О жизни древнеславянского рода когда-то пытались судить на основании порядков, бытовавших в крестьянских большесемейных общинах старой России. В этих семьях бывали нередки забитые, бессловесные невестки, которых всячески обижали деспотичные, властные свёкры (им не смели перечить даже взрослые, женатые сыновья!) и "лютые", по выражению народной песни, свекрови. Несчастные невестки с годами превращались в таких же "лютых" старух: "Я всех слушалась, а вот пусть-ка теперь передо мной другие попляшут!"

На пашне
1. На пашне. С миниатюры Жития святого Сергия Радонежского. XVI век.
2. Пахарь. С фрески монастыря Воронец. XVI век.
3. Жнец. С фрески того же монастыря. XVI век.
4. Борона-суковатка

      Однако потом учёные поняли, что род, как и всё на свете, со временем изменяется. В предыдущей главе уже было сказано, что с повышением производительности труда большие семьи постепенно распадаются на малые – для каждодневного выживания становится не нужен большой коллектив. Но когда условия жизни почему-либо меняются в худшую сторону (допустим, происходит переселение на новое место или верховная власть резко увеличивает поборы), малые семьи родственников зачастую вновь сплачиваются в большую. Происходили такие события и в России. Вот и оказывается, что при некотором внешнем сходстве крестьянская большая семья ХIХ века совсем не является прямой наследницей древнеславянского рода: это относительно новое образование. Остаётся только благодарить учёных-этнографов за то, что они исследовали народы, славянские и неславянские, у которых по разным причинам сохранились исконные родственные отношения, позволяющие нам судить о жизни наших далёких предков.
      Как указывают историки, в глубокой древности человек воспринимался другими людьми не столько как отдельная личность, сколько как член определённого рода. Все слышали поговорку: "По одёжке встречают..." – но мало кто, кроме учёных, помнит теперь, что она явилась к нам из тех далёких времён, когда узор, покрой и расцветка одежды однозначно говорили, из какой местности тот или иной человек, из какого он племени, из какого рода. Зачастую этого хватало, чтобы немедленно решить, как следовало вести себя с незнакомцем. Ведь у каждого рода имелась вполне определённая репутация: одни славились честностью и благородством, другие были известны задиристым нравом. И лишь потом, близко познакомившись с человеком, оценив его личные качества, его "провожали по уму"...
      Ни о какой власти мужа над женой, а значит, и о жестоком, деспотическом отношении к ней в древнем роду не могло быть и речи. Власть и деспотизм начинаются тогда, когда имеет место имущественное неравенство – иначе с какой бы стати женщина безропотно сносила обиды? Между тем члены рода, как уже говорилось, владели всем сообща. А кроме того, в ту пору ещё жива была память о матриархате – периоде в истории человечества, когда главное значение в повседневной жизни имели психические качества, присущие именно женщинам: уравновешенность, рассудительность, стремление умножать и хранить, а не разрушать. Конечно, не следует думать, будто при матриархате женщины охотились и валили лес, а мужчины сидели дома с детьми. Вероятнее всего, разделение труда было таким же, что и в позднейшие эпохи, ведь разница в физических возможностях была та же, что и теперь. Просто первобытный мужчина, которого мы привыкли считать "диким и грубым", гораздо лучше своего теперешнего собрата понимал, чем в действительности является Женщина для человечества. Мужчина считал себя хранителем и защитником Женщины – золотого фонда человечества, а вовсе не её "повелителем и господином". "Смена власти" произошла гораздо позже – когда человечество выучилось воевать. Надо думать, к тому времени, когда оно наконец поумнеет и будет окончена последняя война, в правительствах станет куда больше женщин...
      Иногда приходится слышать, будто матриархат – это вообще выдумка. Не могло, дескать, такого быть никогда. Однако послушаем специалистов: по их мнению, явным пережитком матриархата служит, в частности, "гиноцентрическая" система терминов родства. Говоря простым языком, это значит, что точкой отсчёта родственных отношений является женщина.
      Или вот иной пример. В историческую эпоху главой семейной общины оказывается чаще всего уже мужчина. У русских он называется "большак", "набольшой", "старшой" и так далее. У южных славян это "домачин", "домакин", "господарь", "главатарь" и тому подобные, что в переводе, кажется, не нуждается. Термины, существующие в других языках, тоже в основном имеют значение "глава дома", "старший". Так вот, непременной спутницей большака была большуха ("старшая") – главная женщина в доме. Она заправляла хозяйством внутри дома и вообще всем, чем ведали женщины. И в этой сфере большак без её согласия не мог ничем распоряжаться! Почёт и уважение, оказываемые большухе, также являются, по мнению учёных, прямым наследием матриархата.
      После смерти мужа энергичная и деловая большуха нередко становилась главой рода – даже при наличии взрослых сыновей, имеющих свои семьи. Порою передача власти происходила и при жизни большака. Случалось и так, что семью возглавляла незамужняя девушка – были бы смётка да ум. Такие случаи отмечены этнографами, и где! На Кавказе, который в нашем обыденном понимании – сущий "заповедник" воинственных и властных мужчин!
      Учёные пишут: наблюдения за внутренней жизнью большой семьи часто развеивают миф о приниженном положении женщины в той или иной стране, где силён традиционный уклад.
      Во многих индоевропейских языках род обозначается словами, происходящими от древнего корня "ген" – "рождать". В словарях русского языка можно найти немало заимствований, например: "ГЕН" – материальный носитель наследственности; "ГЕНеалогия" – раздел исторической науки, изучающий происхождение и связи отдельных родов; "ГЕНератор" – устройство, производящее, "порождающее" некоторый продукт или энергию; "ГЕНетика" – наука о законах наследственности и изменчивости видов, "ГЕНиталии" – органы размножения. А также "ГЕНоцид" – истребление людей по классовым, расовым, национальным или иным мотивам...
      Сам русский язык для обозначения рода также взял древнейшее индоевропейское слово, имевшее значение "расти, умножаться, процветать".

Изделия городских гончаров Древней Руси
Изделия городских гончаров Древней Руси:
1, 2 – корчаги, 3 – горшок с одной ручкой, 4, 7 – корчажцы, 5 – кувшин, 6 – жбан

      Большак и большуха древности (в отличие от позднейших времён) не были самовластными правителями семьи. По наблюдениям учёных, они осуществляли лишь исполнительную власть. При этом, распоряжаясь трудом домочадцев, глава семьи не лежал весь день на лавке: он сам был первым работником и в любом деле показывал пример. Важнейшие же вопросы, касавшиеся хозяйственной деятельности и личной жизни членов рода (скажем, вопросы брака) обсуждали и решали на семейном совете; этот-то совет и был высшей властью в семье. На совете мужчины и женщины имели равное право голоса, и весомость каждого голоса определялась лишь мерой личного авторитета.
      В таком роду невозможно вообразить себе ни всеми забытых, брошенных стариков, ни покинутых детей – стыд и позор современного "развитого" общества. Все дети, мальчики и девочки, находились сперва под присмотром женщин (в некоторых больших семьях Грузии в общем доме насчитывалось до двадцати пяти люлек), а по достижении определённого возраста мальчики поступали под опёку главы семьи, девочки же – в ведение большухи.
      Надо ещё учесть, что, согласно законам мифологического мышления, родственниками не рождались. Каждый новорожденный непременно проходил обряды принятия в семью. Но зато, однажды пройдя их, он становился членом накрепко спаянного коллектива, из которого его могли вырвать лишь какие-то чрезвычайные обстоятельства. Смерти, кстати, это было не под силу: умершие предки, как считалось, незримо продолжали жить рядом с живыми, помогая им и храня от беды...
      Слово "изгой", которым обозначали славяне ушедшего от родни человека, происходит не от слова "изгонять", как это на первый взгляд кажется, а от древнерусского "гоить" – "жить, пользоваться уходом". Былинное приветствие: "Ах ты гой еси..." – является, таким образом, не простым набором звуков, а вполне осмысленным пожеланием: "Будь здоров!". "Изгой" же – буквально "лишённый жизни", вычеркнутый из жизни. Таких "вычеркнутых" называли ещё "извергами", оттого что род "извергал" их из себя. Легко предположить, что от отчаяния и безысходности такие люди нередко обращались к разбою: наверное, не случайно в современном русском языке "изверг" – это жестокий, безнравственный человек. Живёт, однако, и выражение "изверг рода человеческого" – некто, своими делами лишивший себя звания человека...

автор статьи М. Семенова



   назад       далее