←  История древнего мира

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Миф и история Конфуция

Фотография andy4675 andy4675 21.06 2020

МИФ ИЛИ ПРАВДА? ИСТОРИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ ЖИЗНИ КОНФУЦИЯ.

 

Вообще, древнекитайская традиция датировала жизнь Конфуция примерно серединой 6 и первой четвертью 5 века до н. э. (около 551 - 479 г. г. до н. э.). Современные учёные единогласно считают, что даже если даты жизни Конфуция передают его время жизни не абсолютно точно, то уж во всяком случае по-крайней мере очень близко к действительным - время его жизни это времена около конца периода Вёсен и осеней (независимо от известной исторической проблемы, связанной с точной датой этого конца: учёные по этому поводу не пришли к консенсусу).

 

Произведений Конфуция как таковых сохранилось очень мало. Его работой считается также летопись "Вёсны и осени" (Чуньцю) - она завершается 479 г. до н. э. Считается очень вероятным, что он редактировал древнюю "Книгу песен" (Ши-цзин), систематизировал "Книгу перемен" (И-цзин). Ученики и последователи Конфуция составили книгу с его изречениями - "Беседы и суждения" (Лунь-юй) - и современные учёные считают что эта книга действительно отражает взгляды Конфуция. Сама она, в её окончательном виде, известном нам ныне, датируется по разному - от самого начала эпохи Борящихся царств (момент смерти Конфуция, традиционно датируемый 479 г. до н. э.) до самого её конца (221 г. до н. э.). А некоторые учёные, на основании того, что эта работа впервые упоминается в 140 г. до н. э., вообще считают, что создана она была примерно в это время.

 

https://en.wikipedia.org/wiki/Analects

 

В отличие от Конфуция, некоторые другие китайские мыслители и великие личности легендарной китайской истории - не обязательно являются историческими. Одним из таких примеров является Лао-цзы. Это великий легендарный китайский мыслитель, и основатель другой великой философско-религиозной школы - даосизма (эта школа нередко сопоставляется с древнегреческим эпикурейством, имеет некоторые общие черты с учением киников и т. п.). Лао-цзы традиционно считается старшим современником Конфуция. Традиционная дата его рождения - около 604 г. до н. э. По другой версии - он жил в 6-5 веках до н. э. (то есть был полным современником Конфуция). Работой Лао-цзы китайская традиция считает "Дао дэ цзин" ("Книгу пути и достоинства").

 

Википедия:

 

Лао-цзы — полулегендарный китайский мыслитель

 

...

 

По преданию, родился в 604 г. до нашей эры

 

...

 

Уже в раннем даосизме Лао-цзы становится фигурой легендарной и начинается процесс его обожествления. Легенды повествуют о его чудесном рождении. Его первым именем было Ли Эр. Слова «Лао-цзы», означающие «старый мудрец» или «старый ребёнок», впервые произнесла его мать, когда разродилась сыном под сливовым деревом. Мать носила его в утробе несколько десятков лет (по легенде 81 год), и на свет он появился из её бедра. У новорождённого были седые волосы, от чего он напоминал старика. Увидев такое чудо, мать была сильно удивлена.

Многие современные исследователи ставят под сомнение сам факт существования Лао-цзы. Некоторые предполагают, что он мог быть старшим современникомКонфуция, о котором — в отличие от Конфуция — в источниках нет достоверных сведений ни исторического, ни биографического характера. Есть даже версия, что Лао-цзы и Конфуций — это одно лицо[источник не указан 402 дня].

 

...

 

Уже в древнейшем жизнеописании Лао-Цзы — «Ши цзи» Сыма Цяня — содержится возможность его идентификации сразу с тремя разными фигурами; первой из них является «канонический» Ли Эр, второй — Лао Лай-цзы (даос и современник Конфуция) и третьей — историк-астролог Дань из Чжоу. В этом же источнике допускается, что срок жизни Лао-цзы за счёт искусства «пестования/вскармливания жизни» мог составить 160-200 лет[3].

 

https://ru.wikipedia...rg/wiki/Лао-цзы

 

Образ Лао-цзы, почти без биографических данных и поэтому загадочный и таинственный, привлекал даосов, постепенно начавших процесс его обожествления. Уже к первым векам нашей эры Лао-цзы превратился в Бога, вечного и всемогущего, — таким он предстаёт в текстах II—V вв. н. э.[2]

Историк Сыма Цянь предполагал, что автором книги мог являться другой современник Конфуция — Лао Лай-цзы или же чжоуский государственный деятель Дань, о котором известно, что он посетил циньского правителя Сянь-гуна спустя 129 лет после смерти Конфуция.

 

https://ru.wikipedia...iki/Дао_дэ_цзин

 

Что касается авторства Дао дэ цзин - то эта работа в её окончательном виде датируется более поздним временем, чем 6 или 5 века до н. э.:

 

Существуют предположения, что Лао-цзы мог быть автором Дао Дэ Цзина, если он жил в IV—III вв. до н. э.

 

https://ru.wikipedia...rg/wiki/Лао-цзы

 

Некоторые учёные (Лян ЦичаоГу Цзеган) считают, что ныне существующий текст «Дао Дэ Цзин» носит явный отпечаток более позднего времени, чем время жизни Лао-цзы. Выдвинуто предположение, что книга была создана в эпоху Чжань-го (IV — III вв. до н. э.) и отношения к Лао-цзы не имеет. Их оппоненты (Го Можо и др.), не отрицая разрыва между годами жизни Лао-цзы и временем появления «Дао Дэ Цзин», утверждают, что данное произведение представляет собой изложение устно передаваемого в то время учения Лао-цзы его последователями.

 

https://ru.wikipedia...iki/Дао_дэ_цзин

 

Исторические сведения о Лао-цзы, и оценка времени его жизни и времени возникновения Дао дэ цзин:

 

The earliest certain reference to the present figure of Laozi is found in the 1st‑century BC Records of the Grand Historian collected by the historian Sima Qian from earlier accounts. In one account, Laozi was said to be a contemporary of Confucius during the 6th or 5th century BC. His surname was Li and his personal name was Er or Dan. He was an official in the imperial archives and wrote a book in two parts before departing to the west. In another, Laozi was a different contemporary of Confucius titled Lao Laizi () and wrote a book in 15 parts. In a third, he was the court astrologer Lao Dan who lived during the 4th century BC reign of Duke Xian of the Qin Dynasty.[24][25] The oldest text of the Tao Te Ching so far recovered was part of the Guodian Chu Slips. It was written onbamboo slips, and dates to the late 4th century BC.[6]

 

Древнекитайские легенды ("история") о Лао-цзы. В том числе легенда о споре между Лао-цзы и Конфуцием. А также развитие культа Лао-цзы и процесс его обожествления:

 

According to traditional accounts, Laozi was a scholar who worked as the Keeper of the Archives for the royal court of Zhou.[26] This reportedly allowed him broad access to the works of the Yellow Emperor and other classics of the time. The stories assert that Laozi never opened a formal school but nonetheless attracted a large number of students and loyal disciples. There are many variations of a story retelling his encounter with Confucius, most famously in the Zhuangzi.[27][28]

He was sometimes held to have come from the village of Chu Jen in Chu.[29] In accounts where Laozi married, he was said to have had a son named Zong who became a celebrated soldier.

The story tells of Zong the Warrior who defeats an enemy and triumphs, and then abandons the corpses of the enemy soldiers to be eaten by vultures. By coincidence Laozi, traveling and teaching the way of the Tao, comes on the scene and is revealed to be the father of Zong, from whom he was separated in childhood. Laozi tells his son that it is better to treat respectfully a beaten enemy, and that the disrespect to their dead would cause his foes to seek revenge. Convinced, Zong orders his soldiers to bury the enemy dead. Funeral mourning is held for the dead of both parties and a lasting peace is made.

Many clans of the Li family trace their descent to Laozi,[30] including the emperors of the Tang dynasty.[31][30][32] This family was known as the Longxi Li lineage (隴西李氏). According to the Simpkinses, while many (if not all) of these lineages are questionable, they provide a testament to Laozi's impact on Chinese culture.[33]

The third story in Sima Qian states that Laozi grew weary of the moral decay of life in Chengzhou and noted the kingdom's decline. He ventured west to live as a hermit in the unsettled frontier at the age of 80. At the western gate of the city (or kingdom), he was recognized by the guard Yinxi. The sentry asked the old master to record his wisdom for the good of the country before he would be permitted to pass. The text Laozi wrote was said to be the Tao Te Ching, although the present version of the text includes additions from later periods. In some versions of the tale, the sentry was so touched by the work that he became a disciple and left with Laozi, never to be seen again.[34] In others, the "Old Master" journeyed all the way to India and was the teacher of Siddartha Gautama, the Buddha. Others say he was the Buddha himself.[27][35]

A seventh-century work, the Sandong Zhunang ("Pearly Bag of the Three Caverns"), embellished the relationship between Laozi and Yinxi. Laozi pretended to be a farmer when reaching the western gate, but was recognized by Yinxi, who asked to be taught by the great master. Laozi was not satisfied by simply being noticed by the guard and demanded an explanation. Yinxi expressed his deep desire to find the Tao and explained that his long study of astrology allowed him to recognize Laozi's approach. Yinxi was accepted by Laozi as a disciple. This is considered an exemplary interaction between Taoist master and disciple, reflecting the testing a seeker must undergo before being accepted. A would-be adherent is expected to prove his determination and talent, clearly expressing his wishes and showing that he had made progress on his own towards realizing the Tao.[36]

The Pearly Bag of the Three Caverns continues the parallel of an adherent's quest. Yinxi received his ordination when Laozi transmitted the Tao Te Ching, along with other texts and precepts, just as Taoist adherents receive a number of methods, teachings and scriptures at ordination. This is only an initial ordination and Yinxi still needed an additional period to perfect his virtue, thus Laozi gave him three years to perfect his Tao. Yinxi gave himself over to a full-time devotional life. After the appointed time, Yinxi again demonstrates determination and perfect trust, sending out a black sheep to market as the agreed sign. He eventually meets again with Laozi, who announces that Yinxi's immortal name is listed in the heavens and calls down a heavenly procession to clothe Yinxi in the garb of immortals. The story continues that Laozi bestowed a number of titles upon Yinxi and took him on a journey throughout the universe, even into the nine heavens. After this fantastic journey, the two sages set out to western lands of the barbarians. The training period, reuniting and travels represent the attainment of the highest religious rank in medieval Taoism called "Preceptor of the Three Caverns". In this legend, Laozi is the perfect Taoist master and Yinxi is the ideal Taoist student. Laozi is presented as the Tao personified, giving his teaching to humanity for their salvation. Yinxi follows the formal sequence of preparation, testing, training and attainment.[37]

The story of Laozi has taken on strong religious overtones since the Han dynasty. As Taoism took root, Laozi was worshipped as a god. Belief in the revelation of the Taofrom the divine Laozi resulted in the formation of the Way of the Celestial Masters, the first organized religious Taoist sect. In later mature Taoist tradition, Laozi came to be seen as a personification of the Tao. He is said to have undergone numerous "transformations" and taken on various guises in various incarnations throughout history to initiate the faithful in the Way. Religious Taoism often holds that the "Old Master" did not disappear after writing the Tao Te Ching but rather spent his life traveling and revealing the Tao.[38]

Taoist myths state that Laozi was conceived when his mother gazed upon a falling star. He supposedly remained in her womb for 62 years before being born while his mother was leaning against a plum tree. (The Chinese surname Li shares its character with "plum".) Laozi was said to have emerged as a grown man with a full grey beard and long earlobes, both symbols of wisdom and long life.[39][40] Other myths state that he was reborn 13 times after his first life during the days of Fuxi. In his last incarnation as Laozi, he lived nine hundred and ninety years and spent his life traveling to reveal the Tao.[38]

 

https://en.wikipedia.org/wiki/Laozi

 

Стамфордская энциклопедия философии о легендарности жизни Лао-цзы, о различных отождествлениях Лао-цзы и о реальном времени возникновения Дао дэ цзин:

 

 

 

1. The Laozi Story

The Shiji (Records of the Historian) by the Han dynasty (206 B.C.E.–220 C.E.) court scribe and historian Sima Qian (ca. 145–86 B.C.E.) offers a “biography” of Laozi. Its reliability has been questioned, but it provides a point of departure for reconstructing the Laozi story.

Laozi was a native of Chu, according to the Shiji, a southern state in the Zhou dynasty (see map and discussion in Loewe and Shaughnessy 1999, 594 and 597). His surname was Li; his given name was Er, and he was also called Dan.

Laozi served as a keeper of archival records at the court of Zhou. Confucius (551–479 B.C.E.) had consulted him on certain ritual matters, we are told, and praised him lavishly afterward (Shiji63). This establishes the traditional claim that Laozi was a senior contemporary of Confucius. A meeting, or meetings, between Confucius and Laozi, identified as “Lao Dan,” is reported also in the Zhuangzi and other early Chinese sources.

“Laozi cultivated Dao and virtue,” as Sima Qian goes on to relate, and “his learning was devoted to self-effacement and not having fame. He lived in Zhou for a long time; witnessing the decline of Zhou, he departed.” When he reached the northwest border then separating China from the outside world, he met Yin Xi, the official in charge of the border crossing, who asked him to put his teachings into writing. The result was a book consisting of some five thousand Chinese characters, divided into two parts, which discusses “the meaning of Dao and virtue.” Thereafter, Laozi left; no one knew where he had gone. This completes the main part of Sima Qian’s account. The remainder puts on record attempts to identify the legendary Laozi with certain known historical individuals and concludes with a list of Laozi’s purported descendants (see W. T. Chan 1963, Lau 1963, or Henricks 2000 for an English translation).

Few scholars today would subscribe fully to the Shiji report. Indeed, according to William Boltz, it “contains virtually nothing that is demonstrably factual; we are left no choice but to acknowledge the likely fictional nature of the traditional Lao tzu [Laozi] figure” (1993, 270). Disagreements abound on every front, including the name Laozi itself. Although the majority takes “Laozi” to mean “Old Master,” some scholars believe that “Lao” is a surname. TheZhuangzi and other early texts refer to “Lao Dan” consistently, but not “Li Er.” The name “Dan” is generally understood to depict the bearer’s “long ears,” a mark of longevity in Chinese physiognomy. According to Fung Yu-lan, Sima Qian had “confused” the legendary Lao Dan with Li Er, who flourished later during the “Warring States” period (480–221 B.C.E.) and was the “real” founder of the Daoist school (daojia) (1983, 171).

In an influential essay, A. C. Graham (1986) argues that the story of Laozi reflects a conflation of different legends. The earliest strand revolved around the meeting of Confucius with Lao Dan and was current by the fourth century B.C.E. During the first half of the third century, Lao Dan was recognized as a great thinker in his own right and as the founder of a distinct “Laoist” school of thought. It was not until the Han dynasty, when the teachings of Laozi, Zhuangzi, and others were seen to share certain insights centering on the concept of Dao, that they were classified together under the rubric of philosophical “Daoism.”

I cite these views here only to give a sense of the diversity and volume of research on the Laozi story. It is clear that by 100 B.C.E. if not earlier, Laozi was already shrouded in legends and that Sima Qian could only exercise his judgment as an historian to put together a report that made sense to him, based on the different and sometimes competing sources at his disposal.

The fact that Laozi appears favorably in both Confucian and Daoist sources seems to argue against the likelihood that the figure was fabricated for polemical purposes. It is conceivable that a philosopher known as Lao Dan attracted a following based on his novel reading of the Way and virtue. Deferentially, his followers would refer to him as “Laozi.”

Confucius had sought his advice presumably on mourning and funeral rites, given that the Confucian work Liji (Records of Rites) has Confucius citing Lao Dan four times specifically on these rites. Indeed, various dates have been proposed for the encounter—for example, 501 B.C.E., following the account in the Zhuangzi (ch. 14). In any case, testifying to its appeal, different accounts of the meeting circulated among the educated elite during the Warring States period. Other details then came to be associated with Lao Dan, which formed the basis of Sima Qian’s reconstruction.

Admittedly, this is conjecture. Though I find little reason not to accept the traditional claim that Laozi was a senior contemporary of Confucius, the identity of the “Old Master” no doubt will continue to attract and divide scholarly opinion. In many popular accounts, Laozi is described as the “founder” or “father” of “Daoism.” This begs a number of questions and therefore should not be taken uncritically, and this is the reason why a fairly extended discussion of the Shiji Laozi story is offered here.

The story of Laozi occupies a cherished place in the Daoist tradition. It is important also because it raises certain hermeneutic expectations and affects the way in which the Laozi is read. If the work was written by a single author, one might expect, for example, a high degree of consistency in style and content. If the Laozi was a work of the sixth or fifth century B.C.E., one might interpret certain sayings in the light of what we know of the period. There is little consensus among scholars, however, on the date or authorship of the Laozi, as we shall see below.

With the arrival of the “Way of the Celestial Masters” (tianshidao), the first organized religious Daoist establishment (daojiao) in the second century C.E., the story of Laozi gained an important hagiographic dimension.

The founding of “Celestial Master” or “Heavenly Master” Daoism was based on a new revelation of the Dao by Laozi (on which see Kohn 1998a and 1998b, Kleeman 2016, and the entry onreligious Daoism). In the eyes of the faithful, the Dao is a divine reality, and Laozi is seen as the personification of the Dao. Lao Dan is but one manifestation of the divine Laozi, albeit a pivotal one because of the writing of the Daodejing, which in religious Daoism commands devotion as a foundational scripture that promises not only wisdom but also immortality and salvation to those who submit to its power. During the Tang dynasty (618–907 C.E.), the imperial Li family traced its ancestry to Laozi. Today, Laozi’s “birthday” is celebrated in many parts of Asia on the fifteenth day of the second lunar month.

The influence of the Laozi on Chinese culture is both deep and far-reaching. One indication of its enduring appeal and hermeneutical openness is the large number of commentaries devoted to it throughout Chinese history—some seven hundred, according to one count (W. T. Chan 1963, 77). The Laozi has inspired an intellectual movement known as xuanxue, “Learning in the Profound”—or “Neo-Daoism,” as some scholars prefer, emphasizing its roots in classical Daoism—that dominated the Chinese elite or high culture from the third to the sixth century C.E. (See the entry on “Neo-Daoism” in this Encyclopedia.) The Laozi played a significant role in informing not only philosophic thought but also the development of literature, calligraphy, painting, music, martial arts, and other cultural traditions.

Imperial patronage enhanced the prestige of the Laozi and enlarged its scope of influence. In 733 C.E., the emperor Xuanzong decreed that all officials should keep a copy of the Daodejing at home and placed the classic on the list of texts to be examined for the civil service examinations (see, e.g., the report in the official Tang history, Jiu Tang shu 8). In religious Daoism, recitation of the Daodejing is a prescribed devotional practice and features centrally in ritual performance. The Daodejing has been set to music from an early time. The term “Laozi learning” (Laoxue) has come to designate an important field of study. A useful work in Chinese that sketches the major landmarks in this development is Zhongguo Laoxue shi (A History of Laozi Learning in China) (Xiong Tieji, et al. 1995); a follow-up effort focusing on Laozi scholarship in the twentieth century by the same lead author was published in 2002.

The influence of the Laozi extends beyond China, as Daoism reaches across Asia and in the modern period, the Western world. In Hong Kong, Taiwan, and among the Chinese in Southeast Asia and beyond, Daoism is a living tradition. Daoist beliefs and practices have contributed also to the formation of Korean and Japanese culture, although here the process of cultural transmission, assimilation, and transformation is complex, especially given the close interaction among Daoism, Buddhism, and indigenous traditions such as Shintō (see Fukui, et al. 1983, vol. 3).

During the seventh century, the Laozi was translated into Sanskrit; in the eighteenth century a Latin translation was brought to England, after which there has been a steady supply of translations into Western languages, yielding a handsome harvest of some 250 (LaFargue and Pas 1998, 277), with new ones still hitting bookstores and internet sites almost every year. Some of the more notable recent translations in English are Roberts 2001, Ivanhoe 2002, Ames and Hall 2003, Wagner 2003, Moeller 2007, Ryden and Penny 2008, and Kim 2012. A forthcoming translation is Minford 2018.

Laozi is an “axial” philosopher whose insight helps shape the course of human development, according to Karl Jaspers (1974). The influence of the Laozi on Western thinkers is the subject of Clarke 2000. Memorable phrases from the Laozi such as “governing a large country is like cooking a small fish” (ch. 60) have found their way into global political rhetoric. At the popular level, several illustrated or “comic” versions of the Laozi reach out to a younger and wider readership (e.g., Tsai Chih Chung, et al. 1995, now available also on YouTube). Some may have come to learn about the Laozi through such best-selling works as The Tao of Physics (Capra 1975) or The Tao of Pooh (Hoff 1982); and there is also A Taoist Cookbook (Saso 1994), which comes with “meditations” from the Daodejing. From nature lovers to management gurus, a growing audience is discovering that the Laozi has something to offer to them. The reception of the Laozi in modern Asia and the West falls outside the scope of this article; nevertheless, it is important to note that the Laozi should be regarded not only as a work of early Chinese philosophy, but also in a larger context as a classic of world literature with keen contemporary relevance.

The next three sections are intended for readers who are interested in the textual history and commentarial tradition of the Laozi, including the major manuscripts recovered through archaeological excavations or from the antiquities market. They are important to understanding the Laozi, but one may go directly to section 5 on the main interpretive approaches to the text if one wishes to bypass them.

2. Date and Authorship of the Laozi

The date of composition refers to the time when the Laozi reached more or less its final form; it does not rule out later interpolations or corruptions. The traditional view, of course, is that theLaozi was written by Lao Dan in the sixth or early fifth century B.C.E. This seems unlikely, however, if it is assumed that the Laozi was written by a single author. As the archaeological evidence to be presented below will indicate, bodies of sayings attributed to Laozi were committed to writing probably from the second half of the fifth century B.C.E., resulting in different collections with overlapping contents. These collections grew, competed for attention, and gradually came to be consolidated during the fourth century B.C.E. By the middle of the third century B.C.E., the Laozi probably reached a relatively stable form.

It is possible, as A. C. Graham suggests, that the Laozi was ascribed to Lao Dan around 250 B.C.E. by the text’s author or “publiciser,” capitalizing on Lao Dan’s reputation (1986, 119; also see Graham 1989). It is also possible that the Laozi has “preserved” the ideas of Lao Dan. W. T. Chan, for example, believes that the text “embodied” the teachings of Laozi, although it was not written until the fourth century (1963, 74).

It seems reasonable to suppose that Laozi, whether or not his real name was Li Er, attracted a following and that some of his sayings entered the world of Chinese philosophical discourse during the fifth century B.C.E. A process of oral transmission may have preceded the appearance of these sayings in written form.

It is conceivable that a succession of editors or compilers brought together diverse bodies of Laozi sayings, resulting in the mature Laozi. D. C. Lau, for example, is of the view that the Laoziis an “anthology” (1963, 14). According to Bruce Brooks and Taeko Brooks, the Laozi contains different layers of material spanning the period between 340 and 249 B.C.E.—“its long timespan precludes a single author” (1998, 151). Indeed, Chad Hansen describes the “dominant current textual theory” of the Daodejing as one which “treats the text as an edited accumulation of fragments and bits drawn from a wide variety of sources … there was no single author, no Laozi” (1992, 201).

Although in this sense the Laozi may be regarded as a composite work, the product of many hands over a long period of time, it should not be assumed that the sayings that now inhabit the Laoziwere put together at random. More likely, the final product reflects a process of intellectual distillation on the part of the compilers, who arranged and/or altered the material at their disposal (see also LaFargue 1992 and Mair 1990 on the composition of the Laozi).

The language of the Laozi does provide some clues to its date of composition. Much of the text is rhymed. Focusing on rhyme patterns, Liu Xiaogan (1994 and 1997) concludes that the poetic structure of the Laozi is closer to that of the Shijing (Classic of Poetry) than that of the laterChuci (Songs of Chu).

The dating of the Shijing and the Chuci is by no means precise, although generally the poems collected in the former should not be later than the early fifth century B.C.E., whereas those collected in the latter can be traced to no earlier than the middle of the Warring States period, around 300 B.C.E. For this reason, Liu Xiaogan argues, the traditional view first articulated by Sima Qian should be upheld. Examining a wider range of linguistic evidence, William Baxter agrees that the Laozi should be dated earlier than the Zhuangzi and the Chuci, but he traces “the bulk of the Lao-tzu to the mid or early fourth century” (1998, 249). Both Liu and Baxter provide a concise analysis of the different theories of the date of the Laozi.

Why is all this important? It may be argued that date and authorship are immaterial to and may detract from interpretation. The “truth” of the Laozi is “timeless,” according to this view, transcending historical and cultural specificities. Issues of provenance are important, however, if context has any role to play in the production of meaning.

Polemics among different schools of thought, for example, were far more pronounced during the Warring States period than in the earlier “Spring and Autumn” period (770–481 B.C.E.). (There are different ways to date the Spring and Autumn and Warring States periods, but they do not affect the discussion here.) The Zhou government had been in decline; warfare among the “feudal” states intensified both in scale and frequency from the fourth century B.C.E. onward. As the political conditions deteriorated, philosophers and strategists, who grew both in number and popularity as a social group or profession during this time, vied to convince the rulers of the various states of their program to bring order to the land. At the same time, perhaps with the increased displacement and disillusionment of the privileged elite, a stronger eremitic tradition also emerged. If the bulk of the Laozi had originated from the fourth century, it might reflect some of these concerns. From this perspective, the origin of the Laozi is as much a hermeneutical issue as it is a historical one.

 

https://plato.stanfo.../entries/laozi/

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 21.06 2020

Исторические сведения о Лао-цзы, и оценка времени его жизни и времени возникновения Дао дэ цзин:

 

The earliest certain reference to the present figure of Laozi is found in the 1st‑century BC Records of the Grand Historian collected by the historian Sima Qian from earlier accounts. In one account, Laozi was said to be a contemporary of Confucius during the 6th or 5th century BC. His surname was Li and his personal name was Er or Dan. He was an official in the imperial archives and wrote a book in two parts before departing to the west. In another, Laozi was a different contemporary of Confucius titled Lao Laizi () and wrote a book in 15 parts. In a third, he was the court astrologer Lao Dan who lived during the 4th century BC reign of Duke Xian of the Qin Dynasty.[24][25] The oldest text of the Tao Te Ching so far recovered was part of the Guodian Chu Slips. It was written onbamboo slips, and dates to the late 4th century BC.[6]

 

Древнекитайские легенды ("история") о Лао-цзы. В том числе легенда о споре между Лао-цзы и Конфуцием. А также развитие культа Лао-цзы и процесс его обожествления. Из англоязычной Википедии:

 

According to traditional accounts, Laozi was a scholar who worked as the Keeper of the Archives for the royal court of Zhou.[26] This reportedly allowed him broad access to the works of the Yellow Emperor and other classics of the time. The stories assert that Laozi never opened a formal school but nonetheless attracted a large number of students and loyal disciples. There are many variations of a story retelling his encounter with Confucius, most famously in the Zhuangzi.[27][28]

He was sometimes held to have come from the village of Chu Jen in Chu.[29] In accounts where Laozi married, he was said to have had a son named Zong who became a celebrated soldier.

The story tells of Zong the Warrior who defeats an enemy and triumphs, and then abandons the corpses of the enemy soldiers to be eaten by vultures. By coincidence Laozi, traveling and teaching the way of the Tao, comes on the scene and is revealed to be the father of Zong, from whom he was separated in childhood. Laozi tells his son that it is better to treat respectfully a beaten enemy, and that the disrespect to their dead would cause his foes to seek revenge. Convinced, Zong orders his soldiers to bury the enemy dead. Funeral mourning is held for the dead of both parties and a lasting peace is made.

Many clans of the Li family trace their descent to Laozi,[30] including the emperors of the Tang dynasty.[31][30][32] This family was known as the Longxi Li lineage (隴西李氏). According to the Simpkinses, while many (if not all) of these lineages are questionable, they provide a testament to Laozi's impact on Chinese culture.[33]

The third story in Sima Qian states that Laozi grew weary of the moral decay of life in Chengzhou and noted the kingdom's decline. He ventured west to live as a hermit in the unsettled frontier at the age of 80. At the western gate of the city (or kingdom), he was recognized by the guard Yinxi. The sentry asked the old master to record his wisdom for the good of the country before he would be permitted to pass. The text Laozi wrote was said to be the Tao Te Ching, although the present version of the text includes additions from later periods. In some versions of the tale, the sentry was so touched by the work that he became a disciple and left with Laozi, never to be seen again.[34] In others, the "Old Master" journeyed all the way to India and was the teacher of Siddartha Gautama, the Buddha. Others say he was the Buddha himself.[27][35]

A seventh-century work, the Sandong Zhunang ("Pearly Bag of the Three Caverns"), embellished the relationship between Laozi and Yinxi. Laozi pretended to be a farmer when reaching the western gate, but was recognized by Yinxi, who asked to be taught by the great master. Laozi was not satisfied by simply being noticed by the guard and demanded an explanation. Yinxi expressed his deep desire to find the Tao and explained that his long study of astrology allowed him to recognize Laozi's approach. Yinxi was accepted by Laozi as a disciple. This is considered an exemplary interaction between Taoist master and disciple, reflecting the testing a seeker must undergo before being accepted. A would-be adherent is expected to prove his determination and talent, clearly expressing his wishes and showing that he had made progress on his own towards realizing the Tao.[36]

The Pearly Bag of the Three Caverns continues the parallel of an adherent's quest. Yinxi received his ordination when Laozi transmitted the Tao Te Ching, along with other texts and precepts, just as Taoist adherents receive a number of methods, teachings and scriptures at ordination. This is only an initial ordination and Yinxi still needed an additional period to perfect his virtue, thus Laozi gave him three years to perfect his Tao. Yinxi gave himself over to a full-time devotional life. After the appointed time, Yinxi again demonstrates determination and perfect trust, sending out a black sheep to market as the agreed sign. He eventually meets again with Laozi, who announces that Yinxi's immortal name is listed in the heavens and calls down a heavenly procession to clothe Yinxi in the garb of immortals. The story continues that Laozi bestowed a number of titles upon Yinxi and took him on a journey throughout the universe, even into the nine heavens. After this fantastic journey, the two sages set out to western lands of the barbarians. The training period, reuniting and travels represent the attainment of the highest religious rank in medieval Taoism called "Preceptor of the Three Caverns". In this legend, Laozi is the perfect Taoist master and Yinxi is the ideal Taoist student. Laozi is presented as the Tao personified, giving his teaching to humanity for their salvation. Yinxi follows the formal sequence of preparation, testing, training and attainment.[37]

The story of Laozi has taken on strong religious overtones since the Han dynasty. As Taoism took root, Laozi was worshipped as a god. Belief in the revelation of the Taofrom the divine Laozi resulted in the formation of the Way of the Celestial Masters, the first organized religious Taoist sect. In later mature Taoist tradition, Laozi came to be seen as a personification of the Tao. He is said to have undergone numerous "transformations" and taken on various guises in various incarnations throughout history to initiate the faithful in the Way. Religious Taoism often holds that the "Old Master" did not disappear after writing the Tao Te Ching but rather spent his life traveling and revealing the Tao.[38]

Taoist myths state that Laozi was conceived when his mother gazed upon a falling star. He supposedly remained in her womb for 62 years before being born while his mother was leaning against a plum tree. (The Chinese surname Li shares its character with "plum".) Laozi was said to have emerged as a grown man with a full grey beard and long earlobes, both symbols of wisdom and long life.[39][40] Other myths state that he was reborn 13 times after his first life during the days of Fuxi. In his last incarnation as Laozi, he lived nine hundred and ninety years and spent his life traveling to reveal the Tao.[38]

 

https://en.wikipedia.org/wiki/Laozi

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ...

 

" Уже к первым векам нашей эры Лао-цзы превратился в Бога, вечного и всемогущего, — таким он предстаёт в текстах II—V вв. н. э.[2]"     В чьих текстах он таковым предстаёт?  Я подозреваю, что такое видение происходит в текстах переводчиков, ушибленных Библией по голове.

 

Формирование мифа о Лао-цзы в Древности и Раннем Средневековье (по книге Фабрицио Прегадио, Энциклопедия даосизма в 2 томах, Рутледжское издание, 2014 год, статья "Лао-цзы и Лао-цзюн"):

 

 

Formation of the myth. The most up-to-date evaluation of the early history
of Laozi is by A. C. Graham (1986b). Beginning from the appearance of
Laozi as Confucius’s teacher in the Zhuangzi, he shows that this tale probably
originated with a Confucian story on the master’s humility and eagerness to
learn. In the fourth century bce, according to Graham, when the Daode jing
was first compiled and the growing Taoist school needed a hoary founder,
Lao Dan was adopted to serve as archetypal Taoist. When the Qin gained
supremacy in the second century bce, Lao Dan was presented to them as a
powerful political thinker and was moreover linked with Grand Scribe Dan
(Taishi Dan 太史儋), who in 374 bce had predicted the rise of this state. This
necessitated an unusual longevity for the philosopher, who was then said to
have lived 160 or 200 years.
After the Qin had come to power, however, this longevity became a liability
because Laozi was no longer around to advise the emperor in person.
As a result, so Graham speculates, the story of Laozi’s western emigration
was invented, a convenient way not only of “disposing the body” but also of
accounting for the compilation of the Daode jing, allegedly transmitted under
duress to the border guard *Yin Xi on the Hangu Pass (Hangu guan 函谷關).
Finally, under the Han, when his close connection to the Qin turned problematic,
Laozi’s birthplace was relocated to Bozhou 亳州 (present-day Luyi 鹿
邑, Henan) near the Han rulers’ homeland of Pei 沛, and he was linked with
the Li 李 clan, a family of faithful retainers of the Han house. At this time
Laozi was known for two key episodes: his service as an archivist and reclusive
thinker under the Zhou, and his western emigration and transmission of the
Daode jing to Yin Xi. Also, he had acquired a birthplace in Bozhou, the family
name Li, his personal name Dan, and a lifetime in the sixth century bce. This
analysis by Graham fits the facts of the multifaceted presentation of Laozi in
the early sources and accounts for the oddities of the Shiji biography. It also
tallies with a recent manuscript find, the *Guodian Laozi, which contains parts
of the Daode jing datable to between 350 and 300 bce.
Han developments. Legends about Laozi grew massively over time. In the Han
dynasty, he was adopted by three separate groups: 1. the magical practitioners
(*fangshi) or individual seekers of immortality, who adopted Laozi as their
patriarch and idealized him as an immortal (see his biographies in the *Liexian
zhuan, trans. Kaltenmark 1953, 60–61, and in the *Shenxian zhuan, trans. Kohn
1996a, and Campany 2002, 194–204)2. the political elite, the imperial family
and court officials, who saw in Laozi the personification of the Dao and
worshipped
him as a representative of their ideal of cosmic and political unity
alongside the Yellow Emperor (*Huangdi) and the Buddha (see *Laozi ming);
3. popular millenarian cults, who identified Laozi as the god who manifested
himself through the ages and would save the world yet again and bring about
the age of Great Peace (*taiping). Called Lord Lao (Laojun) or Yellow Old
Lord (Huanglao jun 黃老君), this deified Laozi was like the personification
of cosmic harmony worshipped by the court but equipped with tremendous
revolutionary power. As a messiah (see *Li Hong), he could overturn the present
and reorganize the world, leading the faithful to a new state of heavenly
bliss in this very life on earth (see *Laozi bianhua jing).
These various texts all add new information to the two key episodes of the
Laozi legend as known in the early Han, expanding the beginning of his life to
include his identity with the Dao, creation of the world, and periodic descent
as “teacher of dynasties,” embellishing his birth by increasing his time in the
womb and giving him the physiognomy of a sage, and extending his life after
the emigration by either having him wander west and convert the barbarians
to his teaching, then known as “Buddhism,” or by ascending back to heaven
and returning to reveal various Taoist teachings in China.
As a result, the complex Laozi myth, which first evolves at this time, can
be described as consisting of six distinct parts:
1. Laozi as the Dao creates the universe (creation)
2. Laozi descends as the teacher of dynasties (transformations)
3. Laozi is born on earth and serves as an archivist under the Zhou (birth)
4. Laozi emigrates and transmits the Daode jing to Yin Xi (transmission)
5. Laozi and Yin Xi go west and convert the barbarians to Buddhism (conversion)
6. Laozi ascends to heaven and comes back again to give revelations to
Chinese seekers, founding Taoist schools (revelations)
Medieval and later traditions. This basic structure of the myth is further expanded
and deepened in the following centuries. The fifth-century *Santian neijie jing
(Scripture of the Inner Explication of the Three Heavens) of the southern
Celestial Masters (*Tianshi dao) adds more details on the cosmology of creation
and applies motifs from the birth of the Buddha. In the sixth century,
the *Kaitian jing (Scripture of the Opening of Heaven), the Wenshi neizhuan
文始內傳 (Inner Biography of Master Wenshi; Kohn 1997b, 109–13), and the
*Huahu jing (Scripture of the Conversion of Barbarians), all of the northern
Celestial Masters at *Louguan (Tiered Abbey), provide additional details on
the transformations and a stylized version of the transmission and conversion,
and add a second meeting of Laozi with Yin Xi in Sichuan at a “black
ram shop,” today the *Qingyang gong (Palace of the Black Ram) in Chengdu.
The seventh-century Xuanyuan huangdi shengji 玄元皇帝聖紀 (Chronicle
of the Holy August Emperor of Mysterious Origin) by the Louguan master
*Yin Wencao, which survives in citations and in a longer fragment known as
the Taishang hunyuan zhenlu 太上混元真錄 (Real Account of the Most High
Chaotic Origin; CT 954), expands further on the transmission of the Daode
jing and the relation to Yin Xi. Three major later hagiographies, including j.
2 of *Du Guangting’s (850–933) Daode zhenjing guangsheng yi 道德真經廣聖
義 (Extended Interpretation of the Emperor’s Exegesis of the Daode jing; 901;
CT 725), the *Youlong zhuan (Like unto a Dragon), and the *Hunyuan shengji
(Saintly Chronicle of Chaotic Origin), add further details to the structure
outlined above, expanding especially the time Laozi spends among the pure
heavens and scriptures before creation, and his visitations and miracles under
the Tang and Song.
In addition to these extensive works, there are numerous shorter hagiographies
of Laozi, he is mentioned in countless passages in Taoist texts, and large
numbers of scriptures claim to go back to his revelations. More concretely,
there are inscriptions on him from throughout the ages (see Kamitsuka Yoshiko
1993), such as the Sanzun bei 三尊碑 (Stele to the Three Worthies) of 508, the
Laoshi bei 老氏碑 (Stele to Sir Lao; Chen Yuan 1988, 42) of 591, the Xichuan
Qingyang gong beiming 西川青羊宮碑銘 (Stele Inscription at the Palace of the
Black Ram in Sichuan; CT 964) of 884, and the Laojun zan 老君讚 (Eulogium
for Lord Lao; in Hunyuan shengji, 9.35b) of 1014.
From Song times onward, the veneration of Laozi declined in favor of
Xuanwu 玄武, the Dark Warrior (see *Zhenwu), yet there was also a new
edition of the Huahu jing, the Laojun bashiyi hua tushuo 老君八十一化圖說
(Eighty-One Transformations of Lord Lao, Illustrated and Explained; see
*Laojun bashiyi hua tu) and the deity appeared in popular novels, such as the
Fengshen yanyi 封神演義 (Investiture of the Gods; IC 384–86) and the Dongyou ji
東游記 ( Journey to the East) in the Ming. To the present day, he is worshipped
as a key deity of the Celestial Masters and credited with a number of *qigong
exercises.
Livia KOHN

 

 

 

То есть при империи Цинь (221 - 207 г. г. до н. э.) благодаря приписывавшейся Лао-цзы мудрости, возникла легенда о том, что он был долгожителем (продолжительность его жизни - 160 или 200 лет). Когда династия Хань низложила династию Цинь, связи Лао-цзы с Цинь и его поддержка династией Цинь стали проблемой, и в это время возникли новые легенды, связывавшие Лао-цзы с династией Хань: место его рождения было перенесено близко к местам происхождения династии Хань (в Божу), а сам он был связан с семейством Ли, тесно связанным с Хань. В это же время (то есть при Хань) скорее всего жищнь Лао-цзы и начали датировать 6 в. до н. э. С течением времени, при империи Хань, легенды о Лао-цзы сформировали 3 достаточно гомогенных цикла: 1. Лао-цзы как великий волшебник и искатель бессмертия, который открыл секрет и стал одним из бессмертных (в этом виде - он стал покровителем магов и искателей эликсира бессмертия) - об этих вещах повествуют его биографии в трактатах Лисян чжуан и Шенсян чжуан; 2. Лар-цзы как персонификация самого дао, постоянно присутствующий одесную высшего бога - Хуан-ди (пример такого подхода к фигуре Лао-цзы можно увидеть в трактате Лао-цзы минь); 3. Китайские милленаристские учения, которые представляют Лао-цзы как манифестацию Бога, который проявляется в мире, и каждый раз спасает его своим рождением среди смертных, и приносит с собой длительные времена Великого Мира, и в такой своей божественной форме он почитался под именами Господин Лао (Лао-цзюн) и Старый Жёлтый Господин (Хуанфао-цзюн) - например в траутате Лао-цзы бьянхуа-цзин.

 

Также немколько примеров агиографической литературы о Лао-цзы:

 

В книге, приписываемой некоему Пань Чжану, под названием Тайшань лаоджун Каитиан цзин ("Труд о Сотворении мира величайшим господином Лао"). Рукопись датируется 1437 годом. Впервые эта работа упоминается Даоцюанем (годы жизни: 596 - 667 г. г.) в работе Гуан гонмин-цзы и в работе Сю гаосен чжуань 23.624с, где говорится, что указанный труд (Каитиан цзин) цитировал в споре, происходившем в присутствии императора Сяо Миня (годы правления 516 - 528) даосист Цзян Бин. Считается очень вероятным, что Каитиан цзин составлена в эпоху Шести династий.

 

В книге Лаоцзю башию хуа-ту (Восемьдесят одно изменение формы господина Лао в иллюстрациях) - это книга о многочисленных перерождениях Лао-цзы в человеческой истории, по аналогии с перерождениями Будды. Книга написана около 300 года н. э.

 

В книге Laozi bianhua jing (Преображения Лао-цзы) - сохранился манускрипт копии этого произведения обнаруженный в Дуньхуане, датируемый 612 годом н. э.

 

Это не всё что я нашёл (просто не очень охота вдаваться в подробности этого малосущественного для данной темы вопроса - то есть вопроса зарождения культа Лао-цзы и его обожествления, произошедшего уже ПОСЛЕ эпохи Чжоу) но в целом - вот так...

 

 

 

Я подозреваю

 

 

Как невежда, вы ни на что иное не способны кроме как "подозревать". Именно "подозревать" ваша участь (и выдавать свои подозрения за истину) - но никак не "знать".

Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 24.06 2020

" Уже к первым векам нашей эры Лао-цзы превратился в Бога, вечного и всемогущего, — таким он предстаёт в текстах II—V вв. н. э.[2]"

 

 

В чьих текстах он таковым предстаёт?

 Я подозреваю, что такое видение происходит в текстах переводчиков, ушибленных Библией по голове.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 24.06 2020

" Уже к первым векам нашей эры Лао-цзы превратился в Бога, вечного и всемогущего, — таким он предстаёт в текстах II—V вв. н. э.[2]"     В чьих текстах он таковым предстаёт?  Я подозреваю, что такое видение происходит в текстах переводчиков, ушибленных Библией по голове.

 

Формирование мифа о Лао-цзы в Древности и Раннем Средневековье:

 

Formation of the myth. The most up-to-date evaluation of the early history
of Laozi is by A. C. Graham (1986b). Beginning from the appearance of
Laozi as Confucius’s teacher in the Zhuangzi, he shows that this tale probably
originated with a Confucian story on the master’s humility and eagerness to
learn. In the fourth century bce, according to Graham, when the Daode jing
was first compiled and the growing Taoist school needed a hoary founder,
Lao Dan was adopted to serve as archetypal Taoist. When the Qin gained
supremacy in the second century bce, Lao Dan was presented to them as a
powerful political thinker and was moreover linked with Grand Scribe Dan
(Taishi Dan 太史儋), who in 374 bce had predicted the rise of this state. This
necessitated an unusual longevity for the philosopher, who was then said to
have lived 160 or 200 years.
After the Qin had come to power, however, this longevity became a liability
because Laozi was no longer around to advise the emperor in person.
As a result, so Graham speculates, the story of Laozi’s western emigration
was invented, a convenient way not only of “disposing the body” but also of
accounting for the compilation of the Daode jing, allegedly transmitted under
duress to the border guard *Yin Xi on the Hangu Pass (Hangu guan 函谷關).
Finally, under the Han, when his close connection to the Qin turned problematic,
Laozi’s birthplace was relocated to Bozhou 亳州 (present-day Luyi 鹿
邑, Henan) near the Han rulers’ homeland of Pei 沛, and he was linked with
the Li 李 clan, a family of faithful retainers of the Han house. At this time
Laozi was known for two key episodes: his service as an archivist and reclusive
thinker under the Zhou, and his western emigration and transmission of the
Daode jing to Yin Xi. Also, he had acquired a birthplace in Bozhou, the family
name Li, his personal name Dan, and a lifetime in the sixth century bce. This
analysis by Graham fits the facts of the multifaceted presentation of Laozi in
the early sources and accounts for the oddities of the Shiji biography. It also
tallies with a recent manuscript find, the *Guodian Laozi, which contains parts
of the Daode jing datable to between 350 and 300 bce.
Han developments. Legends about Laozi grew massively over time. In the Han
dynasty, he was adopted by three separate groups: 1. the magical practitioners
(*fangshi) or individual seekers of immortality, who adopted Laozi as their
patriarch and idealized him as an immortal (see his biographies in the *Liexian
zhuan, trans. Kaltenmark 1953, 60–61, and in the *Shenxian zhuan, trans. Kohn
1996a, and Campany 2002, 194–204); 2. the political elite, the imperial family
and court officials, who saw in Laozi the personification of the Dao and
worshipped
him as a representative of their ideal of cosmic and political unity
alongside the Yellow Emperor (*Huangdi) and the Buddha (see *Laozi ming);
3. popular millenarian cults, who identified Laozi as the god who manifested
himself through the ages and would save the world yet again and bring about
the age of Great Peace (*taiping). Called Lord Lao (Laojun) or Yellow Old
Lord (Huanglao jun 黃老君), this deified Laozi was like the personification
of cosmic harmony worshipped by the court but equipped with tremendous
revolutionary power. As a messiah (see *Li Hong), he could overturn the present
and reorganize the world, leading the faithful to a new state of heavenly
bliss in this very life on earth (see *Laozi bianhua jing).
These various texts all add new information to the two key episodes of the
Laozi legend as known in the early Han, expanding the beginning of his life to
include his identity with the Dao, creation of the world, and periodic descent
as “teacher of dynasties,” embellishing his birth by increasing his time in the
womb and giving him the physiognomy of a sage, and extending his life after
the emigration by either having him wander west and convert the barbarians
to his teaching, then known as “Buddhism,” or by ascending back to heaven
and returning to reveal various Taoist teachings in China.
As a result, the complex Laozi myth, which first evolves at this time, can
be described as consisting of six distinct parts:
1. Laozi as the Dao creates the universe (creation)
2. Laozi descends as the teacher of dynasties (transformations)
3. Laozi is born on earth and serves as an archivist under the Zhou (birth)
4. Laozi emigrates and transmits the Daode jing to Yin Xi (transmission)
5. Laozi and Yin Xi go west and convert the barbarians to Buddhism (conversion)
6. Laozi ascends to heaven and comes back again to give revelations to
Chinese seekers, founding Taoist schools (revelations)
Medieval and later traditions. This basic structure of the myth is further expanded
and deepened in the following centuries. The fifth-century *Santian neijie jing
(Scripture of the Inner Explication of the Three Heavens) of the southern
Celestial Masters (*Tianshi dao) adds more details on the cosmology of creation
and applies motifs from the birth of the Buddha. In the sixth century,
the *Kaitian jing (Scripture of the Opening of Heaven), the Wenshi neizhuan
文始內傳 (Inner Biography of Master Wenshi; Kohn 1997b, 109–13), and the
*Huahu jing (Scripture of the Conversion of Barbarians), all of the northern
Celestial Masters at *Louguan (Tiered Abbey), provide additional details on
the transformations and a stylized version of the transmission and conversion,
and add a second meeting of Laozi with Yin Xi in Sichuan at a “black
ram shop,” today the *Qingyang gong (Palace of the Black Ram) in Chengdu.
The seventh-century Xuanyuan huangdi shengji 玄元皇帝聖紀 (Chronicle
of the Holy August Emperor of Mysterious Origin) by the Louguan master
*Yin Wencao, which survives in citations and in a longer fragment known as
the Taishang hunyuan zhenlu 太上混元真錄 (Real Account of the Most High
Chaotic Origin; CT 954), expands further on the transmission of the Daode
jing and the relation to Yin Xi. Three major later hagiographies, including j.
2 of *Du Guangting’s (850–933) Daode zhenjing guangsheng yi 道德真經廣聖
義 (Extended Interpretation of the Emperor’s Exegesis of the Daode jing; 901;
CT 725), the *Youlong zhuan (Like unto a Dragon), and the *Hunyuan shengji
(Saintly Chronicle of Chaotic Origin), add further details to the structure
outlined above, expanding especially the time Laozi spends among the pure
heavens and scriptures before creation, and his visitations and miracles under
the Tang and Song.
In addition to these extensive works, there are numerous shorter hagiographies
of Laozi, he is mentioned in countless passages in Taoist texts, and large
numbers of scriptures claim to go back to his revelations. More concretely,
there are inscriptions on him from throughout the ages (see Kamitsuka Yoshiko
1993), such as the Sanzun bei 三尊碑 (Stele to the Three Worthies) of 508, the
Laoshi bei 老氏碑 (Stele to Sir Lao; Chen Yuan 1988, 42) of 591, the Xichuan
Qingyang gong beiming 西川青羊宮碑銘 (Stele Inscription at the Palace of the
Black Ram in Sichuan; CT 964) of 884, and the Laojun zan 老君讚 (Eulogium
for Lord Lao; in Hunyuan shengji, 9.35b) of 1014.
From Song times onward, the veneration of Laozi declined in favor of
Xuanwu 玄武, the Dark Warrior (see *Zhenwu), yet there was also a new
edition of the Huahu jing, the Laojun bashiyi hua tushuo 老君八十一化圖說
(Eighty-One Transformations of Lord Lao, Illustrated and Explained; see
*Laojun bashiyi hua tu) and the deity appeared in popular novels, such as the
Fengshen yanyi 封神演義 (Investiture of the Gods; IC 384–86) and the Dongyou ji
東游記 ( Journey to the East) in the Ming. To the present day, he is worshipped
as a key deity of the Celestial Masters and credited with a number of *qigong
exercises.
Livia KOHN

 

 

 

То есть уже при империи Цинь (221 - 207 г. г. до н. э.) благодаря приписывавшейся Лао-цзы мудрости, возникла легенда о том, что он был долгожителем (продолжительность его жизни - 160 или 200 лет). Когда династия Хань низложила династию Цинь, связи Лао-цзы с Цинь и его идеологическая поддержка династией Цинь стали проблемой, и по этой причине в это время возникли новые легенды, связывавшие Лао-цзы с династией Хань: место его рождения было перенесено близко к местам происхождения династии Хань (в Божу), а сам он был связан с семейством Ли, тесно связанным с Хань. В это же время (то есть при Хань) скорее всего жизнь Лао-цзы и начали датировать 6 в. до н. э. С течением времени, при империи Хань, легенды о Лао-цзы сформировали 3 достаточно гомогенных цикла: 1. Лао-цзы как великий волшебник и искатель бессмертия, который открыл секрет бессмертия и сам стал одним из бессмертных (в этом виде - он стал покровителем магов и искателей эликсира бессмертия) - об этих вещах повествуют его биографии в трактатах Лисян чжуан и Шенсян чжуан; 2. Лао-цзы как персонификация самого дао, постоянно присутствующий одесную высшего бога - Хуан-ди (пример такого подхода к фигуре Лао-цзы можно увидеть в трактате Лао-цзы минь); 3. Китайские милленаристские учения, которые представляют Лао-цзы как манифестацию Бога, который время от времени проявляется в мире, и каждый раз спасает его своим рождением среди смертных, и приносит с собой длительные времена Великого Мира, и в такой своей божественной форме он почитался под именами Господин Лао (Лао-цзюн) и Старый Жёлтый Господин (Хуанфао-цзюн) - например мы можем наблюдать это в трактате Лао-цзы бьянхуа-цзин.

 

Также приведу немного примеров агиографической литературы о Лао-цзы:

 

В книге, приписываемой некоему Пань Чжану, под названием Тайшань лаоджун Каитиан цзин ("Труд о Сотворении мира величайшим господином Лао"). Собственно сохранившаяся рукопись с этим трактатом датируется 1437 годом. Но впервые эта работа упоминается Даоцюанем (годы жизни: 596 - 667 г. г.) в работе Гуан гонмин-цзы и в работе Сю гаосен чжуань (фрагмент 23.624с), где говорится, что указанный труд (Каитиан цзин) цитировал в споре, происходившем в присутствии императора Сяо Миня (годы правления 516 - 528) даосист Цзян Бин. Считается очень вероятным, что Каитиан цзин составлена в эпоху Шести династий (220 - 589 годы), но не позже начала 6 века.

 

В книге Лаоцзю башию хуа-ту (Восемьдесят одно изменение формы господина Лао в иллюстрациях) - это книга о многочисленных перерождениях Лао-цзы в человеческой истории, по аналогии с перерождениями Будды. Книга написана около 300 года н. э.

 

В книге Laozi bianhua jing (Преображения Лао-цзы) - сохранился манускрипт копии этого произведения обнаруженный в Дуньхуане, датируемый 612 годом н. э. Она повествует о том же, что и предыдущая.

 

Это не всё что я нашёл (просто не очень охота вдаваться в подробности этого малосущественного для данной темы вопроса - то есть вопроса зарождения культа Лао-цзы и его обожествления, произошедшего уже ПОСЛЕ эпохи Чжоу) но в целом - вот так...

Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 15.07 2020

Так-то лучше.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 15.07 2020

Так-то лучше.

Не понял. Так - это как? Вы поняли, что образ Лао-цзы мифологизирован, и что мифами он оброс очень рано?

Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 17.07 2020

 

Так-то лучше.

Не понял. Так - это как? Вы поняли, что образ Лао-цзы мифологизирован, и что мифами он оброс очень рано?

 

 Мало ли  кто и что  на сочиняет, это не означает, что по трактату "дао-де-дзин", мы не имеем права судить об его авторе.

Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 17.07 2020

 

 

 

 

Я подозреваю

 

 

Как невежда, вы ни на что иное не способны кроме как "подозревать". Именно "подозревать" ваша участь (и выдавать свои подозрения за истину) - но никак не "знать".

 

Обратная сторона использования слов, в том, что они нам дают ощущение знания, в то время, как на самом деле, мы остаёмся неосведомлёнными.. Моё пред идущее общение с вами, показало то, что вы  иногда не понимаете значения слов, которые используете.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 17.07 2020

Мало ли  кто и что  на сочиняет, это не означает, что по трактату "дао-де-дзин", мы не имеем права судить об его авторе.

Смотря что вы имеете в виду. Что это произведение написал КОНКРЕТНЫЙ АВТОР?

 

 

Обратная сторона использования слов, в том, что они нам дают ощущение знания, в то время, как на самом деле, мы остаёмся неосведомлёнными.. Моё пред идущее общение с вами, показало то, что вы  иногда не понимаете значения слов, которые используете.

Ваше предощущение оставьте себе, невежда. Я уже достаточно наслушался ваших стенаний по поводу монотеистических религий, которые загубили вашу жизнь. Знаете - глупости транслировать на историческом форуме среди интеллигентной публики ума много не надо. Идите свои бредни рассказывать самим носителям указанных вами религий. Им они покажутся В РАЗЫ интересней, чем тут.

Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 20.07 2020

 

Мало ли  кто и что  на сочиняет, это не означает, что по трактату "дао-де-дзин", мы не имеем права судить об его авторе.

Смотря что вы имеете в виду. Что это произведение написал КОНКРЕТНЫЙ АВТОР?

 

 

 

Да! Стиль изложенных мыслей в трактате один.

 

 

 

Обратная сторона использования слов, в том, что они нам дают ощущение знания, в то время, как на самом деле, мы остаёмся неосведомлёнными.. Моё пред идущее общение с вами, показало то, что вы  иногда не понимаете значения слов, которые используете.

Ваше предощущение оставьте себе, невежда. Я уже достаточно наслушался ваших стенаний по поводу монотеистических религий, которые загубили вашу жизнь. Знаете - глупости транслировать на историческом форуме среди интеллигентной публики ума много не надо. Идите свои бредни рассказывать самим носителям указанных вами религий. Им они покажутся В РАЗЫ интересней, чем тут.

Жаль, что в том месте, где вас так изящно научили ругаться, не учат думать. 


Сообщение отредактировал ieqoved: 20.07.2020 - 21:44 PM
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 20.07 2020

Жаль, что в том месте, где вас так изящно научили ругаться, не учат думать. 

Ступайте, невежда. Думать я научился гораздо раньше вашего появления на форуме.

 

 

Да! Стиль изложенных мыслей в трактате один.

И каким образом это делает автором этого произведения именно Лао-цзы? Или аннулирует тот факт, что его образ веками обрастал мифами? Чему тема посвящена - вы поняли, мыслитель? Она посвящена не произведениям, которые имеет одинаковую стилистику слога и мысли, а МИФАМ об определённом персонаже.

Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 21.07 2020

 

Жаль, что в том месте, где вас так изящно научили ругаться, не учат думать. 

Ступайте, невежда. Думать я научился гораздо раньше вашего появления на форуме.

 

 

 

 

 

Если б вы умели думать, вам бы не составляло труда опровергать мои утверждения. при помощи фактов и логики. Но вы пока что, только ругаетесь в мой адрес.

 Ругань, вас духовно роднит с  апологетами и проповедниками авраамических вероучений. У них есть такая принципиальная фишка - ругать и выставлять в негативном виде, всё то что не касается их самих. При этом, они  по умолчанию, идеализируют себя, а на деле, развивают свою эгоманию, 

 

 

Да! Стиль изложенных мыслей в трактате один.

 

И каким образом это делает автором этого произведения именно Лао-цзы?

Это не делает его автором, это показывает что он автор!

 

 

 Или аннулирует тот факт, что его образ веками обрастал мифами? Чему тема посвящена - вы поняли, мыслитель? Она посвящена не произведениям, которые имеет одинаковую стилистику слога и мысли, а МИФАМ об определённом персонаже.

Почему вы решили использовать именно термин "Мифы"? А не скажем: - "домыслы", "художественный вымысел" или "художественное повествование"!?

 

 Значение слова "миф" как то не очень подходит под то, что вы тут выложили.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 21.07 2020

Если б вы умели думать, вам бы не составляло труда опровергать мои утверждения. при помощи фактов и логики. Но вы пока что, только ругаетесь в мой адрес.

Какие утверждения? Ваши бредни про авраамические религии? Мне НАС.АТЬ, если у вас комплексы к ним.

 

 

 Ругань, вас духовно роднит с  апологетами и проповедниками авраамических вероучений. У них есть такая принципиальная фишка - ругать и выставлять в негативном виде, всё то что не касается их самих. При этом, они  по умолчанию, идеализируют себя, а на деле, развивают свою эгоманию, 

Расскажите об этом ИМ. Мне - НЕ НАДО.

 

 

Это не делает его автором, это показывает что он автор!

КАКИМ ОБРАЗОМ? То, что некий текст изложен связно - вовсе не означает, что его автором является дядя Петя из соседнего подъезда. Вы даже не знаете, может ли этот человек связно излагать свои мысли. Поэтому - почему именно он?

 

 

Почему вы решили использовать именно термин "Мифы"? А не скажем: - "домыслы", "художественный вымысел" или "художественное повествование"!?    Значение слова "миф" как то не очень подходит под то, что вы тут выложили.

Именно что МАКСИМАЛЬНО подходит. Ибо не просто выдумка, но ещё и выдумка насыщенная мифологическо-религиозным содержанием.

Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 23.07 2020

 

Если б вы умели думать, вам бы не составляло труда опровергать мои утверждения. при помощи фактов и логики. Но вы пока что, только ругаетесь в мой адрес.

Какие утверждения? Ваши бредни про авраамические религии? Мне НАС.АТЬ, если у вас комплексы к ним.

 

 

Не бредни, а факты и логика, коих у вас практически  не встречается, при обосновании вашего мнения.

 

 Ругань, вас духовно роднит с  апологетами и проповедниками авраамических вероучений. У них есть такая принципиальная фишка - ругать и выставлять в негативном виде, всё то что не касается их самих. При этом, они  по умолчанию, идеализируют себя, а на деле, развивают свою эгоманию, 

Расскажите об этом ИМ. Мне - НЕ НАДО.

Эгомания  предпочитает лесть, а не правду.

 

 

 

Это не делает его автором, это показывает что он автор!

КАКИМ ОБРАЗОМ? То, что некий текст изложен связно - вовсе не означает, что его автором является дядя Петя из соседнего подъезда. Вы даже не знаете, может ли этот человек связно излагать свои мысли. Поэтому - почему именно он?​

Дядя Петя "дао-де-дзын" не писал. А в данном случае, как текст, так и имя его автора, соответствуют друг другу. Или вы трактат считаете  фигнёй или просто мифом, не заслуживающим внимания !?

 

 

 

Именно что МАКСИМАЛЬНО подходит. Ибо не просто выдумка, но ещё и выдумка насыщенная мифологическо-религиозным содержанием.

 

Вот из вики: "Миф — повествование, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о богах и героях и предполагающее приоритет режима одновременности восприятия и мышления. Википедия."

 

Можете привести соответствущую цитату?


Сообщение отредактировал ieqoved: 23.07.2020 - 23:43 PM
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 24.07 2020

Не бредни, а факты и логика, коих у вас практически  не встречается, при обосновании вашего мнения.

Не вам судить, фанатик, что у меня встречается, а чего нет. Вот в российской Конституции есть поправки - вы их поддерживаете, знаток логики?

 

 

Эгомания  предпочитает лесть, а не правду.

Поэтому вы льстите Алисе? Надеетесь на её эгоманию? Ну-ну... Влюбчивый вы наш.

 

 

Дядя Петя "дао-де-дзын" не писал. А в данном случае, как текст, так и имя его автора, соответствуют друг другу.

Автор (датируемый концом 6 века до н. э.) - УСЛОВНЫЙ. Трактат - РЕАЛЬНЫЙ. Датируемый не позже середины 4 века до н. э.

 

 

Или вы трактат считаете  фигнёй или просто мифом, не заслуживающим внимания !?

Мифом не считаю - ибо текст действительно существует. А его ценность более очевидна сторонникам учения дао - к коим самого себя я не отношу. В то же время я осуждаю некоторые открыто антигуманные и отрицающие моральные ценности постулаты Дао де цзин, как например:

 

дэ появляется только после утраты дао; человеколюбие – после утраты дэ; справедливость – после утраты человеколюбия; ритуал – после утраты справедливости.

 

...

 

Когда устранили великое дао, появились «человеколюбие» и «справедливость».

 

То есть упадок человека происходит так: когда исчезает дао (самость), то возникает дэ (самостная благодетель), когда исчезает дэ, то возникает человеколюбие, с его же исчезновением - возникает справедливость, а когда тратится справедливость, то возникает ритуал. Осуждение ритуала я считаю уместным. Но не осуждение человеколюбия и справедливости - кстати говоря, ценностей, которых придерживалось конфуцианство, наряду с ритуалом. И вот ещё осуждение великих конфуцианских добродетелей в Дао дэ цзин - сыновней почтительности и отцовской любви:

 

Когда шесть родственников в раздоре, тогда появляются «сыновняя почтительность» и «отцовская любовь». Когда в государстве царит беспорядок, тогда появляются и «верные слуги».

 

И другая аморальная цитата (таких в Дао дэ цзин много):

 

управляя [страной], совершенномудрый делает сердца (=сознания) [подданных] пустыми, а желудки — полными. [Его управление] ослабляет их волю и укрепляет кости. Оно постоянно стремится к тому, чтобы у народа не было знаний и страстей, а имеющие знание не смели бы действовать. Осуществление недеяния всегда приносит спокойствие.

 

Это осуждение мудрости, знания, собственного мнения людей. Лучше полный желудок и удовлетворение низменных желаний, чем наличие у людей воли и устремлений. Достаточно позорные мысли. Впрочем, я не хочу слишком сильно критиковать даосизм. Конечно, во многих учениях имелись в наличии как плохие, так и хорошие стороны. Я и от некоторых постулатов киников не в восторге - они вообще вызывают некоторую дикость.

 

 

Вот из вики

ФТОПКУ.

 

 

Вот из вики: "Миф — повествование, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о богах и героях и предполагающее приоритет режима одновременности восприятия и мышления. Википедия."   Можете привести соответствущую цитату?

Невеждаааа...

 

2. перен. Что-нибудь легендарное, фантастическое, баснословное; вымысел, выдумка. Его сведения оказались мифом. Это чистейший миф.

 

Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

 

https://dic.academic.../ushakov/861278

 

Ясно, неуч?

 

2. Мифом называют что-либо придуманное, то, чего нет на самом деле. Чудесные свойства этого лекарства — обыкновенный рекламный миф. | В условиях рыночных отношений безработица — это не миф, это неизбежная реальность.

= вымысел

 

Толковый словарь русского языка Дмитриева. Д. В. Дмитриев. 2003.

 

https://dic.academic...f/dmitriev/2357

 

Ясно, олух царя небесного?

 

Мифический: 3. Разг. Вымышленный, выдуманный. М. герой очерка. М-ая причина пропуска занятий.

 

Большой толковый словарь русского языка. - 1-е изд-е: СПб.: Норинт С. А. Кузнецов. 1998

 

http://www.endic.ru/...eski-10638.html

 

Мифический: 3. перен. Разг. Вымышленный, выдуманный. — Если б были деньги, сказал бы, что мифическая тетка саратовская заболела и вызывает меня. Станюкович, В море!

 

Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999; (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

 

https://kartaslov.ru...лова/мифический

 

 

МИФИЧЕСКИЙ Значение: МИФИЧЕСКИЙ (греч., от mythos - басня, миф). Баснословный.

 

(Источник: «Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка». Чудинов А.Н., 1910)

 

МИФИЧЕСКИЙ баснословный, невероятный.

 

(Источник: «Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке». Попов М., 1907)

 

МИФИЧЕСКИЙ греч. mythikos, от mythos, басня, миф. Баснословный.

 

(Источник: «Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней». Михельсон А.Д., 1865)

 

https://classes.ru/a...-term-23311.htm

 

Ясно, чудо света?

 

Вы русский язык сперва подучите. Что значат слова, которыми пользоваться не умеере. А потом приходите спорить о том, чего НЕ ЗНАЕТЕ. Неуч.

Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 26.07 2020

 

Не бредни, а факты и логика, коих у вас практически  не встречается, при обосновании вашего мнения.

Не вам судить, фанатик, что у меня встречается, а чего нет. Вот в российской Конституции есть поправки - вы их поддерживаете, знаток логики?

 

 

 Я вообще не поддерживаю голосование скопом, а только по пунктам.

 

Эгомания  предпочитает лесть, а не правду.

Поэтому вы льстите Алисе? Надеетесь на её эгоманию? Ну-ну... Влюбчивый вы наш.

Я давно уже проникся уважением к этой женщине, но открыто признался об этом только сейчас. Потому что мне в конце концов стало плевать, на мнение тех, кого она периодически строит. И ещё ей уважуха за то, что делает она это часто, в открытой форме, не прибегая к административному ресурсу. Другой бы администратор забанил бы того с кем не согласен, по тихому, и всё...

 

 

 

 

 

Дядя Петя "дао-де-дзын" не писал. А в данном случае, как текст, так и имя его автора, соответствуют друг другу.

Автор (датируемый концом 6 века до н. э.) - УСЛОВНЫЙ. Трактат - РЕАЛЬНЫЙ. Датируемый не позже середины 4 века до н. э.

 

 

Или вы трактат считаете  фигнёй или просто мифом, не заслуживающим внимания !?

Мифом не считаю - ибо текст действительно существует. А его ценность более очевидна сторонникам учения дао - к коим самого себя я не отношу. В то же время я осуждаю некоторые открыто антигуманные и отрицающие моральные ценности постулаты Дао де цзин, как например:

 

дэ появляется только после утраты дао; человеколюбие – после утраты дэ; справедливость – после утраты человеколюбия; ритуал – после утраты справедливости.

 

...

 

Когда устранили великое дао, появились «человеколюбие» и «справедливость».

 

То есть упадок человека происходит так: когда исчезает дао


Сообщение отредактировал ieqoved: 26.07.2020 - 14:12 PM
Ответить

Фотография ieqoved ieqoved 26.07 2020

 

 

Вот из вики: "Миф — повествование, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о богах и героях и предполагающее приоритет режима одновременности восприятия и мышления. Википедия."   Можете привести соответствущую цитату?

Невеждаааа...

 

2. перен. Что-нибудь легендарное, фантастическое, баснословное; вымысел, выдумка. Его сведения оказались мифом. Это чистейший миф.

 

Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

 

https://dic.academic.../ushakov/861278

 

Ясно, неуч?

 

2. Мифом называют что-либо придуманное, то, чего нет на самом деле. Чудесные свойства этого лекарства — обыкновенный рекламный миф. | В условиях рыночных отношений безработица — это не миф, это неизбежная реальность.

= вымысел

 

Толковый словарь русского языка Дмитриева. Д. В. Дмитриев. 2003.

 

https://dic.academic...f/dmitriev/2357

 

Ясно, олух царя небесного?

 

Мифический: 3. Разг. Вымышленный, выдуманный. М. герой очерка. М-ая причина пропуска занятий.

 

Большой толковый словарь русского языка. - 1-е изд-е: СПб.: Норинт С. А. Кузнецов. 1998

 

http://www.endic.ru/...eski-10638.html

 

Мифический: 3. перен. Разг. Вымышленный, выдуманный. — Если б были деньги, сказал бы, что мифическая тетка саратовская заболела и вызывает меня. Станюкович, В море!

 

Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999; (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

 

https://kartaslov.ru...лова/мифический

 

 

МИФИЧЕСКИЙ Значение: МИФИЧЕСКИЙ (греч., от mythos - басня, миф). Баснословный.

 

(Источник: «Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка». Чудинов А.Н., 1910)

 

МИФИЧЕСКИЙ баснословный, невероятный.

 

(Источник: «Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке». Попов М., 1907)

 

МИФИЧЕСКИЙ греч. mythikos, от mythos, басня, миф. Баснословный.

 

(Источник: «Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней». Михельсон А.Д., 1865)

 

https://classes.ru/a...-term-23311.htm

 

Ясно, чудо света?

 

Вы русский язык сперва подучите. Что значат слова, которыми пользоваться не умеере. А потом приходите спорить о том, чего НЕ ЗНАЕТЕ. Неуч.

 

Ясно. что у тебя нету такого органа, который смог бы тебя подружить со смыслом того что ты читаешь. Потому  ты как  из пулемёта, отстреливаешься навешиванием ярлыков, надеясь большим количеством слов, замаскировать своё непонимание.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 26.07 2020

Ясно. что у тебя нету такого органа, который смог бы тебя подружить со смыслом того что ты читаешь. Потому  ты как  из пулемёта, отстреливаешься навешиванием ярлыков, надеясь большим количеством слов, замаскировать своё непонимание.

Понималкин. Я читал чуть больше, чем Дао дэ цзин о Даосизме. В том числе и критику Даосизма от САМИХ китайцев. И я действительно считаю, что конфуцианство - это учение ГОРАЗДО моральнее, чем даосизма. Ибо так оно и есть.

 

О морали и этике Даосизма (коротко) - говорящееся в цитате целиком соответствует учению Дао-дэ-цзин:

 

 

 

Земной путь человека должен стать Путем-дао, при котором человек как бы следует по реке жизни и им руководит беспричинное и нецеленаправленное, которое является сутью этого мира. Традиционные нравственные ценности, таким образом, становились на один уровень с пороками. Добро отождествлялось злу, жизнь смерти, они имели в даосизме одинаковую оценку. Разум человека расценивался как составляющая, которая противоречит его природе. Даосизм приписывал изгнание разума из жизни человека и тем самым достижения состояния полного безразличия. Этические и нравственные нормы даосизм также относил к категории разумного, которого следовало избегать. ... Приверженцы даосизма ратовали за возвращение человека в докультурный уровень

 

Магия составляла неотъемлемую часть учения о Даосизме (волшебство, реальность существования эликсира бессмертия, возможность обретения бессмертия через череду превращений-перерождений (элемент самым очевидным образом заимствованный из индийских философских течений, напр. буддизма, джайнизма, индуизма) и пр.)

 

 

 

Весь мир являет собой Путь-дао, который развивается во времени, а затем вновь погружается в небытие, чтобы вновь воскреснуть для нового цикла. Тем, кто следует Путем-дао, предоставляется возможность через череду превращений достичь состояния бессмертия.

 

http://ethicscenter....a-daosizma.html

 

Юань Кэ:

 

 

 

даосов, которые стремились к «возврату к природе», «пассивному восприятию», «управлению без действия» и т.д.

 

 

 

Жёлтый император был верховным владыкой и ему не к чему было, подражая даосам позднейших времён, искать лекарство бессмертия и добиваться вечной жизни.

 

 

 

про Ван Цзы-цяо рассказывают, что он был наследником чжоуского князя Лин-вана и имя ему было Цзинь. Он любил играть на шэне и подражал крику фениксов. Он очень давно начал постигать путь бессмертия у даоса Фу Цю-гуна. Однажды он сел верхом на белого аиста на вершине горы Коу-шишань, поднял руки, попрощался со своими домашними, и только через много дней исчез его след.

 

 

 

Последующие поколения считали Си-ван-му владычицей Запада, немолодой, с добрым характером. Иероглифы, обозначающие имя Си-ван-му, буквально значат «владычица Запада». Неграмотные даосы создали множество всяких небылиц, подтверждающих эти фальшивые предположения. Но всё это не соответствует истине.

 

Википедия:

 

 

 

Император У-ди тоже занимался поисками данного эликсира, для него это было навязчивой идеей, как и для римского императора Августа. Он прибегал к услугам разных магов и волшебников, многие из которых оказались шарлатанами и лишились жизней.[3]

 

https://ru.wikipedia...иксир_молодости

 

Отличительной чертой даосизма и китайской традиции является представление о возможности достижения человеком бессмертия. Науке о бессмертии и практике достижения бессмертия посвящено множество книг.

 

...

 

Тема бессмертия занимает важное место в ранних даосских трактатах. О бессмертии говорится ещё в трактате Даодэцзин, бессмертным считается его автор Лао-цзы. Тема развивается в притчах Чжуан-цзы, этой темы в той или иной степени касаются многочисленные философские трактаты того периода. Помимо философских трактатов теме бессмертия посвящены многочисленные стихи и легенды.

 

 

Поиск бессмертия, присущий даосам, осуждался конфуцианами:

 

 

 

С полемикой против поисков бессмертия выступал Лу Цзя (240—170 до н. э.), конфуцианский советник первого императора эп. Хань, в трактате «Синь юй» 新語.

 

https://ru.wikipedia...ертие_(даосизм)

 

Учи матчасть, дypик. А не владеешь ею - не лезь ко взрослым дяденькам со своими тyпизмами. Никому они не нужны. Ибо если ты сам кpeтин, то не надо делать кpeтинов и из других. Иди поищи эликсир бессмертия. Поищи Острова бессмертных (Пэнлай и пр.) - может быть там с тобой поделятся. Поищи Восемь бессмертных (это те бывшие даосы, которым якобы удалось найти секрет бессмертия и обрести его).

 

https://ru.wikipedia...емь_Бессмертных

 

Даосская алхимия:

 

 

 

Внешняя алхимия (кит. упр. 外丹术пиньинь waidanshuпалл. вай дань шу) — раздел даосской науки о бессмертии, в которой предполагается, что долголетия или бессмертия можно достичь, принимая медикаменты, приготовленные особым образом. Параллельно внешней алхимии появилась внутренняя алхимия, которая позже полностью вытеснила внешнюю алхимию. По представлениям внутренней алхимии, бессмертие достигалось особыми упражнениями, медитациями и способами дыхания, а также контролем за внутренними органами и процессами циркуляции энергии ци в организме. ... Использование мышьяка, ртути, серысвинца делают приготовленные эликсиры сильнодействующими ядами. Принятие этих ядов микроскопическими дозами оказывают нередко благотворное влияние на организм.

 

https://ru.wikipedia...аосская_алхимия

 

Внутренняя даосская алхимия (поиск долголетия и бессмертия):

 

https://ru.wikipedia...тренняя_алхимия

 

Манвандуйские тексты эпохи Борящихся царств (примерно 485 - 221 г. г. до н. э.), содержащие элементы даосского учения о бессмертии:

Очень долго мы могли судить о культуре царст­ ва Чу и о религиозных корнях даосизма в чуской архаической религии только по разрозненным и до­ статочно бедным данным из исторических древне­ китайских текстов или же по интересному, но недо­ статочному материалу ритуальной поэзии чуского поэта III в. до н.э. Цюй Юаня (первый предста­ витель индивидуального поэтического творчества в Китае). Только в начале 70-х гг. XX столетия бла­ годаря трудам китайских археологов наука получи­ ла новый и чрезвычайно богатый материал. Это произошло в результате раскопок в местечке Ма- вандуй близ города Чанша, столицы провинции Ху- нань. Среди мавандуйских текстов оказалось доста­ точно много содержащих ценную информацию о са­ мой сердцевине даосской религиозной доктрины — учении о продлении жизни и обретении бессмертия.

 

...

 

Во-вторых, данные тексты содержат ясное ука­ зание на существование в предымперский (эпоха Чжань-го) период вполне разработанной концеп­ ции бессмертия, обретаемого в процессе практики пестования жизни, а также бессмертных (сяней).

 

Конечно, и ранее (например, из легистского тек­ ста «Ханьфэй-цзы») было известно о том, что на излете эпохи Чжань-го были люди, искавшие спо­ собы обретения бессмертия (бу сы чжи фа) и ве­ рившие в «снадобья бессмертия» (бу сы чжи яо), однако только мавандуйские тексты показали как масштаб этой веры, так и степень разработанности и изощренности методов ее реализации, к которой на самом деле средневековый даосизм добавил не так уж много.

 

Здесь встает естественный вопрос о том, почему же эти тексты оставались неизвестными до маван- дуйских раскопок, что создавало иллюзию появле­ ния текстов, описывающих даосский путь к бес­ смертию только в раннее средневековье. Думается, что как минимум одна из причин этого обстоятель­ ства заключалась в том, что тексты, посвященные даосской практике, рассматривались как сугубо эзо­ терические и недоступные профанам, тогда как «мировоззренческие» даосские философские текс­ ты предназначались для достаточно широкого круга интеллектуальной элиты того времени и их «эзоте- ризм» ограничивался лишь сложностью их содер­ жания. Во всяком случае, изучение «Дао-Дэ цзина» или «Чжуан-цзы» не требовало никаких посвяще­ ний или клятв, скрепленных кровью жертвенных животных, которые были совершенно необходимы для приобщения к эзотерическому даосскому зна­ нию «практического» характера даже во времена ве­ ликого даосского алхимика Гэ Хуна (284—363 или 283—343).

 

Даосское учение о бессмертии в царстве Ци в эпоху Борящихся царств:

 

Однако Южный Китай — не единственный реги­ он, внесший свой вклад в формирование даосизма в первый период его истории. Большую роль в этом процессе сыграли и верования восточного примор­ ского царства Ци, где активно развивалась идея об­ ретения бессмертия и превращения в святого-бес­ смертного, сяня. Кто же такие сяни? Во-первых, отметим, что само слово «бессмерт­ ный» (сянь) графически восходит к графеме, изо­ бражающей некое пернатое существо, по-видимому шамана, способного к магическому полету в состо­ янии транса.

 

...

 

В царстве Ци вера в бессмертных соединилась с порожденным, видимо морскими миражами, пред­ ставлением о существовании неких островов бес­ смертных, находящихся далеко в океане. Это Фанч- жан, Инчжоу и Пэнлай (последний был особенно знаменит). Считалось, что на этих островах растут особые растения, употребление которых в пищу мо­ жет сделать человека бессмертным. Позднее эта ве­ ра привела даже к снаряжению императором Цинь Шихуан-ди морской экспедиции на эти острова. Ци было также знаменито своими магами, «му­ жами магических методов» (фан ши), верования и практика которых также внесла свой вклад в фор­ мирование даосизма. Не были чужды ученым му­ жам Ци и занятия философией, которая во многом была, видимо, рационализацией учения магов. Клас­ сическим примером циской философской мысли стали слившиеся воедино школы «пяти первоэле­ ментов» и «сил инъ-ян», у истоков которых стоит фигура философа III в. до н. э. Цзоу Яня. Идеи этих мыслителей-натурфилософов нашли свое развитие в последующий период и были усвоены в пол­ ной мере как даосами, так и конфуцианцами (Дун Чжуншу, «Конфуций эпохи Хань»).

 

...

 

Но философская мысль Ци не исчерпывалась натурфилософскими спекуляциями Цзоу Яня и его последователей. В этом государстве существовала еще «академия» Цзися, названная так по западным воротам Цзи в столице царства Ци, около которых эта «академия» располагалась. При этом не исклю- чено, что сама интеллектуальная атмосфера «ака­ демии» подготовила условия для написания «Дао- Дэ цзина» и «Чжуан-цзы», перед которыми, воз­ можно, мыслители Цзися имели хронологический приоритет. К философии Дао и Дэ непосредственно примы­ кают такие философы этой «академии», как Инь Вэнь-цзы, Сун Цзянь и Шэнь Дао, сочинения ко­ торых до нас, к сожалению, не дошли. Имеющийся ныне текст «Вэнь-цзы», приписываемый ученику Лао-цзы, также, видимо, не является подлинным. Поэтому главным «цзисяским» памятником может служить текст трактата «Гуань-цзы». Хотя он и при­ писывается сановнику Гуань Чжуну (ум. 645 до н.э.), в действительности он был написан значи­ тельно позднее, в IV—III вв. до н. э. Ряд глав этого произведения — «Искусство сердца», «Внутренний труд» и другие — явно написаны в духе зарождаю­ щейся даосской мысли. В остальном мировоззрение авторов из Цзися близко взглядам школы натурфи­ лософов, о которых говорилось выше. Царство Ци (и академия Цзися) также непосред­ ственно связано с формированием политической субтрадиции даосизма — учения Хуан—Лао, про­ поведовавшего идею управления государством на основе недеяния и следования самоестественности. Вместе с тем доктрина Хуан—Лао соприкасалась с учением о бессмертных, с одной стороны, и натур­ философией Цзоу Яня — с другой. Что касается на­ звания этого учения, то Хуан — это Хуан-ди, мифи­ ческий Желтый Император, основатель китайской цивилизации, которого даосы считали великим ма­ гом и мудрецом, знатоком тайн алхимии, обретшим бессмертие и восшедшим на небеса. Ну а Лао — это, конечно же, Лао-цзы — автор «Дао-Дэ цзина» и ос­ нователь даосизма. При этом Лао-цзы выступал как источник доктрины Дао.

 

 

https://www.hse.ru/m...share/225702044

 

Что это всё значит? Это значит, что практически одновременно с возникновением учения дао (конец 6 - начало 5 в. до н. э. - если верить китайским легендам) возникло и даосское учение о бессмертии (оно существовало уже в период 5 - 3 веков до н. э.), как ДОСТИЖИМОЙ цели человека.

 

Пожалуй, самый важный текст религии Даосизма - это Чжуан-цзы (книга написана в 3 в. до н. э.). Там уже говорится и о бессмертных (то есть о бывших смертных, которые обрели бессмертие), и о ВОЗМОЖНОСТИ достижения бессмертия (в частности через соединение с дао). И много чего интересного по этому поводу ещё:

 

 

 

Хотя в даосском трактате «Чжуан-цзы» (IV–III вв. до н. э.) и говорилось о том, что жизнь и смерть – понятия относительные, акцент явно был сделан на жизнь, на то, как ее следует организовать. Мистические же уклоны в этом трактате, выражавшиеся, в частности, в упоминаниях о фантастическом долголетии (800,1200 лет) и даже бессмертии, которых могут достичь праведные отшельники, приблизившиеся к Дао, сыграли немаловажную роль в трансформации философского даосизма в даосизм религиозный.

 

https://history.wikireading.ru/103375

 

При обращении к ранним даосским текстам (здесь наиболее показателен “Чжуан-цзы” как нарратив в отличие от лаконично афористического “Дао-дэ цзина”) можно заметить два плана рассмотрения оппозиции “жизнь – смерть”. Первый план снимает саму проблему смерти, рассматривая ее в качестве фазы жизни, бесконечного процесса перемен. Строго говоря, смерть лишь одна из перемен в континууме существования. Позднее, Цзя И в оде “Птица смерти” скажет: “Жизнь – как плавание по течению, смерть – всего только отдых в пути”. Отсюда и восходящий к “Чжуан-цзы”, но развитый у Цзя И образ космоса как гигантской плавильной печи, переплавляющей существа и всю тотальность существования из одной формы в другую, и смерть – только одна из таких “переплавок”

 

...

 

Через соединение чжоуского культа долголетия и шаманского экстатического транса, приобщающего к предельной сакральности космоса, даосизм предложил свою доктрину бессмертия, привнеся сотериологическую целенаправленность в мир бесконечных трансформаций. Это проявляется при рассмотрении второго плана “Чжуан-цзы” как бы параллельного первому. Там рассуждения о вечном потоке перемен и соответствующиеутешения сменяются мифологизированным повествованием о неких“божественных людях” (шэнь жэнь) с горы Мяогуе, не гибнущих даже при мировых катаклизмах, о людях, обретших дао и получивших божественный статус астральных и уранических гениев, притчами о мудрецах, способных к чудотворению через сущностную слиянность с космическими силами.

 

 

http://www.members.t.../daomonogr.html

 

Даосский кретинизм императора Цинь-Ши-Хуанди:

 

Поиски бессмертия царями начались еще в эпо­ ху Чжань-го, и не исключено, что многочисленные маги и прежде обслуживали соответствующие за­ просы своих монархов, находясь на придворной службе. После объединения страны у них остался один клиент — император, а не множество правите­ лей, как прежде. В 219 г. до н.э., через два года после создания империи, маги из Ци прибыли ко двору с предложением организовать поиски эликси­ ра бессмертия на морских островах. Множество ма­ гов устремилось в Сяньян, столицу империи, рекла­ мируя свои оккультные познания. В это же время сам император стал говорить о себе как о даосском «совершенном человеке» и запретил даже упоми- нать слово «смерть» в своем присутствии.

 

 

 

Поиски бессмертия императорами Хань отнюдь не ушли вместе с императором У-ди. Так, импера­ тор Хуань-ди (73—49 до н. э.) повелел знаменитому филологу Лю Сяну проверить действенность алхи­ мических рецептов Лю Аня. Позднее веру в бес­ смертие обнаруживали узурпатор Ван Ман и им­ ператор Хуань-ди (147—167 н.э.), поклонявшийся Лао-цзы и Будде и искавший физического бессмер­ тия. Он организовал жертвоприношение Лао-цзы в его родном уезде Кусяньи и сам совершил анало­ гичное действо во дворце.

 

 

Между тем жаждавшие бессмертия монархи, как правило, обращались к услугам проходимцев и шар­ латанов, начинавших кормить своих августейших патронов киноварью, которую они поглощали лож­ ками. В результате несколько императоров динас­ тии Тан (IX в.) друг за другом умерли в страшных мучениях от отравления тяжелыми металлами. Но­ вый император казнил алхимиков своего покойного предшественника и немедленно набирал точно та­ ких же, после чего все повторялось.

 

https://www.hse.ru/m...share/225702044

 

Впоследствии такого рода кретинизм ещё неоднократно повторялся, вплоть до Чингисхана - который ТОЖЕ искал для себя бессмертия у даосского мудреца Чан-Чуня.

 

Теперь тебе ясно, что такое Даосизм? Или будешь и далее делать вид что ты разбираешься в философских вопросах и в истории философии? Лучше помалкивай, если НЕ ЗНАЕШЬ о чём говоришь. Ничто не берётся ниоткуда. Даосизм вырос из китайских первобытнных учений, Дао-дэ-цзин - всего лишь шаг на пути развития этих учений. А учение о магии (=волшебстве, которое современные историки религий предпочитают по аналогии с соответствующим учением в Европе именовать (китайской) "алхимией") и возможности обретения бессмертия - часть этих учений.

 

Ступай ужо, невежда. Не знаешь о чём пишешь - лучше не позорься, фанатик.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 27.07 2020

Торчинов:

 

 

Кто написал «Дао-Дэ цзин»?

Кем был Лао-цзы, который обычно считается основателем даосизма и автором «Дао-Дэ цзина»? Уже жившему во II в. до н. э. великому китайскому историку Сыма Цяню это было далеко не ясно, и он пустился в гадания, отождествляя Лао-цзы то с одним, то с другим персонажем древности (то ли это некий Лао Дань, то ли Лао Лай-цзы, то ли Ли Бо-ян). Собственно положительные сведения о великом даосе, сообщаемые Сыма Цянем, первым его биографом, более чем скудны: Лао-цзы (собственное имя – Ли Эр) родился в царстве Чу на юге Китая (уезд Кусянь), служил хранителем царской библиотеки и архивов в государстве Чжоу, где встречался с Конфуцием. В преклонном возрасте отправился куда-то на запад, написав для начальника пограничной заставы Инь Си краткое изложение своего учения – трактат в пять тысяч знаков, более известный как «Канон Пути и его Благой Силы» («Дао-Дэ цзин»).

 

 

 

Был ли Лао-цзы автором «Дао-Дэ цзина»? Если считать, что в основе мифов о Лао-цзы лежит реальное историческое зерно и некий Лао-цзы (Ли Эр) действительно жил в VI в. до н. э., то можно с определенностью сказать, что он не имеет никакого отношения к созданию известного нам текста «Дао-Дэ цзина», поскольку последний никак не мог быть написан ранее 300 г. до н. э. Скорее даже, он был написан еще позднее, между 300 и 250 гг. до н. э. Об этом прежде всего свидетельствует анализ языка текста, сильно отличающегося от более ранних памятников, но вполне соответствующего нормам IV–III вв. до н. э. Во-вторых, «Дао-Дэ цзин» не упоминается ни в одном из текстов до рубежа IV–III вв. до н. э. О нем молчат «Беседы и суждения» Конфуция, ничего не говорит Мо-цзы (V в. до н. э.) и даже такой страстный конфуцианский полемист, как Мэн-цзы, ничего о нем не упоминает. Вместе с тем «Дао-Дэ цзин» цитируется в «Чжуан-цзы», но только в его поздних и явно написанных не самим Чжуан-цзы частях. Другим памятником, не только цитирующим, но и комментирующим «Дао-Дэ цзин», является «Ханьфэй-цзы», текст философской школы легистов (фа цзя), написанный приблизительно в середине III в. до н. э. Поэтому практически все современные специалисты в области изучения даосизма датируют «Дао-Дэ цзин» IV–III вв. до н. э. А из этого следует, что или Лао-цзы жил не в VI, а в IV–III вв. до н. э. и никогда не встречался с Конфуцием, скончавшимся в 479 г. до н. э., или текст «Дао-Дэ цзина» просто был приписан традицией Лао-цзы, хотя на самом деле не имел к нему никакого отношения.

 

https://kartaslov.ru...х_и_переводах/1

 

Сейчас уже найдена рукопись Дао дэ цзин второй половины 4 в. до н. э. То есть это произведение написано не позднее этого времени. Тем не менее, по прежнему остаётся очень вероятным (по указанным выше причинам, вытекающим из анализа текста, а также из того фактп, что это произведение не упоминается более ранними авторами), что трактат Дао дэ цзин был написан не ранее 350 г. до н. э. Разумеется, если это действительно так, то никакой современный Конфуцию Лао-цзы не мог написать этого трактата.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 27.07 2020

Бессмертие в Дао дэ цзин тоже не отрицается (хотя в принципе в тексте оно и не акцентируется):

 

 

Ряд фрагментов «Дао-Дэ цзина» содержат намеки на продление жизни, обретение бессмертия и неуязвимости через причастность к Дао как великому источнику жизни. В ряде мест «Дао-Дэ цзина» Дао уподобляется женскому началу (оно – Мать Поднебесной, Сокровенная Самка, Самка-Курица и т. п.). Такова, например, глава 6:

Ложбинный дух бессмертен,

Его называют Сокровенной Самкой.

Врата Сокровенной Самки —

Врата Корень Неба и Земли.

Как нить, в бесконечность тянется он,

Используй его без усилий!

Поэтому даосский мудрец уподобляется младенцу (и даже нерожденному младенцу), находящемуся в полном единстве со своей матерью – Великим Дао-Путем.

 

 

 

После открытия древней мавандуйской редакции памятника, исследования «Дао-Дэ цзина» обрели второе дыхание, поскольку теперь многое в учении этого памятника видится в новом свете (особенно это касается религиозных в психопрактических аспектов учения текста и его связи с даосской доктриной обретения бессмертия).

 

https://kartaslov.ru...х_и_переводах/1

Ответить