Гуанчжоу и осадили его. Осенью вооруженная борьба охватила чуть ли не всю провинцию. Массовые восстания переросли в настоящую крестьянскую войну провинциального масштаба. В руках повстанцев оказались многие окружные и уездные города, а общая численность восставших достигла нескольких сотен тысяч. На сторону восставших перешла цинская речная флотилия. Борьба, разрастаясь, перекинулась в Гуанси.

 

Однако крестьянская война «красноголовых» не имела единого руководящего центра, отряды действовали несогласованно. Среди соединений, осаждавших Гуанчжоу, царил разлад. Их вожди имели различные взгляды на будущее политическое устройство Китая. Одни объявили себя соратниками тайпинов, другие стояли за создание собственной династии, как, например, Чэнь Кай, провозгласивший себя основателем династии Да Нин («Великое Спокойствие»). Третьи боролись за возрождение династии Мин, объявляя себя ее полководцами. Лагерь «красноголовых» раздирала вражда между разными землячествами. Все эти факторы умело использовал наместник Лянгуана Е Минчэнь, с помощью западных держав укрепивший свои войска и добровольческие дружины.

 

С начала 1855 г. в провинции Гуандун правительственные войска перешли в наступление. Чтобы запугать «красноголовых», каратели вырезали до 100 тыс. мирных жителей. Военные неудачи, нехватка продовольствия обострили разногласия среди их вождей. 40-тысячная группировка Чэнь Кая и Ли Вэньмоу в мае 1855 г. прекратила блокаду Гуанчжоу и двинулась в Гуанси, а оттуда в Хунань. Ее примеру последовали другие отряды. Оставшиеся в провинции Гуандун разрозненные силы «красноголовых» были в том же году разгромлены цинскими войсками.

 

Летом 1855 г. на юге Хунани из пришедших сюда нескольких десятков тысяч вооруженных гуандунцев и беженцев образовались две группировки – западная и восточная. В их ряды влились гуансийские повстанцы. В сентябре часть {212} восточных отрядов направилась в Цзянси и присоединилась к войскам Ши Дакая. В сентябре 1855 г. Сянская армия Цзэн Гофаня уничтожила западную группировку «красноголовых», а в конце года и остатки восточных частей, задержавшихся на юге Хунани. Они были разгромлены в районе Чэньчжоу. Армия под командованием Чэнь Кая, Ли Вэньмоу и других вождей обосновалась на юго-востоке Гуанси. Осенью 1855 г. «красноголовые» создали здесь повстанческое Государство Великих свершений (Дачэнго) со столицей в Сюньчжоу. Его главой стал Чэнь Кай, присвоивший себе и своим соратникам княжеские титулы. Это государство располагало штатом чиновников и чеканило свою монету. Местное население поддерживало «красноголовых» и охотно вступало в их армию. В течение шести лет, до осени 1861 г., здесь существовала стабильная база антицинской борьбы.

 

Несмотря на подавление цинскими войсками трех крупных восстаний – на юге Фуцзяни, в Шанхае и Гуандуне, борьба тайных обществ против «северных варваров» – маньчжуров продолжалась, создавая новые очаги восстаний. Более того, развитие вооруженной борьбы по нарастающей вступило в свой наивысший этап (1855–1860). К крестьянским войнам – тайпинов, няньцзюней и гуандунцев, – а также к повстанцам тайных обществ присоединилось национально-освободительное движение неханьских народов и религиозных меньшинств против маньчжурского ига. В 1855 г. взялись за оружие мяо в Гуйчжоу под руководством поденщика Чжан Сюмэя, а с 1858 г. – мусульмане (хуэй) – войско «белого знамени». В 1856 г. поднялись на борьбу мусульмане в Юньнани, создавшие в западной части провинции свое государство во главе с проповедником Ду Вэньсю. Все эти периферийные восстания отвлекали значительные цинские военные силы от фронтов Крестьянской войны тайпинов, помогая выстоять их государству и одерживать победы на поле боя. {213}

 

4788c2c0568a.jpg

{210}

 

9bcde60ba0cc.jpg

{211}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 210–213.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.09 2020

Между тем к середине 50-х годов лагерь «богопоклонников» был изнутри ослаблен внутренними противоречиями между «старыми братьями», или «старой армией», т.е. выходцами из провинций Гуанси и Гуандун, и «новыми братьями» – уроженцами центральных провинций (Хунань, Хубэй, Цзянси, Аньхуэй и Цзянсу). В среде «старых братьев», в свою очередь, враждовали гуансийцы и гуандунцы. До 1856 г. первые во главе с Ян Сюцином притесняли вторых, а главой гуандунцев фактически был Хун Сюцюань. Внутри самой гуансийской группировки враждовали две фракции – Ян Сюцина и Вэй Чанхуэя. Определяющей здесь была межземляческая рознь, но большое значение имели и личные качества вождей. Самовластие, деспотизм и высокомерие Ян Сюцина восстановили против него остальных князей и их родню. Восточный князь задумал сосредоточить в своих руках помимо реальной еще и номинальную власть. В июле 1856 г. он пошел на публичное унижение Небесного князя, заставив его, как и всех остальных, воздавать себе здравицу как государю. Боясь потерять власть, Хун Сюцюань вызвал в Нанкин Вэй Чанхуэя с его войском.

 

В ночь на 2 сентября 1856 г. солдаты Северного князя осуществили военный переворот. В ходе этой кровавой резни были убиты Ян Сюцин, весь его двор и {213} родня. Вэй Чанхуэй и Цинь Жиган за недолгое пребывание у власти перебили до 30 тыс. человек – сторонников Восточного князя, а также всю семью Ши Дакая, восстановив против себя большинство тайпинов. Видя новую угрозу своему трону, Хун Сюцюань велел казнить Вэй Чанхуэя и Цинь Жигана, что и было осуществлено после двухдневных стычек в Нанкине. В конце ноября в столицу прибыл Ши Дакай. Поставленный Хун Сюцюанем во главе государства и армии, Ши Дакай на время стабилизировал положение в Нанкине и на фронтах, остановив наступление армии Цзэн Гофаня в долине Янцзы. Однако боявшийся потерять власть Хун Сюцюань вскоре фактически отстранил Ши Дакая от руководства. Власть перешла к гуандунской группировке во главе с семейством Хун – братьям Небесного князя и его фаворитам. Это привело к расколу с группировкой Ши Дакая и его армией. В июне 1857 г., опасаясь за свою жизнь, Ши Дакай бежал из Нанкина. Со своим более чем стотысячным войском он ушел сначала в провинцию Аньхуэй, а затем в Цзянси. С этого времени войско Ши Дакая действовало самостоятельно и навсегда порвало связи с государством Хун Сюцюаня.

 

Гибель Ян Сюцина и его сторонников – закаленных бойцов, составлявших костяк администрации и военного командования, уход армии Ши Дакая заметно ослабили Тайпинское государство, вступившее в период застоя. Этим немедленно воспользовались враги «богопоклонников». Уже в конце 1856 г. цинские войска почти повсеместно перешли в наступление. В декабре они окончательно захватили трехградье – города Учан, Ханькоу и Ханьян, а также ряд других городов и районов. Войска тайпинов были вынуждены перейти к круговой обороне. С этого времени главными силами Тайпинского государства руководили замечательные военачальники – Ли Сючэн и Чэнь Юйчэн. Первый прошел в повстанческой армии путь от простого солдата до полководца, получившего титул Верного князя (Чжун-ван). Чэнь Юйчэну был пожалован титул Героического князя (Ин-ван). После убийства Ян Сюцина и ухода из Нанкина Ши Дакая Ли Сючэн стал наиболее выдающимся военным руководителем Тайпин тяньго. Сражаясь {214} к югу и северу от Янцзы, войска Ли Сючэна и Чэнь Юйчэна наносили удары по вражеским армиям, стремившимся сжать кольцо окружения вокруг тайпинской столицы. Однако разобщение боевых сил «богопоклонников» резко ослабило оборонные возможности тайпинов. Цинские войска, перейдя в наступление, осенью и зимой 1857 г. захватили крепости Хукоу, Чжэньцзян и Гуачжоу. В январе 1858 г. они подошли к Нанкину и восстановили Южнобережный укрепленный лагерь. Одновременно враги тайпинов создали новый Северобережный лагерь – на этот раз в районе Пукоу, взяв тем самым Небесную столицу в клещи. В мае Сянская армия штурмом взяла Цзюцзян. Армия Цзэн Гофаня успешно наступала в Цзянси, а ее флот господствовал на Янцзы. Территория Тайпинского государства резко сократилась.

 

В этой критической ситуации в полной мере проявился выдающийся организаторский и полководческий талант Ли Сючэна. Наладив координацию действий между тайпинскими армиями, он двинул их в контрнаступление. В сентябре 1858 г. войска Ли Сючэна и Чэнь Юйчэна наголову разгромили цинские войска в районе Пукоу. Ликвидировав Северобережный лагерь, они прорвали кольцо блокады вокруг Нанкина. Чтобы спасти положение, Сянская армия устремилась в центральные районы провинции Аньхуэй. Здесь в ноябре объединенные силы Ли Сючэна, Чэнь Юйчэна и няньцзюней в районе Саньхэ окружили и уничтожили ударные части Цзэн Г офаня. Оглушительные поражения под Пукоу и Саньхэ вынудили цинское командование прекратить наступательные операции. Тем не менее в 1858 г. правительственные силы окончательно подавили очаги сопротивления повстанцев в Фуцзяни – отряды Линь Цзюня в горах и эскадра Хуан Вэя в Тайваньском проливе были уничтожены. На фронте до начала 1860 г. было достигнуто неустойчивое равновесие сил. Войска династии Цин были скованы на Севере, где только что закончилась вторая «опиумная» война с Англией и Францией и назревала третья.

 

Значительные цинские силы отвлекала на себя и армия Ши Дакая. До конца февраля 1858 г. она сражалась в Цзянси, а затем двинулась в Чжэцзян и овладела там рядом городов. В июле после трехмесячной неудачной осады Цюйчжоу Ши Дакай повел свои войска в Фуцзянь. Он решил пробиться в богатую, тогда еще не разоренную Сычуань и создать там свое государство. Ши Дакай разделил свою огромную, уже 200-тысячную армию на две колонны. Первую он возглавил сам, а вторую повел его родственник Ши Чжэньцзи. С октября 1858 г. обе колонны двигались с боями через юг Цзянси и северные районы провинции Гуандун на запад, оттягивая на себя крупные силы противника. В южной Хунани они соединились, но в мае 1859 г. в районе Баоцина начались упорные бои. Не имея возможности пробиться в Сычуань, обе колонны отступили на юг – в Гуанси. Здесь тайпинская армия вновь разделилась. Колонна Ши Чжэньцзи ушла на юг провинции, а колонна Ши Дакая – в ее западные области. Здесь, в г. Цинъюань она создала базу, просуществовавшую до июня 1860 г.

 

Возникшее в юго-восточной части провинции Гуанси в 1855 г. повстанческое Государство Великих свершений продолжало борьбу против цинского режима. {215} Глава «государства» князь Чэнь Кай и его сподвижники располагали армией, численность которой доходила до 100 тыс. бойцов, и крупной речной флотилией на р. Сицзян. Они контролировали около трети всей территории Гуанси и даже пытались овладеть ее главным городом – Гуйлинем. Однако в первой половине 1859 г. положение Дачэнго и войск Чэнь Кая стало критическим, и только приход в Гуанси армии Ши Дакая спас их от разгрома. Но союза и даже взаимодействия между тайпинским полководцем и «красноголовыми» князьями не получилось. Это ослабило обе стороны и было на руку цинским силам.

 

В начале 60-х годов ареной массовой вооруженной борьбы стала провинция Сычуань. Осенью 1859 г. в ее южные районы вторгся отряд повстанцев из соседней Юньнани. Это были члены Яньбан («Братства опиумных контрабандистов») во главе с Ли Юнхэ и Лань Чаодином. К ним присоединились члены тайного общества Гэлао («Старшие братья»). Численность повстанцев стремительно росла благодаря вовлечению в их отряды крестьян, ремесленников, рабочих соляных промыслов и пауперов, к осени она достигла 300 тыс. человек. Заняв ряд уездов на юге Сычуани, восставшие двинулись в центральные районы провинции, овладели многими малыми и средними городами. Их силы разделились на четыре основные группировки, которыми руководили Ли Юнхэ, Лань Чаодин, Чжан Гофу и Хэ Голян.

 

В Сычуани повторился вариант начального этапа крестьянской войны «красноголовых»: отсутствовала прочная территориальная база, не было стабильной повстанческой власти, не сложилось единого руководства. Повстанцы овладели {216} почти всей низменной и густонаселенной частью провинции – Красным бассейном, но своего государства не создали. Среди сычуаньцев не оказалось талантливых организаторов и полководцев, они не сумели использовать свое численное превосходство. Все это предопределило разгром повстанцев по частям. В июне 1861 г. войско нового наместника Сычуани Ло Бинчжана уничтожило 30-тысячную группировку Хэ Голяна. В сентябре 1861 г. под Мяньчжоу нанесли сокрушительный удар 100-тысячной армии Лань Чаодина, потерявшей убитыми 40 тыс. человек. Сам Лань Чаодин пал в бою, остатки его войска ушли в Шэньси, где в марте 1864 г. были окончательно разбиты. Стотысячная группировка Ли Юнхэ, блокированная в горах на юге провинции, весной 1862 г. попыталась выйти из окружения и двинуться к границе с Юньнанью. Однако ее разгромили, а Ли Юнхэ взяли в плен и казнили в Чэнду. В конце 1862 г. последние отряды повстанцев либо были разгромлены, либо ушли в Шэньси. Так закончилась крестьянская война 1859–1862 гг. в Сычуани. Она отвлекла на себя цинские силы и ослабила маньчжурский режим.

 

Положение Тайпинского государства облегчалось действиями няньцзюней. Весной 1857 г. главные силы няньцзюней – до 100 тыс. бойцов под руководством Чжан Лосина вместе с тайпинами одержали ряд побед в провинциях Аньхуэй и Хэнань. С этого времени началось постепенное сращивание Крестьянской войны тайпинов с повстанческим движением няньцзюней. Две другие группировки няньцзюней самостоятельно совершали регулярные рейды в Шаньдун, Хэнань и Цзянсу против цинских сил. Повсюду полыхали восстания, создававшие вокруг Тайпин тяньго огромную повстанческую периферию. Все это мешало династии Цин покончить с государством «богопоклонников». {217}

 

ece58d4341dc.jpg

{214}

 

d50fd9d815b9.jpg

{216}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 213–217.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.09 2020

С начала 60-х годов вооруженная борьба в Китае вступила в новую стадию. Наступил стратегический перелом как в ходе военных действий, так и в характере социального движения. Стал явственно сказываться количественный перевес цинских войск, провинциальных армий и их новых союзников – европейцев, создавших антитайпинские «отряды иностранного оружия». К концу 1863 г. правительственным войскам удалось нанести ряд крупных поражений няньцзюням, ликвидировать основные очаги восстаний под руководством тайных обществ. В середине 1862 г. Крестьянская война тайпинов вступила в свою третью фазу.

 

На первом этапе войны (1850–1856) «христианская» армия во главе с «младшим братом Иисуса» – Хун Сюцюанем успешно действовала на волне прорвавшегося наружу социального гнева. Деревенские и городские низы поднимались на борьбу против маньчжурских завоевателей, мало обращая внимания на религиозное знамя «богопоклонников». На втором этапе (1856–1860) стала очевидной непригодность христианского учения для конфуцианского крестьянства. Традиционному китайцу была глубоко чужда идея изначальной греховности человека, искупления первородного греха и прихода Мессии. На третьем этапе (1861–1863) религиозный фактор уже стал играть откровенно отрицательную роль. Наиболее губительным он оказался на заключительной стадии (1864–1868).

 

«Тайпинизированное» протестантство Хун Сюцюаня восприняло целиком европейский монотеизм и довело его до религиозного фанатизма и средневековой нетерпимости к последователям саньцзяо – конфуцианства, буддизма и даосизма, а также их синкретизма. В городах и даже деревнях тайпины разрушали буддийские, даосские и конфуцианские, а также общие для этих религий храмы, пагоды и монастыри. Буддийские и даосские книги сжигались. Тем самым повстанцы жестоко оскорбляли религиозные чувства традиционалистской массы населения, оттолкнув от себя практически всех шэньши. Поскольку шэньши имели большое влияние на крестьянство, их враждебность к «богопоклонникам» сыграла роковую роль в гибели тайпинского движения. Крестьянская война 1850–1868 гг. выглядела с позиций культа предков и саньцзяо еретическим движением. Не столько маньчжуры, сколько сами «богопоклонники», насильственно насаждая христианство, посягали тем самым на верования и обычаи китайцев, поскольку для традиционалистской части населения учение Христа было «варварской религией», реальной угрозой конфуцианству, даосизму, буддизму и национальным устоям. {225}

 

«Варварское учение» и религиозная нетерпимость «богопоклонников» оттолкнули от них инаковерующих, т.е. их потенциальных союзников, в первую очередь членов тайных обществ, религиозных сект и повстанцев – сторонников реставрации династии Мин. Эти же причины резко увеличили массу их активных врагов, укрепив тем самым лагерь реакции, что и спасло династию Цин. Тайпины дали в руки своим врагам мощное идеологическое оружие, позволив силам реакции возглавить традиционалистское движение под лозунгом спасения китайских духовных ценностей и защиты истинно китайских религий от поругания со стороны вероотступников.

 

Для традиционного китайца поклоняться «западному» Иисусу Христу значило поклоняться «западным варварам». Для него тайпины были понятны как антиманьчжурская сила, но совершенно неприемлемы как «богопоклонники». Цинских правителей в Пекине спасло то, что они все же были конфуцианцами в неизмеримо большей степени, нежели ниспровергатели Кун-цзы в тайпинском Нанкине. В данной ситуации завоеватели-маньчжуры, т.е. «татары» и «северные варвары», оказались многим китайцам ближе, нежели христиане-ханьцы во главе с Небесным князем.

 

Антихристианское движение, зародившееся с первых шагов секты Байшандихуэй («богопоклонников») в Гуанси, длилось два десятилетия (1848–1868). С течением времени его частью стали антитайпинская шэньшиская агитация, активизация традиционных культов, ужесточение чжусианства, литературная инквизиция, уничтожение всего христианского и тайпинского, укрепление сельского ополчения и системы баоцзя, создание провинциальных армий, активно поддержавших цинскую власть. Это было первым массовым «антиварварским» движением в Китае. Масла в огонь подлило активное насаждение католицизма и протестантства европейскими миссионерами после заключения Пекинских договоров 1860 г. Китайское население повело борьбу как против «тайпинизированного», так и против миссионерского христианства, видя в них явную угрозу старым устоям. Уже в 1862 г. прошла волна массовых антимиссионерских выступлений в Цзянси и Хунани.

 

С ухудшением общего положения Тайпинского государства остро встал вопрос о ликвидации блокады Нанкина со стороны Южнобережного цинского лагеря и его 100-тысячной армии. Для отвлечения ее части на восток и разъединения цинских сил тайпинский военачальник Ли Сючэн весной 1860 г. совершил стремительный бросок в Чжэцзян и овладел Ханчжоу. Когда противник двинул часть своих войск в Чжэцзян, Ли Сючэн координировал наступательные действия других полководцев – Чэнь Юйчэна и брата Восточного князя – Ян Фуцина против Южнобережного лагеря, который тайпины окружили. В начале мая в ожесточенном пятидневном сражении Ли Сючэн разгромил цинскую армию, отбросив часть ее под Данъян. Последняя была вскоре наголову разбита здесь войсками Ли Сючэна, его двоюродного брата Ли Шисяня и Ян Фуцина. Только убитыми противник потерял свыше 10 тыс. человек. Затем тайпины разгромили цинские силы, вернувшиеся из-под Ханчжоу. Завершение этой операции не только сняло блокаду с Нанкина, но и открыло дорогу в Цзянсу и Чжэцзян. {226}

 

В конце мая 1860 г. «богопоклонники» во главе с Ли Сючэном начали свой Восточный поход. Они захватили Чанчжоу, Уси и в начале июня без боя вступили в Сучжоу. Население приветствовало их как освободителей от грабежей и насилий правительственных войск. На сторону победителей перешли от 50 до 60 тыс. цинских солдат. Города сдавались без сопротивления, и к июлю «богопоклонники» заняли всю южную часть Цзянсу. В августе тайпины во главе с Ли Сючэном подошли к Шанхаю. Однако занять его им не удалось, ибо на сей раз против них выступили не только цинские войска, но и силы западных держав.

 

К началу 60-х годов державы убедились в неспособности тайпинов свергнуть династию Цин и, соответственно, в способности последней в союзе с китайской реакцией рано или поздно покончить с повстанцами. После заключения Тяньцзиньских и Пекинских договоров державы все более склонялись к тому, чтобы сделать ставку на династию Цин. Тайпины, к тому же запретившие сбыт опиума, стали помехой «открытию» внутренних провинций бассейна Янцзы для европейской торговли. Европейские политики и коммерсанты, стремившиеся как можно скорее устранить эту преграду, начали против повстанцев кампанию клеветы, натравливая на них общественное мнение Европы и Америки.

 

Между тем тайпины считали европейцев своими «братьями во Христе», а западные державы – союзниками в борьбе против маньчжуров. «Богопоклонники» искренне надеялись, что «западные братья по истинной вере» помогут им в борьбе с «маньчжурскими нехристями». Поэтому, идя на Шанхай, Ли Сючэн рассчитывал на благожелательный нейтралитет держав, а те встретили его артиллерийским огнем.

 

Ситуация в Китае к началу 1862 г. резко изменилась. Если в 1856–1860 гг. цинский режим вел войну на два фронта – против повстанцев и против «заморских варваров», то после подписания Пекинских договоров 1860 г. династия Цин избавилась от войны с внешним врагом. Развязав себе руки, Пекин все силы бросил против тайпинов и няньцзюней. Положение Тайпинского государства резко ухудшилось. Теперь именно оно вело войну на два фронта – против маньчжуров, усилившихся благодаря освободившимся в 1860 г. войскам на Севере, и против нового и крайне опасного врага в лице западных держав. Последние стали временными союзниками династии Цин, заинтересованными в скорейшем уничтожении повстанческого «христианского» государства в долине Янцзы.

 

Вмешательство западных держав в гражданскую войну в Китае было по сути интервенцией. С 1860 г. она была несколько замаскированной, а с 1862 г. – уже открытой. Американский авантюрист Ф. Уорд в июне 1860 г. организовал в Шанхае на средства китайских компрадоров и богачей при покровительстве американского консула вооруженный отряд для борьбы с «богопоклонниками» под названием «Всегда побеждающая армия». По ее образцу были созданы так называемые Франко-китайский корпус и Англо-китайский контингент. Против тайпинов действовали также английские, французские и американские корабли, {227} которые, прикрываясь «нейтралитетом», перевозили по Янцзы цинские войска, вооружение и боеприпасы для них. В январе 1862 г. войско Ф. Уорда насчитывало уже 8 тыс. солдат, а также располагало пароходами и джонками с пушками на борту.

 

Одновременно все более укреплялся союз между маньчжурской аристократией, с одной стороны, и китайскими шэньши и землевладельцами – с другой. Будучи не в состоянии организовать борьбу с Тайпинским государством, династия Цин постепенно передавала эту функцию в руки сильной личности – Цзэн Гофаня и его окружения. Победы Сянской армии над «богопоклонниками» значительно укрепили его положение. В 1860 г., после того как Цзэн Гофань занял пост наместника Лянцзяна (Цзянсу, Цзянси и Аньхуэй) и распространил свою власть также на провинцию Чжэцзян, он получил чрезвычайные полномочия по борьбе с «длинноволосыми бандитами» в этих четырех провинциях. В начале 60-х годов в борьбу против тайпинов включились Хуайская армия Ли Хунчжана и войска Цзо Цзунтана. К этому времени против «богопоклонников» и няньцзюней сражалось в общей сложности восемь провинциальных армий, войска «зеленого знамени», части «восьмизнаменных» и монгольская конница. Цинские армии были вооружены современными винтовками, гаубицами и мортирами, а их офицеры отчасти переняли боевой опыт европейцев. {228}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 225–228.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 12.09 2020

Крушение Тайпинского государства

 

В 60–70-х годах среди «богопоклонников» появилась тенденция к обновлению и реформированию Тайпинского государства. В 1859 г. главой правительства в Нанкине стал двоюродный брат Хун Сюцюаня – ученик западных миссионеров Хун Жэньгань, получивший титул «Князь-щит» (Гань-ван). Хун Жэньгань, выступавший за модернизацию Китая, в своем проекте реформ «Новое сочинение в помощь управлению» («Цзычжэн синьпянь») отстаивал идею некоторого сближения Китая с великими державами.

 

По проекту Хун Жэньганя, тайпинская, в своей основе традиционная, монархия должна была поощрять отечественное предпринимательство, помогать частным горнорудным, торговым компаниям и банкам, строить систему современного социального обеспечения с больницами, домами призрения и сиротскими приютами. Вместе с тем предполагалось всемерно укрепить государственную власть, запретить любые политические организации, способствовать максимальному «единению» Небесного князя с народом при помощи беспрепятственной подачи жалоб трону, контроля над обывателями и укрепления низовых традиционных институтов (сельских старост, деревенского ополчения), тотальной слежки и сбора информации о настроениях населения. Старое надлежало очистить от «скверны» – фаворитизма, коррупции, продажи должностей и чинов. {228} Должна была быть улучшена традиционная экзаменационная система кэцзюй. Все это призвано было возродить Китай, сделав его могущественной державой. Однако проекты Хун Жэньганя так и остались на бумаге, а сам он в 1862 г. на время был уволен.

 

Между тем некоторые реформы в духе Хун Жэньганя уже с 1862 г. стали проводиться в цинском лагере. Катастрофическое положение, сложившееся в середине XIX в., вынудило традиционалистские силы Китая склониться к частичной модернизации военной сферы цинского господства. Первым побудительным импульсом был позор военных поражений, понесенных Цинской империей от «варваров» в 1856–1858 и 1859–1860 гг. Страна, которая считала себя центром Вселенной, была легко разбита «заморскими дьяволами». Правящая верхушка считала главной причиной этого наличие у европейцев современного военного вооружения – винтовок, пушек и пароходов. Второй и неизмеримо более важной причиной частичного пересмотра прежних конфуцианских экономических концепций стал гигантский взрыв национальной и классовой борьбы, поставивший маньчжурское господство на край гибели. Оба эти фактора требовали укрепления цинского режима и всей традиционной системы Китая с помощью современных средств борьбы с внутренними и внешними врагами. Создание собственной фабричной промышленности стало исторической необходимостью. В противном случае стране грозил крах. В этих условиях маньчжурская династия, лидеры Аньхуэйской (Ли Хунчжан) и Хунаньской (Цзэн Гофань, Цзо Цзунтан) военно-шэньшиских группировок выступали уже не против машин вообще, а лишь против машин в руках иноземцев. Правящие круги страшил рост военных и экономических позиций английских и иных «варваров» в Китае. Это, в свою очередь, выдвигало необходимость «самоусиления» – создания своей фабричной промышленности. Первыми ее предприятиями стали казенные военные заводы, арсеналы и мастерские. Создание их диктовалось необходимостью удовлетворить потребность в современном вооружении и боеприпасах цинских войск и провинциальных армий, занятых подавлением крестьянских и национальных восстаний. Именно в этот период (1861–1872) велось наиболее интенсивное строительство оборонных предприятий, когда было создано 11 арсеналов и заводов. Основателями почти всех их были высшие сановники или наместники провинций. Военная обстановка обусловила ведущую роль в этом плане командующих Сянской и Хуайской армиями.

 

Начало положил Цзэн Гофань, который в 1861–1862 гг., после взятия у тайпинов Аньцина построил там военный завод. В 1862 г. Ли Хунчжан основал в Шанхае артиллерийский арсенал, закупив оборудование в Гонконге и наняв иностранных мастеров. Предприятие изготовляло орудия и разрывные снаряды. В 1864 г. он же построил артиллерийский арсенал в Сучжоу. Эти предприятия производили боеприпасы и оружие для борьбы с тайпинами. В 1865 г. Ли Хунчжан купил один из самых больших тогда в Шанхае иностранных механических заводов, переименовав его в «Главный Цзяннаньский арсенал». В том {229} же году Цзэн Гофань приобрел в США дополнительное оборудование для этого предприятия, после чего здесь стали строить пароходы. При арсенале была открыта школа переводчиков, в которой перевели ряд книг по европейской технике.

 

В 1865–1866 гг. Цзо Цзунтан построил верфь в Мавэе близ Фучжоу. Машины и оборудование были закуплены во Франции, оттуда же были приглашены и инженеры. На верфи работало от 2 тыс. до 3 тыс. рабочих и около 1 тыс. солдат Сянской армии. Здесь же были открыты школы иностранных языков и судостроения. В 1869 и 1872 гг. основали механические мастерские в городах Сиань и Ланьчжоу, в 1872 г. – в Куньмине. Арсеналы появились в Фучжоу (в 1869 г.) и Гуанчжоу (в 1874 г.).

 

В военное строительство включились представители высших придворных кругов. В 1867 г. маньчжурский сановник, наместник Чжили Чунхоу построил в Тяньцзине механические мастерские. Ли Хунчжан в 1870 г. расширил это предприятие, открыв дополнительно четыре цеха, а в 1872 г. учредил «Китайскую коммерческую пароходную компанию» с привлечением частного китайского капитала. В 1875 г. губернатор провинции Шаньдун Дин Баочжэн создал в г. Цзинань Шаньдунские механические мастерские, а в 1877 г. оборудовал в Чэнду Сычуаньский арсенал. Политика и практика «самоусиления» укрепила положение династии Цин, позволила существенно перевооружить армии Цзэн Гофаня, Ли Хунчжана и Цзо Цзунтана.

 

9bcfb086a8fa.jpg

{230}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 228–230.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.09 2020

Осенью 1860 г. «богопоклонники» направили свои ударные армии во второй Западный поход, но он закончился неудачно. Армии Чэнь Юйчэна, Ли Сючэна, Ли Шисяня, Ян Фуцина и других полководцев действовали несогласованно. Встретив сильный отпор со стороны Сянской армии Цзэн Гофаня и Хубэйской армии Ху Линьи, тайпинские полководцы отказались от общего плана наступления и стали действовать каждый самостоятельно. Во второй половине 1861 г. армия Ли Сючэна прошла через Цзянси в Хубэй и оттуда вернулась в Чжэцзян. Армия Чэнь Юйчэна не смогла снять осаду Аньцина, и эта главная крепость, прикрывавшая Нанкин с запада, была в сентябре 1861 г. взята войсками Цзэн Гофаня. Это был крупнейший успех цинских войск: начав наступление на Нанкин, они захватывали один город за другим, в то время как армия Чэнь Юйчэна, отступая, теряла свои территории севернее Янцзы. В мае 1861 г. Чэнь Юйчэн был выдан предателем врагу и казнен. Одновременно Сянская армия подошла к Нанкину с юга и блокировала его. {230}

 

Между тем Восточный поход тайпинов продолжался успешно. Еще в мае – сентябре 1861 г. армия Ли Шисяня овладела западной и центральной частью провинции Чжэцзян. Осенью сюда подошли корпуса Ли Сючэна, а в декабре тайпины захватили Нинбо и Ханчжоу. Вся территория провинции оказалась во власти «богопоклонников». В начале 1862 г. войска Ли Сючэна вновь подошли к Шанхаю, но опять подверглись ударам со стороны «отрядов иностранного оружия». Однако вожди «богопоклонников» все еще считали это недоразумением и пытались усовестить «западных братьев по вере Христовой». Подвергаясь атакам «братьев-варваров», тайпины мужественно боролись. Многие города в провинциях Чжэцзян и Цзянсу по нескольку раз переходили из рук в руки. Командующие интервентами – Ф. Уорд, французский адмирал О.-Л. Проте, полковник Ле Бретон были убиты в боях с «богопоклонниками».

 

Однако все очевиднее становился перевес сил на стороне реакции. Англия, Франция и США увеличили масштабы своего участия в борьбе против тайпинов. В 1863 г. «Всегда побеждающую армию» возглавил британский офицер Ч. Гордон. Росла численность «отрядов иностранного оружия», имевших артиллерию и действовавших совместно с войсками Цзэн Гофаня, Ли Хунчжана и Цзо Цзунтана. В итоге к середине 1862 г. в ходе Крестьянской войны наступил коренной перелом. «Отряды иностранного оружия» и цинские войска взяли Нинбо и перешли в наступление в провинции Чжэцзян. К апрелю 1863 г. большая часть этой провинции была потеряна «богопоклонниками». Все теснее сжималось вражеское кольцо вокруг столицы Тайпин тяньго. Сюда из Цзянсу был срочно отозван Ли Сючэн, предпринявший две широкомасштабные операции по деблокированию Нанкина. Сначала осенью 1862 г. он в течение 46 дней штурмовал укрепленные позиции врага южнее столицы. Затем весной 1863 г. по приказу Небесного князя осуществил наступление в провинции Аньхуэй, чтобы отвлечь цинские войска из-под Нанкина. Обе операции окончились безрезультатно.

 

Столь же тяжелая ситуация сложилась в Гуанси вокруг армии Ши Дакая. Ее обе колонны не смогли наладить между собой постоянной связи и взаимодействия. В апреле 1860 г. колонна Ши Чжэньцзи потерпела поражение в районе Байсэ – на западе Гуанси. При попытке пробиться на соединение с силами Ши Дакая она была разгромлена в горах. Недостаток продовольствия и натиск цинских сил вынудили его двинуться на юг, но тут произошел новый раскол в рядах «богопоклонников». Летом 1860 г. около 50 тыс. бойцов откололись от армии и несколькими колоннами стали пробиваться в Аньхуэй – на территорию Тайпин тяньго. Некоторым из них удалось в 1861 г. объединиться с главными силами тайпинов, отдельные отряды перешли на сторону врага, но большинство колонн было истреблено по пути на север. Все это облегчило правительственным силам разгром государства «красноголовых» в юго-восточной части Гуанси. В августе 1861 г. цинские войска и местные дружины разгромили армию Чэнь Кая, взяли его столицу Сюньчжоу и ликвидировали Государство Великих свершений. {231} Остатки войск «красноголовых» – до 30 тыс. человек присоединились к Ши Дакаю.

 

Ши Дакай двинулся через Гуанси на север. Обрастая все новыми отрядами местных повстанцев, его армия через западную Хунань в феврале 1862 г. вышла к Янцзы, имея в своих рядах уже 200 тыс. бойцов. Однако цинское командование в Сычуани лишило тайпинов всякой возможности форсировать бурную и стремительную здесь Янцзы. Почти год Ши Дакай маневрировал к югу от нее. Тем не менее в мае 1863 г. главные силы тайпинов переправились через Янцзы на сычуань-юньнаньской границе. Они двинулись через территорию народности ицзу – труднопроходимые скалистые горы, теснины и топи. Цинским властям удалось подкупить вождей ицзу и направить сюда большую армию. В начале июня измученные трудностями похода и недостатком продовольствия войска Ши Дакая вышли к р. Дадухэ. Здесь на переправе они попали в окружение цинских сил и отрядов ицзу. Голод и безвыходность положения заставили тайпинов сложить оружие, после чего все они были перебиты, а Ши Дакай казнен.

 

Резко ухудшилось положение и на периферии Тайпинского государства. В марте 1863 г. под Чжихэцзи (пров. Аньхуэй) была разгромлена самая крупная армия няньцзюней под командованием Чжан Лосина. В этом бою было убито более 20 тыс. повстанцев. Чжан Лосин попал в плен и был казнен. К середине 1863 г. цинские войска истребили почти все вооруженные отряды тайных обществ в провинциях Гуандун, Гуанси и Сычуань.

 

При этом набирало силу национально-освободительное движение неханьских народов и религиозных меньшинств. Однако временные успехи восстания дунган в Шэньси и Ганьсу, продолжавшегося в 1862–1873 гг., движение мяо в Гуйчжоу и мусульман в Юньнани уже не могли существенно повлиять на исход военных действий в Центральном и Северном Китае.

 

Тайпинское государство быстро деградировало. Дезорганизация войск, падение дисциплины, деморализация военачальников и чиновников, бездумная раздача и продажа титулов и рангов набирали силу. В лагере «богопоклонников» участились заговоры и измены. В июле 1862 г. на юге провинции Аньхуэй на сторону врага перешел Тун Жунхай вместе со своей 60-тысячной армией. Начиная с 1863 г. многие князья и военачальники стали перебегать в цинский лагерь. Тайпины утратили способность к наступлению и повсеместно перешли к обороне.

 

Цинские силы под руководством Ли Хунчжана и «Всегда побеждающая армия» Ч. Гордона в июле 1863 г. осадили Сучжоу. После четырехмесячной осады город пал в результате измены группы тайпинских военачальников. После падения Сучжоу тайпинские командиры стали сдавать город за городом. В апреле 1864 г. цинские войска взяли Ханчжоу, в мае 1864 г. – Чанчжоу. Сорокатысячная тайпинская армия во главе с Хун Жэньганем отступала под натиском врага. Считая, что полная победа близка, цинское правительство распустило «армию» Гордона и сосредоточило все усилия на столице Тайпин тяньго. {232}

 

Нанкин был блокирован со всех сторон. Еще с лета 1863 г. в нем начался голод, и руководивший его обороной Ли Сючэн, спасая мирных жителей, разрешил им покинуть город. Его обороняли всего около 4 тыс. боеспособных воинов. Обложившие Нанкин Сянская армия и войска Цзэн Гоцюаня во много раз превосходили силы «богопоклонников». Ли Сючэн предлагал Хун Сюцюаню прорваться в Хубэй или Цзянси, чтобы там продолжать борьбу, но этот план был отвергнут. 1 июня 1864 г. Небесный князь покончил с собой, приняв яд. Ли Сючэн продолжал руководить обороной Нанкина еще полтора месяца. 19 июля 1864 г. войска Цзэн Гоцюаня взорвали крепостную стену и через пролом ворвались в Небесную столицу. За этим последовали поголовная резня, погром и гигантский пожар. Ли Сючэн с небольшим отрядом вырвался из горящего города, но вскоре был схвачен и четвертован. На плахе закончили жизнь Хун Жэньгань и юный наследник престола, сын Небесного князя – Хун Тянь-гуйфу. Тайпинское государство рухнуло.

 

В связи с этим у победителей менялось отношение к временным союзникам – европейцам и американцам. Вынужденное сотрудничество китайской реакции с иностранными интервентами вызывало серьезные опасения. Военные соединения, вооруженные и руководимые «варварами», после разгрома «длинноволосых бандитов» могли стать угрозой для династии Цин. Видя близкую победу над тайпинами, Пекин спешил избавиться от опасных союзников. Летом 1863 г. он отказался от услуг прибывшей в Шанхай военной эскадры Г. Ли и Ш. Осборна, в мае 1864 г. вслед за «Всегда побеждающей армией» распустили и остальные китайско-иностранные формирования – «отряды иностранного оружия». Вместе с тем начиная с 1865 г. Пекин получил ряд иностранных займов для подавления сопротивления тайпинов, няньцзюней и дунган (хуэй).

 

c10f9a245243.jpg

{233}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 230–233.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 17.09 2020

Гибель Тайпин тяньго означала окончательный перелом в ходе вооруженной борьбы, вступившей в фазу арьергардных боев повстанческих войск (1864–1868). В ходе продолжавшейся Крестьянской войны боевые соединения тайпинов и няньцзюней к северу от Янцзы слились воедино, а к югу от нее {233} «богопоклонники» продолжали сражаться в одиночку. Хотя в 1864 г. началось восстание уйгуров и других мусульманских народов в Кашгарии, охватившее затем почти весь Синьцзян (1864–1877), оно не могло остановить надвигавшийся окончательный разгром повстанцев в собственно Китае.

 

После падения Нанкина к северу и югу от Янцзы сражались две крупные группировки тайпинских войск. Стотысячная южная группировка, не имевшая единого руководства, в августе – октябре 1864 г. была разбита. Две ее колонны все же вышли из-под удара и отступили далее на юг. Одна из них – 50-тысячное войско Ли Шисяня – пробилась в Фуцзянь. Захватив Чжанчжоу и ряд других городов на юге провинции, она создала здесь свою базу, просуществовавшую полгода. В мае 1865 г. превосходящим цинским силам удалось разгромить войско Ли Шисяня. Другая часть южной группировки – 30-тысячное войско Ван Хайяна – отступила на юг и несколько месяцев действовала на границе провинций Фуцзянь и Гуандун, пока не была уничтожена в феврале 1866 г.

 

bad018bec0c5.jpg

{234}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 233–234.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 17.11 2021

Крестьянская война тайпинов была главной частью вооруженной борьбы 50–70-х годов XIX в. против цинского режима. Поражение «богопоклонников» позволило цинскому режиму выстоять, а маньчжурской династии сохранить свое господство над завоеванным ею в XVII в. китайским и другими народами.

 

Традиционалистская масса населения Китая, воспитанная в догматах конфуцианства, буддизма и даосизма, не приняла учение Иисуса Христа. «Варварская религия» помешала сплотить вокруг сектантов Хун Сюцюаня всю толщу антиманьчжурски настроенного социума, создать единый фронт против Цинов, оттолкнула от «богопоклонников» их потенциальных союзников и благожелательных нейтралов, в том числе «параллельные» повстанческие движения, впоследствии разбитые поодиночке. Эта же причина позволила Цзэн Гофаню и Ли Хунчжану сплотить конфуцианские силы, боровшиеся за сохранение традиционных {235} отечественных верований и этических систем. Неудачный выбор религиозного знамени явился первой и, может быть, главной из многих фатальных ошибок тайпинских князей, ибо учение Христа в конфуцианской среде было заранее обречено на поражение. С разгромом последних христианских войск в 1868 г. бесследно исчезли и сами «богопоклонники», не оставив после себя ни подпольной секты, ни еретической ветви, ни тайных приверженцев во втором поколении.

 

Сыграли негативную роль и крупные стратегические просчеты повстанцев, междоусобная борьба внутри их лагеря, близорукая политика тайпинских вождей по отношению к союзникам. Удары, нанесенные державами цинскому режиму в ходе двух «опиумных» войн (1856–1858, 1859–1860), способствовали укреплению государства «богопоклонников». Однако открытое вмешательство европейцев и американцев в гражданскую войну на стороне династии Цин ускорило падение Тайпин тяньго и поражение армий тайпинов и няньцзюней.

 

В итоге очередной социально-демографический и политический кризис не привел к смене династии, сохранив в Китае власть Цинов. Цинскому режиму во многом благоприятствовала географическая, или территориальная, разобщенность, изолированность друг от друга основных антиманьчжурских сил (тайпинов, няньцзюней, «красноголовых» и сычуаньских повстанцев) и асинхронность их ударов. Крестьянская война «красноголовых» в провинции Гуандун началась через три года после Цзиньтяньского восстания «богопоклонников», а Сычуаньская война – через девять лет. Существенно «отстала» и национально-освободительная волна. Восстание мяо в Гуйчжоу произошло спустя пять лет, движение мусульман в Юньнани – через шесть лет, а восстание дунган (хуэй) на Северо-Западе – через двенадцать лет после выступления тайпинов.

 

Выйдя победителем из Крестьянской войны 1850–1868 гг., цинский режим явно укрепил свое положение. {236}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 235–236.

Ответить

Фотография Ventrell Ventrell 17.11 2021

Одна из самых кровопролитных смут в истории Китая, это верно?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 18.11 2021

Одна из самых кровопролитных смут в истории Китая, это верно?

Трудно сказать, какая из смут в истории Китая была самой кровопролитной. Длительность Тайпинского восстания и территория его распространения говорят о том, что людские потери должны были быть велики.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 27.11 2021

С падением Тайпин тяньго произошло окончательное слияние Крестьянской войны тайпинов и повстанческого движения няньцзюней. Северная группировка «богопоклонников» под командованием Чэнь Дэцая и Лай Вэньгуана еще в апреле 1864 г. объединилась в Хэнани с войском няньцзюней, которое возглавляли племянник погибшего Чжан Лосина Чжан Цзунъюй и Чэнь Даси. Эта объединенная армия весной 1864 г. не смогла пробиться в осажденный Нанкин. В ноябре цинские войска во главе с Сэнгэринчи нанесли ей крупное поражение под {234} Хошанем. После самоубийства Чэнь Дэцая оставшиеся силы возглавили Лай Вэньгуан и Чжан Цзунъюй. В течение полугода они вели успешную маневренную войну в пяти провинциях к северу от Янцзы, внезапными ударами изматывая врага. В мае 1865 г. повстанцы наголову разгромили цинские войска под Цзяочжоу в провинции Шаньдун. В этом бою был убит Сэнгэринчи. На борьбу с тайпинско-няньцзюньской армией был послан Цзэн Гофань, но в связи с явными неудачами его вскоре заменил Ли Хунчжан.

 

В 1866 г. повстанческие силы разделились. Их Восточная колонна под командованием Лай Вэньгуана успешно сражалась в провинциях Хэнань, Хубэй, Шаньдун и Цзянсу. Против нее были брошены превосходящие силы цинских полководцев, которые в ноябре 1867 г. нанесли сокрушительный удар повстанцам в районе цзянсу-шаньдунской границы. Лай Вэньгуан с остатками войска не смог переправиться через Великий канал и в январе 1868 г. был разгромлен около Янчжоу, попал в плен и был казнен.

 

Западная колонна численностью около 60 тыс. бойцов во главе с Чжан Цзунъюем в 1866–1867 гг. успешно действовала в Хэнани, Шэньси и Шаньси. Чтобы спасти попавшую в критическое положение армию Лай Вэньгуана, Западная колонна в январе 1868 г. начала стремительное наступление в Чжили, пробиваясь к Пекину. Столица была объявлена на осадном положении. В марте повстанцев удалось остановить у Баодина, но в апреле они устремились к Тяньцзиню и вышли на его ближайшие подступы. Отброшенные превосходящими силами противника на юг, они оказались в западне между Великим каналом, Хуанхэ, линиями вражеских укреплений и группировкой цинских войск. 16 августа 1868 г. последние отряды Чжан Цзунъюя, измотанные непрерывными боями, погибли в районе Чипина (северо-запад пров. Шаньдун), а их командующий покончил с собой. Так завершилась Крестьянская война 1850–1868 гг. {235}

 

Непомнин О.Е. Крестьянские и «опиумные» войны (40–50-е годы XIX в.) // История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. T. 4: Династия Цин (1644–1911) / Отв. ред. О.Е. Непомнин; Ин-т востоковедения РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2014. С. 234–235.

Ответить