Назад| Оглавление| Вперёд

В марте 1942 года в лагере для военнопленных в Сувалках (Сулеювек) под патронажем «Предприятия. Цеппелин» была создана «Национальная Партия Русского Народа». Инициатором создания партии стал подполковник Красной Армии Владимир Владимирович Гиль, бывший начальник штаба 229-й стрелковой дивизии, попавший в плен у г. Толочин в бессознательном состоянии. В лагере Гиль получил должность коменданта и пользовался поддержкой начальника лагеря штурмбанфюрера СС Шиндовского. По информации органов госбезопасности БССР, в плену Гиль закончил спецшколу СД в Берлине, впоследствии был награжден двумя Железными крестами за борьбу с партизанами. По свидетельству Л.А. Саму233 тина, служившего в «Дружине», среди личного состава этого формирования ходили слухи, что Гиль по национальности еврей, уроженец Белоруссии. Тиражированию этого слуха способствовал необычный разговорный акцент Гиля.

Помимо Гиля, взявшего псевдоним «Родионов», в руководящий блок организации вошли капитан Блажевич, Глазов, Гурьянов, полковники Егоров (Румянцев), Рубанский, Шепетовский, майор М.А. Калугин, капитан Ивин.

Впоследствии название партии поменялось на «Боевой Союз Русских Националистов» (БСРН).

Кандидаты в члены БСРН при вступлении в Союз заполняли специальную анкету, получали членский билет и давали письменную присягу-клятву на верность Союзу. Первичные отделения Союза именовались «боевыми дружинами».

Программа Союза включала в себя следующие положения о строительстве «грядущей России»:

«Будущая Россия должна быть националистической, народам, населяющим Украину, Белоруссию, Прибалтику и Закавказье предоставляется право на самоопределение и выделение в самостоятельные государства под протекторатом Великой Германии. У будущей России должен быть новый порядок, основанный по принципу нового порядка в Европе. Власть в России должна принадлежать правителю, назначенному Гитлером. Для законодательной власти выбирается государственный совет, который утверждается правителем. Им же назначаются министры, осуществляющие исполнительную власть на местах. Колхозы упраздняются, а вся земля, им принадлежащая, передается в частное пользование. В области торговли поощряется частная инициатива.

Мелкая промышленность передается частному капиталу, средняя будет находиться в руках акционеров, а крупная ликвидируется вовсе. Россия должна быть аграрной страной.

Религия отделяется от государства и от школы, но поддерживается государством. Образование в России будет только начальное и сельское. высшее…».

В апреле 1942 года все члены БСРН были переведены в предварительный лагерь «Цеппелина», размещавшийся на территории концлагеря «Заксенхаузен». В то же время был создан Центр БСРН. Он разделялся на четыре отдела: разведки и контрразведки (подготовка агентуры), по военным делам и две группы подготовки кадров. Каждым отделом руководил официальный сотрудник «Цеппелина». Центру БСРН подчинялись территориальные центры, располагавшиеся во всех оккупированных областях СССР и в лагерях военнопленных. Постепенно эти подразделения (за исключением одной группы подготовки кадров) покинули лагерь, второй отдел кадровой подготовки был размещен в «20-м лесном лагере СС» в районе г. Бреслау, где шла подготовка руководителей особых лагерей.

Вторая группа подготовки кадров БСРН стала дислоцироваться в районе г. Бреслау, где в «Вальдлагере СС-20» готовили руководящий состав особых лагерей.

Пропаганда идей Союза велась в лагерях в Заксенхаузене, Освитце, Бреслау, Хаммельбурге и Волау. Освитцкую организацию Союза возглавлял бывший майор танковых войск Егоров, в Заксенхаузене. подполковник Орлов, состоявший ранее в Русской Трудовой Национальной Партии. Позднее, в связи с переходом Орлова на должность начальника штаба, его заменил князь Голицын. Политической школой в Заксенхаузене руководил подполковник Рубанский.

Осенью 1942 года Гилю было предложено провести переговоры с бывшим генералом Бессоновым, также сотрудничавшим с «Цеппелином». В случае достижения договоренности рекомендовалось слить обе организации. Прибывшему в Зандберг представителю БСРН Шепетовскому Бессонов заявил, что в настоящее время занимается вопросами теории и объединяться не намерен, несмотря на общность мыслей. 24 марта 1943 года руководящий комитет в полном составе вместе с представителями немецкого командования выбыл в Берлин, где после переговоров Гиля с руководством «Цеппелина» решился вопрос об организации отряда (дружины) для участия в борьбе против Красной Армии.

Для ведения пропагандистских передач был организован «Радиовещательный центр Боевого Союза», фактически от него не зависящий, поскольку программа передач, составлявшаяся немцами, даже не согласовывалась с Гилем.

Военная группа в количестве 100 человек выбыла в район г. Парчев (Польша), где функционировал особый лагерь «Цеппелина». Здесь к июню 1942 года было сформировано боевое подразделение «1-й Русский национальный отряд СС», или «Дружина № 1», численностью около 500 человек под командованием Гиля. Отряд состоял из трех рот и подразделений обслуживания. Первая рота была укомплектована бывшими офицерами РККА и использовалась как резерв для развертывания других подразделений. Личный состав был одет в чешскую военную форму (как и все активисты «Цеппелина»), знаки различия были аналогичны войскам СС, однако погоны были собственного образца, на обшлагах мундиров офицерского состава имелась черная лента с надписью «За Русь!». На вооружении насчитывалось 150 автоматов, 50 ручных и станковых пулеметов, 20 минометов.

Местом дислокации был Парчев, затем специальная база в лесу между вышеупомянутым городом и г. Яблонь. Здесь «Дружина» провела антипартизанские операции в Парчевских лесах. В ходе этих боев «дружинниками» было уничтожено до полутора тысяч человек. В оперативном подчинении «Дружина № 1» находилась у командования оперативной группы «Б» полиции безопасности и СД, по заданию которой несла охрану коммуникаций, а уже в середине августа была переброшена под Смоленск, разместившись близ Старого Быхова, в марте 1943 г. прибыла в белорусское местечко Лужки.

К тому времени особый отдел БСРН влился в разведшколу «Цеппелина», располагавшуюся также в г. Яблонь.

В январе 1943 года в Бреславле была проведена конференция организаций БСРН. В ней участвовало 35 делегатов.

Здесь руководством БСРН было выдвинуто предложение о начале формирования из военнопленных 3 корпусов: 1-й для борьбы с партизанами, 2-й. для фронта, 3-й. для заброски в советский тыл. После конференции Гиль вызывался в Берлин, но поездка его результатов не принесла, так как к тому времени немцы уже сделали ставку на генерала Власова.

Примерно в это же время в особом лагере СС «Гайдов» (по другим данным в «Сталаге-319») около г. Люблина была сформирована «Дружина № 2», («2-й Русский Национальный Отряд СС») численностью в 300 человек, во главе с бывшими капитанами Красной Армии Андреем Эдуардовичем Блажевичем (или Блазевичем, бывшим начальником штаба артиллерийского полка РККА), Алелековым и Макаренко.

Примкнул к формированию и «Особый отряд СС» из г. Бреславля. Ближайший сподвижник Власова Сергей Фрелих в своих воспоминаниях пишет о Блажевиче: «…Я ему не доверял, выяснив, что в Советском Союзе он служил в частях НКВД. Сотрудничество с НКВД отпечаталось на характере Блашевича (так в тексте… Ч.С.): он был бессовестным, твердым, неискренним и умел заслужить доверие своих немецких начальников своим жестоким поведением по отношению к русскому населению и взятым в плен партизанам».

Дружина Гиля в октябре 1942 года была направлена в район Усакинского леса (Кличевский район Могилевской обл.), где с ноября вела бои против партизан и взаимодействовала с немецкими войсками и полицией. Уже в декабре она была в значительной мере разложена партизанами, к которым в конце этого месяца перешла в полном составе офицерская рота, перебив немецких солдат и офицеров и взорвав железнодорожный мост через реку Друть, который она охраняла.

В марте 1943 году обе «Дружины» были объединены в «1-й Русский национальный полк СС» в Лужках, командиром которого стал Гиль-Родионов, а начальником штаба Блажевич.

После получения пополнения «Дружина» насчитывала в своих рядах 1200 человек (150 из них офицеры). Полк имел на вооружении 60 орудий, 95 пулеметов, 18 минометов и свыше 200 автоматов. Начальником контрразведки полка (именовалась также «Служба Предупреждения») стал бывший советский генерал-майор П.В. Богданов.

В мае того же года под свое управление полк получил особую зону в Белоруссии в Полоцкой области, штаб располагался в дер. Лужки. Местная молодежь, дезертиры из партизанских отрядов и пленные, влившиеся в строй, позволили развернуть «Дружину» в «1-ю Русскую национальную бригаду СС».

Бригада включала в себя: три строевых и один учебный батальоны, автороту, батареи минометов и орудий, пулеметную роты, учебную роты, роты боепитания, 2-х кавалерийских взвода, комендантский взвод, санчасть, хозчасть, штурмовую роты, саперный взвод, роту связи и взвод полевой жандармерии, организованный по инициативе Блажевича. Знамя бригады представляло собой огромное черное бархатное полотнище с изображением «Адамовой головы» золотистого цвета.

Помимо бывших советских офицеров на некоторых должностях осели эмигранты: капитан Дамэ. впоследствии после развертывания батальонов начальник штаба 1-го полка, командир артбатареи полковник, князь Святополк-Мирский, офицер контрразведки. бывший офицер-деникинец штабс-капитан Шмелев, граф Вырубов и другие.

О том, какое впечатление производило это подразделение, рассказал в своем письме А.Ф. Егорову атаман «Общеказачьего объединения в Германской Империи» генерал-лейтенант Е.И. Балабин:

«Мой представитель в Генерал-губернаторстве подъесаул Моисеев прислал мне вчера письмо. Он побывал в Люблине и там провел день под бело-сине-красным флагом в русском батальоне СС. Лейтенант-немец, который является инструктором в отряде, начал с того, что Россию представляют не эмигранты, а вчерашние большевики, теперь националисты. Эмигранты же имеют множество партий и еще больше разных взглядов, и их в армию. официально. не принимают, а неофициально милости просят. Отрядам СС в Белоруссии и Великороссии будет предоставлена вся власть. Кроме СС создается армия под командой генерала Власова и там для белых будет место. Моисеев познакомился с офицерами батальона и порядками там. Подбор солдат сделан идеально. дисциплина, подтянутость и вообще. душа порадовалась… Офицерский состав носит армейские золотые погоны: прапорщик. без звездочек, поручик. 2 звездочки, обе вдоль погона, капитан. три звездочки, как раньше было у поручика, но к немецкому мундиру СС золото не особенно подходит. Командир батальона майор Блажевич из Петербурга. Его начальник штаба капитан Богданов (в прошлом прапорщик, а в начале войны был начдивом в чине полковника, а теперь только капитан). В составе батальона бывший генерал. теперь только поручик. Вообще офицерский состав напоминает бывших прапорщиков, но все большие патриоты и умеют подойти к людям. В батальоне применяют мордобойство. Все полны веры в то, что Россия будет и будет дружба между двумя великими державами.

Надеются на то, что большевистская армия, узнав (а воззвания разбрасываются), что создалось русское правительство, будет переходить на сторону немцев и ускорит конец войны…»

Сам есаул Моисеев являлся сотрудником «Зондерштаба «Россия».

Взаимодействием с немецкими частями занимался немецкий штаб в количестве 10.12 офицеров СС. Опекал «Дружину» оберштурмбанфюрер СС Аппель. Положение немцев в «Дружине» было уникальным. Не участвуя в боях непосредственно на фронте, они служили в боевой части СС (пусть и русской) с прекрасным материальным обеспечением, вдали от фронта, имея в друзьях «Володю» Гиля-Родионова.

«прекрасного парня», к тому же умевшего дружить с немецким руководством. Все проверяльщики «Дружины» из СС уезжали из нее с объемистыми пакетами «подарков» от командования русского формирования, поэтому благоприятные отзывы «наверх» были Гилю обеспечены.

По свидетельству современника событий, продовольственное снабжение «Дружины» находилось на высоком уровне.

Офицеры получали пайки с шоколадом, французским коньяком и кофе в зернах. Для личного состава было море разливанное самогона, шнапса и продуктов.

По инициативе Гиля при штабе формирования был организован оркестр, который выступал перед руководством бригады и его гостями на банкетах, устраивавшихся при каждом подходящем случае. Случаев было множество. например, удачный «бой» с партизанами (то есть его инсценировка).

В составе формирования существовала своя «шарашка» из захваченных евреев: портных, сапожников, шорников, обеспечивавших бригаду одеждой и обувью.

Член руководства Союза капитан Калугин предложил своему руководству формирование дополнительных частей «Дружины» для их последующей переброски в Северную Африку для приобретения боевого опыта и лишь после этого использовать их против частей Красной Армии.

Хорошо вооруженная и на первых порах дисциплинированная бригада вела с переменным успехом бои против партизанских отрядов. Общая обстановка на Восточном фронте постепенно оказывала влияние на личный состав.

Сам Гиль – Родионов стал меняться в худшую сторону. Проявление необыкновенной жестокости и пьянство усугублялись еще и тем, что роль постоянного наушника и секретаря исполнял Блажевич. Пара этих «командиров» занималась расстрелами пленных и несогласных. Например, 18 апреля 1943 года Гиль приказал лейтенанту Полферову расстрелять за слушание московского радио 13 человек из бригады, среди которых находился лейтенант Мех. 28 мая 1943 года по приказу Гиля был расстрелян лейтенант, Герой Советского Союза и бывший депутат Верховного Совета СССР Сироткин. 4 апреля Гиль вместе с Блажевичем убили майора Кузнецова. бывшего начальника отдела кадров Черноморского флота.

Начав 2 мая 1943 года при поддержке немецких войск наступление на партизан Бегомльской зоны, «Дружина» понесла большие потери в личном составе и вооружении. Это обстоятельство, наряду с провалом немецкого летнего наступления, еще более усилило стремление военнослужащих к переходу на сторону партизан.

Оберштурмбанфюрер Аппель докладывал своему руководству о состоянии «Дружины»:

«Положение в. Дружине. требует вмешательства со стороны высших инстанций…Дружина. развилась в таком направлений, которое свойственно русским при их мании к величию.

В то же время замечено возрастающее недовольство, направленное против Германии… Активисты. Дружины. находятся под влиянием праздношатающихся по лагерю русских, они ведут свободную жизнь бандитов, пьют и едят вдоволь и совсем не думают о предстоящей деятельности. Дружины… Такое положение создает опасность для политики империи…»

В конце июня 1943 года полк был переформирован и передислоцирован в д. Отрубок (в 24 км к северу от Бегомли), в июле Родионов приступил к формированию дивизии за счет населения, мобилизованного в западных районах Белоруссии.

В первых числах августа 1943 года бригада Родионова дислоцировалась в деревне Бересневка Бегомльского района Минской области. К этому времени командование полка состояло из:

Родионов – Гиль. командир,

Подполковник Орлов. начальник штаба,

Майоры Блажевич, капитан Малиновский. заместители командира, Майоры Глазов и Раевский, помощники начальника штаба, Генерал-майор П.В.Богданов, начальник контрразведки.

Численный состав полка-бригады к тому времени вырос до 2800 человек. По национальному составу в бригаде служили: русских. 80 %, украинцев и прочих. 20 %. На вооружении бригады имелось 5 полковых орудий, 20 минометов (из них 5 батальонных и 12 ротных), 280 пулеметов, винтовки советского, немецкого и чешского производства.

Полная деградация Гиля привела его к двойному предательству, но на этот раз. немцев. В августе 1943 года по инициативе офицеров «Дружины» была установлена конспиративная связь с представителями партизанской бригады им. Железняка, действовавшей в Полоцко-Лепельском регионе. С 16 августа переговоры велись уже лично с Гилем. Чекисты пообещали ему полную амнистию за разоружение бригады, сдачу ее антибольшевистских кадров и уничтожение всех немецких военнослужащих. В числе требований также выдвигалось условие выдачи бывшего генерал-майора П.В. Богданова и гауптштурмфюрера СС графа Мирского. Масла в огонь подлили и сами немцы, разместив на станции Парафьяново близ места дислокации «Дружины» части 2-го немецкого полицейского полка и частей СС, усиленные бронетехникой и артиллерией. В «Дружине» решили, что части прибыли для ликвидации русского соединения.

Родионов принял условия Москвы, и 16.17 августа части бригады уничтожили немецкий штаб связи и своих «ненадежных» офицеров: капитана Москалева, старшего лейтенанта А. Полферова и других. Командир офицерской роты полковник Петров лично застрелил А.Э. Блажевича. Генерал-майор Богданов и эмигранты были переданы партизанам и 20 августа их самолетами вывезли в Москву (расстреляли их уже после окончания войны). «Дружинники» атаковали немецкие части в Докшицах и узловую железнодорожную станцию Крулевщина. Все атаки были отбиты немецкими частями. После этого 2200 «дружинников» присоединились к партизанам, образовав «1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду».

При этом они увели с собой 10 орудий, 23 миномета, 77 пулеметов. К.М. Александров утверждает, что на сторону партизан перешло около 7 тысяч человек.

За переход «Дружины» к партизанам Гиль-Родионов был награжден орденом Красной Звезды (по другой информации. орденом Красного Знамени) и восстановлен в армии с присвоением очередного звания полковника. В своих «Мемуарах» В. Шелленберг утверждает, что «Гиля лично принял Сталин и наградил орденом».

Впоследствии к Гилю был приставлен комиссар И.М. Тимчук, и 1-я Антифашистская бригада действовала в ПолоцкоЛепельской зоне, где вела ожесточенные бои в течение 11 месяцев. Бригада хорошо зарекомендовала себя, разгромив батальон Дирлевангера, также с успехом провела ряд смелых операций, одной из которых был разгром 1 февраля 1944 года немецких гарнизонов на железнодорожной станции Вилейка и в военгородке. Главный герой нашего повествования Гиль-Родионов 14 мая 1944 года получил тяжелое ранение при прорыве немецкой блокады в районе п. Ушачи Витебской области и скончался от ран.

Еще до этих событий, весной 1943 года, часть бригады ГиляРодионова (учебная, пропагандистская команды и «Особый русский батальон СС», сформированный в 1943 году в Бреслау) была переформирована по инициативе СД и поступила в подчинение генерала Г. Жиленкова, с номинальным подчинением «Русскому Комитету» Власова. Это подразделение. «1-й Гвардейский батальон (бригада) РОА» разместился в местечке Стремутки, в 15 км от Пскова. Руководящий состав был укомплектован офицерами-белоэмигрантами, ранее участвовавшими в формировании РННА. Патронаж подразделения со стороны немцев осуществлял начальник 6-го отдела РСХА доктор Х. Грейфе. Его прежде всего интересовала возможность использования русских добровольцев-активистов в качестве разведчиков и диверсантов в советском тылу, поэтому батальон являлся своеобразным фильтром для отсева непригодных кандидатов в диверсанты при Главной команде «Цеппелина» «Руссланд-Митте».

В составе подразделения намечалось выделить две специальных группы для заброски в Москву. Первая группа должна была выкрасть генерала К.К. Рокоссовского и склонить его хотя бы к формальному руководству Русской Освободительной Армией. Командиром этой группы был бывший подполковник Красной Армии Алексей Бочаров (Бугров).

Руководителем второй спецгруппы был бывший майор РККА, сотрудник Абвера И.М. Грачев (псевдоним «Великанов», бывший командир спецбатальона Абвергруппы-211 и преподаватель разведшколы Абвера в м. Вано-Нурси). Группе предполагалось поручить ведение разведки. 20 марта 1943 года русский батальон (120 человек) был переброшен из Бреслау в Глубокое. В конце апреля часть батальона принимала участие в боевых действиях против партизан в Докшицах, во время которых 30 человек ушли в лес.

Оставшиеся были разоружены, 7 человек возвращены в Глубокое. В это время туда прибыла группа бывших «дружинников» и добровольцев из г. Волау, где была создана и первоначально располагалась главная команда «Цеппелина» «Руссланд-Митте». В мае 1943 года в Глубокое прибыли бывшие осинторфцы Сахаров, Кромиади и Ламсдорф, сразу же приступившие к формированию «1-й Ударной бригады РОА».

По их прибытии были сняты со своих должностей командир батальона Дружинин и начштаба Васильев.

Вскоре бригада стала образцовой частью, расквартированной в хороших казармах под бело-сине-красным флагом. Солдаты были одеты в ту же чешскую униформу серого цвета, что и «дружинники», но с петлицами, погонами и нашивками РОА. После получения пополнения были сформированы 1-й стрелковый батальон, хозрота, офицерская запасная рота и пропагандистская часть. Командиром батальона стал С.Н. Иванов, заместителем. И.К. Сахаров, начальником штаба. К.Г. Кромиади, представитель Власова. Г. Жиленков.

Этому подразделению не суждено было развернуться в часть более батальона, а после перехода Гиля СД переформировало ее в ягдкоманду-113. 23 июня в батальоне вспыхнул бунт, но после перестрелки был подавлен. Возглавил бунт один из знаменосцев, участвовавший вместе с Г. Ламсдорфом в параде 22 июня 1943 года, посвященном годовщине начала войны.

В августе 1943 года комсостав батальона был отозван в Берлин и повторилась ситуация аналогичная той, что сложилась в РННА. Часть подразделений бригады-батальона была переброшена в другие места, над оставшимися принял коман243 дование капитан граф Г. Ламсдорф. В ноябре этого года большая часть солдат и офицеров ушла к партизанам, оставшиеся 100 человек были брошены в Псковский концлагерь.

Жиленков и эмигранты претендовали на командование всей «Дружиной» под эгидой РОА, но гилевцы поставили своим условием переход всей своей части в РОА целиком, с сохранением Гиля на посту командира. Противодействие также оказали и офицеры СД, находящиеся при Гиле.

После перехода бригады Гиля к партизанам «Боевой Союз Русских Националистов» продолжал существовать, однако это предприятие уже исчерпало себя и скомпрометировало в глазах немецкой разведки. Об этом же свидетельствует докладная записка НКГБ И.В. Сталину № 1767/м от 27 августа 1943 года:

«В районе Полоцк-Витебск действует оперативная группа НКГБ СССР под руководством майора тов. Морозова, располагающая до 1900 человек бойцов и командиров.

Группа тов. Морозова проводит активную подрывную работу в тылу противника. В апреле с.г. в опергруппу явились следующие перебежчики из. Боевого Союза Русских Националистов.:

1. Ведерников Федор Васильевич, 1911 года рождения, бывш. командир батареи 23-й стрелковой дивизии 11 армии, в августе 1941 года под Великими Луками, будучи ранен, был захвачен немцами в плен.

2. Леонов Дмитрий Петрович, 1912 года рождения, бывш. радиотехник 599 противотанкового полка, бывш. военнопленный.

3. Нагорнов Петр Афанасьевич, 1922 года рождения, бывш. боец противотанковой части № 1638, бывш. военнопленный.

Перечисленные лица располагают связями среди бойцов и командиров создаваемой немцами. Русской Освободительной Армии., дали ценные показания о разведывательной работе, проводимой немцами посредством участников этих частей и изъявили желание принять активное участие в борьбе против немцев. Ведерников, Леонов и Нагорнов назвали ряд лиц из состава РОА, которые настроены патриотически и намереваются перебежать на нашу сторону.

Тов. Морозову дано задание установить связь с названными Ведерниковым, Леоновым и Нагорновым лицами, запретить им переход на нашу сторону и использовать их для подготовки и осуществления необходимых мероприятий в отношении. Ворона. («Ворон». кодовое обозначение ген.
А.А. Власова. Ч.С.)».



Назад| Оглавление| Вперёд