Назад| Оглавление| Вперёд

Летом 1942 года немецкая армия вступила в пределы казачьих областей Дона, Кубани и Терека. Невзирая на то, что еще в апреле 1936 года казачество было восстановлено в правах, в этих краях нашлось немало обиженных Советской властью, рассчитывавших поквитаться за расказачивание и раскулачивание.

Наиболее дальновидные чины немецкой военной и гражданской администрации, в первую очередь сотрудники Абвера и СД, установили контакты с местными казаками-активистами. Этому также способствовало официальное объявление казаков народом-союзником Германии. Еще 6 октября 1941 года командование Вермахта разрешило создавать казачьи воинские части для борьбы с партизанами, в то время как другие «восточные унтерменши» не имели права на оружие. Началось создание структур местного казачьего самоуправления. В хуторах и станицах были выбраны атаманы, созданы отряды самообороны.

После оккупации Кубани войсками группы «А» ее командование получило из Берлина разрешение на проведение эксперимента по созданию автономного казачьего района, в котором предполагалось после ухода немецких войск восстановление самоуправления. Казакам гарантировалась свобода в культурной, образовательной и религиозной деятельности. Предполагалось в будущем реорганизовать район в атаман-губернаторство. Была разрешена ликвидация колхозов и переход к частному землевладению.

Казачий район был сформирован к 1 октября 1942 года и включал в себя шесть административных районов на нижней Кубани с населением около 160 тысяч человек. Хотя вопрос о создании этого территориально-административного образования не был согласован с чиновниками Восточного Министерства, тем не менее 5 ноября 1942 года решение было утверждено. В конце января 1943 года, в связи с начавшимся отступлением немецких войск, эксперимент был свернут.

На Дону обстановка была иная. Здесь немцы не ликвидировали колхозы, но жизнь в хуторах и станицах шла по старому укладу. Одновременно шла организация малых добровольческих казачьих подразделений. Слово очевидцу тех событий:

«Убирали колхозный хлеб, немцы колхозы не разгоняли. Делили пшеницу, засыпали зерно для будущего урожая. Работали на себя. Где-то за 6 месяцев люди почувствовали душевную свободу. А в памяти хорошо сохранялись недавние события.

По осени 42-го к отцу Петра заявился давний односум по Германской, все это время бывший в розыске как участник казни подтелковцев. Тогда же в окружной станице Каменской из добровольцев собрали две казачьих сотни. Первой командовал подъесаул Кривогузов, второй. сотник Сытин, рожак1 станицы Базковской, до войны заведующий скотобазой в Каменске. Зам. командира у него был хорунжий Щербаков со Старой станицы, что напротив Каменска. В Белокалитвенском районе был сформирован 1-й Синегорский атаманский полк в 1260 человек. И это тогда, когда отступающая Красная Армия угнала всех казаков призывного возраста……На станции Репная был собран казачий взвод из молодежи с ближайших хуторов под командой подхорунжего В. Распанова и помкомвзвода И. Юрова с хутора Липова.

Были и другие мелкие казачьи отряды из разных станиц. Петр помнил хорунжего Ефремова из Белой Калитвы. А сколько еще казаков пошло в полицию!»

Первым боевым крещением донских казачьих отрядов стало уничтожение советских партизан в донских плавнях. В городах и районных центрах Дона, Кубани и Терского края шла борьба казаков с советским подпольем и партизанскими отрядами. По свидетельству П.Н. Донскова, в Ростове, Батайске, Новочеркасске и других городах в новоиспеченных органах местного самоуправления укрепилась советская агентура. Пышным цветом расцвела спекуляция. В этой мутной воде советские спецслужбы вели активную разведывательную и диверсионную работу.

Постепенно картина стала меняться. крепло и ширилось местное казачье самоуправление, несмотря на многочислен ные препоны, казаки достали лошадей и смогли вооружиться. Вслед за этим казачий актив, при содействии органов СД и Абвера успешно разгромил советское подполье в городах Области Войска Донского.

В сентябре 1942 года в Новочеркасске с разрешения немецких властей прошел казачий сход, на котором был избран штаб Войска Донского во главе с полковником С.В. Павловым. Сам Сергей (наст. имя Ерофей) Васильевич был сыном войскового старшины Павлова В.М., убитого в ДонЧК.

Павлов участвовал в Первой Мировой войне. В годы Гражданской войны служил летчиком в рядах Донской армии, эвакуироваться с казаками за границу не смог и оставался в СССР. С 1920 года он жил по поддельным документам под именем Сергей, а в 1939 году заочно закончил техническую школу и стал инженером.

Новый орган вскоре приступил к организации казачьих частей для борьбы против Красной Армии. В соответствии с приказом атамана Павлова, все казаки, способные носить оружие, должны были явиться на местные пункты сбора и зарегистрироваться. Атаманы станиц были обязаны в три дня произвести регистрацию личного состава. Каждый доброволец имел право заявить свой последний чин в Российской Императорской или в Белой армии. На местное казачье самоуправление, как и встарь, было возложено обеспечение казаков строевыми лошадями, седлами, шашками и формой.

Оружие выделялось по согласованию с немецкими штабами и комендатурами.

В штабе Походного Атамана и в иных структурах казачьего самоуправления существовал ряд группировок и течений, враждебно относящихся друг к другу. Так, в штабе Павлова не доверяли руководителю кубанцев Т.И. Доманову, считая его агентом советских спецслужб. При этом разделились даже немецкие руководители, курировавшие тех или иных казачьих вождей. Ряд казачьих офицеров предпочитал больше заниматься коммерческой деятельностью, нежели созданием воинских частей. Единства в стане казачьего руководства не было. Аналогичная ситуация сложилась и в среде казачьей эмиграции, где казаки-самостийники «воевали» против казаков-державников.

В ноябре 1942 года казачьи структуры получили разрешение от немецких военных властей на формирование казачьих полков. Организация боевых единиц развернулась на территории всех казачьих войск. В Новочеркасске был создан 1-й Донской полк (командир. есаул А.В. Шумков) и пластунский батальон, ставшие впоследствии Казачьей группой Походного атамана С.В. Павлова. В состав этих подразделений включались добровольцы-казаки, жители степных районов и военнопленные. Также был сформирован уже упомянутый выше 1-й Синегорский полк. Позднее полк влился в состав 1-й Казачьей дивизии, объединившись с полком фон Юнгшульца.

На Тереке работу по созданию боевых единиц возглавил войсковой старшина, участник и инвалид Гражданской войны (без обеих ног), Н.Л. Кулаков. Им было начато формирование 1-го Волгского полка Терского казачьего войска в районе Моздока.

Полк объединил в себе 300 казаков, но в боевых действиях как самостоятельная единица не участвовал и позднее был влит в 1-ю Казачью дивизию.

Кубанский пластунский батальон был сформирован зимой 1942.1943 года в станице Ново-Титоровской. Командиром полка был войсковой старшина Маловик. Общая численность полка 150 человек. В боевых действиях подразделение участия не принимало, и на его базе в Херсоне весной 1943 года был развернут Сводно-казачий полк (650 человек). Позднее полк был влит в состав 1-й Казачьей дивизии.

После поражения под Сталинградом немецкая армия оставила территории Дона, Кубани и Терека. 2 января 1943 года генералом Клейстом был подписан приказ о создании «Кавказского Штаба по эвакуации беженцев», начальником которого был назначен комендант г. Пятигорска. 3 января приказ был опубликован. В нем говорилось о том, что эвакуироваться на Запад могут все терские казаки и горцы. При этом все немецкие местные и полевые комендатуры были обязаны оказывать всяческую помощь беженцам. Многотысячная людская и конная масса хлынула из родных мест на Запад. Путь беженцев пролегал по следующим маршрутам:
1. Пятигорск. станица Невинномысская. г. Армавир.
2. Георгиевск. Моздок. Кизляр. станица Бургустанская. Армавир.
3. Кисловодск. аул Кайдан-Черкесск. Кропоткин.

Одновременно шли эшелоны по железнодорожным магистралям. Движению беженцев сопутствовали налеты советской авиации и нападение мелких советских разведывательных групп.

Картина движения беженских обозов представляла собой «Великое переселение народов». В арбах, запряженных быками, ехали горские многодетные семьи, терские казаки несли охрану беженских колонн. Вскоре к беженцам стали присоединяться кубанские казаки и калмыки.

Передовые моторизованные части РККА шли вперед, сбивая малочисленные немецкие заставы и опередили беженцев, отрезая им путь к Краснодару. Беженцам удалось пройти на Таманский полуостров и разместиться многотысячным лагерем на косе Чушка. Всего в лагере насчитывалось до 120 тысяч человек. Под обстрелом с моря, суши и воздуха немцы переправили всю беженскую массу в Крым вместе с арбами, повозками и конским составом. В течение трех недель перевозку прикрывали с моря немецкие и румынские боевые корабли, зенитная артиллерия и авиация.

Эвакуацию с Кубани возглавил кубанский Походный атаман войсковой старшина И.И. Саломаха, им же был подписан приказ о мобилизации всех кубанских казаков. Эвакуация кубанцев проходила по льду замерзшего Азовского моря, под постоянной угрозой нападения с воздуха. Многие беженцы погибли под ударами передовых советских частей.

В Таганроге, где был сборный пункт всех беженцев с Кубани, началось формирование 1-го Кубанского казачьего полка. 20 февраля 1943 года полк был сформирован и имел в своем составе 960 казаков и офицеров. Командиром полка был назначен войсковой старшина И.И. Саломаха. Полк не принимал участия в боевых действиях (кроме 1 эскадрона) и также был включен в состав 1-й Казачьей дивизии.

После оставления немцами территории Кубани продолжались ожесточенные бои на «Кубанском предмостном укреплении» на Тамани.

Донцы, как и кубанцы, тронулись в путь из обжитых хуторов и станиц. Тысячи километров донских дорог были забиты беженцами и отступающими немецкими, румынскими и итальянскими частями. С собой казаки уводили многочисленные стада скота и донских скакунов. 6 февраля 1943 года передовые советские части взяли город Батайск. Начались бои на подходах к Ростову-на-Дону.

В ожесточенных боях за Новочеркасск 12.13 февраля 1943 года казаки из 1-го Донского казачьего полка Походного атамана С.В. Павлова неоднократно добивались успеха при отражении атак противника в районе паровозостроительного завода «Локомотив». В период с 14 по 21 февраля полк Павлова практически целиком погиб в боях у Матвеева Кургана. Из примерно 900 казаков вместе с Павловым вырвалось всего около 60 человек. 17-й донской пеший полк оборонял завод «Ростсельмаш» и, потеряв 360 человек убитыми и ранеными, отступил.

После упорных боев казаки и немцы были вынуждены оставить город.

Переправившись через покрытое льдом Азовское море, беженцы шли в Таганрог и Мариуполь, где на пересыльных пунктах происходила сортировка вновь прибывших. Дальнейший их путь лежал на Украину.

Приемом и учетом беженцев занималось созданное в 1941 году при Восточном Министерстве «Управление по делам казачества Дона, Кубани и Терека» во главе с уроженцем СанктПетербурга доктором Н.А. Гимпелем. По подсчетам этой инстанции общая численность «павловских» беженцев составляла 18 тысяч казаков, казачек с детьми. Заместитель начальника «Казачьего бюро» Э.Э. Радтке (уроженец Кубани) предложил объединить всех беженцев под началом С.В. Павлова, что вызвало резкий протест в стане его соперников. полковников И. Белого и П.Р. Духопельникова, отношения с которыми оставляли желать лучшего. Оба казачьих руководителя занимались в это время формированием своих частей. Духопельников создавал отдельную казачью пешую бригаду (5 тысяч человек. 6 батальонов полевой полиции).

Другая структура, занимавшаяся устройством беженцев.

Штаб формирования Казачьих войск Кубани, Терека и Дона под руководством белоэмигранта, полковника Г.П. Тарасенко. Комитетом были зарегистрированы свыше 71 тысячи казаков, 4432 казачки, 1674 ребенка. Помимо этого Штаб направил на формирование Казачьей конной дивизии в Млау (Польша) 11 538 молодых казаков, свыше 16 тысяч были направлены во Францию на строительные работы.

В декабре в г. Николаеве состоялось совещание казачьих офицеров, на котором было объявлено решение о роспуске Штабов и подчинении всех казачьих беженцев Походному атаману С.В. Павлову. Таким образом, немецкой рукой в среде казаков было введено единоначалие.

Основная беженская масса к тому времени сконцентрировалась близ города Проскурова. Объединившиеся при атамане Павлове получили наименование «Казачий Стан». 10 января 1943 года С.В. Павлов подписал приказ о переходе Стана из Проскурова во Львов. Беженцы, размещавшиеся в других местах, должны были при содействии немецких комендатур воссоединиться с «Казачьим Станом». 10 ноября 1943 года была опубликована Декларация правительства Германии. Ее текст был разработан Н.А. Гимпелем при участии генерала П.Н. Краснова. В документе говорилось:

«Когда большевики захватили Россию, казаки с 1917 по 1921 гг. боролись за свою самобытность с врагом, во много раз превосходящим их числом, материальными средствами и техникой.

Вы были побеждены, но не сломлены.

На протяжении десятка лет, с 1921 по 1933 гг., вы постоянно восставали против власти большевиков. Вас морили голодом, избивали, ссылали с семьями на Крайний Север, вам приходилось вести жуткую жизнь гонимых и ждущих казни людей.

Ваши земли были отобраны, ваши Войска уничтожены. Вы ждали освобождения. Вы ждали помощи. Когда доблестная Германская Армия подошла к вашим рубежам, вы появились в ней не как пленные, но как верные соратники. Вы всем народом ушли с германскими войсками, предпочитая ужасы войны и кочевую жизнь. рабству под большевиками. Все, кто только мог сражаться, взялись за оружие. Второй год вы плечом к плечу сражаетесь вместе с германскими войсками.

В воздаяние ваших заслуг, в нынешнюю величайшую войну совершенных, в уважение прав ваших на землю, кровью предков политую и полтысячи лет вам принадлежавшую, в основание ваших прав на самобытность считаем долгом нашим утвердить за вами, казаками, и теми иногородними, которые с вами жили и доблестно сражались против коммунизма:
1. Все права и преимущества служебные, каковые имели предки ваши в прежние времена.
2. Вашу самобытность, стяжавшую вам историческую славу.
3. Неприкосновенность ваших земельных угодий, приобретенных военными трудами, заслугами и кровью ваших предков.
4. Если бы боевые обстоятельства временно не допустили бы вас на земли предков ваших, то мы устроим вашу казачью жизнь на востоке Европы, под защитой фюрера, снабдив вас землей и всем необходимым для вашей самобытности.

Мы убеждены, что вы верно и послушно вольетесь в общую работу с Германией и другими народами для устроения новой Европы и создания в ней порядка.

Да поможет вам в этом Всемогущий!

Начальник штаба Германского Верховного Командования Генерал-фельдмаршал Кейтель Рейхсминистр Восточных областей Розенберг».

После опубликования декларации к казакам обратился со своим посланием генерал П.Н. Краснов.

В соответствии с декларацией и по согласованию с военным командованием было определено место размещения Стана. район с. Балино в Каменец-Подольской области.

Однако быстрое наступление советских войск не позволило осуществить этот план. Местом сосредоточения казаков был избран район Перемышль. Сандомир для последующего перехода в Белоруссию. 1 апреля 1944 года Стан прибыл в г. Фельштин, где по приказу Походного атамана был сделан продолжительный привал и празднование Пасхи. 19 апреля поход продолжился.

Во время движения по территории Украины к Казачьему Стану непрерывным потоком двигались и присоединялись мелкие и крупные колонны беженцев из восточных областей. Движение по пересеченной и лесистой местности осложнялось постоянными нападениями партизан и минированием ими дорог.

Казачий Стан двигался по направлению к району Барановичи. Слоним. Новогрудок. Ельня. Столицы, где казакам было выделено для размещения 180 тысяч гектаров земли. Район этот считался партизанским, и казакам с ходу пришлось вступать в бой. На новом месте расположения было проведено переформирование всех казачьих сил. Было сформировано 11 казачьих пеших полков по 1200 штыков в каждом: 1-й Донской казачий полк. командир полковник В.А. Лобысевич; 2-й Донской казачий полк. войсковой старшина Русаков; 3-й Донской казачий полк. войсковой старшина Журавлев; 4-й Сводно-казачий полк. войсковой старшина Овсянников; 5-й Кубанский казачий полк. войсковой старшина Бондаренко; 6-й Кубанский казачий полк. полковник Новиков; 7-й Терский казачий полк. майор Назыков; 8-й Донской казачий полк. полковник Маловик; 9-й Кубанский казачий полк. полковник Скоморохов; 10-й Терско-Ставропольский полк. полковник Маслов; 11-й Сводно-казачий полк. полковник Генерального штаба Маркевич.

Казаки были вооружены оружием, переданным немецкой армией из своих трофейных складов. Казакам было также передано 20 тысяч комплектов немецкого армейского обмундирования.

При переходе Казачьего Стана из Белоруссии в район Белостока было начато формирование 1-го Казачьего конного полка. Из пеших полков были созданы казачьи бригады.

Весь личный состав Казачьего Стана был сгруппирован по отдельным казачьим войскам, внутри которых шло деление беженцев по административно-территориальной структуре казачьих поселений на Дону, Кубани и Тереке. Была создана своя Казачья духовная епархия во главе с протоиереем о. Василием Григорьевым. 17 июня 1944 года погиб Походный атаман С.В. Павлов.

Обстоятельства его смерти до сих пор остаются неясными, но большинство современников свидетельствует, что атаман был убит своим же сослуживцем. Временно исполняющим обязанности Походного атамана был назначен давний соперник Павлова войсковой старшина Т.И. Доманов. Вскоре назначение было утверждено приказом П.Н. Краснова, тем же документом новому атаману было присвоено звание полковника.

Между тем обстановка на фронте складывалась не в пользу казаков. Им пришлось столкнуться с передовыми частями Красной Армии. Тяжелые бои шли на левом берегу Немана близ м. Любчу, где попал в окружение 5-й Кубанский казачий полк. Окруженный со всех сторон, он вел боевые действия в течение 5 суток, пока не был вызволен частями СС.

Одновременно участились случаи нападения на беженцев со стороны партизан. Вскоре партизанские отряды блокировали со всех сторон Казачий Стан. В тяжелых боях казаки прорвали кольцо окружения и вышли на оперативный простор в направлении г. Гродно.

За бои в Белоруссии против советских войск и партизан Т.И. Доманов был награжден орденом Военного Креста 1-й степени, командир 7-го Терского казачьего полка майор Г.П. Назыков. «Железным Крестом» 1-й степени, 286 казаков получили «Восточные» награды. Так германское командование отблагодарило казаков за спасение в лесах Белоруссии 3 тысяч немецких раненых и 7 тысяч окруженцев. 2 августа 1944 года в польской столице вспыхнуло антинемецкое восстание. Помимо сводного полка из бригады Каминского и иных восточных подразделений, в подавлении восстания принимали участие и казачьи части. В уличных боях против повстанцев принимал активное участие казачий полицейский батальон (более 1 тыс. чел), конвойно-охранная сотня (250 чел.) и казачий батальон 57-го охранного полка. Сюда же был переброшен 5-й Кубанский полк Казачьего Стана под командованием полковника Бондаренко. Одному из казачьих подразделений во главе с хорунжим И. Аникиным было поручено захватить штаб повстанцев. Несколько пеших казачьих сотен захватили в плен более 5 тысяч поляков.

Резко изменившаяся обстановка на фронте вынудила германское командование эвакуировать Казачий Стан из Польши в Италию. Путь казачьих эшелонов пролегал по маршрутам: Здунская Воля. Катовицы. Моравская Острава. Брно. Братислава. Вена. Лейбен. Виллах.

Жемона, Здунская Воля. Калиш. Бреславль. Кралов Градец. Прага. Вена. Лейбен. Виллах. Жемона. 1 сентября 1944 года в г. Жемона (Северная Италия) прибыл атаман Доманов. Всего в Италию прибыли свыше 16 тысяч казаков, казачек и детей, табуны лошадей и гурты скота, охранявшиеся многочисленными сворами собак. Местное население встречало казаков, с ужасом взирая на пришельцев.

Казачий Стан был передан в подчинение командующему войсками СС и полиции прибрежной зоны Адриатического моря обергруппенфюреру СС Одило Глобочнику, по административной линии. начальнику Казачьего управления Н.А. Гимпелю и казачьему руководству. в лице генерала П.Н. Краснова, начальника Главного Управления Казачьих Войск (ГУКВ).

По мере обустройства в Италии налаживался быт казаков.

Была развернута сеть учебных заведений, включавшая низшие, средние и специальные учебные заведения. Функционировали казачье юнкерское училище, казачий кадетский корпус, военно-ремесленная школа, войсковая гимназия, женская школа практического деловодства, шесть начальных и церковно-приходских школ, восемь детских садов.

Предполагалось открытие Казачьего женского института. В конце 1944 года в г. Толмеццо был открыт Казачий музей, работал Войсковой театр, большой известностью пользовался Войсковой казачий хор под управлением Александрова (бывший регент 1-й казачьей дивизии фон Паннвица) и иные музыкальные коллективы.

В Толмеццо также находилась типография Штаба Походного атамана. Здесь выпускались учебники для учебных заведений, религиозная литература, газета «Казачья Земля».

Система казачьего здравоохранения включала центральную больницу на 150 коек, 14 зубоврачебных пунктов, аптеки и пр.

Кажущаяся на первый взгляд патриархальной, жизнь казаков на чужбине не была спокойной. Для защиты от местных партизан из всех казаков, могущих носить оружие, были созданы отряды станичной самообороны. Советская разведка и спецслужбы союзников засылали разведчиков и диверсантов в места расположения казачьих беженцев. Агентами в основном были молодые и привлекательные девицы, изображавшие из себя безутешных вдов.

На передовой казакам противостояли просоветские партизанские подразделения, сформированные из бежавших из немецкой неволи рабочих-остовцев и апологетов Советской власти из числа эмигрантов.

Итальянский исследователь П. Стефанутти сообщает, что из казаков-перебежчиков 13 сентября 1944 года был создан батальон «Сталин» и первоначально влит в гарибальдийскую бригаду «Гвидо Пичелли», затем. в 9-й Словенский корпус.

Активная работа генерала А.А. Власова по консолидации всех русских коллаборационистских формирований вызвала в руководстве Стана и казачьей верхушке раскол. Конфликт разгорелся из-за желания бывшего генерала РККА присоединить к своей формирующейся армии все казачьи части. В этом его поддержал генерал-майор В.Г. Науменко (кубанец) и генераллейтенант Татаркин (донец). Совместно с Власовым ими был подготовлен приказ от 28 марта 1945 года № 061-к об учреждении Совета Казачьих войск при генерале Власове. Поддержку в этом начинании оказало Власову и руководство СС. 16 марта 1945 года в Казачий Стан от Власова прибыл полковник А.М. Бочаров. Одновременно к казакам прибыл и генерал П.Н. Краснов. Для противодействия власовской пропаганде в Казачьем Стане была создана школа пропаганды, выпускникам которой внушались мысли о необходимости автономного существования казачьих войск. На открытии школы Краснов огласил свою концепцию казачьего движения на данном этапе. Основными ее идеями были следующие:
1. Когда – то была Великая Русь, которой служили казаки, но она пала в 1917 году, заразившись неизлечимым недугом.
2. Так было только в неказачьих областях. На юге казаки бились с красными и не восприняли их пропаганду.
3. Нужно спасать здоровое, жертвуя больным. Т. е. русские (россияне) стали жертвами из-за национального вырождения, а казаки оказали должное сопротивление захватчикам.
Русскими можно пожертвовать во славу казачества.
4. Союзник и покровитель. только Германия, ибо немцы «единственная здоровая нация», выработавшая иммунитет против большевиков и масонов.
5. К Власову примыкать не стоит, пока не докажет полную преданность Германии.

Несмотря на подобную пропаганду, часть кубанцев во главе с Науменко потребовала от казачьего руководства перевода в РОА. 26 марта на Общем сборе кубанских казаков вспыхнул «бунт». Генерал Доманов порекомендовал кубанцам убираться куда они хотят вместе с семьями, ибо кормить семьи перебежчиков донцы не желают. Страсти вскоре улеглись, но 200 человек кубанцев с семьями выдвинулись на присоединение к власовцам. 22 апреля 1945 года к руководству Казачьего Стана прибыли три итальянских офицера от штаба местных партизанских сил. Доманову был предъявлен ультиматум, в соответствии с которым казаки должны были покинуть Италию, сдав все оружие партизанам. На Казачьем совете под председательством Краснова было решено оружие не сдавать и при необходимости прорваться с боями в австрийский Восточный Тироль. Отрицательный ответ казачьего руководства вызвал массовые нападения на казачьи селения со стороны партизан. 30 апреля 1945 года командующий немецкими войсками Юго-Западного фронта генерал Ретингер подписал приказ о прекращении огня. 2 мая должна была начаться капитуляция германских войск в Италии. В тот же день было решено начать эвакуацию Казачьего Стана из Италии. Однако все места дислокации казачьих частей и беженцев были окружены партизанами. 2 мая 1945 года Т.И. Доманов уведомил партизанское командование о том, что в ночь с 2 на 3 мая казаки начинают отход из Италии. Первыми пошли в свой последний поход донцы, за ними кубанцы и обозы, последними шли терскоставропольские беженские станицы. 3-й Казачий запасной полк полковника Лобасевича попал в окружение и после нескольких дней осады был вынужден капитулировать. Позднее Лобасевич был передан англичанам, те в свою очередь выдали его советской стороне. Казаки были загнаны на советский пароход и доставлены в Новороссийск, затем в Махачкалу. Здесь СМЕРШ вел допрос прибывших. После пятимесячных допросов всех осудили на 25 лет.

Казачий исход из Италии проходил в трудных погодных условиях. Под проливными дождями, сменяемыми снегопадом, казаки с обозами шли по обледенелым горным дорогам. Все немецкие комендатуры, попадавшиеся по пути, сообщали, что Германия капитулировала.

Швейцария категорически отказалась дать убежище казакам. Весь обоз с трудом преодолел подъем на высокогорный перевал Плоукен-пасс, но еще труднее оказался спуск с него по обледеневшей почти непроходимой дороге.

К девяти часам вечера 7 мая 1945 года последние казачьи строевые части пересекли итало-австрийскую границу.

Навстречу наступавшим английским войскам Доманов выслал парламентеров. Командир английской 36-й моторизованной пехотной бригады Д. Мейсон принял капитуляцию Казачьего Стана, отказавшись обсуждать дальнейшую судьбу казаков.

Казакам была отведена под расквартирование северная часть города Лиенца. В городском отеле «Золотая рыба» разместили генерала Доманова и начальника его штаба генерала М.К. Саломахина с супругами. Штаб был переформирован, ряд его отделов упразднен.

Близ Лиенца расположились Казачье юнкерское училище, войсковая учебная команда, атаманский конный конвойный полк (4 сотни). Все казачьи строевые части, ведомства, управления и мастерские были размещены рядом с Лиенцем в направлении г. Обер-Драубург.

Англичанами был установлен комендантский час (с 8 часов вечера до 6 утра) и было запрещено всякое передвижение. В первый же день плена англичане потребовали сдать оружие. После проволочек оружие было сдано, но оставлено личное оружие офицерам и одна винтовка на 10 казаков.

Общая численность Казачьего Стана на 23 мая 1945 года составила 40 тысяч 325 казаков, казачек и детей. 15 мая казачьи подразделения под командованием генерала А.Г. Шкуро с боем пробивались близ г. Юденбурга к Казачьему Стану. Прибыв в Казачий Стан, Шкуро объявил о том, что в соответствии с приказом обергруппенфюрера СС Г.

Бергера Доманов отстраняется от командования и вся власть переходит к нему, к Шкуро. Это было частью плана руководства СС и Власова по приобщению казаков к ВС КОНР.

Англичане арестовали Шкуро и препроводили в лагерь г. Шпиталь, где находились лица, выдаваемые в СССР.

Английская комендатура уведомила казаков о том, что любой желающий может легализовать свое положение и получить документы, подтверждающие, что их владелец не принадлежит к Казачьему Стану и/или является старым эмигрантом с 1921 года. Единственным, кто воспользовался этой возможностью, стал генерал И.А. Поляков, уже 27 мая снявший квартиру неподалеку от лагеря. Других таких случаев не было.

Дальнейшая судьба Казачьего Стана общеизвестна. Будучи выданными СССР, казаки оказались в руках сталинского карательного аппарата. Многие казачьи офицеры были расстреляны без суда и следствия по спискам, составленным заранее советскими агентами. Многие были осуждены на 25 лет каторжных работ, и лишь некоторым из них удалось выехать на Запад после хрущевской амнистии. Большая часть казаков погибла на каторге.

Казачьи формирования на Восточном фронте Инициатива формирования добровольческих казачьих частей исходила от армейского командования южного и центрального участков Восточного фронта. Осенью 1941 года штаб 18-й армии обратился с таким предложением в ОКХ. В начале октября командующим тыловыми районами групп армий «Север» и «Юг» было разрешено начать формирование (в качестве эксперимента) казачьих частей из военнопленных и перебежчиков для использования их в борьбе с растущим партизанским движением. 6 октября 1941 года генерал-квартирмейстер генерального штаба сухопутных сил генерал-лейтенант Э.Вагнер разрешил в качестве эксперимента командующим тыловыми районами групп армий «Север», «Центр» и «Юг» формировать с согласия руководителей сил СС и полиции казачьи сотни из военнопленных и местного населения. Первое такое подразделение было создано 28 октября 1941 года приказом командующего тыловым районом группы армий «Центр» генерала фон Шенкендорфа. Им стал казачий эскадрон под командованием бывшего майора РККА Ивана Никитовича Кононова.

И.Н. Кононов родился 2 апреля 1900 года в ст. Новониколаевской Таганрогского округа на Дону в семье есаула Н.Г. Кононова, казненного большевиками в 1918 году. Другие родственники Кононова были также репрессированы. Уйти с Белой армией Кононов не сумел, и был вынужден, скрыв свое происхождение, остаться в России. Изменив в анкете свой год рождения (став 16-ти летним юношей) и указав на свое пролетарское происхождение, он поступил на службу в РККА. Прирожденный наездник, Кононов был зачислен в 79-й полк 14-й кавалерийской дивизии, где столь самоотверженно посвятил себя военному делу, что был замечен командованием и направлен в дивизионную школу младшего начсостава. В сентябре 1924 года он был направлен на учебу в кавалерийское отделение объединенной военной школы имени ВЦИК. Здесь Кононов за успехи в учебе был назначен командиром курсантского отделения, а после окончания школы вернулся на службу на Северный Кавказ, получив под команду взвод.

Излагая довоенную биографию Кононова, эмигрантские источники пытаются изобразить его скрытым оппозиционером Советской власти. Однако факты свидетельствуют скорее об обратном. В 1929 году Кононов становится членом ВКП(б). В январе 1932 года он был переведен на должность политрука в 30-й Саратовский кавполк, а в 1933.1934 гг. был секретарем полкового партбюро. Позднее он возвратился на должность помощника начштаба 28-го Таманского полка.

В 1937 году Кононов становится слушателем заочного, а с ноября того же года. очного отделения военной академии им. Фрунзе, которое заканчивает в 1938 году. Приказом наркома обороны ему было присвоено звание майора.

После получения высшего военного образования Кононов назначается начальником оперативного отдела штаба 2-го Кавкорпуса Киевского особого военного округа и участвует в составе его войск в польской кампании осенью 1939 года.

Затем было участие в советско-финской войне, где за боевые заслуги он был награжден орденом Красной Звезды. В августе 1940 года Кононов был назначен командиром 436-го полка 155-й стрелковой дивизии Западного военного округа, дислоцировавшегося в г. Барановичи.

После начала войны полк с первых же дней войны оказался в самом пекле боев. на Белостокском выступе, вскоре ликвидированном немцами. К концу июня войска 10-й армии оказались в окружении западнее Минска, затем вышли к своим в район Налибокской пущи, где попали в окружение вторично.

Как позднее утверждал сам Кононов, он предварительно сговорился с немцами и его полк в полном составе перешел на их сторону. Согласно советской версии, Кононов сознательно поставил полк в невыгодную позицию, чем воспользовались немцы. По утверждению полковника В.В. Позднякова, Кононов сдался немцам вместе с одним из батальонов полка и сразу же заявил о своем желании поквитаться с Советами. По оценке исследователя К.А. Александрова, вероятнее всего, 22 августа 1941 года на сторону немцев вместе с Кононовым перешла большая группа военнослужащих вместе с заместителем командира полка по политической части Д. Панченко.

На первых же допросах Кононов предложил офицерам Абвера разрешить ему сформировать добровольческий казачий полк для участия в боевых действиях. Предложением заинтересовался командующий войсками безопасности тылового района группы армий «Центр» генерал М. фон Шенкендорф.

Уже 10 сентября Шенкендорф получил «добро» на формирование донского казачьего полка во главе с Кононовым. за месяц до поступления в войска официального разрешения ОКВ на создание казачьих охранных сотен. От Абвера создание казачьего полка курировал лейтенант, граф Ганс Аурель фон Риттберг. Интересно, что перебежавший от Кононова к партизанам казак Малофеев А.Ф. утверждал, будто Кононов с 1932 года был связан с Абвером через Риттберга.

Отбор личного состава из лагерей военнопленных Орши, Могилева, Смоленска, Витебска и Гомеля производился самим Кононовым. В могилевском лагере из 4000 желающих он отобрал 405 казаков и 137 не казаков. К концу октября в Могилеве им была сформирована 102-я казачья добровольческая часть, позднее переименованная в 600-й казачий дивизион. В разных источниках это формирование именуется полком, дивизионом или батальоном. Сами казаки-кононовцы могли именовать свою часть полком, но по немецким реестрам она числилась дивизионом. К 15 сентября 1941 года в Могилев прибыло более 1 тысячи добровольцев, и к 19 сентября у Кононова были 77 офицеров, 201 урядник и 1521 казак.

По свидетельству все того же Малофеева набор военнопленных в полк, Кононов проводил в Смоленском госпитале следующим образом:

«…По требованию Кононова и Риттберга излечившихся военнопленных выстроили и объявили им, что с этого дня они зачисляются в казачий полк. Так как большинство из них казаками не были, им объявили, что всех не казаков делают казаками, а после войны поселят на Дону и присвоят казачье звание. Точно так же производился набор в полк в госпиталях и лагерях… Основной принцип набора. хорошее физическое состояние…»

Уже 27.29 октября в районе деревень Шепелевичи. Мортяновичи. Глубокое под Могилевом сотнями Кононова был уничтожен советский десантный отряд майора Яснова и старшего батальонного комиссара Гущенко численностью около двух батальонов. Десантники потеряли 171 человека убитыми, 348 ранеными и 257 пленными. Казаки потеряли 63 человека ранеными и 29 убитыми.

В начале 1942 года кононовцы приняли участие в боях против партизан и корпуса генерал-майора П.А. Белова под Вязьмой, Полоцком, Великими Луками. 22.24 ноября 1942 года группа сотника Сидорова захватила военный трибунал одного из советских корпусов, освободила 9 красноармейцев, приговоренных к расстрелу и 23 арестанта, сидевших под замком. С весны 1942 года батальон успешно воевал против партизан в районе близ Могилева.

В 1942 году Кононов был произведен в чин подполковника (войскового старшины). В ноябре-декабре 1942 года началось переформирование 600-го казачьего батальона в дивизион. В феврале 1943 года кононовская часть включала в себя штаб, 6 кавэскадронов, 3 эскадрона мотоциклистов и артдивизион. всего около 2300 человек. На базе батальона был сформирован 17-й казачий танковый батальон, вошедший позднее в подчинение 3-й танковой армии под Великими Луками в конце мая 1942 года.

В январе 1943 года казаков посетил генерал-лейтенант Власов. С момента встречи с будущим руководителем Ос161 вободительного Движения Кононов стал его убежденным сторонником. 15 апреля 1943 года в дивизионе вспыхнуло восстание.

Большая часть 3-го и 4-го эскадронов и артдивизиона, перебив часть военнослужащих, ушла в лес к партизанам. В июне 1943 года ушли к партизанам 16 казаков во главе с эмигрантом князем Н.М. Гагариным.

В этой обстановке Кононов получил приказ об отправке своей части в Польшу на полигон в Млау (Млаве), где с апреля 1943 года начала формироваться 1-я Казачья кавдивизия Вермахта.

Здесь он не смирился с кадровой политикой, проводимой командиром дивизии полковником Х. фон Паннвицем в части касающейся назначения командирами дивизионов и выше исключительно немецких офицеров. Паннвиц пошел навстречу строптивому офицеру и назначил его на должность командира 5-го Донского казачьего полка 2-й Кавказской бригады полковника Боссе. В кононовском полку все офицерские должности занимали казачьи, а не немецкие офицеры.

В конце сентября 1943 года части дивизии начали перебрасывать в Югославию для борьбы с партизанами. Здесь полк Кононова был отмечен боевыми отличиями за борьбу с местными повстанцами и занимал первое место по грабежам в партизанских деревнях. Сказывался российский опыт.

В 1944 году Конононов получил чин полковника, был отмечен Железными Крестами 1-го и 2-го классов, Рыцарским крестом Хорватской державы, многочисленными «восточными» медалями.

В ходе боевых действий в Югославии кононовцы отличились в Босанском походе 2-й Кавказской бригады Боссе зимой 1943.1944 гг., в районе Загреба в августе 1944 года, где уничтожили ряд баз титовцев, в кровопролитном штурме Баньи-Луки в сентябре 1944 года. Отличился полк Кононова и в боях на фронте с наступающими частями Красной Армии.

О состоянии 5-го Донского полка говорилось в приказе по полку № 179 от 11 декабря 1944 года:

«1. Полк совершил в течение нескольких дней очень большой марш. Из моих личных наблюдений я установил, что многие офицеры, вахмистры и унтер-офицеры уделяли большое внимание порядку, дисциплине и боевой готовности своих подразделений. Особенно я отмечаю 2-й дивизион, который свыше 300 километров прошел пешком, и, несмотря на усталость людей, я видел порядок и дисциплину. Вчера особенно отличился 8-й эскадрон, который энергично сбил противника, захватив тяжелый пулемет. Командиру эскадрона, командирам взводов, вахмистрам, унтер-офицерам и казакам эскадрона объявляю благодарность.

2. Все же, несмотря на порядок и дисциплину на марше, я видел отдельных разгильдяев, пьяные, между собой подрались, набили друг другу физиономии, едут с синяками и подбитыми глазами. Иногда даже отдельные казаки в пьяном виде отставали от строя. Категорически запрещаю на марше или при выполнении боевых задач употребление спиртных напитков.

Я отдельных лиц наказал, и впредь буду наказывать. Запомнить всем, что разгильдяям, пьяницам и дебоширам в нашем славном дорогом полку места и пощады никогда не будет.

3. В пути, я видел, у отдельных повозок ломались колеса, рвалась сбруя. Все это является результатом невнимательной подготовки обоза и сбруи к движению.

4. Во время движения, когда шел дождь или снег, отдельные казаки и даже унтер-офицеры садились на повозки, закрывшись плащ-палатками и не видя, что делается в подразделении. Отдельные ездовые утеряли кнуты, отдельные казаки выглядят подчас очень безобразно: с поднятыми воротниками, руки в карманах, в папахе или пилотке, надетой как попало. Без команды курят, разговаривают. Некоторые спешат вперед себя устроить, а потом уж лошадей. Отдельных лошадей не убирали и не кормили как следует. Другие не следовали со строем или обозом, а выскакивали на тротуар.

Приказываю: вышеуказанное внимательно проработать вплоть до унтер-офицера и необходимые пункты довести до сведения казаков.

5. Полк прибыл в район, где находится очень много различных банд, а также недалек и фронт. Население к нам доброжелательно. Поэтому быть исключительно внимательными и дисциплинированными по отношению к нему, а также и к усташам, домобранам и местным хорватским властям, чтобы не было никаких недоразумений. Буквально избегать ненужных трений и споров. Быть исключительно внимательным, принять бои в любое время дня и ночи, учитывая подчас наличие сильного противника, как наземного, так и с воздуха.

Все замаскировать, установить четкую линию обороны и укрепить ее. В бою каждый из нас, в обороне, на марше или в наступлении, должен быть стойким, энергичным, смелым, всегда держаться друг друга, выручать один другого. Вы, мои родные сыны, должны быть действительным факелом возрожденного казачества, помня всегда, что Русское освободительное движение под руководством генерал-лейтенанта Власова сильно потрясло советскую власть. И скоро настанет такой момент, когда наша освободительная армия непосредственно столкнется с большевизмом и нанесет ему смертельный удар. В этих боях казачество должно принять авангардную роль. Настоящий пункт не позднее 10 часов утра 12.12.44 довести до сведения всего личного состава… пп. командир 5 ДККП полковник Кононов»

В конце 1944. начале 1945 года 1-я Казачья дивизия была развернута в XV Кавалерийский Казачий корпус. При этом на базе 5-го Донского казачьего полка Кононова началось формирование Отдельной казачьей пластунской бригады, носившей имя своего командира. К апрелю 1945 года ее планировалось развернуть в 3-ю Казачью дивизию. К маю 1945 года в нее входили 7-й и 8-й пластунские, 9-й кавалерийский полки и батальон разведки. всего до 7 тысяч казаков.

Всю весну 1945 года кононовцы бились вдоль реки Дравы с титовцами и болгарскими частями, сам же Кононов в это время принял деятельное участие в создании казачьих частей Вооруженных Сил КОНР. При этом ему удалось склонить на свою сторону командира корпуса генерала Паннвица. 25 марта 1945 года в г. Вировитице состоялся съезд казаков-фронтовиков, на котором была вынесена резолюция о необходимости ликвидации ГУКВ и присоединении корпуса к армии Власова. 1 апреля 1945 года Кононов был произведен в генерал-майоры ВС КОНР. В этом же месяце Кононов стал связным офицером между Власовым и генералом фон Паннвицем. На посту командира бригады его заменил старый соратник и бывший командир РККА полковник И.Г. Борисов.

В середине апреля 1945 года Кононов выехал с дипломатической миссией к походному атаману Казачьего стана генерал-майору Т.И. Доманову. Переговоры прошли успешно, и Казачий Стан формально вошел в состав ВС КОНР. В последних числах апреля Кононов по приказу своего командира «батьки» Паннвица встретился с Власовым, войска которого уже готовились к вступлению в Прагу. В это время казачьи части с боями прорывались из Хорватии и Словении в Австрию, чтобы капитулировать перед англичанами.

Кононовцы не избежали участи всех казаков и были выданы из лагерей близ города Клагенфурта в СССР. При выдаче покончил с собой командир бригады. Кононов же сумел перебраться из Чехии в Австрию и скрывался в американской оккупационной зоне. Заочно он был приговорен к расстрелу и стал единственным человеком из высшего комсостава ВС КОНР, кто сумел избежать насильственной выдачи.

В эмиграции Кононов пытался создать собственный антисоветский союз, его травила старая эмиграция и разыскивали советские спецслужбы. 15 сентября 1967 года бывший казачий командир погиб в автокатастрофе в Австралии.

На территории тылового района группы армий «Центр» (под Вязьмой и Дорогобужем) в ноябре 1942 года был сформирован 360-й Казачий полк (по немецким реестрам ЦБФ 750). Его командиром стал бывший офицер русской лейб-гвардии и эстонской армии балтийский немец майор Эверт Вольдемар фон Рентельн. В состав полка вошли 4 пластунских батальона (622-й обер-лейтенанта Древеса, 623-й майора Бреннера, 624-й капитана Микиша, 625-й майора Миквица) и одна (638-я) отдельная рота. Полку были также приданы две батареи 76,2 мм пушек. Всего в полку насчитывалось 2.3 тысячи человек.

В декабре 1942. начале 1943 года полк принимал участие в антипартизанских операциях в районе Дорогобужа, в феврале-июне 1943 года. в районе Витебск. Полоцк. Лепель.

С 14 по 27 мая 1943 года полк в составе 8-й танковой дивизии принимал участие в антипартизанской экспедиции в лесу северо-восточнее Витебска, в июне 1943 года был придан 201-й охранной дивизии и в боях под Лепелем понес тяжелые потери.

Летом 1943 года полк был направлен во Францию в подчинение 1-й немецкой армии, где до августа 1944 года его личный состав был задействован на охране побережья в районе Корд-Руайон, в том числе в составе батарей зенитных 88-мм орудий. В августе 1944 года полк отступал вместе с немецкими частями из Франции и прошел несколько сот километров по территории, контролируемой партизанами.

Под г. Дордонью Рентельн получил ультиматум от партизан с предложением немедленной капитуляции. Предложение было отвергнуто всеми офицерами полка, и он пошел на прорыв. У м. Перегю казаки после трехдневных непрерывных боев прорвали кольцо, отбили у противника орудия и, прикрываясь их огнем, в порядке отступили. Пройдя по недружественной территории, полк прорвался к «Западному Валу» и здесь, в долине Рейна, стоял насмерть против американской мотопехоты. В марте 1945 года полк был включен в состав XV-го Казачьего корпуса.

Помимо вышеупомянутых крупных казачьих формирований на центральном участке Восточного фронта оперировал ряд более мелких казачьих частей.

На южном участке Восточного фронта летом 1942 года при штабе 17-й армии был организован казачий конный полк «Платов». В приказе начальника штаба армии генерал-майора Мюллера от 5 мая 1942 года каждому корпусному штабу предписывалось сформировать одну, а армейскому. две казачьи сотни, которые планировалось объединить в полк. 13 июня последовал приказ, который объявлял о создании полка, имевшего в своей структуре штаб с взводами связи и станковых пулеметов, 5 кавэскадронов, артбатарею, эскадрон тяжелого оружия и запасной эскадрон. Командиром полка был майор доктор Эдгар Томсен, на должности взводных и отчасти эскадронных командиров были назначены казаки из военнопленных. В составе полка насчитывалось около 2 тысяч человек из кубанских, донских, терских и уральских казаков, представителей других национальностей.

На вооружении находились 4 орудия, 1 миномет, 70 пулеметов. В сентябре 1942. январе 1943 года полк нес охрану объектов нефтедобычи, восстанавливаемых немцами в районе г. Майкопа, в конце января 1943 года. действовал против партизан и передовых советских частей в районе Новороссийск. Анапа и на Таманском полуострове.

Весной 1943 года полк оборонял Кубанское предмостное укрепление, отбивая атаки советских десантников северо-восточнее Темрюка, в конце мая был снят с фронта и переведен в тыл. Позднее был включен в состав 1-й Казачьей дивизии.

Казачий кавалерийский полк «Юнгшульц» сформирован летом 1942 года в составе 1-й танковой армии в районе Ачикулака и носил имя своего командира подполковника Иоахима фон Юнгшульца. Первоначально полк представлял собой дивизион, так как состоял из двух эскадронов. немецкого и казачьего. 3-й и 4-й эскадроны были сформированы в сентябре 1942 года в станице Каясула и хуторе Березкин, 5-й эскадрон прибыл из Симферополя. Позднее полку был придан ряд мелких подразделений. На 25 декабря 1942 года полк насчитывал 1530 человек. На вооружении находились 6 минометов, 6 станковых и 56 ручных пулеметов, 42 противотанковых ружья.

С сентября 1942 года полк находился на левом фланге 1-й Танковой армии в районе Ачикулак-Буденновск и вел успешные бои против советской конницы. Здесь казаки прикрывали стык между частями соединения генерала Фельми и 40-го танкового корпуса. 17 октября эскадроны полка принимали участие в наступлении, где понесли большие потери и были вынуждены отступить. 30 октября полк противостоял кавалерийским атакам в направлении Ачикулака. Здесь 30 ноября в районе АгаБатырь. хутор Дыдымкин казаки, взаимодействуя с моточастями корпуса «Ф» разгромили советский кавполк.

В начале января 1943 года полк с боями отходил в северозападном направлении к станице Егорлыкской, где присоединился к частям 4-й танковой армии. Впоследствии полк «Юнгшульц» был передан в подчинение 454-й охранной дивизии и переброшен в тыл армейской группировки «Дон». В февралемарте 1943 года полк действовал против партизан в районе Киева. Позднее был включен в состав 1-й Казачьей дивизии. 57-й полк (конная группа) был образован в июле 1942 года.

Базой для этого формирования послужили 213-й конный дивизион и два батальона, сформированные из военнопленных. Командиром полка был немец подполковник Цвист, по фамилии которого иногда именовался весь полк. В составе полка находились 3 конных эскадрона, 2 пластунских бата167 льона. Общая численность формирования. 900 человек. На вооружении находились 6 пушек-сорокапяток, 18 минометов, 30 пулеметов.

В феврале 1943 года полк оперировал в районе г. Новгород-Северского, летом. на западе Орловской области. В августе-сентябре 1944 года один из его пластунских батальонов участвовал в подавлении Варшавского восстания.

Более мелкие казачьи и иные кавалерийские подразделения формировались при штабах немецких танковых частей и соединений для несения разведывательной службы. Одним из них был эскадрон под командованием есаула Загородного. Эскадрон этот возник в немецкой армии случайно. В июне 1942 года 40-й танковый корпус генерала Гейера фон Швеппенбурга захватил столь значительное число пленных, что у немцев не хватило солдат для конвоирования этой массы в тыл. Из числа этих пленных были отобраны антисоветски настроенные казаки, их обеспечили винтовками и лошадьми и поручили исполнять роль конвоя. Эти люди и послужили базой для создания эскадрона. Возглавил их кадровый военнослужащий РККА, казак Михаил Загородний (или Загородный). После возвращения из тыла добровольцы были приняты на службу в штаб корпуса, где из них был сформирован 82-й казачий эскадрон численностью в 340 человек. преимущественно кубанцев.

В 1942 году эскадрон Загородного воевал рядом с полком фон Юнгшульца в Ногайских степях. Казаки использовались при разведке расположения советских частей. Самим есаулом была разработана методика взаимодействия казаков с немецкими моторизованными подразделениями. В октябре-ноябре того же года эскадроны Загородного вели упорные бои за колонию Вестдорф. Один только 2-й эскадрон захватил в плен 2 офицеров, 31 сержанта и солдата, еще 8 человек перебежали к казакам.

Во время немецкого отступления с Кавказа казаки Загородного прикрывали отход 40-го танкового корпуса. Во время переправы через Дон эскадрон сумел пробиться с потерями из окружения к основным силам немецкой армии Осенью 1943 года эскадрон участвовал в боях у Никополя, где захватил много пленных и оружия, что позволило создать пулеметную роту. Далее эскадронцы через Кировоград, Буг и Днестр были передислоцированы в Молдавию, где воевали против партизан.

Летом 1944 года эскадрон Загородного был переброшен во Францию и погиб под гусеницами американских танков в окружении у города Сент-Ло. 1-й 2-й/444 конные дивизионы были сформированы в 1942 году. 1-й дивизион был сформирован при 444-й охранной дивизии в мае в районе Запорожья, 2-й. в октябре, в районе Ставрополя. В каждом из них насчитывалось по 4 эскадрона, общая численность подразделения. до 1500 человек.

В мае – декабре 1942 года казаки действовали против партизан на побережье Азова и в долине реки Маныч, весной 1944 года. на Миусском фронте. 2-й дивизион в 1944 году действовал во Франции, откуда был выведен в Австрию в распоряжение Казачьего Резерва. 1-й и 2-й/454 конные дивизионы были сформированы на Ставрополье в составе 454-й охранной дивизии осенью 1942 года. Весной 1943 года они действовали под Миусом. Позднее были объединены в 454-й восточный полк и отправлены во Францию. Здесь казаки были разгромлены под г. Понталье и остатки полка были включены в состав 360-го полка. 209-й батальон СС был сформирован в августе 1942 года в районе Армавира из освобожденных заключенных лагеря НКВД и до 1944 года действовал на Восточном фронте. Позднее влился в состав XV-го Казачьего корпуса.

Одним из центров формирования казачьих частей были лагеря в Виннице, Славуте и Шепетовке (Казачья запасная бригада). Почти все казачьи формирования созданные на Украине по сути своей являлись охранными частями, т. к. прослойка уроженцев Дона, Кубани, Терека и иных казачьих областей среди их военнослужащих была незначительной.

Боеспособность этих частей была крайне низкой, так как для формирования прибывал личный состав из лагерей военнопленных, пронизанный советским подпольем. Слабое вооружение отрядов (в основном легкое стрелковое оружие) и ограниченный запас боеприпасов не могли послужить хорошим подспорьем в антипартизанской войне.

В Виннице 6 июня 1942 года был сформирован 1-й Атаманский полк под командованием подполковника фон Воль169 фа. В составе полка было три дивизиона. более 3 тысяч человек. Летом 1942 года полк нес охрану объектов в Днепропетровске, Кременчуге и Хороле, в августе 1942. феврале 1943 года. в районе Полтавы, в марте-апреле 1943 года. в районе Белой Церкви. 2-й Лейб-казачий полк формировался летом 1942 года в Славуте. В феврале 1943 года действовал в районе г. Сарны (Украина), в феврале 1944 года. в Дубно. 2-й Донской полк (8 сотен) был сформирован в Шепетовке и позднее переименован в 570-й казачий батальон. 3-й Донской полк был сформирован также летом 1942 года в Славуте и позднее действовал в районе Сарны. 4-й Кубанский полк был создан в августе 1942 года в Шепетовке. Командир. бывший лейтенант РККА, уроженец Ростова-на-Дону есаул Назыков. В феврале 1943 года. в районе Сарны, в октябре 1943 года был придан 53-й немецкой стрелковой дивизии и нес охрану железной дороги Житковичи-Калинковичи (Белоруссия). Штаб полка располагался в Калинковичах. В ноябре 1943 года был переименован в 571-й казачий батальон. 5-й Кубанский полк был сформирован в августе 1942 года в Шепетовке. Командир. бывший майор РККА Никитин. В сентябре 1942 года был в Николаеве, в октябре 1943 года. на линии Житковичи. Калинковичи и нес караульную службу в Мозыре. 6-й Сводно-казачий полк (по информации из немецких источников именовался 6-й Донской казачий полк) был сформирован в августе 1942 года в Шепетовке. В своем составе имел 8 сотен (2 батальона). не менее 800 человек. В октябре 1942 года действовал под Дорогобужем. Батальоны были переименованы в 622-й и 623-й. 7-й Сводно-казачий полк был сформирован в августе 1942 года в Шепетовке. Имел в своем составе 10 сотен. не менее 1000 человек. В октябре 1942 года действовал под Дорогобужем. Позднее был переименован в 624-й батальон. 8-й Сводно-казачий полк также был сформирован в Шепетовке в августе 1942 года. Командир. есаул Андреев, бывший капитан РККА. Состав. 5 рот (2 стрелковых, пулеметная, самокатная, штабная), 1100 человек. На вооружении находились 1 орудие, 7 минометов, 8 станковых и 15 ручных пулеметов. В сентябре 1942. октябре 1943 года действовал в районе Витебска. Позднее был переименован в 625-й батальон. 9-й Донской им. генерала Бакланова полк был сформирован в сентябре-ноябре 1942 года в Шепетовке. Общая численность полка. 1000 человек, вооружение аналогично 8-му полку.

Переименован в 572-й батальон. В августе-сентябре 1944 года участвовал в подавлении Варшавского восстания. 10-й Донской полк был сформирован в декабре 1942 года в Шепетовке. Командир. бывший воентехник РККА есаул Григорий Нехаев. Состоял из 2 дивизионов (8 сотен). В январе-октябре оперировал в районе Лунинец. Ганцевичи, охранял железнодорожную линию от моста через р. Случь до р. Буг. Штаб полка располагался в Лунинце. Переименован в ноябре 1943 года в 573-й казачий батальон. 11-й Кубанский полк (8 сотен) был сформирован в декабре 1942 года в Шепетовке. В августе 1943 года оперировал в районе Брест. Ковель. В ноябре 1943 года переименован в 574-й казачий батальон. 12-й Сводно-казачий полк сформирован зимой 1942 года в Шепетовке. Состав. 2 дивизиона (8 сотен), не менее 800 человек. В декабре 1942. январе 1943 года оперировал в районе Лунинец-Лахва, в феврале 1943 года. в районе г. Сарны. 14-й Сводно-казачий полк начал формироваться в июне 1942 года в Николаеве как «Особый казачий отряд», прошел обучение в Шепетовке. Командир. есаул Филиппов. Состав. 5 сотен (не менее 500 человек). С сентября 1942 года охранял железную дорогу Коростень. Мозырь в составе словацкой охранной дивизии. С ноября 1943 года переименован в 575-й казачий батальон, действовал против партизан в районе Звягиль. Ровно, с января 1944 года. на фронте. Был разбит под Цуманью, остатки включены в состав 4-й немецкой кавбригады.

По состоянию на 22 ноября 1943 года 570-й. 575-й казачьи батальоны действовали под контролем командующего силами Вермахта на Украине.

Особая казачья полусотня была сформирована в Славуте.

Сюда набирались казаки, участники Гражданской войны, а также репрессированные Советской властью и имевшие по приговору не менее 10 лет.

69– й эскадрон был сформирован весной 1943 года в Шепетовке. Командир. немец майор Виттман. Эскадрон действовал против партизан в районе Ровно, позднее участвовал в подавлении Варшавского восстания. Вошел в состав 6-го Терского полка 1-й Казачьей дивизии.

В Славутинском лагере к 28 июня 1942 года насчитывалось почти 6 тысяч человек казаков. В оперативном порядке был создан штаб формирования. казачьего корпуса. Казачьи части формировались по принципу принадлежности к казачьим областям. донские, кубанские, терские и сводные.

Нехватка офицерского состава восполнялась набором из офицерских лагерей бывших офицеров РККА, неказачьего происхождения. Штаб формирования находился в подчинении штаба командующего лагерями военнопленных.

О том, в каких условиях формировались казачьи части на Украине, рассказал партизанам командир «Особого казачьего отряда Мозырской группы» бывший командир советского 5-го гвардейского минометного полка Пешков. По его словам он завербовался в казачьи части в Владимир-Волынском лагере военнопленных, чтобы при первой возможности перейти с оружием в руках к своим:

«Шепетовский лагерь представлял из себя следующее: военный городок, на территории которого находились казармы, склады и конюшни, был обтянут колючей проволокой в два ряда, между рядами. проволока внаброс. По углам лагеря 8 пулеметных вышек, а между ними патрулирование немецких солдат и солдат. Добровольческой Украинской армии… Количество военнопленных в Шепетовском лагере достигало 4 тысяч человек».

Находясь у партизан, Пешков отметил, что в большинстве своем казаки не верят в победу немецкого оружия и «саркастически смеются над своей глупой ролью», отмечая, что при благоприятных условиях большинство уйдет с оружием в лес.

Допрашиваемый объяснил партизанам, что «наиболее надежной опорой немцев являются бывшие белые офицеры, крепко связавшие судьбу с немцами, а также казаки старших возрастов, в прошлом репрессированные советской властью».

Согласно показаниям перебежчика, казаки подчинялись командиру словацкой дивизии и охраняли железнодорожные магистрали Мозырь. Коростень и Житковичи. Василевичи, а также 11 железнодорожных, 4 шоссейных моста и 7 станций. Казаки были обмундированы кто во что. Отряд Пешкова состоял из 5 сотен, каждая из которых состояла из 3 взводов по 3 отделения в каждом. Личный состав был подобран в основном из антисоветски настроенных лиц, в возрасте 35.40 лет.

Основной проблемой отряда был голод и изыскание продовольствия. в первое время от истощения умерло 20 человек. 10 октября 1942 года отряд получил вооружение. трехлинейки и по 30 патронов на человека.

В октябре 1942 года казаки были переброшены на охрану станций по линии Брест-Гомель, несколько сотен осталось в подчинении командиров словацких подразделений. В этот период словаки сами несли охрану линии, не привлекая к службе истощенных и почти раздетых казаков. Пока казаки несли охрану дороги вместе со словаками, у них не было ни одного столкновения с партизанами, так как словаки установили с ними связь. Впоследствии словаков сняли с охраны дороги и полусотню казаков пешковского отряда привлекли к уничтожению населения в деревне Селютичи.

Здесь, каратели сожгли живыми всех жителей деревни.

После экзекуции обстановка в отряде изменилась. В ночь с 5 на 6 декабря ушли к партизанам 5 командиров сотен. Четырех офицеров немцы арестовали, но Пешков добился их перевода в Мозырь и 28 декабря 1942 года вместе с ними ушел к партизанам.

В сентябре 1943 года на сторону партизан перешел начальник штаба 10-го Донского полка Н.П. Долгов. Перебежчик прихватил в лес всю штабную документацию, которая сразу же была передана в Москву. На допросе Долгов рассказал о настроениях людей при формировании в Шепетовском лагере:

«С первых дней я увидел, что большинство командного состава прибыло сюда с целью ухода в партизанские отряды. Как средний, так и младший комсостав резко делился на три группы… Первая и самая большая группа. это люди с твердым намерением разложить эти формирования и при возможности бежать с оружием и верными патриотами в партизанские отряды. Они между собой были объединены в группы, и их старались направить в одно и то же подразделение.

Вторая группа. это люди загадочные, часть из них молчаливая, трудно узнаваемая, другая часть временами бурно и открыто выступает против немцев, зачастую слишком шумно, а поэтому от них держались подальше.

Третья группа. выходцы из Украины и других республик, была предательская нашему народу. Их боялись, старались разыграть перед ними комедию преданности и т. д. Труднее было определить рядовой состав, весь он поступал из лагерей военнопленных измученный и голодный…».

Долгов поделился с партизанами информацией о тех надежных людях, на которых можно было бы положиться. Так, в Лунинце ими были майор Хрипунов, ряд офицеров и 70 процентов рядового состава, ранее служившего в войсках НКВД.

Уходили к партизанам и из самих лагерей. Так, в январе 1943 года из Славуты ушел в лес взвод казаков и 45 военнопленных. Из Шепетовского лагеря ушли 35 казаков.

Почти в полном составе ушел от немцев в лес курс казачьей школы во главе с капитаном Д.Т. Фурсовым. На сторону партизан перешли 69 человек, прихватив с собой начальника школы и командира эскадрона. Впоследствии Фурсов был командиром отделения, затем диверсионной группы, активно участвовал в боях. Продолжив службу в Красной Армии, был награжден орденами и медалями, но после окончания войны был арестован и осужден на 8 лет (плюс 3 года поражения в правах и конфискация имущества) и лишен звания «гвардии капитан».

Летом 1942 года в лагере военнопленных в г. Лубны (Украина) был сформирован 121-й казачий батальон из уроженцев Кубани и Дона общей численностью в 300 человек. Тогда же в лубенском лагере усилиями П.П. Леонтьева и М.Ф. Расторгуева были созданы две подпольные группы, которые влились в состав батальона. В местечке Янов казаки подняли восстание.

Перебив немцев и забрав все оружие, батальон с боями прорвался в лес и влился в партизанское соединение под командованием Ю.О. Збанацкого, став отрядом имени Буденного.

Штабом формирования казачьих частей в октябре 1942 года было создано 1-е Казачье им. атамана графа Платова юнкерское училище и школа подготовки младшего комсостава. Ее начальником был немецкий офицер, командирами взводов. немецкие унтер-офицеры. Набор курсантов велся из числа казаков, имевших боевой опыт. Срок обучения составлял 20 дней. Численность слушателей доходила до 160 человек. Начальником школы был немецкий лейтенант, преподавателями и командирами взводов. немецкие унтер-офицеры.

С весны 1943 года вся система подготовки и формирования казачьих частей на Украине перешла в ведение командующего восточными частями на территории Украины.

Центром формирования казачьих частей также стали казачьи учебные лагеря Военстрой-Селещина, располагавшиеся в тылах армейской группировки «Б». В лагерях была создана казачья запасная рота и 3 учебных батальона. Кроме них главнокомандующему армейской группировки подчинялись 213-е казачье кавалерийское подразделение (при 213-й охранной дивизии), 4 казачьих эскадрона при 57-м охранном полку и 553-я казачья артиллерийская батарея.

Общая численность казачьих частей, сформированных на Украине, составила более 20 тысяч человек. Большая часть из вышеназванных полков в 1944 году влилась в Казачий Стан.

В череде многочисленных переименований и переформирований казачьи подразделения укрупнялись либо дробились на более мелкие. Зачастую по немецким реестрам казачьи формирования числились полками, на самом же деле являлись эскадронами или батальонами. Так, приданные 3-й танковой армии 1-й и 2-й казачьи полки были переименованы в 1942 года в 622-й и 623-й казачьи батальоны (соответственно). Та же участь постигла еще два казачьих полка (после переименования. 624-й и 625-й батальоны).

Некоторые кавалерийские подразделения были «расказачены». Многие подразделения 2-й армии (армейская группировка «Б») сменили свое наименование «казачьи» на «восточные».

В числе этих подразделений многие лишь по названию были казачьими, что было характерно для множества аналогичных формирований, несших службу на Восточном фронте.

В сентябре 1942 года в Миллерово была сформирована казачья сотня в составе итальянского кавалерийского полка «Савойя» 8-й итальянской армии. Командовал сотней майор Кампелло. Вскоре сотня была развернута в дивизион из двух эскадронов. 365 человек. Казаки этого подразделения принимали участие в боях зимой 1942.1943 гг. В марте 1943 года дивизион «Савойя» был выведен в Италию и придан уланскому полку «Наварра». После капитуляции Италии подразделение было включено в состав немецкой армии и до окончания войны вело боевые действия против партизан в Северной Италии.

С 1944 года на Восточном фронте появились волчьи сотни.

Они были впервые созданы еще в годы Гражданской войны генералом Шкуро. Их казаки, облаченные в папахи из шкуры волка, имевшие черные знамена с изображением оскаленной волчьей головы снискали лихую славу своей стойкостью, отвагой и грабежами по обе стороны фронта. 1-я волчья сотня была сформирована в конце декабря 1943 года группой молодых казаков-добровольцев. Ее командиром стал подъесаул Беспалов, ранее воевавший в рядах Особой горной казачьей сотни на Кубанском предмостном укреплении. 2-я волчья сотня была организована есаулом П.К. Емцовым. участником Гражданской войны, дроздовцем, репрессированным советской властью. В начале февраля 1943 года сотня была сформирована и 10 февраля направлена во Францию. 3-я волчья сотня получила свое наименование за доблесть, проявленную ее казаками в боях. Подразделение было организовано из 146 казаков-кубанцев, отступивших вместе с немцами. Ее командиром стал атаман станицы Динской П.Б. Рябовол. Отступив с немцами на Украину, сотня вела борьбу с партизанами близ города Гайсина. С приближением фронта казаки были включены в состав 14-го сводного казачьего полка. Из Гайсина сотня выступила в Ровно и участвовала в непрерывных боях с наступающими советскими частями.

Помимо казачьих полков и эскадронов по реестрам немецкого командования на Восточном фронте имелись также более мелкие казачьи подразделения (сотни, роты, взводы) для ведения разведки и охраны.

Казачьи формирования немецких спецслужб Диверсионно-разведывательные команды и группы Абвера, действовавшие на Восточном фронте, занимались вербовкой, подготовкой и переброской агентуры с заданиями диверсионного, повстанческого, пропагандистского и разведывательного характера. Всего на Восточном фронте действовали 6 диверсионных команд Абвера, в подчинении каждой из которых находилось от 2 до 6 абвергрупп.

Команды и группы немецкой военной разведки создавали специальные истребительные и штурмовые подразделения. казачьи сотни и отряды для проведения захвата и удержания до подхода основных сил немецкой армии стратегически важных объектов в тылу советских войск. Эти же формирования использовались для ведения войсковой разведки переднего края обороны советских войск, захвата «языков», подрыва укреплений.

При отступлении немецких войск личный состав казачьих отрядов использовался для ведения войсковой разведки, уничтожения стратегических объектов. По местам дислокации групп и команд Абвера казаки принимали участие в ведении антипартизанских операций.

Военнослужащие данных подразделений служили резервом для пополнения кадров разведчиков и диверсантов для последующей заброски в ближний и дальний тыл Советов.

По общему признанию немецких военных руководителей, казаки и калмыки, служившие в Вермахте и СС, были признаны наиболее стойкими, хорошо обученными и верными долгу бойцами из числа всех восточных добровольцев. В немалой степени этому способствовало наличие специального статуса у казаков как «союзников Рейха и его победоносной армии».

Ниже дается краткий обзор некоторых подразделений немецких спецслужб, где существовали специальные казачьи формирования.

Разведывательная абвергруппа-103 действовала при 1-й танковой армии и до июля 1942 года подчинялась Абверкоманде-101. Орган вел работу против войск Сталинградского, Северо-Кавказского и 4-го Украинского фронтов. С 1942 года группа принимала активное участие в формировании в городах Мариуполь и Волноваха добровольческих отрядов из донских, кубанских и терских казаков. Данные подразделения предназначались для ведения боевых действий в советском тылу при отступлении немецких войск. Часть личного состава этих отрядов использовалась на хозяйственных работах, охране помещений группы и сборе теплых вещей у населения в пользу немецкой армии. Помимо казачьих подразделений при группе был сформирован специальный калмыцкий отряд зондерфюрера Вербы (доктор Долль).

Добровольцы вербовались в лагерях военнопленных в Горловке, Полтаве, Волновахе, Авдеевке Сталинградской области, Павлограде, Днепропетровске, Прохладном и КабардиноБалкарии. В 1942 году при группе были организованы курсы подготовки разведчиков, под наименованием «Команда Локкерта». 1-я группа курсов (5.10 слушателей) состояла из казаков, получивших боевое крещение в рядах добровольческих отрядов. Срок обучения агентов составлял от 5 до 20 дней, после чего казаки-разведчики перебрасывались в советский тыл.

Разведывательная абверкоманда НБО (сокращение от немецкого «Нахрихтенбеобахтер») была организована в конце 1941 года и до октября 1943 года размещалась в Симферополе. Она подчинялась командующему военно-морскими силами юго-восточного бассейна и специализировалась на военно-морской разведке на Черном, Азовском морях и вела диверсионную работу против Северо-Кавказского и 3-го Украинского фронтов. В период пребывания в Крыму вела борьбу с партизанами.

При органе был сформирован казачий отряд. О данной боевой единице известно лишь, что возглавлял ее Шалибабаев (или Шамбабалиев) Иван Никитович. сотрудник команды, бывший полковник Императорской и Белой армий.

Разведывательно-диверсионная Абвергруппа-201 до сентября 1942 года действовала при 11-й немецкой армии, затем была переподчинена 1-й танковой армии, а с февраля 1943 года. придана армейской группировке «Холлидт». В мае 1944 года группа была подчинена Абверкоманде-206, южной группировке немецких войск «Зюд-Украина».

Группа вела разведывательно-диверсионную и разложенческую работу в советском тылу и на переднем крае, контрразведывательную и антипартизанскую работу, для чего при органе был создан Казачий полк особого назначения, состоявший из 4 сотен. 1-я Андреевская сотня полка сформирована в августе 1942 года в м. Тавель (Крым) и укомплектована донскими и кубанскими казаками из лагеря военнопленных в Симферополе.

Командиром сотни был немец лейтенант Гирш. Личный состав подразделения использовался при разведке ближнего тыла советских войск. Отдельные казаки после непродолжительной подготовки забрасывались в советский тыл для выполнения диверсионно-разведывательных заданий. В октябре 1942 года сотня была переброшена на Ленинградский фронт и в ноябре 1942 года действовала близ деревни Замостье Ленинградской области, затем на территории Витебской области вела борьбу с партизанами. В декабре 1942 года казаки были направлены на юг и до середины января 1943 года размещались в станицах Персияновке и Кривянской Ростовской области. В середине года были отведены в пос. Петровский Сталинской области, в сентябре 1943 года действовали в районе Запорожья и Никополя, в октябре стояли в с. Ольгино Херсонской области, где сотня была расформирована. Часть личного состава была влита в Галдинскую сотню полка, часть казаков осталась при штабе группы. 2-я Зверевская сотня была сформирована в феврале 1943 года в поселке Зверево Ростовской области. Командиром сотни был есаул Земляков Иван Васильевич. Позднее сотню принял есаул Кондратьев Владимир. бывший младший лейтенант Красной Армии. Личный состав подразделения использовался для заброски в советский тыл, главным образом на Дон и Кубань, для ведения разведки и совершения диверсий. Готовил агентуру унтер-офицер Гесс, являвшийся фактическим командиром сотни.

В середине марта 1943 года сотня эвакуировалась в дер. Доля Сталинской области, где пребывала до сентября 1943 года. В том же году через Каховку передислоцировалась в с. Ольгино Херсонской области, затем в с. Свободное Николаевской области. В декабре 1943 года весь личный состав был влит в Галдинскую сотню. 3-я Галдинская сотня была сформирована в январе 1943 года бывшим советским военнослужащим, уроженцем Ростовской области Галдиным. Укомплектование сотни производилось казаками, жителями Ростовской области. При сотне находился представитель штаба абвергруппы обер-лейтенант Ниссен. До марта 1943 года сотня вела разведку переднего края обороны советских войск и дислоцировалась в ст. Бес179 сергеновской, хуторах Богушевском и Татарском Ростовской области, затем в пос. Первомайский Сталинской области и находилась здесь до середины мая 1943 года, после чего выбыла в Херсонскую область.

Личный состав сотни использовался как диверсионно-разведывательная агентура и каратели в операциях против партизан, действовавших в Днепровских плавнях.

В ноябре 1943 года сотня оперировала в районе г. Никополя Херсонской области. В начале 1944 года она объединилась с Андреевской и Зверевской сотнями. Новое формирование вышло из подчинения абвергруппы и направилось в г. Шаумонд (Франция), где на его базе был сформирован эскадрон, позднее влившийся в состав 403-го дивизиона 5-го запасного казачьего полка 1-й Казачьей дивизии.

С февраля по ноябрь 1944 года эскадрон Галдина дислоцировался в г. Грай и участвовал в боях против англо-американских войск.

В январе 1945 года эскадрон переместился в Хорватию, где вел борьбу с партизанами в составе 3-го Кубанского казачьего полка. В мае 1945 года личный состав был интернирован и выдан в СССР. 4-я Гапоевская сотня была сформирована в июне 1943 года из военнопленных разных национальностей в лагере г. Сталино. При отступлении немцев из Донбасса, из личного состава сотни были сформированы несколько мелких агентурных групп, осевших в советском тылу для ведения подрывной работы. Агенты выдавали себя за военнопленных, сбежавших из немецкого лагеря. Командовал сотней Гапоев (или Гапаев Антон или Анатолий Михайлович или Петрович). выпускник Тавельской разведшколы Абвера.

Командиром полка до сентября 1943 года был сотрудник Абвергруппы-201 Тимофей Константинович Хоруженко (или Хорушенко). Позднее он был уволен в распоряжение штаба 6-й немецкой армии.

В своих воспоминаниях А.К. Ленивов сообщает, что в феврале 1943 года казачий боевой отряд Абвергруппы-201 в составе тысячи отлично вооруженных казаков под командованием полковника Т.К. Хоруженко при тяжелом стрелковом оружии и частично моторизованных занимал боевые позиции под Новочеркасском, ожидая атаки советских передовых танковых частей. Вместе с боевым отрядом Абвергруппы-202 (620 человек под командованием капитана Вальтера) они прикрывали отход Казачьего Стана генерала Доманова и отступили в направлении Донбасса. Сотня дислоцировалась до августа 1943 года в г. Сталино, затем в Херсонской области в районе расположения 201-й группы.

В дальнейшем казачий отряд послужил основой для развертывания на его базе отряда специального назначения «Атаман» Казачьего Стана.

До января 1943 года Абвергруппа-204 действовала при 6-й армии, в мае 1943 года была переформирована и придана группе армий «Кемпф», позднее. 8-й армии и вела работу против советского 2-го Украинского фронта. Руководил группой известный немецкий специалист по «восточным делам» ротмистр граф Эрвин фон Тун Гогенштейн.

В конце октября 1943 года в селе Васильевке близ Кировограда был создан казачий взвод (80 человек), который использовался для борьбы с партизанами.

Абвергруппа-218 была создана в сентябре 1944 года в г. Силайн (Чехословакия) и придана штабу командующего немецкими силами в Словакии. Начальником органа был назначен ротмистр граф фон Тун. Кроме иных инонациональных спецподразделений при группе был сформирован 3-й специальный отряд из 45 казаков служивших ранее в казачьих сотнях Абвергруппы-201. Возглавил его обер-фельдфебель Берлизов (или Берлисов, он же Берлис) Анисим Романович.

В середине октября 1944 года абвергруппа и казаки размещались в словацком городке Кремниц, где вели антипартизанские операции в районе Банска-Быстрица. Платица.

Кремница. Брезно. Шемница. В феврале 1945 года казаки вместе с группой перебрались в район г. Тырнова севернее Братиславы, в марте 1945 прибыли в г. Винер-Нойштадт (Австрия), где в течение 10.12 дней вели боевые действия против партизан.

В начале апреля 1945 года, в связи с возросшей активностью партизан в районе г. Силайн группа была переброшена в его окрестности и приняла участие в боях вместе с частью Русской Освободительной Армии.

20 апреля 1945 года группа отступила к австрийской границе, где часть ее личного состава была захвачена советскими войсками.

Контрразведывательная Абвергруппа-323 была придана 4-й танковой армии, находилась в подчинении Абверкоманды-301.

Для оперативных целей при группе был создан казачий отряд (20 человек) под командой унтер-офицера, бывшего лейтенанта РККА Остапенко Василия Ивановича.

В марте 1942 года Главным Управлением Имперской Безопасности Рейха был создан разведывательно-диверсионный орган «Унтернемен Цеппелин», основной задачей которого стала работа по дестабилизации советского тыла. Основная ставка делалась на заброску в тыл к Советам агентуры с разведывательными, диверсионными заданиями, для организации повстанческого движения. Большое внимание уделялось работе по национальному расслоению и организации сепаратистских тенденций.

В составе руководящего штаба «Цеппелина» был создан отдел Ц2, отвечавший за подбор и обучение русской агентуры, в свою очередь в его структуре существовало «казачье» отделение Ц2Б. Основную работу по подготовке русской агентуры вели особые лагеря «Цеппелина».

В приемно-распределительном лагере в м. Зандберг постоянно пребывало около 1 тысячи «активистов» «Цеппелина», сведенных по национальностям в роты. Третья рота лагеря состояла из донских казаков.

В местечке Брюккенорд в монастыре в 6 км от г. Зандберга располагался казачий филиал лагеря. В сентябре 1944 года он переехал в город Фронтенрид в Южной Баварии, затем в замок Гладцен близ г. Мариенбада. Часть подготовленной лагерем агентуры была влита в состав казачьих формирований, другие были заброшены в советский тыл. Филиалом было подготовлено от 40 до 100 агентов.

Весной 1945 года большинство специальных подразделений Абвера и «Цеппелина» было влито в армейские казачьи формирования Вермахта и XV Кавалерийский Казачий Корпус.


Назад| Оглавление| Вперёд