Назад| Оглавление| Вперёд


Долгое время в советской исторической и публицистической литературе было не принято писать о судьбах родных и близких сильных мира сего. Наверное, поэтому рождались самые невероятные мифы и легенды, которые не обошли и семью Иосифа Сталина, бытуют в народе и сейчас.

Я не собирался писать о Сталине и тем более о его семье. Но так уж получилось, что всеобщий интерес к недалекому прошлому нашей страны, связанному с личностью Сталина, захватил и меня. Обратившись к архивам, к своему удивлению, я обнаружил множество документов, отвечающих на самые неожиданные вопросы.

Сопоставив содержание этих документов с материалами личных бесед со многими очевидцами событий, среди которых были внуки и ближайшие родственники семьи Сталина, а также ныне здравствующие министры сталинского правительства — Лазарь Каганович и Семен Гинзбург, я пришел к выводу, что многие аспекты того периода малоизвестны и представляют интерес не только для меня одного, поскольку вскрывают противоречия времени и дают картину событий в лицах с самой неожиданной стороны.

Именно так родился мой документальный очерк о Якове Джугашвили, опубликованный в "Военно-историческом журнале", который затем был перепечатан многими газетами и журналами в СССР и за рубежом. На меня обрушился поток писем, в которых читатели задавали вопросы и просили ответить на них. Из этих ответов составились очерки о Василии Сталине, Светлане Аллилуевой, других членах сталинской семьи, напечатанные в газетах "Московская правда", "Советская культура", "Аргументы и факты", "Вечерние новости", журнале "Сельская новь", а также в зарубежных выпусках журнала "Международная правда", которые выходят в США, Канаде, ФРГ, Франции, Италии и Испании. Но интерес к этим материалам был так огромен, а ответы так лаконичны, что результатом диалога с читателем и стала эта книга.

Подборка писем дает почти полный каталог наиболее распространенных мифов и легенд из жизни Сталина и его близких. Вряд ли можно осуждать за интерес к личной жизни Сталина наших корреспондентов. Частная жизнь существенно дополняет психологический портрет человека, который в течение многих лет руководил нашим государством, о личности которого до сих пор ведутся самые горячие дебаты и на страницах печати, и в быту. Если мы действительно хотим восстановить историческую правду во всей полноте, мы должны изучить все ипостаси этой судьбы.

Касаясь семьи, многие читатели задают один и тот же вопрос — сколько раз был женат И.В. Сталин? Помимо Е. Сванидзе и Н. Аллилуевой, называется и Мария Каганович, сестра Лазаря Моисеевича Кагановича.

Вот что пишет, например, Е.А. Ященко из города Назарово Красноярского края:
"Ходят упорные слухи, что якобы после смерти Н.С. Аллилуевой дочь Кагановича стала женой Иосифа Виссарионовича. Во время одного правительственного заседания Маршал Советского Союза Г.К. Жуков грубо ответил Сталину, тогда присутствовавшая там же его новая жена выстрелила из пистолета в Георгия Константиновича, но промахнулась, а он или его телохранители убили ее наповал. Говорят, что это и стало причиной понижения Г.К. Жукова после войны в должности и его перевода из центра. Ведь действительно Г.К. Жуков стал министром обороны только после смерти И.В. Сталина. Насколько права народная молва?"

Этот миф основан на событиях 1932 года, которые произошли вскоре после похорон Надежды Сергеевны. Действительно, в то время Мария Каганович неоднократно приезжала на дачу к Сталину и на его кремлевскую квартиру. Тогда же пронесся слух, что он вот-вот женится на ней. Но этого не случилось. Тем не менее с целью компрометации И. Сталина в первые дни войны немцы сбрасывали на позиции советских войск сотни тысяч листовок, в которых утверждали, что советский Верховный Главнокомандующий является агентом международного сионизма, и в качестве доказательства приводили его родство с Кагановичем. Эта грубая немецкая фальсификация дожила и до наших дней. Немцы и сами знали цену своим утверждениям. Это хорошо видно из протокола допроса сына Сталина — Якова Джугашвили. Ну а версия о том, что М. Каганович покушалась на Г.К. Жукова, появилась на основе прокатившейся после войны волны необоснованных арестов лиц еврейской национальности, а также на незнании истинных причин отстранения и должностных перемещений маршала. Люди искали причины, многие из них придумывались.

Из одного мемуарного источника в другой кочует утверждение о том, что И.В. Сталин пешком проделал весь путь до кладбища во время похорон своей жены, а дальнейшая судьба многих членов тогдашнего руководства связывается с их присутствием и поведением на похоронах.

Из воспоминаний Светланы Аллилуевой, из сообщений "Правды" мы уже знаем, что И.В. Сталин на кладбище не ходил, а на процедуре прощания был только в здании ГУМа. И тем не менее утверждений, противоречащих реальному положению вещей, слишком много.

"Хочу поспорить с Вами о том, что И.В. Сталин не был на похоронах матери своих детей. Это не так. Я живой свидетель тех похорон — очень пышная траурная процессия шла мимо окон нашей квартиры. И мы все прекрасно видели, как Сталин пешком шел рядом с гробом. Эти похороны врезались в мою память на всю жизнь. Кавалькада лошадей везла необычайной красоты постамент под бордовым балдахином. Народу за ней было видимо-невидимо. Но возле гроба не было никого — только Сталин шагал рядом, поэтому видно было его очень хорошо.
Конечно, Вы можете мне не поверить — никаких документальных доказательств у меня нет. Но адрес той квартиры, откуда я наблюдала эти похороны, приведу: улица Ленивка, дом 6, кв. 8. Тогда еще существовал старый Каменный мост, как раз . на него вход был только с Ленивки. Поэтому мы видели все траурные процессии — и похороны Маяковского в 30-м году хорошо помню, а уж похороны Аллилуевой не забуду никогда.

М.С. Елдышева, 1922 года рождения, г. Харьков".

"Я не берусь утверждать, дошел ли Сталин до кладбища, но от Дома Союзов по Охотному ряду он шел за гробом в распахнутой шинели без головного убора.
Гроб был установлен на лафете. Я это видел лично, случайно оказавшись в этот момент на пути от площади Революции к площади Свердлова, Я в то время был красноармейцем и имел увольнительную. Нас было двое. Мы невольно остановились.
Я 1908 года рождения. Член КПСС с 1931 г. Пишу Вам об этом только во имя того, что это неоспоримый факт.

А.А. Беляев, г. Москва".

"И.В. Сталин приезжал на похороны Н.С. Аллилуевой. Он появился, когда гроб опустили в могилу, подошел к ней, бросил горсть земли и тут же уехал. Я видел это собственными глазами. Вместе с двумя своими товарищами-сверстниками Володей и Борисом Репиными, которые жили в доме, примыкавшем к стене кладбища, мы забрались на нее и оттуда смотрели на происходящее. Все было видно очень хорошо, потому что могила находилась недалеко от стены. Было нам по 10 — 12 лет, и мы кое-что уже соображали.
Светлане же, которая родилась в 1926 году, было всего 6 лет. Она не могла знать всего, а тем более запомнить, кто был и что " делал в те драматические часы и минуты. Она описывает этот эпизод, безусловно, с чужих слов.
И.В. Сталин не мог не выполнить этот элементарный ритуал уже хотя бы потому, что тогда сразу же распространился слух, будто Н.С. Аллилуева не покончила жизнь самоубийством, а была убита. Горстью земли Сталин как бы отвергал эту версию...
О том, что Сталин посетил кладбище и отдал дань умершей жене, я встречал указание и в нашей печати, но только не помню, где именно.

И.С. Окунев, г. Москва".

Действительно, о том, что И. Сталин шел за гробом своей жены, написано во многих работах.

"В сочинениях И.В. Сталина, том 113 (М., Госполитиздат, 1953 г.), в биографической хронике на 411-й странице написано: "11 ноября — И.В. Сталин провожает гроб с телом Н.С. Аллилуевой-Сталиной на Новодевичье кладбище". Объясните, пожалуйста, где правда?

В.Н. Веселов, с. Шипуново, Омская область".

"В журнале "Знамя" (1988 г. № 11, с. 136) A.M. Ларина, жена Н.И. Бухарина, в своих воспоминаниях пишет: "Н.И. рассказывал, что перед закрытием гроба Сталин жестом попросил подождать, не закрывать крышку. Он приподнял голову Надежды Сергеевны из гроба и стал целовать". Как все это понимать? Чему верить?

Н.М. Майстренко, с. Поповка, Винницкая область".

"В журнале "Знамя" (1988 г. № 3) на 34-й странице, — пишет В. Александренко из г. Лисичанска Ворошиловградской области, — в опубликованных дневниковых записях Константина Симонова "Глазами человека моего поколения" говорится: "...мы не знали того, что действительно произошло в семье Сталина, не знали трагического поворота отношений его с женой, до нас не доходили слухи о нем как о виновнике ее смерти, но мы знали, что он шел за ее гробом и сочувствовали его потере...".

Почти такое же утверждение содержится и в журнале "Смена" (№ 13 за 1988 год): "Шагая по трупам собственного произвола, Сталин, этот искусный актер, разыгрывал роль скорбящего об утрате друга точно так же, как он шел пешком по улицам Москвы до кладбища за гробом своей жены Аллилуевой, которую сам довел до самоубийства...".

В журнале "Комсомольская жизнь", 1988 г. № 18 старший научный сотрудник ИНИОН АН СССР Н.Н. Месяц, ранее работавший следователем следственной части особых отделов НКВД СССР, говорит, что он Сталина видел на похоронах Н.С. Аллилуевой.

Военнослужащий В.Г. Пахно из Алма-Аты приводит выдержку из статьи Галины Серебряковой "Смерч", опубликованной в газете "Вечерняя Алма-Ата": "Медленно двигался похоронный кортеж. Впереди я видела согбенную маленькую фигуру Сталина. Перекошенное лицо его почернело. Он казался таким больным".

Чаще всего читатели приводят свидетельства писателя Льва Разгона из его публикации "Непридуманное" в журнале "Юность", № 5 за 1988 г.:
"Тело покойной лежало в Хозяйственном управлении ЦИК, которое занимало теперешнее здание ГУМа, мимо гроба проходил поток людей, в почетном карауле стояли все верные соратники, в газетах печатались выражения беспредельного сочувствия Сталину.
А сам Сталин постоянно сидел у гроба и зоркими, все видящими своими глазами всматривался: кто пришел, кто как себя ведет, какое у кого выражение лица...
У открытой могилы Сталин стоял, опустив голову или же закрывая лицо руками. Но так, чтобы видеть, все ли тут".
Мне кажется, что Л. Разгону можно верить, поскольку несколько лет он был членом семьи И.М. Москвина, принадлежавшего к верхушке партийно-государственного аппарата, сам был близок к этому аппарату, а впоследствии испытал все ужасы сталинских репрессий.

Ольга Громова, студентка, г. Ленинград".

"Лев Разгон, описывая события 50-летней давности, как всякий человек, мог ошибиться. Но он приводит там же поэтическую реакцию на эти события поэта Слуцкого, который сам на похоронах не был. Ясно, что сама по себе поэтическая реакция еще не свидетельство. Но она позволяет сделать вывод, что этой реакции предшествовало какое-то знание. Слуцкий об этом знал, значит, кто-то ему рассказал, и этот кто-то мог быть один человек, а могли быть и многие. По меньшей мере, есть уже два очевидца.
И все-таки, согласитесь, вопрос отнюдь не праздный. Он интересен читателям, и вряд ли стоит объяснять, почему. Да и маленький правдивый штрих к нашей истории нисколько ее не испортит.
Так кто же все-таки прав?

Д.А. Султанов, Москва".

В хронике тех событий, опубликованных в газете "Правда", ничего не говорится о сопровождении И.В. Сталиным гроба, нет его и среди названных в газете лиц, находившихся на кладбище. В своих воспоминаниях Светлана Аллилуева утверждает, что Сталин на похороны не пошел и ни разу не посетил могилу жены на Новодевичьем кладбище. В таком случае, кого могли спутать со Сталиным?

На этот вопрос дал ответ Григорий Иосифович Морозов, знавший семью Сталина с детства, одноклассник Василия Сталина:
"Со Сталиным спутали Алешу Сванидзе, брата первой жены Сталина, типичным грузином, чем-то похожим, да и старавшимся быть похожим на него. Спутали потому, что лично знали Сталина только по фотографиям, а не в жизни".

Весьма справедлива в этой связи точка зрения рабочего Метростроя из Москвы А.К. Черемухина:
"Вряд ли в данном случае Лев Разгон, да и другие писатели имели право на подобные неточности, связывая поведение участников похорон Н.С. Аллилуевой с их дальнейшей судьбой. "Непридуманное" шокирует в аспекте подлинности фактического материала, тем более что тема сталинизма без глубокого документального анализа сама по себе становится конъюнктурной и начинает раздражать, особенно огульным охаиванием И.В. Сталина".

В данном случае можно только согласиться с автором письма.

На слухах построены и версии о том, что Н.С. Аллилуеву убил лично муж, или что это было сделано по его приказу.

"Газета "Советская молодежь", орган ЦК ЛКСМ Латвии, 2 ноября 1988 года поместила воспоминания Элеоноры Карловны Эго, члена ЦК комсомола Латвии в 30-е годы, — пишет А.И. Кара из г. Риги. — Там говорится, что ей повезло. Карлаг перекрестил ее жизненный путь с судьбой Фаины Борисовны Гамарник, высоко профессиональным медиком, работавшей в санитарном управлении Кремля (...)

Фаина Гамарник первая была вызвана после выстрела к Аллилуевой, жене Сталина, для оказания ей медицинской помощи. Конец агонии произошел в полном смысле у нее на руках. Ей, врачу, сразу же стало понятно, что это не несчастный, тем более не роковой случай. В Аллилуеву стреляли, спасти ее было уже невозможно. Истекающая кровью женщина сказала: "КТО! Это Иосиф, Фаина... Не простил, что я заступилась за Надю Крупскую, когда она просила миловать... Своей рукой, сам...".

Такие слухи, не подтвержденные какими-то другими источниками, думаю, так и останутся существовать в виде недоказанных версий, которые не заслуживают внимания. Точно так же, как и слухи о самоубийстве Надежды Сергеевны из-за безответной любви к однокурснику и конфликту на этой почве с мужем.

К таким же утверждениям, наверное, будет относиться и вот это, приведенное киевлянином В.И. Фец: "Некоторые авторы пишут, что Аллилуева имела связь с первым сыном Сталина — Яковом и что на этой почве он заколол ее кинжалом".

Множество мифов связано и с судьбами детей И. Сталина. Один из самых "ходячих" о его "третьем сыне":
"В 50-м году я работал на пароходе Северного речного пароходства. Во время довольно длительной стоянки в городе Сольвычегодске Архангельской области мы всей командой ходили знакомиться с историческими местами — музеем И.В. Сталина, созданным в доме, где он жил во время дореволюционной ссылки. Хозяйка этого самого дома под большим секретом рассказала нам, что здесь после побега И.В. Сталина богомольная мещанка родила от него сына. Прошли годы, после революции эту мещанку с сыном якобы увезли в Москву, лет через десять она вернулась одна и жила до конца своих дней в Сольвычегодске.
Ответьте, пожалуйста, может быть, остался в нашей многострадальной стране след и третьего сына "вождя всех времен".

Ветеран труда Г.Н. Зимин,
г. Стерлитамак, Башкирская АССР".

Такой вопрос скорее всего возник из-за действительных денежных переводов И.В. Сталина после его возвращения из ссылки. Вполне вероятно, что он мог взять деньги в долг и у своей квартирной хозяйки, а после вернуть. Но нет ни одного документального подтверждения того, что он оставил после себя незарегистрированных детей или отказался от кого-то.

Очень часто люди путают Якова Джугашвили с сыном из Сибири, ссылаясь при этом на то, что первая жена И.В. Сталина Екатерина Сванидзе умерла в 1907 году, а Яков во всех своих документах записывал свой собственный год рождения — 1908-й.

Действительно, в чем дело?

"У кого воспитывался Яков во время ссылки Сталина?" — спрашивает Е.А. Ященко из г. Назарове Красноярского края.

Ответ на этот вопрос смогла дать при жизни жительница г. Тбилиси Д.М. Монаселидзе, дочь Александры Семеновны Монаселидзе, урожденной Сванидзе, родной сестры Екатерины Сванидзе, в семье которой до 14 лет (до переезда в 1921 году в Москву к отцу) жил и воспитывался Яков. По ее свидетельству, "1908 год рождения в документах Якова Джугашвили появился в результате договоренности бабушки Санноры Двали-Сванидзе с местным священником для того, чтобы ее внук-сирота имел годовую отсрочку от службы в царской армии".

После переезда Якова в Москву у него сложились довольно напряженные отношения с отцом, возможно, из-за его определенной неподготовленности к жизни в Москве, его недостаточной на первых порах воспитанности по сравнению с детьми от Надежды Сергеевны Аллилуевой. Сталин-отец часто сердился на Якова, но их противоречия не носили каких-либо политических оттенков, а были конфликтами сугубо семейными. Яков, как Василий и Светлана, также жил в окружении охраны, пользовался служебным автомобилем.

"Откуда мог знать Сталин, каким образом оказался его сын в плену, если столько противоречивых сведений о его пленении?" — задает вопрос С. Морозов из г. Кировска.

Писатель Иван Фотиевич Стаднюк, беседовавший по этому поводу с В.М. Молотовым, рассказал мне, что первоначально И.В. Сталин узнал об этом из сообщения немецкого радио, потом из листовок.

Что могло стать причиной ареста жены Якова Юлии Мельцер? Такой вопрос мне очень часто задают во время публичных выступлений. По моему глубокому убеждению, И.В. Сталин знал, что его сын был выдан немцам своими сослуживцами и, видимо, считал, что к этому причастна жена Якова. Для подтверждения этой версии обратимся к воспоминаниям С. Аллилуевой и одному из ответов Якова капитану Рейшли на допросе, который опубликован в югославском журнале "Политика" 17 октября 1967 года.

"В конце августа я говорила из Сочи с отцом по телефону, — пишет С. Аллилуева. — Юля стояла рядом, не сводила глаз с моего лица. Я спросила его, почему нет известий от Яши, и он медленно и ясно произнес: "Яша попал в плен". И, прежде чем я успела открыть рот, добавил: "Не говори ничего его жене пока что...".

Но отцом руководили совсем не гуманные соображения по отношению к Юле: у него зародилась мысль, что этот плен неспроста, что Яшу кто-то умышленно "выдал" и "подвел", и не причастна ли к этому Юля... Когда мы вернулись к сентябрю в Москву, он сказал мне: "Яшина дочка пусть останется пока у тебя... А жена его, по-видимому, нечестный человек, надо будет в этом разобраться...".

И Юля была арестована в Москве, осенью 1941 года, и пробыла в тюрьме до весны 1943 года, когда "выяснилось", что она не имела никакого отношения к этому несчастью, и когда поведение самого Яши в плену наконец-то убедило отца, что он тоже не собирался сам сдаваться в плен...".

А вот ответ из протокола допроса:
"Р е й ш л и. Как узнали, что вы сын Сталина, ведь у вас не было обнаружено никаких документов?
Д ж у г а ш в и л и. Меня выдали некоторые военнослужащие моей части".

С учетом уже ранее приводившихся документов и свидетельств настойчиво напрашивается вывод о выдаче Якова немцам в результате предательства.

"Предпринимались ли по инициативе СССР в ходе войны какие-либо мероприятия по вызволению Я. Джугашвили из плена? Долорес Ибарури сказала об этом положительно в своих мемуарах, вышедших в Барселоне в 1985 году. Она написала, что в сентябре 1942 года в СССР был сформирован специальный отряд по вызволению Я. Джугашвили из плена. Отряд был переброшен через линию фронта, позже погиб. В отряде находились три испанца (из числа тех, кто в 1936 году был вывезен в СССР из охваченной огнем гражданской войны Испании).
ДА. Волкогонов написал по этому поводу, что в "...СССР этот факт не нашел ни подтверждения, ни опровержения. Хотелось бы узнать Ваше мнение по этому вопросу.

Л.Г. Чернявский, старший лейтенант в отставке,
г. Гомель".

Поиски Якова были организованы уже в июле 1941 года. Генеральным штабом в войска была дана специальная директива по этому поводу. В тыл были направлены специальные группы по организации его поиска. Впоследствии изыскивались возможности его вызволения из плена путем засылки диверсионных групп. Затем эти попытки были, видимо, прекращены из-за невозможности осуществления подобной операции. Вот что написал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в своих воспоминаниях:
"...Я спросил:
— Товарищ Сталин, давно хотел узнать о вашем сыне Якове. Нет ли сведений о его судьбе?
На этот вопрос он ответил не сразу. Пройдя добрую сотню шагов, сказал каким-то приглушенным голосом:
— Не выбраться Якову из плена. Расстреляют его фашисты. По наведенным справкам, держат они его изолированно от других военнопленных и агитируют за измену Родине.
Чувствовалось, он глубоко переживает за сына. Сидя за столом, И.В. Сталин долго молчал, не притрагиваясь к еде".

Как видим, И.В. Сталин определенной информацией о сыне владел.

В другом письме Л.Г. Чернявский пишет:
"Предпринимались ли по инициативе СССР после победы над Германией какие-либо публичные шаги по выявлению судьбы Я. Джугашвили?
И сам же отвечает:
"В конце войны я был на третьем Украинском фронте. Работал помощником военного коменданта железнодорожного участка в Болгарии. Вскоре после победы, в мае —июне 1945 года, в одном из номеров газеты на болгарском языке я прочитал коротенькую заметку о том, что в германских газетах опубликовано, по тарифу объявления, обращение генералиссимуса Сталина о том, что он просит за крупное денежное вознаграждение (миллион западно-германских марок) сообщить ему достоверные сведения о судьбе артиллерийского офицера, военнослужащего Якова Джугашвили.
Какая это была газета, я сейчас не помню. Читал я в то время много газет, но чаще всего — "Отечественный фронт", "Работническо дело".
Достоверен ли этот факт или это газетная утка, каких в то время вылетало в газетах очень много?".

И.В. Сталин после войны о гибели сынауже, безусловно, знал. Никак он не отреагировал на сведения из советского посольства в Германии о том, что к ним обратился немец, знавший место захоронения Якова. Реакция И.В. Сталина свидетельствует о довольно убедительной информации, которой он обладал, иначе чем можно объяснить такую его незаинтересованность?

После войны действительно ходило: много легенд о судьбе Якова как в СССР, так и за рубежом. Многие из них живы и в наши дни. Обратимся к письмам.

"В 1941 году в лагерях военнопленных, где я находился, среди пленных был разговор о том, что сын Сталина попал в плен. Даже кто-то говорил, что в плен попал сын Молотова. Однако я в это не верил.
В настоящее время прочел статью о том, что Яков Сталин погиб в концентрационном лагере Равенсбрюк. Я в это не верю по следующей причине: после побега в Германии я работал в г. Мюнхене на мебельно-матрацной фабрике Зайдера. В 1944 году американская авиация разбомбила фабрику. Остатки ее и часть рабочих были перевезены в село Гехендорф Штамбер-ского района. Здесь была организована антифашистская группа.
Однажды, в феврале 1945 года, вечером, из г. Мюнхена приехал к нам в село руководитель этой группы — немецкий коммунист Йозеф Геслер и лично мне сообщил: немецкие коммунисты выкрали из лагеря Равенсбрюк сына Сталина и доставили в г. Минск.
После моего возвращения на Родину я все время вспоминал об этом сообщении и молчал. Молчал потому, что не знал, каковы будут последствия моего сообщения, а также официального сообщения об этом я не читал в прессе и не слышал по радио. Возможно, что я пропустил.
Я верил и верю Геслеру, что его сообщение было правдивым по той причине, что видел его партийный билет и уплату членских взносов до времени прихода фашистов к власти; и второе — у нас с Геслером на эту тему никогда не было никаких. разговоров и его сообщение до сих пор считаю серьезным, оно было не вынужденное.
Сообщение в Вашей статье о смерти сына Сталина — сомнительное. Ведь в концлагерях руководящие хозяйственные посты занимали немецкие коммунисты. Они и могли под видом Якова отправить в крематорий кого-то другого и списать Якова, что, конечно, будет записано в архивных документах, а самого Якова поместить в инфекционное отделение лагеря, куда немецкая охрана не наведывалась, где он проживал до 1945 года под чужой фамилией.
Дальше, ведь из концлагеря Освенцим каким-то образом вывезен Юзеф Циранкевич, когда немецкая охрана разоблачила его. Циранкевич руководил в лагере антифашистской группой.
В наличие архивных записей, которые предоставят англичане, я тоже не верю. Ведь на бумаге можно написать все. Достоверной будет запись в таком аспекте, как однажды была описана в прессе смерть Эрнста Тельмана.
Лично я считаю, что пути следования Якова Сталина надо искать через г. Минск.

О. Максимчук, г. Ивано-Франковск".

Здесь необходимо сделать уточнение, которое отвергает реальность всего изложенного в письме. В Равенсбрюке содержались только женщины и дети. Яков Джугашвили находиться в этом лагере никак не мог.

"В 1966 году в турецкой газете "Джумхруйет" на первой странице я прочитал большую статью "20 лет спустя".
Из этой статьи следовало, что сын Сталина — Яков бежал из плена, попал к итальянским партизанам, женился на итальянке, и у них было двое детей: дочь и сын. В 1966 году сын Якова Джугашвили служил в итальянской армии, а дочь училась в консерватории. Среди партизан Якова называли "капитан Монти", он скрывал, что является сыном Сталина. Когда Яков попал снова в плен к фашистам, он взорвал себя и немцев противотанковой гранатой. Далее в статье отмечалось, что Светлана, дочь Сталина, обосновавшись в США, неоднократно помогала племянникам деньгами.
В газете были помещены фотографии Якова в окружении фашистов (видимо, перед гибелью) и портрет дочери, внучки Сталина.
Хотелось бы знать мнение специалистов-историков по этому поводу. Правда ли это, или "сенсация"?

С уважением. Подполковник запаса Н. Ильясов, Одесса".

А вот в этом письме уже оспаривается дата гибели Якова:
"Старший лейтенант Яков Джугашвили погиб 11 апреля 1945 года. Его с двумя друзьями застрелили конвоиры на берегу Бигге в г. Аттендорф. Очевидец преступления А. Ментешашвили пытался отыскать трупы погибших в реке, но безуспешно, т.к. Бигге — река горная, быстротекущая. Ментешашвили живет в Москве. Адрес я не знаю. Знали об этом: сержант Василий Иванович Ганзюк из села Старая Ушица Ново-Ушицкого района Винницкой области и капитан Лукаш Семен Иванович из села Михайловка Приморского края. О месте нахождения С.И. Лукаша можно навести справку в семье Г.К. Жукова.

Кемерово, тов. Боровик Г.К.".

Еще одна версия:
"В народе ходят всякие сплетни. В нашем доме и в соседнем живут бывшие прихлебатели фашистов, которые отбыли сроки наказания за совершенные предательства во время Великой Отечественной войны. Так вот такие и говорят, что как будто Сталин все-таки обменял Якова Джугашвили, но не на Паулюса, а на несколько сот немецких офицеров, и что сын его был переправлен после этого в Америку. Хотим знать правду.

Анна Васильевна Шалобода,
пенсионерка, ветеран труда,
в годы войны узница концлагеря Шпандау, № 7110,
Днепродзержинск".

А вот какой невероятный миф привел А.С. Евтишин из Москвы:
"В июне 1977 года я находился в двадцать девятой больнице Москвы. В палате все были почти одного поколения. Участники войны. Микроклимат был больше чем хорошим.
Рядом с моей стояла кровать одного из главных конструкторов. И вот что он нам рассказал: "Как-то поздно вечером, когда все вопросы на работе были решены, в своем кабинете, в очень узком кругу, в интимной обстановке, брат Анастаса Ивановича Микояна — Артем Микоян поведал следующее: 24 июня 1945 года выхожу из дачи, спешу к началу парада Победы и вдруг вижу — у входа на дачу Сталина стоит человек. Сперва не обратил внимания, а потом пригляделся и узнал Якова Джугашвили.
? Яков, это ты?! — спрашиваю удивленно.
— Я, — отвечает он.
— Как же ты остался живым?
Я торопился. Времени для разговора не оставалось, извинился и ушел. И больше никогда я его не видел.
Не верить рассказчику, пересказавшему нам рассказ Артема Микояна, не было основания. Сохранить жизнь Якову возможностей у Сталина было достаточно. Афишировать это, когда в каждом доме война оставила столько горя, никто на месте Сталина не решился бы".

Как видим, легенд о Якове существует много. Но ни одна из вышеприведенных не имеет под собой реального основания. Обратимся к документам, хранящимся в отделе трофейных документов Национального архива США.

22 апреля 1943 года Гиммлер направил письмо в нацистское министерство иностранных дел:
"Дорогой Риббентроп!
Посылаю Вам рапорт об обстоятельствах, при которых военнопленный Яков Джугашвили, сын Сталина, был расстрелян при попытке к бегству из особого блока "А" в Заксенхаузене близ Ораниенбурга.

Хайль Гитлер! Ваш Генрих Гиммлер".

А вот заключение о смерти Я. Джугашвили, сделанное врачом дивизии "Мертвая голова":
"14 апреля 1943 года, когда я осмотрел пленного, я констатировал смерть пленного от выстрела в голову. Входное пулевое отверстие расположено в четырех сантиметрах ниже уха, сразу же под скуловой дугой. Смерть должна была наступить немедленно после этого выстрела. Очевидная причина смерти: разрушение нижней части мозга".

Теперь хочу привести письмо, в котором автор подвергает сомнению содержание Якова Джугашвили в особом бараке Заксенхаузена:
"В 1950 и 1951 гг. я, будучи военнослужащим Советской Армии и находясь на территории Восточной Германии в составе советских оккупационных войск, жил непосредственно на территории лагеря смерти Закеенхаузен в г. Ораниенбурге. Вернее, в 1949 году, когда образовалась ГДР, нашу дивизию (личный состав) загнали на территорию этого лагеря, убрав из него содержавшихся до этого там военных преступников. Я был начальником библиотеки дивизии и ходил по всей территории лагеря. И нигде не было мест, огражденных колючей проволокой, и "мертвых зон". Весь лагерь был "мертвой зоной". Почему не могло быть колючей проволоки, чтобы на нее броситься? А вот почему. Огромная территория лагеря Заксенхаузен была обнесена железобетонной оградой, высотой в 5 — 6 метров и очень большой толщины. Лишь поверх этой стены с наружной стороны "висел" козырек из колючей проволоки, через которую был пропущен ток.
Но Яков Джугашвили ни при каких обстоятельствах до этой стены дойти не смог бы.
Внутри этого ограждения, метрах в 150 — 200 от первой, находилась вторая стена, разве чуть пониже первой и тоже железобетонная. Во всяком случае, через нее не было видно ни одноэтажных блоков, ни других строений, лишь возвышалась труба крематория и виселица из двух железных балок над фабрикой, на которой перерабатывались одежда, обувь, волосы и т.д. Внутри этого ограждения тоже была громадная территория. Л на ней были ограждения в нескольких местах, и опять же невысокие железобетонные стены, "пятачки", с блоками для узников на них. В одном из таких малых ограждений во время перемещения из лагеря в лагерь два, два с половиной дня содержался, как рассказывали знающие люди, Эрнст Тельман.
О содержании здесь и гибели Якова Джугашвили в то время разговоров не было. Но раз он был помещен в особое отделение, то он содержался в одном из подобных "пятачков", обнесенном высоченной глухой стеной. А таких стен в случае побега надо было преодолеть по меньшей мере три. Узники могли преодолеть их только через ворота (металлические и равные по высоте стенам) и лишь в одну сторону — вовнутрь.

"С глубоким уважением Барсагаев П.А.".

Действительно, после гибели Якова и перевода из барака англичан ограждение из проволоки было снято. Но когда Яков бросился на него — он сознательно шел на гибель, а не собирался совершить побег за пределы лагеря, что было невозможно.

Один из самых распространенных мифов — наличие двойников у Я. Джугашвили.

Такие слухи получили распространение потому, что некоторые красноармейцы, попав в плен, выдавали себя за сыновей Сталина, надеясь на спасение или стремясь выиграть время, чтобы уцелеть. Показательно в этом смысле письмо А.И. Бондаренко из г. Ильичевска Одесской области:
"Мне 52 года. Служил в группе советских войск в Германии в 1956-1959 гг.
Коммунистом стал в армии.
У меня просьба ответить на мое письмо. Почему-то мне кажется, что мое письмо не первое по этому вопросу.
Служба моя проходила под Берлином, в местечке Большое Шонвальде.
Где-то в 1957 году из всех дивизионов нашей части были представители (и я тоже) на срочном сборе в солдатском клубе (там было 500 сидячих мест). Обыкновенный огромный, как сарай, клуб для показа фильмов и концертов.
Мы уселись сразу. Кто-то из политработников сообщил причину сбора. На сцене стоял стол и несколько стульев. Взошли на сцену, кажется, 5 военных и один гражданский.
Без вступления один из генералов сразу спросил нас:
— Вы помните случай военных лет, когда Сталин сказал, что солдата на маршала не меняем?
— Помним, помним!..
— Так вот, на самом деле такого не было! Вот с нами приехал человек, по национальности — поляк, ему и пришлось по случайности сыграть роль Якова Сталина, благодаря чему он и остался жив. Он сам все расскажет.
Потом к трибуне подошел небольшого роста человек. Говорил около часа. Он попал в плен и его после бесконечных пыток бросили в бетонированную яму и через люк спрашивали, будет ли он говорить (он там пробыл с неделю). Потом яму начали заливать водой. Он, обессиленный уже, плавал под люком, а его толкали назад, в воду. Наконец он сказал, что будет говорить. Его вытянули; кажется, лечили 2 недели, так как он сказал, что является сыном Сталина.
Так он остался жив.

Очень много легенд и мифов связано со вторым сыном И.В. Сталина — Василием. Если судить по письмам, то многие считают его неродным сыном Сталина.
"Василий Сталин родился в с. Зимовейка Туруханского края, где его мать была учительницей, а отец — И.В. Сталин отбывал ссылку.
В конце 20-х годов С.М. Буденный, находясь в инспекционной поездке в г. Иркутске, в приватном разговоре с первым секретарем Восточно-Сибирского крайкома ВКП(б) узнал от последнего, что ему "досаждает" одна сельская учительница требованиями назначить ей пособие на содержание ребенка, рожденного ею от Сталина.
Буденный якобы попросил пригласить эту учительницу вместе с одиннадцатилетним сыном, которого он после переговоров с нею и прихватил с собою в Москву, устроив, таким образом, сюрприз вождю. Об этом сыне Сталин мог и не знать.
Сталин принял мальчика в свою семью. И, очевидно, будучи женат на Н.С. Аллилуевой не ранее 1920 года, "оформил" Василия как законнорожденного, с учетом этого обстоятельства, а также и того, что в 1917 году Н.С. Аллилуевой было только 16 лет.
В 1945 г. Василий Сталин обращался к коменданту одного из польских городков Д.П. Казанскому с просьбой собрать какую-нибудь посылку для матери. Значит, она была жива в 1945 году, а в автобиографии указана дата смерти Н.С. Аллилуевой - 1932 г.
Не было и "казанской ссылки". Он там оказался проездом: ехал на жительство в Китай (по личному приглашению Мао Цзе-дуна), но в пути заболел и умер.
Удивляет, что московские летописцы обладают столь скудными и неверными сведениями о сыне ими же прославленного человека.

И. Ромашов, г. Белгород-2".

Есть и другие варианты этой версии:
"Василий не родной сын Сталина. Василий сын героя гражданской войны — Александра Пархоменко. Сталин усыновил Насилия, когда ему было 3 года. Усыновил его после гибели Пархоменко.
Василий Сталин похоронен в г. Москве на Новодевичьем кладбище. Его могила напротив Аллилуевой — жены И.В. Сталина. Это я лично видел. Вам надо поправить эту ошибку.

И.И. Сотов, г. Кострома".

"Ходят слухи, что Василий Сталин не родной сын Сталина, а сын известного революционера Артема и усыновлен Сталиным после гибели Артема в автомобильной катастрофе.

В.А. Бражник, г. Кременчук, Полтавская область".

Утверждения о том, что Василий эмигрировал в Китай, весьма распространены.

"В пятидесятых годах в журнале "Огонек" я видел фото Василия Сталина в форме генерала. У нас ходят до сих пор о нем слухи, что он после разоблачения культа личности Иосифа Виссарионовича Сталина уехал в Китай и там служил в Китайской армии.

П.П. Ярошин, д. Петрилово, Минская область".

"О жизни Василия после гибели его отца ничего не известно. Мы знаем только, что он перелетел на самолете в Китай и остался там. Он стал там якобы одним из больших авиационных командиров военно-воздушных сил Китая. Там он и умер, но своей ли смертью?

С. Сеидов, 18 октября 1988 г.".

"Куда делся сын Сталина Василий? Был слух, что он эмигрировал в Китай после того, как был обнародован культ личности его отца.

В.И. Болдин, г.Эртиль, Воронежская область".

Миф этот возник не без помощи самого Василия. После его заключения в тюрьму он надолго пропал из поля зрения многих людей, знавших его. Пошли разные слухи. Сам он неоднократно писал письма в различные инстанции, в которых просил выпустить его и отправить для дальнейшей службы в Китай. Видимо, от тех, в чьи руки попади эти письма, и "вышел в свет" этот миф.

Следующие письма несут дополнительную информацию о Василии и разных эпизодах его биографии.

"Может, будет интересным то, что я слышал от брата своей жены, бывшего военного, Борисова Ивана Ивановича. Он в составе летчиков-курсантов в начале войны был на аэродроме (в Саратове или Куйбышеве). Комиссар объяснял, что необходима дисциплина, курение воспрещено. В это время садится самолет. Вылезает летчик и не спеша на крыле закуривает. Комиссар подбежал и начал было "разнос". Но летчик (это был Василий Сталин) кожаными перчатками отхлестал комиссара по щекам при всех. Другой эпизод. Он ни с того ни с сего взлетал на самолете в Московской области и летел по произвольному маршруту. А наземные службы волновались, не зная, как организовать полеты, чтобы не случилось аварии.

В.Я. Липен, г. Москва".

"Интересен такой эпизод. Когда В. Сталин прибыл в летную школу, то ему создали особые условия: жил он в отдельной комнате, часто, получал посылки (правда, их сразу же приносил в казарму и делился со всеми), во многих мероприятиях не участвовал. Спустя некоторое время всех собирают на плацу в школе, и какой-то полковник зачитывает приказ об освобождении начальника школы от своих обязанностей. После зачтения приказа читающий пояснил, что начальник школы снят за создание привилегированных условий В. Сталину.
Василия сразу же перевели в казарму на общие харчи и махорку и в дальнейшем ему никакой скидки уже не делали. "Падение" В. Сталина целиком на совести Хрущева, и "крокодиловы" слезы Хрущева при их встрече — это обычное фарисейство Хрущева, а в этом он был непревзойденный мастер.

С.А. Туев, г. Москва".

"Вы, товарищ А.Н. Колесник, видимо, хотели, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Иначе вы не включили бы в свою статью интервью с дочкой В. Сталина — Надеждой.
Скажите, пожалуйста, какой ребенок скажет плохо о своем родителе? Я таких пока не встречал. Тогда в чем смысл вашего выступления? Какой же был на самом деле Василий Сталин: такой, каким его описывает дочь, или такой, каким в приведенных его характеристиках?
Надежда Васильевна упрекает свою тетку, С. Джугашвили, что та кривит душой, когда пишет о кутежах и пьянках своего брата.
Но в таком случае сама Надежда тоже кривит душой, представляя своего папу почти ангелом. Для меня было открытием ваше сообщение. В те дни, то есть 24, 25 и 26 апреля 1953 года, я встречался с ним и могу засвидетельствовать, что это были дни именно пьянок и кутежей и ни о каком аресте никто даже не думал. Мы встречались с Василием у него дома (Гоголевский бульвар, 7), где жила и Надя (ей тогда было лет 8 — 9). Хотя она тогда и была ребенком, но, возможно, помнит, как к ее отцу приходили три курсанта-моряка, как дарили ей торт и шоколад, как один из этих курсантов лихо отплясывал "яблочко" в гостиной...
В моей памяти В. Сталин остался как человек властный, грубый, который ни с чем и ни с кем практически не считался. Он мог дать сто очков форы любому боцману на флоте по части виртуозной матерщины. Неужели Надя не припомнит, как он при всех нас обругал свою старую домработницу за то, что та (по договоренности со мной) отказалась принести ему водки? Это был эпизод, который я не забуду до конца своих дней.
Разве Надя не знает, что ее отец страдал острой формой язвы желудка и ему нельзя было пить водку, но он продолжал пить? Наверное, только слепой не заметил бы, как испуганы, придавлены были и Надя, и ее подружка, когда их позвали пред отцовы очи и мы вручали им подарки: торт, шоколад, конфеты. А помнит ли Надя, как мы все смотрели у них дома кино? В подвале их дома была оборудована прекрасная киноустановка и бильярд.
Но отец есть отец, и я, в общем, Надю понимаю.

Б.А. Шульга, г. Москва".

Приведем выдержки из письма полковника в отставке П. Травникова (Москва) в связи с моими публикациями о В.И. Сталине:
"...Характеристику Василия мог бы дополнить фактами отрицательными, но унижать и оскорблять достоинство И.В. Сталина, отца Василия, мягко говоря, неприлично. Не верю, что отец с детских лет привил Василию привычку к вину, которая впоследствии перешла у него в порок.
Вы уводите от истинных виновников этого порока Булга-нина, Берия и др., которые принимали активное участие в совместных пьянках у Василия в дни его рождения и по другим поводам и без повода, скрывая от И.В. Сталина недостойные поступки Василия — это одна из главных причин его падения.
...Вы пишете о стремительных взлетах по службе Василия, при этом ссылаетесь на какого-то собеседника, не указывая его фамилии и должности, который утверждает, что это дело И.В. Сталина. Это дело Булганина и иже с ним, которые знали слабости Василия, скрывали их от отца, информировали неправдиво, говоря о Василие только положительное, тем самым укрепляли собственный авторитет и занимаемое положение.
Вы пишете: "Мог ли отец не знать о поведении своего сына, о его недостатках? Отец, человек, который держал под своим неослабным контролем тысячи людей? Его невмешательство в служебные дела сына было самой большой поддержкой Василию".
Вопросы поставлены правильно, а выводы не те, не объективные — действительность опровергает их.
Ни одного случая, известного И.В. Сталину о поведении Василия, не прошло без внимания и сурового наказания. Об этом говорят факты, а не голословное обвинение и предположение автора.
Будучи начальником инспекции ВВС КА, Василий встре тился с женой известного кинорежиссера, и по взаимной договоренности они уехали к Другу Василия. Муж, узнав о случившемся, обратился к своему товарищу, Власику, который, как известно, был начальником личной охраны И.В. Сталина. Власик выслушал его и предложил написать все как есть Сталину, тот так и поступил. Власик передал записку по назначению, последовала резолюция: "Василия (полковника) посадить на гауптвахту, ее вернуть домой", — что Власиком было выполне но. После отбытия наказания Василий был по указанию И.В. Сталина освобожден от занимаемой должности.
...В ранге командующего авиационным соединением, Василий как-то взялся глушить рыбу в водоеме. Произошел взрыв авиационной дистанционной бомбочки, при этом инженер по вооружению погиб, полковнику, Герою Советского Союза, серьезно повредило ногу, а Василия контузило. Доложили о случившемся И.В. Сталину. После выздоровления Василий по указанию отца был освобожден от занимаемой должности.
Или вот такой эпизод. Проходил праздник — День Воздушного Флота в Тушине. И.В.Сталин объявил в эфир благодарность исполнителям высшего пилотажа. Василий находился на командном пункте военного воздушного отделения, а руководили полетом его заместитель тов. Е.М. Горбатюк и член Военного совета округа С.К. Федоров.
Василий был пьян, но услышав о благодарности вождя, "с воодушевлением" тут же отправился в здание, где руководители партии и правительства, военные начальники отмечали успехи. Поскольку охрана знала Василия, его беспрепятственно пропустили.
Василий вошел в зал, качаясь. И.В. Сталин, увидев его в таком состоянии, заметил: "Это что такое?" Василий ответил: "Я устал". И.В. Сталин: "И часто ты так устаешь?" Последовал ответ: "Нет!" Тогда командующий ВВС П.Ф. Жигарев доложил: "Часто, Иосиф Виссарионович". Василий допустил грубость в адрес Жигарева. И.В. Сталин резко оборвал сына: "Садись!" Наступила мертвая тишина, после которой И.В. Сталин произнес: "Вон отсюда". Утром следующего дня Маршал Советского Союза Булганин по указанию Сталина издал приказ о снятии Василия с занимаемой должности.
Вот такие факты".

А вот что рассказал дважды Герой Советского Союза, маршал авиации Евгений Яковлевич Савицкий о знакомстве с Василием Сталиным, поделившись некоторыми наблюдениями:
— Это произошло в Германии, в конце войны. До того я только слышал о нем: Вася Сталин, Вася Сталин, всемогущий Вася Сталин. Что греха таить, перед ним все преклонялись, боялись его. Я тогда командовал истребительным авиакорпусом. И вот приходит приказ: назначить Василия Сталина командиром 286-й дивизии ко мне в корпус. Это было полной неожиданностью. Ну, все, думаю, неприятностей теперь не оберешься. Признаюсь, что и оробел несколько: сын такого отца. Это мы сейчас знаем про учиненные Сталиным репрессии, справедливо называя его палачом. Тогда же мало кто и в мыслях мог подобное допустить. Мы обожествляли его, считали, что кругом нас враги — внешняя и внутренняя контрреволюция, а Сталин со всеми борется.
Ладно, прибывает в корпус Василий. И что меня сразу поразило — со свитой: адьютант и четверо охранников. Я сказал ему, что нужно как положено сдать и принять дивизию. Он отмахнулся небрежно: "Вот еще, не хватало. С завтрашнего дня вступаю в командование". Тут уж мой характер дал знать о себе. "Подождите, — ответил ему, — здесь я командую корпусом, так что будьте добры делать так, как я говорю". "Нет, — услышал в ответ, — делать будете, как я скажу". То есть он сразу попытался диктовать свои условия. Все-таки я настоял, чтобы он принял дивизию по всем правилам. А в принципе он, конечно, был неуправляем. И я уже тут ничего не мог поделать. У вас в статье Василий показан относительно мягким человеком, вызывающим даже жалость: пить его научили, баловали. Но, видно, были в нем заложены какие-то недобрые гены, если, повзрослев, он стал таким деспотичным, мстительным, привыкшим жить на широкую ногу, всеми командовать. Я могу вспомнить немало ужасающих выходок Василия, по следам которых потом из Москвы приходили указания: дело не заводить, замять. И заминали.
— Но он ведь все-таки был вашим подчиненным. Подали бы рапорт...
— Легко сейчас говорить: подали бы рапорт. А ты подай его, когда у всех коленки трясутся. Всесильным считали Василия Сталина. Потом разобрались в его хитростях. От отца он тогда в отдалении был, особым его расположением не пользовался. Но мы-то не знали того. А вот с сестрой своей, Светланой, которая жила с отцом, была его любимицей, часто сносился. Ну и узнавал от нее многие "придворные тайны". Очень умело этим пользовался. Был тогда главкомом ВВС К.А. Вершинин. Вызвал он чем-то серьезное недовольство Сталина, о чем Василию Светлана рассказала. Тот начинает открыто недовольство проявлять: Вершинин-де плохой, снимать его надо. И действительно, через пять-шесть дней Вершинина снимают, через несколько лет он снова станет главкомом ВВС. А у всех тогда сложилось впечатление, что это Вася Сталин его снял.

Если сравнить все три боевые характеристики, данные на Василия в годы войны, можно отметить, что все его прямые начальники пытались оказать положительное влияние на него, что, видимо, в какой-то мере удавалось. Однако далеко не всегда. Срывы в его поведении были все-таки довольно частыми явлениями.

Во многих письмах ставится вопрос: насколько соответствует действительности версия об отравлении Сталина, о чем неоднократно говорил его сын Василий.

Пожалуй, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к воспоминаниям действительного члена Академии медицинских наук СССР профессора Я.Л. Мясникова (1899 — 1965), известнейшего советского врача-терапевта, лауреата международной премии "Золотой стетоскоп", участника консилиума у постели умирающего И.В. Сталина:
"Поздно вечером 2 марта 1953 г. к нам на квартиру заехал сотрудник спецотдела кремлевской больницы: "Я за вами — к больному хозяину..." Сталин лежал грузный, он оказался коротким и толстоватым, лицо было перекошено, правые конечности лежали, как плети. Он тяжело дышал, периодически то тише, то сильнее (дыхание Чейн-стокса). Кровяное давление 210 — 110. Мерцательная аритмия. Лейкоцитоз до 17000. Была высокая температура — 38° с десятыми... При выслушивании и выстукивании сердца особых отклонений не отмечалось, в боковых и передних отделах легких ничего патологического не определялось. Диагноз нам представлялся, слава богу, ясным: кровоизлияние в левом полушарии мозга на почве гипертонии и атеросклероза. Лечение было назначено обильное...
Каждый из нас нес свои часы у постели больного. Постоянно находился при больном и кто-нибудь из Политбюро ЦК — чаще всего Ворошилов, Каганович, Булганин, Микоян.
Третьего утром консилиум должен был дать ответ на вопрос Маленкова о прогнозе. Ответ наш мог быть только отрицательным — смерть неизбежна. Маленков дал нам понять, что он ожидал такого заключения, хотя и надеется, что медицинские мероприятия смогут если не сохранить жизнь, то продлить ее на достаточный срок. Мы поняли: речь идет о необходимом фоне для подготовки организации новой власти, а вместе с тем и общественного мнения...
Болезнь Сталина получила, конечно, широчайший отклик в нашей стране и за рубежом... Вносились предложения о тех или иных мерах, которые предполагалось направлять консилиуму врачей.
С почтой шли трогательные обращения и письма. В адрес консилиума врачей выражалась вера в спасение жизни гениального вождя, отца и учителя, мольба об этом, изредка с акцентом грозного требования, хотя чаще в духе доверия и уверенности в силе советской медицины. Молодые офицеры и красноармейцы предлагали свою кровь для переливания — всю до капли, и некоторые писали, что, не колеблясь, готовы отдать свое сердце ("пусть хирурги вырежут мое молодое сердце и вставят товарищу Сталину").
Необходимо отметить, что до своей болезни — последние, по-видимому, три года — Сталин не обращался к врачам за медицинской помощью, во всяком случае, так сказал начальник лечсанупра Кремля...
В Москве он, видимо, избегал медицины. На его большой даче в Кунцево не было даже аптечки с первыми необходимыми средствами, не было, между прочим, даже нитроглицерина, и если бы у него случился припадок грудной жабы, он мог бы умереть от спазма, который устраняется двумя каплями лекарства. С каких пор у него гипертония — тоже никто не знал (и он ее никогда не лечил).
Сталин дышал тяжело, иногда стонал. Только на один короткий миг показалось, что он осмысленным взглядом обвел окружавших его. Тогда Ворошилов склонился над ним и сказал: "Товарищ Сталин, мы все здесь твои верные друзья и соратники. Как ты себя чувствуешь, дорогой?" Но взгляд уже ничего не выражал... Ночью много раз казалось, что он умирает. На следующее утро, четвертого, кому-то пришла в голову идея, нет ли вдобавок ко всему инфаркта миокарда. Из больницы пришла молоденькая врачиха, сняла электрокардиограммы и безапелляционно заявила: "Да, инфаркт". Переполох. Уже в деле врачей фигурировало умышленное не диагностирование инфаркта миокарда у погубленных-де ими руководителей государства. Теперь, вероятно, мы... Ведь до сих пор мы в своих медицинских заключениях не указывали на возможность инфаркта. А они уже известны всему миру. Жаловаться на боли, столь характерный симптом инфаркта, Сталин, будучи без сознания, естественно, не мог. Лейкоцитоз и повышенная температура могли говорить и в пользу инфаркта.
Утром пятого у Сталина вдруг появилась рвота кровью: эта рвота привела к упадку пульса, кровяное давление пало. И это явление нас несколько озадачило — как его объяснить?
Для поддержки падающего давления непрерывно вводились различные лекарства. Все участники консилиума толпились вокруг больного и в соседней комнате в тревоге и догадках. Дежурил от ЦК Н.А. Булганин. Я заметил, что он на нас посматривает подозрительно и, пожалуй, даже враждебно. Он блестел маршальскими звездами на погонах; лицо одутловато, клок волос вперед, бородка — немножко похож на какого-то царя Романова или, может, на генерала периода русско-японской войны. Стоя у дивана, он обратился ко мне: "Профессор Мясников, отчего это у него рвота кровью?" Я ответил: "Возможно, это результат мелких кровоизлияний в стенке желудка сосудистого характера — в связи с гипертонией и инсультом". "Возможно? — передразнил он неприязненно. — А может быть, у него рак желудка, у Сталина? Смотрите, — прибавил он с оттенком угрозы, — что у вас все сосудистые да сосудистые, а главное-то и про..." (он явно хотел сказать — провороните или прошляпите, но спохватился и закончил: "пропустите").
Весь день пятого мы что-то впрыскивали, писали дневник, составляли бюллетени. Тем временем на втором этаже собрались члены ЦК; члены Политбюро подходили к умирающему, люди рангом пониже смотрели через дверь, не решаясь подходить ближе далее к полумертвому "хозяину". Помню, Н.С. Хрущев также держался дверей, во всяком случае, и в это время иерархия соблюдалась: впереди Маленков и Берия, далее Ворошилов, потом Каганович, затем Булганин, Микоян, Молотов был нездоров, гриппозная пневмония, но он 2 — 3 раза приезжал на короткий срок.
Объяснение желудочно-кишечных кровоизлияний записано в дневнике и вошло в подробный эпикриз, составленный в конце дня, когда больной еще дышал, но смерть ожидалась с часу на час.
Наконец она наступила — в 21 час 50 минут 5 марта.
Это был момент, конечно, в высшей степени знаменательный. Как только мы установили, что пульс пропал, дыхание прекратилось и сердце остановилось — в просторную комнату тихо вошли руководящие деятели партии и правительства, дочь Светлана, сын Василий и охрана. Все стояли неподвижно в торжественном молчании долго, я даже не знаю, сколько — около 30 минут или дольше. Свершилось, несомненно, великое историческое событие. Ушел из жизни вождь, перед которым трепетала вся страна, а в сущности, в той или иной степени и весь мир. Великий диктатор, еще недавно всесильный и недосягаемый, превратился в жалкий труп, который завтра же будут кромсать на куски патологоанатомы... Затем он превратится в прах, как и трупы всех прочих обыкновенных людей...
Шестого марта в 11 — 12 часов дня на Садовой-Триумфальной во флигеле во дворе здания, которое занимает кафедра биохимии 1-го МОЛМИ, состоялось вскрытие тела Сталина. Присутствовали из состава консилиума только я и Лукомский. Были типы из охраны. Вскрывал А.И. Струнов, профессор 1-го МОЛМИ, присутствовал Н.Н. Аничков (президент АМН), биохимик профессор СР. Мардашев, который должен был труп бальзамировать, патологоанатомы: проф. Скворцов, Мигунов, Русаков. По ходу вскрытия мы, конечно, беспокоились — что с сердцем? откуда кровавая рвота? Все подтвердилось. Инфаркта не оказалось (были найдены лишь очаги кровоизлияний)...
Сильный склероз мозговых артерий, который мы видели на вскрытии И.В. Сталина, может возбудить вопрос, насколько это заболевание — несомненно, развивавшееся на протяжении ряда последних лет — могло сказаться на состоянии Сталина, на его характере, на его поступках в эти годы. Ведь хорошо известно, что атеросклероз мозговых сосудов, приводящий к нарушению питания нервных клеток, сопровождается рядом нарушений функций нервной системы. Прежде всего со стороны высшей нервной деятельности отмечается ослабление процессов торможения, в том числе и дифференцированного. Легко себе представить, что в поведении Сталина это проявлялось потерей ориентации — что хорошо, что дурно, что полезно, а что вредно, что допустимо, что недопустимо, кто друг, а кто враг. Параллельно происходит так называемое обострение черт личности: сердитый человек становится злым, несколько подозрительный становится подозрительным болезненно, начинает испытывать манию преследования — это полностью соответствует поведению Сталина в последние годы жизни.
Мне кажется, при оценке известных исторических личностей необходимо не только чисто литературное или психологическое их описание, но анализ с медицинской точки зрения — ведь все они так или иначе болеют, по крайней мере, под конец их жизни, и именно в связи с болезнью может меняться — в какой-то степени — их поведение. Полагаю, что жестокость и подозрительность Сталина, боязнь врагов, утрата адекватности в оценке людей и событий, крайнее упрямство — все это создал в известной степени атеросклероз мозговых артерий (вернее, эти черты утрировал). Управлял государством, в сущности, больной человек. Он таил свою болезнь, избегал медицины, он боялся ее разоблачений. Склероз сосудов мозга развивается медленно, на протяжении многих лет. У Сталина были найдены очаги размягчения мозга очень давнего происхождения. Как известно, при этом заболевании умственное восприятие может совершенно не страдать или страдать мало. Поэтому такие старики могут' сохранять многие проявления умственной деятельности на должной высоте, другие же стороны психической сферы (особенно эмоциональные реакции) могут сильно меняться..."

В этом воспоминании содержатся два ответа: как в пользу утверждения В. Сталина об отравлении, так и в пользу версии естественной смерти вождя. Во-первых, действительно врачи попали к больному с большим опозданием, только к концу второго марта. Во-вторых, нет никаких доказательств, что все это могло быть подстроено, и тем более кем-то конкретным. Очевидно, однозначный ответ на этот вопрос еще впереди.

Уже много лет живет слух о том, что И.В. Сталин имел крупный денежный счет и им пользовалась его дочь. Откуда он берет начало и как попал в печать, видно из следующих писем:
"В мае 1943 года немцы в районе станции Зимны (ж.д. Москва—Рига) бросали в расположение наших войск листовки, где утверждали, что И.В. Сталин в период критического положения нашей страны в 1941 году перевел, на случай поражения, в швейцарский банк 2 миллиона рублей.
В то время я воевал в полковой разведке 1115 сп 134 сд. Листовки собирали, жгли. Тогда никто этому не верил.
Но когда дочь И.В. Сталина Светлана выехала в Индию, затем в США, по пути следования в Италии (если не ошибаюсь, в Неаполе) сошла с парохода и на короткое время выехала в Швейцарию, а затем вернулась и продолжала свой путь в США.
Теперь я не сомневаюсь, что Светлана в Швейцарии, как единственно законная наследница, перевела банковское наследие отца на себя и продолжала путь в США. До настоящего времени разъезжает по чужим странам и живет по широкому кругу.
Прошу Вас это осветить в "АиФ", так как какие-то следы этого в Госбанке или Минфине остались.

Участник ВОВ, пенсионер, Н.Е. Петров, г. Калинин".

"Где-то читал, что у И.В. Сталина был счет в швейцарском банке и им воспользовалась С. Аллилуева. Если это достоверно, то многим отобьет веру в скромность и аскетичность "вождя" всех народов.

А. Слатковский, г. Днепродзержинск".

"В газете "Сельская жизнь" № 12 (20596) за 14.01.1989 г. в статье публициста Агильдиева "Расставание" было написано: "Он (то есть Сталин) держал на свое имя крупный счет в одном из швейцарских банков, деньгами воспользовалась его наследница, дочь Светлана, уехавшая за рубеж".
Интересно знать, какая была сумма? И как могла воспользоваться ею Светлана, ведь она в 1957 году отказалась от фамилии Сталина и взяла фамилию своей матери?

Н.В. Клотков, с. Покровка Октябрьского района Приморского края".

Эти утверждения не имеют каких-либо документальных подтверждений. У И.В. Сталина никогда не было за рубежом никаких вкладов, а в СССР — 3000 рублей (30 000 в дореформенном исчислении), которые были разделены его наследниками. Светлана Аллилуева после выезда из СССР жила на coбственные, заработанные писательским трудом деньги и на получаемые ею пожертвования от частных граждан и организаций.

В очень многих письмах выражается протест против установления С.Аллилуевой (да и, наверное, не только ей) после возвращения в СССР каких-то благ.
"...По возвращении в СССР ей (Аллилуевой) была немедленно предоставлена квартира, назначена пенсия, выделена автомашина для выезда. В этой связи возникает вопрос: а за какие же заслуги ей предоставлена пенсия и другие блага? Может, за отца, или она сама чем-то их заслужила, о чем не написано в статье? Ведь простому смертному человеку, чтобы заслужить пенсию, нужно всю жизнь честно трудиться до определенного возраста. А чтобы получить квартиру в Москве или другом городе, то это и совсем уж недоступно, не говоря о машине.
Буду очень признателен, если получу ответ на страницах "АиФ". Думаю, что это интересует не только меня и моих знакомых.

Н.К. Никифоров, г. Гродно".

"Где найти слова, чтобы выразить негодование?
Я колхозник, в годы Великой Отечественной войны дошел до Берлина, Имею ранение, в Берлине контужен. За ШАГИ от Курской дуги до Берлина (Рейхстага) имею три боевых ордена, но до сих пор живу в общежитии. А Аллилуевой и квартира и машина — ГДЕ ПРАВДА??

П.Г. Шадрин, г. Искитим, Новосибирская область".

Как ни тяжело, но приходится признать, что несправедливость была допущена большая — никаких льгот С. Аллилуева не заработала. В данном случае перед нами уродливое проявление правительственного меценатства за народный счет периода застоя, с чем перестройка стремится покончить навсегда.

Несмотря на то, что воспоминания С. Аллилуевой в СССР никогда не публиковались, тем не менее они существуют в нашем обиходе в виде различных рукописных вариантов, переписываются, перепечатываются, кочуют из рук в руки, рождая множество слухов и толкований.

"Слышал, что Светлана Аллилуева издала за рубежом книгу — "За кулисами Кремля" и что эта книга издана у нас и хранится в архиве.

А.И. Гольцов, г. Норильск".

"Прошу разъяснить: книга "Двадцать писем к другу" является ли политически вредной, клеветнического содержания произведением?
Разъяснение этого вопроса может оказать неоценимую помощь многим и многим в нашей стране, которые во времена застоя имели (и сейчас, наверное, многие имеют) ее полностью или ее часть в виде машинописной рукописи.
Мне кажется, что человека нашей страны, если он предан делу партии и всему, что связывает его с Родиной, не может поколебать никакая антисоветская литература. Он сам может отличить, что хорошо и что плохо. А человека-предателя, запрещай не запрещай, все равно запретами не сделаешь преданным Родине.
Поэтому, мне кажется, знать, что говорят и пишут наши друзья и враги, надо всем. И только в этом случае каждый покажет свое лицо, кто есть кто.

К.С. Тер-Абрамян, г. Ереван".

Как и всякие мемуары, работы С. Аллилуевой окрашены ее личным восприятием, не всегда свободны от ошибок и субъективных толкований событий. Тем более что, по собственным признаниям автора, в них вносилось слишком много конъюнктурных правок. Сегодня с первоисточниками произведений С. Аллилуевой можно познакомиться в Библиотеке имени В.И. Ленина в Москве. Они не скрыты от читателя и у разных людей вызывают различные, порой прямо противоположные оценки.

Приведенные выше мифы и легенды о семье И.В. Сталина, конечно, не исчерпывают полностью все их множество и разнообразие. Но их существование говорит о неизбывном интересе к жизни И.В. Сталина, и не только к политической сфере его деятельности, но и чисто житейской.

В таких фигурах, как Сталин, всегда есть нечто магическое. Поэтому, разгадывая тайну их власти, люди интересуются всеми подробностями их жизни.




Назад| Оглавление| Вперёд