←  История стран мира

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Амброджо Контарини. Путешествие в Персию (...

Фотография stan4420 stan4420 10.07 2017

Приступаю к разбору книги, или вернее путевых записок Амброджо Контарини, который во второй половине 15 века предпринял путешествие по указанию правительства Венеции.

Амброджо Контарини в связи со своим посольством в Персию в 1474 — 1477 гг побывал на Днепре, в степях Северного Причерноморья и в Таврике (в «Газарии»), затем на западном и восточном Кавказе, на Волге и в Москве.

Контарини был направлен в Персию всего через год после отъезда Барбаро туда же. Посольство Контарини было вызвано рядом вновь возникших непредвиденных обстоятельств.

Его предшественник И. Барбаро был отправлен к персидскому* шаху Узун-Хасану с оружием и военными инструкторами для поддержания военных действий против Турции. Барбаро имел поручение — кроме передачи оружия — наладить отношения с кипрским королем, согласовать свои действия с неаполитанским и папским послами, исследовать положение Карамании, почти покорённой турками. Все эти дела задержали Барбаро на Кипре более чем на год.

(* - если быть совсе точным, то он был главой и правителем туркоманской племенной конфедерации Ак-Коюнлу, создавшим недолговечную империю, в состав которой входили территории Ирана, Ирака, восточной Анатолии, Армении и Азербайджана.)

 

В Венеции, хоть и получали донесения посла, были обеспокоены его задержкой на Кипре. К тому же за этот период изменились взаимоотношения между Мухаммедом II и Узун Хасаном, так как в августе 1473 г. совершился, наконец, персидский поход в Анатолию против турок, но Узун Хасан не имел удачи: турки разбили его войско, и он отступил, не добившись тех результатов, которых ждала и жаждала Венеция. Посланное ею вооружение еще не достигло Узун Хасана, и Барбаро тоже еще не дошел до персидского шаха; «комиссия» Венецианского посла должна была быть изменена в связи с неудачей персидского войска. На этом фоне возникло решение направить нового посла в Персию.

Подходящего кандидата на пост посла в Персию удалось найти не сразу: многие отказались, ссылаясь на немалые опасности путешествия по татарским степям, по Чёрному морю, где уже господствовали турки, по неведомым и трудно проходимым областям Кавказа. Пришлось прибегнуть к угрозе временного изгнания и штрафа; пришлось также значительно повысить уже увеличенное денежное вознаграждение. Автор дальнейшего повествования согласился на путешествие, значительно набив себе цену. Амброджо Контарини был представителем одного из древнейших и знатнейших патрицианских родов Венеции, известных с IX — X вв. Фамилию Контарини носили несколько дожей, многие венецианские послы, многие командиры военных флотов.

Амброджо Контарини вернулся в Венецию из своего посольства в Персию (через Кавказ, по Волге и через Москву) в апреле 1477 г. Спустя десять лет, в 1487 г., в Венеции вышло первое (из до сих пор известных) издание его сочинения «Путешествие в Персию». Оно было напечатано под таким заглавием: «Questo е el Viazo di misier Ambrosio Contarin, ambasador de la Illustrissima Signoria de Venesia al signer Uxuncassam, re de Persia». На последней странице, как обычно, отмечено место издания — Венеция, имя владельца типографии — Ганнибал Фозий из Пармы, дата выпуска книги — 14 января 1487 г.

Путешествие для 45-летнего знатного венецианца проходило очень непросто: мало того, что надо было пересечь целый ряд стран, так вдобавок Турция вела в это время войну и границы государств динамически менялись. К этому следует прибавить болезни, от которых не было избавлено посольство по причине низкого уровня медицины, и враждебное отношение некоторых туземцев.

Контарини не только не завоевал симпатии Узун Хасана (как это было по отношению к Барбаро), но его пребывание в Персии сам шах счёл бесполезным почти сразу же после появления венецианского посла в Исфахане, где он предстал перед Узун Хасаном. Барбаро пробыл при дворе последнего почти четыре года, Контарини же провел в Персии около 11 месяцев, а непосредственно при дворе Узун Хасана всего 8 месяцев. Контарини записал, что во время перехода из Исфахана в Тебриз, включая и зиму, проведенную в городе Куме, Узун Хасан четыре раза выражал мнение, что он, Контарини, должен возвратиться в Италию, а Барбаро — остаться в Персии. Контарини пытался уклониться от отъезда, но вызвал этим резкое и категорическое приказание Узун Хасана, которому, по всеобщему совету, принужден был подчиниться.

Контарини уехал с полным провалом своей посольской миссии. Таким образом, он совершил далекое и трудное путешествие, в котором большая часть времени и пути была отдана не посольству, а передвижениям по разным странам — сначала чтобы достичь Персии, затем чтобы уехать из нее. Он путешествовал в общей сложности 3 года и 1,5 месяца. Из этого срока он занимался порученными ему делами дипломатии всего 8 месяцев, а на странствия потратил почти 30 месяцев.

 

P.S. Прошу модераторов исправить название темы - она не прописалась как следует. Её настоящее название "АМБРОДЖО КОНТАРИНИ. ПУТЕШЕСТВИЕ В ПЕРСИЮ (VIAGGIO IN PERSIA)"


Сообщение отредактировал stan4420: 10.07.2017 - 03:36 AM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 10.07 2017

Итак:

0. Посольство было отправлено спустя почти 30 лет после разгрома турками Константинополя – когда уже стали всерьёз сказываться негативные последствия от падения Византии (до этого Венеция противостояла всеми силами Византии, ослабляя её, хотя именно Византия прикрывала собой Европу от турок. Дальнейшие венецианско-турецкие войны постепенно подорвали торговое и экономическое благополучие Венеции).

1. Выехал А.К. в посольство через Германию, затем проследовал через Польшу. Про Германию автор почти ничего не пишет под предлогом того, что слишком многие его соотечественники там были, и он отчётливо понимает: при его беглом осмотре ничего нового и интересного для читателей обнаружить не удастся.

Про территорию коренной Польши и её "подмандатных" территорий он пишет не в пример охотнее.

" За сим приказал он мне дать двух проводников: одного для Польши, а другого для Малороссии, вплоть до самого Kиeвa (Chio) или Маграмана (Magraman), города, лежащего вне владений Его Величества, в России" – автор называет Великое княжество Литовское, Русское, Жомойтское и иных просто Россией.

" Мы выехали из Польши 20 апреля и вступили в Нижнюю Россию, также подчиненную польскому королю. Вплоть до 25 апреля мы ехали по огромным лесам, находя пристанище то в каком-нибудь небольшом замке, то в какой-нибудь деревне. В вышеуказанный день мы пришли в город, называемый Луцк, обладающий довольно хорошим деревянным замком. Здесь мы оставались до 24 апреля, и не без опасений, благодаря двум свадьбам, потому что почти все были там пьяны*, а в таком виде эти люди весьма опасны. У них нет вина, но из меда  они приготовляют особый напиток, который опьяняет гораздо сильнее, чем вино.

Оттуда мы уехали 25 апреля и вечером прибыли в городок, называемый Житомир. Весь тот день, 29 апреля, мы двигались по лесам, причем очень опасным, так как там бродят разные подозрительные люди. Вечером, не найдя убежища, мы расположились на ночлег тут же в лесу, не имея никакой пищи; мне пришлось целую ночь быть настороже."

* - мы помним: веселие Руси питие есть…

 

"1 мая [1474 г.] мы приехали в город, именуемый Киев или Маграман, 7 который находится вне Нижней России. Этим городом управлял некий пан Мартин, поляк-католик. Узнав от королевских проводников о моем приезде, он дал мне весьма жалкое помещение, что, впрочем, соответствовало той стране, и основательно снабдил меня продовольствием.

Город стоит у границ с Татарией; в нем собирается некоторое количество купцов с пушниной, вывезенной из Верхней России; объединившись в караваны, они идут в Каффу, однако часто бывают захвачены, как бараны, татарами. Город изобилует хлебом и мясом. Образ жизни у тамошних обитателей таков: с утра и до трех часов они занимаются своими делами, затем отправляются в корчмы и остаются там до ночи; нередко, будучи пьяными, они устраивают там драки."

 

7 - Дважды повторил Контарини оба названия Киева: Chio over Magraman. Первое представляет довольно близкую транскрипцию названия Киев, которое вообще передавалось на разных языках довольно правильно, — ср., например, у Константина Порфирородного в 9-й главе его трактата (kiabo) или у Оттона Фрейзингенского (Chyos). Второе следует искать у восточных писателей. Персидский автор Рашид-ад-дин в сочинении «Сборник летописей» (в главе об «Истории царевичей Дешт-и-Кипчака») писал о взятии Киева татарами в 1240 г.: «Царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек направились походом в страну русских и народа Черных шапок и в 9 дней взяли большой город русских, которому имя Манкеркан» (у Тизенгаузена было сказано, что следует читать «Маякерман»). Позднее, к концу XIV в., когда после сокрушительной победы на Тереке (в 1395 г.) над Тохтамышем Тимур разорял разные области Дешт-и-Кыпчака, он направил свои войска к Днепру (река Узи), чтобы захватить эмиров Тохтамыша, среди которых один, по имени Бек-Ярык, правил областью Манкермен. Бек-Ярык был побежден, его область была разорена, а сам он бежал на Дон (река Тан). Об этом писали два близких по содержанию своих произведений («Зафар-намэ») персидских автора, воспевших военные подвиги Тимура: Низам-ад-дин Шами и Шереф-ад-дин Иезди. Анализ названия «Манкерман» (он же — «Маграман») произвел известный филолог-ориенталист, профессор турецко-татарских языков Казанского университета И. Н. Березин (ум. в 1896 г.). В статье «Нашествие Батыя на Россию» Березин в слове «Манкерман» у Ра-шид-ад-дина сразу узнал название «Магроман», записанное у Контарини. Относительно значения имени Манкерман-Магроман Березин пишет: «...последняя его половина есть тюркское... керман (русский «кремль»), крепость; первая же половина может быть произведена от тюркского глагола. мактамак, хвалить. Таким образом, настоящее слово будет. Мак-керман, хвалимый город. Впрочем, название керман может быть приставлено к какому-нибудь собственному имени».

Несомненно, что Контарини на месте слышал, как Киев называли (вероятно, татары) Манкерманом, и занёс в свои записки это название, бывшее в известной мере в ходу в то время.

 

Про Киев А.К. пишет " Замок построен целиком из дерева. В городе есть река, которую на их языке называют Днепром, а на нашем — Лерессе."  Вполне поэтичное название…. я о таком и не слышал.

 

P.S. Спасибо модераторам за исправление названия темы.

За положительную оценку моей работы также спасибо - мне очень приятно.


Сообщение отредактировал stan4420: 10.07.2017 - 04:34 AM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 11.07 2017

2. Термины

Азовское море автор называет Забакским, Каспийское – Бакинским.

 

3. Путешествие с татарами. Переправа

" Затем, 15 числа, мы приблизились к уже упоминавшейся реке, которою нам надо было пересечь. Эта река отделяет Татарию от России, (отсюда идут) в сторону Каффы. Ширина реки более мили; она очень глубока. Татары принялись рубить деревья и связывать их вместе, а сверху клали ветки; поверх всего они положили наши вещи. Затем татары вошли в реку, держась за шею лошадей, а мы привязали их за хвосты веревками, которые были приделаны к этим плотам. Все мы погрузились на них и погнали лошадей по реке, которую с божьей помощью и пересекли невредимыми. Предлагаю будущему читателю представить себе величину опасности; я по крайней мере не знаю, что могло быть страшнее этого!"

 

(Когда автор позже покинет Астрахань и направится в Москву, переправа будет выглядеть так:

" По истечении двух дней весь караван переправился на упомянутых плотах, на которые положили все имущество; на каждый плот пришлось по шесть-семь лошадей и несколько татар, которые их вели, привязав плоты веревками к лошадиным хвостам. Обнаженные татары заставили всех лошадей вместе войти в реку, чтобы разом совершить общую переправу. Так и было сделано; это было красивое и быстрое предприятие, но, конечно, весьма опасное.")

 

4. Отношение

" Я простился с послом, и мы разъехались. И хотя мы остались одни и продолжали пребывать в непрестанной опасности, боясь, как бы те татары не вернулись, все же мне было приятно, что я отделился от тех проклятых псов, настолько воняющих кониной, что было невозможно стоять с ними рядом.

Мы шли дальше с нашим проводником-татарином и к вечеру сделали привал в степи, посреди нескольких татарских телег с их войлочными покрышками. Внезапно вокруг нас оказалось много татар, старавшихся узнать, что мы такие. Когда наш проводник сказал, что я генуэзец, они предложили нам кислого молока."

 

     - Европейский путешественник из Венеции испытывает неприятие своих  проводников; те же относятся к нему хорошо (правда, иногда принимают за другого).

 

Позже, когда он попадёт в Грузию, отношение к туземцам лучше не станет:

" Переправившись по мосту чрез довольно большую реку, остановились мы на лугу, где выстроен дворец Грузинского Царя Баграта (Pancrati), коему принадлежит город Кутаиси и, по приглашению Губернатора, остановились в этом дворце. Тут пробыли мы до 11 числа, тревожимые беспрерывно приходившими к нам Грузинами, которые столь же глупы как и Мингрелы. Быв приглашен Губернатором к обеду, я отправился к нему с некоторыми особами свиты моей. По прибытии в комнату, где находился хозяин с гостями своими, мы уселись на полу возле него и перед нами вместо скатерти разослали кожу, которая так была жирна, что сала, находившегося на ней, было бы достаточно для наполнения целого котла. Против меня положили кусок хлеба, репы, несколько мяса, приготовленного на Грузинский вкус, и другой подобной дряни. Между тем чаша с вином беспрестанно ходила вокруг стола и собеседники наши, без стыда напивавшиеся ею, старались всеми силами напоить также и меня до пьяна. Отказ мой возбудил в них большое негодование, и я с трудом мог уйти от Губернатора, выпросив у него однако  пред раставанием нашим проводника до того места, где находился Царь Баграт."

"15-го числа, в третьем часу утра, пустились мы далее и, во все время странствования нашего по этой проклятой стране, вынуждены были ехать безпрерывно чрез леса и ужасные горы, останавливаясь для ночлега в ноле, возле какого либо ручейка, и разводя каждый раз огонь но причине сильной ночной стужи."

" Продержав нас до 19 числа, он наконец позволил нам продолжать путь свой, к крайнему моему удовольствию; ибо я был в конец измучен поступками этих тварей, которые, казалось, никогда не видывали людей. Грузия несколько лучше Мингрелии, но жители ея в нравах, обычаях и вероисповедании нисколько не отличаются от Мингрелов. В бытность нашу в Гори, рассказывали нам о храме, находящемся неподалеку оттуда, на большой горе, окруженной лесом, и в котором, по словам жителей, весьма замечательна древняя чудотворная Инока Богоматери, порученная хранению сорока монахов (caloiri). Я никак не мог решиться заехать туда, ибо горел нетерпением скорее выбраться из этой проклятой страны, где вытерпел столько страха и неприятностей, что для описания оных потребовалось бы много времени, без всякой впрочем пользы для читателей."

 

Проехав Грузию и входя в Персию, Контарини написал:

"/Кочевые Туркменцы/ Здесь нужным почитаю об яснить, что по от езде нашем из Лори встречали мы по пути множество кочевых Туркменцев (Тurcоmаni), которые с семействами своими переходят безпрестанно с одного места на другое, избирая для становнищ земли, богатые пажитями и оставаясь на оных до тех только пор, пока все пажити истребятся. Те, которых нам удалось видеть по дороге, - вообще большие воры и разбойники. Они всякий раз ужасно пугали нас и одно только об явление, что я еду к их Государю, избавляло меня, при помощи Божией, от дальнейших неприятностей."

 

            С некоторой  теплотой он отозвался об армянах:

"2-го числа прибыли мы в довольно хорошее Армянское селение, выстроенное на скате горы, и где надлежало нам переправиться (в особенного рода лодке, в тех краях употребляемой) чрез ту самую речку, на берегах коей (гораздо впрочем далее на восток) происходило, по рассказам жителей, сражение между Узун-Гассаном и Египетским Султаном Бузехом (Soldano Busech). В то время, как войска Персидския были расположены на одном берегу реки, а Султановы на другом, в рядах сих последних, по недостатку жизненных припасов, распространилась повальная болезнь. Узун-Гассан, пользуясь этим обстоятельством, напал на них, разбил и, взяв в плен Султана Бузеха, повелел отсечь ему голову.

На левом берегу этой реки находятся, в близком одно от другого расстоянии, одиннадцать селений Армянских Католиков. Все они признают власть Папы и имеют своего особенного Епископа. Вообще в целой Персии нет страны лучше и плодоноснее этой области."

 

            Поначалу я решил, что такое отношение вызвано приверженностью местных жителей католичеству, однако далее автор пишет не менее уважительно и об иноверцах:

" Персияне вообще народ вежливый и приветливый и повидимому любят Христиан. Нигде, во все время пути нашего, не встретили мы ни малейшей неприятности или оскорбления. Женщины одеваются довольно прилично и как в одежде, так равно и в верховой езде, искуснее мужчин. Они должны быть хороши собою; ибо мужчины очень красивы и статны. Персияне исповедуют веру Магометанскую."

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 12.07 2017

5. Маршрут

23 февраля 1474 г. Из Венеции (Местре, Тревизо).

26 февраля Конельяно.
10—14 марта Аугсбург. Нюрнберг.
25—29 марта Франкфурт на Одере (на границе между Германией и Польшей).
31 марта Мезериц (первый польский город).
2—3 апреля Познань.
9—13 апреля Ленчица.
19 апреля Люблин.
20 апреля Вышли из Польши в «Нижнюю Россию» — "Rossia bassa"
24—25 апреля Луцк.
25 апреля Житомир.
30 апреля Белгород.
1—11 мая Киев.
13—15 мая Черкассы и переправа через Днепр.
15—24 мая По степи.
24—26 мая По степному Крыму.
26 мая—3 июня Каффа.
4—15 июня На Азовском море перед отплытием.
29 июня Вати.
1 июля Устье р. Фазиса.
2—4 июля г. Фассо.
5—7 июля Лагерь Бендиана, царя Мингрелии.
8 июля граница между Мингрелией и Грузией.
9—14 июля Кутаиси, замок Скандер.
15—17 июля Путь до Гори.
17—20 июля Гори.
23 июля Вступили в Армению (владения Узун Хасана).
29 июля Близ Арарата («Ноева гора»).
30 июля — 1 августа Замок Хиагри.
3 августа Городок Маререки.
4 августа — 22 сентября Тебриз.
28—30 сентября Султания.
4 октября Сена.
8—24 октября Кум (болезнь Контарини).
25 октября Кашан.
26 октября Нетенз (Нетас).
30 октября— 25 ноября Исфахан (встреча с Узун Хасаном).
25 ноября—14 декабря Двигались по степи.
14 декабря 1474 г.— 21 марта 1475 г. Кум.
21 марта — 2 июня Ехали в Тебриз.
2—28 июня Тебриз.
12—15 июля Тбилиси.
18—20 июля В лесу у царя Баграта.
23 июля Кутаиси.
24—27 июля По Мингрелии.
27 июля — 17 сентября г. Фассо.
21—23 сентября Кутаиси.
30 сентября— 21 октября Тбилиси (болезнь Контарини).
1—6 ноября Шемаха.
12 ноября 1475 — 6 апреля 1476 г. Дербент.
6—26 апреля По Каспийскому морю до устьев Волги.
30 апреля— 10 августа Астрахань.
10—17 августа Шли вдоль Волги, переправа на правый берег Волги.
17 августа—1 сентября Шли вдоль Волги и по степи.
22 сентября Вступили в Россию.
25 сентября 1476—21 января 1477 г. Москва.
27 января Вязьма.
? Смоленск.
? Вступили в Литву.
12—16 февраля Троки.
25 февраля Слоним.
1—5 марта Познань.
9—10 марта Франкфурт на Одере.
15—17 марта Иена.
22—26 марта Нюрнберг.
? Аугсбург.
4—8 апреля Тренто.
9 апреля Порт Падуи на р. Бренте.
10 апреля 1477 г. Венеция.

P.S. хотел вставить данную информацию как таблицу - но указанным методом (в разделе Помощь по сайту) это сделать не удалось
Сообщение отредактировал stan4420: 12.07.2017 - 03:08 AM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 13.07 2017

Вот, долго старался - и нарисовал карту: примерный маршрут А. Контарини с посольством.

Красным обозначен путь из "италиков в персы", синим - возвращение.

(Примерный - потому что автор относительно скуп на описания, поэтому часто непонятно: он проехал через город и не нашёл в нём ничего интересного, или же объехал его стороной и в глаза не видел.

Кстати в какой-то теме зашла речь о передвижениях зимой - так вот Контарини пишет, что они неподалёку от Смоленска дня три ехали на санях по замёрзшему руслу реки).

 

Война, которую вела Турция в тот момент, вносила свои коррективы, поэтому посол несколько раз менял направление своего маршрута - например по пути "туда" он собирался высадиться в Трабзоне, но передумал; по пути "оттуда" пытался вернуться морским путём, но был вынужден сделать  огромный крюк через Россию.

Прикрепленные изображения

  • europe 1450-1500.jpg
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 14.07 2017

6. Разбойники

Помимо мрачных личностей под Житомиром, не дававшим послу спать всю ночь, автор ещё 2 раза заводит речь о неприятностях на "большой дороге" - на Кавказе и в Германии.

Первый раз был вообще вопиющий - нападению посольство подверглось со стороны гос. служащего:

" 20-го числа утром отправились мы далее и, продолжая путь свой почти безпрерывно по горам, прибыли 22 числа на границу Мингрелии, где встретили Грузинского Капитана, с отрядом пехоты и конницы, присланого по поводу каких то безпорядков, возникших по смерти Бендиана, Государя Мингрелии. Этот Капитан с ужасными угрозами остановил нас; отнял два колчана с стрелами и луками и не иначе согласился отпустить нас, как по уплате за выкуп некоторой суммы денег. Вырвавшись из рук его, мы поскакали во всю прыть и, свернув с большой дороги, въехали в лес, где и провели ночь в ужасном страхе, опасаясь ежеминутно нового нападения."

 

Местные селяне тоже были не прочь пограбить путешественников - благо охраны с ними не было:

"/Кутаис/ 23-го числа, неподалеку от Кутаиса, были мы опять атакованы несколькими поселянами, которые отняли у нас треть лошадей, принадлежавших Послам Узун-Гассана и грозили нам смертию, если мы тронемся с места. После долгих переговоров вынуждены мы были уступить им этих лошадей и заплатить сверх того 20 червонцев на их деньги и несколько луков. Расставшись с ними, мы отправились поспешно в крепость Кутаис, принадлежащую Царю Баграту, куда и прибыли в тот же день.

24-го числа, при переправе чрез одну реку, были мы вновь задержаны и, к крайнему нашему прискорбию, принуждены заплатить по два гросса (grosso) с лошади."

 

Через два дня - рэкет  местной дворянки:

"/Мареска, сестра Бендиана/ 25-го числа, переправившись на лодках чрез другую небольшую реку, прибыли мы в селение, принадлежащее сестре Бендиана, по имени Мареска (Maresca). Она приняла нас отменно хорошо, угостила хлебом и вином и отвела для ночлега большой сад (prato serrato).

26-го числа поутру, положили мы между собою сделать ей подарок в двадцать червонцев. Она сначала отказывалась от него, а потом стала делать нам разные притеснения и потребовала по два червонца с лошади. Напрасно отговаривались мы бедностию и разными другими подобными причинами; убеждения наши ни к чему не послужили. Надобно было не только отсчитать ей по два червонца* с лошади, но и выдать сверх того подарок, который прежде предлагали. Наконец, после разных прижимок, мы кое как развязались с нею и рады были тому, что она не совсем еще обобрала нас, чего, судя по ея приемам, мы легко ожидать могли."

 

( * - кто бы мне объяснил, про какие такие итальянские червонцы идёт речь? )

 

        Если  про опасности германских дорог сказано невнятно и смазано, то тем больше у нас повод для удивления: человек, проделавший путь из Европы на Ближний Восток и обратно, упоминает разбойников столько раз, что вполне хватает пальцев одной руки.

То ли виселицы с эшафотами были убедительным аргументом против "романтики ножа и топора", то ли граждане не хотели сами становиться вне закона - но в любом случае криминогенная обстановка  (как бы сейчас сказали) была вполне приемлимая.

 

 

7. Чужие армии

 

Про военные силы Большой орды Амброзио Контарини рассказал следующее:

"Я не был в этой Орде, но интересовался сведениями об ее военной мощи. Все утверждают, что там огромное множество народа, но бесполезного для этой цели из-за большого количества женщин и детей. Утверждают также, что во всей Орде не найдется и двух тысяч мужчин, вооруженных саблями и луками; остальные — это оборванцы без всякого оружия. Татары пользуются славой безумных храбрецов, потому что делают набеги и грабят черкесов и русских. .....

Как было сказано, татары этой Орды располагаются на пространствах между двумя реками — Доном и Волгой."

 

По сравнению с татарами, войско персов - просто несокрушимая лавина "штыков":

"Я старался узнать от многих достоверных особ, сколь велика воинская сила Узун-Гассана, и удостоверился, что она простирается до 50 000 всадников, из коих не все однако годны для войны. На вопрос же мой, как велика была рать его в битве с Оттоманами, получил я в ответ от людей, участвовавших в сем деле, что все войско Узун-Гассана состояло тогда из 40,000 человек. Впрочем войско это не было назначено первоначально противу Турок, а только послано для возведения на престол Пирамета, Государя Карамании, коего владения были захвачены Оттоманами."

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 15.07 2017

Завтра расскажу о пребывании Амброзио Контарини (в некоторых документах он фигурирует как Амвросий)) на территории России, о его встречах с высокопоставленным лицами и его описаниях Москвы. А сегодня

 

8. Разные несвязанные эпизоды путешествия

 

а) Тбилиси полтысячелетия назад:

" /Тифлис/ 12-го Июля 1475 прибыли мы в город Тифлис (Tiphis), принадлежащий означенному Царю. Он лежит на небольшем холме и защищен довольно хорошею крепостию, выстроенною на другой горе, - гораздо выше первой. Переправившись чрез реку Тигрис (Tigris), отыскали мы одного Католического Армянина, в доме коего и остановились. Город Тифлис славился прежде своею обширностью; но теперь очень раззорен. Впрочем те части его, которые уцелели от разрушения, довольно населены по своему пространству. В Тифлисе встретили мы много Католиков."

 

б) От Джима я узнал умное слово "гапакс" - термин, встречающийся в некотором корпусе текстов только один раз. У Контарини такое слово тоже есть - термин "алерм" как обозначение денежной единицы. В комментариях по этому поводу сказано: "alermi — непонятное, по-видимому неправильно прочитанное слово, обозначающее валюту. Эта сумма не названа в дальнейшем, когда у Контарини, уже в Москве, возникли затруднения по поводу возврата русским и татарским купцам тех денег, которые он взял у них в долг с процентами ".

 

Что такое алерм - осталось для меня неизвестным. Как говорится "наука пока не в курсе..."

 

в) Татары на службе у русского Великого князя 

"После многих речей, как со стороны его высочества, так и моих, на вопрос мой о том, что я хотел бы отсюда уехать, он сказал, что даст мне ответ в другой раз, и отпустил меня, ввиду того что собирался выехать: у него был обычай ежегодно посещать некоторые местности своей страны, особенно же одного татарина, который на княжеское жалованье держал пятьсот всадников. Говорили, что они стоят на границах с владениями татар для охраны, дабы те не причиняли вреда стране [русского князя]."

 

- это к вопросу  о том, как проходило разложение Орды.

 

г) Отношение к послу.

Если русский царь Иван 3 запросто разговаривал с Контарини,  то совсем не так дело обстояло с польским Казимиром 4 - в его присутствии послу пришлось стать на колени.

Правда, Контарини сразу оговаривается, что король сразу его поднял и вообще был сама любезность.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 16.07 2017

9. Амброзио Контарини о пребывании на территории России

 

А) Начать надо издалека: посол покидал Венецию уже в сопровождении русского переводчика Димитрия Сетинского. Автор не указывает, сколько языков знал этот Димитрий – но уже будучи на Кавказе и Персии, именно его отправляет со всякими поручениями.

 

Б) Именование страны – Контарини пишет:

"§ 27. Et quando piacque a Dio, intrammo nel paese della Rossia, che fu a di 22 Settembre [1476] ove erano alcuni pochi de casaletti de Rossi in mezo de boschi.90.            Перевод:

§ 27. Наконец, когда это было угодно богу, мы вступили на землю России. Это произошло 22 сентября [1476 г.]. В лесу попались нам несколько человек русских из окрестных деревушек."

 

Иосафат Барбаро, на помощь которому и был направлен Контарини, тоже посещал Россию и тоже написал книгу о своих путешествиях. Касаясь в своём повествовании области вокруг Астрахани и возможности достигнуть «пределов России», Барбаро прибегает к выражению "le confini de la Rossia".

(К тому же: Венецианский сенат обращается к Ивану III, называя его «Illustrissimus et potentissimus dominus dux Russie». В книге Дж. Барбьери приводятся различные документы, в которых Иван III назван «dominus magne Russie».)

Специально остановился на этом моменте, потому что не раз и не два встречал заявления фальсификаторов, будто Россию Россией стали называть только в 18 веке – и только по прямому указанию Петра Первого. Путевые записки венецианцев 15 века опровергают эту ложь.

 

В) Питание и продовольствие

" Мы уехали отсюда и прибыли в город, называемый Рязань … Дома в этом городе все деревянные, так же как и его кремль. Здесь мы нашли и хлеб, и мясо в изобилии, и даже русский напиток из меда; всем этим мы хорошо подкрепились."

"27 числа того же месяца и года прибыл в город Марк. Вечером он явился ко мне и преподнес в дар продовольствие (город* им изобиловал; об этом я скажу ниже), успокаивая меня и убеждая чувствовать себя свободно, будто я нахожусь в собственном доме."

* - имеется в виду Москва.

"Это столица, т. е. место пребывания самого великого князя. Вокруг города большие леса, их ведь вообще очень много в стране. Край чрезвычайно богат всякими хлебными злаками. Когда я там жил, можно было получить более десяти наших стайев пшеницы за один дукат, а также, соответственно, и другого зерна.

[Русские] продают огромное количество коровьего и свиного мяса; думаю, что за один маркет его можно получить более трех фунтов. Сотню кур отдают за дукат; за эту же цену — сорок уток, а гуси стоят по три маркета за каждого.

Продают очень много зайцев, но другой дичи мало. Я полагаю, что [русские] не умеют ее ловить. Торгуют также разными видами дикой птицы в большом количестве.

Вина в этих местах не делают. Нет также никаких плодов, бывают лишь огурцы, лесные орехи, дикие яблоки."

Стай – мера сыпучих тел, примерно 2 кг. Маркет – мелкая монета в Венеции.

" В конце октября река, протекающая через город, вся замерзает; на ней строят лавки для разных товаров, и там происходят все базары, а в городе тогда почти ничего не продается. Так делается потому, что место это считается менее холодным, чем всякое другое: оно окружено городом со стороны обоих берегов и защищено от ветра.

Ежедневно на льду реки находится громадное количество зерна, говядины, свинины, дров, сена и всяких других необходимых товаров. В течение всей зимы эти товары не иссякают.

К концу ноября обладатели коров и свиней бьют их и везут на продажу в город. Так цельными тушами их время от времени доставляют для сбыта на городской рынок, и чистое удовольствие смотреть на это огромное количество ободранных от шкур коров, которых поставили на ноги на льду реки. Таким образом, люди могут есть мясо более чем три месяца подряд. То же самое делают с рыбой, с курами и другим продовольствием.

На льду замерзшей реки устраивают конские бега и другие увеселения; случается, что при этом люди ломают себе шею."

         Думаю, сейчас мало кому доставило бы удовольствие любоваться стоящими на своих ногах ободранными от кожи и замёрзшими на морозе тушами животных – такой натуралистичный сюрреализм немногим по нутру. А вот европейцу полтысячелетия назад это казалось чистым удовольствием. Жуть…

"У них нет никаких вин, но они употребляют напиток из меда, который они приготовляют с листьями хмеля. Этот напиток вовсе не плох, особенно если он старый. Однако их государь не допускает, чтобы каждый мог свободно его приготовлять, потому что, если бы они пользовались подобной свободой, то ежедневно были бы пьяны и убивали бы друг друга, как звери."

         На чём основано такое смелое предположение, автор не поясняет.

 

         Г) Торговля

"В город в течение всей зимы собирается множество купцов как из Германии, так и из Польши. Они покупают исключительно меха — соболей, лисиц, горностаев, белок и иногда рысей. И хотя эти меха добываются за много дней пути от города Московии, больше в областях на северо-востоке, на севере и даже, быть может, на северо-западе, однако все съезжаются в это место и купцы покупают меха именно здесь. Меха скопляются в большом количестве также в городе, называемом Новгород, земля которого граничит почти что с Фландрией* и с Верхней Германией; от Московии Новгород отстоит на восемь дней пути. Этот город управляется как коммуна, но подчинен здешнему великому князю  и платит ему дань ежегодно."

         * - имеется в виду Ганзейский союз с его "свободными" городами.

         Д) Описания внешности

" Русские очень красивы, как мужчины, так и женщины, но вообще это народ грубый."

" Упомянутому государю от роду лет 35; он высок, но худощав; вообще он очень красивый человек."

 

Е) Русское гостеприимство

" Я оставался в городе Московии с 25 сентября [1476 г.], когда я туда приехал, до 21 января [1477 г.], когда я оттуда выехал. С уверенностью я могу сказать, что у всех я встречал хороший прием.

Великий князь, совершив поездку по своей стране, вернулся в Московию примерно к концу декабря [1476 г.]. …. И вот, по прошествии немногих дней, его высочество послал пригласить меня к своему столу и сказал, что согласен, чтобы я уехал; кроме того, он выразил желание послужить нашей светлейшей синьории и заплатить татарам и русским сумму моего выкупа, которую я им задолжал.

Я пошел на обед, устроенный великим князем в мою честь, с большим почетом. Было много яств и всего другого. Отобедав, я, по местному обычаю, сразу же ушел и вернулся в свое жилище. Через несколько дней великий князь пожелал, чтобы я еще раз положенным порядком отобедал с его высочеством, после чего он приказал своему казначею выдать мне необходимые деньги для татар и русских, а затем пригласил в свой дворец, где велел одеть меня в одежду из соболей (т. е. это — один только мех) и даровал мне еще тысячу беличьих шкурок при этой одежде, с чем я и возвратился домой."

         В общем, Иван Третий мало того, что приглашал трижды к себе посла, который просто проезжал через его земли, так ещё и подарками одарил, и решил оплатить долг посла.

Во время последнего приёма произошёл забавный случай:

" Затем мне была поднесена большая серебряная чаша, полная медового напитка, и было сказано, что государь приказывает мне осушить ее всю и дарует мне эту чашу. Такой обычай соблюдается только в тех случаях, когда хотят оказать высшую честь либо послу, либо кому-нибудь другому. Однако для меня оказалось затруднительным выпить такое количество — ведь там было очень много напитка! Насколько я помню, я выпил только четвертую часть, а его высочество, заметив, что я не в состоянии выпить больше, и заранее зная к тому же об этом моем свойстве, велел взять у меня чашу, которую опорожнили и пустую отдали мне. Я поцеловал руку его высочества и ушел с добрыми напутствиями.

Многие его бароны проводили меня до лестницы и облобызали с проявлениями большого доброжелательства."

         Ё) Передвижение (в цифрах)

Остаётся только добавить, что от Астрахани до Москвы посольство Контарини добиралось 47 дней. О преодолённом расстоянии трудно судить точно – это примерно 1400 километров. Что означает скорость около 30 километров в сутки – совсем неплохо для того времени.

Ответить

Фотография EgSt EgSt 16.07 2017

О Тифлисе и реке Тигрис интересно.

 

Переправившись чрез реку Тигрис (Tigris), отыскали мы одного Католического Армянина,

"Тигрис" - это Кура.

Кура Тигрис.png

Кура Тифлис.jpg

 

Ответить

Фотография Зырянин Зырянин 16.07 2017

Меха скопляются в большом количестве также в городе, называемом Новгород, земля которого граничит почти что с Фландрией* и с Верхней Германией; от Московии Новгород отстоит на восемь дней пути. Этот город управляется как коммуна, но подчинен здешнему великому князю  и платит ему дань ежегодно."          * - имеется в виду Ганзейский союз с его "свободными" городами.

Только сейчас обратил внимание на Фландрию Контарини. Не понимаю, какую территорию и по какому принципу Контарини назвал Фландрией, и кто из авторов, кроме Контарини, применял к данной территории подобный термин?


Сообщение отредактировал Зырянин: 16.07.2017 - 15:55 PM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 17.07 2017

О Тифлисе и реке Тигрис интересно

 спасибо.

не знал, что армяне хорошо относились к немцам ))

 

Не понимаю, какую территорию и по какому принципу Контарини назвал Фландрией

 

"Во всех старых изданиях «Путешествия в Персию» Контарини стоит одинаковое имя собственное — Franza: «quasi con la Franza». Может быть, правильнее видеть здесь не la Franza, но la Fiandra, ввиду того что Новгород, сам будучи членом Ганзейского союза, имел торговые отношения с рядом ганзейских городов, с одним из важнейших — Любеком, а через него и с более западными, в том числе и с фландрскими городами (Брюгге и др.). Думается, что не зря вставлено здесь наречие «quasi»; автор, желая показать обширность новгородских торговых связей, говорит, что Новгород «чуть ли» не соприкасается с Фландрией.

Ответить

Фотография EgSt EgSt 17.07 2017

Новгород «чуть ли» не соприкасается с Фландрией.

"расширил влияние", "протянул свои щупальца", "у них очень длинные руки"...

Новгородцам было что терять, когда московские грозные Иваны прибирали к рукам северо-западную вольницу. После окончательного разгрома часть людей добралась до Индигирки и, как предполагают, до Аляски.

 

http://www.1sn.ru/73315.html

Среди русскоустьинцев до сих пор происходит выделение восьми так называемых «досельных» фамилий, считается, что эти роды пришли на Индигирку морем на кочах. Основные фамилии прибывших колонистов были: Киселёвы, Чихачёвы, Шаховские, Суздаловы, Шкулёвы, Щелкановы, Новгородовы, Голыжинские. 

Ответить

Фотография Зырянин Зырянин 17.07 2017

ввиду того что Новгород, сам будучи членом Ганзейского союза, имел торговые отношения с рядом ганзейских городов, с одним из важнейших — Любеком

Фактически, Контарини здесь вторит Ломоносову "Литва, Подляхия и Жмудь исстари звалися Русью" и Гельмольду "Стариград - самая западный предел Славии". А все вместе они дают ту самую картину, которую воспели авторы Гюстеровской Оды о связях ободритов и новгородцев.


Сообщение отредактировал Зырянин: 17.07.2017 - 23:59 PM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 Вчера, 03:30 AM

Фактически, Контарини здесь вторит Ломоносову

пост  № 11 на счёт Любека, Ганзы и Фландрии - это примечание переводчика.

Ну и конечно же Контарини не мог вторить Ломоносову :)

 

вторит Ломоносову "Литва, Подляхия и Жмудь исстари звалися Русью"

ну что  ж делать если один очень известный князь поставил там в Прибалтике городище Юрьев (Тарту) своим аванпостом? (ну и некоторые поменьше городки)

Ответить

Фотография Зырянин Зырянин Вчера, 04:18 AM

ну что  ж делать если один очень известный князь поставил там в Прибалтике городище Юрьев (Тарту) своим аванпостом? (ну и некоторые поменьше городки)

Другое настораживает. Гельмольд пишет, что Ольденбург - самый западный предел Славии и славяне называют его на свой лад Стариградом. Какие славяне? Каким Стариградом? Город уже имеет свое название на языке его коренных германских жителей - Ольденбург. И называть его на свой лад Стариградом, на мой взгляд, могла только одна диаспора - новгородская. А раз так, то от Ольденбурга до Фландрии действительно уже рукой подать  - не так уж далек от истины был Контарини.


Сообщение отредактировал Зырянин: Вчера, 04:24 AM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 Вчера, 19:34 PM

называть его на свой лад Стариградом, на мой взгляд, могла только одна диаспора - новгородская

контаминации между Стариградом и Новгородом мне непонятны, если вспомнить , что второй старше первого на 300 лет.

или вы какой-то иной Ольденбург имеете в виду?

Ответить

Фотография Зырянин Зырянин Вчера, 19:38 PM

 

называть его на свой лад Стариградом, на мой взгляд, могла только одна диаспора - новгородская

контаминации между Стариградом и Новгородом мне непонятны, если вспомнить , что второй старше первого на 300 лет.

или вы какой-то иной Ольденбург имеете в виду?

 

Ольденбург-ин-Хольштайн.

По какому источнику Вы определили, что он младше Новгорода?

Ответить

Фотография EgSt EgSt Вчера, 19:50 PM

Мнение : откуда пришли словене на Ильмень?

http://www.proza.ru/2015/12/12/219

Итак, бесспорно русские (в современном смысле этого слова) славянские племена – это ильменские словене и вятичи. Их территории примерно соответствуют в дальнейшем самым западным районам распространения северного (окающего) и южного (акающего) диалектов русского (великорусского) языка. Поскольку потомки и словен и вятичей расселялись в основном в восточном направлении, то нетрудно заключить, что именно они и являлись основными носителями этих двух главных диалектов русского языка: вятичи – южного, а словене – северного. Внедрение в их среду представителей других славянских племён и местного неславянского населения создало сложную мозаику народных говоров в рамках каждого из этих диалектов.

 

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 Сегодня, 02:15 AM

Ольденбург-ин-Хольштайн

ясно, я говорил про другой Ольденбург, саксонский

Ответить