←  Древняя Греция

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История Спарты

Фотография andy4675 andy4675 11.09 2014

Сегодня впервые после длительного времени забежал в книжный с решением проглядеть что там имеется по древней истории. Взгляд упал на 3-хтомник Каргакоса по истории Древних Афин и 2-хтомник его же по истории Спарты. Кажды том - внушительный, порядка 600 страниц текста на листе формата А4. Буквы - большие (сравнительно). Цена тома - под 60 евро. Я уже хотел взять первый том Афин и первый том Спарты. Но вот подумал сперва проверить что там у него почём. Наугад решил посмотреть, что пишет Каргакос про поход Алариха в Грецию и гибель Спарты. Неприятно удивило, что он пишет, будто Аларих был выбит из Пелопоннеса после битве при Фолое со Стилихоном в 402 (sic!) году. На самом деле все авторы датируют это событие 397 годом, тогда как в 402 году Аларих вёл войну со Стилихоном уже в Италии (Поллентийская война). Второй момент - автор опять муссирует тему (никем недоказанную, но так любимую в греческой библиографии - commonplace), будто Аларих восхищался античными спартиатами и хотел поселиться в Спарте со своими готами НАВСЕГДА. Третий момент, который также неприятно удивил. Может, я не заметил, но Каргакос не даёт ссылок на первоисточники, или хотя бы на свои современные источники (Гиббон, Картледж или ещё кто). Зато он обильно комментирует в сносках современную греческую поэзию, посвящённую истории и традициям Древней Спарты.

Итог: не взял. Из магазина ушёл ни с чем...

Ответить

Фотография Стефан Стефан 12.12 2015

Печатнова Л.Г. История Спарты (период архаики и классики)

СПб.: Гуманитарная Академия, 2001. – 510 с. – (Studia historica).

 

Содержание:

Введение

Глава I. Формирование спартанского полиса

1. Проблема законодательства Ликурга

2. Первоначальные реформы государственного строя

3. Последующие реформы

4. Хилон и так называемый переворот середины VI в.

Глава II. Мессенские войны

Глава III. Внешняя политика Спарты в архаический и классический период

1. Образование Пелопоннесского союза

2. Борьба Спарты с тираническими режимами в Греции

3. Спарта и Персия. История отношений (середина VI в. – 413 г.)

Глава IV. Спартанская илотия

1. Экономическое и правовое положение илотов

2. Отношение государства к илотам

3. Криптии и другие формы подавления илотов

4. Выделение привилегированных групп среди илотов

5. Лаконские и мессенские илоты (к проблеме их дифференциации)

Глава V. Спартанская гражданская община

1. Полноправные граждане – спартиаты

2. Спартанские парфении

3. Неодамоды

4. Гипомейоны

5. Мофаки

Глава VI. Державное перерождение спартанского полиса (рубеж V–IV вв.)

1. Институт навархии

2. Первая навархия Лисандра

3. Держава Лисандра

Глава VII. Кризисные явления внутри спартанского полиса (рубеж V–IV вв.)

1. Социально-экономические изменения в Спарте (закон Эпитадея)

2. Кризис правящего сословия

3. Коррупция в Спарте

Приложение. Список спартанских царей

Избранная библиография

Список сокращений

 

http://rutracker.org...c.php?t=4870404

 

 

 

Андреев Ю.В. Архаическая Спарта. Искусство и политика

СПб.: Нестор-История, 2008. – 342 с., илл.

 

Оглавление:

К читателю

Н.С. Широкова. Спарта и лаконское искусство в книге Ю.В. Андреева

Архаическая Спарта. Культура и политика (аннотация к монографии)

[Вместо введения]

Глава I. Лаконское искусство во второй половине VII – начале VI вв. до н.э.

Терракоты среднедедалического стиля

Бронзовые изделия

Свинцовые вотивы

Изделия из слоновой и обычной кости

Глава II. Лаконское искусство в VI в. до н.э.

1. Лаконская вазовая живопись

2. Общая оценка лаконской вазовой живописи и вопросов ее отношении к другим греческим школам

3. Другие отрасли лаконского художественного ремесла

Изделия из терракоты

Бронзовая пластика

Свинцовые вотивы

Каменная скульптура

Монументальное зодчество

Глава III. Культурный переворот в Спарте и античная традиция о законодательстве Ликурга

Предание о Ликурге

Судьба спартанского искусства

Спартанский эксперимент: «община равных или тоталитарное государство?»

Литература

Список сокращений

Список иллюстраций

Указатели. Сост. Л.В. Шадричева

Указатели имен:

1. Имена исследователей

2. Имена античных исторических лиц

3. Мифологические имена и названия

Указатель географических и прочих названий и понятий

Указатель музеев

 

http://sno.pro1.ru/l...parta/index.htm

http://sno.pro1.ru/l...kaya_sparta.pdf

 

 

 

Печатнова Л.Г. Спарта. Миф и реальность

М.: Вече, 2013. – 388 с. – (History Files).

Научно-популярное издание.

 

Содержание:

ЧАСТЬ I. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ СПАРТЫ

Глава 1. Спартанские цари

Предварительные замечания

Двойная царская власть

Термины, используемые для обозначения спартанских царей

Цари как главнокомандующие спартанской армией

Цари – судьи

Религиозная власть спартанских царей

Имущественное положение царей и законы против роскоши

Воспитание царей

Цари и эфоры

Почести и привилегии царей

Способы отрешения от власти спартанских царей

Заключение

Глава 2. Спартанский эфорат

Происхождение эфората

Эфор Хилон и преобразования середины VI века

Эфорат в период классики и эллинизма

Предварительные замечания

Выборы эфоров. Эфоры-эпонимы

Эфоры и внешняя политика

Судебные и карательные функции эфоров

Законотворческая и цензорская деятельность эфоров

Финансовая деятельность эфоров

Коррупция в среде эфоров

Эфоры в Спарте и народные трибуны в Риме (опыт сравнения)

Значение эфората

Глава 3. Спартанская герусия

Герусия в архаический период

Герусия в период классики и эллинизма

Выборы геронтов

Судебная и пробулевтическая власть геронтов

Герусия в историческом контексте

Герусия и «Законы» Платона

 

ЧАСТЬ II. СПАРТА НА ПУТИ К РЕВОЛЮЦИИ

Глава 1. Была ли Спарта демократическим государством?

Глава 2. Эпоха перемен в эллинистической Спарте: провал реформ и гибель царя-реформатора Агиса IV

Глава 3. Эпоха перемен в эллинистической Спарте: успех реформ царя Клеомена III

Предварительные замечания

Спарта перед началом реформ Клеомена

Влияние Сфера на Клеомена

Убийство Архидама

Убийство эфоров и изгнание 80 спартиатов

Реформы Клеомена

Влияние реформ Клеомена на полисы Пелопоннеса

Илоты в армии Клеомена

Судьба реформ Клеомена

 

Приложения

1. Список избранной литературы

2. Список сокращений

 

http://rutracker.org...c.php?t=4546351

 

 

 

Зайков А.В. Общество древней Спарты: основные категории социальной структуры

Учеб. пособие. – Екате­ринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2013. – 196 с.

 

Оглавление:

От автора

Введение

1. Природно-хозяйственная характеристика спартанского полиса

2. Исторические условия формирования спартанского полиса

2.1. Дорийское переселение и этносоциальные трансформации в Лаконике (XII–VIII вв.)

2.2. Областная интеграция и начало формирования социальной структуры Лакедемона

2.3. Перманентная территориальная экспансия дорийской общины Лакедемона

3. Спартиаты

3.1. Политические функции и правовой статус

3.2. Военные функции и статус

3.3. Экономические функции и статус

3.4. Сословная семантика и образ жизни

4. Периэки

4.1. Общие проблемы определения статуса

4.2. Политические функции и правовой статус

4.3. Военные функции и статус

4.4. Экономические функции и статус

5. Илоты

5.1. Правовой статус

5.2. Военные функции и изменение правового статуса

5.3. Экономические функции и статус

Заключение

Примечания

Ссылки на использованные источники

Рекомендуемая литература

Список сокращений

Приложение 1. Карта южного Пелопоннеса

Приложение 2. Хронологическая таблица

Приложение 3. Ксенофонт. Лакедемонская полития. Пер. Г.А. Янчевецкого


http://elar.urfu.ru/...zaykov_2013.pdf

http://rutracker.org...c.php?t=4470288

http://ancientrome.r...tm?a=1395567782

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 13.12 2015

Ещё есть энциклопедическая История Спарты под авторством Картледжа, кажется только на английском - без перевода на русский.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.12 2015

Строгецкий В.М. Афины и Спарта. Борьба за гегемонию в Греции в V в. до н.э. (478–431 гг.)

СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. – 291 с. – (Res Militaris).

 

Оглавление:

Введение

I. Своеобразие межполисных отношений и особенности внутриполитической борьбы в Спарте и Афинах в V в. до н.э.

II. Возникновение политических союзов под руководством Спарты и Афин и истоки афинско-спартанского соперничества

III. Рост афинской гегемонии и особенности внешней политики Спарты (478–462 гг. до н.э.)

IV. Первая Пелопоннесская война и возникновение Афинской империи

V. Внешняя политика Спарты и Афин в годы мира (445–431 гг. до н.э.)

Заключение

Приложение

Список сокращений

 

http://www.sno.pro1....ezkij/index.htm

http://rutracker.org...c.php?t=4175650

 

 

 

Андреев Ю.В. Мужские союзы в дорийских городах-государствах (Спарта и Крит)

СПб.: Алетейя, 2004. – 336 с. – (Античная библиотека. Исследования).

 

Оглавление:

С.Р. Тохтасьев. Предисловие редактора

Глава I. Историография вопроса. Основные типы мужских союзов

Глава II. Мужские союзы в поэмах Гомера

Глава III. Мужские союзы в дорийских городах-государствах в V–III вв. до н.э.

Термины

Территориальная организация союзов

Численный состав союзов

Возрастной состав союзов

Формирование союзов

Организация сисситий

«Чужеземцы» в сисситиях

Фидитии и армия

Царская сиссития

Глава IV. Некоторые вопросы эволюции дорийских мужских союзов

Мужские союзы и родоплеменная организация дорийцев

Эволюция сисситий

Мужские союзы и спартанский государственный аппарат

Глава V. Исторический характер дорийских мужских союзов

Коллективные обеды граждан в греческой политической теории: Платон, Аристотель

Сущностная характеристика греческого полиса, ее значение для понимания сущности дорийских мужских союзов

Сопоставление дорийских мужских союзов с современными «тайными союзами»

Афины и Спарта как два противостоящих друг другу типа полиса в классической Греции

Сравнительная характеристика Спарты и критских полисов

Список использованной литературы

Список сокращений

Указатели. Сост. Л.В. Шадричева

Указатель имён

Греческие термины и выражения

Источники

Указатель понятий, этногеографических и прочих названий

Приложение

В.Г. Борухович. Отзыв о диссертации Ю.В. Андреева «Мужские союзы в дорийских городах-государствах (Спарта и Крит)

А.И. Зайцев. Аннотация к диссертации Ю.В. Андреева

Иллюстрации. Подбор и аннотация Л.В. Шадричёвой

 

http://www.sno.pro1....oyuzy/index.htm

http://rutracker.org...c.php?t=3688642

Ответить

Фотография Шторм Шторм 12.07 2016

ФФФФтопку Невзорова и тому подобные бредни. Свободу истории!

 

Да служанка она, служанка, не сумлевайтесь. Конечно же не вся, и может быть даже не 90% её, а также 80%, но как минимум половина.

 

Письменный проафинский источник (Плутарх) повествует то, что нам часто повторяли в школе, а именно жестокие спартанцы так боролись за евгенику, что убивали немощных младенцев, сбрасывая их в ущелье Апофеты в районе горы Тайге. Но тщательные археологические исследования не обнаружили в ущелье никаких костей маленьких детей. Анализ костей показал, что спартанцы сбрасывали трупы подростков и взрослых: их возраст колеблется от 18 до 35 лет. Останков не единого новорожденного в ущелье не обнаружили. Всего на поверхность подняты фрагменты скелетов 46 человек, все они датируются VI и V веками до нашей эры. Не исключено, что кости - это ничто иное как останки мессенского героя Аристомена и его отряда, разбитых спартанцами в ходе Второй Мессенской войны. Согласно летописным источникам, их тела были сброшены в ущелье.

 

Археологическое опровержение уже достаточно широко известно, но миф продолжает все еще широко муссироваться. И в итоге проясняется предполагаемый мотив, откуда у мифа выросли ноги и крылья - давняя междоусобная вражда и войны между афинянами и лакедемонянами.


Сообщение отредактировал Шторм: 12.07.2016 - 19:51 PM
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 12.07 2016

Да служанка она, служанка, не сумлевайтесь. Конечно же не вся, и может быть даже не 90% её, а также 80%, но как минимум половина.

Так я и не сумлеваюсь. Я - протестую!

Ответить

Фотография Стефан Стефан 31.07 2017

Спарта как тип полиса

 

Историк Сергей Карпюк о государственном устройстве Спарты, реформах Ликурга и воспитании спартанских граждан

 

 

Спарта (ее более полное тождественное название ‒ Лакедемóн) ‒ это достаточно уникальный греческий полис, и уникальный потому, что в нем сохранились черты какого-то архаического гоплитского полиса. Любой греческий полис ‒ это гражданская община, где верховная власть в конце концов принадлежит гоплитам, то есть воинам, гражданам. В Спарте эти черты вычленены наиболее ярко. Возникновение такого гоплитского полиса восходит к реформам Ликурга. Ликург ‒ это, может быть, мифическое, может быть, реальное лицо. Очевидно, он жил во второй половине VII века до нашей эры, и он провел целый комплекс реформ, которые изменили Спартанское государство. Цель этих реформ была в том, чтобы спартанцы стали более боеспособными. В это время спартанцы завоевали уже Мессению ‒ огромную область к западу от Лаконики (от области, где жили спартанцы) ‒ и поработили местное население. Для того чтобы держать их в подчинении, спартанское общество должно было приобрести черты военного лагеря, способного в любую минуту подавить восстание илотов. Реформы Ликурга были направлены именно на это. Известно, что Ликург получил ретру (изречение Дельфийского оракула), которая послужила толчком к реформам. Они вызвали неудовольствие части спартанского коллектива. Известно, что Ликургу нанесли увечья. Но в конце концов реформы были приняты большинством спартанских граждан. В чем они заключались?

 

Первое и главное: плодородные земли Спарты были разделены на 9 тысяч участков-клеров (клер по-гречески ‒ это ‘жребий’). Некоторые историки считают, что в действительности этих участков было меньше ‒ 6 или 7 тысяч. И вот каждый спартиат по жребию получал этот клер. Но клер ‒ это не просто земля, а это земля, обрабатываемая илотами, зависимыми земледельцами. В каждом клере было 7 семей илотов, которые обязаны были содержать спартанцев, отдавая им половину урожая. Этих илотов (это были как ахейцы, дорийское население Спарты, так и дорийцы из Мессении, их сородичи) считают то рабами, то крепостными крестьянами. И для того и для другого есть основания, потому что клер нельзя было продавать без илотов. Илоты были прикреплены к этому клеру, и они обязаны были отдавать владельцу клера половину урожая ‒ это было возможно потому, что земли Лаконики и Мессении были очень плодородными по меркам Древней Греции.

 

Кроме илотов в Лаконике и Мессении жили периэки. Периэки ‒ это свободные неграждане, которые пользовались ограниченными правами. Они избирали на самоуправление, они были лично свободные, они могли заниматься ремеслом и торговлей, они служили в спартанском войске как гоплиты (сначала отдельно от спартанских граждан, впоследствии уже вместе с ними). Но они были вполне лояльными к Спартанскому государству. Но на вершине всего были спартанские граждане, или спартиаты. Их было 9 тысяч, и потом их количество постепенно уменьшалось. К середине IV века до нашей эры их число достигло одной тысячи.

 

Спартанские граждане должны были заниматься только войной: им законодательно запрещено было заниматься и ремеслом, и торговлей, и любой другой сферой деятельности, кроме военной. На это было направлено все воспитание спартанских граждан ‒ мальчиков и девочек тоже. Но мальчики получали общественное воспитание. С семи лет мальчика забирали из семьи, и они воспитывались в таких отрядах ‒ агелах (стадах). Очень жесткая дисциплина под руководством иренов (руководителей юношей). Подростки воспитывались с целью выработать бесстрашие, умение подчиняться и командовать, жестокость, ненависть к илотам. Обрядом инициации были так называемые криптии, когда эти юноши-спартиаты (спартанские граждане) охотились за илотами и убивали наиболее здоровых молодых илотов. К двадцати годам они получали некоторые гражданские права (уже могли жениться), а к тридцати ‒ полные гражданские права. Вся система воспитания называлась агогэ, без нее стать спартиатом было невозможно. Девочки тоже воспитывались: физические упражнения, религиозные ритуалы. Девушки и женщины в Спарте пользовались бóльшей свободой, чем в других греческих полисах, и выходили замуж не раньше восемнадцати лет. В Спарте сохранялись разные архаические обычаи, в том числе полиандрия (многомужество), два брата могли иметь одну жену и так далее. Все это было направлено на рождение как можно бóльшего числа здоровых и боеспособных граждан, спартиатов.

 

Государственное устройство Спарты было тоже особым. Верховным органом власти, как и в других греческих полисах, было народное собрание ‒ апелла (возможно, это связано с именем бога Аполлона), которое решало главные вопросы, избирало должностных лиц, решало вопросы войны и мира, но решало способом, который Аристотель называл «детским», ‒ оно решало силой крика: кто громче крикнет, тот и победил. То есть вопросы не обсуждались на народном собрании, они только решались. Зато очень важную роль играла герусия ‒ это совет старейшин, состоявший из 28 геронтов (старцев) ‒ полноправных спартиатов старше шестидесяти лет, которых народное собрание избирало пожизненно. И герусия пользовалась очень большими правами. Но в нее входило 30 человек, кроме геронтов в нее входили два царя. В Спарте сохранялась царская власть. Спартанские цари были наследственными пожизненными военачальниками. Было два царя из династии Гераклидов. Они пользовались огромными правами на войне, были верховными жрецами Зевса, обладали всякими почетными обязанностями, но при всем при том политической роли в Спарте, в самом городе, они не имели.

 

Зато очень важную роль играли так называемые эфоры ‒ это должностные лица, которые были введены, очевидно, уже после Ликурга. Эфоров (наблюдателей или соглядатаев) пять, они избирались на год и обладали контрольными функциями: они могли отстранять любое должностное лицо или наказывать любого спартанца за несоблюдение неписаных спартанских обычаев. Они могли отстранять даже царя и налагать штраф на него. Раз в 9 лет они ночью наблюдали звезды и, если видели падающую звезду, отстраняли царя от власти, а затем направляли запрос в Дельфийский оракул: что значит это предзнаменование. То есть их власть была большой. Это разделение властей способствовало тому, что спартанский строй был очень стабильный. Другие греки восхищались тем, что спартанцы не меняли своего строя в течение почти 500 лет (более 400 лет). В Спарте не было тирании.

 

Мы знаем о Спарте из афинских источников. Афинские аристократы восхищались Спартой, поэтому возник спартанский миф, но он основан на реальных фактах, на боеспособности спартанской армии. Спартанская армия была очень боеспособна. Известен подвиг царя Леонида и 300 спартанцев. Спартанцы не отступали, и в течение долгого времени, вплоть до 371 года до нашей эры, спартанцы были непобедимыми в пешем бою, спартанская фаланга считалась образцовой. И Спарта сыграла огромную роль в отражении персидского нашествия: Спарта возглавляла сухопутное войско, которое разгромило войско персидского царя Ксеркса.

 

Сергей Карпюк ‒ доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор РГГУ и ГАУГН

 

http://postnauka.ru/video/64690

Ответить

Фотография Castle Castle 31.07 2017

Письменный проафинский источник (Плутарх) повествует то, что нам часто повторяли в школе, а именно жестокие спартанцы так боролись за евгенику, что убивали немощных младенцев, сбрасывая их в ущелье Апофеты в районе горы Тайге. Но тщательные археологические исследования не обнаружили в ущелье никаких костей маленьких детей. Анализ костей показал, что спартанцы сбрасывали трупы подростков и взрослых: их возраст колеблется от 18 до 35 лет. Останков не единого новорожденного в ущелье не обнаружили.

Я вот думаю - ведь скелеты младенцев элементарно могли не сохраниться. Косточки то у них  слабоминерализированные.  Миф о Аристомене говорит о том, что в ущелье обитали лисы - если это правда, эти звери могли косточки просто разгрызть и съесть. Хотел бы спросить у форумчан-археологов - как сохраняются в захоронениях кости младенцев?

 

Всего на поверхность подняты фрагменты скелетов 46 человек, все они датируются VI и V веками до нашей эры. Не исключено, что кости - это ничто иное как останки мессенского героя Аристомена и его отряда, разбитых спартанцами в ходе Второй Мессенской войны. Согласно летописным источникам, их тела были сброшены в ущелье.

Да нет же, Аристомена спас орел. Для тех, кто читал Любовь Воронкову, он будет жить всегда.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.08 2017

 

Отец был не в праве сам распорядиться воспитанием ребенка ‒ он относил ново­рожденного на место, называемое «лесхой», где сидели старейшие сородичи по филе. Они осматривали ребенка и, если находили его крепким и ладно сложенным, приказывали воспитывать, тут же назначив ему один из девяти тысяч наделов. Если же ребенок был тщедушным и безобразным, его отправляли к Апофетам (так назывался обрыв на Таигете), считая, что его жизнь не нужна ни ему самому, ни государству, раз ему с самого начала отказано в здоровье и силе.

http://ancientrome.r...tm?a=1439000300

 

Я вот думаю - ведь скелеты младенцев элементарно могли не сохраниться. Косточки то у них слабоминерализированные.

Плутарх - прежде всего философ-моралист. Иными словами, для него главное - это идеи. Что касается исторических фактов, что здесь у упомянутого биографа есть серьёзные недостатки (ошибки, искажения, путаница в хронологии). «Мы пишем не историю, а жизнеописания...»

 

Соединение двух параллельных жизнеописаний ‒ биография грека с биографией римлянина ‒ соответствовало давнему обычаю биографов, заметному еще у Корнелия Непота, и притом очень подходило ко взглядам П., который всей душой был предан прошлому своего народа, но охотно признавал изумительную силу римской государственности и одинаково считал в числе своих ближайших друзей и греков, и римлян. В большинстве пар причина соединений понятна сама по себе (соединены, напр., величайшие ораторы ‒ Цицерон и Демосфен, древнейшие законодатели ‒ Ликург и Нума, знаменитейшие полководцы ‒ Александр и Цезарь). У 19 пар П. дает еще в заключение биографий краткое указание общих черт и главнейших различий сравниваемых мужей. Автор нигде не является историком, критически исследующим факты; его цель ‒ дать философские характеристики, представить данную личность возможно всесторонне, чтобы нарисовать поучительную картину, побудить читателей к добродетели и воспитать их к практической деятельности. Этою целью объясняется большое количество фактов из частной жизни изображаемых лиц, анекдоты и остроумные изречения, изобилие моральных рассуждений, разнообразные цитаты из поэтов. Недостаток исторической критики и глубины политической мысли не мешали и до сих пор не мешают биографиям П. находить многочисленных читателей, интересующихся их разнообразным и поучительным содержанием и высоко ценящих теплое гуманное чувство автора.

http://dic.academic....auz_efron/80619

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.08 2017

Спарта: политический и социальный строй

 

Историк Сергей Карпюк о законах Ликурга, спартанском воспитании и положении женщин в Лакедемоне

 

giphy-2-1.gif

 

Спарта (Лакедéмон) была главным городом Лаконики ‒ области в южной части Пелопоннеса, которая охватывала плодороднейшую долину реки Эврот и прилегающие гористые местности. Племена дорийцев пришли в Лаконику, очевидно, в XI веке до нашей эры и обосновались там, постепенно подчинив местное ахейское население. Полис Спарта образовался около 1000 года до нашей эры в результате объединения четырех поселений, впоследствии к ним присоединилось и пятое поселение ‒ Амиклы. Порабощенное население спартанцы называли илотами по названию ахейского поселения Илос (Гелос) в южной Лаконике. Жителей менее плодородных районов Лаконики, которые сохраняли личную свободу, спартанцы называли периэками (‘живущими рядом’).

 

3d7fb453b4fa.jpg

Карта Древней Греции

 

К середине VIII века до нашей эры вся Лаконика уже была подчинена спартиатами (гражданами Спарты), и Спарта вела войны с соседним Аргосом за обладание пограничной областью Кинурией и за лидерство на полуострове Пелопоннес. В это время другие греческие полисы в значительной степени из-за нехватки земли стали активно выводить колонии за пределы Балканской Греции. Спарта основала лишь Тарент в Южной Италии в конце VIII века до нашей эры; колонистами стали, согласно преданию, дети от смешанных браков спартанских женщин и неграждан. В связи с ростом населения в Спарте ощущалась нехватка плодородных земель, нарастали социальные противоречия, как и во всей Греции. Раздражители были теми же, но реакция оказалась иной: все силы Спарты были направлены не на колонизацию заморских земель, а на завоевание Мессении ‒ соседней области на юго-западе Пелопоннеса. В результате 1-й Мессенской войны (736–720 гг.) Мессения была захвачена спартанцами, а ее население превращено в илотов. Век спустя, во второй половине VII века до нашей эры, мессенцы восстали под предводительством Аристомена (2-я Мессенская война). Но, несмотря на поддержку со стороны полисов Аркадии и Аргоса, мессенцы потерпели поражение и были окончательно порабощены.

 

Ликургов строй

 

Мессенские войны потребовали мобилизации всех сил коллектива спартанских граждан и послужили толчком к принятию законов Ликурга, о которых до сих пор спорят историки. Ликург ‒ один из главных спартанских мифов, о нем до сих пор спорят историки. Еще греческий биограф римского времени Плутарх, живший спустя около 700 лет после описываемых событий, писал: «О законодателе Ликурге невозможно сообщить ничего строго достоверного: и о его происхождении, и о путешествиях, и о кончине, а равно и о его законах, и об устройстве, которое он дал государству, существуют самые разноречивые рассказы. Но более всего расходятся сведения о том, в какую пору он жил». В другом месте Плутарх упоминает о Ликурге как об одном из основателей Олимпийских игр (первые игры прошли в 776 году до нашей эры). Сейчас невозможно выяснить, насколько реален его образ. Во всяком случае, с именем Ликурга связывались те изменения в законодательстве, которые сделали Спарту уникальным в Греции «гоплитским государством». Согласно традиции, Ликург получил в Дельфах ретру (оракул), предписывавшую ему провести преобразования. Реформы проводились, очевидно, в конце VII века до нашей эры.

 

Гражданский коллектив Спарты был преобразован в общину «равных» (гомеев). Плодородные земли были поделены на 9 тысяч (по другим сведениям, на 6 или 7 тысяч) равных участков (клеров ‒ ‘жребиев’), каждый из которых должны были обрабатывать несколько семей илотов. Половина урожая должна была отдаваться спартанцу ‒ владельцу клера. Мужчины-граждане становились воинами и только воинами. Любой другой вид деятельности для них стал немыслим.

 

В Спарте в необычной для Греции форме сохранилась царская власть: два царя (басилея), которые считались потомками Геракла, пользовались большим почетом, возглавляли спартанское войско во время походов, однако их функции в самой Спарте были незначительны. Вместе с 28 геронтами (старцами) они составляли герусию (совет старейшин) ‒ орган, который играл важную роль и фактически предопределял решения народного собрания (апеллы). Апелла, на которую собирались все спартанцы, считалась высшим органом власти: она избирала должностных лиц, утверждала решения по важнейшим вопросам, например по вопросам войны и мира и др. Но на рассмотрение апеллы выносились уже готовые проекты, которые одобрялись либо отвергались весьма примитивным способом: учитывалась сила крика. Чисто спартанским институтом был эфорат, появившийся несколько позже ликурговых законов. Каждый год избирались пять эфоров (наблюдателей), призванных обеспечить исполнение и неизменность ликурговых законов. Их права были столь велики, что они могли отстранять от власти даже царей.

 

Спартанское воспитание и образ жизни

 

Жизнь спартанца регламентировалась от рождения до смерти. Единственным занятием гражданина Спарты была война, к которой его готовили с самого рождения: маленьких детей не кутали, закаляли, скудно кормили. Существует миф о том, что болезненных детей после осмотра старейшинами умерщвляли, позволялось воспитывать только тех, кто был признан здоровым. Современные антропологи и историки не считают этот обычай достоверным; к примеру, известный спартанский полководец Лисандр был хромоногим.

 

С семи лет мальчиков обучали в одной большой школе по гражданской системе воспитания ‒ агогэ. Цель обучения состояла в том, чтобы сделать их смелыми, равнодушными к боли и дисциплинированными, немногословными. Спартанцы выражались емко и кратко ‒ отсюда слово «лаконичный». Муштра в этих школах была настолько жесткой, что будущие воины шли на войну как на праздник, так как во время походов были некоторые послабления. В этих же школах детей обучали минимальной грамоте, для того чтобы они могли читать военные донесения. Старшие мальчики (ирены) управляли младшими. Роль однополой любви в таких взаимоотношениях признавалась важным обычаем в процессе воспитания воинов. Так прививался коллективизм, без которого невозможно сражаться плечом к плечу. Благодаря суровому коллективному воспитанию спартанская фаланга считалась непобедимой.

 

b6b4c46bf499.jpg

Спартанские воины

 

Брак разрешался по достижении двадцатилетнего возраста, но до тридцати лет мужчина должен был жить среди сверстников, навещая жену только ночью. После тридцати лет он становился полноправным гражданином. Каждый гражданин становился участником общего стола (сисситии) и должен был обедать с другими его членами, внося свой вклад в виде продуктов, полученных от земельного участка. Согласно государственному устройству Спарты, в ней не было ни нуждающихся, ни богатых. Никому не разрешалось иметь золото или серебро. В то время как по всей Греции уже распространились монеты, в Спарте продолжали пользоваться неудобными и громоздкими железными деньгами. Обогащение сделалось невозможным, а само стремление к нему считалось постыдным.

 

Спартиаты, периэки, илоты

 

Сложившееся в Спарте политическое устройство обеспечивало права господствующей социальной группы спартиатов (гомеев ‒ «равных») и эффективную систему подчинения и угнетения других социальных групп спартанского общества, весьма значительных по численности. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в битве с персами при Платеях в 479 году до нашей эры, помимо 5 тысяч спартиатов, принимали участие 5 тысяч периэков и 35 тысяч илотов.

 

Периэки жили в поселениях в гористой местности в Лаконии и пользовались внутренним самоуправлением. В каждом периэкском поселении был гармост ‒ представитель Спарты, осуществлявший надзор. Периэки служили в спартанском войске гоплитами и, несмотря на отсутствие политических прав, оставались в целом надежной опорой спартиатов. Их главными занятиями были ремесло и торговля. После запрета спартиатам заниматься любыми связанными с обогащением видами деятельности периэки в этих сферах были вне конкуренции и, несмотря на упадок внешней торговли после реформ Ликурга, обеспечивали Спарту всеми необходимыми товарами ‒ особенно ценились простые предметы обихода и лаконское оружие.

 

Илоты были самой многочисленной группой населения Спартанского государства. Фактически они находились на положении государственных рабов, вынужденных отдавать спартанцам половину урожая. Илотами стали и жители завоеванной спартанцами Мессении, так что общая их численность, вероятно, в десять раз превосходила численность спартиатов. В отличие от рабов в других греческих государствах, илоты жили компактно семьями, принадлежали к одному племени, ненавидели спартиатов («Готовы были пожрать их живьем», ‒ писал один древний автор). Всегда существовала опасность восстания илотов, особенно в периоды внешней опасности или внутренних неурядиц в Спартанском государстве. Так, в 464 году до нашей эры после страшного землетрясения, когда погибло много спартиатов, илоты восстали и даже пытались захватить саму Спарту, а затем в течение десяти лет сопротивлялись угнетателям. Постоянная опасность восстания илотов и была главной причиной милитаризации Спарты. По отношению к илотам любая жестокость считалась оправданной, и время от время спартиаты устраивали криптии (облавы на молодых и сильных илотов). При этом преследовалась двойная цель: убийство молодых и сильных илотов уменьшало опасность восстания, а участвовавшие в этих акциях молодые спартиаты приучались ненавидеть угнетенных и не страшиться жестокости по отношению к ним.

 

Женщины-спартанки

 

Гражданин греческого полиса ‒ это прежде всего воин. Женщины не обладали политическими правами в Древней Греции, поскольку не воевали. Однако именно женщины «милитаризованной» Спарты пользовались, по сравнению с другими греческими полисами, относительной свободой, и их жизнь не была подчинена столь жесткой регламентации, большими правами они пользовались и в семье. Воспитание девушек имело целью воспитание будущих матерей.

 

Большую часть времени мужчины-спартанцы находились в обществе сограждан-мужчин, часто уходили на войну. В их отсутствие жены должны были иметь возможность хотя бы в какой-то степени противостоять восставшим илотам, поэтому с детства они воспитывались так же, как мальчики. Занятие спортом ‒ бегом, борьбой, метанием диска и дротика ‒ было для них обязательным, в отличие от домашних дел. До своего замужества спартанки оставались в родительском доме. Но, в отличие от других греческих девушек, они не жили затворницами. Они обязаны были участвовать в празднествах и торжественных процессиях, в том числе петь и танцевать на них без одежды или в коротком хитоне в присутствии молодых людей. По всей Греции спартанок насмешливо называли «обнажающими бедра» за то, что они носили короткую одежду. Афинянки считали, что спартанки помыкают своими мужчинами. Существует исторический анекдот о жене знаменитого спартанского царя Леонида, которую спросили, как ей удается управлять мужами. Она же ответила: «Мы единственные, кто рожает мужей». Деторождение в Спарте очень поощрялось. Каждый гражданин должен был иметь сына. К холостякам относились плохо, всячески унижали, заставляли ходить нагими в холод, не уступали места.

 

7e228bdfa382.jpg

Молодые спартанские женщины вызывают на бой юношей

 

Для того чтобы снизить риск смерти при родах, брачный возраст девушек в Лакедемоне, единственном полисе Греции, был ограничен: не моложе 18 лет. Афинские девушки, в отличие от спартанок, выходили замуж в 14–15 лет. При этом спартанцы сохраняли архаичные обычаи, была возможна однополая женская любовь и полиандрия. У двух братьев могла быть одна жена. Если муж стар, а жена молодая, он мог пригласить в дом достойного, по его мнению, чужого молодого человека, при этом ребенок от такой связи оставался у мужа.

 

Женщина Спарты должна была вырастить настоящего воина, который мог бы завоевывать новые земли и отражать напор врагов, поэтому спартанки должны были контролировать свои эмоции. Когда мать провожала сына, уходящего на войну, она говорила: «Возвращайся со щитом или на щите». Потерять щит считалось бесчестьем, он играл большую роль, в том числе символическую, и даже использовался как колыбель для мальчиков. Об уникальном положении спартанских женщин свидетельствует случай, произошедший в IV веке до нашей эры: спартанка Киниска, сестра царя Агесилая, стала победительницей Олимпийских игр, выставив на соревнования четверку лошадей.

 

Спарта после Ликурга

 

«Реформы Ликурга» изменили характер спартанского общества. До первой половины VI века до нашей эры Спарта не выделялась из других архаических греческих полисов: в ней процветала поэзия, лаконская расписная керамика и бронзовое литье считались одними из лучших в Греции. Но после середины VI века происходит перелом: отныне и вплоть до римского времени Спарта не дала Греции ни одного поэта, философа, художника, деградирует лаконское ремесло, переключившееся на выпуск простых, примитивных в художественном, и техническом отношении вещей. Значительно сократилось даже число олимпийских победителей-спартиатов. Все силы спартанского общества были направлены на сохранение системы равенства среди граждан и на подавление угнетенных слоев населения.

 

Претерпевает некоторые изменения и внешняя политика Спарты. После завоевания Мессении Спарта отказывается от намерения расширять свои владения в Пелопоннесе: заканчиваются многолетние войны с Тегеей. В VI веке до нашей эры начинается формирование Пелопоннесского союза ‒ достаточно аморфного федеративного образования полисов Пелопоннеса, в котором Спарта играет главенствующую роль (его официальное название ‒ «лакедемоняне и союзники»). Союзники не платили дань, сохраняли независимость во внутренних делах, но должны были выступать вместе против общего врага.

 

К Пелопоннесскому союзу примкнули не только аграрные полисы полуострова, но и такие богатые города Истмийского перешейка, как Коринф и Мегары, нуждавшиеся в помощи Спарты в борьбе с Афинами. Единственным крупным полисом Пелопоннеса, не примкнувшим к союзу, был давний враг Спарты Аргос. Спарта и Пелопоннесский союз играли консервативно-стабилизирующую роль в Греции: они способствовали низвержению тираний (например, тирании Писистратидов в Афинах), препятствовали распространению демократических преобразований. Пелопоннесский союз во главе со Спартой наряду с Афинами сыграл решающую роль в отражении персидского нашествия на Грецию.

 

Демографическая катастрофа и упадок Спарты

 

После разгрома персов при Платеях в 479 году до нашей эры Спарта постепенно отходит от активного участия в греко-персидских войнах, уступая Афинам лидерство в греческом мире. Разрушительное землетрясение 464 года и последовавшее за ним восстание илотов (3-я Мессенская война) привели к большим потерям среди спартиатов, число граждан-воинов постепенно уменьшается. Несмотря на это, Спарта вместе с союзниками стала победителем в разрушительной Пелопоннесской войне 431–404 годов, сумев разгромить Афины. Приток богатств и знакомство с обычаями других греков разлагает «общину равных». Окончательный удар господству Спарты в греческом мире наносит поражение от фиванцев при Левктрах в 371 году до нашей эры. Спарта теряет Мессению и становится рядовым полисом, обремененным воспоминаниями о великом прошлом.

 

a9e17a998dee.jpg

 

Спартанский миф

 

Многие греческие историки и философы рассматривали Спарту как воплощение мечты об идеальном «гоплитском» государстве, в котором существует равенство граждан. Этому способствовало то, что аристократы греческих полисов считали спартанцев своими естественными союзниками в борьбе против демократических преобразований. Наблюдателей поражала стабильность спартанского общества, отсутствие периодов тиранического правления, законопослушность спартиатов.

 

Большинство знаний о Спарте ученые получают из афинских источников, однако их достоверность ставится под сомнение. Спарта была закрытым обществом, на ее территории нельзя было жить иностранцам, а спартиаты не могли выезжать за пределы Спарты, если только они не выполняли военно-политических поручений. Поэтому степень мифологизации спартанской истории очень велика.

 

Практически все наши знания о Спарте восходят к афинским источникам, как и подавляющее большинство всех прочих сведений о Древней Греции. Афинские аристократы были, как правило, лаконофилами и восхищались спартанским государственным устройством. Именно они породили спартанский миф. Платон написал свои труды «Государство» и «Законы» на основе спартанского опыта. Но несмотря на то, что афинские аристократы восхищались Спартой, мало кто из них хотел туда переселиться. Этим они очень напоминают европейских левых интеллигентов ‒ поклонников Советского Союза. Восхищаться ‒ это одно, а переезжать и жить ‒ совсем другое.

 

Впрочем, и Платон, и Аристотель указывали, что совершенства удалось достичь лишь в сфере военной и физической подготовки: мужество, смелость, ловкость и дисциплинированность спартанцев вошли в поговорку. Однако в жертву было принесено интеллектуальное развитие, развитие литературы, искусств, философии. Спарта, несмотря на ее огромное значение, осталась единичным, уникальным примером, в котором многие характерные черты полиса были доведены до логического конца.

 

Тем не менее спартанский миф живуч и сейчас: в битве при Фермопилах вместе со спартанцами сражались и фиванцы, и тегейцы, и граждане других полисов, но мы вспоминаем героическую гибель спартанского царя Леонида и трехсот спартанцев и говорим: «Это Спарта!», когда видим перед собой стойкость, мужество, дисциплину и беззаветную преданность родной стране.

 

Сергей Карпюк ‒ доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор РГГУ и ГАУГН

 

http://postnauka.ru/faq/64836

Ответить

Фотография Стефан Стефан 14.01 2018

Ксенофонт. Лакедемонская полития.

Пер. с древнегреч., вступ. ст. и коммент. Л.Г. Печатновой. ‒ СПб.: Гуманитарная Академия, 2014. ‒ 224 с. ‒ (Bibliotheca classica).

 

Политический трактат «Лакедемонская полития» древнегреческого историка Ксенофонта (V‒IV вв. до н.э.) посвящен описанию общественного и политического устройства древней Спарты, уникальность которого сознавали уже современники писателя.

 

Открытые симпатии автора к аристократической Спарте и явная ее идеализация привели к тому, что «Лакедемонская полития» стала первым шагом к созданию «спартанского мифа», который благополучно дожил до наших дней.

 

Новый перевод «Лакедемонской политии» и обширный исторический комментарий к тексту, содержащий в числе прочего важнейший параллельный материал из других источников, сделан профессором исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Л.Г. Печатновой.

 

Издание адресовано преподавателям и студентам гуманитарных факультетов университетов, а также всем, кто интересуется историей античной эпохи.

 

Содержание:

Л.Г. Печатнова. Место «Лакедемонской политии» Ксенофонта в греческой историографии

Ксенофонт. Лакедемонская полития

Исторические комментарии к «Лакедемонской политии» Ксенофонта

Список сокращений

Список избранной литературы

 

http://drive.google....i10TUxRTEk/view

http://padabum.com/d.php?id=171167

http://vk.com/doc815...acb86a66c03ab8a

http://vk.com/doc815...090836c3e988b7c

http://rutracker.org...c.php?t=4839833

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 14.01 2018

 
Отец был не в праве сам распорядиться воспитанием ребенка ‒ он относил ново­рожденного на место, называемое «лесхой», где сидели старейшие сородичи по филе. Они осматривали ребенка и, если находили его крепким и ладно сложенным, приказывали воспитывать, тут же назначив ему один из девяти тысяч наделов. Если же ребенок был тщедушным и безобразным, его отправляли к Апофетам (так назывался обрыв на Таигете), считая, что его жизнь не нужна ни ему самому, ни государству, раз ему с самого начала отказано в здоровье и силе.

http://ancientrome.r...tm?a=1439000300
 

Я вот думаю - ведь скелеты младенцев элементарно могли не сохраниться. Косточки то у них слабоминерализированные.

Плутарх - прежде всего философ-моралист. Иными словами, для него главное - это идеи. Что касается исторических фактов, что здесь у упомянутого биографа есть серьёзные недостатки (ошибки, искажения, путаница в хронологии). «Мы пишем не историю, а жизнеописания...»
 

Соединение двух параллельных жизнеописаний ‒ биография грека с биографией римлянина ‒ соответствовало давнему обычаю биографов, заметному еще у Корнелия Непота, и притом очень подходило ко взглядам П., который всей душой был предан прошлому своего народа, но охотно признавал изумительную силу римской государственности и одинаково считал в числе своих ближайших друзей и греков, и римлян. В большинстве пар причина соединений понятна сама по себе (соединены, напр., величайшие ораторы ‒ Цицерон и Демосфен, древнейшие законодатели ‒ Ликург и Нума, знаменитейшие полководцы ‒ Александр и Цезарь). У 19 пар П. дает еще в заключение биографий краткое указание общих черт и главнейших различий сравниваемых мужей. Автор нигде не является историком, критически исследующим факты; его цель ‒ дать философские характеристики, представить данную личность возможно всесторонне, чтобы нарисовать поучительную картину, побудить читателей к добродетели и воспитать их к практической деятельности. Этою целью объясняется большое количество фактов из частной жизни изображаемых лиц, анекдоты и остроумные изречения, изобилие моральных рассуждений, разнообразные цитаты из поэтов. Недостаток исторической критики и глубины политической мысли не мешали и до сих пор не мешают биографиям П. находить многочисленных читателей, интересующихся их разнообразным и поучительным содержанием и высоко ценящих теплое гуманное чувство автора.

http://dic.academic....auz_efron/80619
Биографы-моралисты всё то врут... Так и запишем...
Ответить

Фотография Стефан Стефан 14.01 2018

Cartledge P. Sparta and Lakonia. A regional history 1300–362 BC.

2nd ed. ‒ London; New York: Routledge, 2002. ‒ Pp. XIV + 354.

 

Contents:

List of figures

Preface

Preface to the second edition

Notes on the spelling of Greek words and on dates

 

PART I INTRODUCTION

1 Boundaries

2 The physical setting

3 Climate

4 The Stone and Bronze Ages to c. 1300

 

PART II PRECLASSICAL LAKONIA c. 1300–500 BC

5 Greek oral tradition as history

6 The last Mycenaeans c. 1300–1050

7 The first Dorians c. 1050–775

8 The Lakonian renascence c. 775–650

9 The consolidation of Lakonia c. 650–490

10 Helots and Perioikoi

 

PART III CLASSICAL LAKONIA c. 500–362 BC

11 The crisis of Lakonia 490–460

12 The Athenian wars c. 460–404

13 The reduction of Lakonia 404–362

 

PART IV RESULTS AND PROSPECTS

14 The decline of Spartiate manpower

15 Epilogue

 

Appendix 1 Gazetteer of sites in Lakonia and Messenia

Appendix 2 The Homeric poems as history

Appendix 3 The Spartan king-lists

Appendix 4 The Helots: some ancient sources in translation

Appendix 5 The sanctuary of (Artemis) Orthia

 

Abbreviations

Bibliographical appendix to the second edition

Bibliographical addenda to the second edition

Bibliography

Index

 

http://b-ok.org/book/2719432/7817f7

http://libgen.pw/ite...a044650f511a17c

Ответить

Фотография Mr. Shadow Mr. Shadow 16.01 2018

Более ранняя книга этого же автора (в соавторстве):

Cartledge P., Spawforth A. Hellenistic and Roman Sparta. A Table of Two Cities. ‒ London; New York: Routledge, 1989. XII, 304 p.

ссылка на книгу (переиздание)https://www.twirpx.com/file/1991828/

рецензия на книгу: http://journals.open....org/kernos/320

Ответить

Фотография Elizabet Elizabet 01.02 2018

На юго востоке полуострова Пелопоннеса разместилась Спарта. Официальное название государства - Лакедемон. Возникло в 11 веке до н.э. Спарта состояла из поместий и усадеб, разбросанных по Лаконии. А в центре был холм, который позднее назвали акрополем.

Государственный строй Спарты. В его основе был принцип единства всех полноправных граждан полиса. Государство следило, чтоб не было имущественного расслоения общества. Основой общественного строя был договор Ликурга, согласно которому обязанностями спартанцев было занятие спортом и военным искусством. А земледелие, ремесла и торговля было делом илотов и периэков. В результате из спартанской военной демократии получилась олигархическо-рабовладельческая республика.

В Спарте одновременно во главе стояло два царя, которые назывались архагетами. Их власть передавалась по наследству.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 01.02 2018

На юго востоке полуострова Пелопоннеса разместилась Спарта

напоминает ответ у школьной доски.

 

есть какой-нибудь новый материал по теме - пусть даже спорный?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.02 2018

СПА́РТА (Σπάρτη, дорийское Σπάρτα), Лакедемон (Λαϰεδαίμων), один из наиболее крупных и сильных др.-греч. полисов. Центр обл. Лаконика на юго-востоке п-ова Пелопоннес, на берегу р. Еврот. Представляла собой совокупность нескольких посёлков с общим обществ. центром (акрополем, агорой) и почти до конца своей самостоят. истории не имела оборонит. стен.

 

9bb2565d2eb2.jpg

Статуя гоплита (Leonidas). Мрамор. Ок. 490 до н.э. Археологический музей. Спарта.

 

Основана в 11 в. до н.э. дорийцами, вторгшимися в Лаконику и подчинившими местное ахейское население (см. Ахейцы), превратив его в илотов (подневольных работников). Сами завоеватели составили замкнутое сословие спартиатов. Промежуточной группой были периэки – жители других (кроме С.) поселений Лаконики, лично свободные, но лишённые политич. прав. В 8–7 вв., в ходе 1-й и 2-й Мессенских войн, С. завоевала обл. Мессению, превратив в илотов также и её жителей. Тем самым С. стала крупнейшим по территории полисом в греч. мире, одним из самых богатых природными ресурсами, при этом с относительно небольшой плотностью населения. Это обусловило отсутствие «земельного голода» и, в частности, почти полное неучастие С. в Вел. греч. колонизации. В то же время остро и постоянно чувствовавшаяся опасность восстания илотов, численно во много раз превосходивших спартиатов, заставила последних провести в 7–6 вв. ряд радикальных реформ, приписанных впоследствии легендарному законодателю Ликургу. Эти реформы были направлены на строгую регламентацию всех сторон жизни и деятельности граждан С. в целях предотвращения возможности внутр. конфликтов, безусловного подчинения индивида государству, фактически превращённому в единый воен. лагерь. Гражд. коллектив спартиатов с помощью ряда мер (запрет роскоши, фактич. ликвидация денежного обращения, введение сисситий и гос. системы воспитания, изгнание иноземцев и др.) был превращён в «общину равных», в которой оказывалось противодействие любому имуществ. неравенству. В этот же период сложилось своеобразное гос. устройство С., не имевшее аналогов в греч. мире, хотя ближе всего стоявшее к олигархии. Для этого устройства характерно наличие одновременно двух царей (из династий Агиадов и Еврипонтидов), не являвшихся полновластными монархами, герусии (совета старейшин), эфората (коллегии из 5 должностных лиц, контролировавшей царей), а также апеллы (нар. собрания) с её в осн. номинальными полномочиями, запрещением дискуссий и способом голосования с помощью крика.

 

Реформы Ликурга позволили достичь огромной степени сплочённости гражд. коллектива С. и со временем сделали её сильнейшим полисом на Пелопоннесе, а затем и во всей Греции (спартанская гоплитская фаланга считалась непобедимой; см. Гоплиты). В 6 в. С. встала во главе созданного ею Пелопоннесского союза, в нач. 5 в. внесла, наряду с Афинами, гл. вклад в победу греков в греко-персидских войнах. В сер. 5 в. в С. с трудом было подавлено крупное восстание илотов (3-я Мессенская война). Напряжённость, возникшая в этот период между Спартой и Афинами, также претендовавшими на гегемонию в Греции, неоднократно сопровождалась вооруж. конфликтами и в 431 привела к Пелопоннесской войне, победу в которой в 404 одержала С. После Коринфской войны 395–387 С. смогла по условиям Анталкидова мира удержать положение общепризнанного гегемона Греции. Однако в целом 4 в. стал временем тяжёлого кризиса спартанского полиса (появление имуществ. расслоения, распад коллектива спартиатов и его количественное уменьшение), что усугублялось внешними факторами – концом спартанской гегемонии после битвы при Левктрах в 371, распадом Пелопоннесского союза, утратой Мессении. Тем не менее С. продолжала оставаться одним из сильнейших греч. полисов. В период борьбы с Филиппом II она занимала нейтральную позицию, позднее пыталась восстать против владычества Македонии, но в 331 была побеждена Антипатром. Во 2-й пол. 3 в. до н.э. реформы царей Агиса IV и Клеомена III (усиление царской власти, ликвидация эфората, расширение гражд. коллектива путём включения в него части илотов и др.) привели к временному усилению С., но в 222 она потерпела окончат. поражение от Македонии. В 192 С. вошла в Ахейский союз, со 146 до н.э. находилась под властью Рима, в 396 н.э. разрушена готами.

 

Уникальное социально-политич. устройство С. – предмет восхищения мн. греч. консервативных мыслителей (Платон, Ксенофонт и др.). В первые века своей истории С. была значит. культурным центром: в ней творили поэты Тиртей, Терпандр, Алкман, процветали худож. ремёсла. Однако в результате Реформ Ликурга С. стала одним из самых отсталых в культурном отношении греч. полисов, духовная жизнь в ней практически полностью сошла на нет. Сохранившихся в С. (существующей и по сей день в виде небольшого посёлка) античных памятников немного, почти все они поздние.

 

С. как тип античного государства занимает важное место в политич. дискурсе вплоть до наших дней. Нередко спартанское общество характеризуют как тоталитарное, и для подобных оценок имеются основания. С др. стороны, «осн. закон» С. – Великая ретра (её автором античные авторы называют то легендарного Ликурга, то даже бога Аполлона) – завершается словами «Господство и сила да принадлежат народу». Тем самым С. стала первым в Греции (и в мире) примером демократии, хотя и очень умеренной.

 

 

Лит.: Tigerstedt E.N. The legend of Sparta in classical antiquity. Stockh., 1965–1978. Vol. 1–3; The Shadow of Sparta. L.; N.Y., 1994; Печатнова Л.Г. История Спарты. СПб., 2002; Welwei K.-W. Sparta: Aufstieg und Niedergang einer antiken Großmacht. Stuttg., 2013.

 

Суриков И.Е. Спарта // Большая российская энциклопедия

 

http://bigenc.ru/wor...ry/text/4246196

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 09.02 2018

почти до конца своей самостоят. истории не имела оборонит. стен.

 
Спарта начала обзаводиться стенами в 3 веке до н. э. (порядком до полной утраты ею своей независимости, то есть самостоятельности):
 
spartawall.JPG
 
Стена Спарты на плане города:
 
0.JPG
 
Полное завершение строительства стен Спарты - около 188 г. до н. э. По этому поводу Картледж пишет:
 
Probably not all at one go, but by 188 at the very latest, Sparta at last
received a complete city-wall of the accepted kind: tile-capped mud-brick on a
stone base with towers at regular intervals. This was a truly massive project,
since the circuit around Sparta’s four sprawling nuclear villages (and now also
the new village of the Neopolitae?) measured no less than forty-eight stades and
enclosed an area of some 200 hectares.
 
Стены Набиса снесли по приказу победителя Филопемена в 188 году:
 
Philopoemen,
on the contrary, did rather a lot. Arriving in northern Laconia with most of the
exiles (on whose restoration he was now insisting), he first presided over the

massacre at Compasium of at least eighty leading anti-Achaeans, then ordered
the demolition of Nabis’ city-wall, the withdrawal of all Nabis’ mercenaries
(whether enfranchised or not), the expulsion or (if they resisted, as 3,000 did)
sale into outright slavery of Nabis’ ex-Helot citizens, the restoration of
Belminatis to Megalopolis, and finally not just the reincorporation of Sparta
into the Achaean League but the total abrogation of the existing Spartan
constitution and mode of social organisation (agōgē and messes above all) in
favour of the laws and institutions of Achaea. On these drastic terms the
remodelled Spartan citizen-body duly sealed the treaty with oaths.31


 
В Риме на самоуправство Филопемена смотрели косо. В итоге стену Спарта восстановила очень скоро (самое позднее - через несколько лет после 179 года):
 
It was perhaps also in or soon
after 179 that Sparta rebuilt her city-wall
 
В период 88 - 31 г. г. до н. э. спартанские стены ремонтируют и чинят:
 

we now find
evidence for repairs to the city’s mud-brick fortification wall

 
В конце 3 века новой эры город взяли и жестоко разграбили герулы. В 396 году предательством римских магистратов Спарты город был предан Алариху - который вновь нанёс ему значительный ущерб. Иногда позднеримские стены датируют ремонтом фортификаций Спарты после нашествия герулов, но Картледж настаивает, что это скорее всего произошло после взятия Спарты Аларихом - в начале 5 века, когда римские императоры укрепляли города Балкан, возводя у них стены и фортификации.

Спарта в значительной мере утратила часть своей независимости уже после Беотийской войны - в связи с утратой Мессении. После поражений от Филиппа (Херонея 338, хотя Спарта в этом сражении и не участвовала) и Александра через его полководца Антипатра (Мегалополь 331) это положение немного усугубилось - как и для остальной Греции. Далее было поражение в Хремонидовой войне, как очередной крупный эпизод в серии неудач Спарты (262 или 261). Ну и так далее по списку. После поражения Клеомена III при Селассии, Спарта неоднократно рисковала попасть под власть Македонии, и неоднократно попадала под влияние или власть Ахейского союза. Ситуацию запутало вмешательство римлян в дела греков во 2 веке до н. э. (римляне обыкновенно выступали защитниками прав и свобод Спарты перед лицом Ахейского союза). После поражения ахейцев от Рима в 146 году до н. э., греческие города в значительной мере утратили свою независимость. Тем не менее, Спарта сохранила формально свою "свободу" (в римском понимании этого термина). В дальнейшем Спарта проводила самостоятельную политику в целой серии эпизодов Гражданских войн Рима (например - выступила на стороне Октавиана против Марка Антония и Клеопатры, в отличие от Афин или Иудеи, поддержавших Марка Антония). При Каракалле были попытки императора создать спартанскую армию (в интересах Рима).
 

почти полное неучастие С. в Вел. греч. колонизации.

Неправда. Спарта вполне участвовала в колонизации (Фера, Тарент, Кирена и города Киренаики (Барка и пр.)).
 

с относительно небольшой плотностью населения.

Это неизвестно. Скорее данные (колонизационная деятельность, экспансионизм в сторону соседских полисов) говорят об обратном.
 

В 6 в. С. встала во главе созданного ею Пелопоннесского союза

Точное время возникновения этого союза неизвестно. В конце 6 в. до н. э. он уже точно существовал.
 

Напряжённость, возникшая в этот период между Спартой и Афинами, также претендовавшими на гегемонию в Греции, неоднократно сопровождалась вооруж. конфликтами и в 431 привела к Пелопоннесской войне, победу в которой в 404 одержала С.

Пелопоннесской войне, длившейся 30 лет, за 15 лет до этого предшествовала не выявившая победителя Малая Пелопоннесская война (продолжавшаяся 15 лет) - между теми же противниками.
 

в 396 н.э. разрушена готами.

Старое ошибочное мнение, опровергаемое Картледжем, демонстрирующим, что Спарта продолжила существовать и после 396 года.
 

В 192 С. вошла в Ахейский союз

Это не совсем правильно, ибо не сделано оговорок, что Спарта всё-же не однозначно и окончательно вошла в состав Ахейской Лиги. В дальнейшем она то оказывалась внутри неё, то вне неё.
 

Уникальное социально-политич. устройство С. – предмет восхищения мн. греч. консервативных мыслителей (Платон, Ксенофонт и др.).

И ещё например Полибия. Тоже консерватор?
 

Сохранившихся в С. (существующей и по сей день в виде небольшого посёлка) античных памятников немного, почти все они поздние.

В 18 веке Спарту посетил аббат Фурмонт из Франции. Он нанял около сотни работников-каменщиков, и крушил античные памятники, поскольку кто-то внушил ему что это понравится королю Франции. По возвращении во Францию он был принят прохладно. Но зло уже было сделано.
 

С. как тип античного государства занимает важное место в политич. дискурсе вплоть до наших дней.

Государственное устройство Спарты - отдельный и очень большой вопрос. Ответы на него изут историки, политологи, юристы... Масса профессий и людей...
Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.02 2018

1. Конституционные изменения в Спарте

 

Согласно одному преданию, когда мужи эгиейцы вопросили Аполлона Дельфийского, кто лучше, чем они, ответ был таким:16

 

Наилучшая земля ‒ в Пеласгическом Аргосе, кони ‒ во Фракии, жены ‒ в Спарте, мужи ‒ те, что пьют воду из чистых струй Аретусы, но наилучшие из них [мужей] ‒ те, что обитают между Тиринфом и Аркадией, богатой стадами, аргивяне в льняных доспехах, стрекала войны17. Вы же, мужи из Эгиея, ни третьи, ни четвертые, ни двенадцатые ‒ о вас даже речи нет, и вы не в счет.

 

Эти вопрос и ответ в краткой форме выражают тот соревновательный дух, что столь отличал города-государства. Они были так же отважны в борьбе за господство, как и их атлеты, сражавшиеся за обладание оливковым венком ‒ наградой на Олимпийских играх. Аргос на Пелопоннесе имел репутацию наиболее воинственного города не только в VIII в. до н.э., когда мог быть дан процитированный ответ оракула18, но по традиции еще со времен дорийского вторжения. В первой половине VIII в. до н.э. претензии Аргоса оправдывались фактическим положением дел, ибо, по всей видимости, он владел Арголидой, Эпидаврией, Фиреатидой, Кинурией и Киферой и именно в это время посылал войско на помощь «ахейцам» из Гелоса против дорийцев из Спарты, когда здесь правил Алкамен, отец Полидора (Павсаний. III. 2. 7; 20. 6‒7). Подобное нарушение санкционированных богами уз родства между дорийцами-аргосцами и дорийцами-спартанцами и подобная помощь «ахейцам» (гелосцам) против дорийцев (спартанцев) ‒ весьма жестокая акция, к осуществлению которой подвигли соображения политической целесообразности, казавшиеся убедительными на тот момент; ибо если бы Аргос смог запереть Спарту в пределах равнины в долине Еврота, то всякие сомнения в том, кто в Пелопоннесе господствующая сила, отпали бы сами собой.

 

В середине VIII в. до н.э. Аргос обладал военно-морским флотом, укомплектованным парусниками, маневр которых в бою обеспечивал один ряд гребцов. Килевая балка низко сидящего корпуса переходила в нос (т.е. продолжалась уже как нос) судна так, чтобы образовать небольшой таран, а палубные площадки по сторонам корабля {388} служили платформой для воинов. Купеческие корабли представляли собой широкие парусники с изогнутым остовом и сравнительно глубокой осадкой судна; при спокойном море они оказывались в полной власти военного корабля. С другой стороны, Спарта не имела флота. Таким образом, аргивяне могли беспрепятственно переправить войска к Гелосу. Небольшой городок с недорийским населением в это время, очевидно, имел укрепления, защищенные стенами из кирпича-сырца, вроде тех, что были обнаружены в Галиеях в Арголиде. Подобные фортификационные сооружения часто давали реальную защиту, поскольку еще не существовало осадных машин.

 

Боевые действия обычно проводились в открытом поле. Наиболее хорошо экипированные воины, одетые в защитные доспехи, бились друг с другом в тесном строю с помощью копий и мечей, в то время как большая часть бойцов, одетых лишь в льняные либо кожаные защитные куртки, сражалась на расстоянии ‒ с помощью метательных дротиков, пращей и камней. Конное войско, если к его помощи прибегали, имело значительное преимущество над обоими родами пехоты, как тяжеловооруженной, так и легковооруженной, но на Пелопоннесе было очень мало всадников. При этих условиях война легко могла превратиться в продолжительные спорадические партизанские стычки, для которых весьма подходила горная местность. Но такая форма военных действий носила деструктивный характер в том смысле, что незащищенная местность опустошалась и все население подвергалось риску. Когда воин падал в сражении, его добивали и снимали доспехи, когда же повергался город, его население подвергалось резне, порабощалось или изгонялось. Соблюдались лишь религиозные запреты: погибших нельзя было уродовать или оставлять без погребения, молящиеся в святилище и те, кто искал здесь убежища, пользовались неприкосновенностью в пределах границ, посвященных богам, а сами храмы не разрушались до основания, как другие постройки захваченного города. В такой борьбе не на жизнь, а на смерть отвага ценилась превыше всего. Эта идея выражена в следующих словах спартанского поэта Тиртея: «Славное дело ‒ в передних рядах со врагами сражаясь, | Храброму мужу в бою смерть за отчизну принять! | Доля ж постыднее всех ‒ в нищете побираться по свету, | Город покинув родной, тучные бросив поля» (6. 1‒4. Пер. В. Латышева).

 

Когда спартанцы взяли Гелос, они снесли его до основания, а жителей поработили; но при этом они сохранили культ Коры, дочери Деметры, который отправляли ахейцы. Уверенные в том, что они уже покорили Лаконику, спартанцы в царствование Никандра, отца Феопомпа, вторглись в Арголиду, получили помощь со стороны Асины и опустошили вражеские земли. Позднее, однако, когда аргосский царь двинулся против Асины, расположенной на побережье Арголиды, и осадил ее, Спарта не стала вмешиваться в эти события. В конечном итоге асинейцы ‒ по преимуществу дриопы, а недорийцы ‒ бежали на своих кораблях и нашли прибежище в Лаконике. Их город был {389} уничтожен, и лишь храм Аполлона остался нетронутым (Павсаний. II. 36. 4‒5; III. 7. 4). Так были посеяны семена жгучей ненависти между Аргосом и Спартой, которая в будущем окажется неискоренимой.

 

Затем спартанцы обратились против дорийцев Мессении. Здесь, как мы уже показали в CAH III. I2: 731, в VIII в. до н.э. дорийцы удерживали лишь внутренние равнины и возвышенности на востоке, а дорийская «Мессена», о которой писал Тиртей, представляла собой, вероятно, «срединную землю» вокруг равнины Стениклера, которая, как и равнина дорийской Спарты, была обращена скорее в глубь страны, чем в сторону моря. Граница между дорийцами Мессены и дорийцами Спарты проходила не по хребту Тайгета, как позднее, в период городской цивилизации эллинизма, а в связи с распределением зимних и летних пастбищ. Так, дорийцы Мессены обладали внутренними равнинами и горными местностями, а лаконские дорийцы контролировали целиком мыс Тенар, включая его основание ‒ Дентелиатиду, район у северо-восточного угла Мессенского залива, куда, как сообщают наши источники, царь Телекл вывел несколько лаконских поселений. Дорийцы Мессены и Лаконики совместно справляли сугубо дорийский праздник в святилище Артемиды Лимнатиды на севере Дентелиатиды, очень близко к мессенской границе. Другая часть страны, позднее получившей название Мессении, по-прежнему была занята «ахейцами», что здесь следует понимать как додорийское население. Из Короны, например, расположенной на западном побережье Мессенского залива, происходил олимпийский победитель 732 г. до н.э., когда дорийцы были всецело заняты боевыми столкновениями друг с другом.

 

Когда спартанцы только еще прокладывали себе путь к Лаконскому заливу, дорийцы Мессены уже имели выход на побережье, по-видимому, в районе богатой равнины у вершины Мессенского залива; об этом может свидетельствовать, в частности, то обстоятельство, что живший в то время поэт Евмел Коринфский составил по заказу «мессенцев» гимн для религиозной процессии, которая отправилась с дарами в храм Аполлона на острове Делос. Каждая из двух групп дорийцев оправдывала войну как средство наказания за акт святотатства, допущенный противоборствующей стороной на священной территории Артемиды Лимнатиды: мессенцы обвинялись в насилии над спартанскими девушками, а лакедемоняне ‒ в том, что они задумали заговор с целью убийства, причем прямо в храме, наиболее влиятельных мессенцев. То, что эти предполагаемые события произошли за поколение до начала войны, не имело никакого значения, ибо память богини была долгой, и соперники надеялись заручиться ее поддержкой. Каким бы ни было настоящее яблоко раздора на тот момент времени, некоторые дорийцы из Мессены высказывались за мирное урегулирование вопроса; в конечном итоге они подверглись изгнанию и обрели новую родину в Регии (см. выше, с. 133).

 

Когда война была в полном разгаре, некоторые из спартанцев стали выражать сомнение по поводу справедливости нападений на «своих {390} братьев», т.е. на таких же дорийцев; желание большинства, однако, было выражено в словах, приписываемых царю Полидору: «Мы идем на неподеленные земли» (Плутарх. Моралии. 231 d). Это была война не на жизнь, а на смерть, проходила она целиком на мессенской территории и имела, главным образом, партизанский характер19. На 20-й год последние борцы за свободу бежали с высоких гор Ифомы (где они долгое время успешно оборонялись), бросив прощальный взгляд на плодородные поля Стениклерской равнины, а победители, предводительствуемые царем Феопомпом, захватили «широкопространную Мессену» (Тиртей. Фр. 2, 4), обратив врагов, оставшихся в живых, в зависимых илотов и поделив лучшие земли примерно на 3000 участков, хозяевами которых теперь стали спартиаты (Плутарх. Ликург. 8). Илоты были принуждены принести клятву в том, что они не будут поднимать восстаний против своего господина ‒ спартанского государства (главная цель этой присяги состояла в том, чтобы не дать возможности илотам добиться религиозного одобрения, в случае если они нарушат клятву); отныне эти зависимые земледельцы должны были отдавать половину снимаемого урожая в Спарту; в случае похорон лакедемонских царей и других важных персон мессенцам и их женам предписывалось надевать черную одежду и участвовать в церемонии оплакивания (Тиртей. Фр. 5; ср.: Павсаний. IV. 14. 4‒5). Мужчины, женщины и дети жили в нужде на земле, которую они обязаны были обрабатывать, «согнувшись как ослы под непомерным грузом», по словам Тиртея. Впрочем, в стихах поэта не чувствуется к ним ни малейшего сострадания.

 

Согласно преданию в начале войны спартанские воины поклялись, что не покинут поля сражения, пока не разрушат Мессену или не погибнут сами (Страбон. 279); при этом в поход отправились также и совсем юные спартанцы, которые в силу своего возраста не могли принести присягу, ‒ именно они позднее, когда превратились в сильных мужчин, были отправлены домой, чтобы сойтись со спартанскими девушками, дабы государство не осталось без детей. Сыновья от этих союзов, прозванные парфениями (т.е. «рожденными девами»), приняли участие в основании Тарента ‒ спартанской колонии в Италии, выведенной, вероятно, в последней декаде VIII в. до н.э.20 Другим результатом этой долгой войны было то, что апелла (собрание спартиатов) не представляла всего гражданского коллектива, а также то, что между герусией (советом старейшин) и непредставительной апеллой возникли трения (об этих органах см.: CAH III. I2: 741). Позднее цари Феопомп и Полидор, сын Алкамена, во времена которого началась эта война, принесли из святилища Аполлона в Дельфах особое предписание (названное современными {391} исследователями поправкой к Большой ретре), текст которой гласил: «Но если народ постановит криво, старцам и архагетам распустить»21. Герусия предложила присоединить это предписание к Большой ретре (см.: CAH III. I2: 740), и ее предложение было одобрено апеллой. Общий смысл всего документа (ретры и поправки к ней) был пересказан Тиртеем в середине VII в. до н.э. следующим образом:

 

Так нам из пышного храма изрек Аполлон-дальновержец,

Златоволосный наш бог, с луком серебряным царь:

«Пусть верховодят в совете цари богочтимые, коим

Спарты всерадостный град на попечение дан,

Вкупе же с ними и старцы людские, а люди народа,

Договор праведный чтя, пусть в одномыслии с ним

Только благое вещают и правое делают дело,

Умыслов злых не тая против отчизны своей, ‒

И не покинет народа тогда ни победа, ни сила!»

Так свою волю явил городу нашему Феб22.

(Пер. В. Латышева)

 

Это была не последняя попытка в истории соединить две противоречивые политические идеи в одном документе. Как лояльный поэт, Тиртей сгладил расхождение между оригинальным текстом ретры, в котором рядовым членам общины предоставлялась свобода прений, и поправкой, наделявшей герусию правом прекратить обсуждение путем объявления о перерыве в работе собрания и тем самым не допустить принятия народом решения; не вызывает сомнения, что отсрочка в работе собрания ‒ это просто более мягко названный его роспуск, применявшийся в тех случаях, когда общее настроение, царившее в апелле, грозило вылиться в «кривое» решение. Предложение, внесенное позднее, превращалось в закон, но только в том случае, если герусия была единодушна относительно этого предложения и готова была его выполнять, несмотря на оппозицию в народе. Подобное усиление узкого органа власти ‒ будь то совет старейшин, сенат или кабинет министров ‒ вообще характерно для периодов военных кризисов; также и в Спарте рост властных полномочий герусии был продиктован войной, но здесь это превратилось в перманентный фактор, что само по себе указывает на то, что Спарта находилась в состоянии постоянной боевой готовности. Позднее случалось, что герусия принимала важные политические решения без обращения к апелле, будучи уверенной, что члены последней единодушно одобрят эти действия, когда придет время проинформировать народ. Но это были исключения. В целом же {392} напряженность, существовавшая в отношениях между двумя царями, между царями и геронтами и, наконец, среди самих геронтов доказывает, что герусия не была единодушна; в таких случаях проводились дебаты и решение принималось в апелле.

 

Еще одно конституционное изменение приписано царю Феопомпу Аристотелем, который использовал этот пример как иллюстрацию к своей теории о том, что царская власть более прочна, если она ограничена. «Царская власть долго сохранялась и у лакедемонян из-за того, что власть эта изначально была поделена между двумя лицами и, кроме того, со времен Феопомпа она была ограничена различными способами, но прежде всего ‒ учреждением должности эфоров» (Аристотель. Политика. 1313 а 25). Изначально связанные с социальной системой ‒ так называемой агоге [системой воспитания, но одновременно и образом жизни] (см.: CAH. III. I2: 742), эфоры приобрели важное конституционное значение, свидетельством чему ‒ тот факт, что в 754 г. до н.э. старший эфор стал эпонимным магистратом (т.е. таким должностным лицом, именем которого в Спарте назвали год); это было связано, по всей видимости, с теми взаимными клятвами между царями и эфорами, которые давались в начале года и затем возобновлялись ежемесячно: цари присягали, что они будут править в соответствии с законами государства, а эфоры от имени общины обязывались сохранять в неприкосновенности царскую власть, пока царь не нарушит своей присяги ([Ксенофонт]. Лакедемонская полития. 15. 7). Властные полномочия, предоставленные эфорам против царей в период Первой Мессенской войны, состояли, вероятно, в том, что с тех пор во время военного похода царей всегда сопровождали два эфора, которые выполняли функции наблюдателей и офицеров, следивших за дисциплиной (как и в Македонии, цари обладали неограниченным правом назначать любое наказание во время военной кампании); в том, что эфорам перешли от царей некоторые судебные полномочия в гражданских делах; а также в том, что они получили право подвергать досудебным арестам и в связи с этим могли на время следствия приостанавливать исполнение тем или иным лицом должностных обязанностей, включая самих царей. На статус эфоров по отношению к царям указывает тот факт, что во время официальных церемоний при входе царей все присутствующие должны были подняться со своих мест, и только эфорам разрешалось оставаться в своих креслах.

 

Реформы, проведенные в Спарте в связи с Первой Мессенской войной, придали спартанской конституции ее классическую форму23. Дадим ее изложение. Полномочия двух «царей лакедемонян» были неделимы. При объявлении войны и организации похода они сначала в самом городе приносили жертвы Зевсу Предводителю и его двум сыновьям, Диоскурам, или Тиндаридам, а затем, на границе, ‒ Зевсу и {393} Афине; цари совещались по поводу предзнаменований, данных богами во время жертвоприношений, поскольку переходить границу, как и вступать в битву можно было только при благоприятных жертвах; оба царя обладали равной и полной военной властью, так что любой лакедемонянин, отказавшийся им подчиняться, подвергался проклятию. Они стояли во главе войска, принимая личное участие в сражении, и рядом с ними всегда были изображения Тиндаридов. Во время похода цари и их штаб содержались за счет государства. В самом городе в мирное время цари осуществляли государственные жертвоприношения, хранили (вместе с так называемыми пифиями ‒ особыми посланниками, направляемыми в случае необходимости в Дельфы за советом к Аполлону Пифийскому) архив оракулярных ответов, первыми принимали клятвы при заключении договоров. В деле правосудия их компетенция была постепенно ограничена, так что в конечном счете цари стали выносить решения лишь в делах, связанных с наследствами, усыновлениями, а также общественными дорогами. В вопросах выработки конкретных политических решений теоретически у царей было не больше власти, чем у любого другого члена герусии, на практике же, однако, царь, обладавший сильным характером и яркой индивидуальностью, мог приобрести значительное влияние.

 

Поскольку цари были посредниками в общении с богами и одновременно главами государства, обращаться к ним полагалось с церемониальным почтением, однако их образ жизни отнюдь не был каким-то экстравагантным или расточительным. Государственной резиденцией царей был не дворец, а шатер, который они делили с пифиями; в этом своем шатре они получали двойную порцию пищи от общины, что позволяло каждому из них принимать у себя государственных гостей. Их собственное состояние было достаточно скромным; рядом с домом каждого царя имелся пруд; они обладали правом на часть от каждой жертвы и на поросенка от каждого опороса свиньи ‒ чтобы царь всегда мог совершить жертвоприношение, если это требуется. Они обладали земельными наделами во многих периэкских полисах (т.е. городках, расположенных вокруг Спарты). В целом это была демократическая форма царской власти, ограниченная конституцией. Статус царей, впрочем, очевидным образом давал о себе знать во время их похорон; когда умирал царь лакедемонян, мужчины и женщины от спартиатских, периэкских и илотских семей были обязаны принять участие в погребальной процессии, при этом все государственные дела приостанавливались на десять траурных дней, целиком посвященных оплакиванию.

 

Герусия, состоявшая из 28 старцев, избираемых пожизненно, и двух царей с титулом архагетов, имела монополию в деле выработки политической линии, и ей принадлежало решающее слово при принятии конкретных политических решений. Именно этот орган выполнял роль суда по наиболее важным случаям, как, например, в делах о предумышленных убийствах. При этом герусия не несла коллегиальной {394} ответственности за свои политические и судебные решения. Цари могли быть любого возраста, старцы же избирались апеллой из лиц не моложе 60-ти лет в случае появления вакансии. Избрание спартиата в геронты означало для него не только высочайшую честь, но и высочайшую ответственность. В современных конституциях мы не найдем подобных параллелей, и даже избираемые демократическим путем пожизненные пэры, заседающие во влиятельнейшей английской палате лордов, в сравнении со спартанскими геронтами могут показаться не имеющими особой власти. То, что геронты выступали в роли опоры традиционных порядков, было совершенно неизбежным в связи с социальной системой и природой спартиатского электората; и именно на их счет мы должны отнести заслугу ‒ если только это предмет заслуги ‒ в том, что направление спартанской политики было неизменным и последовательным. Всё же следует признать справедливость критики Аристотеля, осуждавшего Спарту за геронтократию, поскольку не только у тела, но и у разума бывает старость.

 

Пять эфоров, ежегодно избираемых апеллой из числа спартиатов в возрасте между 30 и 60 годами, должны были надзирать за всем, что имеет отношение к повседневной жизни граждан. В качестве инспекторов в агоге (системе общественного воспитания) они требовали повиновения и накладывали наказания и штрафы; при вступлении в должность они повелевали спартиатам «сбривать усы и подчиняться законам»; кроме того, у них было право досудебного ареста. Они отвечали за внутреннюю безопасность; они ежегодно объявляли войну (это было их прямой обязанностью) илотам и предпринимали какие-то действия в случае подозрений о существовании заговора, как в случае с парфениями, заподозренными в связях с илотами. Как было показано выше, эфоры могли отстранить от должности любого магистрата и даже царя; они действовали как государственные обвинители при обвинении царя и как судьи ‒ в гражданских делах. В случае войны эфоры решали, какие возрастные группы будут призваны в поход; они назначали трех лиц, которые затем выбирали 300 молодых людей цветущего возраста для службы в качестве царского эскорта; двое из числа эфоров сопровождали царей в военном походе, неся ответственность за воспитательную работу в войске. Как представители народа, они исполняли и некоторые религиозные обязанности. В частности, один раз в 9 лет ясной безлунной ночью они следили за небом и, если замечали некую падающую звезду, отстраняли от власти царей ‒ как лишившихся божественной благосклонности; полномочия последних восстанавливались в полном объеме только после того, как бог в Дельфах или в Олимпии недвусмысленно изъявлял согласие с таким восстановлением. В последующие столетия эфоры еще более приумножили свою власть, даже получив право созыва герусии и возможность председательствовать во время работы апеллы.

 

Членами апеллы были лишь спартиаты ‒ мужчины старше 30 лет, уже прошедшие все циклы агоге и избранные в члены застольных {395} товариществ (сисситии, см.: CAH III. I2: 741). Они избирали всех своих лидеров24 ‒ царей, геронтов, эфоров, младших должностных лиц и военачальников, поступавших во время войны под общее командование царей; голосование проходило в форме аккламации (т.е. на основании непосредственной реакции собрания, своими криками и шумными возгласами высказывавшего свое отношение к кандидату или к выдвинутому предложению); уровень поднятого собранием шума определяли члены специальной избирательной комиссии, находившиеся в отдельном помещении. Спартиаты, участвовавшие в апелле, слушали, обсуждали и голосовали за или против предложений, внесенных герусией; и даже если их решение отменялось герусией, последняя не могла просто проигнорировать мнение апеллы. Спартиаты, с детства приучавшиеся уважать власть, жившие в таких социальных группах, где возраст почитался сам по себе, являлись, по сути дела, профессиональными воинами; в этих условиях подавляющее их большинство конечно же не выказывало никакого недовольства своими лидерами и не имело ничего против господства герусии. В то же время спартиаты были равны в том, что касалось воспитания, экономического статуса и обязанности служить государству; именно поэтому они назывались «равными» (όμοιοι).

 

В древнегреческой конституционной теории в качестве лиц, обладавших политическими правами, рассматривались только члены гражданской общины, так что даже о радикальной демократии можно сказать, что она существовала в обществе с широчайшим негражданским базисом. Аристотель отмечал одну важную особенность спартанского государства (Аристотель. Политика. 1271 b 2): «Вся система законов направлена только к одной части добродетели, а именно к добродетели военной, ибо она полезна для достижения власти». Воинская добродетель, конечно, включала и другие качества, ценные для политического сообщества, ‒ понятие о чести и долге, о дисциплине и единстве, ‒ и, кроме того, эта добродетель не исключала культурной жизни, в некоторых областях которой ранняя Спарта достигла замечательных успехов, как, например, в музыке, танце и поэзии. Спартанские девушки и женщины вошли в поговорку из-за своей красоты и свободного ‒ в сравнении с другими гречанками ‒ образа жизни, а лаконские расписные вазы, хотя сами спартиаты и не занимались ремеслом и торговлей, в VII и VI вв. до н.э. считались одними из самых прекрасных на Пелопоннесе. Аристотель был, вероятно, прав, когда классифицировал спартанскую конституцию как смешанную; ибо монархическая власть была здесь представлена в виде верховного военного командования, олигархия ‒ в форме принятия политических решений и вынесения судебных приговоров, а демократия ‒ в принципиальной одинаковости образа жизни всех {396} граждан и равенстве их имущественного статуса. Правда, в некоторых случаях Аристотель использовал иные критерии, нежели те, к которым привыкли мы; так, например, прямые выборы на все должности народом были для него признаком олигархического строя (с точки зрения Аристотеля, демократичным было избрание путем жеребьевки), а те, кто таким путем избирался и приобретал власть, были аристократией (в глазах избирателей ‒ по заслугам, а не по рождению, конечно). Если взглянуть на то, как здесь функционировала исполнительная власть, то мы признаем, что Спарта имела олигархическое правительство. Так, учреждение должности эфоров Плутарх истолковывал, во-первых, как «узду на олигархию» и, во-вторых, как меру, которая скорее усилила, нежели ослабила режим, ибо «это только казалось уступкой народу, на деле же являлось усилением аристократии» (Плутарх. Ликург. 29 в конце)25.

 

В спартанском государстве проживали также и лица неполноправные: гипомейоны (т.е. «меньшие»), утратившие полный гражданский статус еще на стадии агоге или позднее, а также илоты, занимавшиеся сельскохозяйственным трудом. Под командой царей лакедемонян во время войны находились ‒ помимо спартиатов ‒ также и отряды периэков, которые во внешней политике подчинялись спартанскому руководству и платили налог с царских поместий на их территории, но, с другой стороны, своими внутренними делами управляли самостоятельно. Периэки были задействованы как в ремесле и торговле, так и в обработке земли. После присоединения «Мессены» количество илотов возросло более чем вдвое; также возросло и число периэков, когда в сферу спартанского влияния попало всё побережье Мессенского залива. Так что экономическая мощь и военный потенциал лакедемонян были значительно повышены в связи с обретением этой «завоеванной копьем земли».

 

Археология может добавить не очень много к нарисованной выше картине26. В деревушке Мила близ Малфи, что находится на северной стороне внутренней долины в Мессении, некий культ, для которого было характерно большое количество посвящений в виде фигурок, прекратил свое функционирование около 725 г. до н.э., ‒ очевидно, в связи с покорением или бегством местного населения. С другой стороны, фиксируется преемственность между геометрическим и классическим временем в одной крупной гробнице в Карпофоре. Также и на западном побережье около Пилоса в поздний геометрический период могилы традиционного типа устраивались в микенских камерных гробницах и в гробницах-толосах27. Имеются явные признаки роста {397} стояния в Спарте, как, например, возведение первых каменных строений на территории храма Артемиды Орфии в Лимнах около 725 г. до н.э. и относимое к несколько более позднему времени сооружение святилища Менелаю и Елене в Ферапнах.

 

Скудость материалов, обнаруженных в ходе археологических изысканий, должна напомнить нам о том, что и сами спартиаты, проводившие основное время в сисситиях28 в Спарте, и их семьи, жившие в пяти обах [ὠβά ‒ «оба», так в Лаконике называлось территориальное подразделение спартанского населения, своего рода «район» или «деревня»] в центре долины Еврота, отличались чрезвычайно простым уровнем жизни. У них не было стен для защиты города и никаких монументальных сооружений. Они полагались лишь на собственную физическую силу и на оружие, заставляя илотов трудиться на своих полях и удерживая соседей от самой мысли о нападении на Спарту. По сравнению с периэками и илотами спартиатов было совсем немного ‒ быть может, 6000 взрослых мужчин около 700 г. до н.э. Для будущего Спарты было чрезвычайно важно поддерживать рождаемость ее граждан, поэтому спартанское общество восприняло некоторые обычаи, направленные к этой цели, как, например, практику полиандрии или сожительства молодой жены старого мужа с другим мужчиной в расцвете сил; во многих аспектах этот социум отличался примитивным характером и ставил интересы семьи и государства выше чувств индивида29. {398}

 

 

16 А 50, II: 1.

 

17 Стрекала войны ‒ т.е. аргивяне настолько воинственны, что их можно уподобить боевым копьям. Под «стрекалом» может разуметься не обязательно копье, это может быть просто что-то колющее. (Примеч. пер.)

 

18 Мужи Аретусы ‒ это жители Халкиды на Евбее, пионеры в колонизационном движении на запад, а льняной панцирь предшествовал бронзовому снаряжению гоплита. Парк пожелал датировать этот оракул концом VII в. до н.э. {388}

 

19 Основной источник по этой войне ‒ Тиртей. Детализированный рассказ в IV книге Павсания не имеет особой ценности, поскольку заимствован из беллетристической истории IV в. до н.э. (см.: Е 174); о некоторых ценных моментах в сообщениях Павсания и Страбона см.: Е 166: 15 сл., 75 сл.

 

20 Страбон. 278; Аристотель. Политика. 1306 b 30; Полиен. II. 14. 2. {391}

 

21 Кого или что именно «распустить», из греческого текста не следует. Существуют разные версии: (1) распустить народ по домам, закрыв собрание и сняв законопроект с повестки дня; (2) распустить собрание на две группы ‒ одну налево, другую ‒ направо, чтобы подсчитать, сколько человек проголосовало «за», а сколько ‒ «против». Подавляющее большинство исследователей склоняются к первой версии. (Примеч. пер.)

 

22 Этот текст вызывает много проблем, и его смысл является предметом дискуссии, см.: Е 160: 54‒62; другие точки зрения см.: Е 172: 98 сл., включая библиографию. {392}

 

23 Основные источники: Геродот. VI. 56‒59; [Ксенофонт]. Лакедемонская полития; Аристотель. Политика, во мн. местах, а также фр. 536‒539. {393}

 

24 Аристотель. Политика. 1294 b; ср.: Платон. Законы. 712 d. Те, кто оказывался избран в эфорат, подвергались, вероятно, тщательной проверке герусией и/или их предшественниками по должности; это могло бы объяснить ремарку Аристотеля о том, что народ лишь принимал участие в выборе эфоров (Там же. 31‒32). Противоположную точку зрения см. журнал: Historia. 29 (1980): 389 сл. {396}

 

25 Необходимо постоянно держать в голове значения этих греческих слов: олигархия ‒ правление немногих, аристократия ‒ правление лучших, демократия ‒ правление народа; во всех случаях имеется в виду прямое (а не представительское) правление.

 

26 E 170; Е 165; BCH. 1961: 697; см.: CAH III. I2: 728 сл.

 

27 Толосы ‒ гробницы микенской эпохи, устраивавшиеся обычно внутри холма; погребальные камеры в них имели круглую форму и перекрывались остроконечным куполом. (Примеч. пер.) {397}

 

28 Сиссития ‒ совместная трапеза, которая в Спарте и на Крите санкционировалась государством. (Примеч. пер.)

 

29 См.: Е 151: 214 сл.

 

30 Павсаний в I. 44. 4 рассказывает, что Орсипп, будучи военачальником мегарцев, отрезал в их пользу области от земель соседей. Видимо, речь и в эпитафии, и у Павсания идет о борьбе за спорные земли, но если эпитафия говорит об их «освобождении», то Павсаний ‒ об «отрезании». {398}

 

Кембриджская история древнего мира. Т. 3, ч. 3. Расширение греческого мира. VIII‒VI века до н.э. / Под ред. Дж. Бордмэна, Н.-Дж.-Л. Хэммонда: Пер. с англ., подготов. текста, предисл., примеч. А.В. Зайкова. М.: Ладомир, 2007. 388‒398.

Ответить